В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без купюр, без пафоса, без гона.


без купюр, без пафоса, без гона.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Miranda Cross & Wanda Hafermann
в парке в центре Сакраменто
15 февраля 2014
в бесснежную калифронийскую зиму
говорят о вечном - бесконечном

0

2

Ненавижу опаздывать. И да, делаю это довольно часто. Взрослая, ответственная, трудолюбивая женщина, а рассчитать свое время правильно почти никогда не получается. Если я опаздывала раньше стабильно минут на пять-восемь, то сейчас, родив дочку, это просто какая-то катастрофа. Знаю, что еще не привыкла совмещать работу и маленького ребенка. Позже обязательно сумею приноровиться, но сейчас дико злюсь на саму себя. Ну правда, что мне стоит встать чуть раньше или чуть быстрее принять душ?.. Вот и я не знаю.
Друзья к моей особенности – думаю, этот косяк можно так благородно назвать – уже давно привыкли и лишь подшучивали при каждом удобном случае. В принципе, в небольших опозданиях нет ничего страшного, я же не час заставляю человека ждать, а всего-то несколько минут. Только вот в работе нужна пунктуальность. Я журналист-фрилансер, и мне никто не будет отрывать голову за подобные мелочи, но опаздывать на интервью в любом случае – дурной тон и неуважение к собеседнику. Во всяком случае, именно так это могут расценить. Думаю, понятно, что в отношении работы я как могла боролась со своей непунктуальностью, и довольно успешно получилось, только не в этот раз.
Мое маленькое чудо, мой обычно спокойный и милый четырехмесячный ребенок решил покапризничать именно сегодня. Как назло, бывший муж, который, как всегда, пообещал меня выручить и провести время с дочкой, застрял в пробке на пути к нашему дому.
- Крис, пожалуйста, попробуй как-нибудь объехать, - взмолилась я в трубку, прекрасно осознавая глупость и бесполезность своей просьбы. Опять же по закону подлости мужчина был на машине, а не на мотоцикле. Наверное, это первый раз, когда спустя год после аварии, я пожалела, что Кросс едет не на нем. Во всех остальных случаях мне и близко не хотелось подпускать его к «железному коню». Впрочем, не об этом сейчас.
Не так уж сильно я опаздывала, но почему-то все равно поддалась секундной панике и подумала о том, не взять ли дочку с собой. Жутко непрофессионально, но в таких ситуациях мой мозг выдает тысячу вариантов и большинство из них – тот еще абсурд. Как раз в этот момент перезвонил Крис, сказав, что сумел вырулить из пробки и скоро подъедет. Золотой мужчина у меня был все-таки. Ну и есть, отчасти.
Наверное, я бы так не переживала, будь интервью с каким-нибудь другим человеком, а не с девушкой, у которой репутация огненной взбалмошной гитаристки. У меня получалось находить подход к совершенно разным людям, самого интервью с Вандой я не боялась. Только вот чего от нее ждать? Скандалов по поводу моего опоздания совсем не хотелось, а как раз такой вариант и казался самым возможным.
Ладно, ничего страшного. Нужно просто взять себя в руки, собраться с мыслями и перестать носиться по дому. В конце концов, где та Миранда, которую всегда хвалили за профессионализм и умение держать себя даже в самых странных/неприятных/страшных/ ситуациях? Надо бы ее вернуть. Хотя что значит «надо»? Необходимо! И хватит, хватит, Мира, прикрываться аварией, изменой, разводом и рождением ребенка. Новый год – новая жизнь. Пора приходить в себя и действовать.
Как раз с такими боевыми мыслями я и появилась в парке, в самом центре города. Ванду не пришлось долго искать, взгляд как-то сам первым делом выделил ее среди отдыхающих или наоборот спешащих куда-то жителей Сакраменто.
- Мисс Хаферманн? – приветливо улыбнувшись, произнесла я, когда подошла к девушке. – Я прошу прощения за опоздание. Непредвиденные обстоятельства, - вновь улыбка, но теперь уже извиняющаяся. Пускаться в долгие объяснения было бы неправильно, да и вряд ли Ванде интересно, почему я задержалась.
А вообще в такие моменты всегда надеюсь, что человек тоже опоздал и пришел ненамного раньше меня. Может даже сам переживал по этому поводу.

+1

3

Что? Решиться на прогулку в парке? Спасибо, но только под паранджой, либо не снимая мотоциклетного шлема. Так как хиджаба в моем гардеробе не нашлось, я банально завязала волосы в неприлично стремную кичку, оделась в кожаный комбез и поперлась рассекать февраль в воздухе. Гитару не взяла – если будет необходимость, пущу журналистку в святая святых – прокачу на байке и покажу студию. Ехала я быстро, со свистом промахивая между автомобилями, застрявшими в пробках. У меня даже настроение поднялось, после просмотра увлекательного кино из кислых мосек лица водителей, страдающих от скуки за рулем, не имея возможности даже выйти из своего автомобиля, не поцарапав себе дверцу, и дверцу соседа по несчастью (разве что только через окно).
Припарковав неподалеку от парка коня, я забрала из багажника очки на полморды и заменила шлем на них. Косметики минимум – и вот меня практически невозможно узнать. Ветер треплет прическу, она помаленьку расслабляется и расползается. Ну вот, опять делать. Положив попу на ближайшую скамейку, я огляделась – никого на подходе не было, могу успеть поправить волосы. И только я распустила свою гриву… как нарисовалась журналистка. Небольшое опоздание ничуть не испортило момент: ведь я тоже профукала в дороге где – то минут двадцать, уж думала не изменять своей привычке и позвонить – предупредить о том, что задерживаюсь, но на трубке села батарея (как всегда вовремя).
- Оу, ничего страшного, я сама пару минут назад подъехала, пробки, - одновременно удерживая во рту пять шпилек и заматывая волосы в невозможную по своей конструкции завихрень под названием: «лишь бы держалось» говорить достаточно сложно, но думаю, что сказанное мною было понятно. Я была морально готова окончательно и бесповоротно уничтожить мифы о моей агрессивности и бестактности, посему решила с порога быть человеком.
- Зовите меня Вандой, а то «мисс Хаферманн» больше подошло бы взрослой тетке, чем мне, - с улыбкой и легким смешком отвечаю я, таки справившись с волосами, - на самом деле вы большая молодец, что вытащили меня сюда. Редко когда умудряюсь побыть на воздухе, да еще и в местах большого скопления людей, потому что обычно это заканчивается плачевно. Многие, конечно, понимают, и спокойно проходят мимо, просто улыбнувшись мне и помахав рукой, а некоторые едва ли не с ног сшибают. Так на какую тему будет сегодняшнее интервью – личная жизнь, турне в группе Элис Купер, или вопросы о делах давно минувших дней, на тему откуда я появилась и почему до сих пор не канула в мир порока? – произношу я это все легко, без намека на сарказм или желание заранее испортить настроение. Скорее легкая ирония, не более того.
Конечно я могу сама предложить прокатиться до студии, но все ж подожду, пока девушка ко мне привыкнет. Сколько я отвечаю на серии вопросов – и у всех журналистов одна и та же стандартная реакция: представляли себе прожженную сучку – рокершу, а тут нарисовалось совершенно адекватное и симпатичное создание, эрудированная и спокойная девушка, способная ловко увильнуть от каверзного вопроса, в ответ на который обычно писаки ждут откровенного посыла.
- Давайте пока нас не заметили, немного посидим тут? Потом, если это все – таки случится, придется экстренно сматывать удочки и дергать туда, где людей нет, - поигрываю бровями, демонстрируя дружелюбие и заранее настраивая журналистку на положительный исход нашего безнадежного предприятия. Надо будет спросить кстати, как она обошла Номи, лично мне дозвонилась, а не менеджеру. Аж интересно, ибо Номс даже если беременная – то она везде, во каждый след, в любую дырку. Благодаря ей мои рейтинги взлетели до небес. Надо будет поговорить с ней по поводу заведения одного какого – нибудь моего персонального аккаунта в сети, смогу организовывать целые фото и видеоочеты с концертов.
- Я внимательно слушаю ваши вопросы и готова вилять, шутить и изворачиваться! – вполусмехе парирую я, задорно подмигивая девушке. Настроение – на убой хорошее, почему бы не провести интервью в расслабленном и спокойном темпе? Сложив ногу на ногу, я уставилась на деревья, в ожидании потока вопросов. Интересно, а она пишет вручную, или на диктофон?

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-31 19:18:07)

+1

4

Не так уж часто в своей журналисткой карьере я брала интервью. Наверное, правильнее будет сказать «очень редко». Куда больше меня привлекало написание статей, да и получалось это, на мой критичный взгляд, лучше. Нравилось разбираться в деталях, сопоставлять события, снабжать текст привлекательными для читателя речевыми оборотами, обращать внимание на такие нюансы, о которых некоторые даже и не задумались бы. Иными словами, даже статью про экономику делать с изюминкой.
И вот тут возникает вопрос, почему же для первого рабочего дня после рождения малышки я выбрала именно интервью и именно Ванду? Ответ будет до банального простым. Мне требуется нечто новое в жизни. А так как работа занимает огромную часть, можно с нее и начинать. Интервью, тем более с популярным человеком, определенно привнесет в этот процесс что-то свежее, вдохновит. Не зря говорят, что периодически нужно менять «направление», дабы не погрязнуть в рутине и не затеряться в череде однотипных привычных событий. Ну а конкретно разговор с Вандой – а она с первой минуты личного знакомства захватила все мое внимание, как многогранная интересная личность – поможет взбодриться и вновь почувствовать себя на коне.
Еще в подростковом возрасте я уяснила для себя одну простую вещь – можно прислушиваться к чужому мнению, но обязательно иметь свое. Это касается абсолютно всего: книг, фильмов, людей, городов, ситуаций. Один и тот же спектакль мне может показаться шедевром, а вот тому парню около фонтана – безумной глупостью. То есть не доверяй на сто процентов чужим словам, пока сам не попробуешь.
С Вандой именно так и получилось. То, что я о ней слышала из разных источников, в корне отличалось от того, что я увидела собственными глазами. Это не огонь-баба, не оторва-гитаристка, а приветливая и адекватная девушка с теплой улыбкой. Слухи и мнения о ней, видимо, основываются на технике исполнения музыки и тяжелом вокале. Сложившийся стереотип, что такой человек обязательно должен откусывать белкам головы, бросаться на людей и вести разгульный образ жизни.
- Давай мы с тобой просто начнем разговаривать и посмотрим, к чему придем? – я легко улыбнулась Ванде и даже не заметила, как перешла на «ты». Может быть истинный журналист с огромным опытом за плечами сделал бы небезызвестный фейспалм и указал на непрофессионализм, но разговор аля «две приятельницы встретились за чашечкой кофе» вызовет больший интерес, чем шаблонное интервью. Во всяком случае, мне бы этого хотелось.
- Представлюсь твоим телохранителем и разгоню всех, если что, - заговорщически прошептала, подмигнув девушке. Ее хорошее настроение и веселый настрой заражали. Впечатление, что я на работе и нужно вести себя сдержанно, постепенно рассеивалось. Это именно то, что требовалось. Легкая непринужденная беседа о вещах насущных, но увлекательных.
- Знаешь, меня всегда интересовала гастрольная жизнь певцов и музыкантов. Все эти автобусы, гостиницы, саундчеки, - вновь дружелюбная улыбка, дающая понять, что начало интервью не означает конец установившейся легкости в общении. Думаю, Ванда поняла, о чем сначала пойдет речь. И, кстати, в моих словах не было ни капли лукавства. Мне действительно все это нравилось.
- Насколько я знаю, ты совсем недавно вернулась из турне с Элисом Купером. Расскажи об этом подробнее, пожалуйста. У меня не было цели закидать девушку провокационными вопросами, подловить на какой-нибудь мелочи, нащупать компромат. Нет, у нее была этакая свобода действий – говорить то, что считает нужным. Не знаю, насколько моя тактика правильная, но, судя по всему, Ванду пока устраивала. Главное, чтобы она не чувствовала себя, словно попала на допрос к проныре-журналисту, жаждущему грязных пикантных подробностей ее жизни.
- Как твои поклонники отнеслись к сотрудничеству с Элисом? - хитро улыбнувшись, я кивнула в сторону двух молодых девушек, которые о чем-то шептались и поглядывали в нашу с Вандой сторону. - В их полку прибыло? Почему-то уверена, что после турне у Хаферманн и правда прибавилось фанатов.

+1

5

Идея представиться моим телохранителем мне понравилась: сразу чувствуется, что разговор пойдет легко. Я закинула ногу на ногу, и начала рассказ.
- Автобусы, гостиницы и саундчеки… Многие считают, что это трудно, а я, например, не понимаю, как я без этого жила. Это как кислородная маска, постоянное перемещение в пространстве и во времени дает тот еще пинок, заставляя всегда быть в форме, урезать себя в еде, сне, общении с близкими, но быть тем, кого люди хотят видеть не сцене. Я четко разделяю грань между своей личностью, и личностью, которую слушают на концертах Элиса. Зачастую журналисты пытаются раскопать нутро артиста, а во мне раскапывать нечего, на самом деле так. Та Ванда, с кровоподтеком от губы, в кружевных колготках и тяжелых сапогах, плаще, который вечно развевают сценические вентиляторы – это энергетический сублиматор эмоций. Я как миксер – собрала с зала все, перемешала и разлила обратно. И многие действительно уходят заново родившимися, даже если это был их первый концерт в области шок-рока, глэм-рока, рок-баллад. Я не отрицаю, что я нынешняя и я сценическая – это два совершенно разных существа, как по строению психики, морали, так и отчасти физически. Я всегда играю по – разному, постоянно придумываю новые риффы, никогда не играю одинаково. Тем не менее, я стараюсь быть такой, что бы людям ври всей жути моего сценического грима постоянно хотелось обнять меня и унести куда – нибудь с собой, - смешок, - У меня нет охраны. Дэвид Гаррет как – то попытался привить мне желание обзавестись телохранителем, и даже нанял мне его специально, но эта затея плохо кончилась.
Сделала короткую передышку, и продолжила. Текст выйдет немного скомканный, но разве не это привлекает нынешнего читателя?
- М, кстати, я ведь тоже училась на журналистку. Прочилась целый год заочно, уехала в турне, и меня отчислили, - не думаю, что рассказывать о приставаниях со стороны престарелого декана будет уместно – мне хватит клубнички и на теме о моем муже, чтоб он на месте провалился, - Да, если бы не травма, полученная во время ограбления банка, я до сих пор бы каталась с Дэвидом, а не в группе Купера. Мне позвонил сам Элис, и сказал, что видел меня на выступлениях с Гарреттом, и что он предлагает мне занять место гитариста Дэймона Джонсона. Я настолько удивилась и была шокирована, что спросила, а мне ли он звонит, – щурю глаза от солнца и опять смеюсь, - такая получилась, чисто женская реакция. А он мне говорит, что меня будут ждать всего три условия: ты повидаешь мир, тебе хорошо заплатят, и у тебя появятся кое-какие шрамы. Шрамов я не боялась, а привлекло меня на самом деле не финансовое благополучие, а возможность поработать с живой легендой и как раз повидать мир. Я взяла сутки на размышления, и дрожащей рукой подписала контракт на этот год. Репетировали мы всего лишь неделю, а дальше понеслось – поехало… Пока отыграли 16 концертов, на пути еще материков и 74 города. И… это действительно опасно! В гильотине есть настоящий нож, который может всерьез ударить. Виселица – это настоящая веревка, которая, если быть неосторожным, сломает шею, как и происходит на самом деле. Все мечи – не бутафорские, стальные, все ножи – остро заточены, и даже монстр из песни про Франкенштейна может быть травмоопасен! Там внутри сидит парень, на голове у которого прикреплена шляпа из металла и резины весом в 70 фунтов. Если он оступится и упадет, это будет его последний концерт. А если он упадет на кого-нибудь еще... лучше об этом не думать. Эта штука раздавит кого угодно. Словом, на сцене всё возможно. Никогда нельзя расслабляться! – пассы руками, эмоции, все как полагается. Конечно не восторг малолетней девчонки, но когда я увидела на первой костюмированной репетиции все это «великолепие» вживую, первое о чем подумала – это отказаться от дурацкой затеи…
- Со мной играют великолепные и талантливые люди, и когда я выхожу на репетицию с ними, я ощущаю… счастье, да. Давай будем называть вещи своими именами, но если кто – то думает, что до исполнения его американской мечты еще долгие и долгие лета… то для меня работа с Райаном Рокси, Томми Хенриксеном, Элисом – это и есть часть той самой мечты. Мне всего девятнадцать, а к двадцати двум годам я объезжу полмира. Это уникальные впечатления. Мой язык не повернется назвать поклонников моего творчества, поклонников Элиса, Дэвида – фанатами. Мне кажется, что это немного унизительно, потому что фанат – означает название человека, который сотворил себе кумира. Это в библейском, да и моем понимании грех и какая – то несостыковка. У меня нет крыльев, и я не умею лечить людей – почему я должна быть чьим-то кумиром? Мне хватит и того, что меня уважают, и получают порцию гормонов счастья от общения со мной на концертах.
Я не закрываюсь ни взглядом, ни позой, смотрю журналистке прямо в глаза, и улыбаюсь. Это неконтролируемый процесс, когда я говорю о работе, которую справедливо было бы назвать хобби, за которое хорошо платят, причем не только зелеными банкнотами, но и эмоциями, что ценнее в сто крат.
- На данный момент у меня записано процентов пятьдесят от дебютного альбома, в этом мне очень помогают ребята из группы Элиса, и продюсер Дэйв Стюарт. У него уникальное чувство к музыке, он удивителен, серьезен, и одновременно способен рассмешить, когда что – то долго не получается, поддержать. Как родной дедушка. В конце декабря я приняла участие в записи его песни «Girl in a Catsuit», клип на которую скоро выйдет на MTV и Youtube. Мне даже пришлось выполнить трюк, но это вы увидите в марте!

0

6

Достав и включив диктофон, я приготовилась слушать Ванду. Может интуиция, а может и впечатление от знакомства с девушкой, но явно что-то из этого обещало – рассказ будет как минимум вдохновляющим. Не шаблонным, какие мы каждый день читаем во всевозможных глянцевых журналах и семейных газетах, а способным зацепить.
Я знала, что мне понравится. Когда люди с таким воодушевлением говорят о своей работе, их всегда интересно слушать. Кроме того, здорово осознавать, что кто-то занимается действительно своим любимым делом, совмещает приятное с полезным и необходимым.
Впрочем, я не исключение. Может быть, не несусь посреди ночи в редакцию сломя голову – опоздания днем не в счет, правда ведь? – но чувствую и понимаю, что едва ли соглашусь променять профессию журналиста на какую-либо иную. Целенаправленно училась и знала, куда иду. Хотела этого, в конце концов. Получила и не разочаровалась. Да, мне угрожали, один раз похитили и едва не убили. Стоит ли оно того? Уверена, что да. Можете называть меня сумасшедшей, но некий процент риска подстегивает, вдохновляет рассказывать людям ту скрытую правду, которую они обязаны знать. Конечно, с рождением ребенка мой пыл поутих, но любовь к работе не угасла.
Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что таких чертовски привязанных к своему делу людей, как мы с Вандой, огромное количество. Для примера и далеко ходить не надо. Взять хотя бы Кросса, который не задумается ни на секунду и в прямом смысле ляжет костьми, спасая жизнь совершенно незнакомому человеку, попавшему в беду. Все мы влюблены в свои профессии, какими бы сложными, странными, опасными и выматывающими они ни были.
Иными словами, рассуждения девушки о работе заставили меня на пару секунд задуматься о такой простой истине. Мы не должны горбатиться и мечтать об отпуске. Мы должны получать удовольствие, занимаясь своим делом. Любой человек этого заслуживает.
Вернемся к интервью. Перед встречей с Вандой я просмотрела несколько ее выступлений. Надо ли говорить, что все эти странные, но завораживающие атрибуты и без того пугали, а когда девушка поведала об их «натуральности», у меня и вовсе холодок по спине пробежал.
- Уверена, что мало кто решился бы на такое, - с улыбкой и даже отчасти восхищением произнесла я, когда Ванда сделала небольшую паузу. Серьезно, нужно быть бесстрашным человеком с железной выдержкой, чтобы выступать на сцене и знать, что в следующую секунду тебя может чем-нибудь придавить.
Повторюсь, мне нравится, как говорит, как рассуждает, как держит себя эта девушка. В девятнадцать лет не многие могут похвастаться такими успехами и такой зрелостью, в чем-то даже мудростью. Будь я в возрасте Ванды, то, скорее всего, тихонько позавидовала бы. Ведь все когда-то мечтали быть знаменитыми, колесить по миру и выступать перед многомиллионной публикой в шикарном сценическом наряде.
- А вот это уже интрига! – я легко рассмеялась, когда девушка рассказала про трюк, который она исполнила в новом клипе. Что-что, а эта деталь точно понравится поклонникам Ванды, когда они прочитают интервью. Лично меня зацепило бы, заинтересовало.
- Знаешь, я все-таки думаю, что тебе нужен телохранитель, - вновь улыбнулась я, как бы между прочим качнув головой в сторону молодого парнишки, который, будь его воля, украл и запер бы Ванду у себя в комнате, обвешенной ее же плакатами. Ну уж слишком взгляд у него был подозрительный и блеск лихорадочный в глазах.
- Так, предлагаю пройтись. И это как минимум. Может и пробежаться придется, - теперь уже на полном серьезе, так как парень, видимо, решил привести свой план в действие и медленно направился в нашу сторону. – Кстати, пока будем бежать, можешь рассказать мне об обратной стороне медали, - чуть усмехнувшись, я встала со скамейки и подмигнула девушке, наверняка таких вот преследователей в ее жизни хватает. Фанаты фанатами, а чувство юмора никуда не денешь.

0

7

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » без купюр, без пафоса, без гона.