Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » arrest me


arrest me

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Участники:
магдаленушка и прэстон.
Место:
дом семьи ли.
Погодные условия:
умеренно.
О флештайме:
тематическая недовечеринка, которая заканчивается приятным... процессом :crazyfun:
и нет. это не секс хд пока что хд

0

2

Согрешил. Каюсь. Привык к этой шмакодявке, пусть всеми мыслями и был против. Каждый раз, когда та просто мелькала перед глазами. И каждый другой, когда пропадала. Я даже стал замечать у себя некую зависимость от её глупого смеха, этим странных шуточек и заразной улыбки. Когда она просто куда-то уходила или в очередной раз репетировала с Марти. Фу, чёрт. Какие-то розовые сопли пошли. Пора уже выкинуть это из головы. Её. Ведь это глупости, Прэстон, и я надеюсь, ты в здравом уме, чтобы полностью понять это. Если эта малолетка ещё не успела тебе выесть его.

Да уж, я определенно начинал сходить с ума. Пару раз мы даже завтракали вместе с этой рыжей [и да, Марти не находила в этом ничего неловкого, подумаешь, семейный блять завтрак], а потом я вспоминал, что ей как бы 23 и она подруга моей дочки и это не просто казалось мне странным... Это было диким. Потому что она оказалась чертовски красивой бабой. Если бы только язвила поменьше и научилась быть поздержанней. И я имею в виду не только её бранный рот, а и эту порою слишком вызывающую одежду с колготками в дырочку и короткими шортиками. Твою мать, и что со мной только происходило? Я ведь прежде никогда даже не засматривался на таких. Ну, в смысле, вы посмотрите на нее! Её ведь лет 18 дашь. В среднем. А эти песенки, это причудливое поведение и постоянный разноцветный макияж. Радуга блин паршивая. Она вообще улавливает разницу между возрастом? Кажется, нет. И, кажется, я либо начинал завидовать, либо мне попросту это нравилось. Но признать последнее я бы не смог даже под дулом пистолета. Даже себе. Завязывай, Прэстон, и признай, что она тебя вставляет. А иначе в психушку раньше ее загремишь, определенно. За те странные диалоги в голове с самими собой. И только молись теперь, чтобы случайно не сморознуть всё это вслух.
- Какое пони? Вы тронулись? Сами иго-го своё делайте, - медленно мямлю каждое слово и уже словно в тумане смотрю на малолеток, с которым сел играть в карты. Заранее жалею, что поделился с ними крутым косяком. Потому что если меня так развезло, то не знаю, что с ними может произойти еще. Короче, надо попить водички. Она успокаивает голову и слегка понижает эффект. Заливаю пол-литра колы за раз и офигевшими глазами уже пялюсь на Мэдди спереди. Громкая отрыжка и все покатились смехом. Фух, трава точно была отменной. Спустя минутку мои мысли постепенно приходят в норму и я перестаю пыхтеть, падая на четвереньки.
- Ну кто там? Марти, залезай, - только не Магдалена, не надо. Я и так пытался избегать её как можно чаще все эти две стремные недели. Пусть иногда и специально не показывал этого, позволяя той улечься рядом, когда мы все вместе смотрели телик, или когда приносил всем еды и в итоге приходилось делить её на троих. Эта чертовка заменила мне вторую дочь, честное слово. И самое страшное: я начала к этому привыкать.
Проигрывать в карты хреново. Вот уже которую партию как последний лох, а желание эти уродцы все никак не могли придумать. Поэтому я терпеливо ждал и накуривался, ожидая чего страшного, потому что запросы моей дочери никогда не входили в рамки нормального. Чаще выходили. И если этих идиоток аж две - боятся тоже стоило больше. Что я и делал. Правда, вода в последний момент хоть частично вправила мне мозги и теперь я конь. Зашибись просто. Чувствую, как кто-то на меня сел и поворачиваю голову в сторону, что рассмотреть её. Не его, надеюсь, потому что если этот тот самый щуплый мудила а-ля друг Марти - то я его сразу скину и мне плевать, если он сломает себе ребро или еще чего-то. Меня бесят его шуточки, эти немытые волосы и дурацкая смазливая рожа. А так - в принципе нормальный. Ключевое - в приницепе. А моё "в принципе" никогда не входило в категорию понятия как нормального.
- Магдалена? - через смех выдавливаю вопрос, когда слышу заливание своей дочки уже где-то в другой комнате. Убежала куда-то, приказав ещё и болтать что-то во время поездки. Проката... Кого-то. Проката Магдалены. О Господи, как только это звучит. Короче, выбора у меня не было, да и мы оба уже были слишком веселые, чтобы прикидываться мудаками и выделываться. Плюс, эта рыжая давно перестала неловко чувствовать себя в моём присутствии. Тем более я такой весь типо на брутале тоже скрывал, что она тайно меня временами подбешивала. Но только из-за того, что случилось. Вторую причину я не скажу. Совесть не позволит.
Пародирую какую-то прихворавшую лошадку и вскоре мы оба заваливаемся на ковер, что у камина, потому что мне было настолько весело, что у меня сердце, казалось, скоро выскочит. Лечу первым, пытаюсь сделать падение красноволоски чуть-чуть мягче, прокладывая руки ей под спину. И уже плевать, что она подумает, потому что я под кайфом и как бы это вообще нормальный жест, так как это моя вина, что она грохнулась. Эх, Магдалена, Магдалена. И какой-то только придурок дал тебе такое имя?

Отредактировано Preston Lee (2014-01-08 23:59:45)

+1

3

Байну-у-убра, бичес. Чето, как давно мне не было так хорошо, ехе-хе. Да такие дни можно по пальцам сосчитать, хотя. Нет, знаете, после того, как мы с Мартини стали гульбанить чаще в связи с моим переездом к ней в дом, это случается стабильно раз в три дня. Теперь я скорее не смогу вспомнить ничего, что было бы не связано с ней и ее папашей Престоном. Кстати да, это чучело все-таки призналось, как его зовут, ибо явно устал от моих джондоуканий в его адрес. Да насрать вообще, он почти две недели ведет себя как культурный дядька и даже хорошо ко мне относится. Еду дает, не пристает больше, двадцатку не предлагает за то, чтобы поцеловала. А я в который раз ловлю себя на мысли, что мне этот клятый поцелуй хочется ему просто подарить. Взять так, накинуться на шею и усосать. Но-о-о, я вовремя вспоминаю, что он старше меня лет на двадцать [не спрашивала сколько ему точно] и он, черт возьми, отец моей Мартинушки. А тут уже срабатывает кодекс братюни и все дела, короче. Типа, не смотри на того, кто нравится твоей братюне, не одевай ту же кофточку, не спи с ее папашей. Хотя, почему сразу спать? Я ведь говорила о поцеловать. Э, ну да срать. Я сейчас счастлива и в этом никак нет вины хорошего косячка, что Престон поделился с нашей кампанией супер музыкантов в своей гостиной.
- Эвривэ ай гоу, бичес олвейс ноу! - Попыталась изобразить ниггерскую походку, не отрывая зада от дивана, но вышло херово. И всем срать, ехе-хе. Ежик в тумане. У-у-ух, откуда я это вспомнила? Забираю у Джимбо косяк и делаю хорошую такую тягу, плавно выпуская дым куда-то в сторону Марти. Ее порвало. Ржет. Давлюсь дымом, захожусь кашлем, но продолжаю смеяться сквозь кашель, ух блять. - Надо что-то сумасшедшее, - киваю ребятам, ибо мы уже третью игру мистер 'что ты делаешь в моем доме' проиграл в обычную игру в карты. Ух, давайте. И тут Марти пропирает и она выкрикивает 'пони'. По-о-они-и-и! Я на мгновение представляю его в роли лошадки и меня начинает переть еще сильнее. Сгибаюсь пополам, стараясь успокоиться и укоризненно выставляю указательный палец вверх, - рыжего пони, попрошу, и пой песню про маленькую лошадку, - И знаете, это сработало, ехе-хе. Спустя несколько минут упертости он все таки встал на четвереньки и повеливающим тоном пригласил усаживаться. Только вот Марти, которая должна была быть первой, так сказать, уже тихо укатила с Нейтроном куда-то в соседнюю комнату. Вот шалунья, а! Ну и ладно. Резко поднимаюсь с дивана и рывком усаживаюсь на спину этой гаденькой лошадке, положив руки на плечи. - Давай, катай меня, большая покатаха, - воображаю из себя супер крутого ковбоя, размахивая невидимым лассо над головой и крича что-то в роде 'уи-и-ха-а!'. Кажется, я сильно начала скакать у него на спине, ибо бедный Престон заваливается сквозь смех на ковер, а я с визгом индейца лечу следом, хватаясь руками за что попало [надеюсь не за что-то запретное и личное, если вы понимаете о чем я]. Зажмуриваюсь на мгновение, а когда вновь открываю глаза, то все плывет. Не могу сфокусировать взгляд и продолжаю смеяться, чувствуя что-то под поясницей. А потом туман перед глазами медленно складывается в очертания его лица. Такого милого и противного до тошноты. Прикрываю один глаз, закрывая рот руками, чувствуя, что мое сердце тарабанит с невероятной скоростью и готово вот-вот выпрыгнуть из груди и убежать подальше куда-то. Я понимаю, что он так близко и...и... Черт... Помните, я говорила, что хочу? Не помните? Ну и к черту!
Приподнимаюсь на локтях и несколько секунд внимательно смотрю ему в глаза. Какая-то напряженная ситуация, прочь улыбки, долой кумар косяка, и я тянусь еще ближе, как-то неожиданно для себя самой, целуя его в губы. Впрочем я немного промахнулась и попала скорее в щеку, чем хотя бы в краешек губ. - Ой... - На какую-то секунду мне хочется броситься прочь или избить его, но вместо этого я обхватываю его руками за шею и целую еще раз. И в этот раз - точно в цель.

+2

4

Застрелиться бы. Такая ситуация, наверное, что другого выхода из нее нет, как только пушку в рот и нажать на курок. Иначе сейчас она нажмет на мой "курок" и в этот раз вряд ли уже обойтись обычным - убежать в другую комнату и натянуть на себя сверху еще какую одежду, чтобы не было заметно того офигенного напряжения в штанах. Улыбаюсь. Еще ржу пару минут и не знаю, что ей сказать. Как-то неловко, потому что она полуобомлевшая, а я такой расслабленный и вообще в глазах у меня иногда двоится. Что делать? Может защекотать ее? Или закрыть глаза и спокойным тоном попросить ее отвлечься и следом вырубиться самому. Но все эти варианты какие-то тухлые, если честно, и именно поэтому я все продолжал втыкать на нее, загадывая в голове, о чем же она может сейчас думать. О пинвинах? О проблемах в Тибете? Или о чем могут мне еще сказать эти странные узкие глаза какого-то упоротого азиата? Господи, она такая дурочка. И чем она только меня прикалывает? Не пойму. Что за хрень, интересно, сейчас бегает в ее голове? От чего она все ржет? От образа меня в костюме верблюда? Да уж, это точно смешно. Наверное.
- Красивая, - втыкаю и продолжаю громко дышать, забывая, что говорю уже в слух. А стыд куда-то пропадает и я уже совсем не пытаюсь исправить ситуацию, как может бы сделал это еще неделю назад. Пусть я и впервые ей об этом говорю, - очень красивая.
Особенно, когда вот так забавно улыбается. Обидно, что я признаюсь ей в этом, только когда в накуренном состоянии. Себе... Себе я наконец сказал это только взяв тот злосраный косяк. Ненавижу укуриваться. Из-за таких вот моментов. Эта приятнпя гадость развязывает мне язык. А еще мне мерещиться, словно Мэд тянется ко мне. О нет, это все же реальность. Что... Что происходит?
И в следующую секунду я уже полностью нахожусь в ее рту. Легкий поцелуй, мой взаимный ответ, бездумный, и следом я уже жадно примыкаю сверху. Я как голодный зверь, уже не в силах справиться с охватившим меня желанием. Плюс она сама виновата. Набросилась первой, а ее талия оказалась такой соблазнительно маленькой, что я не удержался и схватился. Моя рука слишком быстро и хозяйственно уже бегала под ее тонкой футболкой. Черт возьми, она ведь такая маленькая. Прэстон, что ты, твою мать, только делаешь?
Задыхаюсь. Задыхаюсь, но все продолжаю целовать эту рыжую, уже спускаясь к шее и как-то странно делая паузу у ее груди. Какой-то приступ правильность на минуту меня охватывает и я останавливаюсь. Ерунда, прекращай выделываться, Прэс, и засунь свой язык обратно ей в рот. Все равно вы оба завтра об этом забудете... Словно в полусне гворил мне маленький черт на правом плече. Нет, отпусти это и оставь девушку в покое. Тебе это не надо. Кй тем более. Разве ты не помнишь, чем вообще все это начиналось?
Меня словно замыкает и я отстраняюсь. Паршивый ангел. Он все-таки оказался прав, как бы сильно я не затыкал этот внутренний голос, чтобы не слушать его. И вот, я уже полуофигевше смотрю на Мэдди, что снизу меня и постепенно обдумываю эту ситуацию. Как далеко мы зайдем? Она ведь... Да она ведь девственница, Прэстон! О чем ты только думал, а? Извращенец хренов. Тебе надо помень курить дурь. Поскорее завязывай и слазь с ней. Переведи это все в загнувшуюся шутку и поговори о чем-то отвлеченном.
- Уже пора спать, - пусть еще полночи меня уже точно не вырубит. Но закончить это стоило, - Плюс Марти со своим дружком сейчас определенно начнут нас искать.
Встаю наконец на ноги и протягиваю ей руку. Мы вполне взрослые люди и поговорим об этом завтра. Правда, я не до конца уверен, что ей понравится этот диалог. А сейчас... Сейчас мне не хочется разводить ссору. Поэтому я еще раз мило ей улыбнусь и с легкой наигранность внушу доверие, что все в порядке. А завтра будет то, что будет. И я пока не хочу об этом думать.

+1

5

Пресвятые макароны, что со мной происходит? Каждое его прикосновение, словно какой-то необъяснимый ожог, горячий след на моей бренной девственной коже. Я стараюсь держать себя в руках, чувствуя, что накуренность уже давно ушла в сторону, и теперь осталась только простая человеческая возбужденность какого-то детского неопознанного организма. Меня пробивало опьяняющей дрожью от того, как он завалился на меня, как пустил руку по моей спине и я чувствовала холод его пальцев. Я чувствовала жар его дыхания на шее и не могла взять себя в руки. Господи, как это тяжело... Зацепившись руками ему за поясницу, я на какое-то мгновение прикрыла глаза, блаженно отдаваясь его поцелуям и уже мысленно рисовала картину того, как все произойдет. Какой будет эта ночь, как мы все будет отрицать, но не забудем никогда. И сейчас, чувствуя невероятную тягу к этому сорокалетнему балбесу, что, наконец, признался в своей симпатии ко мне [ведь это было именно оно, так?] и, что он хочет этого не меньше меня, мне было искренне плевать, как на Марти, так и на ее укуренного Нейтрона, что могли в любую секунду вернуться и застать нас за грязными делишками. О Господи, Пресли, не сводит меня с ума, не надо...
И в этот момент он отстраняется. Смотрит на меня как-то глупо, виновато, даже ошарашено. Протрезвевший взгляд. Я немного приподнимаюсь, в надежде вновь коснуться его губ, как мне однажды снилось, а он только сильнее отстраняется и говорит самую невероятно глупую вещь в мире. - Что?.. - Пора спать... Да, действительно. Несколько мгновений я в шоковом состоянии, все так же смотрю на него снизу вверх и не могу понять, что происходит. Говорит, что его дочь будет нас искать. Вранье! Она уже давно получает свою долю оргазма в своей постели с этим хмырем. Господи, Магдалена, какая же ты дура. Накаркала себе на голову... Но я не злюсь, более того - я вижу, как он улыбается мне и понимаю, что действие косяка вновь возвращает меня в мир розовых единорогов и сладкой сахарной ваты. Только теперь в этот мирок прорвался и он, такой, каким я его третий раз встретила - ошарашеным, без футболки и таким... Таким горячим. Черт...
Хватаюсь за его ладонь и поднимаюсь во весь свой маленький рост. И впервые за все время мне стало так приятно и гордо за то, какой коротышкой я выгляжу рядом с ним. Только... Только руку его не хочется отпускать. И я не отпускаю. Хотя внутри что-то твердит о том, что это просто глупо и дура ты, Лауд. О чем ты думаешь, черт возьми... Он взрослый мужик, а ты малолетка, к тому же - он чертов отец твоей подруги. Но ведь я не могу ничего с собой поделать. Дьявол! Продолжаю, как дура улыбаться, наконец, выпустив его ладонь из своей. Соберись, девочка, сейчас не время. Ни для чего не время, нет. Он прав, пора идти спать. Одной.
Разворачиваюсь к нему спиной, слегка пошатываясь и замечаю тот кошмар, что творится на журнальном столике. Гори в аду, моя чистоплотность. Нутром чую, как он смотрит мне в спину, а я как-то слишком возбужденно, словно в меня вселился зайка энерджайзер из рекламы батареек, наклоняюсь и собираю все пустые бутылки и стаканы. Порядок нужен, порядок. Надо отвлечься. Надо. Никакого Престона, только убрать и спать. Будь хорошей девочкой и выбрось из головы свои дурные фантазии. Да, сейчас меня должно волновать только то, как все это унести в кухню, не потеряв по дороге ничего. И неважно, что может быть он сейчас смотрит на то, как я чуть ли не раком все это собираю. Неважно, неважно. Неважно! А черт... Не оглядываясь выхожу из гостиной, бросив через плечо еле слышно, - Спи сладко, пони.
Мне остается только выпить остатки противной колы, отдышаться и собрать все свои силы в кулак, потому что я сильнее всего этого. И неважно, что я придаю этому поцелую слишком много значения. Быть может, это просто вина того дурного косяка, а утром я даже не вспомню об этом. Да. Только так.
И плевать, что по дороге в 'свою' комнату я вновь столкнусь с ним, глупо хихикая, пытаясь пройти мимо и задену его рукой по торсу. И плевать, что еще два часа я буду слушать стоны Мартини и знать, что где-то за стенкой он так же выжидательно лежит, взглядом в потолок и мыслями в нашей ошибке.

+2

6

Долбаните меня кто-то по голове. Битой, желательно. Чтобы я либо вправил себе мозги на место, либо выблевал ими к чертовой бабушке. Потому что эта херня, что я делаю последнее время, начинает меня жутко раздражать. Я превращаюсь в того самого влюбленного идиота, который не умеет адекватно соображать и толком выполнять свою работу. А ведь у меня сдача материала накануне. Мне нельзя отвлекаться. Нельзя думать ни о чем постороннем, никаких девушек, пусть на одну ночь, нет. Ничего. Это отвлечение. Это сбивает с толку, хоть я примерно и понимал намерения Мэдди. Ей всего лишь 23. Ладно. Ей уже 23. И кто в таком возрасте ещё не трахается, я не понимаю? Лично я в 17 как начал, так и... Забыл уже, как это делается, наверное. Именно такую фразу любит мне вторить дорогая дочурка. Люблю её сарказм, но, чёрт возьми, действительно, сколько я уже не занимался сексом? Лет 5? 7? Господи. Как я там не заплесневел ещё? Странно, но почему-то до сегодняшнего вечера я даже об этом и не думал. Сначала рождение дочки, потом легкий семейный секс, а потом она запила и мне было уже противно просто ложиться к ней в кровать. Постепенно эти пьяные диалоги сумасшедшей меня просто перестали доставлять. Возбуждать, заводить... Все перестало приносить какое-либо удовольствие. Что угодно с этим куском живой туши, где 90 процентов тела давно заменил один лишь алкоголь. Мерзко. Гадко. Противно. И, наверное, это стало для меня тогда достаточно весомым аргументом, чтобы перестать вообще смотреть на неё. Да и на других. Забота о дочери, работа, пару серьёзных переездов, устройство Марти на учебу в универ. Не было времени и желания. До сегодня. До этой рыжей и красивой, мать её, стервы. Да вашу ж налево, это опять начинается.
Скорее всего мне просто придётся выпить волшебную усыпляющую таблеточку, а иначе я не вырублюсь ещё очень долго. Полчаса буду жалеть, что вообще начал катать её, а остальную часть ночи буду мудить с мыслями о том, на кой чёрт я залез на неё и начал трогать. Воспроизводить эти моменты в голове снова и снова было невыносимо. Её кожа, гладкая, приятная, такая... Нетронутая. Да, скорее мысль о том, что прежде ее никто не имел, заводила меня больше, чем что либо другое. И когда я превратился в это грязное животное? Но всё равно то, что она еще ни с кем не спала, удивляло меня. Кажется, Марти тогда зря проболталась. Иначе я бы уже взял её сегодня вечером, сделал бы приятное нам обеим, а следом бы забыл, как о какой-то случайной шлюхе и не компостировал себе мозги этой лишней хурмой. Но нет же. Дьявол. Уф, странная-странная Магдалена. Застряла в моей голове, паршивка, и не хочет оттуда вылазить. Вокруг столько молодых парней, готовых подарить тебе незабываемый опыт и поделиться своей безграничной любовью... А ты выбрала какого-то старпера. Хотя, чего я загадываю? Это был лишь поцелуй на дикую голову. Определенно, она уже давно о нём забыла.

- Плохое утро, алкаши, - радостный захожу я в главную комнату, где двое убитых в хлам друга Марти никак не прийдут в себя, передвигаясь по полу как рожающие гусеницы. Парни что-то мычат мне в ответ, а я понимаю, что точно не ошибся с описанием этого замечательно утра. Настроение у меня почему-то отличное, ведь я опять выспался и опять вдохновился на какой-то простенький текст. Кстати, надо записать. Помню, ещё вчера вечером несколько строк набросал, неплохих таких. Наконец моя голова приходит в норму и я смогу сдать свою работу вовремя. Забегаю в гардеробную, хватаю майку, слишком тонкую, зато светлую, а это цвет позитива, поэтому круто. На кухне уже сидит Мартинушка, её небритый волосатый хлюпоед и... Мэд.
- Хлопья? - присаживаюсь напротив этой тройки и предлагаюю номральную жратву для завтрака, а не то дерьмо, что у них в руках, - Как спалось? - наверное, зря мой взгля тогда упал на неё. Хотел было спросить Марти, но когда поднял глаза, то увидел её прыща, и поэтому сразу повернул голову в другу сторону. Попав на неё. Ладно. Всё нормально. Было. Пока она не подсела ко мне и не начала странно при всех улыбаться. Стоп. А это что? Воркование? Серь... Серьёзно?
- Пошли отойдём, м? - вовремя её останавливаю и предлагаю выйти на улицу. Дверь, что вела в маленький уютный сад с костром, у которого как раз всё вчера и происходило, крепко закрылась и я неловко посмотрел в сторону Мэдди.
- Ты же понимаешь, что... То, что было вчера, - перебивает, не успев дослушать. Говорит о чём-то прекрасном, славном и бла-бла, а я не понимаю, к чему всё это. Или точнее - не хочу понимать. Чёрт. У меня только ведь работа наладилась, - ты что, дура?
Это было резко. И грубо. Слишком грубо. Проходит минута и я легко касаюсь её локтя.
- То есть... Я не это хотел сказать. Чёрт, Мэд, тебе ведь не 15, ну. Неужели вчерашняя шутка ничему тебя не научила?

Отредактировано Preston Lee (2014-01-10 01:34:53)

+2

7

И почему сегодня настолько прекрасное утро? У меня совершенно не болит голова после вчерашнего и я почти сразу же уснула, врубив музыку в наушниках по-громче. Да, надеюсь, конечно, Марти дала Престону хотя бы поспать. Кстати о нем... Потягиваюсь на постели, как-то по-странному приобнимая комканое одеяло. Стараюсь сфокусироваться на вчерашнем и отчетливо понимаю, что нет, это был вовсе не сон, а все взаправду. Мы действительно вчера целовались с ним и... Черт, мне кажется, что я все еще чувствую вкус его губ. Боже, Мэд, ты такая дурочка.
Улыбаюсь сама себе, глупо хихикая, и слышу, как за дверью пробежала Мартини. Да, это определенно была она. О, а вот и слонопотам Косяк пронес свои копытца. Джим, черт, ты нормально ходить вообще умеешь? Или после ночного сексрейда ножки отказали? Опять смеюсь. Ох, Магдалена, Магдалена, ты такая смешная. Встаю бодро с постели и вытаскиваю из сумки любимую футболку с цветастым принтом, ох люблю его, эти розовые пони, ехехе. Натягиваю шорты, наспех обуваю кеды, пряча не завязанные шнурки вовнутрь и выбегаю вслед за подругой. Хотя вру, я еще успела радостная забежать в ванну, даже зубы почистила, краску вчерашнюю с лица смыла, перевела хаотичный беспорядок на голове в художественный порядок [который особо ничем не отличался и от первого варианта] и в припрыжку несусь в кухню, попутно перепрыгивая через труп Барта в гостиной. Э, неужели вчера он так и лежал там, когда мы с Пресли... О нет, не хочу знать. Бросаю слегка озадаченный взгляд через плечо. Неужели реально помер? А нет, дышит. Ну и славненько. Перепрыгиваю порог и раскидываю руки в сторону, - Бо-о-одрого утра, товарищи алкоголики-полюбовнички, - пританцовываю к холодильнику и достаю пакет молока. Чувствую подозрительные взгляды на себе, оборачиваюсь и подмигиваю Джиму. Хотя, с чего бы это? Ай не важно. Мартини вопрошает, какой инопланетянен вселился в меня и где настоящая Лауд, а вместо этого отвечаю ей строкой из песни Баббла 'I'm feeling go-o-od'. Да. Детка, да. Еще бы головой потрясти в стиле панков и напротив сегодняшнего дня можно ставить сердульки и сопли-слюни. Эх, рассказать ли Марти? Нет? Да? Нет, еще не время. Тем более она может не правильно понять, да, точно. Пускай гадает, ехехе. Усаживаюсь рядом с Джимом, наливая себе стакан молока и чуть не роняю пакет из рук, когда в кухню входит такой же счастливый Престон. О да, ты тоже чувствуешь эту атмосферу, да, орк мой щекастый? Меня изнутри начинает окрылять какое-то неизведанное ощущение... Лауд, неужели ты... Влюбилась?.. О-о-оу, пора ставить ванильные статусы в твиттере. Ехе-хе. Делаю глоток леденящего молока и в этот момент он поднимает на меня взгляд и спрашивает, как мне спалось. - Хорошо, определенно хорошо, - не сдерживаюсь и как-то быстро пересаживаюсь на соседний от него стул. Нет, вы не подумайте ничего плохого, просто у Бима там, видать, вчерашнее бурито выходит, как только Мартини терпит... Ужас... Расплываюсь в улыбке, глядя искоса на старшего Ли, и вспоминаю, как вчера его руки гуляли по мне. Господи, меня в жар бросило. Ой... - А тебе как спалось? - Слегка склоняю голову и смотрю на него, как настоящая идиотка-первоклашка. - Ничего не снилось? - Продолжаю смотреть на него, понимая, что как Марти, так и Джиму на нас плевать и они поглощены своими заботами. И тут вдруг он предлагает мне выйти. Господи, у меня органы внутри ламбаду сплясали на моей девственности. Хотя, она тут не причем. Или причем. Не важно. Кажется, я не ошиблась в нем и он... О боже... Замечаю, что он немного напряжен, а еще у него такая сексуальная слишком тонкая футболка, что мне захотелось засунуть под нее руки и провести по его тату пальцами, господи, я одержима, кажется. Мэд, возьми себя в руки. Мы выходим на улицу и как только дверь захлопывается, это чучело начинает говорить о вчерашнем... Да, у него тоже не выходит из головы наш поцелуй. Конечно же, да, я знала, знала! - Да-да, вчера было что-то такое... Просто неожиданное, но я тоже не жалею об этом, можешь не волноваться. - Внутри все кипит, я стараюсь сдержать себя, чтобы прямо сейчас не напрыгнуть ему на грудь и не начать целовать, как в моей голове эхом раздается его следующая фраза... Дура? Я дура? Грубость. Опять... Я ничего не понимаю и ошарашено смотрю на него снизу вверх. Он на мгновение задумался, а потом аккуратно касается моего плеча и... - Ты идиот или да? - птицы в моем мире вмиг упали замертво, а солнце окрасилось красной краской. '...вчерашняя шутка тебя ничему не научила?'... Что? '...шутка...'... Шутка? Опускаю взгляд вниз, пытаясь собраться с мыслями, но в голову лезет только ассоциации с использованным презервативом. Сжимаю кулаки. Где-то в горле встрял ком, на глаза навернулись слезы. Шутка, значит?.. Это все было шуткой?.. Так, забавой, да? Ничего больше... Он хочет что-то еще сказать, но я будто срываюсь с цепи и резко толкаю его ладонями в грудь, - Ублюдок! - Начинаю колотить его кулаками, прекрасно понимая, что никакая коротышка вроде меня не причинит ему ни капли той боли, что сейчас испытала я от его слов. - Я ненавижу тебя, ненавижу! Я поверила тебе! - Понимаю, что на меня напала истерика и мне надо срочно успокоиться, а не то сюда сбегутся все, кому не лень и узреют то, как меня почти поимели шутки ради. - Знать тебя не хочу... - Обозленно шиплю, проводя тыльной стороной ладони по глазам. Какой же ты ребенок... Просто ребенок... Мне надо собрать вещи и свалить отсюда подальше. Просто уйти. И никогда не видеть его поганую морду... Никогда...

+2

8

Идиот? Наверное. И почему сейчас мне уже не так спокойно, как еще несколько секунд назад? Потому что я увидел её расстроенное лицо? Потому что я сопляк, да? Вероятнее всего последнее. Или всё вместе взятое. Блять. Меня бесило уже буквально всё. Умоляю, заткнись, Мэдди, иначе сюда сейчас слетятся все сплетники этого паршивого дома. И почему только у девушек постоянно лишь один выходи из ситуации? Истерички. Не понимаю этой тактики.
- Поверила? Во что ты поверила? В какую-то глупую фразу? - сорвалось. Те пару дурацких слов. Господи, а она их запомнила. Какая-то сентиментальная девчонка. И на кого я только наткнулся?
И всё же я не мог выдерживать этого дальше. Пока она била меня по груди, а я ей спокойно позволял. Пока пытался убежать от её взгляда, от этого расстроенного голоса и панических маленьких кулаков где-то внизу. Идиот. Точно идиот, раз довел всё до такого состояния. Вывел девушку. Поздравляю, Прэстон, вы не только лузер года, но и мастер отшивать симпатичных дамочек. Кто-то вручит мне мой веник-по-бошке-3000?
Мне не было больно. Не этими слабыми ударами по груди уж точно. Не физически. В голове же я давно пририсовал себе рога и бросил свою жалкую тушу в адский огонь. Потому что сейчас я только чего и заслуживал, как гореть в этом сраном огне, убиваясь одной только мыслью, что заставил молодую девчонку так страдать. Я никогда не любил женские истерики. Наверное, фобия какая-то или просто непривычка? С Марти такое, по крайней мере, происходило до жути редко и исключительно во время месячных. А тут посторонний человек... Почти посторонний. Маленькая рыжая кудесница, которая улыбается чаще, чем моргает, и добивает своими глупыми поступками. И кто только тебя такую вырастил? Была бы моей дочерью, я бы скорее не выдержал. И я совсем не в том плане, что убился бы. Я бы даже голоса на неё не смог повысить. У неё такой взгляд, знаете, словно уверенный, но и одновременно вроде такой запуганный. Чем-то. Этим огромном миром, в котором ей наверняка было слишком жутко. Или людьми? Несправедливостью? Чем? Почему я не могу закричать на тебя, а? Почему я хочу, но мне в то же время страшно, что я уничтожу тебя, только открою свой поганый рот? Как подошвой мизерного муравья. Почему ты такая... Непонятная для меня? Ты кажешься такой самодостаточной, смелой... То есть, ты и есть такая. Но твой крохотный образ, Дьявол... Знала бы ты, как он путает. И я не мог встревать в это. В эту жизнь, в этот мир, где мне совсем не место. Взрослому мужику с замашками неопытного и законченного болвана. Я слишком боюсь разрушить её. Испортить, загадить, сломать. Но, как говориться, я уже сделал первый шаг к этому. И кто бы только знал, как я себя уже ненавидел. Чёрт подери, я ведь изначально не хотел, чтобы всё до этого дошло.
- Нет уж, постой, - вырывается и пытается убежать. Становлюсь прямо у двери и не даю пройти. Никуда я тебя не отпущу, дура ты сумасшедшая. О, а вот и слёзы уже пошли. Отлично просто, - ну что за... Хрень-то?
Отворачиваюсь, запуская руки в волосы, в попытке вырвать все их с корнем к черту. Ну вот какого лешего я только натворил? Да я же с ума сойду, если она оставит на меня вот это. Всё. Не хочу знать и прочее. Какое-то незаконченное дерьмо, спертое их сюжета очередного сопливого сериала.
- Что за паршивая мелодрама, а? Ты вообще себя слышишь? - на секунду затыкаюсь и прекращаю взрываться сам. Я совсем не кричу. Я вообще не умею кричать на баб, до момента, когда меня не услышат в клубе из-за громкой музыки. Я просто прекращаю доводить. Её, себя, нас обоих, успокаиваясь и переводя дух пару раз, как в репетиции перед зеркалом, - ты была под кайфом, я был под кайфом. Простой тупой по-це-луй. Перестань воспринимать вещи так серьёзно. И прекрати пищать. Я же не девственности тебя лишил.
К счастью.

Отредактировано Preston Lee (2014-01-10 03:17:34)

+2

9

Кто-нибудь, свяжите меня и увезите обратно домой. Я согласна на все, согласна сидеть в костюме на судебном заседании, готова перекрасить волосы обратно в русый или какой он там у меня натуральный цвет. Неважно. Я хочу просто бежать. Признаю свое поражение, признаю, что я полная пустышка, которая ничего не понимает в жизни. Да, это я, приятно познакомиться. Наденьте мне на голову колпак самой тупой блондинки мира, если в свои двадцать три я не смогла отличить типичный недотрах у взрослого мужика и косяк от действительно искренних слов о том, что он считает меня красивой. Ну конечно, куда мне до тебя. Ты явно привык к совершенно другим дамочкам, моделям длинноногим, конечно. А коротышка рыжая для чего нужна? Ну да, поцеловал и все. Господи, да ты бы и трахнул меня вчера, если б твоей обожаемой дочки не было. И глазом бы не моргнул. На утро ничего бы не изменилось. Урод... Какой же ты ублюдок... Кретин недоделанный... Ненавижу, господи, как я тебя ненавижу, как я могла вообще повестись на это? Как малое дитя, честное слово. Но я больше не допущу такой ошибки, о нет. Нет... Чему меня научила вчерашняя твоя шутка, спрашиваешь? Научила тому, что никому в этой жизни нельзя верить. Никогда. Бросаюсь к двери, желая скорее уйти прочь и запить все произошедшее литром дешевого вискаря, ибо на другое мне не хватит оставшихся сбережений, и укатить обратно в Чикаго. Пускай Мартини простить мне мою слабость и найдет нового гитариста. Принесу ей письменные извинения в нескольких экземплярах без указания точной причине. Явно не поймет... В очередной раз толкаю этого старого имбецила в грудь, когда он перекрывает собой дверь. Я чувствую, что даже сквозь всю мою злость и обиду на этого мудака, где-то глубоко внутри наружу все равно пробивается дикое желание поцеловать его. Но я сразу представляю, что будет после этого и с какими словами он 'расплатится' со мной, как с дешевой проституткой с улицы красных фонарей, и это желание молниеносно сдувается, как лопнувший праздничный шарик. Украшения остались со вчера, только праздник оказался всего лишь завуалированным жертвоприношением моей последней капли веры в честность и порядочность людей. - Конечно, во всем был виноват только кайф. Как я сразу не поняла, что именно под ним ты говоришь такие глупые фразы. - Поднимаю обозленный взгляд на него, не двигаясь с места, - знаешь, у тебя явные проблемы с общением. Особенно под кайфом и алкоголем. - Я бы ему сейчас вспомнила и то, что он говорил мне, когда мы впервые встретились, но... Хотя, минуточку... С чего все началось? Может быть это... Именно... - Какой же ты кретин... - Кажется до меня дошел весь смысл того, что произошло. Господи, каким извращенцем надо быть для того, чтобы все это провернуть? Отталкиваю его от двери, полностью овладев собой. Ясность в голове не может не радовать. Оборачиваюсь где-то в пороге и бросаю притихшим голосом с горькой ухмылкой на лице, - ты добился своего. С тебя двадцать баксов. - Ставлю сотню, нет, тысячу на то, что это все было лишь продолжением его идиотской игры, что началась в клубе месяц назад. Только это. И ничего более того. Ну что ж, ты получил, чего хотел, Престон Ли. А теперь, прошу, опускайте занавес, я покидаю сцену.
Лечу еле сдерживая слезы в комнату, понимая, что Марти и Джима уже давно нет дома. Не глядя кидаю вещи в сумку, отчетливо слыша, как он ходит внизу. Будто из угла в угол мечется. Пережива... Да нихуя он не переживает! Он не умеет этого делать и не смей себя накручивать, дура мы малолетняя. Не в силах подняться с колен, я тычусь в подушку носом и начинаю орать. Мама всегда говорила мне, что если мне плохо или обидно, надо выпустить все это вместе с криком. Бешеным воплем. И станет легче. Только врала она, видимо, что-то легче мне не стало. Стало лишь хуже. Но теперь у меня силы, чтобы подняться и уйти, громко хлопнув дверью. И плевать, что по всему дому у меня раскиданы какие-то остатки вещей. Заберет как трофей, ублюдочный.

+2

10

С меня двадцать баксов? Что? Серьёзно? И всё, что пришло ей сейчас в голову, так эта тупая выжатая мысль с нашей первой встречи? Ну да, конечно, я ведь такой грязный и законченный ублюдок. Чего ещё можно от меня ожидать? Прожив под одной крышей ровно две недели до неё так и не дошло, что мне далеко плевать на шлюх и прочую хрень этого плана. Но ведь я мужик. А значит другого аргумента и быть не должно. Точнее, видимо, она одним им и ограничилась.
- А у тебя с помешательством, - кидаю своё финальное я, когда та разворачивается и сваливает куда-то внутрь дома. То она на каком-то поцелуе зависла, то на этих притупленных двадцати баксах. Лучшее версии не нашлось, кажется. Что ж, обидно. Хотя в любом случае, мне уже давно плевать. Эта идиотка показала себя во всей своей истинности. Зря только я тогда с ней связался. И, чёрт возьми, её спасала разве что её внешность. Которая не давала мне блядского покоя ещё несколько следующих часов. Суток, дней? Если честно, то в какой-то из моментов я просто перестал считать. А ведь когда-то начинал. Вроде даже в тот самый день, когда она свалила, забрав все свои шмотки, которые поспешила запихнуть на скорую руку. Вернее говоря, на нервную руку. Я ничего не сказал Марти, когда та ошалевшая забежала ко мне в комнату и начала допрашивать, какого хрена и что укусило Мэд за задницу. Так и хотелось ляпнуть "тупость" или ещё что-то в этом роде... Но тогда уже пошли бы ненужные мне расспросы почему и зачем. Которые мне крайне не хотелось выслушивать. Соврал что-то про прихворавшую старую знакомую. И уже было плевать, если наши версии с Мэд не сойдутся.

Заливаю в себя холодное пиво, и вспоминаю, что последний раз распивал его с рыжей. Да, эта стерва словно преследовала меня по пятам. В принципе, с дня нашего знакомства и не прекращала. Пусть я и напрочь выбрасывал эту мысль у себя из головы. И когда я уже искал этих случайных встреч - они, как на зло, прошли. Закончились, иссяк срок, что? Где же то долбанное проклятье, которым я так бредил последние несколько суток, а? Неужели ведьма сняла его? В любом случае, оно всё ранво была ничерта не забавное. Хотелось бы её даже огорчить, ведь кое-что оно всё-таки за собой оставило. А именно неплохой след на эксперементированном. В виде постоянных нервов и внезапно проснувшейся совести. Господи, а ведь без этих девушек всё то время было намного проще.
Извиняться или не извиняться? Делаю ещё один глоток пива и продолжаю крутить в руках одну из забытых вещичек Мэдди. На диване сейчас было так удобно лежать и рассматривать эту крохотную ткань. Одновременно заливаясь не самым вкусным пивлом и рассуждая о правильном. Интересно, как она вообще в неё пролазит? Для меня это носок, как максимум. Это вообще что - топик или пижама для её куклы? А может это часть? Стоит мне тогда поискать продолжения? Дьявол. А вот эта мысль меня даже на секунду завела. Но только в рамках, не касающихся Мэд. В другом случае - я думал об одной из ролевых игр. Никак не связанных с коротконогой. Просто кофточка... Чёрт. Ладно. Мысль о ней заводила больше. В плане... Я был бы не против поискать продолжение, если бы оно было натянуло на неё. Уже. О нет. Подход. Пора заканчивать со своим сексуальным воображением.

- Эм, Мэдди Лауд? Она тут живет? - более уверенно спрашиваю я и повторно стучу в какую-то слишком уж шикарную дверь одного из домов, который нарыл мой детектив. Столько бабла на него убил, и всё из-за этой идиотки. Пора мне вернуть её паршивую одежду, поговорить по душам и наконец закрыть этот сраный разговор в спокойном тоне. Без истерик. Надеюсь. Может я даже и зря пришел. Но всё же где-то в глубине своей наивной детской души я надеялся на её благоразумие. И на мою сдержанность. Во время передами той самой одежды. Или её части... Неважно. Сосредоточься, Прэс. Всё будет отлично.
- А вы кто? - дверь мне открывает какой-то высокий стрёмный дядечка с уродливой бородкой в виде косички. Она здесь что, клоунов себе на досуге домой заказывает? Подозреваю, чисто развлечения ради. Если я не всё о ней знаю, правда. Квартирка, кстати, довольно неплохая. И это странно, учитывая финансовое состояние Мэд. О котором мне опять же проболталась Мартини. Ну ладно, Бог с ним, а что здесь делает этот расфуфыренный? Эй, дятел, к тебе субтитры прилагаются или ты так - оформление?
- Живой робот? Чего заткнулся-то? - стрёмный как-то криво на меня посмотрел и следом засунул себе в рот зубочистку, пафосно её перелаживая с одной стороны рта в другую. А потом окрикнул Мэдди.
- Вижу, время зря не теряла, да? Сомневаюсь, что оплачиваешь такую квартиру сама, - если вообще оплачиваешь. Но да ладно, я не за этим сюда, - выйдем или ты там так и будешь торчать?

Отредактировано Preston Lee (2014-01-11 00:03:55)

+1

11

И в кого я начинаю превращаться?.. За последние две недели, как только я съехала от Мартини и... Престона, мне стало казаться, что я уже совсем не Магдалена, как они оба меня всегда звали. Я теперь типичная Мэд. Типа какая-то Мэдисон что ли, но никак не Магдалена. О нет. Во-первых, Магдалена бы никогда не согласилась на эти тупые подкаты со стороны своего упоротого и напыщенного администратора. А я, как дура последняя, взяла и согласилась на его приглашение пожить у него до 'выяснения обстоятельств'. Как жаль, что этот ублюдок вместо того, чтобы расхаживать передо мной в стрингах и деловито говорить, какая я горячая цыпочка, не может давать мне нормальную зарплату, чтобы я скорее свалила отсюда. Каждый вечер, когда я бездумно выхожу на улицу блуждать по пустой улице с гитарой и желанием спеть в переходах, мне невольно вспоминаются какие-то отдаленно хорошие ситуации тех двух счастливых недель, проведенных в доме Мартини. Как мы бесились, как крушили все во время очередной пьянки... Как Он смотрел на меня искоса, когда я громко пела, разрабатывая голос. Третью неделю я засыпаю с мыслью о том, что скучаю по этому. И каждый раз, стоит мне лишь закрыть глаза, я вижу тот дурацкий вечер, ту его шутку. И мне вмиг хочется порвать саму себя на части, за то, что оказалась такой глупой слабачкой. Хм. После нашего последнего разговора я лишь дважды пересекалась с Марти на репетициях. Черт, подруга, если б ты только знала, насколько мне было тяжело врать тебе в глаза о причине моего спешного побега, как сильно мне хотелось рассказать тебе правду, почему я уже не первый день забыла, что такое улыбаться и радоваться утру, или как идиотка убегать от водяного пистолета. Или в очередной раз швырять в Джима палочками для суши...
Слышу настырный стук в дверь, но сил хватает только отвернуться к стене и крепче прижать к себе подушку, - Я устала, уходи. - Какой же ты тупой, Кит... Сжимаю кулаки в очередной вспоминая, как пройдет моя ночь в этом гребаном доме этого законченного извращенца, что опять будет караулить меня у двери, чтобы 'случайно' задеть какую-то часть моего тела в узком коридоре... Почти, как тогда с Пресли. Нет-нет-нет, Мэд, перестань думать об этом, а то в скором времени докатишься до того, что переспишь с этим бородатым чмырем с горя. А горе было, ох какое оно было... И как же мне сейчас не хватало бутылки хорошего крепкого алкоголя. Останавливает одно - длиннорукий половой гигант в соседей комнате, что считает своим долгом всем напоминать, что он лучший, о да. Всегда и во всем. Только лучший совсем другой... На мгновение стараюсь представить этот образ идеала и у меня, кажется, начинало получаться, пока перед глазами не пробежала улыбка Прэсли... И в этот момент я слышу, как меня зовет Кит откуда-то из коридора. Я медленно встаю с постели, лениво потирая усталые глаза, подмечая, что забыла смыть косметику. Ну и плевать, может так этот кретин перестанет ко мне яйца свои подкатывать. Выхожу из комнаты и глядя себе под ноги иду на зов. Останавливаюсь у Кита, сложив руки на груди, и... Мне перехватывает дыхание... В пороге стоит... Он... Ошарашено смотрю сначала на него, потом на Кита, что опять решил попонтоваться, взяв в зубы зубочистку. Господи, проглоти ты ее уже наконец и сдохни. Вновь смотрю на Прэстона и губы растягиваются в улыбку. Неужели мне это не снится?
А потом мне мгновенно хочет убежать обратно и скрыться от мира, как только эта скотина вновь открывает рот. Не по карману... Пф... - Какое твое дело до моего финансового состояния? - Долой улыбки, здравствуй старая и добрая ненависть. - Чего приперся? - И тут до меня доходит, что какое-то редкостное чмо своей лапищей начинает сжимать мою талию. По спине пробегают мурашки отвращения и мне нужно несколько секунд понять, что это вовсе не Прэстон и это не тот вечер. Это сегодня и меня приобнимает Кит. Господи, если б ты только знал, как же сейчас это вовремя.
Крепче стискиваю зубы, чтобы не закрыть перед его носом дверь. Спрашивает, не выйду ли я. Поговорить вздумал. Ишь какой нашелся. Ненавистно смотрю на него снизу вверх, но все же шагаю ему на встречу, потянув дверную ручку за собой. Не поддается. - Оборачиваюсь и встречаю недоверчивый и слишком пафосный взгляд Кита, - Уймись ты, я сейчас вернусь, - тихо бросаю ему и захлопываю дверь. Облокачиваюсь плечом о стену и смотрю на старшего Ли, - Принес мне двадцатку? - Изо всех сил стараюсь держать равнодушие и скрыть тот факт, что я... Скучала по нему.

+2

12

Опираюсь я о косяк двери не долго. Выделываюсь тоже, потому что вскоре этот страшный уродец хватает Лауд за талию и меня словно парализует. От неожиданности я живо отлипаю от двери, но следом сразу делаю такое незамысловатое выражение лица а-ля я здесь вообще левый и мне на всё насрать. Пришёл отдать вещь и набить одному бородатому хмырю морду. Фу. И неужели она с ним... Встречается? А ведь прошло каких-то... Несколько дней. Хотя. Не особо заморачивайся, Прэстон. Это её жизнь. А ты всего раз побывал в её рту. Не думай, что один такой в её списке.
- Кое-что получше двадцатки, - правда, не уверен, что это особо её впечатлит. Наверное, разбрасывать вещи у всяких там уродцев давно вошло у неё в привычку. Далеко до меня. Чёрт. И опять я приписываю себя. Хотя, помниться мне, тогда, убегая после нашего последнего разговора, она не была особо бездушна. Как сейчас. Притворяется. Или издевается? Какого хрена тогда значит тот орангутант у неё в квартире? Или... Не у неё?
- Еще надо? - достаю из кармана тот самый оранжевый топик и машу перед ней. Именно он вечно наяривал мне своим ярким цветом об этой паршивке. Улыбаюсь на этом моменте и только её рука дотягивается до ткани, я сразу забираю его обратно. Иначе мы не поговорим. Иначе она тупо заберет его, свалит, заперев передо мной дверь в знаке "разговор закончен". Но проблема была в том, что я его даже и не начал.
- Нет, сперва ты меня выслушаешь, - запихиваю ткань теперь себе внутрь куртки. Туда уж она точно не полезет. Надеюсь. По крайней мере, хоть какие-то шансы у меня стояли. А пока что я всё болтал, - так как я ненавижу вот такие английские прощания. Кхм. Короче, не издевайся и прекращай дуться на меня. Я сказал глупость, ты повелась, а теперь живешь с каким-то... Дровосеком.
Мефистофель хренов. Стою тут и строю из себя какого-то зазнавшегося подростка. Господи, и куда меня занесло-то? Вспоминаю себя лет двадцать назад и как нечто похожее уже говорил одной своей подружке. Точнее, той самой первой. И последней, к сожалению. Говорила мамаша не торопиться. А всё, что я слышал, так это её тупое "бла-бла-бла" и абсолютное ничего в моих ушах. Я никогда их не слушался. И до сих пор не научился. Даже сейчас те же слова матери звучат словно очередная ирония судьбы. На те же грабли, Прэстон, правильно. Не забывай, что тебе это нравится. Бегать постоянно, срываться, совершать одну маленькую ошибку, а потом ещё сотни таких же после. Ты врождённый идиот, чёрт подери. Завалился к какой-то рыжей психопатке, с тупой прихотью проверить, что будет, и решить проблему, что словно опухолью засела в мозге. Да, твою мать, Мэдди - ты моя опухоль. И я бы хотел выдавить тебя, как обычный прыщ, пусть ты и кажешься такой маленькой и безобидной. Но как только я узнал тебя, то понял, что здоровее болячки, наверное, и не найти. Именно поэтому я сейчас стою напротив тебя, пародирую твою же позу и прикалываюсь над твоей же вещью. Надеюсь, ты простишь меня. А если нет, тогда просто рассмейся мне в лицо. Мне и этого будет достаточно.
Хочу рассмешить её. Как-то ослабить эту ситуацию, уменьшить громкость сарказма между нами до минимума и просто поболтать, как двое адекватных людей. Я даже мысленно выкидываю того урода у неё из квартиры. Забиваю на него, очерчиваю круг вокруг нас обеих и потихоньку начинаю ей улыбаться. Наверное, стоит сказать что-то хорошее. Прекратить играть дурака или того неудачного шута, что я так мастерски состроил во время нашего последнего диалога. Про поцелуй ничего не говорить. Забыть, превратить всё в странную историю двух знакомых после доброй пьянки. Хотя я точно помню, что был абсолютно трезв. К счастью или к сожалению, работа не позволяла, но скорее я склоняюсь к первому варианту. Я спокойно сказал ей, что о ней думаю. И, конечно, это правда, но зачем из-за этого так беситься? И следом так серьёзно воспринимать, словно я ей в любви признался? Глупенькая маленькая дурочка. И почему мне вечно хочется взять на себя роль твоего папаши?
- Расслабься. Я не ссориться пришёл. И не учить тебя жить, - аккуратно кончиком кулака я бью её по плечу. По-братски как-то, без намеков, но всё ещё с той же идиотской улыбкой на всю наглую морду, - И кстати... А что будет, если я дам сотню?

Отредактировано Preston Lee (2014-01-11 01:39:27)

+1

13

Склоняю голову набок, когда эта ящерица открывает свой рот. Мало было его огненных изрыгиваний, как откуда-то из кармана он [барабанная дробь] вытаскивает мой топик. Понимаю, что глаза у меня давно размерами с блюдце и я резво тянусь к нему рукой, - Откуда он у тебя? - Хочу ругнуться и обозвать извращенцем, но понимаю, что все это глупости и я просто забыла его, в спешке унося ноги из его дома. Собственно, я и схватить-то его не успела, ибо ловкость рук и никакого мошенничества, и Прэстон уже прячет его так же магически обратно к себе теперь уже во внутренний карман. Хочет, чтобы я его выслушала. - А это обязательно? - Да, действительно, обязательно? У тебя же проблемы с общением, ты помнишь, орк? Тяжело вздыхаю и устало поднимаю на него взгляд, вновь складывая руки на груди. Отчетливо понимаю, что я совсем его не слушаю, а злоба меняется легким удивлением того, что он изменился. Не знаю как, просто какой-то другой. Вот смотрю сейчас на него и складывается впечатление, что за те недолгие недели, что мы не виделись - его изрядно потаскала за яйца сама матушка жизнь. Ну и пару оплеух еще дала. О боже, Прэстон, у тебя синяки под глазами или это все виновато освещение? До слуха доходит только два слова 'не издевайся'. Лолшта... Изумленно вскидываю левую бровь и реально офигеваю от сказанного. Это еще я издеваюсь? Кретин недоделанный. Но тут меня мгновенно пропирает на смех от того, как он красиво подобрал синоним к слову 'этот_жирный_озабоченный_администратор'.
Черт, да у меня теперь нет ни капли желания злиться, мне хочется только смеяться. Нагло так взять и рассмеяться в лицо. Но... Я держусь, сохраняя каменную маску на лице и переминаясь с ноги на ногу. Черт, ну зачем ты пришел? Зачем ты делаешь мне жизнь еще сложнее, чем она есть, а? Я даже знать не хочу, как ты нашел меня, но это вск... О господи, перестань сводить меня с ума, ублюдочный ты орк... Если тебе плевать, то мне как-то не сильно. Стоп. Я только что призналась себе, что мне на него не плевать? Эм, все, клиника. Мэд, беги, чтобы не признаться в том, что он тебе нравится и ты, кажется, как дура влюбляешься. Этого еще не хватало.
О нет, перестань, не делай этого. Меня касаются кулаком. Я похожа на пятилетку? - Эм, да я расслаблена, - провожаю его руку взглядом. Ох, эту руку да в нужное место бы... Черт, Лауд в голове заткнись. Я поднимаю на него взгляд именно в тот момент, когда он, улыбаясь, спрашивает, что будет, если б он сотню принес. Прэсли, ты такой дурак. В хорошем смысле слова. Начинаю непроизвольно улыбаться, ибо это заразно и вообще вселенский вирус, и отталкиваюсь от стенки. - Ну, как тебе сказать... За сотню много чего может произойти, - как-то игриво подхожу вплотную к нему и смотрю так внимательно ему в глаза. Ох, еще вчера я бы хотела в такой ситуации двинуть ему с колена прямиком в причинное место, но сейчас я только лениво кладу ему одну руку на грудь... И нет, вв ничего не подумайте, я все еще в своем уме и больше ошибки прошлой не повторю. - Но в твоем случае, остаток был бы компенсацией за моральный ущерб, - быстро вытаскиваю у него из кармана свою законную шмотку и отхожу обратно к стене, сияя какой-то детской и наивной улыбкой. Кручу топик в руках, замечая его совершенно не респектабельный вид и вытягиваю его вперед, держа кончиками пальцев. - Ты что, одевал его? - Подозрительно смотрю на вещицу, потом на Ли, - о нет, молчи, не хочу знать. - Округляю глаза и театрально отворачиваюсь, не в силах теперь сдержать легкого смеха. Хорошо-хорошо, я действительно скучала, Прэсли, но ты все равно орк и я тебя лю...ненавижу.

+2

14

Кажется, чем дольше я тут стоял, тем больше я доказывал самому себе, что совсем не хочу уходить. Что проще будет остаться здесь, ведь времени уйма, никакой работы больше нет, тем более мне уже лень и нам, оказывается, даже есть о чем поговорить. Отвлекаюсь на собственные мысли, совсем не замечая приближения Мэд. Она подкрадывается так скользко и незаметно, что я на секунду теряю самообладание и равновесие, следом ощущая её руки уже сверху своей куртки. Куда она лезет? Чёрт, неужели это опять один из её трюков по соблазнению отцов своих подруг? Это, что, уже из категории эксперимента постепенно перешло в постоянное хобби? Не то чтобы это мне не нравилось... Даже очень. Но у меня в данном случае свои слабости. О которых я предпочёл бы умолчать. И вообще - как-то неудачно недавно закончился наш недавний такой... Способ проверки. Тогда зачем она продолжает? И почему я до сих пор молчу, не пытаясь даже остановить её? Наверное, на этот вопрос я ответил уже тысячу раз, когда направлялся сюда. Зачем-то мне хотелось. Не просто хотелось.
- Что ты делаешь? Я ведь, я ведь пошутил, - сдерживать наросшее волнение не выходит и я заглатываю ком в горле, который уже успел сделать мою речь жутко невнятной и запутанной. Вашу мать, её лицо сейчас так убивающе близко. Максимально, критически. Ровно как несколько суток тому назад, но сейчас оно не было таким странным и расплывчатым. И я всё продолжал боятся её следующих действий. Интересно, насколько она сумасшедшая?
И мои планы рухнули, как проклятый карточный домик, а ведь я успел поставить всего пару паршивых карт. Наверное, лузерство у меня в крови. Поэтому и мыслить о чем-либо ещё было уже бесполезной тратой времени и извилин. А я в свою очередь потерял единственную вещь, что ещё могла удержать эту вертихвостку рядом. Правда, я уже совсем забыл, что хотел сказать.
- Да какой моральный ущерб? Согласись, ты сама сглупила, - а я бы ещё тысячу раз так сглупил, лишь бы повторить всё то, что мы наделали за прошлые пару недель. Всплеск эмоций, потеря последних мозгов, андреналин. Не учитывая, естественно, часть с истерикой. Но однако видеть её на взводе было забавно. Отчасти. А ещё я вспомнил одну маленькую мелочь, о которой следом не постеснялся ей напомнить, - Ведь... Не я полез тебя целовать.
Это была она. На удивление, я запомнил эту глупую, но немаловажную составную. Нашей ссоры, нашего... Всего, что вообще на сейчас хоть как-то можно было назвать "нашим". Да, я уже успел полюбить эти сумасшедшие воспоминания. Несчастных две недели, наконец разнообразие в нашей с Марти жизни, а особенно в моей, учитывая, что до этого та абсолютно никогда не знакомила меня со своими ушлепками. С парой-тройкой, разве что. Когда ей было 13. И пусть это вообще несравнимый период, Дьявол... Знакомство с Мэд перевернуло все мои понятия о подростках. Что-то с этой шизофреничной хоббитшей было не так. И, чёрт подери, последняя моя фраза зацепила во мне не только интерес, но и волнующее ожидание её реакции. И сейчас она вряд ли сможет запросто уйти от ответа. Хоть это и не выглядело, как вопрос. Стараюсь заострить на этой фразе всё своё внимание и загадочно на неё смотрю, игриво улыбаясь. Надеюсь, я вообще не зря это делаю. В мои наивные планы до сих пор не входит свалить отсюда, оказавшись прибитым носом к этой двери. Двери, за которой находится ещё какой-то мужик. О, нет, отвлеките меня кто-то умоляю. Потому что я совсем не хочу думать о том, что он там делает и кто он ей и... Чёрт возьми, я уже об этом думаю. Раз-раз, Прэсли. Тебя вообще-то это абсолютно не обходит. И да, у неё есть своя личная жизнь, на которую ты зарекся. Хотел заречься. То есть, ты успел на пару минут так уже... Но ведь это не считается, правда?
Хотя-я-я... Я бы даже хотел, чтобы это считалось. Так у меня будет больше шансов. Там баллы, один - один и всё такое. Он ей квартирку, я ей поцелуй. Надеюсь только, что участников больше не будет. И лучшей ей вообще пока что не знать об этом моё внутреннем соревновании. За ещё один её поцелуй. И за ещё одну кофточку или топик, или что это? Но мысли о попадании её ко мне опять заводят меня слишком далеко. Точнее, просто заводят. Да, вот так правильнее.

Отредактировано Preston Lee (2014-01-11 22:58:40)

+2

15

По логике вещей меня должно хоть немного напрягать тот факт присутствия Прэстона в подъезде. В моем подъезде. Вранье. Не мой подъезд и квартира не моя. Да и комната моя - вовсе не моя, на самом деле. И себя самой собой я здесь совершенно не чувствую... Здесь ничего нет моего, кроме зубной щетки да сумки со шмотками, но это не главное. Главное то, что я чертовски рада его появлению здесь, хотя все должно было быть как раз таки наоборот. Ох уж мне эти гормоны... Щурюсь немного, еле видно ухмыляясь краешками губ. Напоминает, что это я его поцеловала. Теоретически, да. Впрочем, каждый раз, когда я вспоминаю тот вечер, во мне все больше и больше загоралось чувство, будто он и сам этого хотел. Верно, Прэсли? Не желал бы этого, не набросился на меня словно... Словно не знаю кто. В моем лексиконе отсутствует синоним к тому состоянию непонятной возбужденности старшего Ли, которое было. Ладно, ладно, даже если бы я и нашла этому разумное объяснение, я бы все равно не сумела бы сейчас его произнести вслух. Перед глазами промелькнет так наша ссора и его 'глупости' наряду с 'шуткой' и мгновенно складывается впечатление, будто сейчас это не простая беседа, а жесткий стеб. Неужели ты хочешь напомнить мне об этом поцелуе, чтобы потом вновь поиздеваться? О нет, в этот раз этого не произойдет, увольте. Комкаю шмотку и вновь складываю руки на груди. Всегда так делала, сколько помнила. И этот жест у меня почему то ассоциируется с тем, как человек закрывается от чего-то важного в разговоре. Вот, Марти точно знает об этом. Она еще любить шутить 'езди Магдалене по ушам ты, но лишь только руки скрестятся - рот заткни свой и уйди'. Да, как-то так это и звучало. Кстати об алкоголе. Интересно, это Мартини сказала, где меня искать? Хотя стоп, откуда она может это знать? Верно, я ей не говорила. Только Барту сказала. Но он с Прэстоном ведь не общается, надеюсь, да? Хорошо, значит и этот вариант отпадает. О господи... Только не говорите, что этот ублюдочный тип, что сейчас явно прилип к внутренней стороне двери и внимательно слушает наш пустой треп, умудрился кому-то рассказать о том, что теперь я живу с ним? Прекрасно. Не было счастья, да несчастье привалило. Пристально смотрю на него, в уме стараясь прикинуть каков же его план, а потом медленно протягиваю, словно все это время я просто пыталась вспомнить ту нашу глупую шутку-ошибку. - Странно, а мне помнится, что первым полез ты, - по-детски пожимаю плечами. Вранье все это, но неужели я похожа на дуру, что сейчас скажет 'да, черт возьми, это я тебя поцеловала, потому что ты брутален и горяч, Элвис щекастый орк Прэсли'? Неожиданно для себя опускаю взгляд и смотрю на его губы, которые мне почему-то резко захотелось поцеловать. Опять. И опять. И потом опять. Но это останется между нами, да Магдалена? Только ты и твой мозг об этом будут знать. И никто другой. Резко отворачиваюсь к стене, наиграно делая вид, будто что-то в глаз попало. Хочется ударить себя по рукам и закричать 'НЕ СМЕЙ ДАЖЕ СМОТРЕТЬ НА НЕГО, ДУРА ТЫ РЫЖАЯ', но вместо этого я как ни в чем не бывало вновь поворачиваю лицу к нему. Самообладание и спокойствие. Только так и никак иначе. Да и вообще, какая разница, что ты сейчас скажешь ему? Все равно сегодня он уйдет и больше ты его не увидишь. Никогда. И это будет просто замечательно. Только почему мне ни капли не радостно от осознания этой мысли? - И насколько я помню, не я тяжело дышала, осыпая тебя комплиментами. - Лауд, ты официально дура. Самая безмозглая на свете дура. Какой египетский жираф тянул тебя сейчас за язык?.. Ты только выстроила стену отчужденности, нацепил на себя ярлык Чернобыля, так какого, простите, хрена ты открыла свой поганый рот и сказала это? Надо выкручиваться, ох как надо. Вскидываю брови, изображая какую-то гримасу из разряда 'ну и хуй с тобой, золотая рыбка' и добавляю, - хотя, это скорее мне почудилось от кайфа. - Натяни идиотскую улыбку. Да, вот так, молодец. - Кайф от косяка. Не от тебя. - ГОСПОДИ, ЗАТКНИСЬ ЖЕ ТЫ, НАКОНЕЦ!

+2

16

Такая забавная. Сначала издевается, затем мнется, а теперь переводит стрелки. Актриса из неё бы вышла первоклассная. Не понимаю, зачем она подалась в музыку. Всё стоит напротив и смотрит. Почти не двигаясь. А ещё никак не прекратит играть. Со своими маленькими пальцами у ярких рыжих волос, со своими ехидными словечками с минимум сотней процентов сарказма, и с этой очаровательной улыбкой... Дьявольской улыбкой, определенно посланной из самого Ада. Чувствую, как меня уже полностью унесло в поганое детство. Трагедия несовершеннолетнего мальчика. Он по уши втюрился, а они никогда его не любила. Классика случая. Затем по статистике свадьба, сладкое и такое слепое наслаждение одной стороны другою, но никак не наоборот. В итоге сказка заканчивается чем-то неприятным, и в большинстве случаев это либо ребенок и развод, либо просто развод без прочих надуманных сложностей. Все когда-то проститься, забудется... Если уже не забылось. Ведь именно так сейчас чувствовал себя я. Наконец освобождённый от чего-то старого. Такого привычного, но гадкого и давно осточертевшего. Такое ощущение, словно оглянувшись назад, я уже не увижу прежнего горба, хоть и был всю жизнь как тот славноизвестный герой одного популярного мультфильма. А казалось, ждать придётся ещё так долго. В какой-то из моментов я даже решил смириться с той мыслью, что к чёрту всех, буду жить с тем, что имею. Я оказался типичным слабаком. Стандарт современности. И сейчас я готов был раздавить себя, снова и снова продолжая вглядываться в эти детские глаза напротив.
Наверное, я сейчас стою и улыбаюсь, как последний идиот. В голове застрявшая романтика, цветы с помидорами и розовые сопли. На глаза то же, плюс легкая туманность и абсолютная пустота в голове. Соответственно, всё, что я выдаю на её последнюю реплику, так это лишь глупое:
- И опять ложь, - потому что мне лень думать. Потому что я сейчас так дико счастлив, сам ещё не знаю почему, но вот жопой чую что-то странное. Хорошее, но странное. Как послевкусие очередной удачи или ещё одно одобрение какого-то смазливого текста. Текста! Точно. Срываюсь и уже оборачиваюсь, спеша спуститься по ступенькам, быстро схватить свой телефон, что я как на зло оставил в бардачке, и набросать пару строчек. Они уже у меня на языке, я буквально сам их готов пропеть, но нет, нужно было срочно дописать. Лечу пулей вниз, с первого этажа вспоминая о Мэд и выкрикивая ей:
- Съезжай от него, Мэд. Он же страшный, - "И заваливайся обратно к нам". Нет. Этого я сказать не успел.

Тогда меня понесло похлеще, чем самого Степана. Я всё с той же улыбкой расплющенного гуся запрыгнул в машину, схватил телефон и на диктофон быстро записал всё то, что бурлело у меня в голове и перебивало другие мысли в сплошной микс. Такое происходило в последний раз очень давно. И обычно, если что-то так внезапно вставляло_вдохновляло, заметки нифига не помогали. Приходилось сразу записывать на диктофон, так как память похуже была, чем у старушки. Но я этого не признавал. Мне 36, мать вашу, я ещё сальто сделать смогу. Ну, а если не смогу - то всё равно выкусите. Пока во мне кровь бежит, как башенная, я ещё сотню сальто для ваших мозгов устрою.
Да-а-а, тогда в моей голове происходило что-то невероятное. Спустя несколько дней я уже сдал готовый текст и основной список был готов, чтобы спокойно садиться и записывать альбом. Жаль другое - я слишком поздно спохватился с благодарностями вдохновителю. Подозрительная коротышка с третьего этажа слишком раскошнйо для неё квартирки, с чёрным ротиком и глазами настоящей лисицы. Она так и не съехала, кажется. А я... С тех пор я ей ни позвонил, ни смс-нул, не сделал ни-че-го. В принципе, логичнее всего было бы закончить это вот таким исходом. Оставить всё, как есть. Не портить, не лезть, не мешать друг другу жить, и уж тем более не продолжать ездить по мозгам. Но проблема была в другом. Как бы я не пытался выбросить её, отвлечься, замять, как старую проблему или неудавшийся листок с рифмой... Она торчала там чаще, чем всё остальное. Иногда я даже начал у себя замечать, что помню почти все её фразы. Наизусть. Каждую свою реплику и её ответную следом. Глупая-глупая девчонка. И какого только чёрта ты такая заноза?
- Я за сигаретами, - кидаю одному из парней, что уже во всю активненько записывали свои песенки в моей студии, делаю излюбленный жест кулаком о кулак и быстро выскакиваю в другую комнату. Слава Богу, у нас нет второго этажа, иначе бы я давно сломал себе ноги после своих гадких косяков. Бегать длинные расстояния - вот что поистине круто. И удобно. Моментами. Забегаю в коридор, хватаю свою куртку и ключи от дома. Кошелек забыл. Как всегда, в принципе. Захожу на кухню, роюсь в каждом ящике, пока наконец не натыкаюсь на ту самую чашку, из которой пила Мэд. Стерва, вечно теперь будет напоминать о себе чем-то. А может это всё проделки хитрой Вселенной, что даёт мне знаки уже какие сутки подряд. Урод, конечно, стоит её поблагодарить. И пока я в отличном настроении, нужно было поспешить. Нахожу кошелек, пихаю в карман и уже выбегаю к двери, чтобы сорваться и побежать к Магдалене, плевать, что сейчас девять часов и она вероятно не дома. Но, повторюсь, мне было трижды плевать и я бежал, чтобы сказать ей такое простое  "спасибо", а может быть и не только, но одно я знал точно - мне нужно было срочно её увидеть. Открываю дверь - стоит она. Ого, Вселенная, а можно мне еще пачку сигарет тогда?

+2

17

Ложь. Пф. Откуда ты можешь знать, что является ложью, а что нет? Ты вообще в себе разобраться не можешь, а лезешь в мою голову с психоанализом. Меня вновь начало изнутри пробирать какой-то злобой. Неужели я всегда теперь буду злиться на него, вспоминая? Правильно говорят, от любви до ненависти один шаг. Хотя, постойте-постойте. Я его не любила. Не-не, скорее это была вечная взаимная мозгоебальня и не более того. Так что скорее мы просто привыкли немного друг к другу за этот вынос мозга и все. Да и вообще. Как-то обиженно надуваю губы и собираюсь съязвить что-то грубое, что уже давно вертелось на языке [где-то с нашего знакомства, даже так скажу], как это чучело, не слово не говоря, разворачивается и педалит по ступенькам. Эм, что это было? Несколько секунд нахожусь в полнейшем ступоре, все еще глядя на то место, где мгновение назад он стоял и улыбался, как идиот, а теперь... Это что, первоапрельская шутка? Или его изначальным планом было позвонить в дверь и убежать, а вспомнил он об этом только сейчас? - Кретин. - Шиплю через плечо и дергают ручку двери.

Ох, Мартини, и где тебя кошки драли-то?.. Я уже, наверное, сотый раз набираю ее номер, но в ответ только длинные гудки. - Стерва, блять! - Швыряю телефон рядом на сидение и ловлю на себе изумленно-напуганный взгляд таксиста. Забыла, что не Барт за рулем. Смущенно улыбаюсь, бросаю 'простите' и упираюсь взглядом в окно. Темнеет потихому. Черт, Марти, где ты? Если бы мы не договорились встретиться сегодня утром у клуба, я бы, возможно, так сильно не переживала. И не ездила б в поисках тебя битые два часа. Хотя, кого я обманываю? Я как истукан ждала весь день ее и названивала. А искать начала совсем недавно. За это время я успела наведаться только в наш гараж, где Барри лишь пожал плечами на вопрос о ее местоположении и дальше продолжил бренчать. Нет, она взрослая девочка, Мэд, утихомирься. Но все равно на душе не спокойно. Набираю вновь ее номер, расплачиваясь с таксистом и подхожу к дому. Останавливаюсь у двери и настырно стучу. Опять звоню ей на телефон, но теперь меня радуют выключенным телефоном и абонентом вне зоны действия сети и я, плюнув на все, решаю резко развернуться и поехать домой, как в груди что-то перехватывает. Пока я воевала с телефоном, дверь мне преспокойно открывает Прэстон и... И я на какое-то мгновение теряюсь, да и ком в горле как-то не в тему встрял. Хочу спросить, что он здесь делает, но вовремя отдергиваю себя. Он здесь живет, дура. Не тупи. - Эм, привет, - немного смущенно улыбаюсь, - а я к твоей дочери, - да, именно дочери. Потому что он ее отец. И именно поэтому ты сейчас здесь. То есть, он сейчас здесь. Он вообще здесь. Ай, не важно. Продолжаю как-то слишком внимательно смотреть ему в глаза, а потом резко перевожу взгляд на телефон, - она трубку не берет, мы должны были встретиться. - Развожу руками в каком-то недоделанном жесте извинения и закусываю губу. Он предлагает зайти и подождать Марти внутри. Да. Почему бы и нет. И я спокойно вхожу, потому что мне действительно нужна Мартини, которая явно где-то трахается с Джимом, а не он. Нет, совсем не он. - Хорошо выглядишь, - ну а что мне еще сказать? Сколько мы не виделись? Неделю? Две? Ладно, не обманывай себя. Сегодня ровно один месяц, четыре дня, пять часов и... Уже тридцать четыре минуты. Стараюсь сглотнуть ком в горле. Пора держать себя в руках. В конце концов, Магдалена, это всего лишь отец твоей подруги. Да, просто отец, что нашел твое пристанище, чтобы отдать тебе твои вещи. Неважно. Это была всего лишь встреча в акт некоего примирения и больше ничего. Может, он просто не из тех, кто хочет расставаться на злобной ноте. И почему 'расставаться'? Мы и не встречались толком. Стоп. Мы вообще не встречались. Мы просто поцеловались.
Я его поцеловала. Так, ладно, это в прошлом. И забудь об этом. Он тоже забыл, я знаю. Не удивлюсь, если сейчас откуда-то из спальни выйдет длинноногая блондинка, обмотанная покрывалом. Почти, как я тогда... Нет, ему не пойдет блондинка, о нет. И вообще, на нем слишком много одежды для блондинки в покрывале. Если он, конечно, не ждал моего появления, и не успел на ходу одеться. Хотя, почему он должен был ждать меня? Господи, Магдалена, успокойся немедленно! - Как дела? - усаживаюсь на спинку дивана, не желая поворачиваться лицом к камину... Просто не хочу. Да и к чему такие вопросы? Неужели тебя действительно волнует то, как у него дела? Он тебе даже ни разу не позвонил за все это время! И привет не передал через Марти. Да, блин... Почему-то волнует... Да и не позвонил, наверное, потому что я номер не оставила. И привет мог передать, просто младшая Ли забыла передать. Дьявол! Возьми себя в руки, Лауд. Ты пришла дождаться его дочь и не более того. И не важно, что ты уже забыла о том, зачем она вообще тебе была нужна. Похорошел. Что? Бесполезно... Старательно перевожу взгляд с Прэстона на свой телефон, начиная нервно вертеть его в руках. Господи, Марти, приезжай скорее.

+2

18

Ну и, конечно, никто мне никаких сигарет не воздал. Даже эта коза вероятнее всего и то без них. Но, собственно, словно это было важно. Уже точно нет. И курить перехотелось и интрига её присутствия здесь следом заинтересовала меня намного больше. Правда, стоило ей только открыть рот, как улыбка неандертальца на моём лице сразу куда-то исчезла. Ну к дочке, так к дочке. А я тут... Шум типо услышал. Оделся, потому что в хате холодно. Пусть на улице и плюс 16. Мне холодно, да. Ну или на случай расспросов выкину что-то типо "кожанка предает мне сексуальности". Должно было сработать. По крайней мере, в моей голове.
- Ты тоже, - э-эм, похорошела в смысле. Стоп. Какое-то вялое "ты тоже"? Что? И это всё, что ты можешь сейчас ей сказать? Ну да, я урод, я знаю. А ещё я часто веду внутренние диалоги с самим собой. И это тоже абсолютно нормально. Закрываю за ней дверь, словно никуда и не собирался. Обмен неловкостями состоялся, всё идёт по стандарту наших с ней отношений. В скором времени стоит ожидать какого-то подкола или неудачной шуточки. И скорее всего от меня, потому что спустя несколько минут, уже стоя напротив неё в зале, я даже не знаю, что можно ей сказать.
Строю из себя занятого папашу: сперва переставляю всякий хлам на кухне, что не успел убрать, когда убегал, а теперь я переобулся обратно в домашнюю обувь и наконец зашёл в главную комнату, где та уже спокойно сидела себе у камина. К счастью, молчание длилось недолго. И в этот раз, как ни странно, она заговорила первой.
- Эм, отлично. Альбом новый записываем, между прочим, - опираюсь о косяк арки, которая разделяет коридор и главную. Тычу большим пальцем в сторону тёмного тоннеля того самого коридора, показывая, что вот где-то там звуки. И если ты их услышишь - мои поздравления, ты поймёшь, что я не вру. Хотя, словно мне был смысл врать. Тем более ей. Что она вообще может знать обо мне? Пишу тексты, периодически сочиняю бредовую музыку и моментами тусуюсь со своей дочерью-подростком, забивая голову всяким её подругам? Да, именно таким она меня и рисует. Жалким, немного двинутым, странным... Интересно, какие ещё гаденькие прилагательные бегали у неё в голове, когда она вспоминала меня? То есть, если вообще вспоминала. Правда, тогда эту смущенную улыбку я определенно заметил. Пусть её и нет сейчас. Пусть сейчас она вообще опустила голову, сразу после своего вопроса, и отвлеклась на свой телефон. И я бы даже как-то оставил её тут одну, ждать Марти, ведь вопросы о её жизни вряд ли привели бы ту в восторг. Поэтому я не находил в этом особой важности, но кое-что другое предложить рискнул. Всё-таки тот глупый разговор в подъезде закончился не так уж плохо. Даже не обращая внимания на то, что она обозвала меня критином. К этому я уже успел привыкнуть.
- Хочешь послушать? - вскидываю обе брови вверх и с самой доброй улыбкой спокойно предлагаю пройти за мной. На секунду мысленно удивляюсь своей подозрительной вежливости, но всё-таки отлепаю от стенки и ступаю в сторону студии. Открываю перед дамой дверь, в этот раз чисто из скромности, потому что хватит уже блядь доминировать. Да и заблудилась бы она тоже. Но, короче, спустя каких-то пару минут мы уже внутри. Рядом пару бильярдных столов, подобие на мини-бар и здоровенное стеклянное окно, за которым парочка долбоебов во всю корчат рожи. Записываются одни. Слава Богу, я не занимаюсь этой хренью. И слава Богу я не подался в продюсеры. Иначе бы точно не выдержал. Пять минут, двадцать... Марти до сих пор не было. Она, кажется, что-то про клуб упоминала. Сомневаюсь, что вернется та позже завтрешнего обеда. Тогда почему Мэд все ее ждала? Правда... Не будет ведь она все клубы Сакраменто проверять. Так или иначе, я почему-то был доволен, что она здесь. Похвастался своими текстами, показал наконец любимую часть дома. Отчасти понял, что скучал по ее смазливой мордашке. Эх. А поблагодарить так и забыл. После того, как парни ушли, я опять вернулся туда и заметил, что Мэдди скучала себе у мини-бара и, кажется, начала распивать новые коктейли.
- Я так понял, ты с ночевкой? Если что - вопрос без намека.

Отредактировано Preston Lee (2014-01-12 23:00:28)

+2

19

В какой момент я поняла, что у него до сих пор никого нет? Точнее, здесь в априори никого нет? Наверное, в тот момент, как краем глаза заметила все тот же бардак в кухне и смятое покрывало на диване. При мне такого не было. Точнее, может, и было. Но в те редкие моменты я была либо после жесткого отходняка, либо... Либо другого не дано. Я как-то слишком резво носилась и убирала. Это все виновата мать со своей чистоплотностью. 'Поела - помой тарелку, Магдалена!' и так во всем. Господи, я за сотни миль от дома, а никак не могу выбросить ее из головы. Впрочем, Мэд, здесь ей свои плюсы. Ты перестала думать о нем. Или мне так только кажется? Поднимаю взгляд, как только он отвечает на мой вопрос. Хорошо дела, ммм, записывает альбом. Талантливый. Идиот. Да. Именно так, талантливый идиот. - Это хорошо, - бездумно киваю головой, крепче сжимая телефон в руках. Хочется зарыться в собственные волосы, стать похожей на кузена Итта из того идиотского, но потрясающего фильма и все. Котелок, очки, и говорите, что хотите - мне по бую. Резко перестаю смотреть на него. Он не рад мне, я чувствую. Хотя, постойте, кто был бы рад мне? Именно. Хочу встать и целенаправленно пойти на выход, как-то косо отмазу кинуть, типа, ну я потом Марти позвоню, но что-то остановило. И это что-то было ничем иным, как предложением Прэсли. Удивленно пытаюсь вникнуть в их суть. Хочу послушать что? Стоп, о чем мы говорили? О его делах, о записи альбома, о девушке... Нет, погоди, ты не говорила с ним о девушке. А, запись, точно! Живо поднимаюсь с дивана, мысленно избивая себя за тупость и... Черт. Он улыбается мне. - Хочу. - Изо всех сил стараюсь сдержать какой-то внутренний порыв, и позволяю ему увести себя на их обожаемую студию. Сколько слышала о ней, но ни разу так и ее попала туда. Может, не хотелось пожирать себя изнутри на фоне действительно талантливых музыкантов? Совершенно не обращаю внимание на все вокруг, ведь мой взгляд, как бешеный, мгновенно вникает в тех кривых ребят, что за огромным стеклом тянут те ноты, что я и мечтать не могла. И совсем не важно, что у меня просто другой тембр голоса. Не важно, все не важно. Потому что слова этой песни отдаленно стали напоминать мне что-то. Или не напоминать. Но... Знаете, это из разряда - один раз.услышишь и потом год будешь ее напевать себе под нос. Внимательно прислушиваюсь, стараюсь запомнить каждую ноту их мелодии, каждое слово, написанное... И только в этот момент до меня окончательно доходит, что тексты-то писал Прэстон. Он сам. Оборачиваюсь с каким-то выражением хаотичной радости на лице к нему, и... Не знаю. Почему об этой стороне его темной души я узнаю только сейчас? У тебя, оказывается, сердце есть, орк... Хочу произнести это вслух, но резко отворачиваюсь обратно к этим молодым парням и под конец даже умудряюсь тихо им подпевать. А потом они ушли. И мой мир рухнул. Меня оставили в гордой одинокой тишине в этом полутемном помещении, где единственной радостью было увидеть пародию на бар. Ну и плевать. Подхожу к стойке, перегибаясь через нее и достаю первую попавшуюся бутылку. Мартини. Ну, конечно, я должна была вытянуть именно то, чего не люблю. Но сейчас мне так плевать, что пить. Да мне плевать даже где пить. Я просто хочу и все. Наливаю себе в стакан, простенько так, по-домашнему, и залпом глотаю. Хочу выпендриться, крикнув что-то из разряда "еще", но вспоминаю, что сегодня я сама себе бармен, сама алкоголик и сама и постоянный клиент. Делаю еще один глоток, морщась от этого ужасного привкуса, но чувствую, как в голову немного, но бьет градус. Нет, это скорее от того, что я не ела сегодня. Да не важно, Мэд, ы лучше скажи, какого черта сидишь в его дома сейчас и спиваешься? Иди домой. К Киту, оля-ля. Меня любят дома. Но здесь мне хочется быть. Почему? Потому что здесь... - Прэстон, - вяло оборачиваюсь к нему, как только он возвращается. Боже, дура, возьми себя в руки, ты же ведешь себя не повадно. Спрашивает, останусь ли я на ночь. Конечно, останусь. Нет. Я уеду. Да, нет. Не знаю. - Я еще думаю об этом, - язвительно подмечаю. Да здравствует Мэдстон стайл. Кручусь на стуле вместе с бутылкой и тычу ею в его сторону, - Будешь? Раз все равно думаю уходить или нет. -Вспоминаю, как он мне пиво предложил, когда мы в кухне встретились. Как бы я не старалась, не могу забыть. Черт... Ладно, не важно. Но фраза почти так и звучала. Его фраза. И все равно мне не дает покоя его песня...

Отредактировано Maddie Loud (2014-01-13 01:07:19)

+2

20

Сумасшедшая. Бездумная, легкая и такая сумасшедшая Магдалена. А я даже не заметил, как успел полюбить это имя. Мэдди, Мэд, Мэдс, нет, они ей совсем не подходят. Показывают лишь большую простоту, низость... Что абсолютно ей не присущи. Она скорее подойдёт под категорию того самого гадкого утенка. Такая непонятная и закрытая в начале, а потом... Нечто гораздо большее. Не пойму только одно: зачем она стесняется, почему медлит? Она ведь так талантлива, её голос, её широкие глаза, её харизма. Она саркастична, она интересна, людям определенно понравится её заводной характер. И какая же, она чёрт подери, красивая. В этот момент я почувствовал себя каким-то паршивым хозяином. Охотником, что захватил в свою клетку саму жар-птицу. В этой темной студии, где нет никого, кроме нас, мне показалось, что я имею над ней полный контроль. Ещё несколько глотков, прошу, сделай их.
Говорит, что еще думает, и продолжает крутиться на своем стуле, запивая каким-то алкоголем свой невнятный ответ. Рыжая, и почему ты такая необычная, а? Ты не похожа ни на одну из тех пуделеватых подруг Мартини, что бывали тут прежде. Этот странный шарм и отталкивающая грубость в глазах. Только меня она, на удивление, только больше привлекала, прибавляя очередные вопросы в до того уже забитую голову, особенно когда ты уходишь. Ты такая необъяснимая. Почему-то я до сих пор тебя не выучил и не знаю, как ты можешь отреагировать следом. Ты меня путаешь, Магдалена. Ты знаешь об этом? О том, что ты свела с ума почти 40-летнего мужика... Чья подруга является его родной дочкой. Господи, а ведь еще несколько месяцев назад я бы себе и представить не смог подобный сюжет. Определенно неплохой для какого-то сопливого фильма на один раз. Но чтобы списанный с моей жизни. Да я, наверное, уже давно просто спятил.
Предлагает выпить, не отказываю. Какой-то изощренный план, совсем невольный, возникает у меня в голове, и она - словно послушная жертва - следует ему. Но я вряд ли хотел, чтобы всё произошло именно так. Подхожу к ней, наливаю себе треть стакана и следом упираюсь боком о стойку. Удобно, мартини, вкусно. По горлу приходится легкая горечь и я со всем наслаждением ее сглатываю. Делаю еще один большой глоток, третий и останавливаюсь. Больше не надо. Иначе я боюсь за безопасность ушей Мэд и моей репутации. А еще у нее юбка задралась, пока она каталась.
Резко останавливаю стул, как-то грубо и бездумно, как отреагирует на это она, и, на удивление самому себе, без капли стыда и стеснения лезу к ее ягодице, медленно убирая кожаную ткань на прежнее место. Тыльная сторона руки гладко касается абсолютно голой часть ее ножки. На какую-то секунду я забыл, что ей всего 23. Ее кожа была такой теплой, а моя рука сравнительно холодной, что придавало лишь больше эффекта, когда я нехотя убирал ее от колена Мэд. Жаль, что юбка такая длинная. Но, к счастью, ее красивые и тройные ноги было все еще видно. А в моем воображении осталось нечто повыше. Та часть, которая теперь, в легком недоумевающем эффекте алкогольного опьянения придавала той картинке лишь большей сексуальности. И мои руки уже немощно скрутило. У живота пробежало волнительное желание, которое я тщетно попытался усмирить. Дьявол. Я ухватился на всякий случай за спинку ее стула и полуобомлевшими глазами уперся в ее. Она тоже тяжело дышала.
- Прости, просто... Ткань задернулась.
"А еще я безумно хочу тебя поцеловать." Но это описание скорее будет слишком слабым на фоне того, что я действительно сейчас хотел с ней сделать. Порвать эту чертову юбку и опять дотронутся этой мраморной гладкой кожи. Мама... И что со мной только происходит?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » arrest me