В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » arrest me


arrest me

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Магдалена Мария Лауд, возьми себя в руки. Ты взрослая и умная, ты не должна вести себя подобно пятнадцатилетней школьнице, что безответно влюблена в молодого преподавателя литературы. Нет. Перестань. Просто встань и уйди. Но я в сотый раз кричу сама себе, что не могу. Не могу я бросить все, развернуться и прочь-прочь-прочь... Делаю глоток этого противного алкоголя и в какой-то момент понимаю насколько близко он... Ты. Насколько близко ты, ненавистный мне всеми фибрами души, противный т наглый щекастый орк, отец моей лучшей подруги. Ты - такой мой личный Элвис Прэсли... Боюсь посмотреть на тебя, боюсь заговорить, и уже проклинаю тебя в сотый раз за то, что заставляешь меня теряться, путаться, забывать слова, защищаться, в конце концов. Ты и только ты вина моему дурному нраву, моим колким фразам и обидным обзывательствам. Дьявол... Когда ты рядом, я чувствую себя такой маленькой и глупой девчонкой, понимая, что с каждым встречным взглядом, с каждым случайным прикосновением мое сердце начинает биться все сильнее и сильнее, а дыхание становится таким тяжелым, прерывистым, как сейчас... Я вздрогнула. Еле заметно. По спине пробежала волною пульсирующая дрожь. Я... Я чувствую тебя?..  Твою руку. Она холодная, как и твое сердце. Мне так казалось. Ледяное, как у Кая. И я все гадала, где твоя Герда. Нет, пожалуйста, не делай этого, не надо... На мгновение закрываю глаза, тяжело сглотнув. Я чувствую его руку, она медленно касается моего бедра и... Господи, пусть мне это все мерещиться и я лишь коснулась ножки стула, не знаю, или еще чего-то. Судьба, будь благосклонной, молю... Оборачиваюсь. Смотрю на него. В его глаза, а вижу только губы. Господи. Мое дыхание, оно такое... Прерывистое. Вновь. Не могу успокоиться и дышу еще чаще. Чувствую в животе что-то буйное. Неужели, это те самые бабочки, о которых все говорят? Нет, это не они. Мэд, у тебя их никогда не будет, нет, не сейчас. Я жадно выпиваюсь взглядом в его лицо, разглядывая каждую морщинку у его глаз, каждую ямочку, каждый... Я хочу его поцеловать. И я медленно тянусь все ближе и ближе, привставая на стуле. - Ничего страшного... - Отвечаю на его извинение. Первое извинение, которое он произнес в мой адрес. И мне искренне плевать. Плевать на то, что моя юбка может задраться вновь, или что я сейчас бездумно вопьюсь в его губы поцелуем, который так долго рисовала в своих мечтах. Плевать! Я хочу праздника! Замираю в упоительной близости от его лица, к которому хочется протянуть руку, но вовремя отделиваю ее. Почти таким же он был в ту ночь, только по его коже плясали адские отблески пламени камина. Таким он был... Подпитым и несколько беззащитным. А на утро он стал слишком грубым, властным... Нет, Мэд, остановись! Не совершай той же ошибки. Ты ему не нужна... Не надо, прошу... - Мне понравилась песня. - Тихо шепнула и так же медленно вернулась обратно на стул. - Она красивая. Последняя. - Последняя, что пели его друзья. Но может он поймет и без продолжения фразы? Резко хватаю свой стакан дрожащей рукой и во чтобы то ни стало стараюсь подавить внутреннее напряжение, что с каждой секундой лишь нарастало еще сильнее. Господи, да что со мной? Допиваю залпом остатки мартини и добавляю, - Кому писал? - какая тебе разница, Лауд? Это не тот вопрос, который можно задать. С чего ты взяла, что он тебе ответит? Может быть, с того, что у тебя руки начинают слегка неметь, как только ты смотришь в его сторону? Или как по телу бежит словно разряд электричества и ты молишь всех богов, лишь бы он вновь тебя коснулся? - Когда. Я имела ввиду, когда написал. - Да, сделай вид, что ты ошиблась. Тянись за бутылкой, что он так нарочно оставил возле себя. Коснись своим плечом его руку, мысленно желая ухватиться за нее. Да, Мэд, устрой бунт, набросься на него и просто прижмись к нему всем телом. И радуйся, как малое дите. Но нет же, ты просто нальешь себе еле выпить, глотая это дерьмом, словно ты пропитый алкоголик с горьким опытом, и будешь ждать его ответа, все поглядывая на него боком, боясь, что заметит. Боясь, что он почувствует твое желание и просто им воспользуется. Ох, Мэд. И как вовремя в голову ударили несколько строк той песни. Его песни. И как, вероятно, я выглядела дурой, когда тихо напела эти строки, зажмурившись и боясь пошевелиться.

+2

22

Вдох. Второй. Сбивчивый, отдалённый от прежних. Осторожный взгляд на неё, а следом резко на свою руку, что ещё крепко удерживает спинку стула, на котором всё неподвижно сидела Мэд. Боюсь пошевелиться. Продолжить говорить, неудачно повернуть голову, моргнуть. Всё сейчас, казалось, могло рухнуть, полететь к черту, такой момент, который вроде ничем отличается от любых других. Но я почему-то всё ещё пытался за него ухватится. Слишком горячие ноги, слишком взволнованный взгляд, слишком тихо. Как вдруг это глупое и такое нелепое "ничего страшного". Всё к чертям. Наконец выдох.
- Рад, что понравилась, - более холодное и бессмысленное. Бережно кладу вторую руку на спинку стулу, когда та уже убегает куда-то мне за спину и я почти её не слышу. А точнее - вовсе уже не пытаюсь. Глупая, боягузливая девчонка. Зачем ты всё это делаешь? Пытаешься намекнуть на что-то, одеваешься вызывающе, чем прежде, говоришь такие... Непривычные для тебя вещи. Надеюсь, ты же не настолько наивна, что полагаешься на мою добросовестность? Я не сказочный принц из твоих выдуманных историй. Я не буду тебе улыбаться и следом мило произносить на ушко всякую романтическую чушь. Я не стану геройствовать или делать что-либо сверх-оригинальное, нет. Это совсем не по мне. Я не такой, как же до тебя всё ещё не дошло?
- Неважно когда, - перевариваю эту информацию в голове и наконец её останавливаю. Такой ненужный поток информации. Лишний бред, сказанный лишь чтобы занять место в такой осточертевший тишине. Неловкость. Чёрт возьми, и как я ненавижу её испытывать. Стряхиваю с себя эту легкую призрачность негодования и наконец разворачиваюсь к ней. Сначала остаётся наедине, спаивает, соблазняет, а затем несет эту полу-приятную пургу. Неужели всё так просто и очевидно? Надеюсь, это она не спланировала.
- Давай, предложи мне ещё в бильярд с тобой сыграть, - и именно на этом моменте моё терпение перестало со мной играть. Оно больше не реагировало на мой мозг и, кажется, совсем отключилось, растворяясь где-то между моим волнением и яростью. Я лишь задержался у стула на пару секунд в этом полу-паническом тике, а следом решил просто прекратить это. Иначе наша прелюдия вскоре превратится в самый настоящий цирк. Мне надоело ждать. И, в конце-концов, никто не любит длительные вступления. Как жаль, что в школе её этому не научили.
Поворачиваюсь к ней полностью. Уже. Уверенно делаю несколько шагов вперед, максимально прижимая ту к бильярдному столу. Сейчас она так напугана. Господи, а мне так нравится этот униженный взгляд. Ты не ожидаешь. Ты предсказываешь в своей голове все варианты того, что я сейчас сделаю. Скажу. Не бежишь. Правильно. Да и в принципе эту версию я вычеркнул сразу. Иначе ты бы не осталась сейчас здесь. Соври, что не так. Соври, что просто заждалась Марти. Время висит прямо перед тобой, ты не настолько глупа, чтобы забывать о нём, - ведь так?
Поднимаю на неё свой заинтересованный взгляд и без особой чувственности задаю самый странный вопрос. Ожидаю её реакции. Ну же, догадайся о чём я? И где твои мозги, дорогуша? Вероятно, где-то там, между пошлыми мыслями о продолжении сегодняшнего вечера и этими давно вспотевшими трусиками. Улыбаюсь. Растягиваю удовольствие её полнейшего онемения. Молчит. Понимаю.
- Ты ведь этого добиваешься, м? - медленно подымаю руку к её прозрачной чёрной сеточке. Такая лёгкая, еле заметная, где под низом один лишь кожаный лифчик. Красивая. Безупречная. Такая светлая кожа... Господи, и почему ты до сих пор не нашла себе путевого парня? Или... Нашла? Хотя вряд ли, раз сейчас тусуешься здесь и со мной. Твоим единственным вариантом на сегодня. Марти подвела, остальные друзья давно заняты. И, чёрт подери, я бы был так зол, если бы она сейчас сорвалась. Я, словно хозяин, в очередной раз довольствуюсь, как моя собственность возвращается ко мне. Я жадный, я не умею делиться, но в то же время я не могу её удерживать. Паршивая редкая птичка с замашками отстойной королевы, мать её, Британии. Твоё место здесь, и как ты ещё этого не поняла? А тем временем моя рука уверенно движется дальше. Я запускаю палец в одну из клеточек и рву её под легким напряжением двух пальцев. А затем замертво опускаю руку вниз.
- Плохая кофточка. А песню... Я написал в тот самый день, когда уходил от тебя. Пятнадцатого января, кажется. Ты же это хотела услышать? - легким движением обеих рук я быстро поднимаю ту вверх и аккуратно усаживаю на столик. И опять эта невероятно приятная на ощупь кожа. Не могу убрать руку. А взгляд уже падает на её ягодицы. Невольно. Не могу себя удерживать. Спускаю правую руку туда же... Нежная проверка памяти на пять минут назад. При свете лампочек, что прямо сверху, она словно блестела. Подхожу теперь ближе и нахожу уровень её лица. Глаза в глаза. А потом на губы. И я уже нетерпеливо ухожу в них.

+1

23

А я просто молча смотрела на него. Я боялась что-то сказать, боялась даже открыть рот. И в общем-то мне было совершенно неизвестно, что я должна была сказать ему в этой ситуации, и как он отреагирует, в конце-то концов. Поэтому я молчала, когда он слишком холодно ответил, молчала, когда он слишком сильно приблизился ко мне, заставив меня почувствовать себя загнанным в угол зверем. Нет, не зверем. Забитой дворнягой, вот. А вокруг нее столпились безжалостные и суровые детишки двадцать первого века, крепко сжимая в своих грязных ладошках жменьку мелкого гравия. Бедная собака жмется к стене, нещадно лая на обидчиков, но в душе она тошно поскуливает и готова унести свои лапы, поджав хвост, на все четыре стороны, лишь бы эти маленькие ручки не сделали свой взмах. Смотрю на него снизу вверх, чувствую как мне немного перехватывает дыхание. Нет, не немного. Я задыхаюсь. Стараюсь сдержаться и привести себя в чувства. Ну же, давай, где твой камень? Кидай же, давай! Чего ты ждешь? Но вместо этого я слышу бессвязный вопрос. Он пустой. Бессмысленный. Необъяснимый. Что 'так'? Что должно быть скрыто в этих двух простых словах 'ведь так'? Если ты действительно считаешь, что я тебя должна была понять, то ты ошибся... Сглотнув ненавистный ком во рту, ловлю себя на мысли, что таким грубым... Неотесанным... Болваном, в конце концов, ему идет быть. Но все равно в душу закрадываются неприятные мысли. Тебе ведь это не нужно все. Зачем ты это делаешь, зачем?.. Прижимаюсь к этому клятому столу, крепко хватаясь до посинения пальцами за его края, выжидаю. Мне страшно? Только почему это звучало вопросом? Да, черт возьми, мне страшно. До дрожи в коленях страшно. Или, быть может, они дрожат не по этому? Он тянет руку ко мне. Медленно, плавно так, что я почти не боюсь. А потом он как-то касается моей груди и... Рвет мою кофту. - Что ты... - испуганно пытаюсь отпрянуть назад, но не успеваю, когда он хватает меня и одним уверенным движением усаживает на стол. Спасибо, что не на шар. Хотя... Мгновенно выставляю ладони вперед, упираясь ему в плечи и по телу бежит невыносимый разряд тока. Я вновь чувствую его руки. Все такие же холодные, как и пятью минутами ранее. Дьявол... Что ты делаешь со мной?.. Сбивчиво дышу. Хочу ударить его, избить, убежать, мне страшно. Но почему я замерла? Почему внизу живота чертов ураган ощущений? Почему у меня все еще дрожат коленки? Почему я хочу лишь сильнее прижаться к нему? Почему... Да почему так много этих 'почему'?! На мгновение перед глазами всплывает его образ, какой я неоднократно рисовала в воображении, засыпая ночами вдали от него. Почти таким я его запомнила. Резким, грубым, несколько измученным. И никогда не могла вновь уловить в памяти его улыбку. Не могла... Почему же? - Почти... - Почти это я хотела услышать. Почти. Он смотрит на меня. Его лицо все ближе и ближе. Я вижу его так отчетливо, будто нет никакой пелены забытья или алкогольного опьянения. Я чиста, чиста полностью. Да. И это все взаправду. Это все происходит прямо сейчас. Я действительно чувствую его губы, его руки, да, черт подери, я чувствую его язык у себя во рту! И он... Такой приятный на вкус. Алкоголь и табак. И почему этот привкус сейчас кажется мне таким родным, таким любимым и желанным? Отвечаю на поцелуй как-то опасливо, боясь, что если я сейчас сольюсь с этим бурлящим во мне желанием, то он вновь оттолкнет меня. Вновь высмеять сможет, словно я нашкодивший ребенок. И ему пора спать. Нет, не смей меня сейчас отталкивать. Ты не сделаешь этого. Отстраняюсь немного, и на одном выдохе шепчу ему в губы, - Нет. - Я не отпущу, понял? Вновь впиваюсь в эти желанные губы поцелуем, прижимая его за шею к себе ближе. От каждого его прикосновения меня обжигает, словно от огня и я мысленно молюсь, чтобы его дыхание вновь прошлось по моей шее. Как в прошлый раз. Я хочу сравнивать эти два вечера и никогда не забывать. Засыпать с этим мыслями и просыпаться с ними. Отчего же мне ни капли не стыдно, щекастый и такой сексуальный орк. Почему ты такой красивый и горячий?.. Господи, что я делаю?.. Обхватываю ногами его за пояс, немного поддавшись назад. И мне будет искренне все равно, чем это все кончится сегодня и чем обернется завтра. Я хочу тебя, Прэстон Ли, прямо сейчас. И это главное в нашей с тобой вечере.

+1

24

Snow is crackling cold
She took my heart, I think she took my soul
With the moon I run
Far from the carnage of the fiery sun


Арестуйте меня. За совращение малолетних, за предательство собственным принципам. И плевать, что ей далеко не 18. В моих глазах, этими параноидальными секундами полнейшего сумасшествия, она мне мерещится на дочь. В кого я только превратился за эти несчастные пару месяцев? В гибрида из прошлого и настоящего. Того, что так ненавижу, и что так туманно могу разглядеть. Точнее, только хочу. Всматриваюсь в бледные глаза напротив себя и не могу понять, что делают мои руки под её тонкой кофточкой. Куда я зашел? Не пожалею ли я? Хотя. К чёрту эту вонючую драму. Об этом я точно никогда не пожалею.
Перебираю её сладкую кожу на шее. Этот приятный аромат, никаких духов... Ты сама по себе вкуснее любого мартини и виски. И я хочу выпить тебя до последней капли. Выжать, как самое нежное белье. Аккуратно и бережно. Ведь ты такая особенная. Кажешься. Сейчас, в этой комнате, в это странное время. Ты выжигаешь мне сердце, Магдалена. И почему ты всё ещё дрожишь? Ты боишься? О чёрт возьми, а меня так заводит твой страх. Чувствую себя последним маньяком-психопатом. Всё, о чём я сейчас думаю, так это как бы поскорее сорвать с тебя одежду и оставить отпечаток своих поцелуев на каждом проклятом сантиметре. Проклятым моим поганым ртом. Проклятым, потому что прежде я смел говорить такие отвратные вещи о тебе. Я думал, я говорил, я слишком часто болтал эту мерзость. А сейчас я помышляю грязное. Замахиваюсь на святое. Твоя молочная кожа такая чистая. И как я только смогу сделать с ней такое? Я не уверен. О Господи, я так не уверен.

- Рот. Зак-рой, - продолжаю лихорадочно целовать её шею, перебираясь к груди. Слова даются тяжело и через слоги. Совсем не обращаю внимания на то, что говорю и следом сразу на секунду отвлекаюсь, - Пожалуйста.
Делаю одно из своих лиц "я виноват, но я совсем не раскаиваюсь". И в данном случае оно уместно, потому что, чёрт возьми, нельзя сейчас меня отвлекать. И я подальше отталкиваю её к середине стола. Пытаясь не сбиваться, я сразу опускаю глаза на её плечи. Застряю на том самом месте, где порвал её кофту. Легкая, еле обтягивающая сетка. На кой чёрт она вообще её одела? Ах да, хотела составить впечатление, скорее всего. Мои подозрения самовнушают. И как её с таким внешним видом ещё никто не трахнул? Изначально бы так одевалась и в первую нашу встречу я бы не раздумывая изнасиловал её. Хотя, это скорее плохо, чем хорошо, учитывая всю романтичность этого момента. Точнее. Процентов десять романтичности этого момента.
Медленно засовываю руку под сетку и постепенно рву её. Неторопливо, трепетно, по короктим промежуткам опуская линию разрыва вниз. Мои глаза уже жадно скользят по оголённым участкам её кожи и я удивляюсь себе, как ещё держусь. Хотя моё громкое дыхание паршивого дракона явно выдавало меня. Перебрасываю на секунду взгляд на Мэд. Ехидная улыбка. Ей это нравится. Спустя секунды кофточка остается порванной напополам красивой и ровной диагональю. Помогаю её вытащить руки, как из обычной куртки, и оставляю одну у себя в ладони. Почему её кожа такая светлая, о Дьявол... Мокрые поцелуи делают очередную дорожку к её шее. Я не могу прекратить наслаждаться. Этими минутными экскурсиями по её телу. По всему. Хочу изучить до последней детали. Хочу запомнить его от начала до конца. До самого пикантного.
- А теперь прошу, только не дрожи. И не истери, - полсантиметра от её лба. Шепотом. Я должен буду сделать это правильно. Никаких грубостей, никакой спешки или мельчайшей ошибки. Я сделаю всё как нужно. Я прижимаюсь максимально близко к её лицу и дышу словно в неё. Губы периодически врезаются в её и я на секунду слабости уморительно впиваюсь в них. Такая приятная. Эти губы. Вашу мать, я сейчас слаб, как никогда, наверное. И это мы ещё не добрались к самому важному. Важному... Самое главное. Юбка. Точнее, только один шаг к нему. Минута паузы и снова в дело. Отвлекаю её глупой фразой и поцелуями. Десятью, сотней? А руки тем временем уже плавно спускаются к застежке на её юбке, что сзади. Становится жарко и я незамедлительно стягиваю свою чёртову футболку. Надпись "thirsty". Господи, как с меня сейчас списано. Юбка... Нужно было закончить с ней. Быстро, почти незаметно, тяну её вверх и снимаю через голову. Лишнее, откидываю в сторону. И теперь на мне одни джинсы. А на ней... А на ней практически ничего. Только нижнее белье. И идеальная фигура девственницы. Матерь Божья, да я сейчас ангела трахну. И, если честно, плевать мне уже на ад.
На минуту забываюсь о такте и правильности. Голодное, вспотевшее тело Лауд бесшумно падает спиной на бильярдный стол и я в упоении продолжаю её целовать. Закричи, застони, скажи, что не нравится. А я пока уберу этот проклятый лифчик и... Только его. Целую, аккуратно, слабо покусываю, держась обеими ручищами за тонкую талию. О моё тело. Я сейчас сам задрожу. От нехватки дозы. А дальше нельзя. Дальше потом. Дальше наступит буквально... Через несколько секунд. Раз, два, три.
- Ты готова?

You shimmy-shook my boat
Leaving me stranded all in love on my own
Do you think of me
Where am I now
Baby where do I sleep
Feels so good but I'm old
2000 years of chasing taking its toll

+2

25

Игра в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » arrest me