В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мексиканская проблема


Мексиканская проблема

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Agata Tarantino, Frank Altieri
Калифорния и Невада
Днем +17, ночью +2,
"Там на каждом шагу яма, и в каждой из них лежит проблема"

0

2

Глядя на кружащую в небе точку самолета, Фрэнк в очередной раз уточнил у Агаты, сумеет ли она обеспечить те объемы поставок, которые требовались Кортезу. Кажется, он спрашивал это уже в пятый раз с того момента, как месяц назад вышел на представителя одного из мексиканских наркокартелей. Фрэнку действительно это было важно, своим авторитетом он очень дорожил и не хотел прослыть треплом, не исполняющим обязательств. Кроме того, люди Кортеза не были той шпаной, которой обычно толкала свой товар Тарантино, это были серьезные парни, закупающие оружие в количестве достаточном, чтобы захватить какое-нибудь из граничивших с ними на юге государств. Контракт с мексиканцами сулил такие же миллионные суммы, которые бы они получили, поставляй боеприпасы для Министерства Обороны.
Все переговоры с покупателями Фрэнк брал на себя, убеждать он умел, от Агаты в свою очередь не требовалось ничего, кроме как договориться со своими поставщиками и в дальнейшем отгружать мексиканцам все, что тем потребуется. Альтиери надеялся, что девушка его не подведет, сейчас они ввязывались в очень серьезные дела.
Белоснежный бизнес-джет совершил посадку ровно в обозначенное время. Фрэнк и Агата встречали своего гостя на одном из частных аэродромов недалеко от Лос-Анджелеса. Чтобы добраться сюда им пришлось выехать за сутки, путь не близкий, но пришлось подстраиваться под клиента, который на следующий день планировал посетить Вегас.
В окрестностях Лос-Анджелеса было заметно теплее, несмотря на январь, Фрэнк был в одной рубашке, оставив пиджак в машине. От яркого солнца спасали солнечные очки.
По трапу спустился молодой загорелый человек, парень был ненамного старше Агаты, оно и понятно, у них там, в мексиканских картелях, жизнь была очень стремительной, при определенной сноровке и удаче к двадцати пяти годам вполне можно было стать миллионером, а двадцати шести – трупом. Человека звали Сантьяго Сурита, он и был тем представителем сеньора Кортеза, с которым Фрэнки вел переговоры. Они пожали приветственно руки и обнялись. Сантьяго должен был посмотреть товар и внести предоплату за пробную партию. Кажется тот чемоданчик, который следом вынес из самолета человек Суриты, был как раз таки с деньгами.
- Агата Тарантино. Сантьяго Сурита. – Представил их друг другу. Мексиканец в знак демонстрации насколько рад знакомству, поцеловал девушке руку. – Агата занимается поставками, я о ней рассказывал, - пояснил Фрэнк, - в дальнейшем дела будете вести напрямую с ней. – Что парень (Сантьяго), что девушка (Агата) говорили по-испански, Фрэнку казалось, это сблизит их. Сам же он не собирался осваивать оружейный рынок, ему и со стройками проблем хватало. Но в силу его известной всем жадности совсем отказаться от возможности подзаработать (и прилично) не мог. За посредничество, а также за помощь в перевозке товара он договорился забирать у Агаты 30 центов с каждого заработанного от сделок с Кортезом доллара.
- С нетерпением ждал знакомства. – Парень был тем еще ловеласом, Фрэнк первым направился в сторону автомобиля, чтобы прервать этот обмен любезностями.
После осмотра образцов товара, утвердительного рукопожатия и передачи чемоданчика из рук в руки, время клонилось к ночи. Успешную сделку, как заведено, было решено отпраздновать. Их мексиканский гость приехал не без гостинцев, и в чемодане помимо двух миллионов долларов наличкой, оказался пакетик с чистейшим кокаином, «подарок фирмы», как заверил его Сурита. Что касалось наркоторговли, Фрэнк старался в нее не ввязываться, риски и конкуренция в этом бизнесе зашкаливали, да и сроки давали огромные. С контрабандой оружия, конечно, дела обстояли не намного лучше, но ведь он не собирался светиться там на главных ролях, пускай светится Тарантино. Ей, имевшей связи с террористами, рассудок и совесть могли позволить уже абсолютно все.
Сантьяго был так настойчив, что Фрэнку пришлось попробовать порошок «на язык». Угостили, разумеется, и Агату.
- Класс, - Альтиери по достоинству оценил товар.
Они просидели в одном захолустном баре недалеко от Города Ангелов до двух часов ночи. Алкоголь и кокаин свое дело сделали, в заведении помимо них и хозяина, стоявшего за баром, не осталось никого, мексиканец разогнал всех гостей еще час назад, начав размахивать пистолетом. Хозяину, впрочем, это было компенсировано внушительной суммой денег, Фрэнк буквально запихнул их ему в карман, чтобы тот с перепугу не пошел звонить в полицию, и пообещал, что скоро они уйдут.
Уйти скоро не получилось – Сантьяго наотрез отказался. Вообще за последние пару часов этот парень прилично достал Фрэнка. Если начал он довольно безобидно, вспоминая любимые сцены из «Крестного отца», то под конец его уже конкретно понесло. Апогеем стало упоминание латиноамериканской банды, с которой не так давно заартачились Торелли. Как выяснилось, Сантьяго с кем-то из них вел дела, продавая наркотики. Тот парень был ему не слишком дорог, но возможности попонтоваться Сурита не упустил.
- Я мог бы убить вас прямо здесь, а деньги забрать, - угрожающим тоном, почти шепотом произнес мексиканец и приставил к горлу Фрэнка столовый нож, которым до этого разделывал стейк у себя в тарелке. – Сказал бы, это вы сбежали с двумя миллионами долларов. Я умею делать так, чтобы тела никто и никогда не нашел. – После такого количества выпитого и вынюханного, парень не соображал, что нес, но и Фрэнк, находясь также не в самом трезвом состоянии, не собирался гадать, шутит тот или серьезно. Его возмущал один тот факт, что к его горлу приставили грязный столовый нож.
- Убери от меня свои руки, - процедил сквозь зубы. Этим он, впрочем, еще больше раззадорил паренька. Тот усмехнулся, оскалившись, и вдавил нож сильнее. Теперь уже у Фрэнка закончилось терпение. Альтиери резко поднялся из-за стола и оттолкнул мексиканца, скинув того со стула на пол. Через секунду они оба сцепились в драке. Силы у Фрэнка всегда хватало, но вот в проворности он мексиканцу уступал, сказывалась разница в возрасте. Он и не заметил, как тот схватил со стола бутылку, после чего настала очередь Фрэнка оказаться лежащим на полу. Но сознание от удара он не потерял (сотрясение, впрочем, наверняка заработал). Его ствол как назло остался в висевшем на спинке стула пиджаке, иначе бы все это можно было вмиг закончить.
«Какого черта Агата не шевелится? Пошла припудрить носик?»

Отредактировано Frank Altieri (2014-01-09 22:02:56)

+1

3

Не так давно Фрэнк вышел на контакт со мной, сообщая, что у него есть человек, который готов на крупные сделки и долгоиграющее сотрудничество. Когда были озвучены приблизительные суммы, начала действовать уже я.
С тех пор, как мне в «наследство» от Джованни досталась часть магазинов «Luciano Bosi», я могла спокойно манипулировать складами и магазинами, без лишних переговоров и контрактов. А теперь у меня появился шанс значительно расширить «Luciano Bosi». Конечно, не обошлось без брата Риккарди, так как он держал больше половины акций, и его голос был решающим. Но надо быть полным идиотом, чтоб отказаться от такой сделки, имея достаточно каналов и сбытчиков оружия, - тоже самое я повторила и своему коллеге, выкидывая последний козырь на стол.
Таким образом, из фирмы, занимающейся в основном розничной продажей, мы превращаемся в оптовых продавцов. За кратчайшие сроки придется немало вложиться, взять ссуду в банке, чтобы оплатить товар для дальнейшей перепродажи. В свете этого я даже задумалась, а не построить ли где-нибудь в промышленной зоне собственный завод. Ну, хотя бы подпольный. Человек, который готов меня в этом поддержать и материально, и морально, и физически, у меня имелся, - Билл. Этот бывший террорист (хотя вряд ли террориста можно назвать бывшим) собрал приличный капитал.
Но пока идея с заводом откладывалась, так как я еще пребывала не в полной уверенности, что в своем возрасте, при своем взрывном характере смогу удержать все это в руках, да еще и сына вырастить.

За время, пока мы ждали самолет мексиканца, Фрэнк уже в пятый раз спрашивает меня о объемах. И если первые три раза я отвечала более-менее сдержанно, то на этот раз решила промолчать, наблюдая, как самолет совершил посадку. Когда открылась дверь и лестница вывалилась наружу, мы с Альтиери подошли ближе, встречая молодого человека.
- Агата Тарантино. Сантьяго Сурита.
- Ола, Сантьяго. Contenta de conocerla (*Рада с вами познакомиться) – произнесла я на испанском, отвечая улыбкой на его джентльменский поцелуй руки.
Далее время потянулось слишком быстро: я продемонстрировала товар, предлагая несколько видов, вкрадце рассказала про особенности оружия, чтоб показать себя как человека, знающего чем занимается. К вечеру мы поехали отмечать успешную сделку. Я немного жалела, что лично не удалось познакомиться с сеньором Кортезом, так как старалась сразу установить доверительные отношения с партнером без посредников. Но своего разочарования не показывала.
Мы выпивали. В компании я пила немного, - никогда не умела расслабляться с коллегами, ощущая себя ребенком среди своих родителей. Поэтому и этим вечером я потягивала «Амаретто», с которым Сурита меня постоянно подгонял.
Далее пошел кокс, на который я твердо сказала «нет». Никогда не баловалась наркотиками, хотя когда-то мой роман с Джованни завязался именно на переговорах о продаже кокаина.
К двум часам ночи, когда все, с моей трезвой точки зрения, были уже «готовенькие», и Сантьяго смело начал светить свое оружие, заставляя меня нащупать под пальто свое.
- Я мог бы убить вас прямо здесь, а деньги забрать – рискованно со стороны мексиканца кидаться такими заявлениями. В конечном счете он был в меньшинстве. И, видимо, был довольно глуп.
В следующую минуту уже этот наглый тип приставил свой грязный нож к горлу Фрэнка. Я еще ждала, что ситуация разрешиться. Или полагала, что у мексиканцев такой черный и тупой юмор. Хуже, чем у американцев, в самом деле. Но нет, Сурита не шутил, и двое мужчин сцепились в схватке.
Я выпрыгнула из-за стола, но в мужскую драку влезать не собиралась, до тех пор, пока она не набрала обороты. Мексиканец вооружился бутылкой, чьей толщиной стекла можно пробить не только голову, но и, казалось бы, дубовый шкаф в Наринию. Наверно, именно туда Альтиери и отправился, получив удар по голове, пока я доставала свой М1911 из кармана пальто.
БАХ. Раздался громкий хлопок, пару раз оттолкнувшись о стены кафе и успокоившись в упавшем замертво теле мексиканского подручного. Тело молодого Сантьяго упало на кафельный пол. Я опустила пистолет. Подняла глаза на хозяина, который застыл с тем же шокирующим выражением лица, как и только что убитый Сурита.
- Сообщишь кому-нибудь, и я доберусь до тебя раньше, чем полиция до меня. Ясно? – стоит отдать должное, что мужчина, который уже как час хотел домой к жене, детям и собаке, активно закивал. Думаю, его бару тоже не нужна сомнительная репутация, а так же долгие допросы в отделении.
- Живой? – спросила я Фрэнка, собирая со стола свой телефон и доставая несколько купюр, чтоб расплатиться за ужин.
- Я обещала этому господину – взгляд на хозяина бара – Что мы уберем за собой. Давай ключи, я заведу машину и открою багажник. – понятно, что багажник не для пьяного тела Фрэнка, а для покинувшего нас бандита, который перешел все рамки дозволенного.
- Красивую историю его пропажи придумаем по дороге – по дороге к его могиле.

+1

4

Фрэнк, опираясь на стул, стол, барную стойку и все что ему попадалось по руку, кое-как поднялся на ноги. Чувствовал он себя хреново, но боль до тех пор, пока не коснулся раны, не ощущал. В волосах он нащупал что-то мокрое и вязкое - кровь, как понял, взглянув на свою ладонь, и кровь не чья-то, а его собственная.
У мексиканца был хороший удар, строило отдать ему должное. Фрэнк не был уверен, что смог бы его одолеть (даже будь он трезв и не пропусти удар бутылкой), хорошо, что в их мире существовало огнестрельное оружие, оно неплохо уравнивало. Наверно и Тарантино стоило поблагодарить. Альтиери перевел взгляд с покойника, на Агату. Девушка по-прежнему держала в руках пистолет и всем своим видом демонстрировала полную невозмутимость. Как-то Фрэнк смотрел по телевизору передачу, в которой говорили, что только два процента людей способны на убийство, и девяносто пять процентов из этих двух - мужчины, на женщин, таким образом, приходилась совсем ничтожная доля. Агата, безусловно, была в этом числе. Кажется, этим двум процентам ставился диагноз "психопаты". Фрэнк, впрочем, если верить британским ученым, и сам под него подходил.
- Живой, - отозвался он. - Пока еще.
В последнее время его слишком часто били по голове, уже второй раз за последние три месяца. Эта тенденция радовать не могла. Казалось бы, какие драки, когда тебе сорок лет, ты - муж, отец, бизнесмен, уважаемый в городе человек? А вот Фрэнки умудрялся в них ввязываться. Может, британские ученые не врали?
- Вам надо лед к голове приложить, сосуды от холода сузятся и кровь остановится, - неловко произнес хозяин бара, - у меня в холодильнике есть, я сейчас.
Безусловно, мужчина боялся, что его могут пристрелить, как свидетеля. Нырнув под стойку, он протянул Фрэнку пакет с колотым льдом, который добавляли в коктейли. Гангстер коротким кивком поблагодарил его и приложил лед к затылку. Рану обдало леденящим холодом. В такой позе, придерживая пакет со льдом на голове, он смотрел на неподвижного Суриту и думал, как отразится случившееся на договоренностях с Кортезом.  "Твою мать, это же надо было так вляпаться". Что самое обидное, ничем как нелепостью это убийство назвать было нельзя. Нужно было сразу же после сделки брать деньги и уезжать. К утру, они бы точно вернулись в Сакраменто. А вот теперь не ясно.
- В пиджаке, в левом кармане. Возьми сама, - ответил Агате, где та сможет найти ключи от его автомобиля. После заварушки с Энзо приходилось ездить на Лэнд Ровере, гаденыш взорвал любимый Эскалейд, хорошо хоть была страховка. - И чемоданчик прихвати. - Кейс с деньгами стоял под столом, за которым они сидели, оставлять его в машине на улице Альтиери не рискнул.
Фрэнк понимал, что бросать труп было не делом. Лучше всего вообще избавиться от него и сделать вид, что к исчезновению паренька Торелли никакого отношения не имели. Агата была с ним солидарна. Вероятно, тащить тело до машины предстояло все-таки Фрэнку. Тарантино бы вряд ли подняла этого здоровяка. Стоило его во что-то завернуть, чтобы не испачкать кровью ни себя, ни багажник.
- Есть тряпка какая-нибудь, может, ковер, куда его можно завернуть? - поинтересовался Альтиери у мужичка и кивнул в сторону трупа. Таким образом, нашелся коврик. В него-то Фрэнки и завернул Суриту (пятки, гадство, выглядывали), а после доволок до автомобиля и вместе с Агатой они закинули его в багажник.
- Садись за руль, - велел девушке. Доверить ей, везти себя, было все же куда безопаснее, чем доверить это же самому себе. "Пора завязывать с коксом", - в очередной раз пообещал себе Альтиери. На этот раз ему казалось, что решение будет железным. До добра, как видно, это увлечение не доводило. Фрэнк ввалился на переднее пассажирское сиденье и откинул голову на спинку кресла. Протрезветь ему в ближайшие 2-3 часа не светило.
Лишь бы не нарваться по пути на копов.
- Нужно, чтобы его не нашли, - произнес Фрэнк. - Вообще никогда. Знаешь, что делать?
Сейчас не оставалось ничего, кроме как довериться девушке.

+1

5

Я глянула на Фрэнка, сочувствуя его больной голове. Скоро к разбитому черепу прибавится еще и протрезвление. Хотя, надеюсь, что удар от сраного мексиканца немного расшевелил Альтиери. Поморщившись, то ли на труп парня, то ли на ощутимую боль, что испытывал итальянец, я наконец сдвинулась с места.
Ствол сунула в карман пальто, во второй карман, чтоб хоть как-то перевесить кольт весом в килограмм кинула телефон и оставшуюся наличку. Запустила руку в пиджак Фрэнка, нащупывая ключи. Удача! И главное не забыть про чемодан, собственно, из-за которого все это развернулось.
Переживала ли я за покинувшего нас Сантьяго? Признаюсь честно, что нет. При этом не отнесу себя к хладнокровным или жестоким личностям, которых ничего не трогает. Просто есть грань между смерть старого доброго знакомого, которые исправно платит налоги и переходит дорогу на красный свет, а есть преступники, за которыми в Тартаре давно зарезервированно место. Для меня, кстати, тоже бронь есть уже как пять лет.
Щедрый и испуганный бармен подарил нам старый коврик, в которого мы укутали Суриту. В багажник его впихнуть оказалось не так просто, как показывают в фильмах, - он то и дело выскакивал какой-нибудь частью тела из машины, словно еще был живой. Но красная дырка в его голове вновь убедила меня в обратном.
Минут пять промучившись, мы сели в салон. Я думала о том, а не расскажет ли тот мужик, который по моей воли остался в живых об увиденном. Утешало лишь то, что сейчас мы находились в другом городе, и если поиски и начнутся, то дорожки не скоро приведут ко мне.
Я надавила на газ. Альтиери спросил про место, где можно избавиться от тела, и мне вспомнилась моя могила, в которой, по приказу моей любимой подруги, меня похоронили заживо. Отвезти туда жмурика было бы довольно ироничным шагом, но только вряд ли я сейчас вспомню это место. Да и вспоминать, если честно, не хочу. Я делаю многое, чтобы забыть о событиях последних месяцев декабря 2013-го.
- Здесь вся пустыня одна сплошная могила - подметила я горько. - Проедем по шоссе еще километров сорок, и свернем. Меня больше волнует вопрос что мы скажем Кортезу? - я на секунду отвлеклась, глянув на соседа.
- Думаешь, он поверит в то, что его человек случайно пропал? Знаю, есть такая поговорка "не пойман - не вор", но в криминале ее редко принимают на весы. С другой стороны сделку мы заключили, а значит мотив с тем, чтобы остаться и при деньгах, и при оружии отпадает - я замолчала, задумываясь. Возможно придется прибегнуть к помощи Гвидо, хоть меня и вводила в ступор последняя оплошность Винцезо и как с ней боролись.
- Как голова? - сменила я тему - У тебя есть аптечка? Выпей таблетку обезболивающего и антибиотиков. - я попыталась глянуть на рану, но дорога впереди, которая требовала моего блюдения, не давала это сделать.
- Могу наложить швы. Я была полевой медсестрой на войне, так что навыки имеются. - правда мне казалось, что Альтиери лучше оближет негра с макушки до пят, чем позволит испанке к себе прикоснуться.

+1

6

Риск, что бармен пойдет звонить в полицию, безусловно, был. Но его убийством они бы этой проблемы не решили. У них было с десяток свидетелей того, как обдолбаный Сурита размахивал пистолетом, и если бы вдруг бармен исчез, сразу бы стало ясно, какая именно компания к этому причастна. А так хотя бы оставался шанс, что мужчина, испугавшись, предпочтет забыть о случившемся. Лишние проблемы ведь никому не нужны, к тому же на шпану его гости не походили.
Что сказать Кортезу... Фрэнка тоже волновал этот вопрос. По правде говоря, он не знал, в каких отношениях тот был с покойным, но надеялся, что не в родственных. В противном случае им с Агатой точно не жить, и даже Гвидо вместе с Комиссией их не спасет, потому как мексиканцы плевать на них хотели, они жили по собственным звериным законам и в жестокости давно переплюнули знаменитую Коза Ностру. В предвкушении пренеприятнейшего разговора с Кортезом, Фрэнку даже под кокаином было не по себе, можно представить, что ожидало его утром, когда он полностью протрезвеет и осознает, в какое дерьмо они вляпались.
- А что мы еще ему скажем? – поинтересовался у девушки. - То, что Сантьяго первым начал? - звучало, будто речь шла о детской драке. - Боюсь, в правду Кортез подавно не поверит. Единственное, что мы можем, делать вид, что ничего не знаем. Продолжаем вести дела с мексиканцами, будто ничего и не было. Они отдали нам свои деньги и ждут оружие. Выполним все обязательства, покажем себя надежными партнерами, доставим товар в лучшем виде ровно в сроки. Кортеза я беру на себя. И да, - решил все-таки оговорить этот момент, - Гвидо об инциденте узнать ничего не должен. Сделка прошла отлично, - Альтиери беззаботно улыбнулся, нараспев произнеся последнюю фразу, выбора то у них особо и не было.
Несмотря на свое состояние, он понимал, хоть на курок нажала Агата, ответственность за случившееся лежала на нем. И если кого и вздрючат, так это его, хотя бы потому что Фрэнк старше и должен был вести себя умнее, не устраивать примитивную пьяную драку во время важных деловых переговоров. Все это могло сказаться не лучшим образом на его репутации, как капитана, потому-то он и хотел, чтобы босс оставался в неведении. Альтиери надеялся, что испанка не станет трепаться, пускай это будет их маленьким секретом.
Фрэнк потрогал рану на голове и поморщился от боли. Когда он к ней не прикасался, было лучше. Хорошо хоть кровь уже не шла, порез оказался не настолько глубоким.
В пору было подумать и о том, что он скажет жене, удариться о косяк с такой силой будет точно нереально.
- Хреново, как еще может быть, - честно признался Фрэнк. Посмотрел бы он на Агату после такого удара, девушка бы точно отправилась в реанимацию. Что касалось аптечки, ее у Фрэнка не было, руки все никак не доходили купить. Так что на ее вопрос он ответил, отрицательно покачав головой. Вообще ее забота была весьма трогательной, Фрэнк и не думал, что эта девушка способна на такое. Наверное, он слишком плохо ее знал.
- Не стоит, само заживет, - все же отказался Фрэнк. Он смотрел по телевизору, как оказывали первую медицинскую помощь на войне, обычно после такой помощи потом, в госпитале, что-нибудь отрезали. Да и опять-таки, ни аптечки, ни ниток с иголкой не было.
- Надо заехать лопаты купить, - сообразил он, увидев, промелькнувший в окне супермаркет с надписью "24/7". Наверняка и лекарства там были. - Разворачивайся, - скомандовал девушке. Не известно встретится ли им на трассе по пути еще один подобный магазин, упускать случай было нельзя. Не руками же им в самом деле копать могилу.
Приближаясь к въезду на практически пустую парковку, Фрэнк заметил стоявшую там полицейскую машину. - Черт, легавые, - выругался он. - Я в машине останусь.
Учитывая его внешний вид, Фрэнку стоило залезть куда-нибудь под кресло или же в багажник к Сантьяго, только чтобы не привлекать внимания копов, вместе с ними в автомобиле было достаточно причин, чтобы они бесславно закончили свои дни в одной из тюрем.

Отредактировано Frank Altieri (2014-01-14 20:59:49)

+1

7

- Окей, Гвидо ни слова - согласилась я.
Главное правило во вранье, это поверить в свою ложь самой, и тогда остальные тоже слепо примут гнилой зуб за золотой.
Мы уже почти выехали за черту города, вон, в ста метрах уже прощальная табличка висит с перечеркнутым знаком, как Фрэнк, заметив магазин, попросил развернуть. Действительно, о лопатах я и не подумала. Хотя можно было бы просто бросить труп где-нибудь под камнями.
Я развернула руль, выворачивая на парковку. Идея посетить магазин в половине третьего ночи пришла не только нам, а еще и двум полицейским, которые, по всей видимости, находились на дежурстве.
- Хорошо, оставайся я здесь - сказала я, понимая, что мужчина с разбитой головой может вызвать вопросы.
Я вышла из машины и направилась к супермаркету, не спеша, словно ночная поездка это то, о чем я всю жизнь мечтала. Спешка могла вызвать подозрения.
Оказавшись в помещении, я огляделась. Двое мужчин в форме подходили к кассе, чтобы расплатиться за содовую и вчерашние пончики. Ладно, придется потянуть время, чтобы дать копам уехать от сюда. Девушка, покупающая ночью лопату доверие не вызывает.
Обойдя супермаркет я взяла воду, упаковку сандвичей, аптечку с эмблемой города в углу, - шло как сувенир, но зато там были таблетки, так как лекарственный отдел был закрыт из-за того, что фармацевт не работал в эту смену. Но самое главное было купить лопату. Желтую или зеленую? Я взяла зеленую, решая, что этот цвет успокаивает. А понервничать во время рытья могилы придется.
Оплатив покупки, вышла из супермаркета. Черт, полицейские сидели в машине и поедали только что купленные пончики, явно оставшись недовольными из-за их качества. Не мешкая, я прошла к автомобилю, открыла заднюю дверь и положила лопату. Затем заняла водительское сидение, вручая на колени Альтиери воду с аптечкой из серого пластика.
- Будем считать, что это мой подарок тебе за занимательную поездку! - язвила, да, хотя и сама ведь спустила курок.
- Скушай таблетки, тебе еще копать. - а что вы думали, что я куплю две лопаты и вместе со здоровым мужиком стану рыть могилу? Нет, моего здоровья не хватит. Максимум, на что я соглашусь, так это подменить итальянца на несколько минут.
Я завела мотор и тронулась с места. Отъезжая, глянула в зеркало заднего вида, но похоже, наш тандем с лопатой и усталым мужчиной не вызвал любопытства у служителей порядка.   

- Нам везет - сделала заключение, когда мы проехали уже километров десять от города - Машин нет, никого нет, думаю избавиться от мексиканца не станет проблемой. - и едва я договорила предложение, как машина, ворча, остановилась. Она проехала еще пару метров по инерции, но дальше продолжать путь отказывалась. Я ударила по рулю.
- Кто меня за язык тянул?! - разозлилась, понимая, что сглазила, или это чудовищное совпадение. Что случилось с автомобилем я еще не поняла, но многозначительно смотрела на Фрэнка. Его машина, пусть и рассказывает от чего она противиться. Единственное, что я умела делать с тачками, так это максимум сменить колесо и подлить масло. При более серьезных поломках, я предпочитала расставаться с машинкой. Но, к сожалению, мы сейчас посреди пустыни, на глухой дороге. На улице темнота вырви глаз, а в багажнике труп. Хорошая история для детской страшилки, не так ли?

+1

8

Пока Агата ходила за покупками, Фрэнк, дабы не привлекать внимания копов, старался вести себя естественно и непринужденно, как будто в их машине не было трупа, кокаина и чемодана с наличкой. Он переключал радиостанции на бортовом компьютере, чтобы хоть чем-то занять себя, по одной из них ведущие обсуждали прогремевший накануне взрыв в терминале международного аэропорта Сакраменто. И вновь их город прославился на весь штат, даже, пожалуй, страну. Приглашенный в студию специалист без особого оптимизма обрисовывал сложившуюся в городе ситуацию и призывал власти активно бороться с бандитским произволом. В какой-то степени Фрэнк даже был с ним солидарен, когда от действий преступников гибнут невинные люди – в этом нет ничего хорошего.  Он искренне посочувствовал родственникам погибших под завалами и чтобы не нагонять на себя еще большего депресняка, включил музыку. В магнитоле стоял диск с одним из ранних альбомов Боуи - в колонках негромко заиграла «Golden Years». Фрэнк закурил и, глядя на двери супермаркета, ждал, когда же в них появится Тарантино.
Им повезло, в магазине продавали лопаты и даже не совковые. Полицейских, кажется, эта покупка ни сколько не удивила. Учитывая глушь, в которой они находились, и купленная посреди ночи бензопила не вызовет никаких вопросов. Здесь местные использовали подобные инструменты довольно часто и по прямому назначению. Походила ли Тарантино на местную? В темноте видимо походила – именно такие женщины по ночам тут и покупали лопаты.
Она кинула ему аптечку и бутылку с водой – Агата не переставала удивлять своей заботой. Впрочем, как тут же выяснилось, ей преследовались вполне корыстные мотивы.
- Разбежался. - Фрэнк усмехнулся и закинул в рот таблетку обезболивающего. Он не упустит случая доказать Тарантино, что женщинам в их деле не место. Захочет доказать обратное – выкопает яму. И пусть не жалуется на каблуки, маникюр или месячные. Предвкушая эту сцену (черт возьми, только ради этого стоило убить Суриту), Фрэнк смотрел в окно на однообразные пустынные пейзажи. Они все еще ехали по трассе, отъехав от города всего на каких-то десять километров, Агата вещала что-то про везение – и тут Фрэнк услышал нехорошие звуки в двигателе, а вскоре и его, еще более нехорошее, молчание. Прокатившись несколько метров, автомобиль встал, а Тарантино начала колотить по рулю. Первой мыслью у Альтиери, как опытного владельца отечественных внедорожников, был пустой бак. В своем «эскалейде» он всегда возил пару канистр про запас, с его диким расходом топлива иначе было нельзя. Взяв это в привычку, он закинул канистры и в «лэнд ровер». Фрэнк отстегнул ремень безопасности и, подвинув Агату, глянул на датчики. Бензина еще было литров двадцать, в связи с чем закралось нехорошее предчувствие.
- Ну-ка, пусти, - попросил девушку освободить водительское место. Автомобиль был не новым, один из «партнеров» расплатился им в счет долгов, Фрэнк вообще хотел отдать его дочке, но Энзо очень некстати поднагадил, отправив на воздух кадиллак. Откуда было знать, что это дело рук младшего Монтанелли? А кроме него больше и некому. Конечно, он вряд ли минировал лично (была, кстати, мысль, что в этом ему помогала Тарантино), но отношение к этому однозначно имел.
Обойдя машину, Альтиери занял водительское сидение. Одна попытка за другой – наконец завелась, однако проехали они метров сто, прежде чем опять встали. На этот раз даже стартер крутить перестал, и теперь Фрэнк с досады вдарил по рулю.
- За*бись. Приехали. – Подытожил он. Копать возле трассы всего лишь в десяти километрах от города было не вариантом. Машины здесь хоть и были редки, но все же проезжали. За двадцать минут выкопать могилу и проводить в последний путь Сантьяго они точно не успеют, а за большее время их могут заметить и тогда придется копать еще одну могилу. Фрэнк вышел из машины и открыл капот - из двигателя тут же повалил дым.
Ну, и встряли же они. Чёрти где на трассе и с трупом в багажнике. Сегодня определенно был не их день, сложно придумать какой им еще беды на свои задницы не хватало. Фрэнк провозился с двигателем не менее получаса, по большому счету кроме диагностики на глаз он сделать ничего и не мог, не было ни приборов, ни инструментов, была только кромешная тьма. А еще в пустыне ночью было довольно прохладно, и в «умершем» автомобиле печка остыла довольно быстро. Окончательно промерзнув (в пиджаке то), Фрэнк плюнул и, захлопнув крышку капота, вернулся в машину. Насколько он помнил, там у них были сэндвичи.
- Не помнишь, мы автосервис не проезжали? – поинтересовался у Агаты, растирая замерзшие ладони и дыша в них паром изо рта. – Похоже, двигатель клинанул, придется эвакуатор вызывать, своим ходом мы точно никуда отсюда не уедем. Доберемся до ближайшего населенного пункта и найдем новую машину. – Другого выхода Фрэнк пока не видел. С этой как бы ни пришлось провозиться неделю. Проще купить у кого-нибудь из местных новую, благо деньги у них с собой были.

+1

9

Реплики про то, кто будет из нас закапывать труп, я не поняла. Если Альтиери думает, что помимо того, что я спасла его от обдолбанного Суриту, достала лекарства с инструментами, еще и собираюсь примерить на себя роль шахтера, то глубоко заблуждается. Мне ничего не станет просто выкинуть тело мексиканца на обочину и припорошить камнями. Все таки кто из нас принимал участие в драке? Тому и взваливать на себя обязанность. Или может итальянцу придется по душе, чтобы Сантьяго еще покатался несколько дней в багажнике?

Когда машина заглохла, я тоже взглянула на отметку бензина. Но топлива было предостаточно. Я освободила водительское сиденье, как и попросил Фрэнк, хоть и отнесла к этому скептически. Неужели капитан сейчас действительно найдет что-то, чего не увидела я?
- За*бись. Приехали. - добавить было нечего. Я молча согласилась, отворачиваясь к окну и подпирая рукой щеку. Альтиери тем временем пошел разбираться с проблемой. Он открыл капот и из чрева автомобиля повалил пар.
- Ууу - безнадежно выдохнула я. Не знаю, что там вскипело, но Лэндж Роверу нужен был ремонт, вручную такое не починить. Впрочем, лезть под руку к итальянцу и сообщать ему это пренеприятнейшее известие я не собиралась. Он и так был на взводе. Мы оба были на взводе, один Сурита спокойен, что не удивительно, учитывая его состояние.

- Не помнишь, мы автосервис не проезжали? - по возвращению спросил Фрэнк. Я напрягла память. Единственное, что я запомнила о Неваде, так это глупые рекламные вывески, пыль дорог и редкие мотели. Но за последние километров 6-7, не встречалось ничего.
- Мне кажется ближайшая автомастерская в городе. Это километров 10. Но ближе был какой-то мотель, если дойдем до него, можно попросить помощи. - мне категорически не нравилась идея вызова эвакуатора. Да, навряд ли работники будут заглядывать в багажник, но то, что кто-то будет ошиваться рядом с "заминированной" тачкой вызывало у меня дискомфорт и опасение. Учитывая нашу невезучесть в этот день, все двери авто обязательно откроются.
- Гляди-ка - я кивнула мужчине на отражение фар в зеркале заднего вида. Пока было неясно что за колеса к нам приближались, но, может нам не откажут в помощи и возьмут на буксир?
- Попробую договориться - сказала я, покинув салон. И только когда незнакомый автомобиль подъехал ближе, распознала в ней полицейскую машину. Ту самую, которую мы с Альтиери имели честь наблюдать на парковке возле супермаркета.
- Вот чертовы демоны - оскалилась я, опустив голову. Интересно, а что забыли эти два паренька за пределами своего города? Они явно следовали за нами. Зачем?
Не хватало еще проблем с полицией. И, наверно, Альтиери тоже понимал, что если эти "фараоны" окажутся настойчивее ,чем надо в проявлении своего гражданского долга, это сулит плюс еще двум трупам в багажник. Только вот о пропаже двух легавых быстро станет ясно, уже через час после того как они не выйдут на связь с диспетчерской.
- Доброй ночи. У вас проблемы? - спросил меня тот, кто был за рулем. Он посвятил своим фонариком поочередно сначала на меня, потом на Фрэнка, затем обвел лучом салон автомобиля, чтобы убедиться, что третьего мы не возим. Ах, как же он ошибается. Но надеюсь у этих двоих хватит ума не устраивать обыск.
- У нас? Да, у нас проблемы! Потому что этот идиот сказал мне, что не желает ехать к моем маме на день рождение! Сказал это сейчас, когда возвращаться уже поздно! - я красноречиво скрестила руки на груди, разыгрывая из себя самую обиженную женщину в мире. Этот спектакль куда лучше, чем молчание или лживое "у нас все хорошо, сэр", - обычно именно такая фраза вызывает подозрение. А что могут вызвать двое ссорящихся из-за матери людей, кроме желания оставить их на дороге и не вмешиваться более?

+2

10

Увидев в зеркалах полицейские мигалки, Фрэнк выругался и на всякий случай переложил пистолет из внутреннего кармана пиджака в боковой. В отличие от Агаты и прочей насмотревшейся боевиков молодежи он не таскал с собой килограммовые пушки, для убийства человека в условиях города, а не войны ему вполне было достаточно компактного вальтера, который не станет топорщить и оттягивать карманы.
Учитывая, что Альтиери был под кайфом, ему пришлось прилично понервничать. Он опустил взгляд, когда подошедший фараон посветил в лицо фонариком. Глаза с легкостью могли его выдать, по ним всегда прекрасно видно употреблял человек наркотики или нет, Фрэнку это было известно, и он понимал, если вдруг запалится, им с Агатой конец - из такой передряги их ни один адвокат не вытащит. Держа руку в кармане, Альтиери положил палец на курок, готовясь к худшему.
Но коп хоть и задержался на его лице фонариком, не стал приказывать выйти из машины. Для начала, выключив бьющий по глазам свет, он лишь поинтересовался все ли у них в порядке.
К счастью, Агата, быстро сориентировавшись, выдала какую-то легенду про день рождения мамы. Им повезло, что не только Фрэнк, но и коп не сразу сообразил, как нужно на подобное реагировать. Поймав на себе вопросительный взгляд полицейского, Альтиери собрался и тоном "достала проклятая баба" ответил:
- У них вся семейка чокнутая, мама еще хуже.
Кажется, коп ему даже посочувствовал. Фрэнк очень надеялся, что тот уберется, позволив супругам ругаться дальше, но вопреки надеждам и ожиданиям легавый обратил внимание на его ранение и задержался.
- Что это с вами, сэр? - поинтересовался он, кивнув на рассечение, - может, помощь нужна?
Фрэнк мысленно проклял его и покачал головой, - не, спасибо, ничего серьезного. Просто супруга у меня чересчур темпераментна. - Войдя в образ, он приличия ради решил прикрикнуть и на "жену". Не только же ей на него кричать. -  Хоть при офицере не устраивала бы сцен!
Полицейский определенно почувствовал растерянность. Если бы "пробоина" была в голове у девушки, вероятнее всего, он бы так просто не отстал, а пытаться заступиться в подобной сцене за мужика – явно лишнее.
- Здесь недалеко есть мотель, в милях двух, - фараон, наконец, нашел, что сказать и как помочь, вспомнив про то, что "возвращаться уже поздно". Выключенным фонариком он махнул им в обратном направлении. - Можете там переночевать. В вашем состоянии все равно за руль лучше не садиться, - обратился уже к Фрэнку и затем вновь к обоим. – Счастливого пути и будьте осторожны.
Развернувшись, легавый направился обратно к своему автомобилю, оставляя "горячую парочку" наедине. Фрэнк надеялся, что тот не станет дожидаться, когда их сломанный внедорожник тронется с места и отправится к мотелю. Он посмотрел на Агату и усмехнулся:
- К маме на день рождения? В тебе пропадает актерский талант. Надо будет с сестрой жены тебя познакомить, у нее театральная студия. - Фрэнк, конечно, шутил насчет студии и актерской карьеры, но смекалку ее он на самом деле оценил.
Полицейская машина, тем временем, проехала мимо них, и можно было убрать пистолет обратно во внутренний карман, что Фрэнк и сделал, поставив на предохранитель.
- До мотеля две мили, я пойду, схожу, а ты оставайся в машине. - Должен же кто-то присматривать за трупом. -  Найду помощь и вернусь за тобой. Хорошо?
Он взглянул на часы - стрелки показывали половину четвертого утра. До мотеля ему идти минимум полчаса, если не встретит по пути машин, затем возвращаться за Агатой, буксировать автомобиль, искать новый. К этому времени однозначно рассветет, а не спали они уже сутки.
- Если замерзнешь, забери у Сантьяго коврик и укройся, - добавил, перед тем как выйти из автомобиля. Предложить ничего лучше он, увы, не мог.

Отредактировано Frank Altieri (2014-01-20 22:31:11)

+1

11

Офицер сдаваться не планировал, продолжая проявлять любопытство или исполнять свой гражданский долг. Вот он заметил и трещину на голове Фрэнка.
- Не, спасибо, ничего серьезного. Просто супруга у меня чересчур темпераментна.
- А ты сам напросился! – тут же вступила я – Нечего было заикаться про мои испанские корни! – о, у нас разыгралась хорошая драма, которую играть мы бы могли еще долго. У Альтиери, видимо, богатый опыт таких семейных отношений, а у меня просто был период нечто подобного с Данте.
Когда полицейские оставили нашу «супружескую пару» в покое, я расслабилась в кресле. Мысленно выдохнула и тайком глянула в зеркало заднего вида.
- К маме на день рождения? В тебе пропадает актерский талант. Надо будет с сестрой жены тебя познакомить, у нее театральная студия.
- Спасибо, Фрэнк. Ты тоже хорошо держался – подметила я. На самом деле никогда не считала себя хорошей врушкой. Вот Гвидо, например, сразу распознает, когда я говорю правду, а когда обманываю. От того я знала, что про Суриту он может мне просто не поверить. Но ведь этот мертвый мексиканец был только моей и Фрэнка проблемой, и, надеюсь, Монтанелли старший смекнет это раньше, чем придется об этом напомнить.
- До мотеля две мили, я пойду, схожу, а ты оставайся в машине. – а вот эта информация, которая прозвучала изначально из уст одного из легавых, была очень полезной. Возможно, сегодня мы даже сможем вернуться домой. Ибо бессонная ночь давала о себе знать. И я была рада остаться в машине, а не плестись по пустой дороге, изредка, а то и вовсе не освещенной.
- Если замерзнешь, забери у Сантьяго коврик и укройся.
- Оу, боюсь, что Сурита может обидеться – изобразила я серьезность, давая понять, что в багажник я лезть не собираюсь. Лучше померзну в машине, чем пропахну кровью и шмоном мертвого человека.
Фрэнк ушел. Я проводила его взглядом, на сколько хватало света фар ухватить его силуэт, а потом, заблокировав двери автомобиля, уселась поудобнее.
Тишина. Я спрятала руки в карманы плаща, и откинула голову назад. Можно попытаться уснуть, да и более сейчас делать нечего. Подождав еще минут десять, и убедившись, что итальянец не вернется назад в ближайшее время, я закрыла глаза. Окончательно понимаешь, что вырубился, когда посреди сна ощущаешь это чувство свободного падения, и в страхе вздрагиваешь. Наверно, я могла прослыть человеком со стальными нервами, который посреди пустыни, с трупом позади себя, может спокойно уснуть. И только во сне я сходила с ума, когда накатили воспоминания о том чудовищном покушении, состоявшемся в октябре.
Стук. Я колочу кулаками по крышке гроба.
Стук становится отчетливее, эхом врываясь в мой мозг. Я сопротивляюсь, пока шум не вырывает меня из сна. И тут я понимаю, что звук был не во сне, а снаружи. Сантьяго проснулся? – пошутил внутренний голос. Но затем я увидела Альтиери, который стоял снаружи и стучал пальцами по стеклу.
- Ты меня напугал – сказала я, открывая дверь и встречаясь с утренним морозом. – Как успехи?

+1

12

Ссутулившись от холода, Фрэнк шел вдоль темной обочины дороги и проклинал всю эту затею с оружием. Трясущимися руками он еле вытащил сигарету из пачки, торопливо прикурил и спрятал их обратно в карманы брюк. Несмотря на то, что вокруг была пустыня, температура в ночные часы стремился к отметке в ноль градусов. Сейчас Фрэнк очень хотел оказаться дома в теплой кровати рядом с женой - все эти приключения ему совершенно не нравились… Наверное он начинал стареть, раз стал ценить время проводимое в компании дивана и телевизора.
Как же раскалывалась голова. На холоде Фрэнк окончательно протрезвел, он чувствовал, будто его голову сжимали тисками и сейчас готов был составить компанию их мертвому мексиканскому другу. Ведь наверно этого господь и хотел, устроив ему все эти испытания, смеялся над ним, глядя сверху и вниз, и ждал, когда тот сломается. Набожным Альтиери никогда не был и в церкви появлялся не часто, но знал, что его мать бывала там каждое воскресенье, она и молилась за него, уверяя бога в том, что ее Франческо - хороший мальчик, просто он выбрал неправильный путь. Знала бы она хотя бы половину из того, что совершал ее сын, давно бы перестала смешить бога.
Фрэнк увидел свет, но не в конце туннеля, а в конце дороги. То были фары приближавшегося автомобиля. Несмотря на его непростые отношения с богом, Альтиери все же попросил послать ему не полицейскую машину. Остановившись, он вскинул руку, привлекая внимание водителя. Если повезет, ему не придется идти пешком до мотеля. Конечно Фрэнк не был настолько привлекателен, как Агата - ее бы уж точно не оставили на дороге – но все же надеялся на то, что и его не примут за бандита. К счастью, приблизившись, автомобиль остановился. Это был типично-деревенский пикап, года эдак восьмидесятого выпуска, красного цвета, местами проржавевший. За рулем сидел мужчина среднего возраста и крепкой комплекции, с бородой, в кепке. Когда он опустил стекло, Фрэнк, забыв поблагодарить бога, произнес:
- У нас с женой машина сломалась, - показал в направлении позади себя. – Не могли бы вы нас отбуксировать до ближайшего населенного пункта? Нам бы машину в сервис загнать, да переночевать где-нибудь. Я заплачу – сто баксов. – Фрэнк достал из кармана купюру и, развернув, продемонстрировал водителю. Жизнь несколько отличалась от кинофильмов и видеоигр, здесь гангстеры, пытаясь раздобыть колеса, показывали не ствол, а деньги.
- Залезай, покажешь дорогу, - ответил мужчина, приглашая в салон пикапа. Фрэнк едва ли не влетел в него. Оббежав автомобиль, он запрыгнул внутрь и попросил включить печку посильнее. Пальцев на руках и ногах Альтиери практически не чувствовал.
- В аварию что ли попали? – полюбопытствовал спаситель, трогаясь с места.
- Нет, просто двигатель заглох.
- А с головой что? – заметил рану.
- Да так, ничего серьезного, - отмахнулся гангстер, не придумав, что ответить.
По дороге они коротко познакомились. Взяв за основу старую легенду, Фрэнк рассказал, что он ехал с женой на день рождения ее мамы. Больше вопросов, к счастью, мужчина не задавал.
- Вон наш автомобиль.
Пикап остановился, и Фрэнк пошел за Агатой. Закрывшись изнутри, та спала, причем крепко, пришлось не раз постучать по стеклу, чтобы разбудить ее.
- Привел помощь. Это - Ральф, - кивнул на подошедшего к ним бородатого мужчину. – Моя жена – Агата, - далее представил ему «супругу». – Он отбуксирует нас до мотеля.
Ральф прицепил трос за фаркоп и, игнорируя приветствия, предложил:
- У меня здесь дом недалеко. Сыновья разъехались, живем вдвоем с женой, комнату мы вам без проблем выделим - согреетесь, отдохнете. Как рассветет, посмотрю ваш автомобиль, я неплохо в них разбираюсь.
Вот уж «повезло». В пору было вспомнить молодежные фильмы ужасов, где парочка попадала в деревенский дом, и там их убивал маньяк внешне похожий на Ральфа. Впрочем, какой еще маньяк… они ведь сами были убийцами, мужчина не подозревал, кого он только что пригласил в собственный дом.
- Не стоит. Неудобно как-то. Мы лучше в мотель, - попытался отбрехаться Фрэнки. – Потом и не расплатимся с вами…
Похоже, своей последней фразой он не нарочно оскорбил Ральфа. Все-таки Фрэнк не хотел, чтобы тот уезжал, второй раз до мотеля он точно не пойдет, будет ждать солнца.
- Вы, городские, все только о деньгах. Не придуривайтесь и поехали, - чуть ли не приказным тоном велел им фермер. – Вижу люди вы хорошие, не бросать же вас в беде. Вы и голодные поди.
Фрэнк посмотрел на Агату. Кажется сейчас «супругам» полагалось радоваться и благодарить спасителя.

+1

13

Фрэнк привел помощь, им оказался бородатый мужчина в клетчатой рубашке и поверх надетой куртке, чтоб хоть как-то защититься от холода Невады. Я осмотрела мужчину и улыбнулась ему, когда Альтиери меня представил. Хотя улыбаться и изображать безудержную радость, было сложно, не то, что говорить.
- У меня здесь дом недалеко. Сыновья разъехались, живем вдвоем с женой, комнату мы вам без проблем выделим - согреетесь, отдохнете. Как рассветет, посмотрю ваш автомобиль, я неплохо в них разбираюсь. – предложил фермер. Я пока не знала принимать это предложение с превеликой радостью или открещиваться, как от чумы. С одной стороны, я и Фрэнк очень замерзли и устали, нам срочно нужно было горячее «топливо» и мягкая постель. А с другой… не стоит забывать, что у нас в багажнике труп, и зарыть на заднем участке Ральфа мы его не сможем.
Альтиери успел быстрее сообразить, что нам нужно больше, отказываясь от заманчивого предложения. Но случайный водитель был непреклонен.
Мы переглянулись с итальянцем. Я пожала плечами, давая понять, что в этом приглашении нет ничего плохого. А Суриту похороним по утру. Наверно, я была прост ов таком состоянии, что готова была подписаться под любым предложением, если в нем были такие слова как «постель» и «еда».
- Фрэнк, мне кажется, будет некрасивым отказываться от гостеприимства Ральфа. Да и к тому же мы так устали… - и мой протяжный голос об этом прекрасно свидетельствовал.
- Ну, вот и славно! – обрадовался мужчина, будто это он только что нашел место для ночлега после бессонных суток.
Мы сели к нему в пикап, и я тут же поднесла ладони к печке, не скрывая своего желания и вовсе полностью залезть туда. Ехали мы совсем недолго, минут 10 по шоссе, а дальше еще пять минут по проселочной.
- Моя жена не спит – сообщил фермер довольно, заметив свет в кухне – Никогда не ложиться, пока я не вернусь домой – в его голосе слышалось тепло и любовь, кою я никогда не испытывала к мужчине. Поэтому в ответ ничего не сказала.
- Марта! – закричал он, поднимаясь на веранду и открывая дверь – Марта, у нас гости! – к нам навстречу вышла белокурая женщина в простом платье и вязаной шали. Бесспорно, в разгар ночи она никого не ждала, - это было написано на ее лице, - но и высказывать недовольство не стала, приглашая нас в дом.
Когда нас накормили горячим супом, проблемы с мертвым Сантьяго отпали на задний план. Куда он убежит, этот труп? Единственное, что может беспокоить, так это запах. Но учитывая, что на улице температура близка к нулю, можно считать, что тело просто поместили в холодильник.
Ральф и Марта выделили нам комнату на втором этаже. Черт возьми, одну комнату на двоих. Заикаться о том, что я не собираюсь спать с Альтиери в одной постели, было бы глупо, мы ведь сейчас играли роль супругов. Поэтому я покорно зашла в комнату и закрыла за Фрэнком дверь. Было половина пятого утра.
- Завтра, как добряк Ральф починит машину, скинем тело. Хотя, я бы предпочла копать могилу в сумерки, чтобы не привлекать внимание. – я перевожу взгляд за окно, на горизонте уже светает: еще не видно солнца, но появляется еле заметное зарево.
Выдыхаю. Усевшись на кровать начала стягивать обувь, чтобы скорей упасть и вырубиться.
- Мне все равно где и как сейчас уснуть – я не собиралась разбираться кому достанется кровать, а кому пол с одеялом, - Поэтому если не пинаешься, ложись рядом. Если смущаю, то деревянные половицы все твои. – увы, я не понимала разнеженных особ из романтических фильмов, которые боялись лечь с мужчиной в одну кровать, при учете, что оба жутко устали, измождены, раздражены и даже при отсутствии всего этого не посмотрят друг на друга как мужчина и женщина. Так что, оставив на себе майку и джинсы, я опустила голову на подушку.
- И пусть весь мир подождет… - промямлила я себе под нос.

+1

14

Фрэнк мог понять Агату - они слишком устали и вымотались, чтобы не мечтать о теплой постели и горячем ужине, сейчас им даже труп в багажнике не казался достаточно веской причиной для отказа.
Отправив Агату греться в пикап (сам он более или менее успел прийти в чувства и отогреть пальцы на руках, пока возвращался назад), Фрэнк сел за руль их "катафалка". Скорость, с которой они плелись по шоссе, едва ли превышала тридцать миль в час и, тем не менее, уже довольно скоро они приехали к жилищу фермера. Гангстер попытался рассмотреть его в темноте. Совсем не большой двухэтажный дом - меньше чем тот, в котором он жил с семьей, и уж точно меньше особняка Агаты. Чуть позади располагались какие-то сараи, различные непонятные городскому жителю постройки. Наверняка фермер держал здесь и живность. В самом деле - выйдя из машины, Фрэнк едва не вляпался в результат жизнедеятельности одной из зверюшек, предположительно лошади. - Аккуратнее, - предупредил Ральф постфактум и, взяв стоявшую у стенки сарая лопату, откинул лошадиный помет в сторону. - У нас тут не Беверли Хиллс, конечно.
- Эм.. ничего, - ответил Фрэнк, успев глянуть под ноги, – с тех пор, как мои… наши дети выпросили собаку, наш двор выглядит примерно так же.
Обойдя машину, он забрал с пассажирского сидения их драгоценный чемоданчик. Оставлять такую сумму без присмотра, каким бы милым не казался хозяин, Фрэнк не собирался. У него не было привычки беспечно относиться к деньгам, особенно к чужим. В их мире человеческая жизнь зачастую ценилась куда меньше содержимого подобных кейсов, и чтобы не кататься в багажнике подобно Сурите, требовалось со всей серьезностью подходить к обеспечению сохранности капитала. Захлопнув дверь, Фрэнк нажал кнопку на брелке, чтобы заблокировались замки. Примет ли его Ральф за параноика, мужчину не волновало. Уж лучше казаться параноиком, чем маньяком - первый случай не вызывает желания позвонить в полицию или схватиться за дробовик.
В доме их встречала миссис Ральф. Фрэнк старался быть с ней вежливым, похвалил даже ее суп, хотя на самом деле признавал только стрепню жены и матери. После ужина им показали комнату для гостей, где Фрэнку и Агате предстояло ночевать. Кровать, чего и следовало ожидать, была двуспальной, но гангстера, впрочем, это не сильно волновало, ему хватало других причин для переживаний. Альтиери, отодвинув штору, выглянул на улицу – машина их стояла прямо под окном.
- Если починит, - ответил Фрэнк на опасения Агаты быть застуканными с лопатами в руках. – Как бы двигатель новый заказывать не пришлось, - озвучил худший из вариантов, при котором ремонт мог затянуться на неделю, а то и больше. Впрочем, и за другими запчастями, в случае их замены, придется ехать в город. Вряд ли у Ральфа в гараже завалялись детали для Лэнд Роверов.
Сунув кейс под кровать, Фрэнк направился в ванную комнату, глянуть, наконец, как его разукрасил Сантьяго. Он включил свет и подошел к зеркалу – слева на лбу возле линии роста волос был сильный затекший кровью порез и шишка. Похоже, Агата была права, скорее всего придется зашивать, а потом снова объяснять жене и детям, что с ним произошло – на этот раз он, вероятно, попал в аварию. Не скажет же, в самом деле, что подрался с членом мексиканского наркокартеля – не самый лучший пример для детей. Впрочем, сын, безусловно, гордился бы своим папкой – у молодежи система ценностей часто искажена, Фрэнк и сам по молодости считал бандитов очень крутыми и старался им подражать… что из этого вышло – можно было видеть воочию: вечные войны за власть, проблемы с законом, решившая уйти жена, койка в какой-то дыре и сломанная машина с трупом в багажнике. Чемодан полный налички Фрэнк даже не брал в расчет. Конкретно с этих денег ему вряд ли что-то перепадет, большая часть его доли уйдет на взятки, чтобы организовать доставку, а то, что заработает потом, как обычно придется отмывать через всякие оффшорные схемы, переводить на левые счета. И в итоге он вновь будет изображать из себя скромного владельца небольшой транспортной компании, чтобы не привлекать внимания властей к источникам происхождения его благ. Иногда Фрэнку казалось, что дело, которому он посвятил всю свою жизнь, не имеет никакого смысла. Именно поэтому Альтиери не хотел, чтобы сын пошел по его стопам.
Вернувшись в спальню, он снял пиджак и повесил на спинку стула. Агата к этому времени уже разулась и устроилась на кровати. Дальше раздеваться она явно не собиралась, возможно, даже не из скромности, а из-за того, что в комнате не было жарко. Фрэнк включил радиатор и стал расстегивать пуговицы на рубашке. В отличие от девушки он не был в джинсах и в майке и сон в одежде гарантировал ему провести следующий день изрядно помятым.
- Смущаешь? – усмехнулся Альтиери. – Вряд ли. - Он сам мог смутить кого угодно, ему было давно уже не пятнадцать лет, и спать в одной постели с женщинами приходилось зачастую без одежды. Сняв брюки, Фрэнк свернул их аккуратно по стрелкам и повесил на тот же стул, что и пиджак с рубашкой. После чего залез под одеяло. Прежде серьезных мыслей о сексе с Тарантино у Фрэнка не возникало, но как ни крути девушка она молодая и привлекательная, да еще сама же пригласила его лечь рядом. Было даже обидно, что валившая с ног усталость не позволяла показать себя мужчиной. Секс, как таковой, был ему сейчас не по силам. Может быть, утром… С этой мыслью Альтиери отвернулся от Агаты и погрузился в сон.
Он не любил видеть сны. Фрэнку редко снилось что-то хорошее, частыми гостями в его сновидениях были покойники – те, кого он убивал, восставали из могил и приходили то ли отомстить, то ли просто поговорить. Сантьяго не стал исключением. Фрэнк всю ночь (то есть утро) искал его, сбежавшего из багажника. Прервал эту погоню звонок телефона.
Открыв глаза, Альтиери соображал, где мог оставить свой мобильный. Кажется, он и не доставал его из кармана пиджака. Гангстер был уверен, что звонит никто иной, как Кортез, но все оказалось гораздо хуже.
- Я не в городе… И вернусь не скоро… Съезди сама. Я тебе зачем машину купил? Чтобы она в гараже стояла?… Мам, она застрахована… Господи, ну, позвони Джулс, она тебя отвезет. Все, пока… Пока тебе говорю, я занят. Все со мной в порядке!
Фрэнк уже не раз пожалел, что купил матери не подержанную развалюху, а новый лексус в автосалоне, и теперь та боялась садиться за руль. Мало ему было проблем с Сантьяго, с собственной машиной, так теперь еще должна болеть голова о том, кто отвезет его мать в магазин. Пришлось звонить жене и просить ее съездить к свекрови, и это учитывая, что перед этим ему пришлось сказать, что сам он вернуться в город к вечеру, как обещал, не успеет. Учитывая их натянутые в последнее время отношения, каждый такой звонок был хождением по лезвию бритвы.
Закончив переговоры, он взглянул на дисплей телефона – часы показывали 11:32. После чего посмотрел на сонную Агату.
- Вставай, - велел ей, чтобы не изводить себя. Все-таки переспать с Тарантино было бы лишним. У них еще было дело. – Сантьяго нас заждался.
Фрэнк натянул на себя рубашку и вновь выгляну в окно – его автомобиль стоял все там же.
- Может, купим у Ральфа его пикап? – подумал Альтиери и тут же озвучил свою мысль. Деньги у них были.

Отредактировано Frank Altieri (2014-02-01 22:48:41)

+1

15

Посмотрев на то, как смело раздевается Альтиери, без всяких задних мыслей, я, немного подумав, стянула с себя следом джинсы и накрылась одеялом. Несмотря на усталость, еще несколько минут меня мучили мысли о том, что делать с машиной и трупом, если предположение Фрэнка насчет смены двигателя подтвердится. Я задумалась о том, а был ли другой выход из той ситуации, сложившейся в баре? Ведь я могла просто ударить Суриту стулом по спине или тем же прикладом, просто выведя его из строя. Но я выстрелила. Выстрелила так, словно мне это ничего не стоило. Хотя мне это действительно ничего не стоило. Разве что теперь мы на день задержались с возвращением.
Вспомнив выражение, что после драки кулаками не машут, я откинула все предположения на тему «а если бы, да кабы», и уснула.
Сплю я всегда чутко, поэтому, когда мой сон прервал звонок мобильника, я недовольно съежилась и перевернулась на другой бок. Если бы Фрэн потянул еще с желанием подняться с кровати и отключить телефон, я бы спихнула его сама. Но только я потянула руку, как Альтиери поднялся и сделал рывок до мобильника.
Я думала, что звонившим окажется Кортез или Гвидо, потерявший нас двоих. Только когда поняла, что это разговоры бытовые, накрылась одеялом, предварительно высунув нос, чтоб было чем дышать.
- Вставай, Сантьяго нас заждался. – ключевой момент, которого я ждала после того как гангстер наговориться. Глупо было дальше пытаться уснуть и делать вид, что вообще тут не причем.
С минуту погодя, перевалившись на спину и закрыв лицо ладонями, я ответила: - Тебя не смущает, что мы начали говорить о нем, как о живом? – я бы для того, чтоб убедиться в обратном, лишний раз заглянула в багажник и пустила еще одну пулю.
Я села, потерла переносицу и взглянула сонными глазами на Фрэнка.
- Может, купим у Ральфа его пикап?
- И попросим помочь переложить тело Суриты? – несмотря на мой сарказм, идея была не такая безнадежная. – Ральф, кстати, не смотрел что с машиной? Если починить не сможет, то, боюсь, придется совершить эти непредвиденные расходы. – и дело даже не в еще одних затратах, а в том, что я не хотела где-то еще светиться и запоминаться. Мало ли Кортез в поисках своего доверенного решит прочесать пол штата.
Я сползаю с кровати, мельком гляжу на часы. Почти полдень.
- Я в душ. Чувствую себя словно через мясорубку пропущенной – пожаловалась я, выгибая лопатки, а затем хватая джинсы со стула.
Прошмыгнув босиком в ванную, которая была за соседней дверью, я первым делом умыла лицо. Затем, включив воду потеплее, разделась и забралась под капли. Давно уже плакала по душу, еще с момента знакомства с Суритой, будто ощущала, что грязь его речей и человеческих пороков окутывала и меня.
Через двадцать минут, выйдя из ванной комнаты, я прямиком спустилась вниз. На первом этаже на кухне (а где еще быть домохозяйке?) корпела Марта. Доносился приятный аромат мяса и овощей.
- Доброе утро – я почесала затылок, понимая, что для фермеров утро наступает часов в 7 утра, когда встает солнце.
- Добрый день – поправила меня женщина. – Позавтракаешь? – предложила Марта, но я итак считала себя обязанной этой семье, поэтому отказалась, попросив только кофе с молоком.
- А где Фрэнк? – спросить «а где мой муж» я не сразу догадалась, а потом было поздно.
- В гараже с Ральфом, разбираются с вашей поломкой – женщина кивнула за окно, от куда открывался вид на сарай и часть гаража.
Не справившись с любопытством и желанием скорее уехать из этого, ненавистного мной штата, я быстро расправилась с кофе и, прихватив кружку для Фрэнка, вышла из дома.
- Как обстоят дела? – тихо спросила я у Альтиери, подкрадываясь со спины и передавая ему кофе, сваренное хозяйкой дома.
- Обрадуй меня, и скажи, что сегодня мы уедем от сюда…

+1

16

- Как о живом? Еще пара таких дней, и мы начнем говорить о нем, как о родном, - попытался пошутить Фрэнк, застегивая ремень на брюках. На его памяти "похороны" еще никогда не проходили с такими накладками. Конечно, он не был чистильщиком, но опыт кое-какой имелся. Выполнять эту работу время от времени ему приходилось, все-таки работал Альтиери по большей части на себя, а не на дона, и проблемы в своем бизнесе старался решать самостоятельно, без привлечения посторонних людей, пусть даже те, как и он, значились членами Семьи. В такой стране, как Америка, Семья – семьей, по сути, и не являлась, именно термин "организация" подходил для нее гораздо больше.
Фрэнк застегнул на руке браслет часов и положил в карман ключи от машины.
- Зачем перекладывать? Я не собираюсь оставлять здесь свой автомобиль, он даже без двигателя стоит в три раза дороже, чем корыто Ральфа. Заберем на буксире, я в любом случае его починю, потом отдам дочери, пускай в школу ездит. -  О том, что он собирался отдать Алесси автомобиль, в котором возил труп, Фрэнк подумал не сразу. А, подумав, добавил после трехсекундной паузы, - ну, или продам.
Как бы то ни было, оставлять Ральфу и Лэнд Ровер и деньги за пикап он не собирался. При всем его гостеприимстве, обмен был слишком неравноценным.
- Я же вчера закрыл замки, - ответил Альтиери на вопрос, смотрел ли фермер их машину. - Не хватало еще, чтобы он полез в багажник искать что-нибудь. Сейчас пойду за ним, глянем, почему не заводится.
Фрэнк и сам неплохо разбирался в автомобилях, притом был уверен, что Ральф в сравнении с ним тот еще дилетант. Голова бы только не раскалывалась - последствия травмы и похмелья давали о себе знать. Он кивнул Агате, когда та сказала, что пойдет в душ. Сам тратить на него время он не стал, хотя состояние его было далеко от бодрости. Из кармана пиджака Фрэнк достал упаковку таблеток, купленных прошлой ночью в супермаркете. Не утруждая себя чтением противопоказаний и инструкции к приему, Альтиери закинул в рот сразу две (чтобы уж наверняка), а потом опустил грустный взгляд под кровать, где лежал кейс. В нем, помимо денег, лежал и гостинец Суриты, способный часа на полтора-два добавить бодрости изможденному организму. Несмотря на то, что Фрэнк зарекся употреблять эту гадость, психологически устоять от соблазна вмазаться было непросто, он даже вытащил чемодан из-под кровати и открыл его, пока Тарантино плескалась в душе. Взял в руку увесистый пакетик с чистейшим мексиканским кокаином и на какое-то мгновение замер, глядя на него, думая то ли принять, то ли пойти утопить в унитазе. Утопить все же рука не поднялась, да к тому же нашлась отговорка, что в ванной комнате Тарантино. Фрэнк усилием воли сунул пакет обратно в кейс, захлопнул крышку и, прихватив его с собой, пошел искать Ральфа.
Мужчины увлеченно копались под крышкой капота, когда спустя какое-то время к ним присоединилась вернувшаяся из душа девушка. Альтиери обернулся на ее голос и взял чашку кофе в руки.
- Спасибо, - поблагодарил ее. Очередное проявление заботы... Фрэнк сам не понимал, почему его это напрягает, наверно оттого что до этой поездки относился к ней, как к пустому месту, а теперь приходилось пересматривать свое отношение. Женщина, способная убивать и взрывать, умудрялась проявлять к другим людям внимание и заботу, причем с виду они были абсолютно бескорыстными. Он так не умел.
Отпив из кружки, Фрэнк, ответил:
- Тебе, дорогая моя, не нравится жизнь на природе? Дыши свежим воздухом, пока есть возможность. – Едва закончив фразу, он повернулся в сторону багажника - оттуда доносилась попсовая испаноязычная песенка. Кто-то настойчиво звонил Сантьяго, раз за разом набирая его номер.
- Оставил в машине сотовый? – поинтересовался фермер. – Все утро названивали.
Неловкая пауза. Еще один глоток кофе. Взгляд на Агату.
- Кажется, это твой, - ответил Фрэнк, отправляя Тарантино искать телефон в карманах Суриты. А сам тем временем пошел отвлекать Ральфа, чтобы тот уткнулся обратно в двигатель.
Пока мужчины разбирались с поломкой, они сумели неплохо поладить. Как оказалось, Фрэнк ошибался, оценивая способности своего нового приятеля ниже среднего, на самом деле тот знал толк в автомобилях. Провозившись еще пару часов, они смогли-таки реанимировать их колымагу, и не пришлось отбирать у Ральфа его пикап. Оставалось надеяться, что дальнейшая поездка эксцессов не вызовет. В благодарность за все, что семейство фермеров для них сделало, Фрэнк едва ли не силой заставил их взять деньги. В долгу он оставаться не любил и три сотни счел не самыми большими деньгами, чтобы рассчитаться с Ральфом за ночлег, еду и помощь в ремонте.
Пообедав, они отправились дальше в путь. На этот раз Альтиери сам сел за руль, чувствуя, что четвертая таблетка начала, наконец, действовать и боль в голове утихла.
- Заедем вглубь пустыни, чтобы никто нас не увидел, - сделав радио тише, произнес он. Раз уж копать им предстояло в дневное время, следовало позаботиться об отсутствии свидетелей.
Солнце вовсю палило, что даже пришлось надеть очки. В пустынных районах Невады, как пять минут назад передавали в прогнозе погоды, сегодня было до двадцати семи градусов тепла. Свернув с трассы, их машина мчалась по дикому рельефу, оставляя позади себя клубы песка и пыли. И каждый раз, когда автомобиль подпрыгивал на кочке, Сурита с лопатой бодро постукивали о крышку багажника.
- Может, здесь? - остановившись, спросил у Агаты. С виду местность была достаточно пустынной и достаточно безлюдной.

+1

17

Мужчины копались под капотом, и я решила, если буду стоять над душой, то дела пойдут быстрее.
- Тебе, дорогая моя, не нравится жизнь на природе? Дыши свежим воздухом, пока есть возможность. – словосочетание «пока есть возможность» провели в моем мозгу аналогию с Суритой. Тот тоже нюхал пока была возможность, пока не пришла я и не пустила пулю. Не хорошие ассоциации, но я надеялась, что Альтиери мне не угрожает. Просто весь его вид и годы «службы» заставляли думать именно так.
- Я бы предпочла… - начала я, как мои слова прервала музыка с мобильного. Сначала я подумала, что это играет радио, но взгляд Фрэнка, обращенный на багажник заставил пересмотреть свои предположения.
Ага, значит Сантьяго уже разыскивают. Значит, дальше можно ждать звонка Альтиери. Хотя, если подумать логически, Сурита мог быть еще в пути в Мексику, а значит Фрэнка и меня начнут тревожить еще через день-два.
- Кажется, это твой. – сказал итальянец, и я злобно на него зыркнула за то, что он послал меня к мерзкому Сурите копаться в его вещах. Отпираться смысла не было, иначе со стороны это бы выглядело как отмахивания от бубонной чумы. Поэтому я пошла к багажнику.
Вспомнив про то, что придется еще воротить коврик, в который был завернут наш друг, мое чувство прекрасного закричало еще громче.
Сантьяго выглядел не важно: весь синюшный, скрюченный, с застывшими в полустрахе губами, он вызывал у меня отвращения.
- Ты не против? – шепотом спросила я у трупа, нащупывая мобильник и доставая его  в тот момент, когда у звонившего кончилось терпение.
Чтобы не вызывать подозрения у тех, кто пытался дозвониться мексиканцу, я не стала отключать телефон, а просто вырубила звук и кинула сотовый на заднее сиденье.
- Это мама, волнуется – пожала я плечами. А через пару часов узнала, что мы наконец-то выезжаем!
От дома Ральфа мы отъехали еще на два километра, пока не свернули на первую встретившуюся проселочную дорогу. Полагаю, что она вела тоже к какому-нибудь фермерскому домику, хотя Марта сказала, что никаких фермеров в ближайшей округе не осталось, - вся земля продана.
И действительно, на сколько хватало глаза, - пустыни ни конца, ни края не было. Стояла жара, пришлось скинуть куртку и спрятать лицо под козырьком машины пока мы не остановились.
- Может, здесь?
- Я уже всю задницу отбила, мне все равно где – пробурчала я, выходя из автомобиля и поднося ко лбу ладонь.
- Похороним его под этим сухим деревом. Думаю, Сурите понравится. – кивнула я на лысое маленькое деревце, с которого облезала жара.
Странное дело, но с тех пор как Сантьяго умер, я стала к нему относится куда лучше. Некоторым смерть явно к лицу…
Фрэнк открыл багажник, и я помогла ему вытащить тело. Затем вручила лопату зеленого цвета и села на водительское сиденье, открыв дверь машины.
- Глубоко не копай, дождями его явно не размоет. – дала дельный, как считала, совет, и начала намурлыкивать что-то под нос, подпевая мелодии, которая тихо доносилась из радио.
Через пол часа, когда Фрэнк стал запыхаться, кинула тому бутылку с водой, о которой подумала вчера ночью в супермаркете. А когда дело было сделано, поравнялась с Альтиери, смотря на небольшую горку, которая образовалась под деревом.
- Ну, что, Сурита? Ты был жадным и алчным гавнюком, и заслужил всего того, что произошло. Аминь. – легко и непринужденно закончила я, проводя рукой по шее, потому что мое тело томилось из-за этой, непривычной посреди зимы, жаре.

+1

18

Найдя подходящее место для погребения (Агате приглянулось чем-то скорченное засохшее дерево), они вышли из машины и вытащили на свежий воздух тело Суриты. Парнем, как назло, он был довольно крупным, а значит, яму предстояло копать бОльшую, чем ту, в которой поместилась бы, скажем, Тарантино.
Альтиери снял пиджак, закатал на рубашке рукава, включил в машине музыку повеселее и принялся копать. Местность здесь была достаточно глухой: из живых душ была замечена разве что ящерица - выбежала из-под камня, по которому Фрэнк, начав копать, ударил лопатой, да в небе пролетел белоголовый орлан, тот самый, что был изображен на гербе Соединенных Штатов. Альтиери вновь заметил его во время очередного перекура - статная птица смотрела на них, восседая на каменной возвышенности, а через минуту, взмахнув огромными крыльями, вновь взмыла в небо.
- К Сантьяго нашему присматривается, - выбросив окурок, произнес Фрэнк. Копая могилу под солнцем, он сильно устал. Рубашка на спине и подмышками была насквозь мокрая, хотелось бы ему, чтобы орлан склевал этого ублюдка и тогда они могли бы прямо сейчас со спокойной душой вернуться назад. Но, увы, никаких гарантий, что мексиканец придется птице по вкусу, не было, а оставлять его недоеденным было бы чревато, поэтому Альтиери вновь нехотя поднимался с земли и шел капать дальше. Прохлаждавшуюся же внутри кондиционируемого автомобиля Агату он в этот момент ненавидел почти также, как раб ненавидел эксплуатировавшего его плантатора.
- Только за это, как продадим первую партию, я заберу не тридцать процентов, а пятьдесят, - ворчал Фрэнк, после очередного отказа Агаты сменить его. Будь здесь вместо нее кто-нибудь из людей Фрэнка, они бы управились в разы быстрее. Как же его раздражало непостоянство женщин в стремлении быть равными мужчинам - почему-то они забывали об этом каждый раз, когда требовалось применить физическую силу.
Наконец, Альтиери вырыл, как ему казалось, достаточной глубины яму, чтобы какой-нибудь из обитателей местной фауны ненароком не откопал их друга.
- Где его мобильник? - В этой могиле Фрэнк планировал похоронить все, что хоть сколько-нибудь было связано с Сантьяго, поэтому отобрав у Тарантино телефон, бросил его туда же, проворчав между делом, что "профессионал", как она сама любила про себя говорить, из нее был никудышный.
В конечном счете, все, что сделала Агата на этих импровизированных похоронах - это произнесла прощальную "речь". Фрэнк покосился на нее, затягиваясь очередной сигаретой, и беззвучно добавил, - аминь.
Можно было возвращаться домой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мексиканская проблема