В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Даже самой преданной любовью нельзя покрыть последствия лжи


Даже самой преданной любовью нельзя покрыть последствия лжи

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Участники: Наоми, Люк
Место: Сакраменто и его окрестности
Погодные условия: временами снег и дождь. холодно, температура воздуха достигает 7 градусов.
О флештайме: я прощаю многое - наличие прошлого у людей, наличие людей из этого прошлого. я люблю, любим. наверное. по крайней мере, так думал.
Наоми. ты сломала не просто иллюзию, ты сломала новую реальность, которую мы планировали. я не умею мстить, плести интриги. я ... постараюсь сдержаться. но это очень тяжело.

Отредактировано Lucas Welwood (2014-01-16 19:48:36)

+2

2

Знаете, каждая сказка заканчивается словами «и жили они долго и счастливо». Но, в большинстве своем, сказки длятся недолго, в конце все платят за то, что были молодцами и слушали. Судя по тому, что я держал в руках, настало мое время платить за полученное несколькими неделями назад счастье.
Ложь не любит никто, не любил ее и я. У Наоми когда-то просил только одно – отсутствие лжи в наших отношениях. Но то, что попало ко мне сейчас, просто стирало все рамки и границы. Как мне быть с ее прошлым? Едва я представляю, как ее похотливыми взглядами раздевали другие мужчины. Причем, не только глазами, скорее всего.
Нет, я не хочу об этом думать, просто не хочу и не могу! Но самое худшее уже случилось - я об этом знаю, как знаю и то, что не смогу забыть, думая постоянно.
Это моя жена. На ее пальце два кольца, подаренные мной, в ее памяти все еще свежи наши клятвы, я уверен. Но сейчас выясняется, что врет она просто напропалую. Неужели я такое страшное животное, что мне нельзя ничего рассказать? Хотя, да, я итак ревнивое животное, но куда лучше было, что я узнал об этом вот так?!
- За что?
Дни летят за днями. Я ухожу пораньше, живу на работе, остаюсь здесь ночевать. Что угодно, только чтобы не видеть ее, не слышать, не ощущать ее особенный аромат тела, смешанный с ароматом духов. Я не могу сказать ей, что все знаю, потому что иначе это приведет к сандалу. То, как я себя веду, тоже, возможно, но ... Господи, я устал. Я запутался.
Люблю эту женщину за то, какая она есть. Но за что мне вся эта ложь в жизни, понять не могу.
Сегодняшний вечер мы договаривались провести вместе. Сцепить зубы и молчать, медленно накачивая себя виски или бренди - не так важно. Чтобы забыться сном, я часто выпивал в последнее время. Мне удавалось доезжать до дому нормально, где я выпивал еще порцию и уходил спать. Не было ни желания, ни сил на исполнение супружеских обязанностей. Я не хотел прикасаться к продажному телу той, которой сам клялся в верности и не хотел врать.

+1

3

ВВ
Что-то случилось в последнее время. Кажется, все пошло крахом сразу после Нового Года. Наверняка это можно назвать кризисом семейных отношений, но мы же не двадцать лет в браке,а  всего месяц… Ничего не понимаю, разбираюсь, стараюсь понять, почему он изменился.
Что случилось, спросите вы. Сказка закончилась, пошли обычные будни. Я продолжала искать подходящий случай, чтобы рассказать Люку о беременности, стараясь убедить себя в том, что он меня не бросит и все будет хорошо. Тщетно пыталась убедить себя, что ребенок всё-таки от мужа, а не от бывшего жениха, старалась быть терпимой к поздним приходам Люка домой, к его ранним уходам и частым ночевкам в офисе. Долго терпела, даже дольше, чем ожидала, пока не взяла с него слово десятого числа обещать провести вечер со мной. Кажется, он почти убил меня взглядом, столько ненависти в нем было, когда он сцепив руки и зубы процедил, что согласен.
Нервно поглядывая на часы, запахнув тоненький халатик, поглаживаю живот. Сегодня я скажу, что нас двое, за ужином, и  возможно это изменит его отношение ко мне. Или поставлю вопрос ребром и заставлю объясниться, что происходит, почему он себя так ведет и что я такого плохого за месяц брака ему сделала? Время близилось к вечеру и пора бы мне ужин приготовить любимому мужу, если бы не чувство, что грядет грандиозный пипец, грядет буря и мне не скрыться.
-Потерпи малыш, скоро все наладится, - я уже свыклась с мыслью, что стану мамой, успокаиваю себя, что смогу с этим справиться, и надеюсь, что Люк тоже поможет. Я помню, какими глазами он смотрел недавно на маленьких детей, именно этот взгляд и убедил меня в том, что стоит ему рассказать правду. Но его задержки, вечный игнор меня, сон после работы не обращая на меня внимания – не давало мне возможности обрадовать его.

-Ты рано сегодня, - оглядываюсь на двери, когда слышу шаги позади себя. Помешиваю соус, одновременно опуская глаза на вареную картошку, и свободной рукой выключаю под ней газ. – ужин сейчас будет готов, откладываю ложку в сторону оборачиваясь к мужу. Улыбаюсь, но улыбка машинально сходит с лица, когда я встречаюсь с ним взглядом. Он снова пьян, снова в неадекватном состоянии и кажется, что сегодня сообщить радостную новость ему не удастся.
-Почему ты постоянно приходишь домой в таком состоянии? – тихо, почти шепотом спрашиваю, щурясь и буравя его взглядом. Достало мне быть послушной девочкой, терпящей его состояние. Я тоже человек и такое отношение мне не нравится. – Ну же, ты завел другую, молодая жена тебя не устраивает? – упираю руки в бока и становлюсь в позу сахарницы. Оправдывайся, давай, я жду!

+1

4

Мы были целым для двоих,
Теперь ты даже семь восьмых! ©

Ее голос, некогда услаждавший мой слух, сейчас режет, как ультразвук. Я замечаю, что она как будто выглядит иначе, а может быть просто впервые за эти недели обращаю внимание на нее как следует. В душе шевелится что-то, похожее на старые чувства, но вопрос убивает их еще в зародыше. Разуваюсь, скидывая с плеч куртку, и прохожу в гостиную, минуя комнату, в которой витают шикарные ароматы. Она всегда любила меня баловать чем-нибудь вкусным на ужин редко когда бывало однообразие. Но сейчас не спасало даже это.
Я прохожу мимо Наоми и опускаюсь на диван, закрывая глаза. Быть взрослым не всегда хорошо, дети, как же вы ошибаетесь, мечтая повзрослеть. У меня есть своя квартира, есть машина. Жена с модельной внешностью. Но для скольких мужчин до меня эта внешность и это тело служили усладой? Хмурюсь, слушая ее подозрения, и у меня невольно вырывается нервный смешок.
- Тебя саму не тошнит от бреда, который несешь? Может еще документы принести, что я работаю, между прочим?
Встаю с дивана и расстегиваю рубашку. Стягиваю ее и аккуратно вешаю на стул, ощущая, как меня буравят взглядом. Да черт с тобой, делай, что хочешь, ты же привыкла к тому, что я всему верю. Теперь твоя очередь верить, только мое отличие в том, что я не вру. Работа стала домом, там я мог отвлечься. Только вот сегодня обещал быть дома. Зря, наверное, очень даже зря.
Снимаю часы и ловлю отблеск света на безымянном пальце. Как смешно. Я считал, что это будет наш персональный круг доверия, сейчас же меня золото на пальце тяготит. Я помню все слова, которые мы друг другу говорили, как клялись, как она плакала на моем плече. Помню вкус ее губ от этого поцелуя - слегка соленые, но такие мягкие и доверчиво раскрытые навстречу. Черт, я не хочу этого помнить сейчас!
- И я не хочу есть, спасибо. Устал, сейчас приму душ и лягу спать.
Снимаю кольцо, кладу его на сервант и прохожу мимо жены к ванной.

+1

5

Мне определенно не нравится его поведение, и в голосе алкоголь не чувствуется, что не смягчает его вины. Он не имеет права так поступать после всего, что обещал мне перед алтарем. Неужели рак на горе свистнул и прекрасный принц превратился в чудовище местного разлива?
Сказать, что я стою в тихом шоке – ничего не сказать. Лавину прорвало? Идиллия закончилась и теперь мы будем ругаться? Какого хрена вообще происходит в этом доме?!
-Что, простите? – брови самопроизвольно ползут вверх, об ужине уже давно забыла машинально перехожу на официальный тон, сжимаю руки в кулаки, чувствую, как они становятся ледяными. –Заверь свои документы у нотариуса, и тогда показывай мне, - огрызаюсь, впиваясь ногтями в ладошки, чувствую острую боль в груди, как будто по живому режут ножом. Мне все снится, ущипните, я хочу проснуться!
-Ты можешь мне нормально объяснить, в  чем проблема и что происходит в последние дни? – острое дежавю по Европе и первому фиктивному браку, когда Джек стал чудовищем после моего «да» перед священником. Люк становится таким же, холодный, безразличный взгляд, говорящий, что я последняя мразь и чмо, которая вообще неизвестно какого черта делает в его доме, постели и жизни. Мы ничто, жажда все!
- И кто же тебя накормил? Неужели столовая твоей идеальной фирмы так готовит, что заменяет твою жену? – Люк никогда не жаловался на мою стряпню, ему всегда нравились мои ужины, завтраки и обеды. Часто я даже с собой ему собирала сэндвичи, с любовью укладывая их и напевая под нос какую-то мелодию.
-С каких пор ты снимаешь кольцо перед сном? Я настолько тебе опротивела? – понижаю голос снова до шепота, подхожу к серванту и провожу по нему пальчиками. Внутри все упало, убито, осталась одна пустота.
-Прошла любовь, завяли помидоры, сандали жмут и нам не по пути? – поднимаю глаза на фигуру мужа, который замер в дверях. Я тоже человек, если ты не заметил, и хочу знать, что происходит. Прятаться за работу не вариант, любовь моя, а вести себя так – не выход. Может наберешься храбрости и объяснишь, в чем причина твоего хамского поведения  в мою сторону?

+1

6

- Вау, ты решила поиграть в честность? Да ладно, правда что ли? Дай мне чем-нибудь глаза протереть, а то они просто офигевают от того, что я перед собой вижу - честную девушку, надо же. Нет, ты серьезно?
Я разворачиваюсь на середине пути и смотрю на Наоми. Да мне и впрямь смешно - с какой стати она говорит о моей скрытности, прекрасно сама помня свое прошлое? Интересно, ей в каком формате напомнить - в книжном или как истинный аудиал, все-таки озвучить вслух?
- Брось, Тори, ты ведь не хочешь услышать все, не так ли? Почему я снял кольцо? Да потому что мне противно, что девушка, на которой я женился и с работой бармена которой я смирился, на деле очень любит высокие стрипы. Знаешь, даже могу подсказать магазин, где их лучше заказывать. Мне всегда было интересно, сколько такие, как ты, зарабатывают за ночь? И сколько стоит приватный танец? Да, порой приглашал для клиентов твоих коллег, но меня это как-то мало привлекало, а тут вот думаю - может станцуешь сейчас? Хотя, нет, прости - дома пилон вот как-то не завалялся, а жаль - я бы смог тогда по достоинству оценить все твои скрытые таланты.
Я не знаю, что побуждает меня так говорить. Вся желчь, весь яд, который я с болью копил все это время, сейчас сочится наружу, как кровь из раны. На деле, может быть, так оно и есть - меня ранила эта правда. Но ранила не тем, что она существует, а тем количеством лжи, которое выплеснулось за один раз.
А я ведь помню ее дрожащий голос, когда она признавалась в том, что зовут ее вовсе не Тайра Нейман, что у нее есть брат и отец. Я простил ту ложь, хотя это было сразу после предложения руки и сердца. Почему нельзя было сказать эту правду в тот же день, чтобы добить меня окончательно, но чтобы сейчас меня не выворачивало наизнанку от омерзения и объема полученной негативной информации?!
- И я все еще жду ответа. Кстати, как мне к тебе обращаться? Не думаю, что имена на Тайре и Наоми ограничиваются - фантазия у тебя богатая?
Никогда не хотел ей делать больно, даже когда в порывах страсти она просила. А сейчас хочу.
- И, да - напоследок - сколько вип-клиентов у тебя было? Ну чисто так - интереса утоления ради, ответишь?

+1

7

Так, приехали. Прошлое выливается огромным ведром говна на мою голову. Становится плохо и дурно, начинает тошнить. Я не хочу вспоминать то, что было весной, не хочу думать о том, что я работала в клубе танцовщицей. Я любила свою работу, мне нравились взгляды, которыми на меня смотрели посетители, но я никогда не танцевала вип. Эта тупая ревность, слепая тупизна, что делает его ведомым на поводу стереотипов. Мне больно оттого, что поул денс до сих пор считают стриптизом. Твою мать, я никогда не раздевалась перед посетителями, всего лишь танцевала. Да, движения были эротического содержания, но не в голом состоянии. Как мне донести эту мысль до его сознания, находящегося в слепой ярости?
Его слова больно ранят, принося неимоверные страдания. Я знала, знала, что именно так все будет, поэтому и молчала.
-ДА ты достал, честное слово, - моему терпению приходит конец, когда до меня доходят его слова, - именно поэтому я не говорила тебе о настоящей профессии. Сколько можно повторять, я не работала стриптизершей, ваши тупые стереотипы меня просто бесят, - хватаюсь за голову, проводя по лицу пальцами и оставляя следы, - ПОУЛ денс не СТРИПТИЗ, - чеканю каждое слово, буравя его лицо взглядом. Как же я хочу вцепиться в его глотку, встряхнуть, ударить... Что-нибудь сделать, чтобы он замолчал.
-Ты... - делаешь больно, - он не знает, что я беременна, и никогда не узнает, скажи я сейчас о своем положении - это выльется в ещё один повод окатить меня ведром говна. Нет, я не позволю ему коснуться моего малыша, не сейчас, когда я в ответе за него.
-НИКОГДА, - оказываюсь рядом с ним и даю звонкую пощечину, - никогда не смей так говорить. Ты сам поклялся мне в верности, я никогда тебе не изменяла и не собиралась. Это ты прячешься за свою работу вместо того, чтобы просто поговорить со мной! Когда мне рассказать тебе о своем прошлом, если я ничерта не знаю о твоем прошлом. Все в шоколаде было, тебя обидели тем, что я танцевала у шеста? Да что ты вообще знаешь обо мне и моем прошлом? Что тебе донесли уже? Может я проституткой ещё работала, а? Давай, расскажи мне все, что я не знаю о себе!
Меня бесит он, ситуация, все, что попадает под руку, его слова вызывают все ту же тошноту, хотя это можно списать на нервное, не учитывая, что первые месяцы беременности у меня прошли вполне спокойно и незаметно.
-Даже если они и были, - я остываю, становлюсь ледышкой, говорю спокойно, лишь взгляд отдает желанием убить, желание уколоть просыпается и не отпускает, - тебе никогда не быть в их числе, - скалюсь, замахиваясь на новую пощечину. Никогда я никому не позволю со мной так разговаривать. А Люк слишком далеко зашел, позволяя себе такие вольности со мной. Штамп в паспорте не дает ему полное право на меня, я человек, а  не его рабыня.
-И что ты мне сделаешь, - спокойно, ледяным тоном спрашиваю его, не отпуская взгляда. Ударишь? Выгонишь? Ну же, ты же эдакий мачо мен, обманутый какой-то швалью. Давай, покажи, какой ты мужчина, сделай что-нибудь стоящее... - провоцирую, не боясь последствий, забываю в гневе, что не одна, но мне плевать, правда. Я устала врать, устала что меня постоянно держат за стриптизершу и проститутку. Хочу отдохнуть, и чтобы все оставили меня в покое.

+2

8

То, что она говорит, всего-лишь лишний повод убедиться в том, что сказанное, увиденное и прочитанное мной - правда. Злость, отчаяние, хладность - это все заметно отражается на ее лице. Чувствую боль от пощечины, но это ничто в сравнении с тем, что я узнал информацию от третьего лица, от постороннего, а не от того, кому доверял. Не от той. Не от своей жены я узнал о ее прошлом. Очень жаль, что она этого не поняла. Очень жаль.
Ловлю руку Наоми на замахе для второй пощечины и вжимаю девушку в стену,прищурившись:
- Запомни раз и навсегда, ЖЕНА! Мне глубоко ПЛЕВАТЬ на твое прошлое! Но ты посмела мне врать! Как последний человек, желающий мне самого худшего! Ты знала, как я ненавижу ложь, и я думал, что тебе можно доверять, что ты мне все рассказала или хотя бы могла рассказать сама, чтобы я не прибегал к помощи посторонних людей! А что в итоге?! В итоге, я получаю информацию, пусть и искаженную, как ты утверждаешь, но она истинна! Почему, скажи мне, ПОЧЕМУ ее сообщил мне посторонний человек?! Почему мне ее сказала не ты - моя жена, девушка, на которой я женился?! КАКОГО ЧЕРТА, НАОМИ?! ТВОЮ МАТЬ, НЕ МОЛЧИ!
Срываюсь на крик. Это последняя стадия, до которой меня можно довести. По крайней мере, так кажется мне. Но, как сейчас выясняется, о себе я тоже мало знаю, не только о жене. В какой момент ее тело, прижатое к стене, вызывает во мне бурю отвращения, смешанного со странным желанием, не успеваю заметить. Рывком сдергиваю с нее халат, дергая за пояс и рывком прижимая к себе.
В глазах темнеет от злости и я не ведаю, что творю. Мной сейчас движет явно не разум. Или разум, но верхний. 
- Если тебе такое нравится, что ж, так я и буду с тобой обращаться. Но ты ...
Разворачиваю ее спиной к себе, прислоняя к стене. Отодвигаю трусики в сторону и толчком вхожу, выдохнув в ухо, едва ли не злобно шипя:
- Никогда не смей ко мне так прикасаться, поняла?! Это не я оказался другим, это ты заслужила подобное обращение!
Начинаю двигаться, погружаясь в нее все так же толчками, и мне плевать, что пока дело все насухую. Она это заслужила. Я не верю больше ни единому слову. И сейчас хочу свою шлюшку.

+2

9

-Ой, ой, ой,- явный сарказм в голосе, едкая ухмылка, запястье пульсирует ноющей болью от его мертвой хватки, но я стойко держусь,к ак тот оловянный солдатик под его напором. - Тебе плевать, но ты не прощаешь? Мухаха, ты себя-то слышишь? - смеюсь, но тут же умолкаю. Он оттесняет меня к стене, вдавливая в неё, делая мне ещё больнее, ведь спиной я наткнулась на что-то острое. Будут синяки, но мне все равно. Ну же, ударь меня, покажи как тебе больно, словно я спала с кем-то в нашей кровати,а  ты нас застукал. Что страшного в том, что когда-то я работала танцовщицей?!
- Не ОРИ на меня! - выделяю слова, когда он кричит. Он показывает свою слабость и меня это бесит. Да, кризис отношений настиг нас очень рано, спустя всего лишь месяц. И как люди уживаются по тридцать, а то и сорок лет вместе? Интересно, а мама моя смогла бы ужиться с отцом, учитывая её профессию?
-Вот ладно тебе, не сказала. Вспомни,что ты мне устроил за имя, которое я тебе назвала. Скажешь, было бы все иначе и ты не был бы... - он дергает халат и по его выражению, которое меняется быстрее, чем летают мысли в моей голове, успеваю лишь стукнуть его по груди, - НЕ СМЕЙ! Отпусти меня! - от бессилия на глаза наворачиваются слезы, надо же, а мое состояние меня даже плакать научило. Но Люк беспощаден, он продолжает теми же рывками сдирать с меня оставшуюся одежду, не утруждаясь полностью раздеть, не обращая внимание на слабое сопротивление, разворачивает спиной к себе и резко входит, отодвигая полоску тех самых трусиков, которые я купила совсем недавно, специально для сегодняшнего вечера. Злая ирония, я буду изнасилована в новом белье. Класс. Давно забытое чувство, которое я обещала себе больше не испытывать. Обещание нарушено, и я ничего не смогу поделать... Кто я по сравнению с ним? Даже ухитриться и врезать не смогу, хотя учили. Совсем все навыки растеряла...
-Ты животное, - все ещё сопротивляюсь, пытаясь как-то освободиться, не дать ему двигаться, уходя от его толчков. Но он лишь рычит в ответ на мои слабые потуги и продолжает раздирать меня изнутри. Да, именно так я чувствую сейчас все его движения, нежный любовник исчез, остался грубый и ненасытный насильник, который кряхтит, ругаясь и матеря меня, называя словами, которые никогда не говорил. Дебора была права, все они одинаковые и всем нужно одно. Никому не интересно как ты живешь, всех заботит лишь чистота. А то, что ради выживания ты вертелся как мог - кого это волнует.
-Не надо, - шепотом, вжимаясь в стенку, чувствую, как внутри растет... ЧТО?! - я.. кажется, степень извращения в моем теле зашкаливает, когда внутри растет возбуждение и желание. Нет, я не могу, не могу... - мне слабо верится в то, что происходит внутри меня, но, кажется, муж имеет полный контроль над моим телом и даже в таком виде способен меня возбудить. Его толчки уже не такие болезненные, но обида от этого меньше не становится. Теперь мне стыдно за мое состояние, но ... Мне даже нравится то, что происходит. Да, Номи, тебе в дурку пора... - сексоголик внутри меня аплодирует стоя, а два процента ангельской доброты рыдает навзрыд. Я молю, чтобы он быстрее кончил свое действие, уже не сопротивляюсь, не рыдаю, как говориться, расслабилась и получаю удовольствие. Но я ему никогда не скажу об этом.. Что со мной твориться....

+1

10

Гризайль. Оттенки серого или сепии. Вот на что сейчас похожа ситуация. Впервые за все это время я не люблю свою жену - нежно и трепетно, с чувством. Я имею то, что имею, в буквальном смысле этого слова. Я ненавижу ее, ненавижу себя за то, что делаю. Меня бесит ее поведение, забавляют попытки высвободиться, но ответные движения возбуждают еще больше, и ... Еще больше злят. Ей не привыкать, господи, ей к этому не привыкать.
До меня постепенно доходит, что девушка, которую я взял силой - не моя жена. О той Наоми я знал все, об этой же продажной девке не знаю ничего - кто она, откуда, зачем появилась в моей жизни сейчас или тогда. Мне хочется стереть ее из своей жизни, стереть любое напоминание или уйти самому. Да.
Уйти. Это сейчас единственный выход.
Рыча, я шлепаю ее по нежной коже, смотря на следы, оставленные ладонью, и утыкаюсь лбом в ее плечо, тяжело дыша. Опомнившись, отстраняюсь и выхожу из нее. Не могу так, просто не могу. Мне противно и до ужаса мерзко, однообразно до тошноты.
Натягиваю на себя одежду, взяв ее со стула, прохожу в прихожую, обуваюсь и выхожу из квартиры. На ходу достаю купленные накануне сигареты, и закуриваю, идя по дороге. Выбрасываю руку и сажусь в машину. называю адрес, не задумываясь о том, что это окраина города.
Меня привозят к мосту. Я о чем-то говорил по дороге, кажется, иначе почему молодой парень так косится на меня и даже не берет денег за проезд?
Плевать на это. Я изнасиловал собственную жену. Никогда не думал, что скачусь до такого положения, я попросту не смог бы в другом случае, в иной ситуации, но ... Но не в случае обмана.
Ты просто не представляешь, сколько его было в моей жизни, в работе, в отношениях. Я доверился тебе, а ты поступила так, что мне пришлось измениться, чтобы соответствовать тебе. Зачем, скажи мне? Просто ответь - зачем?
Я говорю с пустотой, вглядываясь в воду. Ветер играет волнами, треплет мои волосы, остужает разгоряченную кожу и словно хлещет по щекам. Да. Номи дала мне пощечину. Даже в бытность своей Тори, когда мы были в лифте, точнее, когда вышли из него, она не позволила себе такого. Точнее, настолько сильного удара. Видимо, сегодня в чем-то был прав.
Прав. Эта правота, эта правда - кому она нужна?! КОМУ?!  Кто выдумал чертовы каноны правды для каждых отношений?!
Пнув камень в воду, я сажусь на колени и обхватываю голову руками. Кажется, что-то кричу. Или плачу навзрыд, как маленький потерянный ребенок. Мне плохо, но ей сейчас еще хуже. И что самое страшное - я не могу вернуться, потому что во мне что-то сломалось. Танком лжи она прокатилась по этому полю доверия. Пусть я не так понял, но почему нельзя было сказать сразу?! ЧТО МЕШАЛО, НАОМИ?! Я не такой изверг!

Хотя ... Учитывая то, что я натворил ...
- АААААААА!!!
Я кричу. Снова и снова, срывая голос. Никогда так не кричал, чтобы в соседних окнах домов, стоящих на берегу, зажигались огни. Сколько сейчас времени? А сколько прошло с моего отъезда и с моего омерзительного поступка?
Так ли это важно сейчас? ...

+2

11

You want me, you love me
And I hate myself
I need you but I hate you
'Cause I want nothing else

Megan McCauley – Die For You

Нет, - выдыхаю с его очередным толчком, зажмуриваюсь, сжимаюсь, подавляю в себе желание к его грубым ласкам. Он не из чувства игры это делает, Номс, он не любит тебя, никогда не любил. Он привязался к той иллюзии, в которую ты сама поверила и создала. Сейчас же она рухнула, словно карточный домик, и волна пыли накрыла тебя, сметая оставшееся хорошее.
Я больше не всхлипываю, не кричу, лишь жду. Его губы на моем плече, ловлю толпу мурашек, когда его дыхание касается кожи, а его рука оставляет след на попе. Звук шлепка оглушает и… Все заканчивается в одно мгновение, когда я остаюсь одна. Пару секунд стою также, как меня поставил он, хлопая глазами и хватая ртом воздух, ощущая, как все внутри твердеет, прячась за маской равнодушия, стеной брони и открытого пофигизма. Нет, я не могу… - противоречивые чувства внутри меня борются, сводя с ума, я словно возвращаюсь в прошлое и остается только один выход – ванная, лезвие, два надреза и пара минут, пока жизнь уходит из твоих вен.
Боль, сжигающая изнутри, чувство, что ты обычная игрушка, которая не имеет права голоса, воли к действиям, ребенок.. Нет, ребенка так не наказывают, опустошая изнутри и вырезая сердце, заставляя выворачиваться наизнанку.
-НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! – выкрикиваю вслед мужу, даже не заботясь, что он не услышит, пытаюсь закрыться остатками халата, который он разорвал, поправить трусики, а по-настоящему лишь сжимаюсь, ощущая внутри полную, абсолютную пустоту. Я осталась одна, никому не нужная, с грузом прошлого, которое давит так, что встать с пола я смогу лишь с посторонней помощью. Обхватываю колени, поджимая их под себя, и прячу лицо. Захожусь рыданиями, разбиваясь на тысячи осколков, кажется, даже кричу. Но вместо крика с губ слетает слабый стон.
-Хватит, ты – Наоми Берроу, и ты не тряпка, которая сейчас вытирает пол! – не знаю, сколько я просидела так на полу, нов  какой-то момент я поняла, что рыдать над своим горем у меня попросту нет сил. Я не собираюсь унижаться и тем более просить у Люка прощения. Он ещё пожалеет, что так поступил, а я выживу, справлюсь, как всегда справлялась со всеми трудностями. Это лишь ещё одно испытание на пути к спокойной жизни.. – разговариваю сама с собой, внушая, что мне ничего не надо, отключая эмоции и становясь той Наоми, которой была во времена битвы за выживание. Тогда, когда Лукас был всего лишь очередным мужчиной, который хотел затащить меня в кровать, не зная ничего обо мне, а не мужем, который обиженно прочитал папку – а папку ли, я же не знаю до сих пор кто наклепал на меня кляузу, - и ушел, громко хлопнув дверью. Обидели мальчика, насрали в душу, отобрали светлое детство и выкинули на его глазах в окно, бугага! – истерика ли это?
Поднимаюсь с пола, на ощупь иду к спальне. Проходя мимо зеркала смотрю на свое отражение в нем. Задерживаю взгляд на лице, опускаюсь по шее и вниз. Сдираю с себя остатки халатика, который мне так нравился, и тут мой взгляд падает на едва заметный животик. Черт, - ругаюсь про себя и мысленно бью по губам. Я забыла о ребенке, забыла, что этот вечер должен был стать переломным в наших отношениях. Горькая ирония, он ведь таким и стал. Я не смогу больше жить в этом доме, в частности с этим человеком. Мне стоит уйти и никогда не говорить ему про ребенка. Он ведь сам перечеркнул то, что мы строили с ним. Хотя, возможно, и я приложила к этому руку. Но как он думал, что я ему расскажу правду? Ясным, тихим вечерком, сяду рядышком, положу голову на плечо и промурлычу фразу в стиле «знаешь, дорогой, а я ведь совсем недавно работала в клубе, где танцевала у шеста». Он так себе это представлял? – иронизирую, продолжая разглядывать себя в зеркало, после открываю шкаф и переодеваюсь. Я не хочу больше оставаться тут, и не смотр на то, что тело требует душа,а  голова алкоголя, я стараюсь побыстрее убраться из квартиры Лукаса.
Провожу пальчиками по своей одежде, задерживаясь на свадебном платье. Перед глазами пробегает наш день, пара ночей после свадьбы и то,  как мы были счастливы. Трясу головой, резко закрывая шкаф. Нет, вещи я забирать не буду, пусть…Отхожу к своей полке и открываю верхнюю часть. Достаю документы, паспорт, и складываю в маленькую сумочку. Долго держу телефон в руках, после просто откладываю на стол. Взгляд цепляется за два кольца, поблескивающие на безымянном пальце. Всё кончено, Лукас Вэлвуд, вы больше никогда нас не увидите! – становится грустно, я не знаю, куда идти, но решение в том, что я обязана уйти из этого места – окрепло, а то, что я сейчас сделаю – должно поставить окончательную точку в наших с ним отношениях.
Обхватываю безымянный палец другими пальчиками и делая усилие, - надо же, как они прилипли ко мне, - с трудом снимаю оба кольца. Мгновение кручу в руках, играя переливами на лице, потом со вздохом кладу их на сервант рядом с кольцом Люка и оборачиваюсь. Призраки прошлого все ещё бегают перед глазами, вызывая очередной приступ рыданий, я держусь изо всех сил, сжимая сумочку с документами и ключами от машины, шумно выдыхаю и решительно разворачиваюсь к выходу. Аккуратно закрываю двери, щелкаю замком и спускаюсь на стоянку. Я не могу поехать в свою квартиру, не могу поехать к Ванде. Первое – он знает, что я могу быть дома и знает адрес, что не помешает ему приехать и дальше выяснять отношения, а вторая попросту убьет его, когда узнает, что произошло с учетом моего положения. Пока что мне надо проветриться, почувствовать ветер в волосах, прочистить мозги и.. ощутить свободу, которая впервые для меня не мила.
- Ненавижу тебя... За то, что ты сделал, - цежу сквозь зубы находясь уже в салоне машины и кладу голову на руль, на секунду снова потеряв контроль и став слабой. Но быстро поднимаюсь, смотря через лобовое стекло на окна квартиры Люка, семейное гнездышко, которое всегда грело мое тело и душу. Сейчас окна безжизненно смотрели на меня, и я, подавляя сожаление, завожу мотор, переключая передачу, выезжаю на шоссе, двигаясь в неизвестном направлении, просто подальше, чтобы не встречаться и ненароком снова не наговорить ему глупостей. Самое простое - сбежать, и я сейчас именно так и поступлю!

+2

12

Said there'd be no going back
Promised myself I'd never be that sad
Maybe that's why you've come along
To show me, it's not always bad ©
JemFalling for You

Солнце лениво вставало из объятий ночных туч, освещая лучами и лаская крыши домов - частных и маленьких домиков, высоких многоэтажек. Кого-то эти лучи будили, кому-то предвещали очередной серый будний день, кого-то обнадеживали, а мне просто говорили о том, что прошло достаточно времени, чтобы остыть. А я не остыл - я опустел. Когда человек поступает не так, как должен, как привык, он убивает сам себя. Я же убил троих - себя, Наоми и то, что между нами было. Стоило ли ей так поступать? А как бы поступил я в ее случае? Понимаю, что сказал бы правду. Пусть эта правда убила бы нас раньше, по крайней мере - мы бы не зашли так далеко, чтобы довести ситуацию до ее кульминационного момента в виде трагедии.
До дороги еще идти и идти, но у меня есть время подумать. Замшевая куртка не греет так, как грела вчера вечером, возможно, я так и провел ночь или ее остаток - не знаю, время тянулось то ли слишком медленно, то ли слишком быстро. Оно ... прошло. И я сделал то, что сделал. В любом случае, если еще осталась надежда, нам надо поговорить.
Такси. Надо же, даже сейчас (взгляд на часы доказывает, что сейчас уже половина шестого утра) они еще ездят. Или уже - не так важно. Называю адрес и мы доезжаем в рекордные сроки. Отдаю оставшиеся деньги и поднимаюсь на свой этаж. Открываю дверь своим ключом и в нос сразу ударяет аромат духов Номи, который мне так нравился. Что-то цветочное, с сочетанием ванили и еще какой-то ноты, тайну которой мне супруга так и не раскрыла.
- Наоми?
Квартира отзывается эхом. Я судорожно сглатываю и прохожу, не разуваясь. Прошло меньше суток, а здесь уже пусто. Быстро открываю шкаф и смотрю на вещи. Пока не могу понять, все на месте, или нет. Вроде как все, пока не вижу. Надеваю куртку потеплее и включаю свет. Осматриваю комнату. Небольшой беспорядок, как будто мы с утра встали и не заправили за собой постель, за что Номи часто меня ругала, пытаясь отучить от этой привычки - оставлять постель расправленной. Ругалась, хмурилась, смеялась, не выдерживая, и заправляла сама, даже если мы оба опаздывали на работу.
- Ты здесь?
Я пытаюсь обмануть себя, убеждая, что сейчас откроется дверь ванной комнаты и она выйдет оттуда - одетая, готовая к отъезду, но выйдет - она еще в квартире. Но в ванной пусто. На кухне стоит остывший ужин, который она готовила вчера. Бутылка шампанского. Наш любимый ананасовый сок. Какие-то продукты в пакете в холодильнике. Везде налет домашнего уюта, но самой хранительницы нет. Гера покинула Олимп, оставив Зевса в одиночестве пожинать плоды измены счастью.
Что я наделал?!
Возвращаюсь в спальню и еще раз обвожу комнату взглядом. В сознании еще свежи воспоминания, которые мне самому-то делают больно, что уж говорить про мою жену.
Найду.
Двигаясь сомнамбулически, принимаю теплый душ, кидаю полотенце в корзину и прохожу к шкафу, надевая джинсы и рубашку. Где-то там, в дебрях, висит свадебный костюм - доказательство того, что мы были счастливы. В этот день я клялся, что не причиню ей боли. Но ведь и она говорила то же самое в ответ. Мы клялись в честности друг другу, мне нечего было скрывать. Так почему? Этот вопрос меня еще долго не отпустит, я уверен. А пока, надо съездить к Ванде и Деборе - Наоми может быть там, куда она еще могла поехать, кроме как не за поддержкой?
Уже на выходе из комнаты, собираясь выключать свет, оборачиваюсь и смотрю на часы. Взгляд соскальзывает ниже.
Кольца.
Теперь их там три.
Сжимаю ладонь в кулак и выхожу, опустив голову. Уже на лестничной площадке прихожу в себя и снова возвращаюсь. Некоторое время уходит на то, чтобы выгрести все продукты из холодильника и сложить их в пакеты вместе с посудой - одноразовой и обычной - мне просто не хочется это все разбирать. Аккуратно все это завязываю и закрываю квартиру на ключ. Кладу пакеты в машину и еду в сторону приюта. Сдаю все, получаю в ответ благодарность. Проезжаю мимо церкви, и мне хочется зайти к святому отцу на исповедь, но не могу. Я вообще ничего не могу сказать вслух самому себе, не то что кому-то.
Припоминаю адрес Ванды и день принимает меня в свои будничные объятия по дороге.
Телефон вызванивает меня именем секретаря, а я его просто отключаю. На сегодня у меня другие планы.

+2

13

домашний костюм, ну и в руках, при встрече у двери
В мире настал ренессанс, геморроидальные выпады со всех сторон на меня несчастную сыпаться перестали, а посему я спокойно, в кои – то веки, провела замечательную ночь… нет, не с парнем, и даже не с фанатом, да и стриптизеры здесь совершенно ни причем, я занималась своим делом – творила аранжировку для песни, давно разъедавшей мои мозги. С одной стороны этот сингл можно выпустить в помощь раковым больным, с другой стороны – даже как гимн спортсменов, которые, как известно, привыкли падать, но не сдаваться. О третьей стороне его применения я и подумать боюсь. Вдоволь наигравшись и испробовав если не все варианты переборов, то точно наибольшее их количество, переписав сотню – другую вариаций жизнеутверждающего текста, я успокоилась, поняла что утро вечера мудренее, и легла спать в половине девятого утреца.
Но не судьба была мне выспаться, даже если взять во внимание, что никто мне не мешал, не шумел и не создавал помех в моих мозговых волнах, так как вместо того, чтобы мирно считать овечек, я читала книжку на телефоне, уж очень она меня увлекла. Куда мною был засунут здравый смысл и мысли о зож, думаю, рассказывать нет необходимости. Короче, так и не уснув, я встала, обпилась соком, и зачем – то включила телевизор. Естественно, с моим везением, я просто обязана была попасть на самый кроваво-мясной канал, совершенно ничего общего не имеющий с кулинарными шоу: кажется, в этот момент, чью – то конечность из разрезанной автогеном машины доставали. Мяско!
Звонок в дверь. Настойчивый. Дай Боже, чтобы это был не Малкольм, а то никого ж не жду…
Ухватываю с кухни зачем – то сковородку, оружие свободы (не, ну а че, мне знаете как одного дверовыдирания хватило?), и иду к двери. Осторожно, крадусь как кошка. Или как идиотка, что в принципе, однохренственно.
- Ктотама? – кажется, это фраза из какого-то русского мультика. Смотрела недавно с субтитрами. Тырюсь в глазок, вижу Номкиного мужа. С чего вдруг? Нужен музыкант на очередной корпоратив? Так позвонил бы просто, телефон в зоне, я свободна, правда с синяками и мешками под глазами, хоть картошку храни, но это мелочи жизни. Открываю дверь, опустив холодное оружие.
- Так, судя по твоему растерянному виду, ты не за моим талантом пришел, а значит через порог разговаривать просто неприлично. Заходи, располагайся, расскажешь, что случилось, а то на тебе лица нет, я даже мысли прочитать не могу.
С этими словами я мирно и дружелюбно освободила проход от своей тушки, а сама потопала на кухню за кофе. Сон, арривидерчи… Не иначе как Тайра чет вытворила, но вот что именно из ее послужного списка могло заставить Велвуда припереться ко мне в раннюю, простите, срань?
Телик продолжал вещать о проблемах на дорогах, я по пути дотянулась большим пальцем ноги до пульта, который оставила на полу, и переключила на какой – то детский телеканал. Ткнула еще раз, и вот, привет – Mtv, и еще более приятный нежданчик – там крутят клип с участием моей мордашки и гитары.
- Диван мягкий, с ногами можно, - гостеприимствую я, шлепая босыми ногами по ламинату на кухню, и через несколько минут вновь рисуюсь на горизонте зала, но уже с кофейником и чашками на подносе. Ловко подхватываю пальцами левой ноги столик на колесиках, и паркую его у дивана, ставлю напиток, усаживаясь на пол неподалеку от гостя.
- А теперь четко и внятно! – командую, дружелюбно улыбаясь. Мужей лучших подруг надо встречать осторожно, но в тоже время – с миром, хлебом и солью.

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-18 20:15:07)

+2

14

Порой мне казалось, что Ванда - дочь цирковой трюкачки и отставного военного. В ней уживались чудный ребенок и весьма взбалмошная девица, в хороших смыслах этих слов. Вспоминаю, как она  доводила нас на свадьбе до припадков истерического хохота, когда все решали, что жених с невестой от счастья тронулись умом, и улыбаюсь. Вяло, криво, но улыбаюсь.
Она задает вопрос, который возвращает меня из воспоминаний в реальность. Реальность эта похожа на вязкую тину, в которую я вляпался по самое не могу. Причем тина - это один из самых безобидных вариантов того, во что я мог вляпаться. Только Ванде вряд ли нужно было об этом знать именно сейчас. Может быть потом, если все уляжется и наладится. Может быть ... Потом, да.
Усаживаюсь, будучи приглашенным, на диван, но сижу прямо - если сейчас откинусь назад, организм потребует отдыха, а позволить себе такую оплошность, как заснуть, я не могу. Ванда возвращается с кухни уже без сковородки (либо просто собиралась печь блины, либо ждала чучело масленицы), но с кофе, аромат которого приятно ласкает обоняние. Беру чашку, смотря на Ванду с оттенком благодарности. Отпиваю. Но не знаю, что сказать. Она - слишком близка к Наоми, и мне может крупно достаться. С другой сторон, не лучше ли сказать все сейчас, чем если кто-нибудь донесет ей потом? Хотя кто, кроме Наоми, может? А здесь ее, как я понял, туговато соображая, нет. Иначе бы меня не пустили. Или после предварительной стерилизации, а то и кастрации.
- Мы с Наоми ... В общем, у нас произошел конфликт.
На религиозной почве, блин!
- Так уж получилось, что я психанул и ушел из дома. Когда вернулся, ее уже не было, а поговорить нам просто катастрофически необходимо. Поэтому я и подумал, что она может быть у тебя. Предположение беспочвенное, как я понял уже, да?
Рука дрожит и я едва не проливаю кофе на колени. Замечательно - если я найду жену, то еще и не в состоянии буду обеспечить нам наследников. Правда, если у жены и желание будет.
Черт, что за бред я несу?!

- Клянусь быть рядом, пока ты не скажешь, что тебе достаточно. Клянусь, что буду во всем тебя поддерживать. Клянусь быть с тобой в радости и горе, в болезни и здравии. Клянусь, что буду лучшим отцом для наших детей и верным мужем для тебя. Клянусь оберегать тебя от горестей и забот, быть твоим лучшим другом и верным помощником. Клянусь, что никогда не повышу на тебя голос и не подниму руку, да покарает меня Господь. Перед Богом и людьми клянусь тебе в любви и верности. Клянусь быть твоей опорой и защитой. Твоим лекарем и твоим охранником. Клянусь быть тебе спутником жизни, пока ты сама того желаешь. Клянусь в том, что люблю тебя. Клянусь оберегать от невзгод. Клянусь … клянусь всем святым, что у меня есть.


Черт, это ведь было совсем недавно. Совсем недавно я держал ее за руки, не подозревая о прошлом, которое уже готовилось стать нашим общим настоящим, чтобы разлучить. Я говорил, сотни раз повторял, умолял ее не лгать - во время наших безумных ночей, во время любимых так завтраков, во время ... нашей счастливой жизни. Почему так случилось, что ты просто не рассказала, а я не уберег то, что есть, что было?
Мне ведь тебе даже нечего рассказывать, Номи.
И, черт. Я с Вандой!
Снова выпадаю из реальности, и снова же в нее возвращаюсь. Смотрю на Ванду и убираю чашку, нервно глотая уже остывший кофе. Что сказать, чтобы не возбудить у подруги подозрений?
- Ты не знаешь, куда она могла поехать?
Я ужасно боюсь, что сейчас Ванда начнет допытываться или расспрашивать. Но я же не смогу ответить, просто не смогу. Кому я смогу сказать, что изнасиловал собственную жену?! Которой при всех кляля в вечной любви и разделении горестей, хворей и бед?!

+1

15

Так, давайте будем честными, и не будем приукрашать ситуацию. Что у них случилось – я не знаю, и честно говоря, если захочу узнать, но спрошу у Номи, как только увижу, коли захочет – расскажет. А на данный момент я могу помочь Лукасу исключительно добрым советом – дескать, все обойдется, перебеситесь оба, и пойдете дальше под ручку по дороге жизни, усталые, но счастливые и довольные. Хотя, предупреждала же я Номку, чтобы подумала еще раз сто, прежде чем идти к алтарю! Нет, не из плохих чувств по отношению к Вэлвуду, просто из беспокойства за подругу, ибо слишком много о ней знаю, почти как мать родная, только сестра по маразму.
Сложив ноги по-турецки, я уставилась на Люка. Напрасно надеялась получить хоть какие – то сведения, его походу клинит, а еще через каждые пять минут перезагрузка. У меня такое было в последний раз, когда я выползла из студии не спав несколько ночей, и поехала мыть мозги Цезарю, решившему внезапно загрустить по поводу горелого театра.
- Так, давай сразу договоримся – спрашивать я ничего не буду, ибо не мое дело, а над будет – от жены твоей все узнаю. И как видишь да, ее здесь нет, и даже если бы была – через окно не смогла бы смыться, у меня тут чертова высота, тринадцатый этаж тебе не шутки.
Я поставила локти на коленки, и подперла ладонями лицо. Спать уже как – то совсем не хотелось, хоть к кофе сама я не притронулась – из головы мгновенно выветрились все мои проблемы, и мысли заполонила лишь одна: где носит Тайру, и какого ядрена лешего она еще не у меня? Неужто замуж вышла и думает все, смылась, взрослая стала, сама с проблемами разберется, без сопливых (читай – меня), скользко?
Ну уж нет. Найду козюльку, и во всем разберусь. По крайней мере хоть буду уверена, что эта засранца и ее ребенок в безопасности. Интересно, а Люк хоть в курсе, что Номи – с икрой? В любом случае, если у них пошел разлад, я не скажу ничего.
- Понятия не имею, где она. Телефон, конечно же, дома оставила? – спрашиваю просто так, хоть особого смысла в вопросе не вижу. Придется ее по другим каналам искать.
- Отели и мотели ждут меня, чего уж тут… Заберу мотоцикл и поеду по городу, искать, наудачу. Деньги у нее с собой были? Вещи собирала, нет? – а вот эти вопросы уже уточняющие, чтоб знать, где искать, и куда она точно не сунется? Если я все еще хорошо ее знаю.
В душу закралось смутное сомнение: а вдруг опять? Опять афера, опять фикция, опять обман, и она снова дала деру, чтобы потратить «наработанное»? Ну нет, на этот раз она мне перед церемонией поклялась, что это, мол, навек, любовь – морковь и тапочки с зайцами…
- Конечно, прямо таки сейчас я тебе помочь ничем не смогу, была бы у нее мобилка – было б проще, мне недавно друзья-хакеры поставили на трубу приложение, что можно за номером следить, как бы меня саму за это приложение копы не сцапали, но раз уж все настолько плохо, придется, так сказать, вручную. К друзьям навряд ли пойдет, раз уж даже меня проигнорировала. Хреново, не было печали…
Мне с одной стороны искренне начхать, как мо мне будет относиться консервативный муж подруги, но если он первым делом явился ко мне – значит, вполне возможно, что и сам виноват. Ну почему не бывает абсолютного нейтрала у людей вокруг меня? Почему у всех извечно что – то случается, а разгребать – мне? Наверное, ответ найду, когда буду погребена под двумя метрами земли.
- Вечером сама приеду, обкатаю все отели и мотели, быть может узнаю что.

+2

16

Просто нестись куда-то вдаль, не думая ни о чем, не останавливаясь на светофоре. Пытаться забыть о том, что произошло, когда тело хранит его прикосновения, даже грубые. Ощущая то, что он до сих пор рвет на мне одежду. Кажется, что даже возбуждение я придумала сама, и сейчас просто накручиваю себя.
Он был прав, я могла ему рассказать, но в каком виде ему преподнести ту правду, которую он от меня требовал? Я не работала проституткой, не работала даже той самой стриптизершей, я зарабатывала на жизнь, используя прелести своего тела. Мне нравилась моя пластика, нравилось то, что я вытворяю с шестом, но я никогда не позволяла клиентам делать со мной лишнего. Я была тем музейным экспонатом, дотронься до которого включается сигнализация и прибегает толпа охраны. Но Люку, видимо, это не понятно, и он сейчас считает меня самой последней шлюхой. Обиженный, разгневанный, бессильный что-либо изменить…
Я не смогу простить, - накручиваю себя, понимая, что уже простила, но из гордости не сделаю первый шаг. Всячески оправдываю его внутри, даже разговариваю сама с собой, не замечая, как машинально колешу по городу по кольцевой. Несколько раз проезжаю мимо своей квартиры, когда замечаю это, думаю даже, что пора бы заехать домой. Но внутренний голос как будто разубеждает, боясь столкновения с мужем. Вдруг он уже вернулся, вдруг он меня ищет? Хотя какое ищет? Я ему больше не нужна, я грязная, опороченная, обманчивая… А ещё подлая. Я не пара своему слишком правильному мужу, который рвал голову и волосы в росте по карьерной роскоши. Он родился в идеальной семье, у него есть сестра, мама и папа. А что есть у меня? Брат с раздвоением личности, умершая мать проститутка, и отец, которому чисто по барабану на то, что его дочь вышла замуж, и ждет ребенка.
Может поехать к Ванде? – подруга, которая знает обо мне все, единственная, кто смог дотронуться до всего ада моей жизни, человек, который никогда меня не осуждал, заботился и помогал. Я знаю, что Ванда поможет и если надо, даже отомстит, но я не хочу, впервые в своей жизни я не хочу рассказывать ей о своих проблемах. После того случая с Малкольмом, когда он огрел меня о стенку на втором месяце беременности и то, что с ним сделала моя подруга, и я теперь боюсь, что она может тоже самое сделать и с моим мужем, всего лишь за то, что он был со мной немного груб. Ванда, Ванда…
Паркуюсь на какой-то стоянке, выключаю мотор и кладу голову на руль. Всё случившееся опять настигает меня, придавливая к земле, и я снова начинаю рыдать. Мне снова становится больно от того непонимания и той обиды, что глодала мои внутренности на выходе из квартиры Лукаса. Плюс ко всему, начинает болеть живот. Малыш как будто чувствует.. Ребенок… От Люка… Нет-нет-нет, я не смогу сама его вырастить, надо что-то с этим делать.. Но что? Аборт уже поздно, всё-таки четвертый месяц…Придется рожать, учитывая, что я против абортов. Может, отдать его на усыновление, в любом случае, в другой семье ему будет лучше, чем с матерью одиночкой, которая в прошлом работала у шеста…

Эй, ты, - просыпаюсь, чувствуя дикую усталость по всему телу. Я даже не поняла, как уснула в машине, обнимая руль. На лице явно виднелся след от рук, на которых я лежала, а в окно двери стучался охранник парковки. Видать, что-то случилось и мне стоит открыть дверь.
-Да, я вас слушаю, - зеваю, пытаясь размяться, - Девушка, либо вы едете домой, либо продлеваете аренду места, - он какой-то злой, или я не красивая и растеряла всю хватку и шарм. – Нет, спасибо, я уже уезжаю, - снова зеваю, протирая глаза. Замираю, вспомнив, что глаза накрашены и сейчас мне будет больно, а также слезы потекут уже не от обиды и горечи расставания.
Уезжаю, уезжаю, - под бдительным взглядом старичка выезжаю с парковки и делаю пару кругов по городу. Нет цели, нет желаний, нет ничего, кроме пустоты и боли. Я справлюсь, обязательно справлюсь, но сейчас мне надо уехать подальше отсюда, от Сакраменто, который стал домом, и где я могла найти свое счастье. Почти нашла.
К Лукасу в квартиру ехать не хотелось, поэтому единственный выход – моя квартира. Там есть немного вещей, старые документы, по которым я смогу незаметно снять немного денег со своего счета, о котором Люк даже понятия не имеет. На первое время должно хватить.
Очередной поворот, сигнал какого-то урода, и вот я въезжаю в свой двор. Паркуюсь в сторонке и осматриваю местность. Чувствую себя преступницей, воровкой, да куда уж хуже… Никого не заметив, выхожу из салона и мелкой трусцой перебегаю дорогу.
- ТВОЮ МАТЬ! – врезаюсь в кого-то, сразу упираясь руками в чьи-то мышцы, прямо из-за угла на меня налетает мужчина и я почти сбиваю его с ног. Не вижу лица, пока осматриваю свои ботинки, после выпрямляюсь и.. – Чарли? какого черта?! - рот самопроизвольно едет вниз, высвобождая красную дорожку перед бывшим несостоявшимся мужем, и тем, с кем мы решили остаться друзьями. Что ты тут делаешь? – тупой вопрос, мы живем в одном городе, он может идти на работу или просто по делам.  – Привет, - запоздало приветствую, пятясь чуть назад. – Давно не виделись…

+1

17

Она говорит о полиции, а я сижу и размышляю о том, что со мной может сделать Дилан - правильный и справедливый коп - если узнает о том, что я вытворил с собственной женой. Что сделает сама Ванда, представлять даже не хочу. Потому что уже начал. Уверенная в себе, горячо любящая свою подругу, я не сомневаюсь, что она увидит только ту сторону, что я не имел права так поступать. И она будет верна в своих рассуждениях, как верно то, что я сейчас я резко обрываю девушку:
- Никаких копов. Пока никаких. Нет причин подавать ее в розыск, я знаю, что все хорошо, просто ... Она сильно расстроена и огорчена.
Причем, это вот все слабо сказано.
- Я знаю, что домой она сейчас не вернется - ни в нашу квартиру, ни в свою, хотя туда я ее еще раньше просил не возвращаться. Она попытается скрыться, и я знаю, что это будет реально - с ее-то возможностями! Черт, если бы я только не ...
Осекаюсь. Нельзя, нельзя говорить такое без нужны. Как ни крути, какой бы родной Ванда нам не стала, она все-таки посторонняя, и чем позже узнает все детали "побега" моей супруги, тем будет лучше для всех нас.
- В общем, я оплошал. Сильно оплошал. И сейчас очень опасаюсь последствий, потому что именно сейчас она будет поступать крайне неразумно и необдуманно. И я боюсь, что это аукнется не раз. Ванда, я просто не знаю, что мне делать.
Я сдаюсь уже заранее. В чем-то сдаюсь, потому что уверен - сейчас Наоми не позволит найти себя, она знает способы, как скрыться от людей, не дать потревожить себя, особенно в таком состоянии. Но мне нужно ее потревожить, черт побери! Она мне нужна!
- Домой заглядывать бесполезно, на работу тоже. Больше я не знаю, где она может быть. Это не та девушка, которая побежит успокаиваться в салон красоты или на спа-процедуры.
В голове мало-помалу что-то созревает, но это явно не плод, который свалится на землю по осени. Я не знаю, что делать, но знаю, куда ехать. Мне нужен человек, которому смогу высказаться, но, увы - это не Ванда сейчас. Как бы то ни было, чтобы найти Номи, я буду использовать нужных и важных людей, чтобы добиться хотя бы какого-нибудь результата. Использовать. да, это слово сейчас как никогда подходит.
- Извини, я поеду уже. И, да - если ты собиралась спать, а я разбудил - тоже извини.
Бегло целую девушку в щеку и покидаю квартиру. В какие сроки застегнул куртку и обулся - не замечаю. В себя прихожу только тогда, когда пальцы сжимают руль и машина застревает в пробке.

[***]

Я вижу, что ее мотоцикл стоит внизу. Проверять сигнализацию не хочется, моя маленькая фурия этого не простит. Даже мне - родному брату.
Отряхивая обувь, я поднимаюсь по лестнице и смотрю на часы. Так, в такое время уж точно спать не будет, давлю на кнопку звонка. Вслушиваюсь в трель и кусаю губы изнутри, пробуя их то ли на вкус, то ли на прочность. С одной стороны, я не знаю, зачем приехал - Лорен мне никак не поможет физически, хотя с Номи у нее, вроде бы, сложились неплохие отношения, с другой же стороны, мне сейчас запросто могут отрезать что-нибудь лишнее. Но высказаться я должен. Страх перед наказанием свыше, как бы смешно это ни звучало, удерживает от похода в церковь и исповеди, но если я не выговорюсь, меня просто пробьет с кем-нибудь посторонним. Быть упрятанным за решетку? Спасибо, пока не хочу, не настолько я зажрался.
- Лорен!
Звонка кажется мало и я добавляю "голосовое сообщение" к трели, которая пытается сейчас вызвонить из недр квартиры ее полноправную хозяйку.

+3

18

Не жду кого-то в гости, особенно после закрытой сессии. Хочется успокоить свои мысли в голове, побыть наедине с собой и отдаться на растерзание тем любимым вещам, которые получаются у меня лучше всего. Первым делом я вернулась из университета в свою квартиру, так и оставив чемодан с вещами не распакованным. Столько сил убила на сдачу экзаменов, что руки не поднимались сделать типичную приборку в доме в столь долгое моё отсутствие. Первые дни я лишь спала, ела, наслаждалась сериальчиками. Даже умудрилась пересмотреть все существующие сезоны "Игры Престолов", и теперь жду не дождусь продолжения. Так обычно начинаются мои каникулы, а вообще в течение них я работаю в магазине комиксов, дабы хоть в чём-то не зависеть от брата и потратить на себя свои собственные денежные средства. Кстати о Лукасе. Мне было настолько лениво сообщать ему о своём приезде, что я просто забыла позвонить. Из головы как ветром сдуло, но думаю, он не расстроится, так как не сильно предпочитает, чтобы я сидела у него на шее, свесив ноги.
Вспомнить о нём было уместно, но только тогда, когда в дверь раздался звонок. В это время я спала, развалившись на диване перед телевизором с пачкой чипсов и джойстиком от ps3. Нетипично для такой девушки как я. Но это если с чьей стороны смотреть: друзья никогда не видят меня такой, а брат тем более. Я всегда стараюсь выглядеть перед ним бодрячком. Кстати, в дверь звонил именно Лукас. Я узнала его голос после короткой паузы - иначе бы и не открыла. Брат обычно созванивается со мной, когда забегает меня проведать. А тут нежданный визит. Открываю глаза и спрыгиваю с дивана, бросив недоеденную пачку с джойстиком на журнальный столик. И это хорошо, что я не начала распаковывать чемодан - Лукасу бы не понравился бардак. Хотя его ли мне слушать - он сам хорош.
Бегу открывать дверь, протирая свои сонные глаза. Я была похожа на неухоженное чучело, но как-то про это и забыла. Открываю дверь - вижу мужское отражение себя. Лукас выглядел как-то потрёпанно, глаза слегка красные, сам он какой-то нервный.
- Боже, ты пьян что ли? - удивляюсь и ему, и себе. Ведь знаю, что старший интеллигент такой, никогда не заявится к родственнику бухим. Пропускаю брата в квартиру, так и не получив ответа. Но понимаю, что Лукас всё-таки не пил. - Ты странный какой-то. Что-то случилось?
Наблюдаю за братом, который шарится в прихожей, снимая с себя верхнюю одежду. Видимо, он мне хочет что-то рассказать, но пока не осмеливается. Ну а мне что делать? Я, собственно, его и не ждала - Лукас сам явился. И не просто так. В любом случае, я была готова его выслушать. По внешнему виду брата дела шли не очень хорошо.
- Ты что-то себя запустил малость. Куда твоя жена смотрит? - смеюсь, так как думаю, что это приободрит Лукаса. Вместо этого получаю в ответ гневный взгляд об одном упоминании о Наоми. - Ауч, бро, не так сурово. Подозреваю, что её это тоже касается. Кстати, есть хочешь? - между делом спросила я, стараясь перевести тему. Хотя предложить поесть мне было нечего. Кроме чипсов. Хочу убраться от злого братца куда подальше на кухню, чтобы соорудить примитивное подобие ужина. Может, ему надо немного отдышаться и привести свои душу и чувства в порядок.

Отредактировано Loren Welwood (2014-01-22 01:11:19)

+2

19

Слишком многое его ждало дома, стоит переступить порог. Последний год был насыщенным на события, приятные и дробящие душу на кусочки, переворачивающие все с ног на голову и не дающие мыслить здраво. Но объяснить самому себе ночи в машине он не мог. Казалось, это уже прошедшее прошлое, стоит давно перевернуть страницу, начать новую главу. Сказать самому себе, что хватит волочиться за прошлым. Или "Чарли, не будь тряпкой!" - тоже помогло бы, но. В очередной раз его машина недалеко от ее дома, уверяя себя, что этот район просто намного тише остальных.

- Ого, привет, рад тебя видеть.
- Ты что тут делаешь?
- Шел на завтрак. Рядом в кафе делают отличный омлет. Позавтракаем?
- Не могу, Чарли, у меня дела.

Кажется это было около месяца назад или чуть больше. Случайно столкнулись недалеко от ее дома, второй раз после поездки на Тахо. После уикенда в августе общение сошло почти на ноль. Ни о каких приемах в госпитале уже не было речи, она пришла в себя, все вспомнила, и ему следует радоваться за свою бывшую невесту, но это означало, что их встречам пришел конец. Только он время от времени проводил вечер или ночь недалеко от ее дома, сам не зная зачем. Но последняя встреча расставила все по на свои места. Кольцо на ее пальце говорило само за себя. На Тахо его еще не было. Либо она его сняла и не стала говорить, либо... время летит слишком быстро.
Не было света из ее окон, как и пару недель назад. Можно предположить, что она переехала, набрать ее номер, узнать, но опять же - зачем? Уже под утро выходит размяться после бессонной ночи, пройтись немного, до дома и обратно. Уже возвращаясь, сталкивается с девушкой, почти сшибая ее с ног.
- Чарли? - нет, это Джонни Депп, забыл побриться и сразу перестали узнавать.
- Доброе утро. -
быстрее соображает, что для начала можно поздороваться, а потом искать оправдания своему появлению здесь. Игнорирует вопрос о том, что забыл тут и переключает внимание девушки на ее состояние.
- Ты как-то не важно выглядишь. У тебя все хорошо? - крапинки заботы оттеняют его голос, бегло осматривая его бывшую невесту. Помятый вид, растрепанные волосы. Пора уже волноваться или еще рано?
- Доброе утро, Наоми. Зайдешь сегодня вечером в гости? - мимо проходит девушка, наверное, соседка или знакомая бывшей невесты и следует по своим делам. Пользуясь случаем, пока Тори отвлекается на незнакомку, Чарли осматривает ее более внимательно, замечая так же отсутствие кольца на пальце.
- Не пригласишь меня? - отбрасывая церемонии прямо спрашивает Чарли, не дожидаясь решат ли его пригласить или нет.
- Давай ты отбросишь то, что нам мешало общаться последнее время и остановимся на том, что мы решили остаться в дружеских отношениях, хорошо? Потому что я знаю тебя уже какое-то время и вижу, когда ты сама не своя. - ему незачем дожидаться, пока она сама начнет что-то рассказывать, порой из нее приходится вытаскивать каждое слово клещами. Пусть так, но просто уйти он тоже не мог.

+2

20

-Я уснула в машине, - не понимаю. Зачем рассказываю ему это, возможно я настолько сильно изменилась, что стала доверять совсем не тем людям. Бывший жених рядом с моим домом должен бы меня смутить, но в свете произошедших событий я даже не задаюсь вопросом и ничего не подозреваю, что возможно, он постоянно искал встречи со мной. Особенно после Тахо и последней встречи. Мы перестали общаться, хотя и до этого мало общались, я старательно избегала с ним встреч. То ли стыдно было, то ли ещё какой-то фактор сыграл, но факт остался фактом, с Чарли больше я не встречалась. А потом Люк сделал мне предложение, суета подготовки и о бывшем несостоявшемся муже я задумывалась крайне редко. – А в целом, все отлично, - слабый оскал, вряд ли похожий на улыбку. Оборачиваюсь на звук своего имени. –А да, привет Эрин, -Не знаю, посмотрим как со временем, но в любом случае, готовься – машинально отвечаю на приглашение и возвращаюсь к мужчине взглядом.
Да. – рассеянно, и чуть-чуть растерянно произношу, на автомате пикаю сигнализацией и прохожу к входным дверям, рассчитывая, что Чарли пойдем за мной. – Пойдем, конечно... Возможно я не разучилась ещё делать твой любимый кофе. - оборачиваюсь, проверяя идет ли он за мной.
Рассказать ему о том, что меня гложит или просто забыться рядом с ним, отомстив Люку за все? Возможно в прошлой жизни, будучи Тайрой, я бы сумела так поступить, но настоящая Наоми Бэрроу, в замужестве уже Вэлвуд во мне кричала таким криком, что я замужем, и изменять мужу я не должна. Но чашечка кофе не казалась мне уж столь кощунственной, и тем более, мне нужна была компания, чтобы вновь и вновь не погружаться в события вчерашнего вечера, отвлекая от этих мыслей и заставляя быть в реальном мире, а не погруженной в воспоминания.
-Да, конечно, - думаю, пройдет немало времени, пока я смогу считать его другом, а не бывшим любовником, а также... Черт, я сразу представила, как в случае могу представить его мужу – Привет, Люк, это Чарли Хантер, мой… друг. Не важно, что раньше я  с ним спала, и даже почти вышла за него замуж, но сейчас мы просто друзья, возможно лучшие. – Да, Люк будет в восторге, и снова сорвется на меня. Так, стоп, вроде бы я ушла от него. – машинально касаюсь большим пальцем безымянного, где вчера ещё тяжелело два кольца и тут понимаю, что в последнюю нашу встречу с Хантером, на моем пальчике как раз красовалось маленькое колечко. Вроде бы и мелочь, но тогда она для меня значила что-то новое, хоть раньше на этом пальчике красовалось колечко от Чарли.
-Давай, сначала я сделаю нам кофе, или усну прямо на твоих глазах, а потом мы выясним всё, что нас интересует, ок? - когда мы поднялись на мой этаж, обязательно встретившись со всеми моими соседями, и прошли внутрь, я быстро скинула обувь и босиком прошла внутрь квартиры. Заметно было, что в доме давно никто не живет, идеальный порядок и чистота, никаких следов присутствия жизни. Но, помнится мне, что в шкафчике осталась посуда и чай с кофе, кофеварка тоже была в исправном состоянии, так что оставалось лишь достать кружки, и заварить крепкий черный.
-Заходи, не бойся.., - кричу уже из кухни, зависая над шипящим аппаратом, в который уже налила воды, и включила в розетку. Слышу позади себя шаги, и оборачиваюсь на входящего мужчину. – Как ты уже понял, здесь я не живу достаточно давно, - все ещё не знаю, стоит ли ему рассказывать все, но меня почти прорывает, - я замуж вышла, Чарли.. Кажется, что напрасно… - глаза неприятно щиплет, и я оседаю на пол около тумбочки. Меня заново накрывает и я еле слышно всхлипываю. Ну почему, почему мужчина, которому я доверилась, раскрыла свое сердце попросту все перечеркнул узнав о том, кем я работала в прошлой жизни. И как мне после этого верить людям?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Даже самой преданной любовью нельзя покрыть последствия лжи