vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Man in Black


Man in Black

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Jemma Fisher, Guido Montanelli
Бурлеск клуб, Сакраменто; на улице идет небольшой дождь, 9°C; около шести часов вечера.
О флештайме:
Гвидо Монтанелли приехал в клуб для обсуждения внутренних дел и успехов, но вместе с этим готовит еще одно деловое предложение для Джеммы.

Отредактировано Jemma Fisher (2014-01-11 22:48:12)

+1

2

Внешний вид

Связано ли это было с тем, что Маргарита ошибочно посчитала, что он спал с прежней владелицей этого клуба, или с тем, что случилось с Самантой после, или с тем, что вообще произошло в вечер открытия Бурлеска, а может, и просто виной тому были все остальные события, случившиеся незадолго до и после открытия клуба, но Гвидо давно перестал считать заведение своим; впрочем, интереса к ведению подобной деятельности он никогда и не чувствовал - а потому даже и не хотел проверять, справится он с ней или нет; исполняя роль вкладчика Мафии, Монтанелли выполнял те функции, которые было необходимо выполнять в этом случае, внутренней жизнью Бурлеска не слишком-то и интересуясь. Так что когда Саманта исчезла - не без помощи тех остолопов, которых наняли вправить ей мозги, и которые в итоге слишком с этим делом чересчур переусердствовали - Гвидо проще было найти того, кто будет вести дела клуба и дальше, кого-то, кто понимает толк в подобном роде заведений, чем заниматься им самостоятельно; ощущая себя хозяином Бурлекска, Гвидо так и не смог признать это место своим, хотя ему и нравилось здесь. Глупо было бы разрушать или менять хороший клуб, в который кто-то вложил столько усилий, к тому же, приносивший Семье немалый доход, несмотря даже на дурную славу, которая вокруг него ходила. Впрочем, возможно, что именно такая слава и была причиной популярности - вполне вероятно, что кто-то приходил в клуб в надежде увидеть живого и настоящего современного итальянского гангстера, так сказать, в среде его обитания. Вокруг Бурлеска с самой вечеринки в честь его открытия стала ходить слава мафиозной "Малины" - что ж, в какой-то степени, это было правдой, и в какой-то степени - было полезно: пока любопытные совали нос сюда, остальные заведения могли бы функционировать более-менее нормально. В жизни всегда важен баланс.
Сегодня Гвидо в последний раз вошёл в кабинет управляющего на правах официального хозяина заведения - во всяком случае, он планировал именно так; дело было как раз в балансе - человек, который занимает должность простого мясника на мясокомбинате и имеет немногим больше, чем профсоюзный билет соответствующей професии, не должен быть владельцем заведения, которое ему не по карману. Просто потому, что однажды налоговая полиция может заставить его переехать в другой кабинет, потеснее и попроще. В Калифорнии насчёт тех, кто уклоняется от налогов, законы строги почти так же, как в отношении наркоторговцев и воров. Поэтому проще было сделать так, чтобы деньги, которые он не заплатит, назывались не налогами, а как-то по-другому. Иногда всё дело в формулировке. Адвокаты в этом лучше разбираются, хотя Гвидо и сам научился кое-что понимать в этом за годы профсоюзной работы - во всяком случае, оформить документы о передачи собственности мог и самостоятельно. Джемму ждал дорогой подарок.
- Здравствуйте, мисс Фишер. - Монтанелли оторвался от документов и снял очки, глядя на вошедшую. Джемма фактически самостоятельно управлялась с делами клуба в течение целого месяца, и в одноимённых с ним шоу толк знала не понаслышке; к тому же, контролировать её и общаться с ней было гораздо легче, нежели со взбалмошной Райли, которая была хоть и толковой, но с огромными тараканами в голове, природу которых Гвидо понять до конца так и не смог; в общем-то, справедливо будет сказать, что эти тараканы её и погубили - и несмотря на то, что приказ о том, чтобы ей вправили мозги, отдал именно Монтанелли, смерти ей он не желал. Судя по первой (и последней) вечеринке, которую Саманта организовала в клубе, она могла бы оказаться неплохой хозяйкой, если бы её тараканы знали, когда остановиться. Он не знал, что Джемма слышала об этой истории, но раз она вообще согласилась ему помогать, слухи её, видимо, не смущали. С этой историей насчёт Райли Гвидо и сам не всего понимал - так или иначе, это уже прошлое...
- Присаживайтесь. - он улыбнулся, показав ладонью на кресло напротив стола. Если Фишер примет его подарок, очень скоро это она займёт стол управляющего, и уже не за оклад, а за долю от этого приятия, со всеми вытекающими отсюда последствиями, начиная от укрепления своего финансового положения и заканчивая более тесным сотрудничеством с мафией, представитель которой и давал ей зелёный свет - возможно, они с Джеммой и не разговаривали никогда об этом напрямую, но она ведь наверняка понимала, откуда пришёл сидящий перед ней потомок сицилийцев. Пусть, может быть, и не понимая, какую именно нишу занимает или занимал раньше Гвидо - но это даже и к лучшему, ей и не стоит знать, что происходит вне территории этого клуба. Так будет безопаснее для неё же самой и спокойнее тем, кто помогает осуществлять эту безопасность.
- Я хотел сказать тебе спасибо за всё, что ты сделала для клуба за этот месяц. Ты хорошо справилась.
- Монтанелли почувствовал, что ей можно доверить управление делами, не боясь всё потерять или встретить детектива под своей дверью. Для Семьи были непростые времена, когда Джемма и её коллектив были приглашены в Бурлеск в рамках гастролей; о них ей тоже вряд ли известно в подробностях, но газетчики не молчали, и некоторые даже выдумали несколько своих деталей. - И уверен, сможешь даже ещё лучше, если дать тебе такую возможность. - развязать руки, избавить от необходимости ссылаться на него или спрашивать разрешения по любому поводу. Это и раньше было чистой формальностью, впрочем, но и она тормозила. - Иными словами, я хочу отдать тебе всё. Весь клуб. "Бурлеск" будет твоим - если ты согласишься, конечно. - Гвидо взглянул на неё. Даже самым красивым девушкам нечасто делают такие подарки. Забавнее всего, что он отдавал едва ли не больше, чем имел сам.

+1

3

немного внешнего вида + черные джинсы и туфли.
          Странным образом получалось так, что я начала уделять клубу все больше и больше личного времени, приходя намного раньше остальных и уходя с работы одной из самых последних, не считая охрану и уборщиц. Иногда я засиживалась даже после закрытия, располагаясь прямо в зале за одним из столиков или прямо на сцене, раскладывая вокруг себя бумаги и поставив впереди ноутбук со светящимся в полутьме ярким экраном. Поначалу меня просто брал интерес, а после меня это настолько затянуло, что я совершенно спокойно могла забыть про все на свете. Например как сейчас на краю стола в углу стоит чашка с давно уже остывшим кофе. Дела клуба потихоньку двигались в гору еще до моего появления, но я знала, что совсем скоро будет нужно что-нибудь придумать для привлечения новой клиентуры, чтобы не застыть на одном месте, в одной из ниш, которую мы умело сможем обойти, поднявшись выше, не смотря на то, что это место имеет своеобразную репутацию, якобы связанную с мафией. «Якобы» - потому что никому не следовало знать о том, кто тут кем является и кричать, взобравшись на первый попавшийся стол о том, что да, это правда. Открыто мне никто ничего не говорил, но в свое время я уже не раз пересекалась с людьми, принадлежавших к мафиям, а фамилия Монтанелли у меня давно была в голове – я была немного знакома с племянником своего начальника. А в причастии Энзо к мафии я никогда не сомневалась. Связь с данной «семьей», пускай и далекая, меня ни капельки не смущала. В их дела я нос не сую, следовательно и негатива с их стороны не должно быть, поэтому почему я должна к ним плохо относиться? А какими плохими делами они там занимаются, мне совершенно не интересно и не пугало. Ну, почти не интересно.
          В общем, мне нравилось работать в этом месте. Впервые за долгое время моя душа не требовала свободы и не жаждала путешествий, а лишь наслаждалась происходящим, мурлыча внутри. Значило ли это, что я нашла свое место на большой срок, я не могла разобраться. Но помогать с управлением и выступать на этой сцене доставляло некое удовольствие. Человек, который любит свою работу? Неожиданно, не так ли?
Закинув ногу на ногу, откинулась на спинку стула, попутно закуривая и оглядывая помещение. Девушки готовились к сегодняшнему выступлению, репетируя некоторые из моментов своих выступлений. В отличие от остального персонала, они так же приходили раньше положенного, как будто все это доставляло им неимоверное удовольствие. Чертовы извращенцы. Бросаю взгляд на часы, обвитые вокруг запястья. Стрелки двигаются по кругу и совсем скоро будет шесть часов. Насколько мне показалось немногим раньше – мистер Монтанелли уже пришел и скорее всего сейчас сидит в своем кабинете, занимаясь бумагами. Не стоит заставлять его долго ждать, поэтому быстро докурив и сделав пару глотков холодного кофе, поднимаюсь со своего места и направляюсь в сторону кабинета управляющего, перебросившись парочкой фраз со знакомыми танцовщицами.
          Остановившись около двери глубоко вздохнула, выдохнула и постучалась, затем заходя внутрь. Мужчина оторвался от бумаг и поднял взгляд, снимая очки.
          - Здравствуйте. – Мягко и спокойно, немного растянуто отвечаю на его приветствие, слегка кивнув головой и прикусив нижнюю губу, а получив приглашение сесть, сажусь в кресло, напротив стола мистера Монтанелли, расположив локти на подлокотниках и скрепив пальцы замком. Не знак закрытости, а скорее знак внимательности в деле и заинтересованности. Я ждала того, что будет дальше. Девяносто девять процентов того, что мы будем обсуждать дела клуба. Не выпить же я сюда пришла и не поговорить о радужных пони.
          Мужчина заговорил, а я его слушала, не прерывая и не вставляя ни слова, но не могла скрыть удивления после первой паузы, невольно приподняв правую бровь вверх и изогнув края губ в легкой улыбке. Чуть сильнее это выразилось после второй небольшой паузы, а когда окончательно закончил говорить, то я даже не могла понять, какая реакция сейчас будет уместнее, лишь внимательно смотрела прямо в глаза Монтанелли, будто проверяя не шутка ли это?
          - Это весьма неожиданно. – Наконец призналась я, опустив бровь и вздохнув. В голове крутилось много мыслей и вопросов по этому поводу, но я старалась быстро разложить первые по полочкам и тщательно отобрать вторые. Неужели я действительно так помогла в делах, что он решил доверить мне их до конца? Моя самокритика никогда не зашкаливала, но и не отсутствовала вовсе. Я просто делала то, что и должна была. Этот клуб – хорошее место. Да и Гвидо – это тот человек, который сразу же вызвал у меня уважение, которое лишь еще больше закреплялось, пока мы с ним общались все это время. И даже не смотря на то, что наш гастрольный контракт давно уже закончился, он предложил нам остаться немного поработать. Вопрос «зачем» сразу же отметался в сторону. Такие вопросы не задают. Есть ли большие причины передачи клуба? Возможно есть. Это так же не тот вопрос, который следует задавать. Если подумать, то и на него можно найти ответ, но уж точно не сейчас.
          - Интересное предложение, мистер Монтанелли. Я рада, что вам по нраву моя работа. – Я действительно так думаю. А раз я так думаю, то и решать можно смело. – С радостью соглашусь. – Все так же продолжала смотреть в глаза Гвидо, но теперь более расслабленно. – Получается, что документы будут переписаны на мое имя и я буду официально вести дела данного клуба, да? – Но мы же прекрасно знаем, что бесплатного сыра не бывает и безвозмездно такие подарки навряд ли кто-то будет делать. Документы будут переписаны на меня, я буду действительно официально вести дела, но это не значит, что все будет без изъянов. Изъян – не то слово, которое подходит в данном случае.
          - Сколько? – Спустя некоторое время спрашиваю я в лоб, лукаво прищурив глаза. Это не вопрос для спора, а просто необходимая информация, чтобы понять насколько нужно поднимать прибыль для того, чтобы всем было хорошо. Жадностью в материальном плане я никогда не отличалась.

+1

4

Дела нужно было передать кому-то - Гвидо слишком хорошо понимал, что если будет заниматься клубом сам, заведение скоро придётся или продать кому-то, кто никак не связан с Семьёй, или перепрофилировать во что-то ещё, или на крайний случай просто сжечь, чтобы попытаться получить прибыль в виде страховки - ни один из таких вариантов Монтанелли даже не хотел рассматривать, а Джемма была пока единственной в списке тех, кому он мог бы доверить дела Бурлеска в дальнейшем. Кому ещё? Если он доверит его кому-то из членов организации, это так или иначе нарушит баланс в его пользу по сравнению с остальными, но самому Гвидо мало что принесёт. К тому же, это и будет означать то, что клуб изменит свою основную направленность - остальные Монтанелли, Энзо, Лео или Рина, наверняка устроят здесь притон, Куинтон - откроет стриптиз-клуб, поменяв несколько декораций, Фреду вообще будет проще управлять отелем, нежели клубом, а Фрэнк... Фрэнк, похоже, понимает в шоу Бурлеск не более, чем Гвидо. Возможно, Ливия могла бы справиться с делами, как надо - и Монтанелли попытался просчитать этот вариант, но в итоге посчитал, что для неё это будет слишком большим шагом к власти; и учитывая, что она в команде Куина - то и для него тоже. Маргарите же этот клуб мог бы напомнить много о чём неприятном, так что она наверняка одинаково была бы рада увидеть, и как вывеску с надписью "Бурлеск" снимают, водружая на её место другую, и как клуб исчезает в огне. Агата и вовсе не имела к клубу никакого отношения - Гвидо не удивился бы, узнав, что она вообще не в курсе всего того, что там происходило; её не было рядом, когда он начинал функционировать, но это не её вина. Да и антураж заведения, пожалуй, тоже не в её стиле; то же самое можно сказать про Алексу или Кристину. Нет, кому-то из людей Семьи Гвидо этот клуб доверять не хотел - это означало бы и то, что он его окончательно потеряет сам.
Он внимательно и неотрывно следил за реакцией блондинки - из простого праздного интереса, Гвидо ведь никогда ещё не приходилось делать никому таких подарков; если не считать Саманты, конечно, которой он ссудил денег от имени Семьи - но деньги это деньги, и тогда он шёл на определённый риск, понимая, что они могут оказаться потраченными напрасно и безвозвратно; сейчас же он передавал во владения Джемме целый клуб, функционирующий и приносящий доход - деньги превратились в бизнес, к которому она в течение месяца прикладывала руку и заботилась о котором так старательно, что иногда чуть было не засыпала с деловыми бумагами и ноутбуком за столиком в клубе - Гвидо редко появлялся и не видел этого, у него было много других дел за последнее время, но это не значило, что он этого не знал... Некоторые из тех, кто обеспечивал безопасность и работоспособность Бурлеска и Джеммы, были тоже связаны - он не станет раскрывать, что именно это за люди из персонала; скорее всего, она и сама поймёт это со временем. Сейчас важно другое - причины для передачи дела ей действительно были, а их серьёзность... пожалуй, перспектива сесть однажды просто за то, что не смог объяснить, откуда взял деньги на покупку клуба - уже достаточно серьёзная причина, не так ли? Ему уже и так придётся объяснять, откуда у него взялся большой дом и новая машина - даже при учёте удачной в финансовой плане женитьбы он начал получать слишком много, лучше уж притормозить ненадолго.
- Очень рад слышать такой ответ. - улыбнулся Гвидо в ответ, чувствуя себя так, словно только что сбросил гору с плеч - головной боли по поводу того, кого нужно поставить во главе Бурлеска, уже не предвидится; Джемма проявляет странный, но приятный энтузиазм по этому поводу, она молода, и в отличие от многих других в местном окружении, сообразительна и перспективна, и достаточно бесстрашна при этом - уже это было достаточной причиной хорошо относиться к ней. Чем-то (обилием татуировок, возможно?) она напоминала предыдущую владелицу клуба, но в поступках и решениях Фишер было куда больше благоразумия и логики, тех из них, что касались деловой части, по крайней мере. - Вот все документы. На некоторых из них не хватает только твоего имени и подписи. - Монтанелли пододвинул стопку бумаг ближе к Джемме. Именно так - эти документы делали её полноправной владелицей Бурлеска. Но в их мире бумага, документы и законы решают не всё - Фишер была права, это было не простым подарком, а деловым ходом, который, впрочем, играл на пользу и ей. Это было рисковано, безусловно; как рискована любая авантюра. Хорошо, что Джемма сама понимала, что к чему, и ему вообще не пришлось ей растолковывать все как и почему.
- Тридцать процентов. - с той же серьёзностью, не делая никаких пауз, ответил Гвидо, глядя Джемме в глаза. Он тоже был не жаден до денег, такой доли ему вполне хватило бы, чтобы расплачиваться с теми членами Семьи, которые имеют в клубе заинтересованность, и чтобы самому иметь достаточную прибыль. Дело, впрочем, не всегда только в деньгах и их заработки - существуют и другие возможности, и другие потребности, которые в определённый момент могут стать даже важнее денег. - Если это тебя устроит, Джемма, просто заполни пустые формы. - Монтанелли встал из-за стола, подоходя к шкафу и доставая бутылку хорошего красного вина - раньше на этой полочке стоял виски, но тот погиб в ходе спора с Самантой, о чём Гвидо, впрочем, и не жалел - он не любил виски, да и Сэм была не права по целому ряду причин... Одна из первых - не стоило ему предлагать выпить в тот момент.
- Садись за стол. Теперь это твоё место и твой кабинет. - улыбнулся он, разливая напиток по бокалам.

+1

5

...
          Маленькие девочки, мечтают о хорошем и идеальном будущем. Они мечтают о прекрасном мужчине, который будет их оберегать от всех невзгод и любить сильнее жизни. Мечтают связать свою жизнь со своими увлечениями. Кто из девушек в молодости не метал стать балериной, художницей или модельером? Каждая третья скажет, что, когда ей было пять лет, она брала у своей матушки вещи и косметику и устраивала самодельный показ мод, залезая в мамины туфли на шпильках, которые ей велики чуть ли не в три раза и едва ли не падая из-за них на паркетный пол.
          Были ли у меня такие мечты? Да, были. Сказать честно, я ничем не отличалась от других детей. Так же верила в блестящее будущее, которое будет связано с атлетикой и танцами и даже предположить не могла в том нежном возрасте, что первая профессия, связанная с моим увлечением будет работой стриптизерши в одном из захолустных клубов в городе, название которого я уже никогда не вспомню.
          Мои мечты разбились в тот момент, когда я узнала, что все в этом мире делается за деньги. Не важно насколько ты хорош – если у тебя есть деньги, то даже с самыми низкими показателями ты можешь достигнуть победы. К сожалению, у меня не было денег и все мои навыки, моя пластика, мое идеализированное стремление всегда идти вперед, ничего не могло решить. Оказавшись на обочине, выкинутая из автобуса «идеальное будущее», я не хотела совершенно ничего и попросту плыла по течению. Меня не могло ничего удовлетворить, в том числе и группа поддержки в новой школе, куда я попросту сбежала от старой. Не смотря на то, что я была наверху пирамиды и всегда на шаг впереди других, мое стремление к чему то уже не было таким высоким, как раньше. Даже больше – оно полностью отсутствовало. Я похоронила то, чем занималась около четырех пятых своей жизни и это было крайне неприятно. Мало того, что я сбежала из школы после соревнований, так и при поступлении в университет со спортивной стипендией, я сбежала из города, перечеркивая этим свое прошлое и отправляя в неизвестность свое настоящие и будущее.
          Разве об этом я мечтала тогда, когда в пять лет старательно выполняла растяжку в зале? Нет, нет и еще раз нет. Оказывается, что в нашем мире мало что может исполниться. Путешествуя по городам, выполняя самую разную работу для того, чтобы хоть как-то себя прокормить, я в конце концов обосновалась в Нью-Йорке. И, даже, вступив в труппу бурлеска не чувствовала полного удовлетворения (хотя я действительно полюбила эту работу), ожидая очередного подвоха, но его до сих пор не было. Даже больше – сейчас передо мной лежат документы, которые сделают меня владелицей тематического клуба и я чувствую, что не  могу отказать Гвидо. Во первых, потому что уважаю этого человека, а во вторых, потому что мне самой это действительно нравится. Да, это не то, что я представляла себе в детстве, но девочки взрослеют, обжигаются и радикально меняют свое мнение о собственных жизнях.
          Притянув стопку бумаг к себе, взяла их в руки и пробежалась взглядом по напечатанному тексту. Руки немного дрожали, наверное от волнения, но я пыталась это скрыть, сжимая листы бумаги немного сильнее, чем это необходимо. Ответ Гвидо по поводу доли меня так же удовлетворил. Честно говоря, я ожидала большего процента, но, выстояв, перед его взглядом, уткнулась дальше в документы, надеясь создать впечатление глубоких раздумий. Если я моментально соглашусь, то это будет вроде как не совсем правильно и этично с моей стороны. Я и так с легкостью согласилась подписаться на все это шоу.
Пока я размышляла, Монтанелли поднялся со своего места и подошел в сторону шкафа, я же положила бумаги на стол и вытащила из стаканчика ручку.
          - Да, меня более чем все устраивает. – С этими словами, нажимаю кнопку и начинаю подписывать листок за листком в нужных местах. Моя рука уже не дрожит – твердая уверенность в собственных действиях одерживает верх и к тому моменту, как мой, хм, начальник, откупорил бутылку и начал разливать вино по бокалам, я уже закончила с подписыванием бумаг и отодвинула их в сторону, отправив ручку обратно в стаканчик. Легкая улыбка коснулась моих губ и на душе появилось ощущение, что я действительно делаю что-то правильное.
          - Я надеюсь, что, даже не смотря на то, что по идее теперь это мой кабинет, вы будете сюда иногда заходить, не забывая про меня. – Я сейчас имела в виду не получение процентов, которое может проходить вообще не здесь в случае чего и без контактов с Гвидо, а просто периодическое присутствие данного человека в данном месте. Не хотелось терять с ним совсем терять контакты. Все с той же улыбкой, поднимаюсь со своего места и, немного послушно обхожу стол, затем опускаясь на свое новое место. Мне немного неловко, потому что на нем всегда сидел Гвидо, но и с этим я справляюсь довольно быстро.
          - Я подписала все документы, мистер Монтанелли, но есть что-то еще, что мне следует знать, прежде, чем приступить к работе? – Какие-нибудь детали, гости, которые нуждаются в особом обслуживании, да что угодно.

+1

6

Какие мечты были у Гвидо, когда он был ребёнком?.. Пожалуй, такие же, как и у всех детей того времени - он хотел стать то космонавтом, то пожарным, то ковбоем, то полицейским - обычные детские фантазии; доктором Монтанелли решил стать уже позже - но так и не стал им, во всяком случае, степеней ему никто не присваивал, белого халата не вручал, и диссертаций он никаких не защищал. Судьба распорядилась иначе... Он уже давно переступил ту черту, когда уже поздно думать о будущем, но сейчас, оглядываясь в прошлое, понимал, что его судьба, скорее всего, была предрешена заранее - Гвидо не мог бы вспомнить ни одного мужчины из своего рода, кто не связался бы с одной из мафиозных семей - кроме его младшего сына, Дольфо, но ему было всего пять лет, так что ещё рано было судить, кем он вырастет - а теперь же эта судьба затронула и женскую часть рода, как показала ситуация с Риной. Джемма ведь знала его дочь, верно? Сабрина тоже давно изъявляла желание стать частью "общего дела", вслед за своим старшим братом.
Потомок сицилийских донов, о которых ныне даже памяти почти не осталось, Монтанелли сумел вернуть своей фамилии это звание спустя более ста лет с тех пор, как были убиты все его предки - все, кроме одного, настолько несносного, что собственный отец его отправил под крыло своего другу детства, переехавшему в Америку. Дед Марио. Видимо, именно его гены говорили в племяннике Гвидо, Энзо Монтанелли, теперь, спустя почти шестьдесят лет. Кажется, и с ним Фишер тоже была знакома?
Гвидо вырос среди гангстеров. Возможно, его судьба и была предрешена, хотя он сам не ожидал, что это настолько далеко зайдёт - всего какой-то год назад он и не думал, что его будут именовать доном, и не в шутку, а с почётом и благоговением, и чаще всего шёпотом - ведь в их деле все самые важные слова произносятся вполголоса. И уж конечно не думал, что однажды женится на той, кто тоже была частью этого дела, словно слишком буквально восприняв одну старую поговорку. Выбирай консильери так, как выбирал бы жену. Монтанелли выбрал себе одновременно и советника, и спутницу жизни - сам или судьба это сделала за него, это не столь важно. О, похоже, и с Маргаритой Джемма общалась очень даже хорошо? Что ж, тогда она знала их всех уже настолько тесно, что сама являлась едва ли не частью семейства. А значит, он правильно делает, доверяя ей этот клуб. Думать о будущем - это дело молодых. Ему хорошо бы разобраться с настоящим...
Он внимательно следит за её движениями, откупоривая бутылку, подмечая, что её рука так же тверда, как и его рука, вкручивающая штопор в пробку. Хорошо, что Джемма не называет его доном, ни в шутку, ни в серьёз - доны давно устарели здесь, в Америке, из чего-то почётного превратившись во что-то отвратительно нарицательное, символизирующее грязь, спесь и криминал - и сами те, кто носит это название, забыли о том, что зарабатывание денег и власть - это далеко не всё, для чего они существуют. Доны вернулись туда, откуда пришли - обратно на Сицилию. В Америке же остались просто криминальные боссы. Что же - для Джеммы открывает бутылку один из них. Хорошо, что она это осознаёт. И не боится его, чем напоминает предыдущую владелицу клуба; но уважает - чем разительно от неё отличается.
- Конечно, ты ещё не раз увидишь меня в этом кабинете. И там, в зале, тоже. Но уже исключительно как гостя.
- гостя, которому не придётся платить ни за что - но в этом ведь и есть ключевое отличие гостя от посетителя? Гость - это друг, что пришёл к вам домой; посетитель - тот, кто платит за всё, что ему принесли. Монтанелли улыбнулся, занимая место напротив Джеммы у стола, но не торопясь брать бокал в руку. Её вопрос был своевременным, потому что действительно существовало ещё кое-что, на что ей необходимо раскрыть глаза - то, что она подписала, это нечто большее, чем просто документы, и подписалась девушка на нечто более значимое, нежели клуб; теперь, когда "Бурлеск" сосредоточен в её руках, ей пора узнать чуть больше не только о процентах с дела, но и том, кто имеет к ним отношение.
- Да, есть ещё кое-что, о чём нельзя расписаться. Долю ты будешь отдавать одному из местных охранников, его зовут Тино. Он редко появляется, потому что работает на полставки - но ты наверняка его уже видела. Он страшный, конечно, но не кусается. - Тино был одним из солдат Торелли, посвящённый в организацию, и отныне именно он будет для Джеммы лучшим другом и защитником, наравне с Гвидо, который с этого момента становится в её заведении лишь гостем, оставив в прошлом то время, когда он мог позволить себе разгуливать здесь в халате поверх рубашки и брюк вместо пиджака. - Тино будет приходить раз в месяц. И если кто-то будет обижать тебя, угрожать лично тебе или кому-то из персонала, или мешать делам клуба, сразу сообщай ему или связывайся со мной напрямую. И твои проблемы решатся. - с этого момента - Джемма находится под защитой Семьи Торелли и лично Гвидо Монтанелли - именно это и стоит тридцать процентов от её нового дела. И молчания. - Салют! - Гвидо вновь улыбнулся, подняв свой бокал.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Man in Black