vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свобода в действии


Свобода в действии

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Участники: Livia Andreoli, Patrick O'Perry
Место: Окрестности окружной тюрьмы, и дорога, которая чёрт знает куда заведёт...
Время: Июль 2012
Время суток: Дневное
Погодные условия: Прохладно, идёт дождь
О флештайме: Преступница покидает тюрьму, отбыв свой срок. Мимо проезжает одинокий байкер...

+1

2

Было около трех часов, когда ворота закрылись за Лив, и ее тюремная жизнь осталась позади. Вот только настроение от этого не прибавлялось. Она провела тыльной стороной ладони по запекшейся на губе крови – вчера пришлось немного разобраться с одной подругой по несчастью, благо, их растащили до того, как надзиратели успели разобраться в ситуации, а так бы еще несколько суток впаяли. Убрав руку от лица, Лив посмотрела на свои обгрызанные ногти. Это зрелище было настолько привычным, что не вызвало в девушке никаких эмоций. Она поплотнее завязала платок на голове, чтобы не замочить волосы под моросящим дождем, который накрапывал с самого утра. Погоду можно было охарактеризовать скорее, как промозглую, чем как дождливую, и от этого состояние глухой тоски только усиливалось. Почему-то не было ощущения долгожданной свободы, скорее была некая потерянность, и вопрос: что будет дальше? Лив немного поежилась и одернула пуховик, из которого уже лезли перья. Он еще умудрялся сохранять хоть какую-то форму, но вот замшевые сапоги на танкетке, которые когда-то были модными и дорогими, сейчас выглядели как кирзовые, да еще потрескалась одна подошва и немного проседала вниз под весом тела.
Андреоли надела вязанные перчатки и побрела к автомобильной дороге. Такая услуга, как вызов такси, не входила в сервис тюрьмы. За сегодняшнее утро все формальности были улажены, вещи, которые были изъяты у синьоры возвращены ей в целости и сохранности, равно, как и ее сто пятьдесят долларов, который изъяли при аресте. Пачка дешевых сигарет осталось еще со времен отсидки, поэтому, дойдя до дороги, Лив достала ее из кармана и извлекла сигарету, которую пришлось долго прикуривать от спичек. Только третья смогла-таки поджечь сигарету, остальные потухли от ветра еще до того, как Лив успела затянуться. Мобильник был разряжен, поэтому пришлось стоять и дожидаться автобуса в гордом одиночестве на остановке. Было странное чувство одиночества, словно девушку вырвали из привычной жизни и кинули в новый чуждый ей мир. Пожалуй, так же она чувствовала себя, когда оказалась впервые в тюрьме. До этого момента все происходящее с ней казалось нереальным. Но когда за ней закрылась дверь камеры, поняла, что попала в другое измерение, и как-то предстоит в нем жить. Теперь все было точно также, разница заключалась лишь в том, что отныне она снова свободна, значит должно быть лучше, чем было..

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-13 14:49:15)

+1

3

Внешний вид: куртка, поверх неё - кожаный жилет с символом на спине, джинсы, сапоги, каска, бандана

"The Lost MC Nomad" гласила надпись на спине его потрёпанного кожаного жилета, обраймляющая орла, раскинувшего крылья, словно тот пытался изобразить то ли приветственные объятия, то ли насмешку, то ли просто хотел быть похожим на того орла, который козырял на гербе Соединённых Штатов Америки, или, вернее сказать, пародировал его. У байкеров есть своя Америка. У "Пропащих" есть та Америка, которая подчиняется только их законам. У "Кочевников" из The Lost MC всё даже ещё более непросто; Номады - это те, у кого больше нет дома. Раньше у Патрика был дом, как и у всех Пропащих - он располагался в Нью-Джерси; второй дом Братства располагался в Бруклине - он и по сей день находится там, но чаптера, в который вступил однажды Пэт, больше не существовало - их лидер, Джонни "Жид" решил, что непозволительно оставлять на плаву место, где гражданские войны стали нормой, где генерал не видит ничего зазорного в том, чтобы сдать свою армию, чтобы спасти свою шкуру. Клабхаус был предан огню, когда последняя крыса умолкла навеки; часть тех, кто уцелел в предшествующей мясорубке, предпочли членство в Бруклинском отделении, часть - основала чаптер Кочевников, кто-то и вовсе вышел из клуба по разным причинам, но их было не так много.
Благодаря Кочевникам многое поменялось, что было неожиданно даже для них самих. Война Пропащих с Ангелами Смерти в Нью-Йорке, насчитывающая вот уже тридцать лет, привлекла к себе внимание, как только появилось, кому о ней рассказать - и у врагов "Пропащих" оказалось довольно много других врагов по всей стране. Новые отделения росли по всей стране, орёл, раскинувший крылья, начал чаще появляться в поле зрения по всей стране, The Lost захватывали новую территорию, призывая новых солдат под свои знамёна и выбрасывая Ангелов Смерти с их территорий; президентами и офицерами новых клубов часто становились именно те, кто помнил конфликт внутри чаптера Нью-Джерси. "Стариков" среди номадов оставалось уже не так много. Да и Патрику за четыре года поднадоела кочевая жизнь... это долгое путешествие было самым интересным опытом в его жизни, но в последние месяца три О'Перри катался по штатам и городам не только с целью прожигания жизни, но и для того, чтобы присмотреть место и построить свой собственный чаптер. В его дорожной сумке лежало несколько листов с проектами клубного здания и площадки. Время от времени он дорабатывал чертежи, мечтая о том, каким будет его отделение - часть Братства, которая будет напоминать его самого... Пока что всё это было только мечтами и планами.
"Irish Racehorse" - красовалась надпись на бензобаке мотоцикла. Владелец байка был ирландцем, хотя родился в Америке, а на голове носил мотокаску, напоминающую немецкий шлем времён Второй Мировой - хоть по убеждениям своим он был далёк от нацистов. Убеждения Патрика были куда более изощрёнными, нежели прямолинейные националистические взгляды. Клуб не признавал их - Пропащие были одним из мотоклубов в стране, куда свободно принимали чёрных, являясь бунтарями среди бунтарей (этот факт тоже помог им занять то место, которое они занимали - толерантность в этом десятилетии стала модной в любых проявлениях).
Это представлял из себя человек, стремительно приближавшийся к автобусной остановке по широкому, но невероятно пустынному шоссе в штате Калифорния; погода, впрочем, тоже не напоминала калифорнийскую, и Пэт даже начал сомневаться, не уехал ли он случайно в другую сторону. Он гнал уже несколько часов без остановки - с самого утра, проснувшись, позавтракав и заправив свой мотоцикл, и покинув затем территорию дешёвого мотеля. В большинстве случаев он не знал, куда поедет - дороги сами вели его; в итоге он останавливался, где понравилось, проживал там месяц или два, очень редко - целый сезон, иногда находя себе легальную работу, если поблизости не было чаптеров Пропащих; последние четыре года его жизнь строилось именно таким образом - дорога в ней была основной религией. И на ней за это время он повстречал на ней очень многих людей. И всегда был рад ещё новым знакомствам... Это и было причиной того, что он начал сбрасывать скорость, увидев впереди на автобусной остановке женский силуэт. Возможно, Патрик просто хотел пообщаться с кем-то, устав молчать всю дорогу, почувствовать пассажира за своей спиной, но он остановился перед девушкой. Одетая довольно просто и дёшево, по внешнему облику она была похожа на путешественницу-автостопщицу, хотя они редко голосуют на автобусных остановках, зато носят с собой сумки с вещами - а таковой Патрик при девушке не наблюдал. Что же, ещё один повод завести беседу...
- Привет. - запросто поздоровался Пэт, повернув голову и приспустив бандану, чтобы незнакомка могла увидеть его лицо. Пуховик несколько скрывал её фигуру, но тем не менее, даже так с виду девушка показалась ему красивой - растрёпанной немного, но кто не будет выглядеть таким в дождь? - Не похоже, чтобы автобусы здесь часто проезжали, и ты, похоже, вся вымокнешь, пока его дождёшься, и пуховик твой развалится окончательно. Может, я тебя подброшу до города?

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-01-15 17:04:14)

+1

4

Пейзаж представлял собой совершенно серую картину, подобно тем, что описывал Маркес. Не хватало только людей, хоронящих очередного покойника. На дороге было почти глухо, разве что изредка пролетали машины, выбрасывая в воздух выхлопы, ударяющие резким запахом в нос. Но даже это движение вносило хоть какое-то разнообразие в серую бездну. Шум мотоцикла заставил Лив повернуть голову. Каково же было ее удивление, когда байкер остановился перед ней.
- Привет, - просто поздоровался он, и Лив, вдруг почувствовала, что жива. Впервые она говорила с кем-то настоящим, отличным от надзирателей и сокамерниц. Она улыбнулась, несмотря на треснутую губу и посмотрела в глаза мужчине.
- Привет, - так же просто ответила она. Интересно, стал ли ее взгляд стальным, как становится у тех, кому приходится через многое пройти? В любом случае, сейчас он точно таким не был.
- Подбрось, - она направилась к мотоциклу. Страшно ей не было, скорее даже любопытно. Она еще никогда не каталась на мотоцикле и сейчас это было что-то вроде бонусного аттракциона за то, что ее посадили за убийство этого ублюдка – ее мужа. О, если бы у нее был шанс еще раз убить его! На бис, так сказать! Она бы это сделала, но только в этот раз не так просто и нелепо. В тюрьме она много думала, просчитывала ходы и варианты, как нужно было убить его так, чтобы не попасться. Она не сожалела о содеянном, как, наверное, рассчитывают органы правопорядка, она просто разбиралась, как надо было сделать правильно, чтобы Марчелло просто исчез, либо подставить кого-то другого. Эти варианты надо было продумать заранее, чтобы совершить идеальное убийство. Тогда она была глупа, да еще степень отчаяния доходила до грани, все произошло под влиянием эмоций, а это заведомо гибельно. Лив сама чувствовала изменения, которые произошли с ней за эти два года. Как бесповоротно она утратила способность испытывать эмоции, как она постарела за это время!Она села сзади мотоциклиста и как-то неловко положила ладони ему на бока. 
- У меня немного денег, - ее голос дрогнул. Господи, как нелепо это было! Словно сейчас на мотоцикл села институтка, а не бывшая зэчка! – То есть я хотела сказать, что не смогу заплатить много…
Оставалось только ударить себя ладонью по лбу за свой нелепый лепет, однако этого она, слава богу, не сделала, а то до кучи было бы просто идеально.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-15 18:29:09)

+1

5

Патрик снова беззастенчиво смерил незнакомку взглядом с ног до головы, и улыбнулся ей в ответ, заметив трещину на её пухленькой губе. Он не был в курсе того, что неподалёку располагается женская тюрьма, и потому её потрёпанный внешний вид его немного удивлял, иначе сразу понял бы, что перед ним стоит бывшая заключённая - и, наверное, вёл бы себя ещё более запросто и развязно; но для него Ливия пока что была просто случайной встречной девушкой, что, впрочем, тоже было ему приятно. Приятно было хоть кому-то улыбнуться, хоть с кем-то поздороваться - целую неделю он провёл в дороге, с самого утра и покуда хватало сил сидеть за рулём, а затем - останавливался в ближайшем мотеле на ночь или на несколько часов, или располагался прямо в седле, если по дороге не встречалось ночлега, чтобы выспаться и продолжить путь. Подобные "марафоны" для него были не в новинку, бывало, что он мог целые сутки провести за рулём, если требовалось добраться куда-то как можно быстрее, и усталость он переносил достаточно легко, несмотря на возраст и обилие вредных привычек. Организм ему достался крепким... хотя бы за это стоило поблагодарить папочку. Впрочем, это компенсировалось слабой психикой - и Патрик подозревал, что однажды и он тоже начнёт писаться в кровать, забывать о важных событиях, путать день с ночью и лето с зимой, но на тот момент вряд ли будет, кому его сдать в дом для таких же развалин. Утешало то, что у таких, как он, больше шансов было разбиться на мотоцикле, чем подпустить к себе старость. Возможно, он уйдёт из жизни во время одного из таких переездов - для байкера это была бы почётная смерть.
- Денег... - Патрик даже засмеялся. Как-то он и не рассчитывал на то, что у этой девушки есть больше, чем нужно, чтобы заплатить за автобус, да и вообще думал не о деньгах, подбирая её. Нет, дело не в том, что она может заплатить за подвоз натурой, а просто в компании. Впрочем, это не означает, что он отказался бы, предложи она такой вариант развития событий, но забегать вперёд Пэт не хотел - тише едешь, дальше будешь; разгоняться до такой степени, чтобы суметь удрать от жизни, ему всё-таки рановато... - Тебя, вообще-то, случайно не ограбили, сестрёнка? - Патрик успел заметить, что она слегка припадает на одну ногу, но не понял, что происходит это из-за туфли. Трещина на губе, какая-то странная старая одежда, теперь эта вот хромота - может, и впрямь, в этой глуши водятся какие-то разбойники, нападавшие на случайно заблудших сюда людей? Возможно, вообще стоит попутно заехать к ним и поздороваться, вернув этой девушке то, что они отняли у неё, да и себе взять на пиво - заодно и развеяться немного? Патрик обожал дороги, иначе он не стал бы влезать в шкуру тех, кого называют, иногда в шутку, иногда всерьёз, её королями, но созерцание бесконечной асфальтовой полосы иногда утомляет до такой злобы, чтобы действительно хочется кому-нибудь заехать кулаком, или даже чем покрепче. Если это ещё и пользу кому-нибудь принесёт - будет вдвойне приятно. 
- Возьмись за меня покрепче. Мой конь иногда лягается, будет обидно, если он тебя случайно сбросит на дорогу. Тебя и так, я смотрю, помял кто-то. - пассажирское сидение его байка не всем казалось удобным - к счастью, с него так никто и не падал, на ходу, во всяком случае, но, как говорится, у всего бывает первый раз. Или не бывает, так что не дожидаясь её реакции, Патрик просто взял её за руки, переместив их, заставив девушку прижаться к себе плотнее, едва только голову не положить на его плечо, и сам слегка выпрямил спину; даже через пуховик и плотную ткань двойного слоя кожи ему было понятно, что природа её не обделила. Да, Пэт мог спиной на ощупь определить размер груди - Ливия была далеко не первой женщиной, которую он катал на своём мотоцикле. Всё приходит с опытом. - Ты куришь? - он вытащил мятую пачку сигарет из кармана, вытащил одну из них губами, и затем протянул оставшиеся девушке. Такой кайф в дороге - сделав остановку, просто затянуться никотиновым дымом. И затем, дав по газам, сорваться дальше, позволяя ветру сдувать пепел с сигареты, слегка повернув её, чтобы не летело за пазуху, выкуривая с ветром одну на двоих...
- Пэт. - только затем представился он, прикинув в уме, как устроилась Ливия позади, и только получив ответ, сдвинул сигарету в противоположную сторону, чтобы летящий пепел не обжёг её лицо, и тронулся с места, постепенно набирая скорость заставив мотор байка урчать под ними, словно сытый кот - даже Ирландский Скакун, кажется, звучал как-то по-другому, когда сзади сидела пассажирка - как-то мягче и ласковее, что ли.
- Какими судьбами ты в этих краях?
- перекрикивая мотор, спросил Патрик, у которого появилась охота ещё и поразговаривать, когда он вспомнил, как звучит его собственный голос в том состоянии, когда он не валится с ног от усталости, и произносит что-то, что отличалось бы по смыслу от "Мне нужна комната на одну ночь". Да и в ответ услышать что-нибудь поинтереснее. Тогда как Ливия хотела пообщаться хоть с кем-то, кроме однокамерников, он чувствовал желание поговорить, с кем-нибудь, кто не будет похож на алкоголика-портье или неряху-горничную.

+1

6

Лив чувствовала себя деревянной. Она уже забыла, что значит разговаривать с мужчиной, кроме главного надзирателя. Но он не ассоциировался у Андреоли с мужчиной, скорее, с бесполым существом, которое призвали из Ада, чтобы повелевать в маленьком погрязшем во мраке мирке.
- Тебя, вообще-то, случайно не ограбили, сестрёнка?
- А? Что? – будто вынырнув из своих мыслей переспросила она. – Нет… нет, все в порядке, спасибо, я просто… - она не знала, что сказать дальше, афишировать, что она только что из тюрьмы ей совершенно не хотелось, но придумать что-то более или менее внятное ей еще не удалось. В конце концов, пусть будет женщиной-загадкой, говорят, это вызывает в мужчинах куда больше интереса, нежели просто женщина. У ее нового знакомого настроение было явно более позитивное, чем у нее, потому что он что-то говорил, а Ливия просто слушала звук его голоса. И было в этом что-то невообразимо-притягательное, что заставляло перекраситься эту улицу и этот день из серого в множество других тонов. Лив даже не сообразила, что от нее хочет новый знакомый, прежде, чем он сцапал ее руки и притянул к себе, так, что девушка буквально легла на его спину. Неслабо так. И почему она вместо хоть какого-то возмущения просто улыбнулась и даже не попыталась изменить положение? Так и осталась держаться за него.
- Теперь достаточно крепко? – в ее голосе послышалась улыбка. Хотя, наверное, стоило уже задуматься, что это за байкер, и чего это он себе позволяет. Тем не менее, ей нравилось все происходящее, хотя, вероятно, это и было глупо для нормального человека. Но не для женщины, которая спустя два года жизни на нарах, где один день похож на сотни предыдущих, это были восхитительные яркие эмоции, которых она не испытывала целую вечность.
Мужчина спросил, курит ли она.
- Курю, - отозвалась Лив  и вытащила сигарету из предложенной пачки. Приключение обещало быть крайне веселым. Даже сама мысль о том, чтобы ехать и курить казалась Ливии безумной, тем более, этот байкер сам сказал, что-то на тему брыкания его стального коня, но уж лучше это, чем смотреть на серую картину мира и пытаться понять, где на этой картине есть хоть какое-то место для нее самой.
- Пэт, - представился байкер.
- Джил, - наврала Андреоли настолько легко, что сама удивилась.
Лив тоже сделала затяжку, но как только почувствовала, что мотоцикл начинает ехать, спешно бросила окурок и ухватилась за Патрика. Тут уж было не до стеснений, инстинкт самосохранения никто не отменял.
- Какими судьбами ты в этих краях? – он перекрикивал мотор, в этом был большой бонус для человека не предумавшего себе хорошую и правдоподобную легенду прошлого. Можно было говорить тихо любую околесицу, чтобы собеседник не услышал ее.
Лив ехала прижавшись одной стороной лица к спине водителя, что еще больше препятствовало тому, чтобы он ее услышал, прибавьте к этому звуковую волну, которая пойдет назад, а не вперед к ее собеседнику. Наверное, впервые на губах Андреоли появилась хитрая почти коварная улыбка, которая дальше станет ее фирменным отличаем.
- Я убийца, Пэт, ты очень рискуешь связавшись со мной, - она говорила достаточно тихо для того, чтобы мужчина не услышал ровным счетом ничего, - я хочу, чтобы ты поцеловал меня…
Она знала, что он ничего не слышит, поэтому после паузы уже громко прокричала, чтобы следующие слова донеслись до его слуха:
- Мне пришлось уйти из дома! – приходилось напрягать голосовые связки. Почувствовав, что Пэт все же очень уверенно едет, Лив наконец немного расслабилась. И теперь она, отвернув лицо в сторону, чтобы ветер не дул в глаза, наслаждалась видами. Так особенно чувство свободы было наиболее полным.
- Чем ты занимаешься?! – прокричала она, получая странное наслаждение от их диалога. Девушка крепче перехватила Патрика одной рукой, другой же спустила с головы платок, чтобы волосы растрепались на ветру.

+1

7

Пэт не боялся бывших заключённых, как не боялся убийц и даже целоваться - он был первым с девяносто второго года по девяносто четвёртый, убийцей становился время от времени на протяжении почти двадцати лет, целоваться начал и того раньше, и последнее, как ни странно, приносило ему больше всего удовольствия из всего того вышеперечисленного, что, по мнению Ливии, могло бы его испугать. Пожалуй, скрывать криминальное прошлое от парня в косухе верхом на Харлее и с эмблемой мотоклуба на своей спине, это и было самым странным поступком мисс Андреоли за всё время разговора с ним. Но жизнь двухколёсного сообщества США интересна далеко не всем, так что и требовать того, чтобы его узнавали на каждому углу и на каждой автобусной остановке, Патрик не намеревался - хотя бы потому, что так каждый второй от него будет щемиться, едва только услышав слова "The Lost MC". Члены его мотоклуба всегда были известны своей жестокостью, презрению к закону и вообще полной отмороженностью, а девушка, как бы не иронично это звучало по отношению к мужеубийце, только что покинувшей порог тюрьмы, выглядела, с его точки зрения какой-то беззащитной и робкой; и Пэт думал, что отчасти это из-за его внешнего вида - на прекрасного принца из доброй сказки он точно не был с виду похож, а вот на опереточного злодея смахивал гораздо больше; как известно, появляться одинаково внезапно имеют свойство и первый, и второй.
- Теперь вполне. - ухмыльнулся Патрик в ответ. В данный момент ему, намотавшему за этот день не один десяток километров, да и вообще находившемуся посреди довольно тяжёлого пути, и вдруг встретившему девушку на дороге, вдруг захотелось какой-то женской близости - даже не секса, нет, именно близости женщины, даже и того меньше, эффекта присутствия в своей жизни таковой, боевой подруги, - а с этим Джил справлялась уже сейчас, просто заняв место пассажира на его мотоцикле - это ощущение не было полным счастьем, но было уже довольно серьёзным шагом на пути к этому состоянию. Пообщаться, выкурить сигарету с кем-нибудь на пару, особенно с кем-то женского пола - ещё одним таким шагом. Патрик с удовольствием затянулся, впуская в лёгкие ароматный дым вместе с эйфорией, и тронулся с места; для него курить на ходу было занятием давно уже вполне привычным. Он ощущал, как Джил прижалась к нему сзади, держась за него, словно бы немного испуганно - было ясно, что для неё путешествие таким образом дело не слишком-то привычное.
- Что?! - он услышал её голос, но не сумел разобрать ни слова, иначе желание Лив запросто исполнилось бы - не на полном ходу, конечно, и не когда он сидел к ней спиной, но ради такого дела можно было бы и остановиться ненадолго, но Пэт ничего не услышал, и потому они просто продолжали движение вперёд, прочь от неуютной и старой автобусной остановки и навстречу... он не знал, чему - не спросив о том, куда ей, вообще-то, надо, Патрик был готов везти её с собой до тех пор, пока она не пожелает остановиться. Лив всё-таки рисковала больше, связавшись с одиноким байкером на дороге, тем более - с "Пропащим" и тем более - с Патриком...
- Из-за мужа? Это он сделал тебе такой "макияж"?
- девушка была явно уже слишком взрослой, чтобы сбегать от родителей, так что Пэт сделал умозаключение, что она ушла от мужа - выглядела Джил, впрочем, как раз так, словно сбежала от матери, а не от благоверного, либо же этот благоверный был настолько беден, что не только не мог жену одеть как следует, но даже и взять с собой ей было нечего, уходя из дома. Это к вопросу о том, где туго набитый чемодан с вещами, где любимые фамильные украшения, где вообще все вещи, которые берут с собой разведёнки?.. К слову о макияже - Пэт и на её лице не видел других признаков ухода и раскраски, кроме трещинки на губе; хотя внешний вид Джил это не сильно портило. Мужа, впрочем, он обвинять не торопился - было бы неправильным сказать, что Патрику самому никогда не приходилось ударить женщину, да и Джил тот парень, каким бы он ни был, знал уж наверное дольше, чем он. Лезть в чужую семью - это вообще дело заведомо гиблое: в любом случае ты окажешься неправ. Личное пространство Пропащие уважали, тем более, что не так уж у многих из них оно по-настоящему было.
- В основном путешествую! - отозвался Патрик, ухмыльнувшись тому, как она его перехватывает. Путешествует, иногда бьёт людей, порой даже и стреляет, изредка - и ворует, если нечем заправляться или становится нечего есть; общается с друзьями, если встретит по дороге друзей... Откуда свалилась эта Джил - кажется, по одному его внешнему виду должно было быть понятно, чем он занимается, да и кто он такой - буквально написано на нём, прямо на его спине, к которой она прижималась. - А ты чем? Откуда ты?!. - прокричал в ответ, выезжая на встречную полосу и обгоняя дальнобойный трейлер. Дождь снова усиливался, хотя для него это было небольшой проблемой, грубая кожа защищала тело, шлем - не давал намокнуть волосам, которым лучше бы вообще не мокнуть, потому что его кудряшками вполне можно будет помидоры резать, если дать им соприкоснуться с влагой. Джил, впрочем, тоже несильно замочит, если они сумеют обогнать дождь. Патрик вытащил окурок изо рта и выбросил его на обочину.

+1

8

Как разительно могут перемениться обстоятельства в зависимости от партнера по сцене. Лив никогда и никто не утешал в трудную минуту, хотя как и любому человеку ей нужно было сострадание, но она привыкла к тому, что если плохо, то плохо до конца – и уже никто не станет заниматься ее жизнью и доказывать, что этот мир все-таки хорош. Сейчас был исключительный случай, хотя Лив точно знала, что задачи вернуть ее к жизни Пэт себе не ставил, просто так совпало, что сев на его мотоцикл, она почувствовала на губах тонкий терпкий вкус жизни. И сейчас она была готова поехать с ним куда угодно, лишь бы и дальше было это пьянящее чувство, когда не нужно смотреть в глаза всем знакомым, знать, о чем они думают, глядя на тебя. Хоть раз в жизни, спустя столько лет побыть собой и насладиться этой жизнью со всеми ее насыщенными красками, полутонами и оттенками.
- Я не замужем! – громко прокричала она, обняв Пэта второй рукой. Было в этом некое чувство сродни с наслаждением.
- Путешествуешь? На что же ты живешь?! – прокричала она, хотя признаться честно, ее это мало интересовало, она знала, что это их первая и последняя встреча, что она просто его попутчица, и уже скоро они разойдутся навсегда, но в эту минуту Лив была готова поклясться, что поехала бы с ним на этом мотоцикле туда, куда он захочет. Всего лишь миг, чувства противоположные разуму, в дальнейшем их вообще придется спрятать от мира подальше.
- Я шью, – это была почти права. В тюрьме все заключенные работали, и Лив неплохо справлялась со швейной машинкой, она даже пыталась изобретать какие-то фасоны, делать выкройки. Через год упорной практики, ее работу, наконец, отметили. – Хочешь, сошью тебе что-нибудь?
Очередной порыв ветра заставил ее уткнуться в спину Пэта.
- Ниоткуда… я женщина из ниоткуда, - прокричала она.
Они въехали в город, и Лив поняла, что настал тот самый миг, когда ей пора сказать "стоп" и идти своей дорогой в давно забытый дом. Она хотела оттянуть этот момент как можно дальше, потому что меньше всего, ей хотелось расстаться с ее случайным знакомым. Она глубоко вдохнула и прикрыла глаза. Несколько минут она просто молчала.
- Останови где-нибудь здесь, – сказала она как можно громче и равнодушнее. В горле немного запершило от того, что приходилось перекрикивать мотор, но это уже были мелочи, до которых Лив сейчас совершенно не было дела. Предстояло еще добраться до своего дома, который был расположен весьма далеко, но из города это уже было куда проще. здесь полно общественного транспорта.

+1

9

Наверное, абсолютно каждый мужчина невольно приободряется, услышав от красивой женщины слова "не замужем" - неважно, были ли у него какие-то планы на неё или нет, эти два слова просто действуют на всех мужчин, как заклинание, мгновенно преображая их - и женщины это видят, глупо отрицать, и им это нравится. Что же касается Патрика - на него эта магия действовала ровно в два раза сильнее, чем на среднестатистического мужика. И эта Джил явно чувствовала это даже по его затылку, невзирая на блестящую мотокаску, которая его скрывала; и пудрить ему мозги шлем ей тоже явно не мешал - теперь-то Пэту стало понятно, что она просто играет с ним, не желая отвечать на его вопросы правду, во всяком случае - правду полную. Возможно, даже имя, названное ей, было вымышленным, слишком уж подходило оно к среднестатистической стереотипной калифорнийской автостопщице, но Патрик не сильно горевал по этому поводу - есть у женщин и такая привилегия: им позволено флиртовать с мужчинами безнаказанно; особенно у тех, кто встречается случайно на пустынной дороге. Он уже не был уверен, замужем ли она на самом деле или нет, но и не зацикливался на этом - всё, что находилось и передвигалось на его байке по каким-либо причинам, автоматически принадлежало ему. Хотя бы до того момента, как это что-то или кто-то этот байк покинет; но на полном ходу немногие рискнули так просто выйти из его жизни. Джил, или как бы её на самом деле не звали, явно не собиралась, обняв его двумя руками, как будто знала его не пятнадцать минут, а минимум... ну, три дня в его скоротечном мире - срок вполне нормальный для таких объятий, допустим. И ему это было приятно. Настолько приятно, что он решил отнять руку от руля на несколько секунд, чтобы, взяв её руку, чуть наклонить голову и осторожно коснуться её губами. И затем сделать вид, что ничего и не было, вновь сжав ручку руля в руке, возвращаясь к подобающему по мерам безопасности управлению транспортным средством.
- Тебе лучше не знать!.. - чуть тише, чем протекала вся их беседа, но так, чтобы его было всё-таки слышно, отозвался Патрик. В отличие от Ливии, он и не собирался скрывать того, что он опасен. Для общества, для людей, для одиноких девушек на одиноких дорогах, и для самих дорог, и для остальных участников дорожного движения порой тоже - Пэт был таким, каким он есть, и совсем не собирался этого стесняться. На что мог жить байкер, у которого не было даже постоянного места жительства, и абсолютно всё его добро хранилось в багажных сумках по бортам его мотоцикла? Джил с тем же успехом могла бы спросить, сколько раз в неделю он принимает душ, и получила бы тот же ответ... В дороге, особенно если в кармане нету ни гроша, конечно же тяжело следить за гигиеной; это, конечно, не значило, что Патрик напоминал по внешнему виду и запаху пропитого бездомного двадцать четыре часа в сутки - но он был действительно бездомным, и это факт. - Я живу не на что-то, я живу для себя! - добавил он затем. Для себя и для своих братьев - теперь, когда The Lost MC вырос до статуса национального клуба, заимев чаптеры чуть ли не во всех штатах и крупных городах Америки, Патрик везде мог бы найти себе приют на некоторое время, и поправить своё финансовое положение, поддержав тамошних братьев в каком-нибудь из их начинаний, неважно, криминальном или относительно легальном. Кочевник мог прибиться к любому чаптеру своего клуба на какое-то время, и в любое время снова сняться с якоря, продолжая путешествовать так, как ему заблагорассудится.
- Хочу! - с улыбкой на лице и готовностью в голосе тут же отозвался он, услышав про вышивку. При всей своей брутальности, О'Перри был довольно сентиментален - путешествие по стране, посещение разных мест и встреча со многими людьми взрастило в нём это качество; его помятый телефон был полон различных фотографий и видеофайлов с различными людьми и на разном фоне, а в просторной мотосумке нет-нет да и попадалась какая-нибудь знаковая безделушка. Впрочем, в его жизни давно уже всё было знаковым - любой предмет из сумки можно было связать с кем-то или чем-то, что он тоже встретил, как Джил, на обочине дороги или даже прямо посередине... Почти всё, что у него было, являлось уже трофейным - то, что он взял с собой, когда только собирался в путешествие длиной в четыре года, уже износилось и пришло в негодность, что, впрочем, не слишком-то удивительно в таких условиях...
- Понимаю!.. - усмехнулся Патрик в ответ, хотя на самом деле немногое понял, кроме того, что Джил такая же, как и он - он сам тоже приехал из неоткуда и уедет в никуда, как только довезёт её на место и они расстанутся. И вряд ли увидятся когда-нибудь снова, конечно. Так и не узнав друг о друге не только всей правды, но даже и четвёртой её части... На его пути это была далеко не первая такая встреча, и каждая из них немного горчила в конце от грусти, но в целом, они все были довольно весёлыми... другие же, впрочем, имели своё продолжение.
- Хорошо! - в его голосе послышалось лёгкое разочарование из-за её неожиданного равнодушия, но что поделать - женщины из неоткуда существа вообще довольно непостоянные. А он не навязывался ей в попутчики - лишь предложил подбросить до города. Что, в общем-то, и сделал - не секса же требовать за подвоз, в самом деле. Никаких обязательств. Жаль, что она ничего ему не сошьёт... - Вообще-то, нет, ничего хорошего! - сбавивший было скорость и начавший пристраиваться к обочине, Патрик вдруг снова дал по газам. - Где ты живёшь?! Я собираюсь тебя проводить! - он по прежнему считал, что её хромота, которую он заметил у остановки, это фактор здоровья, а не просевшей туфли; врождёный или приобретённый, он не знал, но отпускать её путешествовать по городу с больной ногой, да ещё в таком виде, Пэт просто не хотел.

+1

10

"Ей лучше не знать…" "женщина из ниоткуда…" Два случайных человека, которые не знают друг о друге ничего, да и не стремятся раскрывать душу друг перед другом. Во всяком случае сама Лив не хотела, а узнавать что-то о Пэте просто боялась. Даже не того, что может узнать, что он маньяк-насильник-извращенец, а то, что его рассказ возложит на нее какую-то ответственность, что ей придется узнать его лучше, придется признаться, что она не Джил, рассказать, что сидела… а было так неловко! И, казалось бы, с чего? Он точно не представитель богемы, который скажет: "О, боже… вы сидели… подите прочь, в нашем обществе это не принято". Ей хотелось наслаждаться этим моментом, пока она здесь, с ним. "Я никогда ничего о нем не узнаю, - про себя отметила Лив с легкой грустью, но тут же голос разума добавил: - Я ничего не хочу о нем знать". Она почувствовала, как он взял ее ладонь в свою руку. Первое, о чем она подумала, был факт того, в каком состоянии ее руки! Никаким маникюром там и не пахло. Да еще ногти, которые удавалось обрезать кое-как. То есть даже не то, что он сейчас на скорости убрал руку с руля, а то, что у нее руки не в идеальном состоянии! Что было дальше вообще не поддавалось логике. Он всего лишь коснулся губами тыльной стороны ее ладони, а через все тело Лив прошел электрический импульс.
"У меня просто почти три года не было мужика", - сама себе объяснила происходящее новоявленная Джил. Конечно, это немного выбило ее из колеи, и пришлось применить неслабые усилия, чтобы вернуться в реальность.
- Значит, сошью! – пообещала она. Когда стальной конь начал притормаживать, Лив поняла, что ничего она не сошьет для Пэта. Это конец. И порадоваться бы, что по первой же просьбе ее спутник начал останавливаться, значит, в его планы явно не входило ее убить зарезать и изнасиловать, но почему-то в этом было такое жестокое разочарование. Видимо, верно говорят о женщинах: сами не знают, чего хотят. Ведь сказала все ровным голосом, сама попросила остановиться, сама решила все закончить, но при этом так надеялась, что он не даст ей уйти.
- Вообще-то, нет, ничего хорошего! – и к удивлению Лив, мотоцикл рванулся вперед с новой силой. Она едва успела ухватиться за спутника.
- Ты с ума сошел?! – в ее возгласе не было упрека, скорее это было просто от неожиданности.
- Где ты живешь?! Я собираюсь тебя проводить!
- Еще нигде! – тут уже Лив не смогла скрыть довольные нотки в своем голосе. – Я хочу снять комнату. У меня есть сто долларов, я думаю, если подальше от центра, то я могла бы что-то найти для себя хотя бы на пару дней, за это время я бы уже что-то продала из сшитого. Нет ничего на примете?

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-17 16:18:33)

+1

11

Узнать кое-что важное о Патрике было довольно просто - символ с его жилетки то и дело мелькал в криминальных хрониках по телевизору последние несколько лет. Именно это рассказало бы вполне достаточно о его обществе, и о том, что там принято, а что не принято. В тюрьме эта передача, впрочем, вряд ли пользовалась особенной популярностью, а Пэт, в свою очередь, не спешил рассказывать Джил эту часть своей истории, боясь попросту её напугать, что уж точно разрушило бы странную атмосферу, что сложилась в кожаном седле Ирландского Скакуна, до самого основания, и заочно Пэт превратился бы и в маньяка, и в насильника, и в грабителя, и в наркомана, и в извращенца - всё в одном флаконе, и всё сразу. Лив жила в бандитском обществе всего пару лет - Патрик же провёл в нём ровно половину своей жизни, потому и предпочитал использовать по отношению к своим подельникам более благородные слова: братья, друзья, семья; даже клубные здания - самое сердце их сообщества, обычно, неприглядные, грязные и неприветливые с виду места, которые даже местные привыкли обходить стороной - почётно именовали "церквями". Впрочем, Джил, может быть, и вполне впишется в эту обстановку, не похожа она на леди из высшего общества; но вываливать на неё всё разом, ради одиночной встречи, которая может вообще больше не повториться, уж точно не стоит. Пусть уж лучше сошьёт ему... что-нибудь. Женщины склонны сами создавать себе проблемы - скажи Лив сразу и честно, откуда она пришла, ей не пришлось бы придумывать ни историй про побеги из дома, ни про швейные машины, да и мужик у неё появился бы первый за три года. Даже не однажды появился бы. Так что, дети, слушайте маму - враньё до добра не доводит.
Сошёл ли он с ума? Байкер, который пустился в путь четыре года назад, прихватив с собой только свою заначку и спальный мешок, живущий, где или у кого придётся, нося на жилетке отличительные признаки одного из самых провокационных мотоклубов страны (если не всего мира, но за границей The Lost чаптеров не имел, во всяком случае, пока), но притом не стесняясь в одиночку гонять мимо клубных зданий заклятых врагов "Пропащих" - "Ангелов Смерти" - при полном параде, да ещё и со знаменем своего клуба, прикрученном к седлу и развивающемся на ветру... если он и сошёл с ума - то явно не только что, а когда-то очень-очень давно.
- Так значит, ты тоже... путешествуешь?!
- вдруг весело усмехнулся Патрик на её задорный ответ, заключив последнее слово в саркастические кавычки; у их душ только что обнаружился ещё один признак родственности, и ему это чертовски нравилось. Всё-таки совесть, тот маленький злобный комочек, который от неё остался, уколола его вовремя, не пожелав отпускать девушку в, как оказалось в итоге, незнакомый для неё город. Как выяснилось в следующую секунду, для Пэта был не знаком не только город... - А мы вообще где находимся?! - ехать и не смотреть на карту? Ждать, пока дорога сама куда-нибудь выведет? Жать без остановки день и ночь, пока на горизонте не замаячат ночные огни мегаполиса, который ты даже не ожидал встретить?.. Знакомьтесь - Патрик О'Перри, беспечнейший из всех беспечных ездоков. Он понятия не имел, куда приехал, и в какой области находился, когда посадил Джил на мотоцикл - страна давно стала для него полигоном, он мог просто выбрать направление и ехать, конечным пунктом зачастую становилось то место, которое ему приглянулось. - Сакраменто?! - стартовал-то он аж из Орегона. Патрик прикидывал в уме, кого он знает в Сакраменто: чаптеров The Lost MC в этом городе точно не было (что называется, поесть на халяву уже не получилось), а знакомых, которые не относятся к клубу... или мотосообществу вообще... Да не может такого быть, чтобы у него никого не было - у него же в каждом городе много знакомых!..
- Как ты насчёт зайти куда-нибудь и подумать над этим вопросом более глубоко, без необходимости разговаривать на повышенных и через плечо?! - да и перекусить чего-нибудь было бы неплохо, наступало обеденное время. Патрик уж не знал, как там Джил, но он уже проголодался; так что, уже независимо от её ответа, мотоцикл снова замедлял ход, останавливаясь у одного из попутных баров. Явно не слишком дорогих - но для тех, у кого в кармане только сотня долларов, место в самый раз. Пэт припарковал мотоцикл и заглушил мотор, выбираясь из седла и подавая руку девушке, помогая сделать то же самое. И затем избавился от каски, явив Ливии свои рыжие кудряшки, которые тут же слегка намокли под продолжавшим моросить дождём. Просохнуть немного им тоже не помешает...
- Так кто же всё-таки тебе так наподдал? - улыбнулся Патрик, уже совершенно фамильярно обнимая её за талию по пути в бар, словно она была его старой подругой. Для него-то такое поведение было вполне нормальным, в обществе "Пропащих" не скупились на эмоции и на их проявление - просто сами эмоции отличались от розовых и зелёных соплей на групповой терапии... - Это потому ты прихрамываешь? - это было даже как-то... мило. Весь из себя крутой кожаный металлист-байкер и потрёпанная девушка рядом - наверняка посетители сочли, что это он её бьёт.

+1

12

- Да! – громко ответила Лив в ответ на вопрос о том, путешествует ли она. Она, конечно, много где бывала, но, пожалуй, то приключение, которое осталось у нее за спиной в виде тюремной камеры было самым запоминающимся путешествием по ту сторону жизни.
- Мы в Сакраменто! – Было не так просто говорить перекрикивая шум мотора, тем не менее, другого выхода не было.
- Сакраменто?! – переспросил ее попутчик
- Он самый.
Узнав, что у нее есть сто долларов, Лив почти сразу же предложили пойти куда-нибудь и перекусить. Закралось липкое подозрение, что перекусить собрались на ее деньги. Конечно, ей было не жаль ста долларов, тем более, что она и за дорогу не расплатилась, но по внутреннему состоянию абсолютного наслаждения это все-таки царапнуло. Если ее подозрения верны… ну что ж, она заплатит за обед. Девушка ничего не ответила на его вопрос, тем более, что мотоцикл уже остановился. Пэт спустился с него и подал руку Ливии, а затем снял каску. У него были забавные кудряшки, которые заставили Лив непроизвольно улыбнуться.
- Так кто же всё-таки тебе так наподдал? – по-свойски обняв ее за талию, поинтересовался ее попутчик. Он шел в бар, и Лив следовала рядом. Сейчас многие чувства, которые она испытывала во время поездки вытеснил интерес: что же будет дальше.
- Подралась, - ответила она и подняла голову, бросив взгляд на профиль собеседника.
- Это потому ты прихрамываешь?
- Нет, - улыбнулась Лив. С каждой минутой она чувствовала в себе все большую и большую уверенность. Уже не было той одеревенелости в руках, неловкости при прикосновении. – Это потому, что у меня треснута подошва в сапоге.
На ее губах появилась легкая лукавая улыбка.
- А тут… все решат, что я твоя подружка, и ты меня бьешь, - она произнесла это с тонкой хитрецой в голосе. – Но тебе ведь все равно, что о тебе подумают? – Лив бросила на спутника испытующий взгляд и зашла с ним вместе в заведение. Назвать это рестораном, язык не поворачивался, но, однозначно, это было веселее, чем тюремная столовая.
- Я на минуту, - предупредила она и направилась в туалет. Пора было попрощаться с деревянной зэчкой и стать женщиной, пусть уже не такой, как два с половиной года назад, не с тем светящимся взглядом, а с померкшим циничным и горящим взором, но все же женщиной! Первое, что сделала Лив – это подставила полосы под сушку для рук, чтобы высушить их. При такой длине это было непросто, но вполне выполнимо. Сняла с себя пуховик и осталась в джинсах и рубашке. Изъятую косметику ей вернули, поэтому Лив наклонилась к заляпанному зеркалу и начала краситься. Взмах кисточки туши подчеркнул густые ресницы, а алая помада визуально скрыла разбитую губу. Все же женщины удивительные существа: если нам приспичит быть красивыми, мы умудримся сделать это даже в тайге, и плевать, что придется подводить брови кусочком угля из сгоревшего костра. Лив расчесала волосы, смочила ладонь и сделала импровизированную укладку, слегка смяв влажными руками локоны, чтобы они завились. Что ж, оставалось только эффектно выйти, правда пуховик, плохие сапоги и рюкзак немного портили эффект. Пришлось повесить рюкзак на плечо, взять под руку пуховик и стараться идти на плохих сапогах так, чтобы не выглядеть хромой. Она осмотрелась по залу и увидела фигуру Пэта. Вместо обещанной изначально минуты, Лив отсутствовала около 20 минут.
Итак, приключения продолжались. Андреоли подошла к нему и провела ладонью от его локтя до плеча.
- Так лучше? – с легкой хищноватой улыбкой на губах, поинтересовалась попутчица.

+1

13

Приятно осознавать, что что-то, данное тебе природой, так действует на женщин, копна рыжих кудряшек, например; но вдвойне приятнее осознавать, что смог покорить женщину ещё раньше, чем она их увидела - Патрик уж не знал, чем сумел так понравиться этой Джил, своим байком, фигурой, или просто оказался в нужное место в нужное время, но он чувствовал, что ей понравился. А мотоцикл, как и клубные цвета, в отличие от формы и структуры волос, природой по рождению ему даны не были - напротив, ему пришлось через многое пройти, чтобы всё это заслужить. В общем - своими силами Пэт гордился больше, чем тем, что было дано ему судьбой, а с судьбой не боялся спорить, когда вдруг случалось так, что их взгляды по какой-то разнились. Он вовсе не был религиозен, но в судьбу верил, как во что-то, чего нельзя сломить, но на что людям под силу как-то повлиять, если этого хочется - и для этого нужно не просто пожелать, сложа руки и устремив взгляд к небу или кресту, а сделать что-нибудь, что потребует гораздо больших усилий. Если не получится - то и винить будет некого, кроме самого себя.
- Так ты опасная девчонка, оказывается? - улыбнулся Патрик в ответ. Хотелось спросить, из-за чего же это и с кем, но он не стал, понимая, что она всё равно ему не ответит, или придумает что-нибудь в ответ; в правдивости её слов он отчего-то не сомневался - было в глазах Джил что-то такое, что говорило о том, что в обиду она себя не даст так просто; впрочем - обижать он её вовсе и не собирался, так что и бояться ему было особенно нечего. Да и когда он чего-либо боялся?..
- Оу. Понятно. - он посмотрел вниз, впервые за всё время их общения обратив внимания на её сапоги, хотя на её ножки в джинсах смотрел уже неоднократно, пока они общались на автобусной остановке. - Жаль, довольно милые были сапожки. - это был комплимент, далёкий от правдивости - её сапоги, хоть треснутой подошвой, хоть с целой, были далеки от его стиля и вкуса, но и не сказать о них совсем ничего было как-то... неловко. Да и потом - нету смысла поливать обувь женщины грязью, если не собираешься купить ей новую; а этого Патрик сделать не мог - у него денег тоже было не так уж много, а помимо своего желудка нужно было ещё заботиться и о том, чтобы в бензобаке мотоцикла что-нибудь оставалось. Да и потом - что-то говорило о том, что если он купит что-то на свой вкус, Джил это вряд ли оценит.
- А-абсолютно. - протянул Патрик, толкая дверь заведения и пропуская девушку вперёд себя. Ему всегда было плевать, что о нём подумают люди, до которых ему не было особого дела, но уже постепенно становилось не всё равно, что о нём подумает эта Джил - пусть она и не была его подружкой, он уже определённо находилась с ним рядом, более того, Пэт привёз её сюда на своём мотоцикле - а значит, сейчас за неё отвечал именно он, и от этой ответственности не хотел и не собирался бежать.
Кивнув ей, Патрик бросил на один из двухместных столиков свою почерневшую от дорожной пыли бандану, говоря эти жестом о том, что теперь он зарезервирован, и затем тоже направился в туалет - всё-таки долгая дорога давала о себе знать, - но, в отличие от Ливии, провёл там не более двух минут, по возвращению заняв этот столик. За то время, пока девушка приводила себя в порядок, он успел заказать им обоим поесть и сделать несколько звонков, так что по выходу из туалетной комнаты Джил увидела на столике, перед которым сидел Патрик, две тарелки с мятой картошкой и мясом, несколько кусков хлеба, две кружки со светлым пивом, стакан апельсинового сока и листок из блокнота с несколькими небрежно записанными на нём ручкой адресами в Сакраменто - О'Перри решил не терять предоставленного ему времени даром. Половина того, что стояла на столе, предназначалась для неё, плюс листок и стакан сока - байкер не был уверен, пьёт ли его спутница, а потому давал ей выбор между соком и пивом. И естественно, пир оплачивался не со ста долларов Ливии - он тоже не был нищим, уж за обед для двоих вполне мог заплатить. Тем более, он не собирался заставлять женщину платить по своим счетам: какими дикими бы не были многие взгляды "Пропащих", в большинстве своём эти взгляды были и традиционными тоже, и не признавая за женщинами равноправия с мужчинами, по своим счетам в барах, ресторанах и кино байкеры им платить тоже не позволяли.
- Ага. Теперь мне уже не так стыдно за то, что я тебя бью. - осклабился Пэт, охотно отвечая на её прикосновение и заглядывая в глаза, понимая, что эти двадцать минут были потрачены не зря - хотя чего уж там, он понимал, что это время Джил там не раковину чинила. И "сюрприз", который она ему приготовила, оценил по праву. - Налетай... - он кивнул головой на её часть трапезы, отпуская её руку и придвинув листок с адресами по столешнице ближе к ней. - Пока тебя не было, я сделал пару звонков друзьям, мне дали адреса нескольких дешёвых мотелей и пары доходных домов в Сакраменто. - Патрик взял ложку, приступив к своей части трапезы, исподтишка наблюдая за лицом Джил, разглядывающей листок. Напротив некоторых адресов была указана и цена комнаты за ночь; мотели - для постоянного проживания вариант, конечно, не лучший, но хоть чем-то он мог ей помочь.

+1

14

И почему ее не удивило, что байкеру абсолютно плевать на общественное мнение? Она улыбнулась, но решила не комментировать этот факт. Отправившись в туалет, Лив, конечно, рассчитывала произвести на Пэта больший эффект, но и так было вполне неплохо. Она искренне сомневалась, что она могла ему понравиться в том виде, в котором он нашел ее на дороге, ибо по ее ощущениям, она представляла собой совершенно асексуальный персонаж, больше похожий на помойную побитую и драную кошку. Но если пофантазировать и представить, что она чем-то зацепила его тогда, то можно было допустить, что вообще не стоило краситься. Хотя почему ее это заботит? Разве она не пообещала себе, что впредь будет жить только для себя и плевать на мнение окружающих? И тут... какой-то случайный байкер, вообще не из тех, с кем она привыкла иметь дело, и ей важно, что он о ней думает...
Лив рассмеялась, услышав его слова про то, что теперь ему не так стыдно за то, что окружающие думают. Так странно было слышать собственный смех спустя столько лет! Она села напротив Патрика и принялась за свой обед. Вопрос с деньгами оставался пока открытым, но Андреоли решила не думать об этом пока не настал час Х. Когда она принялась за трапезу, то готова была поклясться, что ничего более вкусного она не ела в жизни.
- Мм-м-м, это божественно! – она чуть запрокинула голову от наслаждения а затем взглянула на листочек, который протянул ей ее новый знакомый. – а ты времени зря не терял… - с улыбкой отметила она, и принялась изучать список адресов. Ее новый знакомый почти прыгнул через голову, сделав для нее столько всего. Лив прервалась с трапезой и посмотрела в глаза Пэту.
- Отвезешь меня по этому адресу? – она ткнула пальцем в адрес мотеля, развернув листок к Пэту. И после паузы добавила: – Сколько я тебе должна?
Она взяла стакан сока и сделала глоток, затем вернулась к еде, при этом продолжая поглядывать на собеседника. Как же это все было вкусно после тюремной еды. На какое-то мгновение Лив поняла, что смотрит на Пэта слишком долго, а ее испытующий взгляд превратился в какой-то призывный, словно она соблазняла этого мужчину. Вот чего-чего, а это уже было лишним! Лив резко одернула себя и отвела взгляд, уткнувшись в тарелку и продолжая с аппетитом есть свою трапезу. Она ела молча, словно пыталась сосредоточиться на этом процессе, а заодно и проговаривала про себя: "Андреоли, ты свихнулась! Даже не думай!" Если отталкиваться от здравого смысла, то нужно было встать и уйти, но Лив не хотела. Не хотела настолько, что готова была продолжать эту игру и поехать смотреть мотель. Ей нужны были хоть какие-то обстоятельства, которые помешают ей, но пока их не было, что к ее ужасу, ее безмерно радовало. Лив снова подняла взгляд на Пэта.
- Почему ты помогаешь мне? – она говорила приглушенно, глядя на собеседника и пытаясь понять, что же ее так цепляло в нем? Он был вообще не в ее вкусе, но он цеплял ее, до дрожи в ногах цеплял.

+1

15

У байкеров существуют свои взгляды на сексуальность - пожалуй, чтобы это понять, стоило только взглянуть на них самих; на самом деле, полубандитская культура всадников "вне закона" вообще во многом основывалась на сексе, едва ли не в той же степени, что и на мотоциклах (впрочем, для многих - не только в той же степени, но даже и в большей), и несколько нашивок, который Патрик носил на своей жилетке, говорили как раз о сексуальных его заслугах, а не о боевых или двухколёсных, как, например, четыре пары крыльев разного цвета, нашитых на правом плече, в рядок сверху вниз (красные, жёлтые, зелёные и почему-то фиолетовые), но их значение Пэт Джил раскрывать не собирался - как бы ему ни было плевать на общественное мнение, она его знает слишком мало, и такие факты её могут попросту испугать... А кошка, говорят, считается символом грации и красоты - и даже помойная, побитая и драная, остаётся кошкой; в том мире, где жил Патрик, тяжело было найти именно такую кошку, даже уже не взирая на количество помоев на её шкуре - именно потому он и обратил внимание на Ливию. Впрочем, нельзя сказать, что её усилия были напрасны - теперь он обратил на неё ещё больше внимания, пусть даже и не проявлял того восторга, которого она ожидала от него. Но это не означало, что он считал её асексуальной до этого: он составлял этот список адресов ещё до того, как увидел её старания, посадил на свой байк ту женщину, которая самой Ливии казалось отталкивающей, и поинтересовался здоровьем и проблемами именно этого персонажа - и макияж здесь был абсолютно не причём... нечего тут фантазировать - она действительно его зацепила ещё там. Просто сейчас "сцепка" стала несколько сильнее. И ещё - ему понравилось, как она смеётся. Было в этой реакции на его очередную глупую шутку что-то искреннее... странное одновременно. И милое.
- Божественно? Это? - Патрик приподнял брови от удивления, не услышав в голосе Джил ни капли сарказма; по его мнению, в этой дешёвой лабуде из картошки и мяса, которую им принесли, божественного уж точно не было ничего, хотя это и было довольно сытно. Ему казалось, что эта пища не так уж далеко ушла от той, что подавали в том месте, откуда Андреоли вышла несколько часов, а он - восемнадцать лет назад; впрочем, возможно, именно в этом и был ответ - память с тех пор значительно поистёрлась, а воспоминания были точно не из тез, которые было бы приятно хранить в голове вечно. Хотя... было несколько и таких, с которыми он не хотел бы расставаться - некоторые моменты из своих двух лет за решёткой были если не приятными, то, по крайней мере, весёлыми. Да и армейский опыт нашлось, где применить среди серых стен и решётчатых дверей и окон, но об этом он тоже не хотел рассказывать Джил, всё ещё не подозревая, что тот мир ей знаком тоже. - Откуда же тебя выпустили? - настал его черёд засмеяться. Тюрьмы, как ни странно, не было в списке его предположений - были места немного более интересные и разнообразные, но все они, впрочем, были так же и худшей темой для разговора в обществе, которое постепенно начинало становиться приличным, по мере того, как Джил начинала смелеть, приводить себя в порядок и насыщаться. И начинало казаться, что если дело пойдёт в той же прогрессии - у него попросту не хватит смелости к ней подкатить... Пока что он просто наворачивал свою порцию, изредка запивая её пивом из бокала, и наблюдая украдкой за тем, как Джил внимательно изучает список адресов, который он ей предоставил. Он не терял времени зря - даже прожигать жизнь можно, вкладывая в процесс хоть немного ума и здравого смысла... Девушка подняла голову, и их взгляды нечаянно встретились. И Патрик -  сделал вид, как будто так и надо было. Впрочем, почему как будто? Так и было надо.
- Угу. - согласно кивнул он, затем дожевал кусок, проглотил его и не пожалел, что успел это сделать до того, как пришлось говорить дальше - так ведь недолго и поперхнуться от таких вопросов, какой был задан ему следующим. Неторопливо запив картошку пивом, Патрик ответил: - Нисколько. Ну, можешь потом поцеловать меня в награду, если захочешь. - и на губах рыжего заиграла хитрая улыбка. Пусть сама решает, хочет она его поцеловать или не хочет - он же прикинется джентльменом, сделав вид, что не заметил в его томном взгляде ничего такого. Минут на десять, максимум - на пятнадцать, давая ей возможность собраться с силами. Возможно, еда, которую она поглощает с таким аппетитом, что на это даже приятно смотреть, поможет ей в этом. А если нет... тогда придётся всё брать в свои руки.
- Не знаю. - усмехнулся Патрик, откладывая опустевшую тарелку с ложкой и взяв ополовиненную кружку за ручку, пододвигая её ближе к себе, и затем слегка сжимая её борт пальцами другой руки. - Виноваты звёзды, которые так сложились, или мне стало интересно, что ты делала на этой остановке, или мне просто нечего делать. Может быть, это вообще любовь с первого взгляда. Выбирай себе любой вариант, какой больше понравится. - он оторвал ладонь от бортика кружки, и передал лёгкую прохладу с её стекла на предплечье Джил, отвечая на её взгляд и говоря ей в тон, приглушая голос. Словно у них давно уже была какая-то общая тайна, одна на двоих, которую остальным посетителям бара не следовало знать даже случайно. Может быть, даже и такая, что один другого бьёт... Ну или что один наденет тарелку другому на голову, обольёт пивом и сбежит, прихрамывая из-за плохой подошвы.

+1

16

Лив и в самом деле находила трапезу нектаром богов. Последний раз она ела перловку с черным хлебом, причем недосоленную. По началу, в тюрьме она чувствовала себя, как Нэо в первый день в матрице. А потом просто перестала получать удовольствие от еды, ела потому что надо есть. Это как жить с мужем, который в постели ноль: и изменять не комильфо, и секс не в радость, вот и относишься к этому как к некой обязанности. Но тут картофель был посолен как надо, у него был вкус, а мясо, хоть и было немного грубоватым, по мнению Лив все же было восхитительным.
- Тебе не нравится? – искренне удивилась Лив.
- Откуда же тебя выпустили? – тут Лив чуть не поперхнулась сама. У нее-то создалось впечатление, что Пэт догадывается, откуда ее выпустили. Уже почти удалось справиться с собой, но злосчастный лук все же попал в дыхательные пути, и Лив закашлялась, закрыв рот рукой. Если Пэт сделал предположение, то попал в десятку. Наконец, Лив прокашлялась и с улыбкой посмотрела на мужчину.
- Ну, ты скажешь тоже! – она постаралась выглядеть как можно непринужденнее, и ей это удалось. Дальше тему она развивать не стала: врать про бедную семью и недоедание было бы глупо – ей бы просто не поверили, и Лив решила не комментировать то, что заведомо было проигрышным вариантом.
Некоторое время, оба с аппетитом поглощали трапезу. Лив думала о том, догадался ли Пэт о том, откуда ее, собственно, выпустили. Однако, через некоторое время была уже его очередь ощутить, что было бы если бы он не успел проглотить свой кусок вовремя.
- Нисколько. Ну, можешь потом поцеловать меня в награду, если захочешь.
Лив замолчала. Она на снова сосредоточилась на еде, про себя раздумывая, что делать дальше. Затем она задала Пэту свой сакраментальный вопрос, на что получила ответ, который снова заставил ее расплыться в улыбке.
- Ладно… -  Андреоли почувствовала прохладные пальцы мужчины на своей руке. Она непроизвольно вздрогнула, по телу снова начали расходиться электрические импульсы, и она тонула в глазах этого байкера, -... я подумаю об этом позже, - стараясь придать голосу непринужденность добавила она.  Пришлось экстренно пить сок, чтобы дать себе время на "собраться с мыслями". И ведь непонятно было, что делать: убирать ли свою руку из-под его руки, накрыть ли его ладонь своей… Три года тюрьмы… Лив не знала, что положено делать в этой ситуации. Забыв что она, ах, как хороша со своим новым макияжем, девушка снова потерялась и начала пытаться судорожно подобрать слова, которые никак не шли.
- Ну что, идем? – она попыталась придать своему голосу максимально беззаботный оттенок, но уже когда они оказались на улице, Лив окончательно поняла: да она хочет этого байкера, хочет так, как никого уже сто лет не хотела. Нелепо, смешно, человек не ее уровня, не ее круга, но она хотела именно его, ни кого-то другого – его! Лив Взяла Пэта за руку, а когда он развернулся к ней, поднялась на цыпочках, обвив его шею руками и страстно завладела его губами. Плевать, что ее поджившая было губа снова треснула, и ко вкусу поцелуя прибавился вкус крови, пусть это будет поцелуй со вкусом страсти и крови, которого больше никогда не будет. Лив запустила пальцы в волосы байкера, вторая рука сжала ткань куртки на его плече, а она все целовала его, целовала так, будто это был последний поцелуй в ее жизни. Когда Лив оторвалась от Пэта, в ее глазах горели адские костры, вокруг которых плясали черти, исполняя свой безумный ритуальный танец страсти.
- Ты сказал, если захочу, я могу поцеловать тебя в награду, - приглушенно произнесла она, мягко стирая большим пальцем кровь с его губы, - я захотела…

+1

17

Ему было давно уже привычно есть только потому, что надо чем-то питать организм - и довольно мощный и сильный организм, надо сказать, несмотря даже на то, что его не только питали, но и регулярно разрушали алкоголем, наркотиками и случайными и нерегулярными сексуальными связями, причём все трое - иногда буквально до изнеможения, не говоря уже о постоянном напряжении из-за нахождения в седле мотоцикла; на голодном желудке далеко не уедешь. Но даже Пэт, не слишком-то придирчивый к тому, что он ел и пил, понимал, что то, что он поставил сегодня на стол для себя и своей попутчицы, и близко не деликатес.
- Если бы мне самому не нравилось - я бы не предложил тебе это есть, не в этом дело. - улыбнулся Патрик в ответ её удивлению. Картошка была в самый раз посолена, нормально приготовлена, мясо ему даже не казалось таким уж жестковатым - к этому его свойству он относился с большим снисхождением, нежели Ливия; но эта пища казалась какой-то уж больно... простой, что ли. Было удивительно, что на женщину может произвести сильное впечатление что-то настолько простое. - Но до божественного этому блюду, по-моему, как до Ирландии верхом. - то есть, придётся не только через всю страну проехать, но и океан пересечь верхом на лошади, мотоцикле, или ком-нибудь/чём-нибудь ещё - что невозможно, по понятным и очевидным причинам... так и боги не едят картошку. Они, впрочем, не были богами, и Патрик, как бы высоко он себя не ставил порой, не собирался им подражать, считая их такими же лицемерами, как и тех из людей, что мнит себя таковыми, или в лучшем случае, избранными ими. И кажется, аппетит Джил сыграл с ней злую шутку - поторопившись вкусить "божественной" пищи, девушка попросту закашлялась, когда та угодила "не в то горло".
- Тихо, не спеши... пусть это будет божественно, никто этого у тебя всё равно не отнимет. - встав и перегнувшись через стол, Патрик слегка похлопал по её спине. Как будто это её "неоткуда", откуда она появилась, и впрямь было каким-то голодным краем - хотя Джил, несмотря на свою поношенную и старую одежду в стиле военного беженца, голодающей как раз не выглядела, её формы были довольно приятными, теперь он мог оценить их немного лучше, когда пуховик больше не скрывал её фигуру, да и лицо даже без макияжа не отдавало той бледностью, которой обладают те, кто переносит длительное голодание... в общем - про бедную семью Пэт, может, и поверил бы, но не про настолько бедную, чтобы у неё не было денег даже на пропитание. Тем не менее, ему просто нравилось смотреть, как Джил продолжает поглощать пищу, кажется, наивно смутившись перед той перспективой, которую он предложил ей - и это смущение было до странного милым. Словно она и впрямь появилось на этой остановке из "неоткуда", и раньше не жила на Земле и не общалась с людьми... впрочем, может, это правда - и он сейчас перевозит на своём байке инопланетную шпионку?
Ну так наплевать - тем интереснее было её спровоцировать. Слишком уж много непринуждённости она пытается вложить в свои слова. Как будто воспринимает их на полном серьёзе. Как будто перед ней действительно встал серьёзный выбор - поцеловать или не целовать... и словно от этого выбора могло всерьёз измениться что-то в том, что и так становилось понятно обоим. И Патрика привлекала эта её наивность, открытость, вкупе с отсутствием страха перед ним, ему нравился ни сколько её макияж, сколько решение Джил стать для него красивой - только для него, ведь на мнение остальных ей, похоже, было немногим менее плевать, чем ему. Пэту нравилась эта беззаботность - то нарочитая, то случайная. И её лёгкая потерянность в его обществе, и в этом городе, который она, впрочем, явно знала всё же лучше него.
- Идём. - согласно кивнул он, допив остатки своего пиво залпом и выложив на стол деньги за их обед - купюры были мятыми, и даже, кажется, грязными, слегка измазанными в какой-то саже или мазуте, а монеты были старыми и тусклыми, но их было вполне достаточно за двоих и без необходимости трогать сто долларов Джил. Ей они больше понадобятся, когда придётся оплачивать жильё, да и кто знает, как там всё у неё сложится с этой её швейной мастерской мастерской на дому.
Когда они вышли из заведения, Патрик не успел опомниться, как вдруг почувствовал сначала прикосновение ладони Джил к своей, а затем - и её поцелуй на своих губах, когда та вдруг решила коснуться их своими пухлыми соблазнительными губками; и в первую секунду Пэт даже не понял, что именно произошло, успев и забыть о том, что говорил за столом - но затем и сам вошёл во вкус, с охотой отвечая на этот поцелуй, обвивая рукой талию Джил, поддерживая её, а другой - мягко скользя по ткани пуховика на её спине; ощущая едва заметный привкус картофеля с мясом, апельсинового сока и... крови, кажется, с той трещинки на губе, которой она его покорила ещё на сгнившей автобусной остановке, где он решил остановить свой мотоцикл - отчего-то показалось, что это было очень давно...
- И мне понравилось... - ответил он так же приглушенно, глядя ей в глаза и касаясь её большого пальца с аккуратно обгрызанным ногтем губами, попросту слизывая с него кровь, понимая, что ему нравится её вкус. - И теперь я хочу ещё... - и он не привык отказывать себе в том, чего хочет, тем более, что тонкая струйка уже отделилась от губной помады на изящный подбородок Джил - и слизнув её, Патрик снова встретился с ней губами. Ощущая почти экстремальный кайф от того, что просто целуется на людной улице - словно ему было шестнадцать, а не сорок два.

+1

18

Слава волхвам, Пэт списал то, что она подавилась не на вопрос, заданный до этого, а на то, что Лив в два горла уплетала свою трапезу, балдея от нее. Впрочем, это была абсолютнейшая истина - ей был безумно вкусно. Байкер похлопал собеседницу по спине, и та кивнула в знак того, что все в порядке. Да, чуть было не влипла. Вообще вся ситуация была на грани фола, во всяком случае, так думала Андреоли. Поэтому нужно было вообще строить разговор так, чтобы минимально касаться опасных для нее тем. 
На улице все эти вопросы были закрыты и отправлены в архив забвения, стоило только Лив поцеловать Пэта. Она ощущала его руку на своей талии, которая плотнее прижимала девушку к себе, пьянящий вкус этого поцелуя заставлял забыть обо всем лишнем: сейчас только он и она – и никого больше. Когда поцелуй прервался, пришло осознание того, что здесь и сейчас особенно полно ощущается это пьянящее чувство свободы: она, Ливия Андреоли, стоит перед проезжей частью и на глазах у всех целуется с байкером в косухе! Никогда в прежней жизни она не позволила бы себе такого, да и в будущей тоже.
Когда губы мужчины коснулись ее пальца, Лив поняла, что тает. Не сказать, что у нее там была какая-то эрогенная зона, но сама обстановка и уверенность этого человека придавали Пэту особенный магнетизм. С самого начала, когда он просто поцеловал ее руку в дороге, Лив поняла, что сходит с ума, и чем дальше все заходило, тем больше заволакивал туман слова, которые большими плакатами были развешены по сознанию Ливии "НЕЛЬЗЯ!". Сомневаться в том, что байкер это все уже понял не приходилось, да и Лив не видела смысла что-то из себя изображать, после того, как сама его поцеловала. Когда его губы коснулись подбородка девушки, она чуть запрокинула голову назад и шумно выдохнула, прикрыв глаза, а дальше последовал новый безумный поцелуй, после которого контроль и здравым смыслом был потеряны полностью. Если бы сделали стоп-кадр и спросили ее, готова ли она идти за ним, куда он скажет, она сказала бы: "Да. Я готова быть ведомой им...". И в самом деле, ей уже давно пришлось привыкнуть стоять за себя, быть сильной, брать все в свои руки, и вот впервые за столько лет она ощутила, что не владеет ситуацией, что ее сжимают в сильных руках и целуют. Ощущение было сродни экстазу: некая растерянность и испуг от потери контроля и, одновременно, безумный кайф от ощущения своей слабости.
- Поехали отсюда, - выдохнула Лив, когда поцелуй прервался. – в противном случае, мы уже очень скоро станем популярны среди местного населения, - она пыталась говорить ровно, словно все было по плану и этот поцелуй на глазах всего честного народа входил в заранее выстроенный план, но в голосе была хрипотца, а дыхание заметно сбилось.
Пока они ехали до пункта назначения, разум постепенно возобладал, поэтому, когда они остановились у придорожного мотеля, Лив лукаво улыбнулась, глядя в глаза байкеру.
- Ну… - она прикрыла глаза и чуть склонила голову. Теперь она чувствовала, что снова владеет ситуацией и снова выпускать ее из-под контроля не хотела, - вот мы и на месте. – Ее ладонь коснулась его щеки и она мягко коснулась его губ. – Удачи, Пэт.

+1

19

Было в этом и впрямь что-то подростковое, жадное и бунтарское одновременно; впрочем, ведь Пропащие, да и все байкеры, сами по себе, своим экстравагантным внешним видом и своими суждениями, своими выходками, в чём-то напоминают подростков-переростков, тинейджеров, которые сумели кто дорваться до запретных плодов, кто просто перешагнуть через свои комплексы, жестоких, раскрепощённых детей, за которыми недосмотрели, и потому они сумели воплотить в жизнь самые запретные игры и самые опасные мечты, беспризорников, захвативших власть в своём детском доме; но... всё это было явно не для ума Джил и не совсем подходило под конкретный случай, когда Патрик просто мог получать удовольствие от этого поцелуя, впиваясь в её губы так, словно собирался всю её кровь высосать, как вампир, через единственную трещинку на губе, и тихо балдея от её вкуса с привкусом крови, и чуть-чуть - губной помады, совершенно не ощущая никакого дискомфорта от внимания прохожих и гула автомобилей на асфальте - он обожал шум дороги, для него это было музыкой, которая никогда не будет способна надоесть... под неё он мог делать всё. Под неё он мог жить. И было даже обидно из-за того, что он не может просто перестать дышать, чтобы целоваться дольше - и воздух из лёгких всё же уходил, заставляя закончить этот поцелуй. И пожелать ещё и ещё...
- А тебя это пугает? - ухмыльнулся Патрик, с удовольствием вслушиваясь в её предыхание и хрипотцу, которыми он же и наградил её только что посредством своего поцелуя. Ему на общественное мнение было настолько наплевать, что он вполне мог бы не только поцеловать Джил на глазах у всех, но и взять её прямо посреди улицы, устроив неожиданное локальное бесплатное порно-шоу и позволив бы любому снимать их на видео, внимания он не стеснялся - и плоды этого Ливия вполне могла бы найти в Интернете, открыв ноутбук, если бы знала, где искать... Вот что, пожалуй, испугало бы Джил, независимо от её любви или нелюбви к популярности, так что идея с ещё одним опытом прилюдного секса, очевидно, отпадает; придётся ограничиться лёгким эротическим выступлением. - Ладно, поехали... - соглашается Пэт, нехотя разжимая объятия и позволяя Джил усесться на байк, не без тени галантности подставляя ей руку, чтобы она могла на неё опереться, и неприкрыто любуясь тем, как она перекидывает через сидение длинную ногу. Немного неловко, чем выдавала, что мотоцикл в перечень её привычных средств передвижения не входил; но к этому довольно быстро привыкаешь... Патрик на этот раз протянул свой шлем ей, и только затем уселся следом и завёл мотор, позволяя встречному ветру обласкать её поцелуй на его губах, и заодно - подсушить кудряшки, от воды становящиеся нестерпимо жёсткими и непослушными, и сохнувшие довольно долго. К счастью, дождь уже закончился, пока они принимали пищу, и теперь двое всадников на мотоцикле могли отражаться в спокойной глади редких луж, перед тем, как их отражение нарушалось лёгкой рябью при их приближении... На этот раз по дороге к мотелю молчали оба. Пэт наслаждался послевкусием этой странной Джил, которое крик через плечо мог с лёгкостью испортить, Джил же... он не знал - вероятно, переваривала то, что только что произошло. Собственный поступок для неё, вероятно, был неожиданностью, хотя удивляло Патрика не это, а то, что она действительно вела себя как-то странно, потерянно, и впрямь, будто пришла из "ниоткуда"; и одновременно - была в этой потерянности какая-то простота и искренность, что просто не могло не цеплять.
Правда, разительный контраст того, что она проговорила затем, когда они остановились на парковке мотеля, и того, что он видел в её глазах и слышал там, перед входом в бар, несколько выбило его из колеи; в первую очередь - потому, что Патрик действительно счёл, что он приглянулся этой Джил, и так просто она его не готова будет отпустить (вот с чего бы это, интересно?), и теперь чувствовал жёсткость приземления в разочарование, в первую очередь, от самого же себя. Либо же был другой вариант, более смелый, но к ситуации тоже подходящий - может, Джил вообще была девственницей? Довольно-таки взрослой для подобного, но... поди знай - не из женского ли монастыря она сбежала? О... это довольно многое бы объясняло, и в её поведении, и в её вкусах. Впрочем, пора было заканчивать бред своего воображения и вместо этого сказать вслух что-нибудь, и желательно - что-нибудь разумное.
И он хотел уже было, принимая обратно свою мотокаску из её рук, когда снова почувствовал её прикосновение - сначала ладони к своей щеке, а затем и её губ - к своим... Вот теперь-то всё стало складываться в картинку более-менее чёткую; и увлекая Джил, заставляя углубить их поцелуй, Патрик, прижимая одной рукой шлем к своей груди, другой - фамильярно коснулся её пятой точки, заставляя склонившуюся девушку шагнуть чуть ближе к мотоциклу. И ещё раз подтолкнув, ещё ближе, когда поцелуй был окончен, вынудив коснуться бедром колена Пэта, смотревшего на неё из седла немного снизу вверх самоуверенно и несколько даже нагло в своём намерении любоваться ею с такого ракурса.
- Я тебя никуда не отпущу... - он взглянул на её глаза, перехватив шлем за ремешок. - ...пока не убежусь, что ты устроилась. Дела надо до конца доделывать. - улыбнувшись ей и на мгновение прижав ещё чуть-чуть плотнее, уже явно дразнясь, Патрик встал с байка, на этот раз не вешая каску на руль, как раньше, а забирая его с собой - в лживом обещании, что он уйдёт быстро.

+1

20

Пугало ли ее то, что происходило между ними на улице? И да и нет. Нет, потому что она готова была отдаться ему прямо здесь, как ни парадоксально это звучит, но это была правда, а, да, потому что согласно распорядку своей жизни, Лив не могла позволить себе такую роскошь, как наплевать на общественное мнение. Стоило появиться подобному ролику с ее участием в интернете, и ее репутации конец. Да, сейчас она была убийцей мужа, но ведь многие встали на ее сторону: он бил ее, насиловал. Он сам виноват в том, что произошло. Совсем другое будет, если в ютуб появится ролик: "вдова-убийца Андреоли зажигает с байкером!", или еще что похлеще, как любят озаглавить в ютубе. Этого уж точно нельзя было допускать, хотя соблазн был редкостный.
Поездка отрезвила, и Лив решила, что настало время обломов. Да, Пэт помог ей, ну что ж: спасибо и прощай! Не тут-то было. В ответ на ее самодовольный прощальный поцелуй, который и должен был подчеркнуть это "прощай", Пэт притянул ее к себе фамильярно сжав ягодицу и заставляя снова погрузиться в омут. Она почти агрессивно сжала пальцами ткань его куртки снова ощущая этот вкус страсти и крови, который пьянил и заставлял хотеть большего.
- Я тебя никуда не отпущу, - Лив шумно дышала, глядя ему в глаза и, в принципе, прекрасно отдавая себе отчет в том, что дальнейшие слова байкера всего лишь предлог, чтобы войти в ее номер, который она не планировала снимать, если бы ее не предложили проводить. Все же теперь пришлось играть эту роль до конца и брать номер. "Джил" умирала от того, как хочет этого человека, и, одновременно, шла внутренняя борьба с самой собой, а точнее со здравым смыслом, который начинал вставлять свои "пять копеек", когда не было этих страстных поцелуев и бесцеремонных объятий. Девушка повернула ключ в замочной скважине и распахнула дверь в номер.
- Ну, вот я и на месте, - она развернулась, не заходя в номер, - даже не знаю, что сказать… ты для меня столько сделал… возможно, однажды, я тоже пригожусь тебе, - она улыбнулась. – А пока – спасибо. Прощай.
Она смотрела на него призывно-испытующим взглядом. Что он сейчас сделает? Ворвется к ней в номер, развернется и уйдет? Будет в бешенстве или в смирении? Что почувствует она сама в ответ на любую его реакцию?..

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свобода в действии