Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свобода в действии


Свобода в действии

Сообщений 21 страница 25 из 25

21

Мотор байка, мерно клокотавший, смолк, как только Патрик отлепился от неё и смог протянуть руку к ключу зажигания, как ещё один жирный намёк на то, что уезжать байкер никуда не собирается. Он чувствовал, как беспощадно Лив всё ещё пытается сжимать кожаный ворот его плотной куртки, слышал и ощущал на своём лице её горячее дыхание, видел её блестящие карие глаза перед собой, в очередной уже раз так близко, наполненные призывом, который она пытается скрыть, вслух говоря прямо противоположное... впрочем, у женщин часто бывает, что они желают одного, а говорят другое - просто потому, что порой сами не знают, чего хотят; иногда даже кажется, что мужчины только и существуют на этой планете для того, чтобы помочь им разобраться в этом... но не Пэту - он был слишком гордым, что большинство его поступков основывались на желании чьём-то ещё, кроме его собственного... Он покинул мотоцикл, уже привычно обнимая Джил за талию и следуя вместе с ней в холл мотеля, в другой руке сжимая ремешок своей залихватской мотоскаки - с виду они как раз и напоминали байкера и его подружку, которые путешествовали на мотоцикле, вполне даже гармонируя вместе, хотя и были знакомы всего-то пару часов. Дожидаясь, пока она снимет номер и получит ключ, Патрик просто опёрся на стойку, со скучающим видом разглядывая дешёвый, но довольно опрятный интерьер гостиницы, неторопливо мотая шлемом, словно маятником, туда-сюда. Ливия была на сто процентов права - ему нужен был просто предлог, чтобы задержаться, на некоторое время выпасть из атмосферы бесконечной дороги, пока от этого не начала ехать крыша, и просто расслабиться, наконец, почувствовав себя человеком, а не просто каким-то существом, которое само не знает, куда и зачем прётся через всю страну, тогда когда нормальные звери, птицы и даже рыбы кочуют сезонно, а не стихийно, прямо посередине лета. Наконец, портье выдал ключ, и впервые за последнее время Патрик не испытал чувства дежа вю, так как на этот раз было кому, кроме него, взять у него этот ключ. Улыбнувшись Джил, он проследовал за ней по лестнице, любуясь её фигурой сзади и мысленно сравнивая ощущения "на глаз" и "на ощупь", не для каких-то вычислений, просто чтобы голову занять от нечего делать...
- Бла, бла, бла... - произнёс он одновременно с её словами о благодарности, ухмыльнувшись и попросту отмахнувшись от неё, и входя в номер первым, так что прощание просто прослушал. Её хвалебная речь наскучила ему на словах о том, сколько он для неё сделал; к тому же, Патрик не смог бы ей "однажды пригодиться", если она даже не оставит ему свой телефонный номер, но это будет уже позже, когда они будут прощаться уже не превращая это в какую-то дурацкую игру или очередную репетицию... На данный момент, он и сам не мог бы сказать, когда это будет - наперёд загадывать Пэт не очень любил; но то, что он отсюда так просто уже не уйдёт - мог бы предсказать уж точно. Правда, каким образом покинет номер, будучи ли выброшен за дверь разъярённой Джил, или покинет номер сам, или даже его выведут под руки полицейские, заковав запястья в наручники; может быть, даже санитары приедут со смирительной рубашкой вместо них - в общем, загадывать это дело гадалок и экстрасенсов всяких, а не байкеров, они привыкли жить моментом.
И ох, как Патрику нравились те моменты, которые он прямо сейчас проживал...
- А здесь уютно. Я жил в местах и погрязнее, и погнилее за такие же деньги... - усмехнулся Пэт, остановившись прямо в центре комнаты, сложив руки на поясе, и неспешно рассматривая помещение. Простенький телевизор, небольшой холодильник, дешёвый кондиционер и небольшая двуспальная кровать, занявшая почти половину единственной комнаты; туалет за углом, и из него даже не воняет - по его меркам, это было почти шикарным местом, Джил явно знала толк... Он жил в таких помещениях, о которых ей вообще не стоило бы рассказывать; вернее, о многих из них правильнее было бы сказать "условия", а не помещения - и классическая картонная коробка это ещё не самый интересный из вариантов его проживания. Пэт ночевал некоторое время прямо внутри барной стойки, постелив туда матрас, подушку и одеяло, провёл неделю дождей на необитаемом чердаке заброшенной мельницы где-то в задницы Луизины, жил в индейском вигваме на пару с представителем индейского же племени в лесу Иллиноиса и даже провёл одну зиму в общежитии со студентами, когда та застигла его в пути (в тот раз Патрик затянул со своим "перекочеванием" в южную часть страны, где мотосезон бесконечен). А сколько раз в тех же тёплых странах он спал прямо в седле мотоцикла, под открытым небом, он и считать уже перестал. За ночлег, если была такая возможность, Пэт вообще старался не платить - это отнимало больше всего денег, а у него, чаще всего, и так их было немного.
Слыша, что Джил входит, но не оборачиваясь, Патрик тут же меняет свою дислокацию, перемещаясь к холодильнику и открывая его, проверяя содержимое:
- А есть ли, чем отметить новоселье?.. - не было - холодильник был абсолютно пуст. - Нету. Видимо, минибар в этом отеле не полагается... а жаль. - оглянувшись, Пэт просто пожал плечами. Ну да и всё равно - не ему тут жить и шить... - Всё вот хочу спросить - а швейная машинка у тебя в рюкзаке?

+1

22

Никогда не пытаться предугадать действия оппонента, пожалуй, это золоте правило, которое Лив уже знала, но основательно забыла на сегодня. Мимо. Все мысли и догадки мимо. Патрик прервал ее речь и вошел внутрь комнаты. Оставалось только закрыть дверь изнутри и прижаться к ней спиной разглядывая сзади фигуру мужчины. Ей нравилось как он сложен: высокий, уверенный в себе, грубоватый… в нем было все то, что привлекало Лив в мужчинах, вот если бы только все было немного иначе, если бы он просто прижал ее к стене и начал бы целовать, если бы прошептал ей на ухо что-то, что выбило бы почву из-под ее ног, если бы сказал, что хочет ее… если бы, если бы, если бы… история не терпит сослагательного наклонения, а именно сейчас Лив начала думать, мысли, которые она так тщательно прогоняла прочь с большей уверенностью завладевали сознанием, и сакраментальная фраза, которая маячила в ее голове еще в баре снова стала доминантной:"Даже не думай!"
- А здесь уютно. Я жил в местах и погрязнее, и погнилее за такие же деньги...
- Нам повезло, - с улыбкой парировала Лив, продолжая стоять на своем месте. Она кинула рюкзак на тумбочку у двери, пока он смотрел, чем можно отметить их встречу или то, что они находятся в этом месте. Он рассматривал номер и был разочарован отсутствием минибара, а Лив все стояла на своем месте и наблюдала за ним. Наконец, он обернулся.
- Всё вот хочу спросить - а швейная машинка у тебя в рюкзаке?
Тут мозг заработал на полную мощь. Нужно было не просто думать, а включать его, чтобы наврать, то есть работать сверх необходимого. И Лив уже придумала версию о том, что шьет она не на своей машинке, а ходит в мастерскую, но поняла, что не хочет этого говорить. Она неторопливо подошла к Пэту и прижала палец к его губам.
- Ш-ш-ш. Молчи… пожалуйста, молчи… - ее ладонь коснулась молнии на его куртке и резким движением расстегнула ее. Это движение шло в диссонанс с приглушенным голосом пронизанным тонкими эротическими нитями, - Я не хочу ничего о тебе знать, я не хочу ничего говорить о себе, я просто хочу быть здесь и сейчас. С тобой, - она развела ладонями полы его куртки, спустила ее с плеч и, сняв, отбросила на кровать. Губы мягко коснулись его шеи, и девушка продолжила, обжигая дыханием его кожу. – Я хочу принять душ после дороги… кто пойдет первым? – она взяла байкера за запястья и сжала их сзади за его спиной, таким образом обняв мужчину и заключив его в импровизированный плен. Конечно, он мог избавиться от него любым даже незначительным применением силы. Лив знала, что Пэт никуда не уйдет, но она была совершенно непротив, чтобы он остался тут.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-21 23:05:34)

+1

23

Патрик наконец-то закончил обследование небольшого номера, прекратив перемещаться по нему с такой скоростью, чтобы у Джил даже возможности не оказалось его выставить, и вместо этого решил обследовать её, вернее, ту историю о себе, которую она пыталась ему скормить, задав простой вопрос о швейной машинке - профессиональная швея вряд ли будет пользоваться домашней моделью, которая способная уместиться в рюкзачок, хотя и эта вещь достаточно тяжёлая, чтобы девушка вот так таскать её с собой целый день, пожалуй... соответственный же опыту агрегат денег стоит. Пэт никогда не считал логику своим коронным приёмом, но всё-таки был не так уж и прост, как многие его недалёкие братья, и обмануть его было не так уж легко - во всяком случае, если он сам не хотел позволить себя обмануть; в данном же случае - он просто желал увидеть, как у этой Джил, или кто она там на самом деле, будет работать мозг, придумывая виток своей легенды. Он не боялся её вранья; будь даже она профессиональной аферисткой, с него особенно нечего взять, кроме мотоцикла, да и тот хоть и дорог, но достаточно приметен, если не сказать - известен, и если всё это затевается ради него - цель попросту не оправдывает средства... Патрик не хотел знать правды - каждый имеет право на тайну. Он просто дразнился...
И уж точно не до поисков правды ему стало, когда Джил наконец-то подошла к нему, прижав палец к его губам и тихо попросив его замолчать, что, в общем-то, действительно не могло не заставить его заткнуться, по крайней мере, на некоторый промежуток времени. В замен своего молчания, едва только её пальчик коснулся губ, байкер продемонстрировал широкую и жадную ухмылку, словно именно это прикосновение вызвало её, и простые слова Ливии были каким-то заклинанием; это была ухмылка победителя - Патрику всегда нравилось, когда ему сами делали шаг навстречу. Между тем, Джил с поразительной лёгкостью умудрилась справиться и с грубой молнией на его куртке - что ему ещё оставалось в этой ситуации, как только повиноваться её движениям, вслушиваясь в её томный голос, вытянув руки, чтобы она могла избавить его от куртки, которая в совокупности с жилетом весила довольно прилично, и затем выбросить её на кровать... похоже, Джил была сильнее физически, чем казалась с виду в своём пуховике. Пэт уж не знал, профессиональный ли это навык швеи, или наоборот, этой легендой она прикрывала то, откуда у неё могло взяться столько сил, но ему это дико нравилось. Торс мужчины был теперь скрыт только выцветшей чёрной майкой с той же маркировкой, что и на куртке, что наконец-то позволяло ему сполна ощутить близость к себе тела Лив - вернее сказать, пока что её рубашки; но если судить по тому, что происходит, это уже вопрос времени... Он тихо заурчал, когда Джил коснулась губами его шеи, и всё ещё ничего не отвечая, просто прижал её вплотную к себе, коснувшись рубашки в районе её талии, мягко пытаясь проникнуть под неё, и под пояс её джинсов, но пока что ещё не слишком настойчиво. Вероятно, потому и позволил ей так легко поймать себя за руки, заключив запястья в импровизированные "наручники", и даже не попытался сопротивляться, лишь коснувшись её пальцев своими в ответ. Благодаря этому "объятию" они оказались вплотную друг к другу, и Пэт отлично чувствовал грудной клеткой прикосновение её бюста - а стоило ли вырываться?..
- Там вполне хватит места для нас обоих... но и от удовольствия созерцать швею в душе я не откажусь...
- ухмыльнулся Патрик, даже закрыв глаза, чтобы лучше представить себе вариант подобного "созерцания" - он не отказался бы от удовольствия, но забыл сказать, что у него уже едва хватит сил просто смотреть... И ему не нужны были только лишь руки, чтобы ответить на её ласки, силу применять было не обязательно - у него оставались ещё губы, уже соскучившиеся по милой трещинке на губе Ливии, скрытой тонким слоем помады. Наклонившись, он с жадным удовольствием впился в её губы новым поцелуем, запечатлев на них свою пошлую и грубоватую ухмылку, не сходившую с лица на протяжении всего нескромного действа посреди комнаты мотеля. Целуя её, Пэт вдруг начал тихо раскачиваться, извиваться, словно змея, выползшая из корзины заклинателя, но всё ещё не позволяя себе разрушить её "захват", мягко потираясь о тело Ливии своим, опускаясь всё ниже, для чего пришлось слегка развести свои колени, но продолжая крепко сжимать её ладонь за своей спиной.
- Эй, красотка... - шёпот коснулся её губ одновременно с дыханием, когда Пэт оказался с ней лицом к лицу, глядя прямо в её глаза... - Не хочешь ли прокатиться со мной?..* - нараспев продолжил он, и снова коснулся её губ, но на этот раз не став углублять поцелуй, тут же опустившись ниже, решив коснуться её подбородка, шеи, с тихим рычанием ухватить воротник зубами, слегка дёрнув его в сторону, желая добраться и до её плеча, но оставив заведомо бесплодную попытку, перешёл сразу в район декольте, обласкав открытую часть грудной клетки губами, и почти не останавливаясь, ухватил верхнюю из пуговиц, пытаясь её расстегнуть, носом уткнувшись в левую грудь Ливии - и снова издавая тихий рык.

*Poe - Hey Pretty, Патрик подражает строчке из припева песенки

+1

24

Сейчас в комнате, определенно, витал запах романтики, но, к сожалению, именно сейчас Лив это было не нужно. В ее сознании уже были картины, как Пэт страстно прижимает ее к стене, не давая даже минимально шанса на раздумья, заставляя ее быть ведомой им, заставляя делать так, как хочет он. Она уже видела свои руки сжимающие его плечи, предвкушала каждый сладостный миг этого животного безумного наслаждения, когда соседи будут стучать им в стену. Но пошло немного иначе, да и можно ли что-то говорить, если в разные моменты жизни мы хотим разного? Сегодня это романтика, завтра грубый секс, послезавтра экстрим… Лив наслаждалась его поцелуем, прикосновениями его губ, его шепотом… но, к ее собственному разочарованию, она уже не могла выключить разум, который поставил ей табу на эту ночь. Девушка с улыбкой отстранилась от Пэта, словно играя с ним.
- Извини, но тогда я первая,  - в шутливой манере ответила Лив. - Есть некоторые дамские штучки, которые мужчинам знать не зачем. - С этими словами она взяла рюкзак и ушла в ванную, закрыв за собой дверь. Здесь наиболее полно осознавалось, что она только что чуть не натворила. Лив выдохнула и включила воду, чтобы у ее попутчика не было излишних сомнений, пусть думает, что она тут ноги бреет. Куртка осталась в комнате, а Лив не теряя ни минуты, открыла окошко, которое вело на улицу, встала на борт засаленной ванной и выбросила рюкзак на улицу, затем вылезла сама. В одной джинсовой рубашке было довольно холодно, но это уже были мелочи, главное, что рюкзак с документами и кошельком был у нее с собой. Лив быстро выбежала на трассу и остановила такси.
- В ближайший дорогой бутик, - сказала она, чем немало удивила водителя. Перед этим она попросила остановиться у банкомата и сняла деньги с карточки. Вручив водителю деньги, она попросила его подождать ее около магазина. Лив и на глаз неплохо определяла мерки, а то, что она раздела Патрика помогло ей с большей точностью определить его размер. Выбрав рубашку, которая по ее мнению, наиболее всего могла бы подойти ее байкеру, она взяла листок бумаги на кассе и написала на нем "С любовью, Джил". Затем отнесла покупку водителю и велела ему ехать обратно в мотель, у которого он ее забрал. Чтобы передать рубашку в номер семь. Пришлось заплатить ему дополнительно сто долларов, хотя он этого и не стоил, но стоила услуга, которую он ей оказывал. Как бы там ни было, а именно байкер вернул Лив к жизни. Вытащил из серого мира и привел туда, где есть радуга. Женщина улыбнулась, провожая такси взглядом, затем остановила другое такси и назвала домашний адрес.
- Я тебя никогда больше не увижу, - проговорила она сама себе, обернувшись назад и понимая, что первое такси с ее подарком скрылось за горизонтом.

+1

25

Непонятка. Сегодня у двоих не срослось просто потому, что они друг друга не поняли - потому, что пытались быть не собой, а кем-то другим. Жестокий и необузданный байкер попытался быть джентльменом, преступница, едва освободившаяся из-под стражи - прикидывалась честной трудягой; и в итоге, так и не сказав друг другу правду, они попросту разбежались обратно каждый по своей дорожке. А ведь всё было так близко, и ещё немного - и каждый получил бы того, что хотел... в общем, пожалуй, в жизни главное - быть собой и по возможности врать поменьше. Но, для женщины, ведь это нормально - привирать немного, скрывать что-нибудь, что не всегда есть смысл скрывать?..
- Это каких же штучек, интересно, я могу не знать?..
- пошло усмехнулся Патрик в ответ, глядя на неё, но не пытаясь задержать её, поддавшись на её игру и улыбаясь в ответ. Джил попыталась поиграть в скромность - ну что ж, почему он должен не давать ей такой возможности? Вполне обычная "женская штучка", о которой всем известно, не слишком-то приживающаяся в том обществе, к которому он сам привык, но Джил ведь была явно из другого - так что... почему нет. Глупо, конечно, потому что если он теперь и действительно не примет душ следующим - процедура вообще окажется напрасной; мужику, который проводит в дороге на байке не пару-тройку часов, а целые дни, помыться явно было бы нужнее. О чём говорила хотя бы и его бандана, на которой из-за копоти и дорожной пыли уже почти не было видно рисунка.
Проводив её вожделенным взглядом, Патрик уселся прямо на пол, у двери в ванную, прислонившись к стене спиной, и испустил протяжный звук, подражая волку, воющему на Луну, и пытаясь перекрыть шум воды - то, что Джил решила прервать их прелюдию, ещё не означало, что он перестанет заигрывать даже находясь за стеной от неё. Ему не нравилось остывать. И с запасом терпения у него было не очень - впрочем, по его мнению, на это Джил и расчитывала, желая его разозлить, некоторые любят погрубее... Тот, что ждал её под дверью, не был джентльменом, но у Ливии, сматывающей манатки, возможности оценить этого уже не было. А на губах рыжего байкера, повторившего вой, надеясь услышать с той стороны двери хоть какой-нибудь ответ, медленно выветривался вкус её кожи, губ и совсем немного - крови...
- Только не говори, что ты там шьёшь!.. - и ждать, сидя задницей на голом полу, постепенно надоедало. Первое подозрение закралось в мысли Пэта, когда он понял, что за каким-то чёртом Джил потащила в ванную и свой рюкзак, хотя вся необходимая для большинства процедур утварь в таких местах обычно находится как раз там. Вода, впрочем, продолжала шуметь, что заставило его провести под дверью минут пятнадцать... В тот же момент, когда он хотел было уже встать, чтобы постучать в ванную с более серьёзным намерением (к тому же, от долгого сидения ему снова захотелось в туалет), и уже сжал кулак и занёс руку, чтобы это сделать, в дверь номера кто-то постучал. Пришлось разворачиваться и идти к двери.
- Завтракать не буду, убирать нечего, девочки не нужны, чего надо? - ну естественно, Пэт думал, что это кто-то из персонала мотеля, и таксиста, даже ещё более растерянного, чем он сам, перед собой увидеть вовсе не ожидал. - Номер семь? - беглый взгляд на пакет, который мужчина ему протягивал; такой же беглый - на входную дверь (а занятый разглядыванием Ливии, он даже на номер её комнаты как-то не поглядел), и Патрик молча принимает посылку, закрывая перед ним дверь, даже не спрашивая, не ошибка ли это... если и ошибка - то явно в его пользу. Только что он приобрёл какую-то хренотень, которая может и сгодиться, но точно не помешает. А если кому-то этот пакет сильно кому-то важен - ну, значит, его и так найдут...
Удивление пришло, когда Пэт всё-таки соизволил прочесть надпись на нём, сообразив, что Джил-то сейчас за дверью, оккупировала ванную комнату, а не присылает ему подарки в виде рубашек. Или?..
- Джил? - сунув посылку под мышку, Патрик стучится в дверь, но не слышит в ответ ничего, кроме мерного шума воды. Слишком уж мерного... - Джил?! - не получив ответа и на второй раз, байкер попросту ударил по двери ногой, сворачивая дверной замок, и вошёл в ванную, обнаруживая, что там никого нет... и открытое окошко под потолком. В недоумении Пэт повернул кран, перекрыв текущую воду, и... вдруг зашёлся смехом, как больной, аж согнувшись пополам, неловко отбросив пакет с рубашкой в раковину и начав долбить по чугунному борту ванной, смеялся до тех пор, пока из глаз не потекли слёзы. Его развели. Банально, позорно, и что самое главное - совершенно непонятно, зачем, оставив на прощание вот эту вот рубашку, старый женский пуховик, и номер, снятый на одну ночь... Выйдя из ванной комнаты, он перебросил пакет на постель, и подошёл к окну, чтобы увидеть свой мотоцикл и убедиться, что Джил не прихватила и его - нет, Ирландский Скакун стоял на месте.
- Вот тебе и покатались... - непонятка. Всегда больно, когда тебя динамят; когда непонятно, за что именно - больно вдвойне. Не сказать, чтобы такое случалось впервые, но Пэту от этого было не менее неприятно, упустить такую пташку, как эта Джил... даже тела её как следует не увидеть. Вкус поцелуя, от которого уже осталось немного, превращался в горький вкус облома. Сплюнув в пепельницу, Патрик лёг на кровать, прямо с ногами, и вытащив из куртки сигареты, закурил, тыкнув кнопку пульта и врубая телевизор. Не хотелось уже никуда ехать, да и Джил оплатила этот номер - не то, чтобы он ожидал её возвращения, но теперь уж точно не будет так категоричен с портье насчёт девочек...
- Ну, попадись мне снова, форточница... - он хмыкнул, делая затяжку.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свобода в действии