vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Whisky & Brotherhood ‡Фитцжеральды, сучки!


Whisky & Brotherhood ‡Фитцжеральды, сучки!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники:  Eams and Alexandra Fitzgerald
Место: Весь город без ограничений.
Время: 1 января 2014, время новых свершений.
Время суток: вечер, плавно перетекающий в ночь.
Погодные условия: прохладно, но безветренно.
О флештайме: что бы не случилось, нельзя и на минуту позволить себе забыть, что в этом мире есть человек, знающий тебя, возможно, лучше тебя самого. Единственный человек, к которому применимо "и в горе и в радости". О том и играем :3

Отредактировано Alexandra Fitzgerald (2014-01-15 15:52:34)

0

2

Вопреки мнению, что взрослые не могут весело проводить праздники.

Сидел я, значит, дома и думал, что что-то не так. На дворе было первое января, никакой настоящей зимы не было, ясное дело. В мои тридцать три года мне казалось, что зима бывает только где-то на севере. У нас Лондоне максимум - припорошит легким снежком да и все. А так ходи себе под дождем, а потом думай, куда же запихнуть мокрый зонтик. В Америке не так было: на улице даже особо-то и дождя не было, не нужно было ходить в куртке днем, а вот вечером было уже прохладно. В любом случае, о зиме говорил только календарь, который стоял на столе, ежедневник и экран телефона, а так же украшенные к Рождеству улицы. Я очень люблю это время, люблю предпраздничное настроение, люблю, когда ты в конце ноября идешь на ярмарку, а после нее тебе кажется, что праздник-то вот-вот. Я безумно люблю наши лондонские ярмарки, шастал туда даже просто поглазеть, просто зарядится этим хорошим настроение, поглядеть с другого берега Темзы на Биг Бен. Вот так сидеть на набережной, у тебя за спиной, в отдалении, шумит толпа, а впереди визитная карточка Англии. А еще ты медленно потягиваешь горячий, только что сваренный глинтвейн. Это же сказка настоящая!
Но на сегодняшний день ярмарки закрылись, почти все праздники прошли, а буквально послезавтра нужно выходить на работу. Рождество, конечно же, мы отпраздновали втроем: я, Себастьян и Алекс. Семейный круг, секта англичан. Новый год ровно точно так же, только еще потом гулять пошли. Но мне этого мало, мне же все время нужно что-то сотворить, как-то вылить свою инфантильность и энергию. Я был готов на новый год очень не по-английски напиться, залезть на какой-нибудь столб или забраться в баре на стойку. Ну лишь бы сделать что-нибудь сумасшедшее, но мне было достаточно поймать на себе взгляд Андервуда, чтобы понять, что если я что-то такое устрою, то мне вломят по самое небалуй. Вообще, иногда мне казалось, что она папочка, который за мной следит, от того было несколько неудобно перед сестрой. Вроде бы мой бойфред, а вроде бы, как родитель. Потом я вспоминал, что Алекс прекрасно знает, какой я на самом деле вообще, она такая же, если будет отрицать, то не верьте и успокаивался. Скрывать-то нечего.
Вот валялся я на диване дома с книжкой в руках и подумал, что раз у меня не получилось удовлетворить себя в веселье на сам праздник, то почему бы не сделать этого сейчас? Не смотря на то что Алекс была в соседней комнате я набрал ей смс. Ты знаешь, что русские празднуют Новый год почти десять дней? Предлагаю праздновать еще и сегодня! Слышу ее звонок телефона и то ли фырканье, от того, что такой брат ленивый, то ли тихий смешок. В общем, передо мной появляется очень домашняя Александра, от которой я прихожу в восторг и умиляюсь, потом хлопаю по месту на диване рядом с собой, таким образом приглашая ее присесть и обсудить мое приглашение. Сам принимаю очень серьезный вид, будто мы будем обсуждать какие-то мировые, важные вопросы.
- Вы принимаете мое предложение? - конечно примет! Как можно сомневаться в том, что сестренка откажет мне в том, чтобы повеселиться. Себастьяна сегодня сорвали в издательство, поэтому никто не будет мне читать нравоучений и говорить, что я веду себя совершенно не по возрасту. Ну что поделать? Меня все равно все вот таким и любят.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2014-07-09 01:55:56)

+1

3

Что и говори, выходные выдались что надо. Новогодняя ночь была спокойной и никакие угрызения совести не мучили меня за удачно выпавшие на праздники выходные. Зато после стольких лет разлуки и вечной беготни, мы в кои-то веке могли отпраздновать вместе – я и мои мальчики. Ладно, мальчиками я осмеливаюсь звать их только в тесном семейном кругу и после того как опустеет первая бутылка вина, распитая на троих, но сути это не меняет. Оторваться так, чтобы на утро посетило легкое чувство стыда - таков был план.
Чувства стыда не получилось – может быть только у Имса с Себастьяном, (на досуге обязательно поинтересуюсь). Зато было похмелье, заставившее меня встать ни свет, ни заря, употребить все стратегические запасы воды и аспирина, и снова улечься спать, чтобы проснуться уже от назойливой, хоть и короткой трели мобильного. Телефон нашелся у изголовья кровати, почти полностью разряженный, однако стойко выполняющий свои функции.
«Какого?» - произношу одними губами, медленно, без резких движений сползая с кровати. Смс от Имса, но не это вызвало во мне такую бурю эмоций, другое – оказывается, я проспала почти весь день, а это непростительное поведение как минимум, для уважающего себя офицера полиции. Встаю с кровати, встряхиваю голову, помогая мятым от долгого сна волосам рассыпаться по плечам. В домашнем прикиде, без косметики и после стольких часов сна я наверное выгляжу очень неопрятно, но сейчас мне хочется быть маленькой девочкой, которая утром первого января бежала в комнату к брату чтобы разбудить его и отправиться играть в снежки. Ту девочку не волновали не детские проблемы. Но что и говорить, это праздничное утро я просыпаю из года в год, потому как только взрослые умеют по-настоящему ценить каждую минуту сна. Уже на выходе из комнаты обнаруживаю и предусмотрительно забираю с собой маленький припасенный сюрприз.
Теперь, ступая босыми ногами по полу гостиной, пряча за спиной руки и хитро закусывая нижнюю губу, я похожа на ребенка должно быть, больше чем обычно. Имс же смотрит на меня, и я ловлю себя на мысли что вот этот его взгляд, умеющий быть и добрым и пронзительно строгим в зависимости от ситуации, был у него всегда, даже когда он сам был ребенком. Жаль мне не досталось таких потрясающих глаз. Зато у меня есть целый брат, и я не нахожу способа выразить свою радость лучше, чем достать из-за спины руки. В них – самая обыкновенная хлопушка, и резко выдернутый шнурок заставляет ее издать громкий хлопок за секунду до того, как все пространство в радиусе трех метров начинает блестеть от многочисленного содержимого. Не дожидаясь какой-то реакции, я в два шага преодолеваю пространство до дивана, сажусь рядом и, пользуясь замешательством брата, кладу голову ему на колени. Колени, как и мои волосы, как волосы Имса и этот дорогой ковер, который никогда мне не нравился – усыпаны блестками и бумажным серпантином. И в этом весь мой Новый Год.
- И что же, достопочтимый сударь хочет сказать, что мы оставим наше королевство в таком ужасном беспорядке? – Произношу я нарочито серьезно. На самом деле, меня даже спрашивать не стоило, проблема будет разве что в выборе платья и места для времяпрепровождения. Но сейчас я смотрю на Имса снизу вверх и хочу только одного – запомнить этот момент. Что-то подсказывает мне, что такое уже никогда не повториться. Хотя, по моему опыту, ничего не повторяется. Может быть лучше, может быть хуже, но так же как сейчас  - никогда. Это отличный повод быть счастливым здесь и сейчас.

+1

4

Я всю свою жизнь благодарю кого-то за то что у меня есть сестра. Порой мне достаточно на нее посмотреть или чтобы она мне улыбнулась, чтобы мне стало спокойно и хорошо. Это тот человек с кем можно веселиться и грустить, который сделает что-то, что поднимет настроение, главное, что если этот же поступок совершит другой, то такого результата не будет. Вот примерно как сейчас: если бы кто-то другой вышел ко мне с хлопушкой, то я обязательно стал бы бурчать, мол вот теперь тут нужно убирать, что это было громко и вообще, что за детский сад? Но нет. Сначала от неожиданного хлопка я вздрогнул, а потом стал смеяться, потому что мы оба с сестрой были забавные в этом конфетти из хлопушки. Я внимательно смотрю на сестренку и упорно не вижу в ней успешную молодую женщину, которая работает в полиции, которая носит значок и пистолет, а так же умеет им пользоваться. И ведь не раз действительно пользовалась. Передо мной стоит девочка, которую я видел в дверях свой комнаты еще в лондонском доме, которой я вручал свой личный подарок каждое Рождество и Новый год. Обязательно. Отдельно от родителей. Я уж не знаю, какой подарок ее больше радовал, но традиция такая была. К сожалению, с каждым годом подобрать подарок становилось все сложнее и сложнее, а времени у меня все меньше и меньше, поэтому последнее время я предлагаю ей выбрать самостоятельно.
Моя маленькая девочка почти сразу же оказывается у меня под боком с головой у меня на коленях. В волосах блестит конфетти, да и в моих отросших кудряшках небось их тоже полно. У меня не получается сдержать улыбки, потому что мы так редко проводим время вот так вместе, совсем рядом, чтобы нам не нужно было куда-то идти. То Александра бежит на смену, то я задерживаюсь в галерее, а она, уставшая, засыпает так и не дождавшись меня. Эта взрослая жизнь не такая интересная, как детская. Мне порой ужасно хочется вернуться в школьные времена, когда Алекс было лет шесть, а мне уже целых одиннадцать и я читал ей на ночь сказки. Я помню эти большие серые глаза, которые меня ждали по вечерам. Мы с ней проживали много разных жизней бок о бок с разными героями. И я не понимал, как мои одноклассники могли ругаться со своими сестрами, это же такой дар иметь брата или сестру. (Я умалчиваю про нашего брата)
Я начинаю заботливо вынимать по одной блестяшке из ее волос и против своих принципов кидать их на пол. Да плевать, все равно там теперь целая куча. Главное, чтобы Скай их не съел и Себастья не ругался. Но мы же все уберем? Как перед приходом родителей. Никому ничего не скажем - это будет наш секрет.
- Если у сударыни есть какие-либо пожелания, то сударь с удовольствием их выполнит, - так же с серьезным видом отвечаю и задумываюсь, чего бы я хотел.
Ну, будет странно сказать, что я хочу напиться. Взрослый мужчина, все дела. Так что нужно выпить столько, чтобы бы стало более весело и менее стыдно.
- Просто мое предложение не блещет оригинальностью: могу сопроводить в бар, где мы выпьем... Ммм... По бокалу вина, - ну, да конечно. Бар, бокал вина. Выпьем только по бокалу. Но что только не сделаешь для роли? Зуб даю, что если бы меня сейчас видели мои клиенты, то они бы ни на минуту не поверили бы, что перед ними тот серьезный галерист, который без запинки рассказывает им историю живописи, который владеет одной из самых успешных галерей в городе, который продает картины. Себастьян сам признавался, что я в галерее и я дома - два разных человека. Но от того ведь еще интереснее. Вот ты сидишь серьезный перед клиентом, а внутри маленький ребенок хихикает, вспоминая, что напугал сестру прошлым всего лишь выскочив из-за угла. Сидит и хихикает, потому что шалость удалась.
- Сударь даже освободит сударыню от платья, потому что знает, что они ей не милы, - все так же продолжаю вынимать конфетти. Я помню, как папе нравились ее волосы, как он любил заплетать косички, когда у него была возможность. Но косички теперь, увы, не заплетешь, статус взрослой женщины не позволяет.

+1

5

- Не скажу что удивлена, - бар подходит идеально, как и любое другое место в городе, когда ты так счастлив, что можешь позволить себе не думать ни о времени, ни о последствиях. Жизнь коротка и когда-нибудь именно такие вечера будут возникать в памяти как самое прекрасное время. Вечера, о которых не рассказывают детям и даже близким друзьям, дни, дат которых не запоминают. События, о которых могут рассуждать только люди непосредственно в них вовлеченные.
Хэй, а помнишь как тогда, много лет назад, мы могли себе позволить не думать о последствиях и быть просто счастливыми? Мое собственное подсознание не просит разрешения, оно просто представляет, подло используя мой же голос.
- Какая невероятная щедрость! – Произношу я с напускным восторгом. Уборка предстоит позже и это то, о чем я запрещаю себе думать в данный момент. Блестки в кудряшках Имса, блестки в его смеющихся глазах.
- Тогда, мне надо хотя бы выбраться из пижамы, - ворчу и нехотя поднимаюсь с колен брата. Сам того не осознавая, Имс только усложнил мне задачу. Платьев у меня не так много и выбираю я их обычно по принципу «подходит к ситуации» и «нормально сидит», а вот что надеть сейчас – ума не приложу. – Тогда ты тоже собирайся, я мигом, - произношу, вскакивая с дивана и убегая в сторону своей комнаты.
Бардак – моя стихия. Я всегда знаю где что лежит и даже хаос может поддаваться какой-то системе, так что это не особенно меня волнует, исключая те случаи, когда из-за отсутствия врожденной опрятности вещи страдают. Вроде того недавнего отчета, который мне пришлось переделывать, потому что на нем каким-то образом оказался кофейный отпечаток от донышка моей кружки. Или моя одежда – как правило, мятая и как попало рассована по полкам до той минуты, когда я решу ее надеть. Теперь необходимо было время, чтобы найти что-нибудь немнущееся и, как следствие, не пострадавшее.
- Так ты уж решил, куда конкретно мы пойдем? Народу сегодня, наверное, везде много, - кричу я так, чтобы Имс услышал даже если он тоже ушел в свою комнату. Вероятно, несмотря на будний день, сегодня в барах остались все, кого не убил вчерашний праздник, как раз ребята вроде нас с братом.
- Ну, как-то так, - произношу я, выходя из комнаты и на ходу стараясь надеть вторую сережку. Наспех, и все же я постаралась выглядеть более или менее прилично, и даже судя по лицу Имса, мне, кажется, это удалось. – Идем?

допустим, так

http://vev.ru/uploads/images/00/03/07/2013/05/10/jennifer-morrison-gretchen-mol-nydj-shop-opening-02.jpg

+1

6

- Давай, выбирайся, а я тоже пойду одеваться и постараюсь не опаздывать, - вздыхаю, ведь все знают, что опаздываю я постоянно. Надеюсь, что не в этот раз.
Как только сестра встала с моих колен, я сам так же поднялся, потянулся, довольно лениво и как кот, после чего поплелся в свою комнату.
Открыв перед собой шкаф, я столкнулся с большой проблему - что надеть? Мне порой кажется, что не каждая женщина имеет такой обширный гардероб, как есть у меня. Увы, специфика работы заставляет. Причем, со всех сторон. Начиная от того, что я должен иметь достаточно количество костюмов для всяких выставок и любого рода мероприятий, заканчивая тем, что у меня просто хороший вкус. И да, много денег. Ясное дело, что я не растрачиваю все направо и налево, но все-таки приятно иметь у себя много вещей, на любой случай. Видимо, в данном вопросе я очень гей. И сейчас я имел проблему не с тем, что у меня нечего надеть в бар, а что у меня слишком много того, что я мог бы надеть.
Я придирчиво разглядываю каждую рубашку, каждую футболку, пуловер и пиджак. Даже что-то прикладываю к себе, но в итоге останавливаюсь на этом - синем. В ванне я причесался, чтобы кудряшки не торчали в разные стороны, снова вынул из волос пару блестяшек и после этого с довольным видом вышел в гостиную.
Алекс, на самом деле, выглядела просто замечательно. Я не могу отрицать, что при том, что для моей сестры обычная одежда - полицейская форма, она все-таки имеет хороший вкус. То ли я молодец, то ли мы - англичане - действительно имеет что-то врожденное. И она была действительно красивой девушкой. Даже не смотря на то, что мы с ней не похожи. Фитцжеральды они такие.
- Если бы я не был геем и не был бы твоим братом, я бы обязательно за тобой приударил, - я прошел в коридор, где положил в карманы телефон, ключи и бумажник. - Нет, я не знаю, куда мы точно пойдем, но думаю, что это будет не центр, так как там действительно будет народу просто тьма, - я задумался, прикидывая, какие бары есть недалеко от нас или подальше от центра. - Хотя, я знаю один, правда, нужно ехать на такси, но это, собственно не проблема.
На собственной машине мы заведомо туда не поедем, потому что, у меня расчет, что я напьюсь. I love everybody in this bar! Да и Алекс явно не будет пить чай.
Я приглашаю выйти ее из лофта, после чего закрываю дверь, беру под локоть сестру и мы спускаемся вниз.
- Вот сколько раз нас принимали за счастливую семейную пару? - смеюсь, поглядывая на нее. Потом я на минуту задумался, как мы выглядим, когда ходим куда-то втроем. Вот чисто забавно же. Идет троица: двое мужчин и девушка, все такие отлично выглядящие, красивые. Шведская семья? Просто семья? Пара, которая взяла с собой друга? А потом... потом двое мужчин целуются, например. И все - разрыв шаблона.
Это из разряда, как мы в клубе цепляем девочек, а потом выдаем "Сейчас я познакомлю тебя со своим парнем." Такая специфическая развлекаловка для геев.
В такси мы болтаем о каких-то глупостях: о работе, о том, как забавно куролесит кот и как немного изменилась жизнь с его прибавлением, о моих порой странных клиентах. Дальше я, как настоящий джентельмен, подаю даме руку, чтобы она вышла из машины, расплачиваюсь и приглашаю ее в бар.
Внутри действительно много народу, но это не бочка с рыбой. Даже свободна пара столиков, за один из которых мы и проходим.
- Вот видишь, как замечательно! - с искренней радостью улыбаюсь Александре, потом киваю официантке и принимаю из ее рук два меню. - Есть что-то будешь? Мой взгляд тут же падает на список с алкоголем.
Какая-то детская одержимость одной идеей. Вот она - взрослая жизнь.

Полюбуйся на меня.

http://savepic.org/5084918.jpg

+1

7

- Даже не знаю, почему не пищу от восторга, осознавая эту радужную перспективу, - смеюсь я. – Нет уж, пожалуйста, пусть все остается как есть.
Имс прекрасен, Имс – лучший брат о каком можно только мечтать, на Имса западают мужчины и женщины, он умен, очарователен, воспитан, умеет делать самые невероятные комплименты, наверняка с легкостью учащая сердцебиение любой красотки. Если мне когда-нибудь нужно будет  описать идеального мужчину, я без труда опишу брата. У него только один существенный недостаток (впрочем, древние греки не считали его таковым, не так ли?), он – гей. И что ж, раз на то пошло, то у моего братца внешность какого-нибудь принца или хотя бы лорда, персонажа романов и самых будоражащих женских фантазий. Но не моих. Моими любимым книгами были те, которые описывали приключения отважных пиратов, рискующих своими жизнями гонщиков, знаменитых грабителей и прочих романтичных искателей приключений. Я никогда не полюбила бы прекрасного принца, в моих глазах он ушел бы на второй план на фоне кого-нибудь, без рода и племени. Пусть Имс остается для меня самых прекрасным в мире братом.
Я позволяю Имсу самому выбирать место, он наверняка разбирается в этом лучше.
- Сколько? – Снова смеюсь. – Только не говори мне, что ты считал. Отчетливее всего помню только тот случай, когда я только приехала в Сакраменто. Как кто-то из журналистов попросил тебя представить твою спутницу. У них у всех были такие взгляды, когда ты сказал им что я твоя сестра, будто мы косим под чету Уайтов*.
И впрямь, забавно. Нью-Йорк тоже был странным городом, вечно старающимся заглянуть тебе в душу, надеясь обнаружить там твои самые сокровенные секреты. Люди, которые говорят о других людях, только чтобы не говорить о себе. С Сакраменто местами все выходило еще хуже.
- Чего-нибудь не серьезного. Картофель фри. И сырных шариков! – Последнее я почти выкрикиваю, но что поделать, Имс должен был привыкнуть к моей одержимости этим продуктом. – И, предвосхищая твой вопрос, я буду «маргариту». Что? Могу я хоть время от времени вести себя как леди? – Я снова широко улыбаюсь. Настроение – на высоте. Уже предвкушаю соль на краях бокала и думаю, что с выбором не ошиблась.
- Ну так, что это за место? Я тут раньше не бывала.
Пока на удивление тихо, хотя народ и начинает понемногу занимать пространство в зале. Просто удивительно, что нам удалось даже найти где-то свободный столик. Может все, кто появится тут в ближайшее время, как раз сбегут сюда из более многолюдных мест. А для меня так навсегда и останется загадкой волшебное чутье Имса, когда дело касается хороших мест.
Напитки приносят быстро и я этому рада. Очень часто в подобных заведениях бармены тянут, пока не приготовится еда, а так у нас есть возможность распробовать алкоголь, не мешая его с пищей.
- Давай, наверное, за новый год, полный побед и… семейного тепла, - салютую брату бокалом, жду, пока он отреагирует на мой жест звоном стекла о стекло. Странно, что я вспомнила о семье. Вся наша семья – тут. Но если подумать, с недавних пор у нас есть Себастьян, со всех сторон идеально вписавшийся в нашу странную семейку, и кот, который сохраняет нейтралитет, как ему и положено. И все-таки вряд ли кто-нибудь когда-нибудь будет мне ближе Имса.

*Те самые Мэг и Джек Уайт из The White Stripes, обманывающие публику в течении многих лет информацией о том, что являются братом и сестрой. На деле они были женаты в течении четырех лет.

Отредактировано Alexandra Fitzgerald (2014-06-18 12:42:01)

+1

8

Почти не сомневаюсь, что в течение всей моей жизни, что была и что будет, единственной женщиной для меня будет моя сестра. Таким я уродился или стал, но противоположный пол меня совсем не привлекает, я не могу выбрать себе жену, не могу стать примерным семьянином, который одаривает ее любовью и брильянтами. Но жизнь подарила мне Александру и мой мир будет всегда крутиться вокруг нее. Что хочет сестренка? Обмолвилась, что хотела бы новые сережки? Пусть случайно надет их у себя под подушкой и мы оба сделаем вид, что это принес домовенок. Хочет куда-нибудь сходить погулять? Нивапрос. Любое желание будет исполнено по лучшему разряду. Самое главное, что я все это делаю только с удовольствием. Мне нравится видеть счастливую улыбку на ее лице, слышать ее смех, пусть она отдыхает.
- Взяла бы еще большой бургер! Прямо очень большой! - я смеюсь, представляя, как она пыталась бы с ним справится. Очень забавное зрелище - английская леди, воспитанная во всех традициях, поедает огроменный бургер. Я обязательно буду у нее воровать картошку и сырные шарики, без этого никуда. Потом, если что, еще закажем. А вот пить я сразу начинаю с виски. Официантка улыбается, кивает и уходит к стойке. Люди начинают набираться в зале, поднимается легкое гудение, которое смешивается с музыкой, но при этом, это не мешает общаться со своим собеседником.
- Я не помню, как тут оказался, вполне возможно, Флоренс показала или привела. Но это хорошее местечко, - я довольно оглядываю по сторонам.
Перед нами оказываются два бокала с алкоголем. Я как всегда сначала аккуратно его качаю, смотрю на напиток, потом мы тихо чокаемся.
- Охохо, за семейное тепло, - мягко улыбаюсь сестре и делаю глоток из стакана. Действительно, семейное тепло будет важным пунктом нынешнего года, потому что теперь у меня есть Себастьян. Через все ссоры, коих было очень много, мы прошли и до сих пор вместе, живем теперь под одной крышей, и очень хотелось, чтобы все так оставалось. Одна семья заменяется другой. Родителей нет, есть Алекс, есть Себ, есть Скай, теперь у нас все вот так.
Через некоторое время приносят наконец заказ, и я начинаю тихое нападение на картошку, прибегая к различным способам отвлекания. Начиная от "ой, смотри, там птичка" заканчивая киданиями подручных предметов. Если люди меня увидят, скажут, что дядя головой поехал. Но суть не в этом, плевать на окружающих! У меня тут две корзиночки с едой, на которые я должен совершать набеги.
Два пальца медленно подбираются к сырным шарикам. Ту-дум, ту-дум, ту-дум. (Ну та страшная музыка в фильмах) И вот тут получаю вилкой по руке.
- Напишу на тебя заявление в полицию, - безапелляционно заявляю, потом понимаю, что блин. Какая полиция? Она сидит сейчас передо мной в самом прекрасном своем виде. - Ладно, не напишу, - по-царски снимаю свое обвинение и заказываю о проходящей мимо девушки еще два раза наши напитки.

+1

9

Я думаю, что родители были бы довольны, если бы видели нас сейчас. Такие разные брат и сестра, поразительно, как мы до сих пор не то, что умудряемся с легкостью находить общий язык – жить в одной квартире, делить быт и до сих пор не убить друг друга. Я наблюдаю за тем, как Имс тянется к моим сырным шарикам, и бью его вилкой по руке. Как ребенок, честное слово. И это при том, что из нас двоих именно я привыкла вести себя по максимуму раскрепощенно – вежливость и манеры не так важны для полицейского, как для владельца небольшой, но довольно известной галереи.
- Пиши, пиши, - смеюсь я, - я тебе могу текст продиктовать. Наглый воришка!
Здорово, что хоть с кем-то можно оставаться самим собой. Пожалуй, мы с братом навсегда останемся друг для друга детьми, какими мы были бы для родителей, если бы они были живы. Он – показательно серьезным и во всем успешным мальчиком, очаровывающим взрослых, я – вечно огорчающей всех разбитыми коленками и порванными платьями девочкой, которую учат, что так ведут себя только мальчишки. На фоне Имса я могла выглядеть разочарованием. По крайней мере, пока не нашла свое место в этом мире, и, вот ирония, даже оно оказалось рядом с ним.
- Я рада, что мы пришли сюда вдвоем, - тихо произношу я, улыбаясь. В очередной раз подыграв ему и сделав вид, что засмотрелась на симпатичного официанта, пока Имс проворачивает очередное хитроумное похищение моей еды. Мне не хочется, чтобы мои слова звучали по-собственнически, но так уж есть, я действительно рада, что мы в кои-то веке можем посвятить вечер друг другу, а не говорить об одном лишь быте и работе.
«Закажи китайской еды», «шампунь кончился», «звонили с работы», «мне идет это платье?», «на четверг передают дождь». Какие-то шаблонные фразы, в которые можно поместить всю нашу жизнь.
- То есть, как давно мы с тобой вообще вот так сидели напротив друг друга и просто разговаривали? Это был сумасшедший год, хотя и плодотворный. Но какого-то тепла не хватало… Лично мне.
Брр. От всего материального в последнее время просто передергивало. Что поделать, у меня есть приятели и помимо Имса, но поговорить о чем-то действительно меня волнующем уже давно ни с кем не удавалось.
Поток мыслей заглушает музыка. Она играла и раньше, но теперь стали выделятся другие ноты – громче, резче. Оборачиваюсь, несмотря даже на то что знаю – брат и этой возможностью воспользуется, чтобы утащить дольку картошки из и без того уже наполовину опустевшей корзинки. В глубине зала музыканты настраивали инструменты. Живая музыка – кто бы мог подумать, что я так ей обрадуюсь?
- Ух ты. Потанцуешь со мной, чуть позже? Когда я выпью достаточно, чтобы не думать о том, как паршиво двигаюсь, - я улыбаюсь, но теперь хитро, эта улыбка говорит «только попробуй прокомментировать то, как ужасно я танцую».

+1

10

Вилкой по руке, между прочим, больно. И я бы мог демонстративно отдернуть руку и даже что-то сказать, как это делают типичные геи, но я не буду. Меня куда больше занимают оставшиеся сырные шарики. Какие же они вкусные. И вдвойне вкуснее, когда воруешь их у сестры. Самое приятное, что мы с ней редко ругались в детстве, как это делают остальные браться и сестры. Мы так же что-то воровали друг у друга, но это никогда не было причиной ссор и головной боли родителей или переживаний матери о отношениях между ее детьми.
- Я тоже рад, - уже куда более серьезно отвечаю, но мягко улыбаюсь. Мы действительно редко куда-то ходим. Это все проблемы взрослой жизни - нет времени. Ни на что нет времени. И будь Себастьян чуть менее занятым на своей работе, я почти уверен, я встретился бы с "ты уделяешь мне мало времени". Но мы все втроем много работаем, приходим вечером в одно время, ужинаем и расходимся по своим комнатам. Иногда меня даже гложит совесть, что нужно было бы с Алекс общаться больше, возможно, проводить выходные вместе. Поэтому то что мы сегодня смогли вырваться куда-то вместе было настоящим чудом. И я даже не жалел, что с нами нет Себастьян. Как бы я его не любил, как бы хорошо к нему не относилась сестренка, просто это чисто наш семейный вечер, который наполнен только нашими сумасшествиями, нашими шутками, которые могут понять только Фитцжеральды.
- Действительно сложный год, - много работы, немало переживаний, но все заканчивается. Я из тех людей, которые действительно верят, что какой-то переход из одного месяца в другой может поменять твою жизнь. В лучшую или худшую, просто поменять. А все что было остается позади. Лично для меня этот год должен быть другим хотя бы потому что появился Андервуд, как новогодний подарок, честное слово.
- Нужно мне прекращать столько работать, нанимать еще людей и больше проводить времени дома. Стану домохозяином! - торжественно объявляю я, еще вскидывая вилку, как дирижерскую палочку. - Буду в фартуке готовить еду и встречать накрытым столом вас с Себастьяном после работы. Еще ездить к вам на работу и заботливо приносить свежую еду в контейнерах, чтобы вы обязательно пообедали,  - все это говорю очень серьезно, будто бы так и собираюсь сделать. А что? Я бы в фартуке очень неплохо смотрелся бы.
В этот момент нам приносят новую порцию алкоголя. Я сразу же отпиваю из своего стакана, потому что мне тоже прежде чем пойти танцевать нужно дойти до нужно кондиции.
- Хорошо ты танцуешь, не нужно мне тут! Я все еще помню, как ты танцевала на выпускном. Все были в восторге! - почему-то именно в этот момент я понимаю, как тщательно храню все воспоминания связанные с сестренкой, даже вот танец на выпускном помню. - Но я обязательно потанцую с тобой. С большим удовольствием, - сам-то когда я танцевал? Хотя, меня же иногда заносит в какие-то клубы, но даже там я был достаточно давно. Год назад, что ли?
- Ешь, а то сейчас кто-нибудь нападет и разворует, - это не угроза. Это заботливое предупреждение. Я помню, как папа любил говорить, что на еду нападают всякие животные. Вот он что-то берет у меня из тарелки и говорит, что это тигр. В следующий раз это уже волк. Мало ли, может быть на тарелку Алекс тоже зоопарк нападет! Хитрый такой, голодный.
Сам себе смеюсь под нос, потому что мне - прости господи - уже тридцать три года, а я про зоопарк ворующий картошку и сырные шарики говорю.

+2

11

Очередной сырный шарик улетает в рот. Это уже вторая порция и они все еще горячие, что становится для меня неожиданностью. Потому следующую реплику я выдаю игнорируя всяческие приличия.
- Ты – домохож-а-йн?!  - Давлю в себе смех и договариваю уже только проглатывая еду. – Да ты сам себя слышал? Очнись, Имс, ты слишком любишь свою работу и вряд ли сможешь тратить на нее меньше времени. Да и я такая же.
Забавно, раньше меня этот факт так не угнетал, более того, я считала, что нам с братом крупно повезло, раз уж мы сумели найти если не дело всей жизни, то, как минимум занятие по душе. Ну как много народу может похвастаться тем, что их не тошнит от их работы? Как много людей не смотрят на часы в течение дня, ожидая окончания этой пытки? Хотя рассказ Имса меня и рассмешил: воображение сразу подкинуло картинки, где братец старается накормить и порадовать своей стряпней весь наш суровый отдел, питающийся в основном сплошным фастфудом. Умиление, да и только.
- Спасибо что напомнил, - я усмехаюсь, хотя возникающие воспоминания приносят мне не так много положительных эмоций. Наверное, каждая девушка должна хоть раз в жизни проходить через подобное, только вот мне это испытание выпало аккурат на день выпускного бала. История эта была банальна как любая мелодрама про подростков: мой кавалер не пришел. И вместо того чтобы еще неделю созерцать угрюмое выражение моего лица, брат, к моему удивлению, перенес все свои дела и сопроводил меня на этот, чтоб его, бал. Кажется, в него в ту ночь влюбились все девушки нашей школы (и, готова спорить, несколько парней), но главное, он был рядом, даже на секунду меня не покидал, зная, что я непременно воспользуюсь этой паузой для того чтобы впасть в хандру. Протанцевали мы конечно же весь вечер, так, что на следующий день у меня болели ноги и снова не было даже сил на то, чтобы пожаловаться на несправедливость бытия. Если подумать, Имс вообще такой – всегда рядом, когда мне это больше всего необходимо и как будто где-то на уровне инстинктов всегда знает, что нужно делать. За это я всегда буду ему благодарна.
- Слушай, ну можно я не буду спешить с едой? Если надо будет, мы сегодня загоняем их повара.
Делаю пару больших глотков без оглядки на возможные последствия. Сегодняшний вечер совсем не подходит для того, чтобы допускать в голову какие-то там мрачные мысли. Надеюсь, этого и не будет, потому что я уже начинаю ощущать, как пространство дружелюбно вздрагивает и становится чем-то абстрактным, совершенно несущественным, сливаясь с музыкой и опьяненным разумом. Мимо нас пробегает наш официант, я задерживаю на нем взгляд, и он чуть замедляется, проходя мимо нашего столика.
- Мне кажется, наш официант на тебя запал. Не то чтобы я считала, что это этично, но как думаешь, можем мы рассчитывать на скидку? – Смеюсь, смотрю куда-то за спину брата, там первые развеселенные посетительницы уже вышли на танцпол и движутся в потоках музыки. Мое лицо становится серьезным и может самую капельку недовольным. – Все-таки мне кажется, я оделась совсем неподобающе для танцев.

Отредактировано Alexandra Fitzgerald (2014-07-05 18:36:38)

+2

12

Мне очень жаль тех детей, которые ссорятся со своими братьями и сестрами. Мне крайне жаль тех людей, которые повзрослев прекратили общаться со своими братьями и сестрами, потому что я не представляю, как можно жить без такого счастья. Возможно, кто-то наверху решил, что в нашей семье дети будут дружить, что они сразу же сойдутся характерами, а может быть, в нашей связи виноваты родители, но я всем благодарен за то что у меня есть сестра. Возможно, я совершенно не благодарен за то что у меня есть брат, но это отдельная история.
- Дамы с набитым ртом не разговаривают! - я смеюсь, наблюдая за тем, как Алекс одновременно пытается говорить и спасать от меня шарики, потому что я съел уже достаточно много. Я задумался над ее словами про работу, даже нахмурился. А ведь она права. Как бы я ни пытался отдавать время своей хоть и маленькой, но семье, большую часть времени поглощает работа. Я сам понимаю, что с этим нужно что-то делать, нужно осуществить перестановку кадров: дать больше прав и обязанностей Флоренс, Томаса сделать уже непосредственно ее помощником и нанять еще пару людей, а самому отойти на задний план и заниматься подборкой художников. Но я не могу бросить своего ребенка, я пока к этому не готов, хотя вожусь с ним на протяжении тринадцати лет. Возможно, я жду совершеннолетия.
- Конечно не спеши, а то ты наешься, будешь шариком и не сможешь танцевать, - я понимающе киваю. Сырные шарики не только очень вкусные, но и очень сытные, а еще нужно место куда мы будем вливать алкоголь, который, к слову, уже снова заканчивается. Я киваю официанту, чтобы тот повторил заказ. Милый, симпатичный мальчик, у которого улыбаются глаза.
- Чтоооо? Тебе кажется, что на меня все западают? - я откидываюсь на спинку стула, делая очень важный вид, будто я царь всего мира. - Нет, мне конечно это крайне приятно... Но все-таки существуют люди, которым я не понравлюсь внешне. Нооо... возможно, я смогу их просто обаять, - абстрактно, плавно веду рукой в воздухе, после чего оборачиваюсь назад и смотрю на танцующих людей. Их там слишком мало, чтобы я вышел на танцпол. Мне вроде бы нечего стесняться, но я все равно не хочу привлекать к себе слишком много внимания. Комфортнее в толпе, когда таких как ты много. Либо, нужно достаточно выпить, чтобы пойти первым, у меня так в клубах бывает.
- Очень даже хорошо ты оделась, - возвращаю взгляд к сестренке и безапеляционно отвечаю. - В платье было бы не удобно, а ты в брюках, так что все хорошо, - поддерживающе улыбаюсь ей, в этот момент официант приносит новый виски.
- В следующий раз, будьте добрый, джин тоник, - и ему улыбаюсь, а он улыбается в ответ, кивает и плавно уплывает в зал, будто бы он корабль. Он так мастерски маневрирует между людьми и столиками вместе с подносом, что я даже восхищаюсь.
- Ну что, ты готова? Или еще нужно накатить? - я покачиваю в руке стакан, наблюдая за жидкостью, после чего отпиваю почти половину. Виски приятно обжигает горло, а через минуту я чувствую, как мое тело становится легче, а значит, я дошел до требуемой кондиции.
Беру сестру за руку и тяну из-за стола. Сначала Алекс поддается с трудом, но может ли она отказать Имсу? Конечно нет! Поэтому я тяну ее к танцующим людям, которых там стало больше.

+1

13

- Нет, просто это и правда зачастую так, - я смеюсь, глядя как Имс откидывается на стуле. Вид важный, будто он, по меньшей мере, английский принц. Ему и надо было родиться в семье богатых аристократов, манерами и даже внешностью он всегда внушал трепет всем окружающим.
- Кто это, например? – Интересуюсь я, зная, что Имсу и впрямь трудно будет найти подходящий пример. Мы не можем нравиться всем подряд, это нормально. И все-таки забавно, что именно мой брат представляет собой почти полную мою противоположность.
Слушаю отзывы Имса о моем внешнем виде, морщу нос, время от времени переводя взгляд на окружающих людей. Все вокруг так здорово разодеты, что тут любая бы на моем месте засомневалась бы в уместности своего наряда.
- Нет, сейчас я как раз в том состоянии, когда храбрости для танцев у меня уже хватает, но алкоголь еще не способен повлиять на мою координацию, - признаюсь я. – Не хотелось бы оттоптать тебе ноги.
Я встаю из-за стола. Выходит несколько неловко, потому что Имс, привыкший быть джентльменом, чуть опережает меня, но не успевает подать мне руку, как раз не слишком привыкшей к такому обращению. Он высокий, думаю я, глядя на его спину, когда он ведет меня к центру зала, туда, где вытанцовывают красивые пары. И люди смотрят на нас, отчего-то я немного нервничаю, но это проходит, стоит Имсу развернуться ко мне лицом и тепло улыбнуться. Имс – человек, которому ежедневно приходится общаться с десятками людей, он прекрасно владеет своей мимикой и, я в этом не сомневаюсь, умеет смотреть на людей в зависимости от реакции, которой он добивается, но я верю, что улыбается так он только мне. В этом его взгляде всегда кроется что-то такое, из-за чего я буду всегда чувствовать себя маленькой девочкой, смотрящей на своего брата с каким-то трепетом и нескрываемым восхищением.
Он никогда не был одним из тех братьев, что лезут за своих сестер в драку и наказывают обидчиков – это я и сама прекрасно умела делать. Но любому сказанному им слову я доверяла, вникала и слушала, несмотря на свой неуемный характер, старалась угодить и следовать советам, пропитанным мудростью даже тогда, когда мы оба были всего лишь детьми.
Вот и сейчас, мы начинаем танцевать, а брату не нужно даже ничего говорить, достаточно одной только теплой улыбки и я знаю, что все делаю правильно. Просто перестаю нервничать, потому что он смотрит на меня так. Наверное, даже через много лет он будет смотреть на меня, и заставлять чувствовать себя его маленькой девочкой, младшей сестрой, немного глупой и всегда заслуживающей мудрого совета.
- Если бы родители видели нас сейчас, - тихо говорю я, но так, что точно знаю – он меня услышит. – Наверное, они бы нами гордились.
Имс ведет, кружит меня по залу. И танец этот тоже пропитан таким безоговорочным доверием, что время от времени я позволяю себе прикрыть глаза, запечатлеть в памяти этот момент. Мне хочется еще многое ему сказать: и о том, как здорово мы, наверное, смотримся, и снова о том, как я рада, что мы выбрались куда-то только вдвоем, и еще хочется за что-то говорить ему спасибо. За что? За это тепло, доверие и поддержку? Не важно, да и я продолжаю молчать, улыбаться и наслаждаться танцем. Потому что он все знает, я уверенна, и чувствует то же самое.

0

14

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Whisky & Brotherhood ‡Фитцжеральды, сучки!