Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Tell me three words, eight letters, say it - and I'm yours.


Tell me three words, eight letters, say it - and I'm yours.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Malena & Nicolas
Место: квартира Малены
Время: осень 2010 года
Время суток: вечер
Погодные условия: солнечно, + 21
О флештайме:
Малена вот уже полчаса смотрела в свое отражение в зеркале. Обида глубоко засела в ее душу, но она гордо приподняла подбородок и решила, что раз и навсегда проучит Ника. "Как он мог так поступить со мной? Он обманывал меня все это время?" Ее кулачки тряслись от злости, ей так хотелось что-нибудь разбить, закричать, выговориться. Она чувствует, что в комнату кто-то зашел. Где-то внутри, в темной глубине, ее мышцы сжимаются  от сладостного томления.  Его дыхание становится неровным, она приоткрывает свои пухлые губки и повторяет про себя : " Хоть бы это был ты. Пожалуйста, я так хочу, чтобы это был ты." И чувство злости превращается в ожидание чего-то откровенного...
http://24.media.tumblr.com/tumblr_lyoww3GhkT1r3w115o1_500.gif

Отредактировано Malena Soniere (2014-01-18 23:48:28)

+1

2


      Он одёргивает пиджак и шагает по улице к перекрестку, где проще всего выехать на центральную мостовую и направиться домой. Мысленно ругается, проходя между застрявшими в пробке автомобилями, припоминая утреннюю стычку с отцом. И чего только не хватает старику Соньеру? Ничто в доме не ускользает от внимания  Судьи-отца, и он мог бы догадаться, что разлитая на копию приговора чашка кофе будет расцениваться как всемирный потоп. Судья-отец, как его любили называть Ник и Бен, не то чтобы критиковал их - он слишком хорошо воспитан, даже чтобы просто повысить голос, - но все было предельно ясно по тому, как он медленно моргал, слушая ответы сыновей, и тихонько хмыкал в такт их словам. Николас ни чуть не удивился, когда узнал, что за свою судебную практику отец посадил в тюрьму пол дюжины подсудимых.
      Он склонен думать, что мне лучше впредь не пользоваться его рабочим столом. Хм. - мысленно с нескрываемым сарказмом дразнил отца Ник - Он склонен думать, что в следующий раз, я не стану ставить вещи так близко к краю стола, что их можно будет случайно сбить на пол. Хм. Похоже, он предпочитал верить, будто то была случайность. Хм. Отец выставил меня первоклассным идиотом!
       Фирменное отцовское «хм» до боли врезалось в память, и каждый раз, когда он повторял это нелепое междометие, Николас чувствовал лёгкую волну раздражения. В его присутствии многие чувствовали себя идиотами, даже умница Бенедикт, который в отличии от старшего брата предпочёл пойти по стопам их великого отца и стал замечательным адвокатом. Правда, даже он периодически ощущает на себе его пристальный и всегда осуждающий взгляд. Что тогда говорить о Николасе, «главном разочаровании его жизни». Интересно, будь он юристом или каким-нибудь офисным планктоном, папочка был бы доволен? Навряд ли.
        - Я опоздал, да? - натянув улыбку на лицо, Николас потянулся к ожидающей его девушке и коротко поцеловал её в щёку. От неё как и всегда слабо пахло ванилью с корицей - каждый свой вечер она заканчивала в местном кафе за поеданием очередного ванильного чизкейка, чтобы потом, приехав на работу, рассказать всем коллегам-врачам о том, как чертовски много она прибавила в весе за выходные. Логики этой девушки Николас искренне не понимал, да и не пытался понять, хотя усердно делал вид, что состояние её веса интересует его не меньше, чем кого-либо другого из больницы. К счастью, сегодня ему не придётся выслушивать её душетрепательные истории.
         - Вас я бы подождала ещё, доктор! - вместо привычного «привет» пролепетала она, но Николас сделал вид, что ничего необычного в этой фразе не заметил. Он молча взял из её рук папку с документами и принялся внимательно и быстро изучать ее содержимое. Карты пациентов. истории болезни, свидетельства об изменениях состояний... Всё, что необходимо для домашней работы на ближайшие три дня. Первые выходные за последний месяц, их предвкушение уже, кажется, витало в воздухе. Трудно поверить, что ему не придётся встать так рано, чтобы надеть идеально выглаженный костюм, повязать галстук и, прихватив портфель с кресла, помчаться в больницу. Если повезёт, то ему составит компанию Молли, если уроков в школе будет не много. Идеальные выходные с идеальной девушкой.
          - Всё отлично, спасибо. Если возникнет сложная ситуация, вы знаете мой номер. Всего хорошего!
Быстро распрощавшись с девушкой, он запечатлил на её щеке ещё один поцелуй и направился к машине. Пол часа по Уот-Драйв, и он в северном Сакраменто, но для начала нужно встретиться с Молли. Ник взглянул на часы, она опаздывала на несколько минут. Наконец на мостовой раздались знакомые быстрые шаги. Он обернулся и увидев её, широко улыбнулся. Но улыбка быстро спала с его лица, когда недовольное личико Молли приблизилось, и два обиженных голубых глаза пронзили его болезненным взглядом.
          - Всё в порядке, сеньора Малена?
Он нарочно обращался к ней «сеньора» подчёркивая итальянское звучание её имени и их совместные планы на будущее - совсем скоро она и правда станет замужней дамой, и, как надеялся Николас, замужем за ним.

Отредактировано Nicolas Soniere (2014-01-19 02:42:00)

+1

3

Несколько лет назад Малена переехала в Сакраменто, чтобы учиться в Калифорнийском университете на факультете искусств. Молли оставила в Венеции свою сестру и родителей, которые, наверно, первое время и не замечали, что девушка собрала свои немногочисленные вещи и уехала из страны. Гордость итальянки не позволила ей принять безвозмездную помощь биологического отца - политика, поэтому она жила вместе со своей подругой в небольшом таунхаусном поселке недалеко от университетского кампуса. Малене повезло: родители Кэтрин купили ей здесь квартиру, и она брала с девушки за жилье совсем смешные деньги. А недавно у Кэт появился парень, с которым она проводит всё свое свободное время и почти не появляется дома, поэтому Молли порой и вовсе забывает, что живет не одна.
Но сегодня, вернувшись пораньше с работы, ее ожидал приятный сюрприз : Кэт наконец-то навела порядок в квартире и даже приготовила обед.
   — Что это сегодня с тобой? На удивление хорошее настроение или ты как обычно хорошо притворяешься. Ночь была веселой? - быстро скинув каблуки, облокотившись на стену в прихожей, пробормотала Молли.
   — Я просто решила немного помочь тебе. В последнее время ты так устаешь на работе, и твоя выставка... - пожав плечами, поторопилась ответить Кэтрин. На ней розовая фланелевая пижама с симпатичными маленькими кроликами. Кэт надевает ее, только когда ей плохо: после расставания с очередным бойфрендом, во время болезни или в периоды дурного настроения. Она вскакивает к Малене навстречу и крепко обнимает. В чем-то Кэтрин действительно была права, у Молли в последнее время очень насыщенная жизнь. Малена готовиться к открытию своей выставки и очень переживает, мечтая провести это мероприятие на самом высоком уровне. Она маленькими, но верными шажками идет к своей мечте.
   — Это всё, конечно, прекрасно, но я ведь тебя знаю. Ты поссорилась с Томом? - девушка вырвалась из объятий подруги, взяла ее за плечи, легонько потрясла и пристально посмотрела в две огромные черные  бусинки.
   — Мы расстались. - наконец-то Кэт прекратила претворяться и приторная наигранная улыбка сползла с ее лица. Молли покачала головой, но не спешила утешать подругу. Вы встречаетесь уже пять месяцев, и за все это время я слышу эту фразу примерно три раза в неделю. Ты каждый раз плачешь и говоришь, что больше не хочешь иметь с ним ничего общего, но уже вечером ты убегаешь из дома и пишешь мне очередную смс про то, какой же он все - таки хороший. Ох, Кэт, только не сейчас иначе я опоздаю на встречу к Нику.
   —  Я уверена, что вы с ним помиритесь. Поешь. Может, полегче станет. - Молли уже из своей комнаты, переодеваясь, кричала свои стандартные фразы. Настроение у нее было отличное, поэтому ей хотелось шутить и не загружать голову как своими проблемами, так и проблемами подруги. Кэт, нельзя ссориться так часто и каждую маленькую проблему раздувать до всемирных масштабов. Собравшись, Малена посмотрела на себя в зеркало и набрала номер Ника, чтобы сказать, что немного опаздывает, но Николас не отвечал, зато она отчетливо услышала знакомую мелодию на своем кофейном столике. Ник заезжал вчера вечером к Малене и оставил свой телефон. Вот, черт. Молли взяла в руки его верту, посмотрела на дисплей, увидела свой же пропущенный вызов и одно сообщение. Огромное любопытство овладело ей, но Малена не могла вот так просто взять и прочитать его сообщения. Это не правильно, и если Ник узнает, он будет долго отчитывать ее.
   — Что там? Дай мне! - хорошо, что есть подруга, и этот запрет на нее не распространяется. В Николасе было что-то таинственное, и в тоже время эта таинственность притягивала, поэтому Кэтрин всегда относилась к нему с особой осторожностью. Вечно твердила Малене, что он слишком тесно общается с пациентками и коллегами. Это можно было объяснить только так - Ник нравился Кэтти, она считала его красивым и обаятельным мужчиной, а все красивые и обаятельные, по представлениям Кэт, не могли быть верными только одной девушке.
   —  Дай мне. Я прочитаю! - Кэт выхватила из рук Молли телефон и начала вслух читать сообщение, пока Малена скрещивала руки на груди и нервничая, кусала губы.
   — Пару минут назад вы сказали : " Если возникнет сложная ситуация, вы знаете мой номер." Мне кажется, или в вашей фразе был скрытый подтекст? Так или иначе, но я каждый день замечаю ваш пронзительный взгляд на мне. У меня возникла сложная ситуация - сегодня вечером у меня есть шампанское, свечи, но нет вас. Исправите это, доктор? Сегодня в 8. - Малена, которая только что смеялась над проблемами своей подруги, затряслась от обиды и ревности.
   — Швабра. Как она посмела ему такое написать? Он что правда каким-то особым образом смотрит на нее? Хм. - выхватив телефон из рук подруги, Малена быстро нырнула в свои каблуки и громко захлопнула дверь.
   —  А я тебе говорила! Не верь ему! - вслед убегающей Молли прокричала Кэт, будто спортивный комментатор на матче.
***
Девушка за пару минут словила такси. За что мне на него злиться? Это ведь не он писал... Но раз она так написала, значит, есть повод писать так. Может, сделать вид, что я не читала этого сообщения? Нет. Не получится. И чем больше об этом думала Молли, тем сильнее она злилась, а ее бурная фантазия уже приписывала Нику секс с его коллегой.
Молли с громким стуком каблучков подошла к Нику, крепко сжимая в руке его телефон.
   —  Всё в порядке, сеньора Малена? - с особой заботой спросил Николас и ласково взял девушку за подбородок. Молли не смогла устоять и не сопротивлялась. Есть пару вещей, устоять перед которыми, ей невозможно. Первое - когда он берет ее на руки. Второе - когда говорит, что любит. И третье - когда берет ее за подбородок и смотрит в ее глаза.
Но все же, девушке удается сдержать обещание, данное самой себе в такси :
   — Нет. Не в порядке. Ты наверно искал свой телефон? - Молли протягивает верту в руки Ника. Ей хочется просто взять и разбить его об асфальт. Ухмылка не сползает с нее, как только она представляет выражение его лица.
   — Старайся не забывать свой телефон иначе ты можешь пропустить некоторые пикантные сообщения! - Молли видит недоумение Ника, но продолжает.
   — Не делай вид, будто ты не понимаешь о чем я. - хмурясь, шипит и отворачивается от Соньера.
   — Удачных выходных. Предохраняйтесь. - Малена еще раз просверлила его ядовитым взглядом.
ВНЕШНИЙ ВИД + плащик черный

Отредактировано Malena Soniere (2014-01-21 23:03:44)

+1

4

внешний вид
фильм Asso – Theme - I

          До боли знакомый взгляд, немного обиженный, немного растерянный, но по-прежнему непонимающий и дерзкий. Как он любил этот её взгляд, огромные голубые глаза под сенью длинных золотистых ресниц. Малена поджала губы, предвещая, что ещё секунда и из её уст вырвется какая-нибудь едкая фраза, и Николас как никогда ясно понимал, что всё это значит. Вопреки своим же ожиданиям, он улыбнулся - уж очень забавно и волнительно выглядела ревность этой девушки. Только это опрометчивое чувство могло заставить её вот так неотразимо свести брови, закусить нижнюю губу и, собравшись с мыслями, предъявить своё обвинение. Да уж, в собранности его не обвинить, он снова забыл телефон у неё дома. И вот он у неё! Наверняка на его номер пришло какое-нибудь провокационное сообщение и... Неужели она читала его сообщения?! Добродушное выражение лица Ника сменилось гримасой негодования. Да как она посмела прочесть его сообщения! А вдруг там было что-то важное? Разумеется, ничего подобного он не получал, да и скрывать ему было нечего, но это отнюдь не повод...
          Таким уж был Николас Соньер, при чём был таким всегда. Ещё в детстве, когда младший брат проскальзывал в его комнату и хватал с полок аккуратно расставленные игрушки, Ник чувствовал возмущение, а порой и вовсе был раздражён. Его личная территория неприкосновенна, как у любого другого человека. Личные вещи, личное время, место, мысли в конце концов. Он взглянул в разъярённое лицо Малены и прищурил глаза. На эту девушку и впрямь невозможно злиться!
— Кажется, вы ревнуете, сеньора Малена! - он попытался улыбнуться и, кажется, ему это удалось - Никогда не видел тебя такой. Молли, перестань, это всё такие мелочи...
Мелочи, как же! Его девушка, не жена и даже не невеста читает его смс! Николас втянул прохладный вечерний воздух и потянулся, чтобы поцеловать Малену. Чмокнув её в щёку, он не сдержался и шепнул:
— Если ты сейчас читаешь мои сообщения, то что будет после свадьбы?
Но не дожидаясь ответа, который непременно бы последовал, он улыбнулся и прижался губами к её горячим от волнения губам. Их сладковатый вкус остался в его памяти со вчерашнего вечера. Пусть ругается, пусть колотит его в грудь кулачками, уже всё одно - его губы покрывали поцелуями красивое лицо девушки, а руки крепко сжимали её хрупкое тело  в объятьях, не давая ей возможности освободиться. Они ругались, как ему казалось, достаточно часто, но не настолько, чтобы хоть раз подумать о разрыве. Порой он злился на неё так, что ему тотчас же хотелось прижать её к стене и... но как бы он жил вдали от этих волшебных губ, которые сейчас же накрыл своими губами в долгом поцелуе.
— У меня богатые планы на вечер - прошептал он в губы Малены и в секунду сделал резкий рывок назад. Расставание оказалось мучительным, Николас взял её за руку и нежно сжал её, так, будто ничего и не  было - Если ты не сердишься, мы могли бы всё таки поехать в ресторан, столик уже ждёт нас.
Он внимательно всмотрелся в наигранно сердитое личико девушки.
— Ну пожалуйста, Малена! Перестань же...
          Спустя несколько минут они уже ехали вдоль центральной магистрали. Николас украдкой поглядывал на Малену, наблюдая за тем, как стремительно меняется выражение её лица, а легкий ветер, доносившийся из приоткрытого окна, играет с её белокурыми волосами. И всё же в этой женщине было что-то необъяснимо прекрасное, манящее, притягивающее его как магнит. Он потянулся к ней рукой, мягко сжав её тонкое запястью ладонью. Каждую пятницу они отправлялись в итальянский ресторан, где проводили несколько часов за приятными разговорами и распивали прекрасное венецианское вино. Признаться честно, Николас был равнодушен к итальянской кухне, но каждый раз без лишних разговоров согласился поужинать именно там - улыбка Малены была куда дороже гастрономических предпочтений. Может быть, она и догадывалась об этом, хотя бы по тому, как он неторопливо наматывал спагетти на вилку и неохотно подносил ко рту, и разумеется ценила его молчаливый маленький подвиг. Но вино здесь и впрямь было отличным, намного лучше, чем в его любимом ресторане. Постепенно пятничные походы в ресторан сложились в отличную традицию, и Николас никогда не опускал возможности провести вечер с любимой девушкой. В его еженедельном расписании появился ещё один пункт - ужин с Маленой, и кажется, ничто на свете не могло заставить его изменить этой полюбившейся ими обоими традиции.
          Интерьер La Provincia поражал неискушённое  причудливостью дизайном воображение. Тёмно-зелёные, почти болотного цвета стены с золотыми узорами идеально сочетались с коричневой обивкой широких кресел, создавая на редкость удачный контраст цветов. Нечто подобное Николас встречал в Италии, когда путешествовал по Европе и заглянул в один из флорентийских ресторанов. Их столик, всегда один и тот же, находился в дальнем углу зала для некурящих, и каждый раз Николас боролся с желанием закурить - ещё один маленький подвиг. Постепенно он приближался к мысли, что однажды и вовсе бросит пагубную привычку. Пройдя по почти безлюдному залу (почему-то в Сакраменто было не принято проводить вечер пятницы в подобных заведениях), они оказались у забронированного любимого столика. Ник отодвинул кресло от стола и помог Малене сесть, затем сел напротив и улыбнулся. Официант быстро принёс им меню и скрылся, наконец-то они остались совершенно одни. Откуда-то из центра зала доносились приятные звуки классической итальянской музыки. Будучи любителем классики, Николас сразу же опознал в этой красивой мелодии "Итальянское каприччо" Чайковского.
— Ну так что, сеньора Малена - нарушил он тишину - Я прощён?

Отредактировано Nicolas Soniere (2014-01-21 23:13:51)

+1

5

Adriano Celentano – Confessa

Маленькая истерика итальянки вызывала у ее молодого человека лишь иронию и безобидный смех. Подобное происходило уже не первый раз, и Николас довольно быстро умел справляться с такими ситуациями. Но вопреки всем ожиданиям сеньоры Вальверде, Ник поступил сегодня так, как не делал еще никогда. Он не поддался на ее провокации, не зарычал, не стал спрашивать, читала ли она его сообщения. Более того, сам Николас еще не догадывался о той самой смс-ке, и долго смеялся, прочитав ее. Малена, поймав настроение своего любимого мужчины, решила поскорее оправдаться :
— Оу... И не думай, что я читала твои сообщения! Это не я! Я к ним даже пальцем не притронулась. Это Кэтрин. Ты же знаешь, она вечно ищет повод выставить тебя не в самом лучшем свете, но она говорит, что на то есть основания! - Молли снова посмотрела в глаза Ника, кажется, ее доводы были не такими уж убедительными.
—  Ну нет, я серьезно. Я полностью тебе доверяю, если бы Кэт не перехватила инициативу в свои руки, а точнее телефон, который она выхватила, я бы даже не подумала что-то там у тебя читать. Да. " Вот так всегда! Виноват он, какие-то девушки пишут ему, назначают свидание, а я оправдываюсь за то, что подглядела сообщения. Невероятно! И снова я виновата." - Вальверде надумает губы, словно она вовсе не человек, а рыба - ёж, которая вот-вот надуется и лопнет.
— И, черт возьми, я не ревную! Я знакома с некоторыми из твоих коллег. От той, что писала, постоянно пахнет пончиками! Это же ужасно! - фыркнула Молли и скрестила руки на груди. На надутой щеке остался след от влажного поцелуя любимого, а мысли девушки были заняты столь не однозначной фразой Ника. "После свадьбы значит... Сам затронул эту тему, и я непременно выскажусь на счет..." Но при всем желании Молли не могла произнести ни слова - Ник крепко сжал ее в объятиях.  Малена старалась не выдавать своих чувств. Но между ними вновь возникает странная сила притяжения. Молли закрывает глаза в тщетной попытке овладеть собой. Он крепче сжимает ее руку. Его большой палец легко поглаживает костяшки ее пальцев, сердце дает перебой, дыхание учащается. "Как ему это удается? Он лишь слегка прикоснулся к моей руке, а гормоны уже устраивают свистопляску." На первых секундах поцелуя, она всё еще тряслась от гнева и пыталась высказаться на счет свадьбы, но его губы были так настойчивы, что Малена напрочь забыла, что хотела сказать.
— Ресторан? Столик? Нет, я не сержусь. - Молли отстранилась от Николаса и развела ручками, показывая своё возмущение.
— Ну пожалуйста, Малена! Перестань же..
— Хорошо. Но скажи спасибо своим губам, они меня могут заставить сделать что угодно... - заметив ухмылку на лице Соньера добавила : — Почти!
Уже через несколько минут пара ехала в ресторан. Молли поглядывала на своего мужчину и не могла оторвать от него глаз. "Выглядишь ты божественно. А этот белый пиджак так тебе к лицу..." От Ника чудесно пахнет свежестью и чистотой, он был так соблазнительно близко… Вальверде краснеет, вспоминая соприкосновение их губ, ей хочется запустить пальцы в эти роскошные, непослушные волосы, но пока она не может себе этого позволить. Они переглядываются, Молли смотрит то в открытое окно, то на Ника, думает о том, как глупо, наверно, выглядела и как правильно поступил Николас мастерски подавив ее маленькое восстание.
Они, по традиции, направляются в итальянский ресторан. Его интерьер всякий раз напоминает ей о Венеции, и как только девушка заходит в помещение, сразу расплывается в улыбке. И этот раз был не исключением, правда на лице Ника никогда не наблюдалось подобного энтузиазма, но Молли и не догадывалась на какие жертвы порой идет ее мужчина, чтобы милая была довольна.
— Прощен ты будешь после пару бокалов вина, а пока давай поговорим. - хихикнула Молли и кокетливо наклонила голову набок.
Вскоре вернулась официантка, Ник заказал «Домен де Шевалье руж»  и пиццу.
— Я не очень голодна, но хочу выпить побольше вина. Я сегодня перенервничала, мне нужно снять стресс. - официантка, девушка лет двадцати трех, очень любезно переспрашивала Николаса, задавала странные вопросы и вообще, как показалось Малене, пыталась заигрывать с ним. Молли нахмурилась и прикусила губу, дождавшись пока надоедливая официантка наконец-то уйдет.
—Я хотела сказать тебе, уже давно, но боялась сглазить. Почти всё готово для моей персональной выставки. Осталось доработать пару моментов... Ты не представляешь, как сильно я переживаю! Кэтрин помогает мне... - Молли посмотрела в сексуальное, но, тем не менее, недовольное лицо Ника и добавила
— Знаю... Знаю, что ты не доверяешь Кэтрин, но ведь мы знакомы с ней уже пять лет и я, между прочим, живу у нее! - Вальверде виновато улыбнулась и пожала руками. Она не могла отвести взгляда от губ Николаса и безумно хотела поцеловать его прямо сейчас.

Отредактировано Malena Soniere (2014-01-22 01:08:53)

+1

6


          Сидя напротив и отламывая маленькие кусочки от свежей булки, Николас сверлил её взглядом, будто опасаясь, что и без того взволнованная Малена вот-вот выкинет что-нибудь из ряда вон выходящее. Она просто мастерски проворачивала то, что Ник обычно называл «поступки за пределами разумного», и это её качество чертовски ему нравилось. Она была неловкой, порой смешной, совершенно не сочетая в себе три качества: красоту, ум и редкую простоту, что принято олицетворять с искренностью. Более искреннего человека, должно быть, он не встречал в своей жизни. Порой они встречались после работы, он, жутко усталый, падал в мягкое кресло, а Малена весело щебетала где-то совсем рядом, садилась ему на колени и болтала без умолку, рассказывая то весёлую историю из своего детства, то сюжет понравившегося ей фильма. Они много говорили, обо всём на свете, делясь друг с другом своими впечатлениями и мечтами. Иногда случалось так, что Николас  знал что-то, чего не знала Малена, и тогда она по-детски дула губки и ждала часа, когда представится возможность блеснуть знаниями, и тогда Ник с досадой признавал, что потерпел поражение. Что-то невообразимо милое было в ней, когда она дулась и упрекала его во вредности. Он был старше её на одиннадцать лет, достаточно серьёзный срок, но стоило им остаться наедине, как Николас осознавал, что чувствует себя совсем как юный мальчишка. С ней он мог быть самим собой, беззаботным Ником Соньером, а не серьёзным врачом, под ответственностью которого находится не одна жизнь. Он любил и её манеру одеваться, эту чувство, когда идя с ней по улице, на них оборачивались десятки прохожих - Малена всегда бросалась в глаза. Она будто сошла с обложек старомодных журналов. Пышные платья, разноцветные туфли на платформе, серьги и бусы в тон - всё это было вехом давно ушедших лет и всегда привлекало к себе внимание. Кто-то называл её безвкусной, кто-то старомодной, а кто-то и вовсе считал весёлой девчонкой с отменным чувством юмора. Николас научился любить и это, и уже давно не чувствовал себя неловко, расхаживая с ней в дорогом костюме с галстуком и поправляя неизменные яркие ленты в её причёске. Даже в этом он находил что-то совершенно уникальное и принимал её такой, какой она была. Ведь именно в ту солнечную Малену, он влюбился с первого взгляда.
— Я бы не стал так рисковать - пробормотал он, наблюдая как бокал красного вина поднимается к губам Малены - У тебя небольшой нервный срыв, алкоголь может повлечь за собой неожиданные последствия.
Он взглянул на её хмурое личико и не смог устоять. — Хорошо, но немного. Мне ещё везти тебя домой!
Какую власть она имела над ним, он и сам не знал и даже не догадывался. Как только эти большие светлые глазки начинали блестеть грустными огоньками, он был готов провалиться сквозь землю, но доставить ей то, что она требует. Эта покорность, какая часто бывает у обожающих своих детей родителей, сводила его с ума. Молодая длинноногая официантка в маленьком чёрном платье и нелепо натянутом сверху белом переднике модельной походкой подошла к столику и остановилась. Кружевной передник смотрелся на ней отвратительно. Она мило улыбнулась и поставила в центр стола нарезанную порционными кусками пиццу с беконом и тёртым пармезаном, по вкусу напоминающую Маргариту, аромат плавленного сыра сразу наполнил воздух. Девушка задала Николосу ещё несколько персональных вопросов, которые явно не входили в обязанности обслуживающего персонала, но он весьма сдержанно и отрешённо отвечал ей до тех пор, пока она, состроив на лице обиженную мину, не скрылась за барной стойкой. Подобные случаи были настоящим обыкновением в его жизни. Не признавать того, что природа подарила ему достаточно приятную внешность, Николас не мог, но и привлекательным себя не считал - попросту не мог оценить себя самого. Но окружающим его женщинам почему-то казалось, что если красивый мужчина в галстуке в состоянии оплатить счёт в подобном заведении, то он обязательно нуждается в спутнице, пусть даже и не догадывается об этом или пребывает в этом самом заведении уже со спутницей. Навязчивое внимание выводило его из себя, и он незамедлительно натягивал агрессивную маску равнодушного и циничного мужлана, с которым крайне опасно иметь дело, если вы не состоите на учёте в психо-неврологическом диспансере.
          Тем временем Малена осушила бокал, и Николас заметно напрягся. К счастью, она сменила тему и с нескрываемым интересом рассказывала о ближайших планах. Ник с улыбкой вслушивался в каждое слово, а затем, улыбнувшись шире, мягко сжал её руку и погладил большим пальцем тыльную сторону её  ладони.
— Я так рад за тебя, дорогая, это ведь потрясающе! Ты так талантлива, эта выставка поможет тебе открыть новые горизонты и завести полезные связи. Конечно помимо этой твоей Кэтрин.
Он не мог сказать с полной уверенностью, что Катрина, лучшая подруга и соседка Малены, ему так уж и неприятна. Скорее, он относился к ней весьма отчуждённо и не скрывал своего недоверия. Что поделать, он привык быть откровенным с людьми. К тому же ему как доктору казалось, что она конченная истеричка, пусть и не признаётся в этом даже самой себе. А тот факт, что Малена живёт у подруги и вовсе выводил его из себя.
— Я много раз предлагал тебе свою помощь! Ты достаточно самостоятельная и талантливая девушка, чтобы перестать быть... - он пытался подобрать более подходящий синоним слову "содержанка" - компаньоном своей подруги! Решать по-прежнему тебе, но я снова повторяю - если ты вдруг захочешь жить отдельно, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь!
Отрезав кусок пиццы и отправив его в рот, Николас пробормотал:
— Сегодня мой коллега из больницы подсунул мне на стол приглашения на свою свадьбу. Точнее, он пригласил нас, тебя и меня. Не понимаю, что может заставить молодого и полного жизни человека связать себя цепями, названными "брак"!

Отредактировано Nicolas Soniere (2014-01-23 01:23:11)

+1

7

Natalia Oreiro - Esso Esso  :D
— Этой моей Кэтрин? Ха! Я помню, как она залетела в книжный магазин, словно фурия. Ты тогда был таким рассеянным, и только через некоторое время я поняла, в чем дело, Бенедикт! - добродушная улыбка показалась на светлом личике девушки. Теперь, спустя время ей кажется всё это таким забавным и нелепым, но раньше она очень на него злилась, прежде чем понять, что всё это было спланировано  только для того, чтобы привлечь ее внимание.
— Есть пару работ, которые я еще никому не показывала. Они под вопросом. Я  думаю показать их на выставке, но прежде я хочу, чтобы ты посмотрел. После ужина мы можем заехать ко мне домой, я спрятала их от глаз Кэт подальше. Ты увидишь их первым. И я всегда хочу, чтобы ты был в курсе моей жизни и узнавал обо всем первым, но я живу с Кэтрин, поэтому иногда так получается... Не злись. Ты самый близкий человек в моей жизни, Ник. - Молли крепко сжала руку своего мужчины и искренне посмотрела в его глаза. Она пыталась передать в своем взгляде всю полноту любви, заботы и теплоты. Эти чувства всегда переполняли ее, когда Николас был рядом. Он ответил таким же любящим взглядом и сжал ее руку крепче, затем прислонил к своим губам и нежно поцеловал.
— Жить отдельно? Ник... Ты не единственный, кто предлагает мне помощь. Мой биологический отец звонил мне в четверг, он так долго расспрашивал меня о моей жизни. Ох. - Молли скорчила гримасу. Она всегда делала акцент на слове "биологический", никогда не чувствовала связи между отцом и дочкой. Они были по-настоящему близки лишь однажды, когда отец- сенатор приехал в Венецию, узнав о том, что в семье Молли частые скандалы и ссоры. Тогда он провел с шестнадцатилетней девочкой неделю, почувствовав  ответственность за неё. Она чуть было не назвала его впервые отцом, но он был вынужден уехать к своей семье, так и не попрощавшись. Малена затаила обиду и даже через столько лет сполна не могла простить своего отца, который теперь пытается наладить отношения.
— И у меня есть свой принцип, который ты считаешь глупым. Да, ненавижу гражданские браки, считаю, что это так рутинно и бесчувственно. Сначала должна быть свадьба. Это начало новой совместной жизни. Сама я не могу себе позволить снимать квартиру в Сакраменто, слишком дорого. И я не хочу, чтобы ты это делал за меня. Не ты,  не мой биологический отец. Поэтому давай оставим всё как есть, если других вариантов ты  пока не придумал. - Малена повернула голову набок и прищурила свои голубые большие глаза. Она сделала тонкий намек на то, что над "другим вариантом" она подразумевает предложение. Но мужчины никогда не понимают намеков, им нужно говорить всё прямо и твердо. Николас, как назло, продолжил эту тему, которая начала развиваться не в лучшую сторону.
— Что может заставить молодого и полного жизни человека связать себя цепями, названными "брак"??? Николас... - сеньора Вальверде возмутилась,  и на ее лбу показались две едва заметные морщинки.
— Твой брат женат и наверно он счастлив в браке!  У него есть красивая жена, смышлёный талантливый ребенок, который однажды оказал тебе огромную услугу! Они полноценная счастливая семья! Брак - это новый этап в жизни каждого человека, брак - это счастье и... Семья... У меня никогда не было нормальной полноценной семьи! Опустим вообще тот факт, кто мой  отец  и как часто он проводит со мной время. - шел второй бокал красного вина, который Молли тот час же осушила до дна.
—  Мне нужно в дамскую комнату. Прошу прощение. - быстро проговорила Малена и удалилась. Она не знает, что именно произошло за те пять минут, которые она потратила на припудривание носика, но когда девушка вернулась, та картина, которую она увидела перед собой, слегка ее ошарашила.
Официантка с нескрываемым интересом разговаривала с Николосом, затем, лучезарно улыбнувшись, взяла салфетку, написала свой номер и сунула ее в передний карман пиджака Соньера.  Глаза Молли загорелись, она села на свое место и сказала официантке :
— Принесите еще вина, дорогая. - просверлила ядовитым взглядом и мило, наигранно улыбнулась. Она уже знала, что будет делать с ними двумя.
— Вижу, ты не скучал. И теперь я понимаю, почему ты не сторонник брака. Тебе не хочется связывать свою жизнь с одной единственной девушкой, так ведь? Их так много, все проявляют к тебе неприкрытый интерес, тебе это нравится, да? – Ник пытался ей что-то сказать, но Малена слушала только себя. Через пять минут вернулась официантка со второй бутылкой вина.
— Вас не затруднит...? - Молли указала своим длинным аккуратным указательным пальчиком на два бокала, официантка открыла бутылку и начала наливать вино. Молли засунула одну руку под стол и резко подвинула его. Бокал с вином, стоящий на краю стола пошатнулся, а затем и вовсе упал и разбился, предварительно обрызгав бедного Николаса.
— Вы так не аккуратны, милая. - с сожалением воскликнула Молли и перевела взгляд на Ника. Он неодобрительно качал головой, но Малена лишь улыбнулась ему, встала из-за стола, взяла свою сумочку и вышла из ресторана. «Извини, милый. Но не я заигрывала с официантками. Получили оба. Не моя вина.»
Алкоголь придал ей немного смелости, и она пулей выскочила из здания. Через некоторое время она уже не чувствовала былой злости, но на смену ей пришла надоедливая совесть. «Он ведь теперь меня за такую выходку никогда не простит!» [/i] Малена шла по вечернему Сакраменто и думала о том, что сделала не самый умный и хороший поступок. Домой идти ей не хотелось, поэтому она вызвала такси и поехала в любимый клуб "The Press Club", в котором она любила проводить время еще до знакомства с Николасом. Она хотела позвонить Нику, но не решалась написать даже сообщение.

+2

8

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Tell me three words, eight letters, say it - and I'm yours.