Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Our season is here


Our season is here

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Anabelle Hafermann & James Hafermann
Место: горнолыжный курорт
Время: 04.10.13
Время суток: -
Погодные условия: снег везде
О флештайме: Хаферманны решили развлечься. развлеклись, ага.

0

2

Не то чтобы она не любила отпуска, ведь все-таки подобное событие бывает лишь раз в году, да и супруг всегда мог удивить необычными планами на все свободные дни, но почему-то в этот раз она не выказывала никакого восторга. А получив не только словесное описание от необычайно воодушевленного мужа, но и документальное подтверждение предстоящей поездки в далекую и наверняка холодную Швейцарию, Анабель едва сдержала вздох разочарования. Но она вовремя взяла себя в руки и попыталась всячески поддержать запал Джима. Он нечасто бывает столь эмоциональным и чтобы подсчитать подобные случаи хватило бы и двух рук, так что брюнетка надеялась, что и ей удастся проникнуться грандиозностью будущего тура.
Возможно с каждым уходящим годом в ней поселяется неведомая доселе жажда спокойствия, но планируя пару месяцев назад отпуск, Анни представляла себе совершенно иную картину. А именно две недели домашней неги, когда ты можешь посвятить все свободное время банальному ничегонеделанию или восполнить недостаток общения со своим мужчиной, которого все предыдущие дни ты видела либо утром, либо вечером. Конечно, короткие и общепринятые диалоги навевали тоску и воспоминания о былых временах, так что ее желание исправить это досадное положение было вполне логичным. Однако выбираться за границы собственного дома не входило в эти грандиозные планы. Но теперь ничего не исправить, остается довольствоваться тем, что есть и пытаться находить плюсы в сложившейся ситуации. Ведь по сути Джеймс будет рядом, а что ей еще надо? Да, рядом не будет родных стен, но разве это главное? Вдобавок это хорошая возможность забыть о своих волнениях о дочери, которая хоть и взрослая, но частенько доводит ее до нервного припадка.
Она не сказала «нет» ни в тот новостной вечер, ни на следующий день, ни через неделю, а затем отпуск плавно вступил в свои законные права. Накопленная храбрость уже не смогла бы бороться с паковкой чемоданов и стремительным ходом событий. Казалось бы только вчера они рассматривали фотографии курорта Санкт-Мориц, где они планировали провести в отпуск, как следом они уже садились в самолет до Цюриха, а там еще пару часов на поезде и белоснежные склоны, обволакивающие курорт уже манили своими высотами.
- И все же, почему нельзя было поехать на те же Мальдивы... - задумчиво пробормотала себе под нос Анабель, уже в десятый раз проводя расческой по волосам. Как бы она не хотела расслабиться, но внутреннее негодование не позволяло насладиться действительно прекрасным времяпрепровождением в полной мере. Они провели здесь почти неделю и каждый день открывали что-то новое на столь обширной территории. Похоже здесь и правда было все, что пожелаешь, разве что большое количество далеко не бедных людей придавали этому месту некоторую чопорность и излишний пафос. Она всегда старалась избегать подобные светские общества, выбирая какие-нибудь уютные и небольшие ресторанчики, однако сегодня был особый случай.
Джеймс никогда не славился излишней романтикой. Да, он любил ее, но любил по-своему. Без этой шаблонной мишуры и многословных признаний. Порой с ним, конечно, случалось подобное, однако это было весьма редкое явление. Но сегодняшнее приглашение на ужин в ресторане отеля носило отчасти ностальгический характер. Столь обаятельным и заботливым он был лишь в день, когда он сделал ей предложение и стоило предположить, что ее ждут сюрпризы. А может она снова поддается своей бурной фантазии и ничего сверх оригинального сегодня и не произойдет.
- Я слышала твои шаги, так что хватит стоять в дверях и наблюдать за мной. - с приглушенным смехом протянула Бель, заводя прядь волос за ухо и оборачиваясь к супругу. Возможно это действительно была хорошая идея — вот так вот оставить свою прежнюю жизнь в другой стране и раствориться в новой обстановке, взяв другие имена, фамилии, вернув ту трогательность в отношениях, какая была у них раньше.
- Мне кажется, что я буду выглядеть серой мышкой в толпе разодетых дам и их кавалеров — с наигранной печалью в голосе и плохо скрываемой улыбкой продолжила брюнетка, плавно поднимаясь с мягкого стула и подходя к Джеймсу. Нет, она не часто выпрашивает комплименты, но почему бы сегодня не дать своему поведению немного кокетства и детскости.

Отредактировано Anabelle Hafermann (2014-01-20 23:48:36)

0

3

Надоело. Это слово крутилось в мыслях Джеймса дольше, чем полмесяца. Надоело пытаться удержать все под контролем, надоело беспокоиться о дочери, которой они с Анабель уже и не нужны были, надоело  подстраиваться под изменяющийся - причем не в лучшую сторону - мир, надоело делать вид, что семья не переживает нелегкие времена. Они с Анабель посвятили огромную часть своей жизни дочери, и теперь, казалось, их уже ничто не связывает, кроме общего дома и общей постели.
Захотелось сбежать как можно дальше, и ничего лучше далекой Европы Джиму в голову не пришло. После Сакраменто, где триста шестьдесят дней в году светит солнце, лучшим вариантом для побега был горнолыжный курорт: Джеймс уже и не помнил, когда в последний раз гулял по хрустящему снегу или отряхивал с головы и плеч снежинки, ворча, что на морозе мерзнут пальцы и слезятся глаза.
Конечно же, благоверная не выразила восторга по поводу этой идеи, но Джеймсу, откровенно говоря, было без разницы. Мужик сказал - мужик сделал, и решение не обсуждается. Джим любил ощущать себя главой семьи, но было ли так на самом деле, - это уже другой вопрос. Анабель не отказывалась от затеи, но ворчала больше обычного. Благо за почти двадцать лет жизни в окружении двух любимых женщин мозг Джеймса научился фильтровать женскую речь.
Сборы прошли быстро - наверное, оттого, что Джим еще за неделю для отъезда мысленно составил список всего того, что нужно было взять. А супруга еще раз все перепроверила. Иногда Джеймсу казалось, что своей дотошностью они довели Ванду до того, что она сбежала из дому.
Почти неделю они с Анабель проводили вроде бы и вместе, но по отдельности, причем ощущали себя в таком состоянии вполне комфортно, по крайней мере, Джеймсу. По вечерам он ходил играть в бильярд, попивал коньяк, общался с такими же бизнесменами, которые сбежали от повседневности. Но этого было недостаточно.
Джиму казалось, что они с Анабель таким образом наказывают себя в отсутствие дочери, словно, чтя память о ней, не позволяют себе быть счастливыми. Но разве это правильно? В конце концов, они же ее не похоронили. Она живет своей жизнью, на которую имеет право. А они имеют право продолжать жить дальше. Именно эти мысли заставили Джеймса предложить Анабель поужинать вместе в ресторане. Тем более, он знал, что его благоверная прихватила с собой платье, которое просто требовало, чтобы его "выгуляли".
Застегнув пиджак на две верхние пуговицы и попытавшись хоть как-то поправить непослушные волосы, Джеймс прошел в комнату, где собиралась Анабель, и замер в дверном проеме. Видимо, чтобы увидеть радугу, нужно захотеть ее увидеть или хотя бы быть готовым к этому. И сегодня, впервые за долгое время, Джим увидел в Анабель не просто любимую жену или мать их общего чада, а просто красивую женщину, с которой ему посчастливилось быть связанным. Он даже не стал окликать ее, он просто наблюдал за ее сборами, изучая свою женщину, представляя, какое белье может быть под этим платьем.
Они с Анабель были очень похожи, и любые романтические поползновения друг друга прекращали на полпути. Вот и сейчас, не дав Джиму насладиться моментом, супруга дала понять, что она заметила его присутствие. Мягко усмехнувшись, Джим вошел в комнату, и к тому моменту Анабель уже поднялась со стула.
- Мне кажется, что я буду выглядеть серой мышкой в толпе разодетых дам и их кавалеров, - сказала Анабель.
Джим нахмурился, но сразу улыбнулся, чтобы жена не подумала, что он сердит.
- Даже не знаю, что осталось более недооцененным - твой вид, или же твой кавалер, - озвучил свою мысль Джеймс, после чего улыбка перешла в усмешку. - Ну что, пойдем?
Вечер в ресторане начался, мягко говоря, не очень приятно. Свой столик им пришлось ждать не меньше десяти минут, а Джим был не из тех, кто любит ждать и терпеть. В конце концов, их усадили за столик рядом с большим окном, принесли аперитивы, но Джим, вместо того, чтобы смотреть в меню, уставился во тьму за стеклом, рассеиваемую редкими фонарями.
- Интересно, как там Ванда, - проговорил он негромко, после чего взволнованно посмотрел на Анабель, как будто спрашивая ее взглядом "неужели я сказал это вслух?"

+1

4

Как и сложилось в их семье, они нечасто показывали свою чувственную сторону, даже друг другу. Какие-то проблески подобного встречались в первые годы, полные взаимных симпатий и свободной юности, а затем пошла супружеская жизнь, которая была полна сюрпризов и неожиданностей. И не всегда они находили время на то, чтобы воссоздать ту романтичность и трогательность, о которых любят говорить в книгах или делятся воспоминаниями пары, которые пережили столько же лет вместе, сколько и они. Они выбрали доверие взамен бесшабашным эмоциям и может поэтому их брак до сих пор крепок, несмотря на внешние и внутренние несоответствия. Они научились подстраиваться друг под друга, будучи уверенными в том, что поддержка от близкого человека всегда рядом с ними и что любую проблему, которая может возникнуть перед ними, они вместе благополучно разрешат. Подобное положение дел устраивало их все эти годы и может устраивало бы и дальше, но почему-то в тот вечер все не задалось с самого начала.
Томительное ожидание заказанного столика в роскошном ресторане отеля, эти бесконечные переглядывания персонала, словно произошло что-то невообразимое, но они не решаются сказать это вслух. И это не говоря о любопытных взглядах окружающих, которые тут же облепили их, стоило метрдотелю начать раскланиваться аж до самого пола и постоянно извиняться. По выражению лица супруга, женщина понимала, что подобная заминка может привести к весьма плачевным последствиям, поэтому провела ладонью по его руке, отвлекая внимание на себя. Ее мужчина всегда держал свои эмоции под контролем, но и у самого спокойного могут сдать нервы. Хотя здесь скорее сработал бы принцип идеалиста. Такова уж черта всей семьи Хаферманнов. Они очень щепетильны в плане выполнения определенных действий, а уж если они предписаны и продуманы заранее, то любое отклонение или преграда на пути их выполнения вызывают все вплоть до раздражения и весьма ощутимого желания убивать. Она с дочерью научилась контролировать это будоражащее чувство, а вот Джиму не всегда удается сохранить хладнокровие. Однако сегодня ей удалось предотвратить возможный инцидент и спустя каких-то десять-пятнадцать минут, они расположились за уютным столиком у большого панорамного окна, который открывал прекрасный вид на ночной заснеженный пейзаж.
Затем последовали аперитивы, которые никогда не вызывали у нее должного восторга, и бархатные меню. То ли в виду случившегося во время их прихода, то ли чего другого, но обслуживающий их официант по ее мнению слишком часто подходил к их столу. Он то вежливо интересовался, сделали ли они свой выбор, то постоянно окидывал их многозначительным взглядом. Но похоже это замечала только она, поскольку супруг не обращал на происходящее ровным счетом никакого внимания. Он даже не решился открыть меню, а предпочел смотреть в окно, словно пытаясь найти в ночной мгле что-то очень необычное. Брюнетка пару минут наблюдала за задумчивым супругом, но вскоре переключилась на витиеватый шрифт меню.
Анабель весьма часто за последнее время заставала мужа за столь неподходящим для него занятием. Сколько себя она помнила, Джеймс всегда пытался себя чем-нибудь занять. Будь то физическая активность или мыслительная, но он не позволял себе сидеть без дела или попросту погружаться внутрь себя. Может сказывается возраст? Но они еще не достигли той почтительной точки, когда твоя жизнь меняется в прямо противоположную той, что была у тебя ранее. А может в этом виновато то, что единственное, что придавало им жизнь, что объединяло их и позволяло считать полноценной семьей, исчезло, а они до сих пор не могут с этим свыкнуться. Они пытаются играть по старому сценарию, но былой гармонии уже не найти, а о чувственной стороне и заикаться не стоит.
- Интересно, как там Ванда
Неожиданно его голос разорвал казалось бы устоявшуюся тишину над их столиком. Женщина, до этого увлеченно рассматривающая винную карту, замерла и сделала глубокий вдох. Похоже она была права в своих подозрениях и рано или поздно их разговор подошел бы к этой болезненной теме. Однако так ли она была болезненна? По сути, их долг выполнен. Их дочь уже взрослая, она нашла свой путь в жизни и уверенно идет по нему. Они научили ее всему, что знали сами и теперь они могут лишь гордиться своим чадом. Но привязанность, бесконечная любовь к дочери... Да, пожалуй, именно это не позволяет им расслабиться и, наконец, пожить для себя. Это трудно, не видеть своего ребенка так часто, как ты этого хочешь, но в тоже время тяготить его своим вниманием совершенно не хочется. Они поддерживают ее всем, чем могут и все так же ждут, когда она заглянет к ним в гости, хотя бы на пару дней.
Бель подняла тяжелый взгляд на мужа, сталкиваясь с его взволнованным лицом и аккуратно отложив в сторону книжку, тоже посмотрела в окно. Да, он сказал это вслух. Высказал то, что вертится уже давно на языке и у нее, и у него. То, с чем они до сих пор не могут справиться. То, что даже сейчас не позволяет им в полной мере насладиться прекрасным вечером.
- Я думаю, что с ней все хорошо, - Анна расплывается в легкой улыбке, переводя взгляд от заснеженных верхушек гор на своего мужчину и неуверенно протянув руку, накрывает его ладонь своею. - Она звонила мне пару дней назад. Она вся в творчестве и я рада за нее. Все же мы должны быть счастливы. Наш ребенок исполнил свою заветную мечту и рвется к большим высотам. И я думаю, что теперь нам сконцентрироваться на наших взаимоотноше...
Но завершить свою фразу она не успевает, поскольку рядом с ними, словно из неоткуда появляется незнакомый мужчина в черном смокинге. И именно таких людей она и боялась встретить здесь. Казалось бы привлекателен внешне, несмотря на проседь в волосах, но в в каждом движении, повороте и наклоне головы ощущается невероятная самоуверенность, возможно, амбициозность. Незнакомец определенно богат, как и все присутствующие здесь, но вероятность того, что он сколотил свое состояние честным путем, весьма мала. А он тем временем расплывается в елейной улыбке, когда пара обращает на него свое внимание и с небольшим акцентом произносит
- Мистер и миссис Хаферманн, я так полагаю?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Our season is here