Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Странные странности ‡или Таховская лихорадка мод он!


Странные странности ‡или Таховская лихорадка мод он!

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s1.uploads.ru/jbtIX.png
Naomi Welwood

&

http://s4.uploads.ru/pMK2E.png
Charlie Nunter




Место:
Сакраменто, озеро Тахо
Время:
09.08. - 10.08.2013
Время суток:
ночь, утро, день
Погодные условия:
достаточно тепло
О флештайме:
иногда мы встречаемся, иногда мы влюбляемся, но чаще всего мы сбегаем, избавляясь от проблем, не рассчитывая, что может снова встретиться и тогда... Тогда придется все объяснять.. Заново!
К слову: начало

0

2

День на озере проходит быстро, легко и беззаботно. Завязываются новые знакомства, все собираются в итоге у костра. Кто-то играет на гитаре, кто-то что-то поет. Атмосфера дополняется разносящимся смехом по берегу озера. Когда начинает темнеть, кто-то предлагает игры у костра, и наша большая компания разбивается на небольшие группы. Рядом играют в Мафию, никогда бы не подумал, что эту игру можно предложить на природе, но кто-то предложил и нашлись желающие. Еще одна группа рядом пока разбивается на пары, а наша группа, уже разбившись на пары, готовится к небольшому конкурсу. Нам обоим завязывают глаза и уже после объясняют правила. Все оказывается очень просто. Кто быстрее найдет у друг друга по три спрятанные монетки. Глупость какая-то сказал бы кто-то, но на поиск нужного количества монет ушло тоже какое-то время.

Мы занимаем второе место в конкурсе с монетками, но на наших лицах нет и тени расстройства. Я весь день намеренно не возвращаюсь к разговору, тему которого не хотел затрагивать, пока мы не останемся наедине. Пока нам никто не сможет помешать. Это самое решение дает нам день веселья и приятных эмоций. В том году рубить дрова на костер досталось мне одному, в этом же году я не мог без смеха наблюдать за попытками своей бывшей невесты управиться с топориком. Нет, она все делала правильно, только для этого нужно было чуточку больше сил. А а я знал, что стоит мне об этом сказать, я имел все шансы схлопотать локтем в ребра и это был самый безобидный вариант. Ведь у нее был топор в руках!
- Идем прогуляемся. - я беру ее руку в свою и увожу от большого общего костра в сторону. Первую минуту мы идем не разбирая дороги, глаза еще не успевают привыкнуть, но после мы идем по берегу, вдоль кромки воды. Мы долго идем молча, никто из нас не пытается завести разговор, будто нам это и не требуется. А требуется ли?
- Я хочу искупаться. - останавливаюсь около первого же деревца, стаскиваю футболку и вешаю ее на одну из веток. Обувь уже тоже в стороне, я осматриваю берег на наличие приличного спуска, мне не хотелось бы переломать тут ноги. На мое счастье в нескольких шагах есть хороший заход в воду. Оборачиваюсь обратно к Тори, с удивлением замечая, что она все еще одета.
- Ты не идешь? - оказываюсь рядом с тобой, прихватывая низ твоей футболки, подозревая, что под ней ничего нет. - Ты меня стесняешься или природы? - с довольной улыбкой спрашиваю, стаскивая с себя шорты и оставляя их на ветке вместе с футболкой.
- Вода должна быть очень теплой, неужели не хочется? - тяну несильно тебя за руку ближе к воде, с улыбкой наблюдая за твоими легкими сопротивлениями.
- Хорошо, даю тебе выбор - или ты сама разденешься и полезешь в воду. Да, именно, я не спрашиваю. Либо я тебя окуну сам. Прямо в одежде. - скрестив руки на груди, принимая серьезную позу, я не смог удержаться от очередной улыбки, когда в мою сторону полетело что-то из ее одежды вместе со словами "Чарли, ты совсем дурак!". Я знаю, спасибо.
Только я решаю, что проблема решена, и отворачиваюсь, чтобы пойти к воде... как замечаю, что кто-то решает оставить меня здесь одного. Видимо уловка со снятой вещью была рассчитана на потерю моей бдительности, и черт возьми, удачно!
- Так, так так, куда мы собрались? - оказываюсь рядом с девушкой, обхватывая ее руками со спины, останавливая и разворачивая обратно к воде. - Знаешь, второй вариант мне самому нравится больше! - разворачиваю тебя к себе лицом, ловко подхватываю на руки и несу в сторону воды.
- Я предупреждал, предлагал выбор, не сопротивляйся. - и я действительно так же уверенно иду к воде. Вот вода уже по колени, по пояс, кстати она и правда теплая. Когда захожу еще немного глубже, отпускаю, наконец, и тебя, позволяя упереться ногами о песочное дно.
- Теперь можешь мстить. - не скрываю своей довольной улыбки, оставаясь рядом. На мгновение оборачиваюсь на смех, доносящийся с берега. Видимо кто-то застал наш заход в воду и твои крики о помощи, но теперь оставили нас все же одних.
- Все хорошо?

+1

3

Иногда мы встречаемся, иногда мы влюбляемся, иногда даже женимся, чтобы потом развестись. Бывает, ссоримся по пустякам, сбегаем, во избежание проблем. Последнее – это про меня. Мне всегда казалось, что я эдакая неуловимая пташка, которой, если инаступают на хвост, то потеряв пару перьев, та все равно улетает, скрывается и смешивается с остальными. Оказывается, что я была не права и мои надежды, моя самоотверженнаяжертва, на которую я пошла ради Хантера – не получилась. Да, он остался жив, цел и невридим. И даже все достоинства совои сохранил, ту адски привлекательную улыбку, томный взгляд,к огда встрчеается с моим и цепкое прикосновение рук. Пока Чарли сидел у палатки с мужчиной, с которым дрался и обхаживал его раны, я искоса наблюдала за ними, взвешивая все за и против, вспоминала то, что нас объединяло раньше, как задушевныебеседы ни о чем, так и сумасшедший секс, разбиралась в своих отношениях к нему. И чего греха таить, я сравнивала его с Люком, который ничего не подозревая, сидел дома. При одной мысли о нем сердце неприятно щемило и давило, и я хотела все снова бросить и сбежать. Но редкие оглядывания Чарли на меня давали понять, что менядогонят и развернут, а если не развернусь – закинут на плечо и просто насильно вернут хотя бы для того, чтобы я объяснила свой предыдущий побег. Черт,я  втупике, и мне приходится плыть потечению, оставив все так,к ак есть.

День на озере проходил не вполне обыденно, но уже к вечеру все мы перезнакомились, почти сдружились и я даже успела поиграть в мафию. Никогда раньше в неё не играла, но, побыв мафом и доктором (вроде бы) один раз даже умудрилась выиграть. Кроме игры в мафию удалось поучаствовать в конкурсах, водном из них, с монетками, мы занимаем второе место. Я смеюсь, практически расслабляюсь и уже забываю о том, что мне предстоит провести с Чарли ночь в одной палатке, надеюсь, что мне удасться сделатьв ид, что я уснула и избежать этого разговора, нависающего надо мной темнойтучей.
После всех игр, Хантер берет меня за руку и уводит к воде. Я устала и не подаю виду, что блестящая гладь Тахо меня пугает и я купаться не буду. Максимум зайду в воду по щиколотку, чтобы не впасть в панику. Но у Чарли на этот случай как всегда свое мнение.
- Я хочу искупаться.кто бы сомневался, что он потянет меня купаться. Не подаю виду, останавливаюсь, складывая руки на груди и наблюдаю, как он вначале снимает футболку, затем штаны и остается водних плавках. Оцениваю его фигуру и снова напрашивается сравнение. Я помню его, помню Чарли таким,к аким он был полгода назад, и он ни капли не изменился. Кто скажет, что между нами большая разница в возрасте и что он нашел в такой зеленой девчушке, как я? Странно, но Чарли совсем не выглядит на свой возраст, он гораздо моложе, и к чему греха таить – чертовски сексуален.
-Сомневаюсь, что вода будет холодной, и.. – я позволяю подвести меня к воде, скидывая по дороге сланцы на землю и подхожу к кромке воды, давая слабым волнам ласкать мои стопы, - Но я не хочу плавать, Чарли. Да и у меня нет с собой купальника, - слабая отмазка, я страюсь забрать свою руку из твоей хватки так, чтобы это не показалось слишком грубо с моей стороны. –Но я догадываюсь, что у тебя свои планы на этот чет, не так ли? – улыбаюсь, пячусь назад и.. Ну конечно, ты бы не был Хантером, если бы не взял инициативу на себя. Уже спустя мгновение и я красуюсь на твоем плече, перекинутая через него,к ак непослушная девчонка, болтаю ногами и несильно бью тебя по спине руками.
-Чарли, отпусти меня немедленно, - строго сказать не получается, приближающаяся вода к моему лицу заставляет меня нервничать и вырваться ещё сильнее. – ЧАРЛИ! Не надо! – срываюсь, кричу, брыкаюсь, вырываюсь. Черт, отпусти меня, не надо в воду, я сама! – словно послушав меня ты отпускаешь меня, держа руки на талии, и я, почувствовав дно под ногами замечаю, что вода скрывает меня ровно на половину. Штаны намокли и неприятно липнут к ногам, туника, в которую я нарядилась, по краям тоже намокла, я хочу сердиться, но улыбающийся мужчина, явно довольный своим поступком меня сбивает.
-Хантер, твою мать! – я несильно плескаюсь в тебя водой, оставляя на теле несколько капелек, - Я же боюсь воды и не умею плавать, ты забыл, или решил повторить то, чем занимался полгода назад?! – осекаюсь, понимая, что опять сама напомнила тебе о разговоре и прошлом, вспоминая то, как мы однажды уже ездили на природу и я в панике цеплялась за тебя, когда ты точно также скинул меня в воду. Тогда мне пришлось открыть тайну моей боязни воды, и ты долго успокаивал меня, а я, хлюпая носом, прижималась к тебе, постепенно успокаиваясь.
С того времени моя боязнь не пропала, но благодаря Люку – она немного притупилась. Сейчас я могу спокойно стоять в воде, правда при малейшей нависающей угрозе надо мной – меня снова кидает в панику, доводя до истерики.
-Вот, я не успела раздеться, а ты меня скинул в воду, - снова отправляю в тебя столп воды, и выхожу на берег. Снимаю прилипшие штаны, откладывая их недалеко от твоей одежды, снимаю тунику, оставаясь в нижнем белье и слышу смешок. Кто-то подглядывает за нами, я оборачиваюсь и встречаюсь с тобой взглядом.
-Я не буду плавать, могу постоять тут, - упираю руки в бока и с удовольствием отмечаю твой взгляд, скользящий по моей фигуре. Да, формами природа меня не обделила, а в нижнем белье, пусть не в  купальнике – я ещё и умело подчеркнула все свои прелести. Аккуратно вхожу в воду, давай коже привыкнуть заново, покрываюсь мурашками каждый раз, когда меня обдувает холодный ветер, и приближаюсь к тебе, отмечая, как ты зашел ещё глубже. – Чарли, если я утону – я приду с того света к тебе, - дрожащим голосом, цепляясь за шею, произношу очень тихо и несильно щипаю тебя за шею, - и буду ооочень сильно тебя мучать. Так что.. В твоих интересах, чтобы из воды я вышла живой, целой и невредимой! – на последних словах улыбаюсь, замечая, что совсем недалеко несколько приезжих тоже последовали нашему примеру, но.. Мне кажется, или они купаются в неглиже?!

+2

4

Это было отличным завершением насыщенного дня. Дня на Тахо, который никогда не обходится без приключений, как и сегодняшний. Автобус, палатка, конкурсы, когда им, наконец, удалось отвлечься и быть самими собой. Он не смотрел на нее больше искоса, выжидая каждую секунду, что она сбежит, ровно как и она смогла расслабиться и просто позволить себе отдыхать. ЗА это он и любил это место, оно успокаивало душу и давало отдых телу. Здесь, на природе, они снова смогли стать просто мужчиной и девушкой, которых не разделяет огромная пропасть прошлого, которая так их изменила и могла изменить еще сильнее, но они оказались сильнее.
Прогулка вдоль берега возвращает им спокойствие, возвращает радость и игривое настроение. Воистину, будучи так близко к природе, начинаешь себя чувствовать молодым или даже ребенком, когда хочется забыть все и резвиться на берегу. И даже заход в воду, который вызвал столько возмущений со стороны Тори, не смутили мужчину. Он помнил о ее боязни воды и он намеревался попробовать это исправить. Но сначала нужно было вывести девушку из этого недовольного состояния, что ему нередко удавалось простой искренней улыбкой, на которую она всегда отвечала, не могла удержаться.
- Я дам тебе шанс позже мне отомстить за это, хорошо? - вкрадчиво спрашивает мужчина, опуская девушку в воду прямо в одежде, чем снова вызывает недовольство. Которое все же быстро проходит, и она возвращается обратно в воду уже в одном белье. Незачем греха таить, при тусклом лунном свете, он на мгновение ею залюбовался. Вспоминая изгибы ее тела, которые ему были так знакомы. Каждый из них он исследовал сотни раз, запоминая, изучая и обрисовывая подушечками пальцев.
- Я не дам тебе утонуть, иди ко мне, ближе. - перебивает девушку, придвигая ее ближе к себе. Такую взволнованную и напуганную. - Ты правда думаешь, что в моих интересах навредить тебе? - чуть склоняя голову набок, он придвигает ее еще ближе к себе, где вода уже скрывает ее грудь, заставляя цепляться за его плечи и шею.
- Я хочу, чтобы ты перестала бояться. Попробовала. Довериться мне, поверить. - он наклоняется к ней, касаясь губами ее губ, прикусывая нижнюю, не давая сразу отстраниться.
- Я никогда не вредил тебе, никогда не сделал чего-либо, чтобы расстроить тебя. Думаю, я заслуживаю капельку доверия? - он подхватывает ее тело, еще более невесомое в воде, заводя ее ноги себе за спину, и удерживает. - Не хочу, чтобы какой-то страх у тебя ассоциировался со мной. - но говорил он одно, когда думал совсем о другом. Она была слишком близко, слишком ощутима, слишком жива и зависела сейчас от него. Вопреки своим словам о ее страхам, он вновь касается ее губ, захватывая их в требовательном поцелуе. Отпускает их, целуя нежную кожу на ее шее, собирая капельки воды, играющие в лунном тусклом свете.
Где-то у них за спиной послышался плеск воды и радостный смех, они были не одни. Да и чему удивляться, ночные купания любят все, за исключением девушки в руках Чарли.
- Если хочешь, мы вернемся на берег. К костру или пойдем спать. - намеренно спокойным тоном, таким же тихим голосом он задает свой вопрос, делая акцент на последнем слове. Он не станет требовать или добиваться чего-либо от нее, если не поймет, что и она хочет того же.

+1

5

Я дам тебе шанс позже отомстить за это, хорошо? – чувствую рой бабочек внутри, которые стремятся вырваться наружу от его голоса. Вспоминаю то, как его голос действует ан меня, насколько с хорошей стороны он открылся тогда, когда мы были вместе, и как я не смогла выполнить задание заказчика. Также я замечаю коварный огонек в глазах Чарли, и не могу не улыбнуться на его улыбку.
-Откуда я знаю, что у тебя на уме? – пожимаю плечами, удивленно приподнимая бровь, но, опираясь о его плечи, я смелее захожу в воду. Наверняка, Чарли единственный, или хотя бы один из немногих, кто действует на меня успокаивающе, тот, кому я научилась доверять, и могу спокойно находиться рядом с ним в воде.
Он заводит меня глубже, где вода уже доходит до уровня груди. Это заставляет мое сердце судорожно сжаться и я затаиваю дыхание. Он чувствует мой страх, поддерживая за талию, не давая темной воде затянуть меня в свои сети и утащить в глубину. Не свожу глаз с его, наблюдаю, как его зрачки расширяются и в черной бездне отражаюсь я, вся такая затравленная, испуганная, и смущенно улыбающаяся.
-Ай, - я оступаюсь, прижимаясь к нему, оказываясь слишком близко от его губ. Он успевает подхватить меня, коснуться губами моих. Не сразу закрываю глаза, чтобы почувствовать вкус его губ, смотрю на него, и не сразу отвечаю.
Я никогда не вредил тебе, никогда не сделал чего-либо, чтобы расстроить тебя. Думаю, я заслуживаю капельку доверия?ох, ты заслуживаешь куда большего, просто я не достойна тебя, - обнимаю его ногами, когда он подхватывает меня в воде, приподнимая над вязким песком. Теперь я полностью зависима от него, и даже возвышаюсь на ним и уровнем воды. Склоняюсь к нему, заставляя кончики мокрых волос упасть на его плечи, разметаться вокруг и накрыть нас, скрывая то, чем мы занимаемся. Мы снова целуемся, более нежно, но в то же время его губы требовательно раскрывают мои, язык проскальзывает внутрь и изучает мой рот, касаясь зубов, моего языка. Моя голова идет кругом, а дыхание перехватывает. Сердце часто бьется уже не от страха, хотя он и не прошел, а от того чувства, которое он вызывает внутри. Где-то в глубине меня возникает мысль о Лукасе, но гулкий стук сердца заглушает её, снося в моей голове все барьеры, превращая меня в одну сплошную эрогенную зону, содрогающуюся от его прикосновений.
-Если хочешь, мы вернемся на берег. К костру или пойдем спать. – неизвестная группка людей, которую я заметила чуть раньше, наглым образом подкралась к нам, крича и улюлюкая, подстрекая меня стрелять в них гневным взглядом. Неужели озеро настолько крохотное, что надо мешать нам?
-Знаешь, - я шепчу в его губы, - если мы не уйдем отсюда, эта компания нас либо задолбет, либо изнасилует, - улыбаюсь, захватывая его нижнюю губу в плен своей, и посасывая, чуть оттягиваю на себя. – Но тебе придется нести меня, мне тут удобно, - я слегка ерзаю на уровне его бедер, ощущая, что игры с ним уже здорово отражаются на твердости в районе паха. Игра с огнем всегда меня заражала, а возбуждать человека, который когда-то был твоим – удовольствие вдвойне. Чувство ликования не спрячешь, когда понимаешь, что он не остыл, и победа засчитана, даже не смотря на то, что дома ждет тот, с кем ты поругалась.
-Дальше я сама, - когда Чарли выходит наполовину из воды, а мою попку обдувает прохладный ветерок, заставляя меня ежиться и прижиматься к нему ещё сильнее, я требовательно щипаю его за плечо, и опускаюсь в воду. Озеро ласково касается моих ступней, дотрагиваясь до щиколоток и охватывая ноги до колен. Мягкий песок поглощает стопы, тоже ласково прохаживаясь вдоль. Я аккуратно ступаю, держась за его руку, и, когда мы оказываемся на берегу, снова неуклюже спотыкаюсь. Хоть купание прошло и успешно, мои ноги все равно дрожат, что заставляет меня неаккуратно ступить на левую ногу, а после, падая, потянуть на себя мужчину, шагающего рядом. Заливаюсь смехом, когда мы оба оказываемся на песке, и я чувствую, как этот несносный песок лезет везде, прилипая и доставляя весьма противные ощущения всей коже.
-Нам точно надо вернуться в палатку, - провожу рукой по его щеке, оставляя налет песка от своей ладошки, и снова хихикаю, - иначе мы превратимся в двух песочных людей. – легонько касаюсь его губ, и выскальзываю из его объятий. Быстро встаю, собирая свою одежду по берегу. – Идем? – протягиваю ему руку и широко улыбаюсь. Ну да, может мне и не придется ничего объяснять, зайдем сейчас в палатку и нас сморит тяжелых сон от усталости.

+1

6

Природа природой, но даже здесь, на озере, вдали от цивилизации, им не давали остаться наедине. Стоило им найти тихий уголок, залезть в воду, как их уединение было наглым образом нарушено.
- Либо мы устроим им показательные водные бои и одержим победу. - а почему бы и нет? Но все же, это было совсем не то, чего хотел бы Хантер. В его руках был женщина, тело которой само просило, чтобы его любили. Оно было создано для этого.  И она это доказывала каждым своим прикосновением, каждым касанием губ к его губам, заставляя на секунду перестать дышать, а потом вспоминать, что воздух очень важен.
Легонько щипает Тори за пятую точку, когда та начинает ерзать, дразня мужчину, чем вызывает на его лице снова коварную улыбку. Она должна понимать, что просто так он этого ей не простит, не сможет.
Они направляются к берегу, останавливаясь по пояс в воде, он опускает ее обратно на землю, позволяя выйти первой из воды, нагло задержавшись и любуясь ею со спины. Но нагоняю ее, почти у самого берега, как раз во время. Она спотыкается и тянет меня за собой на песок, который смягчает наше приземление.
- Я скучал по твоей улыбке. - успевает сказать мужчина, как в следующий миг девушка уже выскальзывает от него, оказываясь рядом. Поднимаясь на ноги и помогая подняться ему. Подбирают свою одежду и взявшись за руки, идут обратно к разбитому на берегу лагерю.
- Песочное чудовище, второй раз за день мы валялись в песке. Спать мы тоже будет на песке или можно без него? - улыбается мужчина, отряхиваясь на ходу от песка, прилипшего к коже. По мере того, как они обсыхали, песка становилось все меньше, за что он был благодарен. Ибо спать с песком вместе ему не хотелось.
- Всем спокойно ночи. - уже около костра, желает всем ночи. Жмет руки новым знакомым и, дождавшись Тори, идут к палатке.
- Дамы вперед. - пропускает девушку вперед, забираясь в палатку следом. Откладывая в сторону одежду, принесенную с берега, разворачивает спальные мешки. - И почему мы с тобой не выбирались на природу. - это был скорее риторический вопрос, заданный самому себе, но который повис в воздухе. Нет, он не желал возвращаться к теме, которую он затрагивал днем несколько раз, решив, что если Тори захочет, она сама все расскажет. Не будет отрицать, что он хотел все узнать, но давить и заставлять он не был намерен.
- У меня вместительный спальный мешок, ты уверена, что не замерзнешь одна? - сколько он себя помнил, и сколько помнил их отношения, Тори всегда отличалась склонности к замерзанию, а Чарли скорее всегда было жарко. И предположив, что ночью, он скорее будет спать без мешка, а Тори, укутавшись в оба, резонно было предложить ей спать в одном.
- Я не животное, чтобы покушаться на тебя, забирайся. - уже забравшись в свой мешок, он двигается, освобождая место для девушки. Заметив тень сомнения на ее лице, он хватает ее за руку, притягивая к себе. - Не спорь. Ты же не хочешь замерзнуть? Я был на этом озере год назад, ночью тут может быть очень холодно, залезай. - наконец, девушка согласно кивает, неуверенно забираясь в спальный мешок к мужчине. Сворачивая пару футболок, он подкладывает их под голову девушке, сам же предпочитая спать без подушки, но она без этой привилегии цивилизации не могла спать спокойно, он помнил.
- Где ты сейчас работаешь? - устроившись в мешке, Чарли решил поинтересоваться отдаленными вопросами от того, что его интересовало на самом деле. Хотя и это его интересовало, он помнил, где работала Тори какое-то время. Может и сейчас работает, как знать. Перевернув девушку на спину, чтобы видеть ее лицо, он облокачивается на локоть рядом с ней. - Рассказывай, это не может быть тайной. Ты же не стала тайным агентом? - а вдруг стала? Тогда этого он точно не узнает.
Ее лицо было совсем близко, в заманчивой близости, но он пока еще помнил, что сказал ей, что он не животное, чтобы набрасываться на нее. Для себя стоило отметить, что он готов был об этом забыть, ибо соблазн был слишком велик и близок.

+1

7

Я скучал по твоей улыбке, - в моей голове до сих пор эхом раздается его голос, шепчущий эти слова. Тело дрожит, и ноги подкашиваются, так и норовя снова опрокинуть меня на лопатки. Я держусь за руку Чарли, может, со стороны мы похожи на влюбленную парочку, собственно для тех, кто не знает нашей истории. Здесь, на Тахо, её не знает никто, поэтому можно не объяснять ничего окружающим людям. По крайней мере, меня тут знают совсем не многие, даже никто не знает, ведь Скарлеnт уехала со своим бойфрендом, Макс где-то потерялся, а больше я никого не знала.
-Нет уж, уволь, - я широко улыбаюсь, чуть сильнее сжимая руку мужчины, - песок во всех интимных частях тела я не заказывала, - продолжаю удыбаться, смотря в глаза своего спутника.
Мы проходим мимо сидящей компании около костра, которая завывает какую-то походную песню под мотив Рэд Зепеллин, машу рукой мужчине с его девушкой, которого побил Чарли, и от которого соответственно получил сдачу. Чарли со всеми прощается, и я даже успеваю его обогнать, подходя к палатке.
-А теперь стой, - отвечаю на его «дамы вперед», останавливаю мужчину толчком в широкую грудь, после демонстративно отряхиваюсь от оставшегося песка на своём теле, и смахивая его с тела Чарли. Нельзя не сказать, что прикосновения к его горячей коже не будоражат в моем воображении картины весьма эротического и интимного содержания. – Вот теперь можно войти внутрь, песка, надеюсь, там будет по минимуму. – снова одариваю его улыбкой, прокручивая в мозгу его слова о том, что он скучал, улыбаюсь про себя, довольная тем, что до сих пор возбуждаю его, и ухожу в сторону, давая ему залезть следом за мной. Палатка изнутри сейчас кажется настолько крохотной, или это потому что Чарли очень большой, а палатка на самом деле достаточно просторная. Не суть, ведь когда рядом с палаткой раздается завывание ветра, я скрючиваюсь ан своей половине, сжимаюсь и обнимаю себя за плечи. Всегда отличалась мерзливой натурой, и жалась к тому, кто потеплее. Поэтому во времена наших свиданий с Хантером, я всегда спала в его объятиях, греясь и прижимаясь как можно теснее. Так и с Люком, я всегда ночью заползала к нему, обнимая, почти оплетая его, и только потом засыпала, согреваясь.
-Наверное, потому что нам было чем заняться, - я пожимаю плечами, - и потом, мы же ездили на пляж, хотя сложно это назвать вылазкой на природу, да? – тру плечи, пытаясь согреться. Мои действия не проходят мимо Чарли, который уже развернул свой мешок и поглядывал в мою сторону. Через пару минут он залез внутрь и подвинулся, освободив место мне. Я сомневалась, идти или нет, мысли о том, что дома меня ждет другой мужчина, с которым я на данный момент встречаюсь, постоянно возвращалась, но холод, пронизывающий меня, решил все за меня. Собственно, я ведь не собираюсь спать с Чарли, а просто погреюсь и потом уйду на свое место. Или не уйду, так и усну с ним, убаюканная его голосом.
-Ладно, я тебе верю, - подползаю к нему, аккуратно залажу внутрь и с удовольствием прижимаюсь к его горячему телу. Пару минут благоговейно улыбаюсь, как будто под меня положили грелку, и пока я согреваюсь, мужчина подкладывает под голову импровизированную подушку. Надо же, он помнит все мои капризы, и мои привычки. А ведь прошло так много времени… И я с ним так поступила.
-Где ты сейчас работаешь? – его вопрос застал меня врасплох, я ведь помнила, как сильно он ревновал меня, когда я уходила на работу в клуб. Также ревнует меня и Люк, - снова напрашивается сравнение. – Сейчас я работаю барменом, - как и Люку вру безбожно, но что делать, если меня окружают сплошные собственники, которые терпеть не могут, когда то-то другой прохаживается раздевающим взглядом по моей фигуре. – Я ведь ушла ещё тогда с работы танцовщицы, помнишь? – сама подвожу его к нашему разговору, после оборачиваюсь к нему, ложась на спину. Смотрю в его глаза, опускаюсь ниже, обвожу линию губ. Не могу удержаться и скольжу пальчиками по коже на его груди, наталкиваясь на жетоны, что свесились чуть в сторону. Я всегда любила играть ими, особенно долгими бессонными ночами, когда мы, уставшие и изможденные, лежали в объятиях друг друга, так и сейчас, обхватываю их, чуть тяну на себя. Холодный металл сразу нагревается, даже несмотря на то, что руки у меня ещё не совсем согрелись.
- Я знаю, что ты хочешь знать, и знаю, что должна раскрыть тебе секрет моего ухода. Вначале, я думала сказать, что забеременела и просто сбежала, чтобы сделать аборт, - я сглатываю, но продолжаю теребить два жетона пальцами, пропуская их между ними. – Но я устала врать, Чарли, и ты должен знать правду, даже если ты возненавидишь меня после моих слов. – на душе начинают скрести кошки, я закрываю на секунду глаза, не отпуская свою игрушку, пальцами второй руки я сжимаю подол своей туники, которая уже высохла. – Мне заказали тебя, Чарли. Был человек, который хотел тебя обанкротить. А может просто за что-то отомстить. Я ведь не просто танцовщица в клубе, - делаю паузу, как будто размышляя, нужна ли ему подробная информация, и упираюсь взглядом в потолок, - какое-то время я зарабатывала на жизнь воруя информацию для других, а иногда даже разводила богатеньких сынков на деньги, но это было давно, и моя напарница по этому давно от меня сбежала. Не важно, в общем, этот мужчина знал обо мне все, нашел те точки давления, которыми можно мной управлять. Он дал мне папку с твоими данными и сказал что делать. Наша встреча была подстроена, ты заметил меня, потом мы познакомились. В самом начале это было просто задание, ничего личного и никаких чувств. Но… Как оказалось, ты был не таким, каким тебя описал заказчик. Я привязалась к тебе, а потом влюбилась. – сбито и почти сумбурно веду свой монолог, старательно избегая его взгляда. Лишь занимаю руки, теребя жетоны, они словно магниты тянут меня к себе. Потом я всё же набираюсь смелости и возвращаюсь взглядом к его лицу, внутри благодаря его за молчание и то, что он меня не прерывает. – Потом шли угрозы, заказчик был слишком влиятельным, но я не могла выполнить его заказ, потому что я… - мне становится трудно говорить, я отпускаю свою игрушку и прячу лицо в ладошках. Глаза неприятно щиплет, я боюсь разрыдаться на его глазах, показать слабость. Мне не реально больно внутри, когда я вспоминаю, как уходила с утра из его квартиры, как не хотела его бросать, но угрозы шедшие в наш адрес сделали выбор за меня.
-Я решила уйти тогда, потому что он угрожал убить тебя, убить меня, если я не достану нужную ему информацию. Думала, что если я уйду, и дам ему ложную информацию, которая, конечно, очень похожа на правду, он отстанет от тебя, потому что переключится на меня, ведь я могла сдать его в полицию. – делаю глубокий вздох и убираю руки с лица, смотря в ошарашенные глаза Чарли. – Прости меня… Я.. Я не нашла выхода лучше…

+1

8

Устроившись, наконец, в спальном, на время в палатке наступает тишина. Но не надолго. Чарли не на столько устал, чтобы сразу лечь и уснуть, потому начинает с нейтрального вопроса про работу своей бывшей невесты. ДА, признаться в итоге он хотел все же вернуть разговор в интересующее его русло, но девушка делает это сама. Начинает говорить, заставляя Чарли помолчать и просто слушать. И он слушает, ловит каждое ее слово. Ее теплые руки проходятся по его груди, останавливаясь на его талисмане, на паре жетонов на длинной цепочке на груди. Сначала это был подарок от Марка, который жил войной. Потом на них появились его данные, фамилия, имя, группа крови и вероисповедание. Это уже в Кейптауне. А после он с ними не расставался, они были дороги ему, как память. Память о том, через что он прошел, что оставил позади. Какие сложные решения смог принять и не сломаться, не дал им себя сломать. И вот ее пальцы теребят эти жетоны с легкими металлическими звуками, когда они касаются друг друга, или беглыми касаниями его кожи. Она помнит, как ему это нравилось, должна помнить. Они лежали на диване перед телевизором, смотря какой-нибудь фильм, могли молчать, но она не выпускала их из рук. Или же они занимались любовью, а она притягивала его к себе за цепочку, на которой были жетоны. Ей тоже нравились эти побрякушки, он помнил.
Он возвращается от своих мыслей к ее словам. Его заказали. Он помнил то время. Помнил, как под удар сначала попала Лори, его коллега и хорошая подруга, знакомая. Как ей угрожали, ее вынуждали делать то, чего она не хотела. Уже позже это дошло и до него. Сначала странные предложение, потом угрозы, все это было. И об этом Чарли не стремился рассказывать кому-либо. И сейчас он понимал, что именно тогда появилась Тори. Они встретились и все закрутилось. Молниеносно и без оглядки.
Он продолжал молча выслушивать девушку, сопоставляя факты, укладывая их в памяти, воссоздавая события. И на самом деле после ее побега, все резко прекратилось. Он был снова предоставлен сам себе. Почему-то раньше ему не приходило в голову сплести девушку в его жизни с проблемами на работе. А видимо, стоило бы.
Он слушал ее, слушал как она отзывалась о нем, что он был ее заказом. Сложно сейчас в это поверить. Чтобы поверить, нужно дать себе установку, что все, во что он верил, что было между ними - было пустым звуком и ее блестящей актерской игрой. А это было сложно. Она наконец встречается со ним взглядом, в котором в сумерках можно увидеть какое-то отчаяние. Но поверить теперь, после всего рассказанного было слишком сложно. Ведь ей столько времени удавалось манипулировать им, играть, как игрушкой. Она закрыла лицо руками, близкая к тому, чтобы расплакаться, но мужчина не реагирует на это. В любой другой ситуации, он бы уже обнял ее, прижал к себе, пытаясь успокоить, Но. Он просто не верил ей сейчас. Пытался заставить убедить себя в этом, хотя ему безумно хотелось поверить.
Она, наконец заканчивает свой монолог, убирает руки от лица, глядя в его глаза, испытуемая его молчанием. Ему пока нечего было сказать, ничего не приходило в голову. Даже ее слова о прощении, не пробили эту стену недоверия. Он просто решил сделать все по-своему, как стремился делать это всегда. Проверить по-своему и потом решить - поверит или нет.
Его рука ложится на ее шею, не давая возможности отодвинуться от него, губы накрывают ее рот, лишая возможности говорить. Он требователен в своем поцелуе, забывая, что когда-то мог и был с ней нежен, не нежность его цель. Он жадно терзает ее губы, выигрывая эту битву. Сломив первое препятствие, он придвигается ближе, после вовсе оказываясь на девушке, придавливая ее тело своим, сбивая ее дыхание, играясь с ее языком. Бесцеремонно проводит рукой по ее телу, которое было сейчас в его власти, поддевая пальцами край ее трусиков, резко стягивая их вниз. Не давая ей сопротивляться, удерживая ее под собой, лишая возможности лишний раз вдохнуть полной грудью, все так же не отрываясь от ее губ. Он не собирался ничего объяснять, он хотел получить ее. Получить в свою власть, в свое пользование, получить от нее ту страсть, которую она могла ему дать. Извиваясь под ним, расцарапывая его спину и кусая за шею или грудь. Он помнил каким жарким был секс с ней, как они потом еще долго лежали рядом, восстанавливая сердцебиение, объятые тишиной и шумным частым дыханием.
Он раздвигает свободной рукой ее ноги, разрывая ткань ее трусиков, которая сейчас ему только мешала. Запускает руку ей между ног, чувствуя жар ее тела, сдерживая ее попытку вскрикнуть или резко вдохнуть.
- Не сопротивляйся. Ты же не хочешь рассказать всему лагерю, чем мы занимаемся? - отрываясь от ее губ, тихо шепчет на ее ухо, после чего прикусывает мочку и переходит с поцелуями к ее шее, придерживая ее за волосы, сжатые в его руке. Останавливается на ее плече, на котором красуется новая татуировка, которую он не заметил ранее. На секунду прикрывает глаза, испытывая забытое чувство. Он любил ее тело, любил татуировку на ее бедре, и теперь на ее теле была еще одна татуировка, которая только украшала ее и кружила ему голову. Целует ее, проходясь по коже языком, будто пробуя картинку на вкус. Чувствует, не видя ее лица, как она, наверное, улыбается, поняв, почему мужчина задержался на этом участке кожи. Он на них всегда задерживался, не оставляя без внимания, помня, как сам поддерживал ее желание сделать еще татуировку или две. Тогда она раздумывала о спине, и уже тогда он мысленно представлял как будет исследовать малейшую деталь узора. Пальцами, губами, языком, заводя ее и заводясь сам, после чего они бы вновь сплелись в единое целое, даря друг другу бурю страсти.
Он оставляет в покое новое произведение искусства на ее теле, спускаясь ниже, к ее груди, проводя слегка колючим подбородком по ее нежной коже, заставляя выгибаться под его прикосновениями. Рука промеж ее бедер, ласкающая ее, замирает на пару мгновений, перед тем как пара пальцев проникают внутрь, вызывая бурный вздох, вырывающийся из ее легких. Ему приходится закрыть ее рот рукой, второй продолжая проникновение. Прикусывает легонько ее грудь, теребя сосок и сразу после обволакивая его теплом губ и языка. Он не собирался отступать, не собирался дать ей возможности отдышаться. Он собирался подчинить ее себе, не задумываясь о чем-либо.

+2

9

О чем я думала, рассказывая Чарли всю подноготную нашего знакомства? О том, что он поймет, подумает и простит? Неужели жизнь не научила меня тому, что никто просто так ничего не делает, и что за все надо платить. Как тогда, когда его заказали, я ведь не думала о последствиях, он был обычным заказом. Но стоило мне познакомиться с ним ближе, рассмотреть в нем личность, человека, он сразу стал для меня большим, чем просто обычная работа. Ради него я ушла с работы, потому что она вызывала его ревность. Я часто танцевала для него, соблазняя, завлекая в свои сети и в итоге сама того не заметила, как привязалась к нему.
Сейчас, теребя его жетоны, провожу по ним большим пальцем. Металл уже нагрелся и казался живым в моих руках, отчего я сжимала его ещё сильнее, будто притягивая Чарли к себе. В какой-то момент наши взгляды пересеклись, и.. мне стало страшно. Опять вспомнилась Европа, Джек, первая брачная ночь, то безумное выражение на лице новоиспеченного супруга, когда он смотрел на меня, как на свою собственность, то дикое желание, которое играло в его зрачках. Не то, чтобы я боялась мужчин, но повторения того момента я не особо желала. Нет, - твержу себе, Чарли не сможет, не посмеет… - но как же я ошибалась.
Чувствую руку, сжимающую мое горло, вопросительно и с опаской смотрю на Чарли, но он словно сомнамбула сейчас машинально приближается ко мне, а после накрывает мои губы своими, требовательно приоткрывая, целует меня так, что я и сопротивляться не очень хочу. Первые пару секунд я отвечаю страстно, выгибаясь навстречу, будто извиняюсь за все, что сделала в прошлом. Но потом какой-то звоночек оповещает меня, заставляя упереться в грудь Чарли, попытаться его оттолкнуть.
-Чарли нет, - но он сильнее, его губы не отпускают мои, а  руки жадно гуляют по телу. Я пытаюсь сопротивляться, но тело предательски сдает позиции, проигрывая раунд за раундом перед командами мозга. Я не могу изменить Люку, нет, только не так, только не сейчас… - сильно сжимаю колени, чувствуя, как Чарли стягивает трусики вниз, уворачиваюсь, пытаясь укусить его. Стараюсь выскользнуть из его мертвой хватки, но спальник оказывается моей ловушкой, ловко держа в своем плену. Мне больно вдвойне ещё и от того, что я хочу продолжения, того, чтобы Чарли овладел моим телом, как раньше, когда долгими часами напролет мы могли заниматься любовью, растворяясь в объятиях друг друга. – Нет, Чарли, пожалуйста…-  снова пытаюсь достучаться до его голоса разума, но не судьба видимо…
Голова начинает кружиться, когда ощущение его прикосновений вызывает на коже столп тысяч мурашек, доводящий меня до дрожи, заставляя закрывать глаза, стонать от удовольствия, терять контроль и желать большего. Разум ещё сопротивляется, заставляя меня упираться в грудь мужчины, пытаясь оттолкнуть его от себя, скинуть в сторону и выскользнуть. Сбежать, чтобы не показывать свою слабость к его ласкам. Нет, - снова и снова повторяю про себя, но сопротивление падает, как ломаюсь и я, руками уже не отпираясь, а обнимая его, запуская руки в волосы, пропуская их между пальцами, сжимая и чуть оттягивая его голову назад. Прикусываю его губы в поцелуе, яростно отвечая на ту страсть, которую он пытался во мне разбудить. Границы реального мира стерты, я потеряла голову, очертя её и кинувшись в омут с головой, забывая, что боюсь высоты, что не умею плавать и что, в конце концов, дома меня ждет бойфренд.
-Нет, - в который раз я повторяю это слабое слово за последние пару минут, уже не знаю, то ли отвечаю на его слова о моих движениях, то ли снова начинаю сопротивляться. Не очень получается, когда тело выгибается дугой, когда он устроился между ног и уже вовсю хозяйничает внизу. Я вся горю, давно уже мокрая и хочу ощутить его внутри. Прижимаюсь к нему, расцарапывая спину ногтями, оставляя красные полоски на плечах и срываюсь на слишком громкий стон. Прикусываю свою губу, ощущая во рту привкус крови, неприятный, металлический привкус, приводящий меня в чувство.
-ЧАРЛИ ОСТАНОВИСЬ! – на последнем дыхании, тяжело дыша, я упираюсь двумя ладошками в его грудь, заставляя посмотреть на меня. Его глаза затуманены, я читаю желание, тоску по моему телу, он словно не слышит меня, снова ломая мое сопротивление. Конечно, он намного сильнее меня, отчего снова наклоняется и начинает гулять поцелуями по коже, заставляя меня терять голову, и задыхаться от ощущений. – Пожалуйста, не надо… - шепотом произношу, приподнимая уголки губ, когда губы Чарли останавливаются на плече, там, где у меня находится новая, для него, татуировка в виде звездочки. То, как он очерчивает кончиком языка её контуры, словно пробуя на вкус, отправляет меня в прошлое, когда он любил исследовать подобным образом уже имеющиеся на моем теле татуировки, тогда, когда он сам подначивал меня сделать ещё пару знаков на теле, чтобы снова исследовать, доставляя мне неимоверные впечатления блаженства.
-Ты… - монстр? насильник? маньяк? - шепотом, еле слышно, тяжело дышу, заглушая собственные стоны, но Хантер и не думает останавливаться. Он опускается ниже, проводя колючим подбородком по голой коже,  одновременно проникая в меня двумя пальцами, начиная двигаться, имитируя движения членом, я снова хочу сказать ему нет, где-то в глубине хочу сопротивляться, оттолкнуть его, но тело само по себе выгибается навстречу его поцелуям, продолжая отвергать команд, посылаемые здравым умом мозга. – не хочу,... нельзя,...шепчет совесть, яркими изображениями вызывая воспоминания о Люке, а тело в ответ выгибается снова и снова навстречу умелым, немного грубым ласкам бывшего жениха.
Подаюсь вперед, перехватывая инициативу в свои руки, захватывая в плен своих губ его губы, перед этим заставляя поднять на уровень моего лица. Сжимаю ноги, заставляя его остановиться, замереть внутри меня. Одной рукой спускаюсь по его шее к груди, к вырезу майки, прикусываю зубами его нижнюю губу, оттягивая на себя, второй рукой не даю ему отодвинуться, сжимая цепочку от его жетонов и таким образом притягиваю к себе. Война тела и разума закончилась, желание победило, как будто тело всегда знает, где и как дать слабину. Я не хочу думать о том, что будет завтра, я хочу жить сегодня и сегодняшним днем.

+1

10

Я не помню себя такого. Не было никогда во мне такого чувства и желания -мстить, одновременно обладать, разделять и властвовать. Мое любопытство привело к ее опрометчивому рассказу о предыстории нашего рассказа, очень опрометчивому. И почему-то после него мне захотелось получить то, что я когда-то по праву считал своим, снова ошибочно конечно. Ее тело, которое когда-то было моим, принадлежало мне, плавилось под моими прикосновениями. Постепенно, это возвращалось сейчас. Игнорируя ее ладошки, упершиеся в мою грудь, не слыша ее легкие "нет", слетающее с ее губ, я не оставлял ее в покое, терзая и дразня ее тело, которое так прекрасно знал. Знал, как следует поцеловать, как приласкать, чтобы она выгибалась мне навстречу, умоляя прекратить эту муку. Знал и нагло этим пользовался сейчас, закрывая то и дело ее рот рукой, когда ее стоны или упреки становились слишком громкими.
- И не подумаю останавливаться. - глухо отвечаю на очередной упрек своей бывшей невесты. - Лучше не сопротивляйся, Тори... - прозвучало почти как угроза, хотя именно угрожать я ей и не думал. Так же как и она не собиралась оставлять свои попытки отпихнуть меня, выбраться из моих объятий, выскользнуть из под моего тела, прижимавшим ее. Я чувствую жар ее тела, ощущаю легкие гуляющие волны тока по ее телу от моих прикосновения, от проникновений моих пальцев. Она дрожит мелкой дрожью, но все еще сопротивляется, когда ее тело лишь сильнее кричит о том, как хочет, чтобы им овладели.
В какой-то момент эта борьба прекращается и Тори берет инициативу на себя. Притягивает меня к себе, захватывая в плен жарким поцелуем, терзает губы, удерживая меня рядом с собой за цепь от жетонов. Она сдалась, теперь она моя. Податливая, жаркая и страстная. Разгоряченная и жаждущая ласки. Моя майка оказывается рядом со спальным мешком, следом следует остальная оставшаяся на нас одежда. Я не церемонюсь, грубо отбрасывая ее в сторону, свою одежду и остатки одежды Тори. Но даже этих мгновений хватает ей, чтобы вновь засомневаться, решив пойти на попятную.
Хватаю ее за руки, прижимая их к дну спального мешка, лишая вновь ее возможности отпираться и даже извиваться. Возвращаю себе власть и контроль над ситуацией.
- Стоит ли бороться дальше? - это был скорее риторический вопрос, чем требующий ответа. Я не собирался отступать и не стеснялся говорить об этом, подтверждая действиями. Ее тело снова было подмято моим, ее грудь снова терзали мои губы и покусывали зубы. Отпускаю ее руки, зная, что ее сопротивления не смогут мне помешать. Раздвигаю ее бедра, наплевав на сопротивление, вновь ломая ее волю и упорство. Полный решимости, я устраиваюсь меж ее ног, не медля и не задумываясь, проникая в ее тело. С прерывистым резким выдохом, я резко наполняю ее, забыв и не успев зажать снова ее рот рукой, когда и с ее губ срывается не то стон, не то вскрик. Пусть. Пусть все знают, что она стала моей. Снова.
Придавливая ее своим телом, я врываюсь в нее снова и снова, желая растерзать изнутри. Желая оставить эту ночь, эту поездку надолго в ее памяти. Хватаю ее за волосы, оттягивая ее голову назад, желая, чтобы она выгибалась мне навстречу. Покусываю ее плечи, ее кожу на шее, но не давая ей воли двигаться или сопротивляться вновь. Она была буквально в моем плену, в моей мертвой хватке, распятая мною.
- Ты - моя. - грубое утверждение, после которого я отпускаю ее волосы, освобождая ее голову, но тут же притягиваю ее к себе, захватывая в грубый поцелуй ее непослушные губы. Она так и не оставила своих легких попыток сопротивляться, даже сейчас, когда ее тело жарко отвечало моему, извиваясь отвечая на мои проникновения, выгибаясь от моих прикосновений, даже губы и язык были не подвластны ей, они отвечали моим ласкам, требуя новых. Откуда же в ней столько воли к сопротивлению?

+2

11

Его руки, его прикосновения, он сам… Не могу трезво думать, опьяняясь каждую лишнюю секунду нахождения рядом. Он поглощает, отдаваясь целиком, как раньше заставляя меня забыть обо всем мире, что тихо копошиться недалеко от нас. Мы снова остались наедине, за тонким брезентом палатки никого нет, или они замерли, застыли в ожидании чего-то. Никто не помешает, никто не прервет то, что происходило между нами.
Я чувствую его каждой клеточкой своего тела, чувствую, как его пальцы двигаются по коже, болезненно ощущая, что все, я сдалась. Мое тело податливей меня, оно хочет его, а разум не может справиться с этим желанием. Мне до безумия стыдно, и я, наверняка краснею, ведь щеки горят адским пламенем, а на ушах уже в пору яичницу жарить.
-Ча..рли, - выдыхаю в его губы, снова и снова приникая к ним, в поиске ответа на все свои нелепые вопросы. Кажется, что между нами ничего не кончено, мы снова вместе и снова готовы изучать друг друга. –Не надо, прошу, - но он не слышит, да и я сопротивляюсь слишком вяло, чтобы он поверил во всю истинность моих намерений. Его пальцы уже внутри, вторая рука сжимает мои волосы и оттягивает голову назад, я тяжело дышу, сползая вниз, выгибаясь дугой и срываюсь на стон, который тонет в его ладошке. Он закрывает мне рот, перекрывая доступ к кислороду, не давая осознать, не давая одуматься.
-Про.. – очередное слово тонет в восклике желания, которое снова тонет в его ладошке. Кусаю нижнюю губу, стараюсь не шуметь, хочу сдвинуть ноги но опять не получается. Чарли помнит, знает, как именно надо действовать, чтобы я хотела его от каждого прикосновения сильнее, не ведая пути назад.
-К черту, - еле слышно произношу губами, обнимая его ногами и прижимая к себе. Он подминает меня под себя, накрывая своей тяжестью, я лукаво улыбаюсь в темноте и, освобождая руки из его плена, притягиваю к себе. Чувствую на груди охладевший металл от цепочки и двух жетонов, но ощущение быстро проходит, сменяясь новым. Точным рывком он отпускает, и снова проникает в меня, замирая на секунду. Не могу удержать тот стон, который эхом раздается в палатке, закрываю глаза и откидываюсь назад.
-Ты сам… знаешь.. ответ, - шепчу в его губы, кусая в очередном поцелуе. Мои ноготки царапают его спину, и я двигаюсь навстречу ему, тихонько постанываю, когда его губы блуждают по шее, зубы кусают плечи, язык оставляет след на коже. Дрожу, хочу ещё, мечусь под ним, расцарапывая ногтями его плечи, спускаясь ниже и сжимая руки на его пояснице.
-Ты моя, - эхом поднимается его голос, оставляя раскаленную рану где-то внутри, выжигая клеймо на коже от каждого его поцелуя. То, что навсегда останется в моей памяти и никогда не сотрется. Но в ответ возникает другой голос, вторящий те же слова на другой манер, будоража новую волну сопротивления, заставляя уворачиваться от поцелуев, и как-то не особо сильно вырваться из сладкого плена. Заткнись, - кричу я, разворачиваясь лицом к Чарли, впиваясь в его рот своим, проникая внутрь языком и играясь с его. Наши зубы соприкасаются со слабым стуком, Мое дыхание перехватывает, я пью его дыхание, но не останавливаюсь, продолжая целовать. Отбрасываю угрызения совести, окончательно сойдя с ума, переворачиваясь в мешке так, чтобы оказаться сверху.
-Возможно, - упираюсь в грудь мужчины руками, выгибаясь кошкой. Его ладошки лежат на моей талии, но я не думаю сбежать. Куда бежать сейчас и голышом? Поздняк метаться, уже все решено за меня, мне остается лишь наслаждаться последними минутами счастливой, безумной жизни.
Наклоняюсь к нему, целуя легонько в губы, опускаясь по шее вниз, прикусывая кожу, обводя кончиком языка контуры мышц, спускаясь к груди и кусая грудь. Еложу по его бедрам, не давая снова проникнуть внутрь, дразня своими прикосновениями. Опускаю одну руку вниз, обхватывая пальчиками твердый ствол и, дразня и себя, приподнимаясь над его бедрами, направляю головку члена внутрь. Провожу по губам, задевая клитор, двигаюсь вперед, чтобы направить член в себя и медленно опускаюсь. Опускаюсь, упираясь локтями в то, что было похоже на подушку, облизываю его губы своим язычком, и накрываю своими губами, начиная медленно и размеренно двигаться на нем, постепенно наращивая темп. Чувствую его руки, сжимающие мою попку, то, как он двигается навстречу мне, тяжело дышу от нашего родео, но ни капли сейчас ни о чем не сожалею, лишь наращиваю темп, покусывая его губы..
-Ты – мой! – прикусываю нижнюю, чуть оттягивая на себя, после возвращаюсь к верхней, открывая рот и захватывая в плен его язык, сосу его, дразня своим, и снова целую. Он внутри, он во мне, я его, и.. Не важно то, что будет потом, пусть сгорю со стыда, пусть не отмоюсь, но сейчас я хочу совершить эту ошибку… Прости…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Странные странности ‡или Таховская лихорадка мод он!