Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ирония судьбы или Будьте здоровы


Ирония судьбы или Будьте здоровы

Сообщений 1 страница 20 из 32

1

Участники: Patrick O'Perry и Agata Tarantino
Место: дом Агаты
Время: 5 января 2014
Время суток: вечер-ночь
Погодные условия: днем обещали +13, вечером холоднее

Патрик: - Я не переплыву реку?! А спорим переплыву! - сказал он нетрезвым голосом.
...
Агата: - Мужчина, проснитесь сейчас же! Какого черта вы делаете на моем участке?! - разозлилась она, поливая сонного незнакомца водой из чайничка.

+1

2

Внешний вид: голый, но с бородой

Просыпаться каждый раз в разных, новых или необычных для себя местах - это здорово и весело. Правда, иногда это осложняется тяжёлым похмельным синдромом или новыми знакомствами, но за любое удовольствие в этой жизни приходится платить, так что головная боль - это не повод не пить. А мера - это вообще удел трусов и слабаков... так ведь, ёжик? Откуда здесь взялся ёж?
- Ёжик?.. - Патрик открыл глаза, услышав какое-то пыхтение под ухом, и увидел перед собой мордочку ежа, разбудившего его. Было прохладно, но двигаться совершенно не хотелось - такая простая процедура, как поднятие век, уже была довольно неприятной, а насколько он мог судить по тому, что увидел на фоне этого колючего беспредельщика, который не даёт спать добрым людям, он оказался на этот раз... в лесу. Вокруг много деревьев, травы и кустов каких-то... Ну, в лесу, так и в лесу - не в первый раз уже, и хотелось бы верить, что у него в запасе ещё достаточно жизненного времени, чтобы это был не последний раз, когда он засыпает в лесу. - Да пошёл ты в жопу, ёжик... - пробурчал Патрик, и уткнулся лицом прямо в землю, переворачиваясь на другой бог и подставляя ежу рыжие жёсткие мокрые волосы, все в грязи и с парочкой прилипших прошлогодних листьев. И снова уснул, не заметив ни того, что он находится, вообще-то, на частной земле, ни того, что он абсолютно голый, и не вспомнив, да и не попытавшись вспомнить того, как и почему он здесь оказался (всё равно не получилось бы), и того, что он, вообще-то, был не один во время тех событий, которые его сюда привели. Где его одежда и мотоцикл, не взял ли их какой-нибудь бывший губернатор того штата, где он находился в данный момент, Пэт тоже не задумался - он хотел спать, и это желание было даже сильнее зимнего калифорнийского холода. Стремление маленького колючего животного его поднять могло бы вызвать рвотный порыв, что было хуже для самого же малыша - байкер облевал бы его только в отместку...

Как он оказался здесь - это отдельная история о приключениях Патрика в запое, которых в совокупности хватило бы на такую серию книг, что Роллинг и Майер от зависти посинели бы (к счастью, записать их было особого некому, немногим пришла бы в голову полностью восстановить картину жизни алкоголика-бунтаря за последние четыре месяца; да и самые интересные моменты безвозрватно канули в лету, не удержавшись в его собственной памяти). В общем и целом - Пэт поспорил со своими друзьями, что сможет переплыть реку Сакраменто, хотя изначально шла речь о самом полном из их "Пропащей" четвёрки - Паффи; слово за слово, и спор перерос в уже громкие крики о том, кто как что умеет и может, а одежда Патрика неровной стопкой, но вполне добровольно, начала скидываться на песок закрытого на зиму пляжа, обнажая его покрытое шрамами и парой татуировок тело. Изначально Пэт подумал даже о том, чтобы плыть в своей распрекрасной клубной жилетке, но какая-то доля здравого смысла в его действиях, видимо, всё-таки присутствовала, так что самый ценный предмет одежды, способный в худшем случае утянуть горе-спорщика на самое дно реки, а в лучшем - просто расползтись по швам и кожаным листам, завершил его стопку веще, и О'Перри, самый взрослый мужик из всей четвёрки, попёрся навстречу ледяной воде, затем поплыл, затем его подхватило течением и на глазах его не менее пьяных "братьев" понесло куда-то... Вероятно, сейчас внутри байкерского клуба "The Lost MC" ходили слухи о том, что Патрик О'Перри, который в этом году отпраздновал бы двадцатилетие ношения "цветов", помнивший ещё развал чаптера в Нью-Джерси и гражданскую войну Пропащих в 2008 году, расстался с жизнью посредством утопления, но, видимо, не зря покровителем байкеров и утопленников считается один и тот же святой (хотя Пэт ни разу не верил ни в Бога, ни в святость) - как видно, он не только не утонул, но и переплыл-таки реку, оказавшись на другом её берегу.

Головой в сторону сада, задницей - в сторону чьей-то веранды и дома; именно потому он и не увидел, где находится. Впрочем, осознание того, что он находится на чужой территории, его бы тоже не сподвигло встать и уйти, наверное, даже если хозяин достал бы винтовку и начал бы стрелять. Хотя что толку стрелять по объекту, который уже лежит?.. И что толку вставать, кстати, если тебя захотят выбросить откуда-нибудь? Если уж так приспичило, возьмут на руки и вынесут, или оттащат на худой конец, напрягаться самому попросту даже смысла нет. Особенно, если и ты сам не горишь желанием остаться. Патрик вообще сейчас не горел никакими желаниями - послав любопытного зверька, он уже успел снова вырубиться, и так и остался лежать, демонстрируя символ своего клуба, который был выбит у него во всю спину, и довольно подтянутую, несмотря на возраст, задницу, левая ягодица которой была заметно подпорчена замысловатым шрамом в виде нескольких "ямочек" - старых следов от нескольких дробинок, пущенных ему вслед уже давным-давно одним разъярённым сексуальной связью байкера со своей дочерью папашей. Вот такое вот "украшение" завелось в запущенном саду Агаты Тарантино этим вечером.

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-01-21 18:43:47)

+1

3

Внешний вид

Я поворачиваю ключ в замке, дергаю ручку и открываю входную дверь. Кидаю связку на тумбочку, медленно перебираю пальцами по пуговицам, расстегивая пальто. Снимаю его с себя, как тяжелый груз. День выдался долгим и напряженным: находилась на складе, где успела поругаться с Джозефом. Он успел лохануться с одной из поставок, от чего пришлось объясняться с клиентом. И я снова прихожу к выводу, что мне легче сделать что-то самой, чем обучать человека.
Смотрю в зеркало, замечаю приколотую в углу записку. Без интереса выдергиваю ее, узнавая подчерк Паулы, домохозяйки:
«Дорогая! Я приготовила фрикадельки, они в холодильнике на второй полке. Чтобы когда я пришла в следующий раз, все было съедено…»
- Да, мама – прокомментировала я тихо себе под нос, продолжая читать.
«… А еще этот мерзкий еж насрал под диваном. Когда ты его уже выселишь?! И сними с сушилки свое белье, - когда я уходила, оно еще не высохло. Целую. До встречи!». Я улыбнулось простоте и заботливости этой женщины, которой она пыталась окружить меня еще с того момента, как я познакомилась с Данте. Вот только я, как обычно, всему противилась и кривила нос на ее беспокойства. Мне просто казалось, что она это делает не из-за желания мне помочь, а потому что я плачу ей деньги. Говорят, что нельзя купить заботу? Да можно, пожалуй, купить все. Вот только она окажется немного постной.
Я стянула туфли, проходя в гостиную. Взглянула в окно, замечая, как по стеклу скребется Таракан, просясь в тепло. Паула явно не уживалась с моим ежиком, а может ее пугало его имя, но женщина часто отправляла колючего из дома. Наверно надеясь, что он убежит навсегда. Но Таракан привык возвращаться.
Я подошла к панорамной стеклянной двери, отодвигая ее в сторону, чтобы впустить зверька. И тут мне попалось на глаза голое мужское тело…
Голое! Зимой! Я уже поставила крест на мужчине, рассматривая варианты, как я буду избавляться от его тела. Шагнув за порог, преодолела расстояние до незнакомца и нагнулась над ним, проверяя пульс. Однозначно, парень с татухой во всю спину, был жив.
Он просто спал! Меня это возмутило до такой степени, что я даже не знала как реагировать.
- Хей! Проснитесь! Что вы здесь делаете? – попыталась я разбудить мужчину, но он категорично не желал просыпаться. Видимо, январский градус его не пугал. Да он сам, похоже, был под градусом.
- Вставайте! Ну же! – меня уже начало заботить то, что этот смельчак может глупо умереть на моем дворе, а мне потом объясняй Линде, что голый мужик не сбегал из моей спальни, а каким-то чудом оказался на пороге. Словно котенок.
Я окинула берег взглядом, но одежды его не нашла. Другой берег я даже не рассматривала. Какой идиот решит переплывать реку?!
Поняв, что глупца не разбудить, я вернулась в дом. Дошла до кухни, взяла чайник, вода в котором еще не успела остыть с ухода Паулы, и твердо двинулась на задний двор.
- Мужчина, проснитесь сейчас же! Какого черта вы делаете на моем участке?! – со злостью прикрикнула я, поливая теплой водой из чайника спящего мужчину.

+1

4

Снилась какая-то чушь - вероятно, из-за ёжика, который нарушил нормальную часть сна (хотя сознание Патрика не было уверено даже в том, что и сам ёж ему попросту не приснился); он то купался в реке, почему-то с мотоциклом вместе, то ехал на нём голым через какой-то ночной лес, лавируя меж деревьев, в поисках тропинки, то вдруг оказывался вообще без байка и толкал свой трейлер - прямо вот так, голыми руками, без помощи автомобиля или иного средства, которому было бы под силу его сдвинуть, - во сне, впрочем, ему и самому сил хватало, но толкал свой дом на колёсах он почему-то на местное кладбище, и отчего-то с твёрдым намерением жить именно там. А когда припёр его туда, на могилах своих двух друзей увидел бутылку хорошего виски и три стакана. Вот уж действительно, сон нереален - у Бриггса и Спайка никогда не хватило бы денег на такой хороший алкоголь, полная брехня...
- Хей! Проснитесь! Что вы здесь делаете? - Патрик сам не знал, почему вдруг начал пинать могильную плиту Спайка, задавая ему столь идиотский вопрос; он прекрасно знал, что эти двое там делали - в своих простых гробах и в клубных цветах, вместо строгих костюмов, они гнили и кормили червей. Впрочем, нет, только Бриггс лёг в могилу при полном параде - от Спайка осталось так мало, что даже черви, пожалуй, не наелись бы, да и вряд ли и опарыши стыли бы жрать уголь... Угоститься пластиковой взрывчаткой, приехав на поминки Джонни К. и остальных - вот уж точно, поганая смерть.
- Вставайте! Ну же! - такая чушь может только присниться. Пэт, конечно, желал бы, чтобы его братья восстали из могил, хотя бы в виде зомби, если и в этом виде они могут выпить с ним... Жаль, это невозможно. А было бы неплохо оживить всех Пропащих, которые умерли за все пятьдесят лет существования клуба - получилась бы основательная армия мёртвых... прямо кавалерия призрачных гонщиков.
Патрик ответил на попытки Агаты неопределённым и нечленораздельным ворчанием, но, как и его друзья во сне, из мёртвых тоже не восстал. Пока не почувствовал, что по его телу - он даже не понял, по какой именно его части, но определённо по какому-то из участков его слегка посиневшей от холода кожи лилось что-то тёплое. "Мать моя, да я, похоже, обоссался..." - выдало сознание более-менее разумную мысль, и Пэт всё-таки соизволил проснуться от собственного стыда - хотя, казалось бы, кого стыдиться в глухом лесу, этого ёжика?.. - и перевернуться, поняв, что он каким-то образом умудрился надуть... на собственное лицо. Хотя нет, похоже, дело всё-таки не в его мочевом пузыре. Над ним стояла какая-то девушка испанской наружности с чайником в руке, требуя объяснить, что он делает на её участке. Поди пойми теперь - это продолжение его алкогольных снов, или начались галлюцинации поинтереснее, и именно так выглядит его "белочка", или это всё-таки реальность...
- Буэнос ночиас... мучо густо... компренде...
- зачем-то начал Патрик перебирать в уме все испанские слова, которые знал, хотя к нему обращались на прекрасном английском языке; затем, поняв, что в этом деле далеко не уйдёт, да и похмельную голову напрягать - больно, всё-таки выдал более осмысленное предложение: - Блин, я что, в Мексику умотал, что ли?.. - обычно, американскую границу пересекают в обратном направлении; хотя... Патрик в любом случае не помнил, как пересекал границу. И вообще не помнил практически ничего из вчерашних событий, или позавчерашних, или сколько он уже тут валяется. - А с какого тут тогда так холодно? - логическое умозаключение номер два - Мексика страна тёплая, а он почему-то мёрзнет. Найдя в себе силы, чтобы на пару секунд приподнять гудевшую и плохо соображавшую кудрявую голову и посмотреть вниз, Патрик нашёл одну из причин того, что мёрзнет. - Грёбаный стыд... Я надеюсь, ты понимаешь, что это из-за холода? На самом деле он больше... ох... - не в силах больше держать голову прямо, он откинулся назад, прикрыв глаза. Всё верно, ему было стыдно не из-за того, что он был голым, а из-за того, что на диком холоде его друга сморщило. Нудизма в среде Пэта никогда не стеснялись. В глупых же ситуациях ему оказываться было уже достаточно привычным делом...
- Ты вообще кто? - наконец-то до слабого сознания допёрло, что неплохо был и узнать, кто это такая перед ним. Хотя бы разобраться, реален этот человек, или он видит его в качестве дополнения к своему сну, имя дело уже вторичное... Вставать с холодной земли для этого, разумеется, было вовсе не обязательно, нет-нет, ему и так было совсем неплохо. - И где я нахожусь?.. - окружающий пейзаж явно не напоминал мексиканский. Это вызывало вопрос не о том, а в Мексике ли он вообще, а о том, в какую часть этой прекрасной испаноязычной страны его, собственно, занесло?.. - И где эти три полудурка? - вопрос уже более твёрдый, и Патрик поворачивает голову, пытаясь найти, в крайнем случае, ещё троих человек в костюме Адама, внезапно поняв, что на последнем воспоминании, оставшимся в голове, он был не один. Хэнк, Марти и Паффи тоже в Мексике? Или где они вообще? - И где... да твою мать, опять... - на вопрос о том, где он снова оставил свои "цвета" и мотоцикл, он никогда не получал чёткого ответа, так что и задавать его уже не видел особого смысла. Он, в очередной раз, где-то оставил свой байк и жилетку, и теперь предстоит это вернуть... Это было первой мыслью, которая его заставила хоть попытаться встать.

+1

5

Когда чайник был наполовину пуст, мужчина начал просыпаться. Я остановилась и начала наблюдать за его пробуждением. Первые слова были сказаны на мятом испанском, что даже мне, коренной испанке, было трудно понять что-то кроме «Доброй ночи». Я нахмурилась.
- Блин, я что, в Мексику умотал, что ли?
- Оу, да ты много выпил, погляжу – если человек дошел до такого, чтоб ставить подобные предложения, значит путешествовал он часто. Значит есть с чем сравнивать и чему не быть удивленным.
- Грёбаный стыд... Я надеюсь, ты понимаешь, что это из-за холода? На самом деле он больше... ох... – а вот его голый вид, хотя нет, скорее то, что его голый вид меня не впечатлил, похоже, расстраивал мужчину куда сильнее его неопределенного места положения. Я в ответ хмыкнула и подняла взгляд обратно на заплывшее лицо незнакомца.
- Ты вообще кто? И где я нахожусь? – наконец-то что-то разумное спросил он.
- Я хозяйка этого дома. А ты сейчас валяешься голым на моей лужайке – правда, лужайкой это было назвать сложно. Но в неопрятных кустах и некошеной траве была своя атмосфера.
- И где эти три полудурка?
- Что? Так ты не единственный подарок в моем доме? – ужаснулась я, полагая, что мне еще придется разыскивать трех друзей этого чудака для воссоединения их квартета.
- А ну-ка поднимайся – скомандовала я, решая снова перевернуть чайник и вылить остатки воды. Крышка чайника, не удержав своего положения, свалилась на голову мужчины, издав забавный, похожий на колокольный, дзинь.
Следующей задачей для меня встало решить куда девать этого нудиста. И сможет ли он что-то мне объяснить дельного, кроме его абстрактных фраз.
- Итак, начнем сначала – сказала я, входя в дом, а затем закрывая за мужчиной дверь.
- Как тебя зовут? Как ты оказался на моем заднем дворе? Где твоя одежда? – я уже начала подумывать, что этого парня, а так же его трех невидимых друзей, следует отправить прямиком в психологическую клинику.
- Мне зовут Агата – представилась я в ответ. – Первый раз знакомлюсь с мужчиной уже после того, как увижу его голым – усмехнулась, пытаясь сообразить что дать этому Тарзану. Для начала сгодиться и полотенце. Добравшись до ванной комнаты, и вернувшись обратно, я запульнула в мужчину черным махровым полотенцем с изображением канарейки «Твитти».

+1

6

Первая попытка встать была неудачной, тяжёлую голову словно каким-то магнитом тянуло обратно к земле, и казалось, что даже силы мощных плеч не хватает, чтобы её удерживать на теле; которое, кстати, начало замерзать - спасибо тем, кто будит людей с утра пораньше - и если бы Патрик мог бы просто отстегнуть свою кудрявую башку, то сделал бы это, отправив голое тело в дом, или куда-нибудь ещё в тепло; а за головой оно вернулось бы уже потом - судя по её тяжести, её всё равно за это время никто не утащил бы.
- Это да... - на бородатом лице на несколько секунд появилась слабая тень улыбки, даже отдававшей слегка какой-то гордостью. Пэт много выпил. И не только за сегодня или вчера, но и вообще, за... не помнил, за сколько, уже не способный просчитать, сколько дней находился в совместном загуле с друзьями, и даже в текущем году сейчас не был уверен - находился ли он в 2014 или ещё в 2013?..
- Дома?.. - нетвёрдо переспросил он, с трудом приподнимаясь на локтях и слегка склоняя голову в сторону, чтобы, взглянув за спину Агаты, убедиться, что за ней действительно находится дом. Причём, довольно-таки впечатляющий. Прислушавшись, он и шум воды услышал - не той, что в чайнике... легче от этого не стало - он так и не понял, куда его занесла рейсом авиакомпании "Линии судьбы" и куда она же отправила весь его багаж. - Впечатляющая лужайка... - с трудом выдавил из себя Патрик сомнительный комплимент, в очередной раз сморщившись и потерев лицо. Даже попросту напрягать глаза было уже больно, хотя освещение на веранде не было сильным. Иначе Патрику было бы сейчас гораздо хуже... хорошо, что есть возможность просыпаться не по утрам, а тогда, когда захочется. Ну или разбудят...
- Не исключено. - Пэт попытался пожать плечами, из-за чего чуть не опрокинулся опять на спину, едва удержавшись на локтях, в результате жест был похож на взмах неоперившегося крыла маленького птенчика - в единственном экземпляре, вторым плечом пошевелить даже и не получилось толком. Вопрос о его друзьях был следствием скорее любопытства, чем беспокойства - задавать из состояния похмелья и в глупой ситуации по-настоящему серьёзные вопросы для Патрика было бы слишком непереносимым снобизмом - его друзья были ребятами взрослыми, по документам, во всяком случае, и вполне смогли бы о себе сами позаботиться. Он же вот позаботился - забрался вроде куда-то, нашёл себе место, выспался. Был ещё жив, во всяком случае.
- Ай, блин!.. - когда крышка упала на его кучерявое темя, Пэт всё-таки свалился обратно на землю, схватившись за голову с выражением такой боли на лице, словно она была, как минимум, чугунной; тихий дзинь отдался под черепной коробкой таким мощным эхом, что были затронуты, казалось, все струны его души сразу, отдав по организму жестоким диссонансом. Подняться в таком состоянии было задачей далеко не простой, как бы хозяйка дома этого не требовала... Вода, призванная, видимо, смягчить этот удар, не сильно помогала утопить взрывную волну - череп гудел изнутри, а не снаружи. - Ну зачем?.. - с неподдельной детской обидой спросил у Агаты здоровый взрослый байкер, когда вибрации этих "струн" улеглись и у него хотя бы появилась возможность расслышать собственный голос. Но затем он всё-таки соизволил встать, пошатываясь, направляясь за хозяйкой в дом - видимо, опасаясь получить всем чайником, уже не только крышкой. Но стоило только пересечь порог дома, как вместо ответа вдруг...
- Апчхи!!! - и Патрик, не удержавшись на ногах, падает на прекрасный пол, над которым трудилась несчастная домработница, оставляя грязное пятно, по форме слегка напоминающего силуэт его самого. Ему показалось, что дом в этот момент завибрировал - но нет, дело было исключительно в нём самом, в голове снова ударил звонкий колокол. - Из будущего прибыл, блин, защитить Сару Коннор... - пробурчал он затем не слишком-то внятно, и в очередной уже раз за сегодняшний вечер начал предпринимать попытки занять вертикальное положение, медленно, с расстановкой, хватаясь за стенку, чем ещё добавляя Пауле работы. - Пэт... меня зовут Пэт. - он даже не стал отвечать на последующие два вопроса, предпочтя неопределённость молчанию. Всё ещё слишком серьёзные вопросы для того, чтобы отвечать на них голым, пьяным, грязным и стоя в коридоре дома, где он появился впервые. - С почином, Агата... - усмехнулся О'Перри, подняв голову и сосредоточив на ней мутный взгляд. С мокрых кудряшек закапало на стену и пол. Агата не понимала, что делала, когда решила намочить ему голову - когда волосы Патрика намокали, ими впору было резать людей, если суметь, конечно, отделить ставшую нестерпимо жёсткой кудряшку от головы... Байкер замер, глядя в спину хозяйки, направляющейся куда-то вглубь дома - во-первых, она его не приглашала пройти дальше, а во-вторых, он, наверное, и в прихожей всё-таки ещё наследил недостаточно.
- Может, всё-таки проявим немного гуманности к несчастной птичке?
- сумев поймать полотенце, он сжал его в руке, но на этом общение с ним и ограничилось - Патрик не решился вытереть об абсолютно чистого Твитти ни тело, ни лицо, хотя и хотелось, а о прикрытии наготы даже и не подумал - в этом уже немного смысла, учитывая, что Агата всё уже видела. Ему, пожалуй, пригодился бы не предмет из душа, а душ целиком...

+1

7

Этот мужчина был знатным недотепой, как я успела отметить. Войдя в дом, он тут же чихнул, падая на ковер.
- Будьте здоровы – деликатно ответила я ему, предпочитая отвернуться к террариуму и не смотреть на попытки пьяного человека подняться.
- Боги, ну что вы творите! – мое терпение кончалось, а Пэт, как представился мужчина, даже не думал приходить в себя. Я начала думать, что это может закончиться летальным исходом для мужчины.
- Хватит валяться на моем ковре! Что вы на ногах не стоите?! – возмущалась, как будто передо мной стоял во всей красе муж, который в очередной раз напился и вернулся пьяным и грязным. И, как жена из анекдотов, мне надо вооружиться скалкой или сковородкой. Впрочем, при мне еще был чайник.
Когда я кинула полотенце Пэту, он не спешил им вытираться, от чего я вновь нахмурилась.
- Ну же? Умоляю, уберегите меня от участи созерцать ваше голое тело и дальше. Вытритесь наконец! И прикройтесь! – не то, что мой незваный гость был в плохой форме, но о близости я думала в самый последний момент.
- Может, всё-таки проявим немного гуманности к несчастной птичке?
- Вы о гуманности заговорили?! Да я сейчас выставлю вас на дорогу. И прошу заметить, что город в 10 километрах от сюда, а соседи у меня спят с ружьем. Так что вам еще повезло, что приплыли вы именно ко мне. – может про соседей я и загнула, так как просто не знала кто живет со мной рядом. Ну… как рядом, в километре. Но все же вряд ли кто-то из здешних жильцов протянет Пэту руку помощи. Мне кажется, что в этом районе сам менталитет такой: все держаться оосбнячком. Подобные тянутся к себе подобным. Хотя люди моего типа, кажется, не тянуться не к кому, даже к собственному ребенку… Нет, я очень любила Аарона и за него готова отдать жизнь. Но все же, иногда мне кажется, что я рождена была для более высшей цели, чем быть матерью.
- Пэт – обратилась я к мужчине, привлекая его внимание. – Вы еще не вспомнили как оказались у меня? – но сильнее меня волновал вопрос, куда теперь его возвращать и кому. Хотя куда его в таком виде отправлять? Нужно связаться с кем-нибудь из тех трех друзей… Правда, чую, толку от этого. Но пока другой идеи у меня не было. В голове вообще творился какой-то аншлаг от бурлящих мыслей. Странное дело… я заранее знаю как избавится от трупа: кому звонить, куда везти, где зарывать. Но не могу помочь животу человеку. А нужна ли ему эта помощь?

+1

8

Ноги не держали почти абсолютно - то ли виной тому был январский холод, и хотя температура была далеко не минусовой, но голая задница Пэта всё-таки знатно окоченела за то время, которое он провёл сначала в воде, а затем и на лужайке, то ли само состояние похмельного, настолько пропитого, что даже собачий холод его не сумел отрезвить полностью... Патрик сдержанно и невнятно поблагодарил Агату в ответ на её пожелание, успев подумать о том, что если он не окочурился за то время, что лежал снаружи, то летальный исход ему точно уже не грозит (он понятия не имел, в чей дом попал, впрочем, ему наверняка было бы всё равно в любом случае, даже если бы он очнулся в фонтане перед Белым Домом). Ну-ну, организм, нам ведь не в первой очнуться на холоде? Не вздумай болеть - эта девушка правильно говорит, нужно быть здоровым, ещё столько дел не сделано...
- Ну извините, я не хотел, как-то вот само получается, когда так хреново... - Патрик сделал вид, что съязвил, но на самом деле его особо не хватало даже на его любимый способ общения с людьми. Да и вообще, сама виновата - если бы ему было бы позволено просто отоспаться на этой, с позволения сказать, лужайке, стоял бы он сейчас гораздо более прямо - ну или не смог бы подняться уже вовсе, сдохнув от переохлаждения, но на её драгоценном ковре явно было бы меньше воды и грязи при любом из вариантов... Пусть спасибо скажет, что его ещё и не тошнит вдовесок; видимо, эту стадию организм всё-таки умудрился переварить...
- Не кричите... пожалуйста...
- он сморщился так, словно укусил лимон и откусил его половину за раз, когда Агата повысила голос, требуя вытереться и прикрыть свою наготу, как будто одно-единственное полотенце могло бы каким-то образом его согреть - а теперь-то, оказавшись в тёплом помещении, Патрик реально начинал чувствовать холод - что выражалось в мелкой дрожи, делавшее его положение ещё менее устойчивым. И вот только ради того, чтобы согреться, и чтобы хозяйка перестала разрывать его голову на части повышенным тоном, Пэт сначала вытер свои кудряшки, затем ноги и тонс, затем обернул несчастную канарейку вокруг пояса, хотя на спине у него грязи оставалось весьма прилично, но залезть туда он уже не сумел бы, ни в таком состоянии, ни в нормальном...
- Это будет не очень гуманно... - флегматично сделал вывод Патрик, поглядев на Агату. Пожалуй, в Америке наличием оружия в любом частном доме уж точно не напугаешь, и голый мужик в этой стране наводит гораздо больше страху. - Но я-то тоже при ружье... - пошлая и дурацкая ухмылка, сопровождающаяся не то неудачно скрытым смешком, не то - чуть более удачно скрытой отрыжкой. Если бы девушка знала, как его забавляла эта ситуация, на самом-то деле, она наверняка и впрямь его вытолкала бы за дверь, а может, и без "ружья" бы оставила - тут уже кто как отреагирует. Впрочем, Пэт смеялся вовсе не над ней и не над тем, что ей испачкали ковёр, а над самим собой. Шутки шутками, но оружие у него действительно было - правда, находилось оно в сумке мотоцикла, то есть, на данный момент - чёрт его знает, где... Размышляя об этом, Патрик "завис" ненадолго, устремив тупой взор в сторону террариума, хотя чёрта с два он понимал, что видит по ту сторону стекла и что вообще перед ним находится - не до того ему было, осмыслить бы для начала всё остальное. Он не знал, сколько так простоял, пока следующий вопрос Агаты не вернул его из мира растений обратно в мир здравомыслящих существ.
- Нет... - он попытался было покачать головой, но вовремя понял, что это в его состоянии будет не лучшим движением - со стороны, кстати, смотрелось довольно забавно. И на его лице вдруг появилось растерянное выражение, свидетельствовавшее о том, что самая шоковая часть кошмара хозяйки начинает подходить к концу - Патрик начинает приходить в себя и мыслить хоть сколько-нибудь нормально; понимание того, что он оказался здесь, абсолютно беззащитный, голый, безоружный и слабый, дошло, наконец, до сознание. И тут полотенце, на котором он не мог завязать узел, но которое удерживал в руках, дабы не злить хозяйку, всё-таки выскользнуло из его пальцев, и вальяжно опустилось на пол у его ног.
- Блин... извините... - на этот раз всерьёз проворчал Пэт, хлюпнув носом и попытавшись было нагнуться за полотенцем, но осёкся, поняв, чем это обязательно закончится в итоге. Не хватало ещё, чтобы хозяйка подумала, что он над ней издевается! И в мыслях не было... прежде, чем издеваться над другими, себя бы самого в порядок привести. И понять, действительно, как он сюда попал и почему сюда же не попали его друзья, хоть в том же виде, хоть в другом.
- Можно я воспользуюсь душем?..
- наконец, решился Патрик задать главный вопрос. С жёстких кудряшек опять закапало, ткань полотенца им не слишком-то помогла: впитывая небольшое количество влаги, остальное они попросту не принимали, и содержимое отдавали потом с огромной неохотой. - Пока ещё не всё вокруг замарал... - дрожь снова начала пробирать потихоньку, и как бы Пэт не старался удержать её внутри себя, не желая позориться перед Агатой ещё сильнее, она всё равно заметно проступала.

+1

9

Я попыталась представить себя на месте добросовестной хозяйки дома, вот что бы я сделала? Первым делом искупала бы мужчину или выгнала его прочь? Вообще-то, я надеялась, что он даст мне хоть один ответ, но Патрик витал в каком-то пространстве.
Но все же, прошу заметить, что мои вопли подействовали на него, и Пэт начал вытираться. Правда, это больше походило на размазывание грязи по телу, от чего я готова была согнуться в великом жесте «рукалицо», но вместо этого вырвался смешок. Нервный.
А затем с шатена вновь свалилось полотенце. Кажется, и самого Пэта начало это раздражать. Мы вместе опустили взгляд на полотенце. Бедный Твитти валялся мокрый, носом в пол и, по всей видимости, валяться ему там еще долго. То ли этот парень меня хотел заинтересовать своей наготой, то ли ему и правда было так тяжело стоять на ногах. Думаю, с первым после пятого раза у меня появится крайне неадекватная ответная реакция.
- Можно я воспользуюсь душем?
- Если так ясность ума придет к тебе… - глупо полагала я, кивая Пэту, чтобы следовал за мной. Как только мы оказались в ванной, я включила горячую воду и в пригласительном жесте двумя руками указала мужчине на душевую кабинку. Можно было бы закончить это все прекрасным грациозным реверансом, но, наверно, это будет пик моего саркастичного поведения.
Грязное полотенце я кинула в стиральную машинку, а с крючка взяла новое, чистое и демонстративно сложила его перед шатеном.
- Мужской одежды у меня нет. Хотя, о чем это я? Кажется, ты даже и не слышал о том, что такое штаны и футболка, да? – опять подстегнула я своего гостя, но на этот раз без злобы. Похоже, что перекипело.
На этом я вышла из комнаты, оставив Патрика наедине. Прикрыв за ним дверь, вернулась в гостиную, включила на пластиночном проигрывателе музыку. Думаю, это меня успокоит.
Некоторое время я простояла с закрытыми глазами, пока не услышала вновь раздражающий меня звук. Доносился он опять со двора.
- Таракан! – в этой суматохе я забыла про ежика, который так и остался на улице, продолжая скрептись по стеклу.
- Прости меня – заговорила я со зверьком. – Этот орангутанг испортил все мои планы… - о, а планов у меня было много! Например вернуться домой и заняться ничего_не_делать. Не сильно разнообразно, зато полезно для моей гудевшей головы.
Вместе с Тараканом мы прошли на кухню, он для того, чтобы похлебать молоко, а я, чтобы заварить чай. Так что когда Пэт вышел из ванной, с кухни уже разносился приятный запах трав и пряностей.
Я стояла спиной к нему, но отчетливо слышала как мужчина приближается, осваивая новые места в моем доме.
- Надеюсь, когда я повернусь, ты будешь одет… - я развернулась.
- Итак. – начала я, пододвигая стакан воды и таблетку. – Вода, аспирин. Чай и фрикадельки – кивнула я на другой стол. Подкармливать этого сомнительного типа я не хотела, но учитывая, что всю сковородку фрикаделек мне не умять, так уж и быть, поделюсь со случайно приплывшем ко мне гостем.
Начинать третий по счету допрос я не решилась. Попробуем попытку, когда таблетка подействует и снимет хотя бы половину боли от похмелья, которым мучился Патрик.

+1

10

Спорный вопрос насчёт ясности, но какая-то доля хоть какого-то ума, вероятно, всё-таки вернётся, когда тело не будет напоминать по своему внешнему виду курицу-культуристку, по какой-то странной ошибке попавшую в мясной отдел супермаркета в соответствующем для всех остальных куриц, которые оказываются в холодильнике, виде - а бледное, и синее местами, тело Патрика вызывало в этот момент именно такую ассоциацию, во всяком случае, у него самого. Несчастный Твитти, к которому никто из них так и не проявил ни капли ни гуманности, ни сочувствия, теперь отправился в стиральную машинку, а гостеприимная хозяйка предложила Пэту новое полотенце, когда тот всё-таки сумел с трудом добрести до ванной комнаты. Умудрившись даже не оставить за собой грязных следов. Почти. Ну да плевать на её сарказм, Патрик уже за горячую воду готов был ей руки и ноги расцеловать, но не был уверен, что на своих двоих при этом удержится, да и ей самой вряд ли будет приятно такое прикосновение - вчерашний алкоголь передавал привет откуда-то из его недр неприятным запахом, который сам Патрик почувствовал, впрочем, только оказавшись в замкнутом помещении душевой кабинки. Но ему этот запах давно был уже не страшен.
- Ха-ха-ха... - только и нашёл он, что ответить, прислонившись лбом к стене и позволяя горячей воде просто бежать по телу, отогревая его и возвращая жизни хоть какие-то краски. Ему казалось, что он может вечно вот так вот стоять, наслаждаясь тем, как вода бежит по его телу, изредка отвечающего на это лишь судорогами... до тех пор, пока кожа не отогрелась настолько, чтобы почувствовать реальную температуру и ошпаренному Патрику не пришлось в срочном порядке отлепиться от стенки и крутануть кран с холодной водой, еле сдерживая в себе громкие маты - ну, не хотел он беспокоить хозяйку сверх меры - она и так была в достаточном шоке, чтобы ещё и прибегать сюда затем, чтобы убедиться, что её гость не разбил себе тут башку или что-нибудь ещё. Как ни странно, но в этот вечер его отрезвила именно горячая вода, а не холодная, и почувствовав в себе жизненные силы, Пэт начал принимать усилия для того, чтобы стать не просто живым, но и чистым тоже, взяв мочалку, мыло и шампунь. И хотя он был довольно-таки чумазым, процесс отмывания себя от грязи (или грязи от себя) занял не так уж и много времени, а закончив, Патрик даже кабинку за собой сполоснул. Может, он и привык валяться мордой в грязи, но дома тоже любил, когда вокруг чистота и порядок... пока был трезвым - во всяком случае.
Закончив, Патрик посмотрел на себя в зеркало, убеждаясь, что на человека он действительно стал похож немного больше, чем был, когда едва попал в этот дом, и пристроил полотенце... только не там, где, по всей видимости, желала увидеть его Агата, а на своей голове, кудряшки на которой при встрече с шампунем сменили цвет с грязно-коричневого на тёмно-рыжий, но всё равно сохранили свою структуру - в общем, Пэт счёл, что лучше будет, если полотенце впитает воду из его волос, а не ковёр или пол. Впрочем, не желая бесить хозяйку, наготу ирландец всё-таки прикрыл, умудрившись втиснуться в один из коротких халатов, которые нашёл на вешалке. Теперь Агате всё равно придётся созерцать на его волосатые ноги, но что-то подсказывало, что её в нём смущали вовсе не они. К тому же, ходить по дому в полотенце было, по его меркам, какой-то глупостью - с тем же успехом можно было бы ходить и голым, или уж тогда одеться во что-нибудь более похожее хотя бы на одежду.
- Во что? Ты же сама сказала, что живёшь одна... - она не так сказала, но смысл Патрик всё равно уловил; не то, чтобы сейчас его сильно интересовало семейное положение этой девушки, но было плюсом уже то, что заряд из ружья ему можно получить от соседей, а не от её мужа, который обнаружит в доме голого мужика. Он и так внёс в этот дом достаточно разнообразия, чтобы ещё и драку здесь устраивать, да ещё и без особого желания драться - но ведь придётся, если на него будет наставлена пушка. Не для того же он сейчас там в душе отмокал, чтобы ему по выходу из него разнесли голову из дробовика...
Впрочем, дом и так был явно не из средней статистики - Патрик наконец-то обратил своё внимание на террариум, где переливались разными цветами бабочки... Эта Агата - энтомолог какой-то, что ли, или что-то в этом духе? Хотя... судя по тому, что он увидел сейчас на полу кухни, в её жизни присутствовала не одна только энтомология.
- А вот этого парня я помню...
- неопределённо проговорил Пэт, входя в кухню и представая перед хозяйкой и её питомцем во всей красе - в женском халате, который был ему мал, с высоким тюлем на голове, и босой. - Ой. Спасибо. - впрочем, он тут же забыл про ежа, когда Агата предложила ему таблетку и воду - добродетель, на которую Пэт даже не рассчитывал, откровенно говоря. И хотя жажды он не ощущал, набросился на таблетку и стакан с такой жадностью, как будто всей целью его жизни было скушать кругляшок аспирина и запить его обычной водой... В жизни, впрочем, появилась новая цель, когда она предложила ему ещё и поесть - и Патрик вдруг понял, что он действительно голоден, несмотря даже на своё состояние, но с той же скоростью нестись к другому столу было бы уже верхом наглости.

+1

11

Я подняла глаза. То, что я увидела, заставило меня чуть ли не открыть рот. Передо мной стоял все тот же небритый Патрик, только вместо нагого вида, к которому я успела, простигосподи, привыкнуть, на нем был мой атласный халатик, а на голове он накрутил тюрбан. Я стояла и смотрела, хотя предпочла бы забыть эту картину, которая вызывала у меня приступ неудержимого смеха. И вроде как огреть мужика надо, за ту наглость, что он себе позволил. Но в тоже время…
- Боги! – не выдержала я, заражаясь смехом. Мне пришлось даже отвернуться от Пэта, чтобы успокоиться. И когда мой всплеск закончился, к нему я «вернулась» уже в полном возмущении.
- Какого лешего ты надел мой халат! – закричала я, на этот раз специально повышая голос, зная как этому пьянице больно выносить громкие звуки. – Снимай живо! – скомандовала я, как генерал. – Нет, не снимай! – исправилась, понимая, что мой взгляд опять невольно упадет на область ниже пояса. Хотя… Чего терять? Что я там не видела, напрашивался вопрос?
- Хотя снимай – махнула рукой, и сдернула с головы мужчины полотенце. Затем, скрутив тряпку в хлыст и задумав явно что-то неладное, я огрела Патрика по груди. Потом по рукам. По спине, когда он отвернулся от меня. И по ногам.
Черт возьми! От куда этот «чудесный» мужчина свалился на мою голову?
- Так. Знаешь, что я вспомнила? – а вспомнила я то, что у меня в кладовке стоят кучи коробок вещей Джованни. Я не нашла в себе силы выкинуть его одежду, его зубную щетку, бритву, ежедневники, кружки… - Идем – повела мужчину через гостиную, в прихожую.
- А ты бомж? – заполнила я паузу неинтеллигентным вопросом. – Точнее, путешественник? – так, я думаю, будет звучать правильнее.
Я открыла дверь кладовки, и взгляд врезался в коробки, выстроенные столбиками. Штук 10, не меньше. Некоторые из них были подписаны маркером моей руки: одежда, посуда, всякий хлам и так далее.
Потянув одну из коробок, которая была открыта, ведь пять дней назад я доставала из нее вещи для Декстера, что так удачно, с моей подачки, оказался в бассейне, я спустила ее вниз. Раскрыла, натыкаясь на рубашки Рика, и что-то опять стало не по себе. Словно я забрала чужой дом, чужую работу, чужую жизнь. А прежнего владельца упаковала в коробку и задвинула в темную комнату.
- На, держи… - проговорила помрачневшем голосом, протягивая Патрику футболку и джинсы. – Не знаю как по размеру, может маловато будет – Джованни был немного худее Пэта, как я успела оценить. Но искать что-то другое я не желала. Мне и так было тяжело расставаться с теми вещами, что я предложила мужчине. Смешно. Словно одежда, аккуратно сложенная в коробке берегла мои воспоминания о друге. Но такие мы… цепляемся за вещи, чтобы каждый раз, натыкаясь на них думать: «Ага, я помню как все это было». Только вот так ли хорошо помнить?

+1

12

Вот такой реакции Пэт не вполне ожидал, халат он одел вовсе не для того, чтобы развеселить хозяйку, да и на голову себе полотенце намотал не для этого, впрочем, откуда Агате было знать про коварное свойство кудряшек её случайного гостя? Разве что она попытается их взъерошить до того, как они полностью высохнуть, но с чего бы ей это делать - Патрик не представить не мог, ни придумать; для него аспирин и стакан воды в данный момент были вершиной человеческой благодетели, про проявление же каких-то более простых, но дружелюбных чувств к нему хозяйки дома он и вовсе не мог подумать. Его не вытолкали за дверь в том же виде, в котором он прибыл, к каким-то там страшным соседям с ружьями - с её стороны ведь уже немало. В общем, пока Агата заходилась смехом, Пэт просто тупо глядел на неё, не понимая, чему она так смеётся, но терпеливо ожидая, когда закончится поток этих эмоций и начнётся всплеск новых, может и не таких позитивных, но тех, которые он хотя бы будет способен понять.
- Ну а что мне, в одном полотенце по твоему дому разгуливать?.. - Патрик сморщился, когда Агата снова начала кричать, едва сдержавшись, чтобы не закрыть уши руками и вопрос вообще был довольно нетвёрдым и не вполне уверенным - возможно, что испанка его и вовсе просто пропустила. Однако он не видел смысла ходить по дому, прикрывая только одну часть тела, если от этого всё равно не согреешься - уж лучше на голову полотенце пристроить, чтобы волосы потихоньку сохли, больше будет толку. Но оказалось, что крик - ещё не самый худший кошмар для его больной головы: своей последующей неопределённостью в своих требованиях Агата и вовсе чуть было не взорвала ему мозг. Снимать, не снимать, учитывая, что картина её пожеланий сквозь пелену тумана его похмелья доходила до не с некоторым запозданием, Пэт чуть не запутался.
- Не надо на меня руками махать... - он запоздало схватился за свои волосы, когда Агата сорвала полотенце с его головы, и затем уже начал было послушно выполнять её указание, вылезая из слишком узкого для себя халата, как вдруг хозяйка решила продемонстрировать, что махать она умеет не только руками, но и полотенцем может огреть дай боже... - Ты что... - Пэт схватился за грудную клетку, которую только что обожгла слегка влажная ткань. - что ты... - получил по рукам, стряхнув запястьями - Агата снова не дала ему закончить вопрос. И Патрик наконец-то прикрыл ладонями то, что её смущало всё это время и отвернулся - но не из стыда своей наготы, а потому что боялся, что она решит заехать ему по самому ценному. Вместо этого хозяйка дома решила треснуть ему по спине. - Что ты делаешь? - наконец удалось ему закончить вопрос, когда он получил полотенцем последний раз, едва снова не растянувшись на полу, но уже сквозь собственные смешки - действия Агаты ему напоминали какую-то шутку, детскую возню, поединок, которая популярна скорее в бане, когда двое или больше пытаются друг друга "обжечь" полотенцем - и больно, и прикольно. С чего вдруг в возмущённой хозяйке проснулась такая игривость, он понятия не имел, но всё из той же боязни получить по самой важной части своего организма предпочёл и не спрашивать.
- Не знаю. Может, где у тебя настоящая плётка лежит?
- хотя, пожалуй, мог бы и спросить - этот вопрос был бы безобиднее... Однако, Агата его смогла взбодрить не хуже аспирина своей выходкой - и себе же на беду... Боли Пэт не боялся, играть с ней - тоже. Но только до тех пор, пока это было только игрой - за её гранью уже вполне мог сделать в несколько раз больнее в ответ. Убедившись, что Тата отложила своё оружие, он последовал за ней.
- Ну да, можно и так сказать...
- засмеялся он в ответ. Его вполне можно было бы назвать бомжем - постоянного места жительства, как и работы, у него действительно не было (если, конечно, забыть о том, что в Сакраменто он провёл чуть ли не больше, чем где бы то ни было на постоянной основе, и что тут у него есть свой трейлер, который, несмотря на колёса, давно уже никуда не перемещается); можно было назвать и путешественником - тогда как бомж обычно является представителем какой-то определённой местности, Патрик вполне мог бомжевать по всей стране. И даже в той же Мексике или Канаде, если удастся каким-то образом пересечь границу незамеченным. А ещё у него мотоцикл есть... хотелось бы на это надеяться, по крайней мере, что он всё ещё есть. - Хотя мне привычнее называть себя кочевником. - это слово, в отличие от многих других слов из мототематики, которые проскакивали в его обиходе, по крайней мере, по смыслу было понятно каждому. Кочевник он и есть кочевник. - А ты какой-то учёный в области живого мира? У тебя бабочки в аквариуме, и ещё этот ёжик... - задал в свою очередь Патрик вопрос ей о роде её занятий. Питомцы Агаты были, как минимум, необычны - а значит, её персона уже была интересной. Когда в доме вместо кота молоко из блюдца хлебает ёж, а за стеклом вместо плавающих рыбок порхающие бабочки - в этом тоже присутствует какой-то дух бунтарства...
- Ох... Вот теперь и впрямь чувствую себя нищим.
- усмехнулся Пэт, натягивая узковатые для себя джинсы, но не став раскрывать рот по поводу размера. Хотя в халатике Агаты ему, на самом деле, было бы комфортнее, чем в джинсах, в которые с трудом удаётся втиснуть свою задницу... - Спасибо...

+1

13

Скажите, я просто воспользовалась ситуации, позволяя себе лупасить перепившего мужчину? Потому что из-за градуса и того, что ему пришлось пережить (что, кстати, до сих пор было тайной), он даже не мог мне ответить.
После очередного выпущенного пара, я двинулась одевать Патрика.
- А ты какой-то учёный в области живого мира? У тебя бабочки в аквариуме, и ещё этот ёжик...
- Ученые – умные люди. А разве умный человек пустит в дом голого мужчину? – о, какой из меня ученый? У меня даже образования не было. Хотя про бабочек и божьих коровок за время их разведения я успела изучить и достаточно увлечься, чтобы рассказать небольшую лекцию. Но ученым назвать себя не могла. Так, любитель. Я и разводила этих тварей не для прибыли, а ради своего удовольствия. Скоро поступит новая партия божьих коровок…
Одежда Риккарди была моему незваному гостю и правда не по размеру. Казалось, что он надел одежду, которая села от стирки. Ей богу, забавное зрелище!
Я прыснула от смеха, наблюдая как Пэт поправляет джинсы и пытается впихнуть не впихнуемое, простите за пошлость.
- Растянется – пожала я плечами и задвинула коробку обратно в шкаф. – Ой, есть еще вот штаны. Они старые, их даже подарю! Хотя и футболку подарю… - подумала я, понимая, что мне все равно ни к чему чужие вещи. Их некому было забирать у меня, - никакая бедная и горемычная вдова не приедет. И некуда было девать.
«Обменявшись» штанцами я надеялась увидеть менее скрюченное лицо Патрика.
- Тебе надо кому-нибудь позвонить? Кто за тобой приедет? – никто не терпит, когда пользуются его добротой и гостеприимством. Хоть и мой друг был более-менее молчалив, но доставил мне еще тех хлопот.
- Я разрешу тебе съесть эти фрикадельки и подумать куда ты пойдешь взамен на твою историю. – вот такое пари придумала я. – Ну так что? Ты рассказываешь от куда взялся и кто такой, а я даю тебе еще немного побыть в тепле. – и, наверно, мне все равно было о чем соврет Патрик. Расскажет он правду или нет, я просто хотела проявить чуть-чуть доброты. Правда, для доброго поступка обычно не нужна причина, а мне вот, получается нужна.
- Расскажи, где ты успел побывать? Я тоже много путешествовала… - и, может, мы сыграем в «города», в которых были, но не успели задержаться настолько, чтобы привязаться к атмосфере, к погоде, к людям, к небу. Хотя насчет неба сомневаюсь, - оно везде одинаково, и следует за тобой по пятам.

+1

14

Ну вот, можно сказать, и познакомились. Она узнала о нём, что он называет себя кочевником, а он, в свою очередь, выяснил, что хозяйка - никакой не учёный, и с чего вдруг у неё дома находится столько насекомых в террариуме, всё ещё не совсем понятно; впрочем, не ему, который просыпается голым непонятно где, судить о человеческих странностях - каждый с ума сходит как сам хочет. Бабочки в террариуме - это, по крайней мере, безобидно для памяти, мозгов и других внутренних органов...
- А что в этом такого глупого? - неопределённо пожал Пэт плечами. Избавляться от мёртвого голого тела на своём участке, конечно, процесс куда более "умный" и интересный, требующий гораздо больше талантов, нежели просто открыть дверь, и самая прелесть в том, что это ребус с огромным множеством вариантов ответа - начиная от просто запихать покойника в мусорный контейнер перед своим домом и позволить мусорщикам сделать своё дело, и заканчивая кормёжкой аллигаторов, если эта не-учёная их где обнаружит, конечно. Случайно, не плавает ли в её бассейне один или парочка?.. Да, Патрик хорошо понимал, что вполне мог бы и сдохнуть на её заднем дворе от холода - но принимал это достаточно легко, отвыкнув ценить жизнь всерьёз, и гораздо больше ценя то, что он от этой жизни взял - свой байк, как благо материальное, и свой клуб, который олицетворяли его "цвета", как благо духовное. Парадокс ситуации в том, что сейчас его голая задница осталась и без первого, и без второго, и осталась лишь сама жизнь - практически как у Адама в саду, только вместо яблок тефтельки.
Услышав про штаны, Патрик картинно закатил глаза и ухмыльнулся. Да она издевается - стоило ему так долго мучиться с джинсами, и только-только влезть в них, начав привыкать к тесноте, как Агата достала другие штаны, которые "растянуть" будет гораздо проще... ну или, по крайней мере, ткань у них гораздо менее плотная, так что должно бы меньше давить... на "невпихуемое". Он тактично не стал интересоваться, откуда у неё эти коробки и эта одежда - быть может, его нелёгкая занесла во двор ко вдвое или ещё что - и "подарки" было немного неловко принимать, но выбора особо-то не было. Приходилось играть бродягу до самого конца, раз уж так получалось. В том числе - и принимать милостыню со скорбной рожей. И даже не заводить разговоров на тему того, как Пэт не любит, когда к нему относятся, как к попрошайке - как бы он ни был беден, руки он никогда не протянет, лучше уж протянуть ноги. Но пока что на эти ноги можно было натянуть штаны и подумать, что делать со своей жизнью дальше - хоть головой, хоть задницей, неважно.
- Наверное, братья за мной приедут, если им дозвониться. Только я не помню их номеров наизусть... - Патрик задумчиво почесал шею, шлёпая босыми стопами обратно за Агатой на кухню. Братья-то приедут, если и сами не валяются где-нибудь, голыми, или даже чего поинтереснее, частичная потеря памяти особенно не питала хорошие надежды. Отчаиваться, впрочем, Патрик тоже не торопился. - Но можно позвонить на мой мобильник, если он у них. - или уже даже ещё у кого-нибудь, но, что самое важное, мобильник у него был... где-то. Был ещё один способ связаться с остальной шайкой, немного более долгий, но зато надёжный - выйти на общий веб-сайт Пропащих (а в двадцать первом веке даже у мотоклубов появились сайты, особенно у клубов такой величины) и пустить клич, но об таком варианте Пэт сейчас как-то даже не вспомнил.
- Это как на детском утреннике, что ли? Рассказал стишок - получил конфетку... ну, или фрикадельку?
- весело осклабился Патрик в ответ. Но есть хотелось, да и обидеть гостеприимную хозяйку подобным отказом было как-то неправильно, к тому же, самого себя Пэт не стеснялся (а потому врать о себе в прямом смысле этого слова и не собирался даже), и подобное действо вообще было неплохим поводом пообщаться. Конечно, он лучше пошёл бы с чем-нибудь алкогольным на столе, а не с чаем, но это не его дом и не его правила. - А на табуретку влезать, или можно прямо так? Честно говоря, не уверен, что на ней удержусь. - но и не сказал, что откажется, если Агата скажет, что это всё-таки необходимый атрибут - если всё уже через задницу, только неординарность и спасает положение. Положение бунтаря - когда что-то происходит не как у всех людей, значит, это уже скорее хорошо, чем плохо.
- В Америке, в основном. Пару раз бывал в Мексике, один раз - в Канаде, но границу пересекал нелегально. - и это уже отдельная история, на что пошли Пропащие, из которых почти никто не имел ни права, ни возможности выезжать из страны, чтобы попасть на мотофестиваль в Торонто. - Но я побывал во всех штатах, кроме Гавайев и Аляски. Потому что чтобы попасть туда, нужно снова пересекать границу, да и мотоцикл плохо едет что по снегу, что по воде. - усмехнулся Пэт. - Я член мотоклуба "The Lost", но это ты наверняка уже прочла по моей спине. - вот что означала та надпись; и гордая птица, раскинувшая свои крылья, была символом клуба, в последнее время заработавшего весьма большую популярность, в том числе - и в Калифорнии. В Сакраменто, правда, клуб представлял пока один только Патрик, да и то, можно сказать, неофициально. - Правда, последние несколько месяцев я не путешествую, а живу в Сакраменто. Кстати, в каком я городе? - странный вопрос от того, кто завязал с путешествиями, но Пэт так и не выяснил, где он. Вряд ли в Мексике, но и это пока не полностью исключено.

+1

15

Патрик с недовольным видом, словно я появилась в этом мире только для того, чтобы его сейчас мучить, заставляя переодеваться из штанов в штаны, все-таки сменил джинсы. Потом мы вернулись в кухню, где по окну иногда от ветра пошрябывали ветки деревьев, будто пальцы какого-то зловещего существа. И чем становилось темнее, тем этот звук выглядел все более зловеще. Но у меня был чай, фрикадельки и странный мужчина, который не давал возможности пугаться. Ну, разве что предложить, что Пэт на самом деле маньяк. Только тогда для маньяка это была бы самая великая оплошность – проникнуть в дом к террористке. Так, дурные мысли в сторону!
- Это как на детском утреннике, что ли? Рассказал стишок - получил конфетку... ну, или фрикадельку? – я бы сказала, что это как у психолога, но единственное мое отличие, я задаю эти вопросы не для того, чтоб изучить Патрика и попытаться влезть ему в душу с благими намерениями помочь. А просто потому что хочется скоротать вечер.
- Я бы предложила и рюмку чего-нибудь крепкого, если рассказ меня растрогает. Но твой мутный взгляд подсказывает мне, что с тебя давно хватит. Новый год кончился. – я развела руками. Не знаю, радоваться ли окончаниям праздника или нет. С одной стороны, мне не хватило рождественского волшебства, чтоб произошли чудесные изменения в моей жизни. А с другой… ничего все равно бы не произошло.
- А на табуретку влезать, или можно прямо так? Честно говоря, не уверен, что на ней удержусь.
- Странные вы «кочевники», на табуретку можно просто сесть – подтрунивала я над мужчиной. Он же описал вкратце свой маршрут путешествий, упоминая причастность к мотоклубу. С байкерами я связывалась достаточно близко лишь однажды, когда заехала битой одному из мотогонщиков по голове вовремя битвы за территорию. Но этой встречей я хвалиться перед Патриком не стала.
- Правда, последние несколько месяцев я не путешествую, а живу в Сакраменто. Кстати, в каком я городе?
- Если по пьяни ты и собирался в Мексику, то тебе это не удалось. Ты до сих пор в Сакраменто. – объявила я, пожав плечами. – Полагаю, что ты пытался переплыть реку. Или ты прыгнул с моста, и тебя унесло течением. А, может, свалился с катера во время экскурсии с друзьями? – дальнейшие мои предположения были совсем абсурдны и забавны, поэтому высказывать вслух я их не стала.
- То, что ты из этого города уже большой плюс, - не скажу, что я была в восторге от такого сомнительного знакомства. Но хотя бы не придется мучиться в предположениях как вернуть беднягу на родину. - Помнишь где живешь? Я бы могла тебя подвести. – внезапно предложила я, хотя до этого такой идеи на приходило на ум. Если Магомед не уходит от горы, гора уйдет от него сама. Ну… или как-то так…

+1

16

Ему бесполезно помогать - таких диагнозов, какой был у Патрика, наверное, и не существует, не говоря уже о том, что такая болезнь не лечится; по крайней мере, он сам был настолько крепко убеждён в своей бесконечной уникальности, что безоговорочно верил в неё. И лечиться не хотел, понимая, что как раз это и вынет у него ту самую душу, в которую немногие хотели бы лезть, а кто и хотел - не был в этом особенно успешен. Существовало мнение, что души там вообще не было, но на самом деле это было совсем не так - просто Пэт сам решал, кому её демонстрировать, а кому - средний палец. Послать хозяйку этого дома он не мог просто потому, что он ему помогла, хотя могла и имела полное право выбросить его валяться по другую сторону его дома - где его подобрали бы полицейские, или скорая, или мусорщики, в конце концов...
- Как кончился??? - новость о том, что праздники прошли, неожиданно вызвала у Патрика неподдельное изумление, и он даже забыл, что секундой ранее ему отказались налить - вопрос об этом заменил вопрос о том, сколько же времени они пьют, что уже и праздники закончились. Какой сейчас месяц? Только каникулы закончились, или уже вообще весь год прошёл?.. Да - Пэт и это не исключал. В хорошей компании время летит незаметно, с алкоголем или продуктами поинтереснее - даже и счёт его теряется. Вот такое вот рождественское волшебство - воспоминания стираются, и ты оказываешься голым на чьём-то участке, не помня, какой сегодня день, и не уверенный даже в году. Не помня, отпраздновал его пришествие или нет. - Какое сегодня число? - Патрик напряг память, и услышал, как собственная голова загудела, как пыльный застоявшийся генератор, выдавая отдельные эпизоды и картинки, словно на разорванной старой плёнке диафильма, проеденной мышами и плесенью. Не самое лучшее ощущение, и потому Пэт не смог вытерпеть этого долго, предпочитая не портить то, что Агата так заботливо восстановила - пусть лучше аспирин подействует сначала, вспоминать будет на здоровую голову.
- Ну... ладно. Твой дом, твои правила... - сделав вид, что он и вправду такой дикий, что не умеет пользоваться мебелью, или просто привык со стульями и табуретками делать что-то другое, но не сидеть на них, Пэт послушно пристроил табуретку под своей задницей, усаживаясь за стол, и тут шов воротника футболки издал звонкий "крэк!" и слегка разошёлся, демонстрируя небольшую часть грудной клетки. Не влез в одежду. Хорошо, что не штаны. Байкер поднял жалостливые глаза на Агату, ожидая её реакции - кажется, она подарить её ему собиралась, так что... наверное, только что он расписался в получении подарка. Что ж за вечер сегодня такой?
Пэт даже не знал, как воспринимать новость о том, что остался в Сакраменто - может, и стоило бы прийти в себя где-нибудь на другом конце Штатов, чтобы, наконец, перестать себя чувствовать жалким безработным алкашом, которого бутылка удерживает на одном месте уже четвёртый месяц, не давая продолжить, нет, даже начать не давая то, ради чего он снял с себя президентские полномочия в чаптере, который сам и основал? Теперь он и не президент клуба, и не кочевник, вообще уже не понятно кто - и с каждым днём всё больше чувствовал, что попросту не достоин носить жилетку Пропащего. Почти и не носил, одев её только когда в город приехали трое братьев... И умудрился потерять - вместе с остальной одеждой, мобильником, мотоциклом; ключами от дома, кстати.
- Не уверен насчёт последнего... - вряд ли Пропащих привлекла бы экскурсия на катере, но первые два варианта ему показались вполне себе логичными. По пьяни он на многое был способен, впрочем, он и трезвым творил немало безумных вещей, пьянство лишь развивало, или наборот, притупляло немного фантазию от случая к случаю. Ему уже самому было интересно, что он затеял на этот раз. Акцию пост-новогоднего нудизма? Какой-то флеш-моб? Или умудрился забраться в койку к чужой жене, и выскочил через окно?.. Хотя это вряд ли - вещи он внутри бы не оставил, а пьяным не испугался бы даже если бы муж этой жены был больше его в два раза.
- Вообще-то я родом из Нью-Джерси. - ухмыльнулся Патрик, решив вдруг продолжить рассказ, видя, что обещанных тефтелек ему всё ещё не доставалось, а есть хотелось всё сильнее по мере того, как ослабевала боль в голове и гадостное ощущение во рту и желудке. - Нет, не надо меня подвозить до туда, я там давно не был и возвращаться особенно не горю желанием... - поспешно добавил он, явно выразив агрессию к тому месту, откуда он родом - слишком много, мягко говоря, не очень приятных воспоминаний, связанных с домом. Иногда Патрик всё-таки возвращался туда, и не сказать, чтобы время, проведённое там, было совсем неприятным - но каждый раз это требовало от него настолько больших усилий, что он только собирался в дорогу неделю. Словно что-то психологическое, какой-то барьер от своей многочисленной родни и памяти, связанной с ними.
- И потом, надо найти моих друзей сначала. Они здесь даже в большей степени чужаки, чем я...
- что-то подсказывало, что дома они его вряд будут искать (при том условии, что им, возможно ещё дом его придётся отыскивать сначала, глупо надеяться, что каждый идеально помнил дорогу до трейлерного парка), да и потом, не факт, что их самих не требуется где-то отыскивать, желательно прямо сейчас. - Можно мне тефтельку?.. - надо было всё-таки на табуретку встать, наверное.

+1

17

Когда байкер уселся рядом со мной, тишину нарушил звук рвущейся ткани. По глазам Пэта, смотревшим на меня, я поняла, что он ожидает очередного моего всплеска раздражения. Но этого не последовало. Это теперь его одежда, и он пусть распоряжается ей – рвут, ритуально сжигает, снимает в квартире какой-нибудь случайной женщины или просто недовольствуется тем, что размер мал. Меня эта частица груза уже не тревожила.

Мое предложение с тем, чтобы отвезти Патрика туда, где он проживал, было отклонено. Я уже начала подумывать, что этот мужчина никогда не уйдет из моего дома. Конечно, при необходимости всегда можно применить силу. Но я хотела оставить выбор за Патриком. Мне кажется, ему в данной ситуации это нужно было больше чем мне. И, небось. Доставляло неудобств так же больше.
- И потом, надо найти моих друзей сначала. Они здесь даже в большей степени чужаки, чем я...
- Хорошо. Только я в этом деле не товарищ – пожала плечами с сожалеющим видом. Нет, искать незнакомых мне мужиков совсем не привлекало, хотя меня и не приглашали поучаствовать в этой забаве.
- Можно мне тефтельку?.. – я глянула на тарелку, стоящую между нами на столе.
- Эм, ну да – в замешательстве ответила я, пододвигая блюдо. – Оно ведь для этого тут и стоит. Или тебя покормить еще? – для стеснительного человека, байкер был слишком велик и безрассуден. Я усмехнулась и поднялась со стула, делая несколько шагов к окну.
- Когда ты поешь, ты ведь уйдешь? – спросила в лоб – А то мне уже начинает казаться, что ты останешься жить у меня навсегда. – моя добродетель заканчивалась. Я просто не знала что делать с мужчиной, которого не знала и видела впервые. Разговоры по душам явно не моя стезя. На приключения после долгого дня не тянуло, пусть я и предложила сделать заезд до дома Патрика. Черт, со стороны я, небось, напоминала дохлую рыбешку, всплывшую пузом. Что противно, то и чувствовала себя так же. Но всеми силами пыталась изобразить из себя живого, не упавшего духом человека. Я была в прострации. Я была потеряна.

+1

18

Вообще-то Патрик не отказался бы от того, чтобы его подбросили куда-нибудь, не до Джерси, конечно, но в черте Сакраменто это было бы очень даже кстати, учитывая, что ему в ином случае придётся добираться на своих двоих. Правда, он не знал, куда именно ему нужно добраться, чтобы встретиться с остальными Пропащими, и не был даже уверен, а нужно ли куда-то дёргаться вообще, или у его друзей есть возможность приехать за ним, если те узнают, где он находится. Чёртова неопределённость - самое худшее в таких пробуждениях. Но ясное дело, что Агату он привлекать к поиску братьев не стал бы, напрямую, по крайней мере; она для него и так уже сделала много. Больше, чем даже стоило бы, наверное. Интересно, а если бы он ответил положительно, она и правда повезла бы его в Нью-Джерси через всю страну?.. или купила бы билет на поезд?
Так, надо заканчивать с глупыми мыслями, голову они здоровее не сделают... Пэт согласно кивнул на её утверждение, вернее, попытался, снова поморщившись - череп пока что явно не хотел, чтобы им мотали ни туда-сюда, ни вверх-вниз, да и волосы до сих пор не обсохли, и теперь тонкая струйка сорвалась с рыжей кудряшки, направившись туда, где треснула майка. Отобрать у него полотенце было худшей идеей, чем отхлестать его им - Патрик, правда, не стал говорить, почему именно, но от этого немногое менялось - голова сохла плохо. Хотя, немного прохладной влаги наверху было даже приятно, учитывая, как сильно трещало под макушкой...
- Нет, не надо... я просто не уверен, на сколько тефтелей ты оценила мою историю.
- получив разрешение на приём пищи, Патрик, взглянув в спину хозяйки, отошедшей к окну, пододвинул к себе блюдо, с аппетитом начав поедать мясные шарики - за исключением едва слышного чавканья, на несколько минут в доме Тарантино воцарилась тишина. До тех пор, пока она не решила задать главный вопрос, поняв, что сделала для гостя уже всё для того, чтобы ему было полностью вольготно - и помыла, и одела, и накормила.
- Уйду. - так же просто и твёрдо ответил ей Пэт, прожевав очередной кусок мяса. Нет, он не собирался оставаться у неё жить, и на ночь оставаться было вопросом не принципиальным, он, похоже, выспался уже на её лужайке - во всяком случае, никакой усталости точно не не чувствовал. На самом деле, Патрик только и думал о том, как ему сейчас придётся искать своих братьев, или им - его, где, каким образом, что могло случиться сегодня днём и что ещё может у них ещё произойти в течение ночи; не то, что вся эта ситуация его так уж сильно пугала, но и не сказать, что дело было несерьёзным. Проще было бы, если бы они все четверо и впрямь валялись в одном саду в голом виде. Правда вот, хрена с два налезла бы эта одежда на Хэнка, или уж тем более на Паффи - вот Головастику бы больше подошла.
- Я уже узнал, что ты не учёный, но тоже много путешествовала... А чем же ты занимаешься? - Пэту наскучило чавкать в тишине; ел он в одиночестве, и потому даже не имел возможности понаблюдать за тем, как сама хозяйка будет поедать маленькие мясные творения рук своих - никакого, в общем, развлечения. Так что можно и разговор поддержать. Тем более, что он действительно так и не понял, ни в чей дом попал, ни чем занималась его хозяйка, ни откуда у неё на чердаке столько мужских вещей... да и вообще - столько вещей. Навскидку он записал её во вдовы, посчитав, что мужа Агаты унёс несчастный случай или что-то подобное, но эту версию не имел возможности проверить, а спрашивать о таких вещах напрямую было бы нормально в его обществе, но не в такой ситуации. - И где сама успела побывать? - или, может, это муж её - учёный? Вернее, был им, и его завалило на раскопках, или скорпион ужалил, или ещё какая-нибудь связанная с такой работой беда приключилась; учитывая, что вещи лежат в картонных гробах, похороненные за кулисами дома, а не висят в шкафу, хотя бы в дальней его части, дожидаясь возвращения человека из очередной экспедиции, было бы логично предположить, что в дом возвращаться уже некому. Может, поэтому хозяйка выглядит такой... грустной? Потерянной?
Потерянный... то же самое было написано на его спине - "Lost" это слишком ёмкое слово. Само по себе название клуба напоминало о том, что тут привычно кого-то терять - впрочем, он ведь и был основан когда-то в память о тех, кто погиб на войне во Вьетнаме несколькими однополчанами. Да и в их клуб чаще всего приходят либо те, кто что-то потерял, либо те, кому необходимо избавиться от чего-то. Всю жизнь, по сути, можно выстроить вокруг одного слова.
- Спасибо. - Патрик встал из-за стола, понимая, что ещё немного - и он ничего не оставит самой Агате, а это было бы уже слишком. Пожалуй, он и правда засиделся и залежался у неё, и пора уходить - хотя, казалось бы, недалеко уйдёшь босым, в штанах и футболке, впрочем, но голым было ничуть не теплее, а каким-то образом он всё равно сюда попал. Пэт ещё даже не понимал, что до ближайшего дома ему прошлёпать придётся около километра...
- Можно я позвоню на свой номер перед тем, как уйду? Мобильник у ребят, если мне повезёт...

+1

19

- Нет, не надо... я просто не уверен, на сколько тефтелей ты оценила мою историю. – прости, на самом деле мне нужно было убить тишину и неловкую паузу. Лучше слушать незнакомого человека, верить его рассказам и пытаться вникнуть в правду, чем слушать стрелки часов, тиканье которых доносилось из гостиной. Я словно слышала как утекает мое время, как я растрачиваю себя на невзгоды и самобичевание.
Когда Патрик согласился уйти, я опустила взгляд на его босые ноги. Интересно, чтобы этот бедолага делал, если бы в доме на берегу реки никто не жил? Так бы и спал, пытаясь укрыться землей, а потом по весне зарастая травой?
С обувью я помочь не могла, если в майку со штанами и можно втиснуться, то ходить в давящей обуви… Это походило на историю двух сестре из Золушки, которые очень хотели замуж за принца. Правда, у Пэта предпосылка кардинально иная.
- Я уже узнал, что ты не учёный, но тоже много путешествовала... А чем же ты занимаешься? – чем занимаюсь? Никогда не любила такие вопросы. Потому что в этот самый момент понимаешь, что тебе придется врать. Врать, глядя в глаза, о том кто ты, куда уходишь, зачем, почему не можешь остаться, что за мужчины звонят… Поэтому круг моих любовников сужался до тех, кто был втянут в криминал – им не приходилось врать, в этом и весь секрет. А врать я не любила. Еще не любила подвергать опасности непричастных людей и втягивать в свое болото. Лучше прыгнуть в трясину к тем, кто уже давно там обосновался.
- Я работаю в оружейном магазине – не стану уточнять, что я владею некой частью сетей оружейных магазинов, так как тем владельцем, тем человеком, который достиг этой должности самостоятельно, я не была. «Luciano Bosi» для меня играет роль только прикрытия и хорошей линии от склада до конечного клиента. Но владельцем или важным человеком в бизнесе, нет, я не стала.
- Эм. Умею стрелять из рогатки! – а еще из винтовки, гранатомета, автомата, 9-мм ствола…
Стрелять из рогатки я научилась, когда подрабатывала в цирке. Это было довольно приятное мое увлечение, которое позволяло оплачивать квартиру в Нью-Йорке и работать на Билла.
- И где сама успела побывать?
- Сама я родом из Испании, в Штатах живу 6 лет. Скажу, что к эмигрантам тут относятся настороженно, так что надолго я не задерживалась. Ну, вот в Сакраменто третий год… Но на меня этот город давит. Чувствую, что не могу долго тут находиться и иногда убегаю. – об этом я сказала чуть тише, словно Гвидо или кто-то другой из Торелли мог меня услышать и наказать. – В прошлом году путешествовала от Венесуэлы, Азорских островов до России – эта поездка продолжительностью в два месяца состоялась благодаря одному археологу, с которым я случайно познакомилась и с которым ничего не было, кроме надежды. Он показал мне, что мир лучше, чем есть, и теплее даже несмотря на сибирские морозы.

- Можно я позвоню на свой номер перед тем, как уйду? Мобильник у ребят, если мне повезёт...
- Да, конечно, я ведь сама тебе предлагала – я сходила до прихожей, чтоб забрать мобильник, неосторожно кинутый из кармана пальто на тумбу.
- Если не хочешь домой, то могу тебя отвезти к твоим друзьям. – в пределах Сакраменто, конечно.

0

20

Будь Патрик разумнее, он задумался бы о том, каким образом он собирается выйти на улице без ботинок, даже без носков, да ещё и направиться куда-то. Будь он разумнее, задумался бы о том, что вообще заставляет Агату выгонять его на мороз в таком виде, жестоко это с её стороны или нет, и в чём кроется причина такого отношения к себе самому. Будь он разумнее, он давно начал бы делать телодвижения для того, чтобы разыскать своих друзей или, по крайней мере, узнать о том, где они находятся. Пэт не был разумным - для него было нормальным разгуливать голышом по холоду, вламываться в чужие дома и спокойно есть в тот момент, когда те, кого он называет "братьями", находятся чёрт знает где, хотя приключения они искать поехали все вместе. По его мнению, они должны сами разобраться, что им делать в чужом городе - не маленькие... И то, что они, вероятно, тоже в голом виде непонятно где валяются - не оправдание.
- А так с виду и не скажешь... - призадумался Пэт, смерив взглядом Агату. Миниатюрная девушка, в платье, у которой дома живут бабочки в террариуме и по полу бегает ёжик - кстати, не наступить бы на него босой ногой случайно - работает в оружейном магазине? Только затем в его рыжую влажную голову вдруг пришла гениальная догадка, в корне неправильная, но от этого улыбка Патрика не стало менее широкой. - Ты меня разводишь, что ли? - продавать оружие и хвастаться умением стрелять из рогатки - всё равно, что работать в баре и уметь наливать чистый апельсиновый сок в стакан. Впрочем, для натуралистки, которая разводит дома бабочек, это умение более подходящее - и неподходящее одновременно, разве что обороняться от птиц, которые попытаются этих бабочек употребить в пищу; но это ведь бред... наверное? Патрик понятия не имел, как надо ухаживать за насекомыми, впрочем, и опыта ухаживания за обычными домашними животными почти не имел - когда он жил в Нью-Джерси, ему было не до них, а когда стал "кочевником", то у него даже и дома не стало, чтобы кого-нибудь там заводить.
- А что же заставляет возвращаться обратно? - без задней мысли спросил Патрик. Для него перемещаться с места на место было делом вполне обычным, там, где ему не нравилось, он не останавливался, оттуда, где нравится переставало - просто уезжал; так и жил в течение четырёх лет - и надо сказать, ему нравилось это время, было, иногда он даже жалел о том, что не решился на подобную выходку раньше, когда был моложе, а вырвал свои корни только тогда, когда судьба помогла их вырвать. - Ух ты, внушительно. Завидую... - несмотря на то, что он не поверил в её род занятий, теперь в голосе не было и тени недоверия. Почему? Патрик и сам не знал, почему. На Агате словно был отпечаток какого-то прошлого, ведь каждое место, где ты побывал, принесло тебе что-то с собой - и он сам, хоть и не был таким опытным путешественником, как будто бы видел это в её глазах. Или же в них было что-то другое? Путешествия обычно приносят добрые впечатления. В Агате чувствовалось и что-то ещё...
- Это там живут такие красавицы?.. - показал большим пальцем за спину, в сторону террариумов. Вот кто бы ему раньше сказал, что он будет иметь возможность разглядывать бабочек, да таких ярких, да посреди зимы - ни за что не поверил бы. За всеми перемещениями, у него даже летом за парой капустников не находилось обычно времени понаблюдать. Хотя, тянуло ли его к таким вещам?.. Нет, никогда не тянуло. Всё его существование вертелось вокруг безжизненного асфальта, бензина; наркотиков, оружия; алкоголя и отвратительно доступных безвольных женщин. Патрик чем-то напоминал первобытного дикаря, в котором случайно пробудилось чувство прекрасного. Да и то, с похмелья...
- Мне иногда кажется, что весь мир на меня давит. Ото всюду рано или поздно хочется сбежать. Раньше я и бегал, а теперь... теперь просто пытаюсь восстановить давление алкоголем.
- усмехнулся Пэт, словно решив запоздало чем-то оправдать своё появление на её заднем дворе в подобном виде. - После чего и прихожу в себя голым на чужих участках, или за решёткой в полицейском участке, или просто в какой-нибудь подворотне, выброшенным в мусорный бак охраной очередного клуба. - он не чувствовал удовлетворения от того, что делал, и мечта, в которую он верил, после реализации оказалась пустышкой. Идея возглавить один из чаптеров, построить клабхаус, перестала ему казаться привлекательной после того, как Пэт увидел, что, по сути, ничего не меняется - он сам просто становится похожим на остальных президентов The Lost, взамен получая лишь власть... которой он не хотел. Его деятельность в Сент-Луисе открыла глаза на самого себя, происшествие в пригороде Лос-Анджелеса - на остальное вокруг себя, и в итоге, это познание не принесла ничего, кроме разочарования.
- Да, было бы славно. Спасибо. - кивнул Пэт, взяв мобильник в руки, но отчего-то не сразу начав набирать номер, а просто вглядываясь в экран несколько секунд, будто увидел там что-то, что его заставило замереть. И затем почему-то отложил мобильник обратно на стол, подняв взгляд на Агату: - Можно спросить,.. - не став спрашивать прямо, он всё же не смог обойти вопрос стороной. Относясь к смерти без особого трепетания, общаясь с ней и говоря о ней запросто, как о своём друге, Патрик одновременно и относился к ней так, словно она была существом, как ни парадоксально, живым, мыслящим. Будучи в меру сентиментальным и в меру суеверным, к вещам умерших людей он не относился запросто, веря, что, надев одежду покойного, можно одновременно легко как получить его протекцию, так и отправиться вслед за ним. Умереть на байке - легче лёгкого. Одно неверное движение, один неправильный поворот; одна плохо закреплённая гайка... - ...чью одежду ты мне дала? - он не знал, что у Агаты случилось, но вдруг явно ощутил запах своего старого друга - смерти. В этом доме почти всё говорило о ней, начиная от запущенного сада, заканчивая коробками на чердаке, включая и бабочек - словно хозяйка специально хотела сделать так, чтобы в доме было как можно больше жизни, чтобы скрыть эту смерть. Однако же её лицо выражало странную скорбь, вкусное, но незатейливое блюдо говорило о неохоте как готовить, так и есть, и даже изящное чёрное платье отчего-то казалось траурным. И всё бы ничего, но Патрик попросту не видел причин, по которой человек, чью одежду он напялил, уже успев надорвать, должен ему помогать в этой жизни...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ирония судьбы или Будьте здоровы