Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ирония судьбы или Будьте здоровы


Ирония судьбы или Будьте здоровы

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

Мой зеркальный враг мне верен до конца
И на ветру дрожат воздушные своды
Как трудно сделать шаг, ещё сложнее два
Дорога наугад, я выбрал свободу

Иногда, глядя на себя в зеркало, я и сама не верю, не знаю какой я человек. Порой я вулкан, готовый вылить на каждого свою жгучую лаву, снести все вокруг, как город Помпеи. Оставить после себя разрушенные города.
Порой… я тише бриза. Чем-то похожа на одну из своих тропических бабочек, что сидит на ветке и медленно машет широкими крыльями. Когда хочется спокойствия, я - кит, выброшенный на берег. А что заставляет этих животных совершать такой отчаянный и, полный трагедии, поступок? Почему киты выбрасываются на берег, убивая себя? Возможно, чувствуют, что конец неизбежен, и лучше так, чем тихо уйти на дно, став кормом для падальщиков.
Патрик прав, я не была похожа ни на работника в оружейном магазине, ни на члена Семьи, ни на террористку. Все это – лишь неизбежность, ставшая жизнью.
Ловлю себя на мысли, что с удовольствием бы вернулась в цирк.

Под куполом цирка никто не скучает,
И все мы похожи
Слегка на детей.
Под куполом цирка уходят печали,
И все мы моложе,
И все веселей!

- А что же заставляет возвращаться обратно?
- Обещание – как нечто само собой разумеющееся ответила я. Моя верность Семье и людям заставляет остаться. Я не могу убежать. Уже не могу. Может год назад я и пыталась, совершая броски то в Испанию, то в Южную Америку. Но уже тогда знала, что возвращение в Сакраменто неизбежно. Теперь я, словно скованная по рукам и ногам, не двигаюсь. Обвешанная обязательствами и ответственностью. Хотя ведь я сама этого хотела, я стремилась стать важной и незаменимой, но не за властью я гналась, а за тем, чтобы быть нужной. Не тот метод я выбрала, наверно…
Своими вопросами Патрик заставлял меня снова начинать копаться в себе. А как я заметила по тенденции, эти анализы плохо заканчивались.
- Это там живут такие красавицы? – перевела взгляд на террариум.
- Это тропические бабочки. Я заказала их в одном из зоомагазинов – сменяя дислокацию, я прошла через кухню в гостиную, останавливаясь у аквариума так, чтобы видеть и мужчину.
- Мне иногда кажется, что весь мир на меня давит. Ото всюду рано или поздно хочется сбежать. Раньше я и бегал, а теперь... теперь просто пытаюсь восстановить давление алкоголем. – я опускаю глаза, узнавая в словах байкера себя. Я не напивалась до потери пульса, но бутылка с вином, стоящая в шкафу бара каждый вечер уменьшалась на бокал-другой. Но нет, проблем у меня не было. Пока что не было. Забью тревогу, когда станет поздно.
- Они живут не больше месяца, а потом умирают. – заговорила я, продолжая изучать жителей с другой стороны стекла. - Засыхают, но сохраняют свою красоту. Странно, да? Мы живем по 60-70 лет, но ничего не успеваем достичь. Мы живем все время под натиском чужого мнения, городской суеты, давления социума. Мы мечтаем, только ничего не делаем для осуществление мечты. А эти крылатые живут только несколько дней: распахивают крылья, врываются в стаю, поражают всех красотой и стремлением. А потом, умирая, остаются вечными – висеть в деревянной рамке на чьей-то стене.
Мимо пробежал ежик, стуча своими лапками по ковру. Обогнул меня и спрятался под елкой, стоящей посреди комнаты.
- Может ты разучился мечтать? Или считаешь, что ничего не хочешь? Ты застрял, как машина в пробке в час пик. Начни двигаться, а не убегать. Хотя… я сама не следую тому, что говорю.

Способность мечтать — это в первую очередь акт творения самого себя. И дело не в том, что, если ты будешь мечтать о чем-то конкретном, это непременно сбудется. Мысль материальна, но воплощается несколько иначе, не так прямолинейно, как многим хотелось бы. Дело в том, что, мечтая, ты создаешь свои черты, прообраз того человека, которым в итоге неминуемо становишься.

- Можно спросить,.. чью одежду ты мне дала? – полагаю, что ответ «покойника» не обрадует Патрика. Я набрала воздуха в легкие, стараясь не накручивать себя мыслями о потере.
- Это одежда моего друга. Это дом моего друга. И работа моего друга. – я забрала что-то чужое или то, что никому не принадлежало? Надела образ вдовы, хотя не была ею.
- Два месяца назад он умер – сказала обычным голосом, чтобы не пугать мужчину. – Ты же не собираешься снова раздеваться? – усмехнулась я, решая, что пора достаться из бара бутылку. Вот так, человек мне жалуется, что стал алкоголиком, а я собираюсь предложить ему выпить.

+1

22

Патрик кивнул, принимая этот ответ, не став копаться и дальше, вызнавая, что за обещание дала Агата - он сам слишком хорошо знал и цену обещаний, и то, что заставляет держать обещания в секрете, ему приходилось дать в своё время много обещаний и клятв, и Пэт честно старался не нарушать их - да и мог вспомнить, чтобы нарушил, даже когда ходил уже по самой грани дозволенного. Впрочем, эта грань у Пропащих находилась настолько далеко, что даже не каждому удавалось до неё добраться. Главное, обещания, которые давал Патрик, не ограничивали его свободу передвижений, она была ограничена другими вещами - иначе он не упустил бы шанса побывать где-нибудь ещё, кроме Штатов, и свой мотоцикл привезти с собой. Но у клуба сейчас неплохие времена - кто знает, может быть, и получится однажды совершить настоящее путешествие в компании друзей и мотоциклов, перестав ограничивать свой мир одной только Америкой под старость лет?.. Есть смысл протянуть подольше. Хотя бы попытаться остаться в седле или не заработать цирроз...
Вместо ответа Патрик просто встал из-за стола, подходя ближе к террариуму, чтобы иметь возможность взглянуть на крылатых ближе, слушая небольшую лекцию от их хозяйки с неподдельным, хотя и не особенно бурным, интересом. Он не был похож на этих бабочек. И когда умрёт, его красота не будет сохранена - скорее всего, он будет к тому моменту напоминать окровавленный кусок мяса напополам с грязью, дорожной пылью и, вероятно, свинцом; впрочем, так ли он красив, чтобы уподобляться бабочке, которую аккуратно поместят под стекло?.. Вся красота Пропащих смывается обычно гораздо раньше, чем их забирает смерть, оседая кровью, грязью, грехами и злобой на их кожаных и джинсовых жилетках. Цена как раз того, что они не считаются с чужим мнением, и если и испытывают давление социума, то совсем другое давление, совсем не то, которое имеет в виду Агата. Они имеют возможность осуществить свои мечты, и осуществляют их, но их желания порой настолько низменны, что это дело совсем несложное. Когда добиваешься того, что хотел - свободы - иногда становится просто сложно понимать, что с ней делать...
- Должно быть, так хреново находиться под стеклом и при жизни. - но в этом вся его логика. И даже сейчас, глядя на хрупкие и прекрасные создания, Патрик думает о свободе, пытаясь понять, размышляют ли они о том же самом, глядя на свою хозяйку и её случайного гостя своими маленькими глазками. - Особенно, если их жизнь так коротка... - так ли важно, насколько красивы твои крылья, если приходится сидеть в тюрьме, вместо того, чтобы летать по тропическому лесу, привлекая внимание своей яркостью, собираясь в стайки, разыскивая цветы, из которых можно напиться росы? Пусть даже это может привлечь и врагов, желающих тебя сожрать, но это ведь лучше, чем вообще не рисковать ничем. Бабочки всё же имеют что-то общее с ними. Только они куда менее безобидны... Но Патрик не похож на бабочку. После смерти он не засохнет, а сгниёт; и в лучшем случае, в рамочке будет висеть его фотография на стен одного из клубных домов... и то вряд ли - у "кочевников" нет дома. Но успокаивает одно то, что он не стремится к вечности...
- Я двигался, когда основал чаптер клуба в Сент-Луисе... - убегать всем вместе уже не получится, а когда ты один - уже не всё равно, убегаешь ты или двигаешься, с твоей точки зрения это всё равно будет движением. - ...и однажды, полгода назад, просто понял, что это движение ни к чему не приводит и ничего не приносит. - и не убегая, и не двигаясь, разочаровавшись в том, о чём мечтал, но поняв, что кроме этого ничего больше и не имеет. Патрик любил свой клуб, но всё то, что происходило с ним за годы от начала путешествия и до настоящего момента, для него было довольно непросто: из локального мотоклуба с двумя чаптерами - в Нью-Джерси и Бруклине - The Lost выросли до национального MC с отделениями по всей стране; и казалось бы, это должно было только радовать того, кто называет себя одним из Пропащих, однако Патрику казалось, что теперь клуб напоминал своего рода армию - где все солдаты на одно лицо, и погибших можно считать военными потерями. Во всяком случае, тем, кто из другого полка, кто не служил с ними рядом. В этом была цель поднятия собственного чаптера - основа своего собственного "полка", где полковником был бы он сам... А потом он просто понял, что не хотел быть полковником. - И потому снял с себя президентскую нашивку. Но ты права... с тех пор я просто застрял в пробке. - были подозрения, что эта пробка называлась "Кризис среднего возраста", и рано или поздно там оказывался практически каждый мужик, доживающий до сорока-пятидесяти лет, но Патрик упорно не хотел этого признавать, считая, что это большая часть пути к тому, чтобы просто сдаться.
- Нет, не собираюсь. - покачал головой Пэт, давя в себе ухмылку. Напугать его смертью невозможно, но и не сказать, что известия о ней не действуют на него абсолютно. В своей истории Патрик умолчал кое о чём - что то время, в июле 2013, когда он отказался от президентских полномочий, совпало со временем взрыва на поминках Пропащих, погибших в массовой перестрелке, унёсшего жизни ещё нескольких его друзей и знакомых. Тогда весь трейлерный парк, служивший их убежищем, оказался практически стёртым с карты пригородов Лос-Анджелеса. Так вот вопрос - куда ведёт это движение, если одно из самых богатых и влиятельных отделений клуба, контролировавших свой локальный аэропорт в одну полосу, имеющих собственный вертолёт, так просто уничтожить?.. 
- Соболезную твоей утрате. - Пэт протянул руку, слегка сжав пальчики Агаты, и затем вернулся к столу, чтобы набрать, наконец, свой собственный номер.

+1

23

- Должно быть, так хреново находиться под стеклом и при жизни.
- Хреново песца на шубу пускать, а бабочки за стеклом это… успокаивает – чуть призадумавшись, нашла я подходящее слово. Я никогда не рассматривала своих насекомых как существа, которых стоит пожалеть. Хотя задумывалась о постройке оранжереи, в которой буду прятаться, где будут расти цветы с широкими гладкими листьями, по расписанию включаться полив, а по ночам летать светлячки.

Я не знала всей истории Патрика, но чувствую, что жизнь его потрепала. Люди не пьют просто так. Не пьют до такого состояния, чтобы забыться. Чтобы не помнить кто ты… где ты… Чтобы на несколько часов забыть от чего ты ушел и к чему пришел. А пришел ли?
- Но ты права... с тех пор я просто застрял в пробке.
- Убегай, хотя уже куда убегать? Утешай, хотя уже кого утешать?... – напела я две строчки песни и замолчала.
Моему собеседнику за 40, им овладело разочарование в жизни или нехватка эмоций? Словно он уже успел все испытать и больше не знал как догнаться адреналином. Разве что в космос на катапульте без шлема?
Мне 26, и я зашла в тупик.

Здесь у птиц парализует крылья,
А Икару не к чему стремиться.
Новый год приходит годом старым,
И ничего не может измениться

- Соболезную твоей утрате. – я пожала плечами, пытаясь показать что все в порядке.
- Все в порядке – повторила для убеждения. – Смерть – всего лишь начало. Просто когда уходят все, кого ты знал, начинаешь задаваться вопросом, а не пойти ли за ними? – похоже, я скатилась уже не в ту степь.
- Забудь – махнула рукой, считая, что этим взмахом можно легко забыть сказанные слова и намеки. Хотя, в принципе, какая Патрику разница до случайной знакомой, которую посещают разные нездоровые мысли?
Мой гость проделал обратный путь до стола, беря мобильный и нажимая на кнопки. Мне было интересно узнать как скоро заберут его друзья и где они вообще, но это не мешало мне также добраться до бара, дернуть черную ручку и достать недопитую «Амаретто», подаренную Декстером на новый год. Затем я потянулась за двумя стопками, звон которых нарушил сгустившуюся тишину.
- Что сказали «братья»? – полюбопытствовала я, опускаясь на пол перед журнальным столиком, а спиной облокотилась на стоявшую софу. С явным намеком глянула на Пэта, приглашая сесть рядом и разлить по бокалам крепкий ликер.
- Не красиво и подло с моей стороны соблазнять тебя алкоголем, когда ты еще не вышел из запоя… - как оправдание своим действиям проговорила я, за которым должно следовать маленькое «но». – Но… за наступивший новый год? И чтобы наша жизнь не была как у бабочки за стеклом.

+1

24

У него извращённое чувство прекрасного - хотя это не значит, что его нету вовсе, но ему, вероятно, просто трудно восхищаться такими беззащитными и лёгкими существами, как бабочки. Куда больше подходит гордый и хищный пернатый, что изображён во всю его спину, раскинувший по сторонам свои сильные крылья и раскрыв клюв в призывном крике. У него своё понятие о красоте. Красота не может быть просто красивой, как крыло бабочки. Иначе она становится попросту приторной... И за красивым рисунком любой бабочки Патрик видел сейчас нечто большее, её микропотребности, её какие-то насекомые переживания, и возможно, даже её какие-то маленькие потери тоже - в таком социуме, который умудрилась у себя дома выстроить эта испанская эмигрантка, или тот, кому этот дом принадлежал ранее, невозможно без потерь. Аквариум с бабочками - тоже маленький социум, тоже коллектив. Агата права, впрочем - наблюдение за чужой жизнью действительно может успокаивать иногда. И в этом коллективе никто не строит друг другу козни, никто не занят захватом власти или попытками убежать. Это успокаивает, но по мнению Пэта, не в красоте дело - за муравьями наблюдать можно с тем же успехом.
- Это верно. - самое главное, что они нашли, как договориться между собой на эту тему. - Так и знал, что ты из "зелёных". - усмехнулся Патрик в ответ. В его мире меха популярностью не пользовались - на такие вещи у большинства попросту не было денег, да и желания - когда хорошие деньги появлялись, более логично и правильно было бы пустить их на свой мотоцикл, чем на вещь, в которой всё равно будет неудобно разъезжать в седле; ну или просто устроить себе месяц-другой жизни, в которой не придётся себе отказывать в чём-то. Байкеры больше любят кожу, но в этом тоже есть что-то живодёрское - к счастью, гринписовцы и прочие активисты ещё никогда не задумывались о том, чтобы начать обливать краской и косухи. Иначе Пропащие и им подобные залили бы их самих кровью в ответ, пожалуй...
Наверное, Агата вовсе не поняла ничего из того, что он наплёл ей - что-то подсказывало, что она вряд ли разбирается в байкерской системе и терминологии, да и вообще в мотодвижении, иначе и символ "The Lost" на его спине сказал бы ей гораздо больше - с некоторых пор он всё чаще мелькал как в журналах соответствующей тематики, так и на канале криминальной хроники, и в Интернете тоже. Клуб стал стремительно набирать популярность после 2008 года, когда в результате конфликта между его членами отделение в Нью-Джерси разбилось на две фракции, в то время, как президент братства оказался на нарах и собрался дать против всех показания. Джонни Клебитц, вице-президент клуба, попросту расформировал чаптер и сжёг клубный дом, когда вся эта история окончательно улеглась, и большинство членов клуба стали такими же "кочевниками", как Патрик, разъехавшись кто куда. И эта история, как и история вражды между Пропащими и другим мотоклубом, Ангелами Смерти, внезапно нашла отклик у байкеров по всей стране - и через какое-то время те, кто ранее не носил нашивок, и даже те, кто раньше причислял себя к другим клубам, стали стекаться под знамёна Пропащих, начав серьёзно теснить Ангелов практически на всех их территориях. В настоящий момент, у некогда знаменитого мотоклуба "Ангелы Смерти" осталось всего несколько обедневших отделений, плохо связанных между собой, а Пропащие... по мнению Патрика, они становились похожи на своих злейших врагов, утонув в собственном влиянии. Старуха Джонни К. подсадила и его на "мет" - иначе он и вообще не допустил бы того, что произошло в июле. И хотя и Клебитц теперь мёртв, и его лучшие друзья Терри и Клэй пережили его всего на полчаса, если не меньше, и вообще от всего их чаптера одни головешки остались, Патрик ни на секунду даже не задумался о том, что хочет вслед за ними. В могилу он точно не хотел.
- Никогда не думал об этом в таком ключе. Я многих в жизни потерял, но, знаешь... у нас, байкеров, считается, что наши мёртвые друзья следуют рядом с нами в пути, и охраняют нас.
- конечно, среди его друзей много было и таких, с которыми и никаких врагов уже не надо, и многих таких Пэт был даже рад увидеть покойниками. Таких, как президент Билли Грэй, решивший сдать всю банду, или его прихвостень БиДжей, из-за непроходимой тупости которого клуб и распался на две части, задёргавшись в агонии... - Ладно. - кивнул Патрик, соглашаясь забыть. Чёрта с два о таком забудешь, конечно, но уж точно забывчивости не способствуют разговоры. Так что лучше и впрямь заткнуться и пойти переключить внимание на братьев, которые живы. Хотелось бы надеяться на это, во всяком случае...
Звонок показал, что всё складывается для него не так уж плохо, как могло бы быть, его телефон действительно у братвы, как и байк, и все остальные его вещи, да и братья все в сборе и в полном порядке - как оказалось, он был единственным, кто откололся от шайки в тот вечер. И ещё выяснилось, что Агата была права.
- Сказали, что они меня уже похоронили, и многими другими словами меня назвали. Скажешь им свой адрес? Они готовы приехать за мной и привезти мои вещи.
- Пэт протянул Агате телефон - вызов ещё не был окончен, на том конце просили адрес. - Если ты не против, конечно... - из трубки грубый голос настойчиво просил дать Патрику поджопник, но унялся, когда Агата заговорила - шутки шутками, но дальнейшая информация было делом уже серьёзным. Рыжий тем временем послушно опустился на пол, сложив ноги и разливая напиток по бокалам. Из запоя он никуда и не собирался, ему и там было очень даже неплохо. Правда, пожалуй, говорить об этом было бы хозяйке попросту невежливо - это всё равно, что сказать, что плевал он на её старания.
- И за путешествия. - улыбнулся он, дзинькнув о её бокал своим, опрокидывая стопку. Вот что действовало лучше любых аспиринов, когда надо прийти в себя.

+1

25

- Так и знал, что ты из "зелёных". - я вместе Патриком хихкнула, но поспешила пояснить свою позицию:
- Нет. Я из тех, кто считает, что зверь лучше человека. Человек, по сути, существо гнилое: вечно недоволен, жаден, завистлив, груб... - я говорила это и признавала себя такой же. В этом было какое-то признание вины за все свои поступки. Но разве я остановлюсь? Прекращу воровать деньги, заниматься контрабандой оружия, убивать? Нет. Просто я согласна с тем, что сама человек не хороший...
Встретившись с глазами Пэта, я пожала плечами, показывая, что ничего не могу поделать со своим мнением. Со своим домом, который снаружи казался необжитым, со своими странностями, со своими увлечениями и любовью к насекомым.
- Я многих в жизни потерял, но, знаешь... у нас, байкеров, считается, что наши мёртвые друзья следуют рядом с нами в пути, и охраняют нас. - я не стала спорить и настаивать на своей позиции. Каждый верит в то, что испытывает. Мне иногда кажется, что мама, папа, мои погибшие друзья, зовут к себе... Хотя, по любому, это все игра воображения и моя больная психика. Может следовало после войны пройти курс психотерапии, но я ведь как обычно решила, что справлюсь со всем сама. В итоге... я кит, в секунде от броска на берег.

После непродолжительного разговора с одним из байкеров, я отключила телефон и положила его на пол, чуть отодвинув от себя. Сегодня ни звонков, ни телефонных разговоров я не ждала.
- И за путешествия. - добавил Патрик к прозвучавшему пожеланию, и я поднесла рюмку к губам. Вдыхаю носом приятный миндальный аромат, едва уловимые пары алкоголя. Делаю глоток. По горлу разливается градус, я смакую его. Не люблю напиваться. Позволила себе допиться до беспамятства только раз, когда была глухой, - проснулась тогда на пляже без денег и мобильника. В принципе, для меня проблема несущественная, я не дорожу ни деньгами, ни номерами в телефоне, ни хорошим отношением к себе.
- Знаешь что? - решительно задала риторический вопрос - А я еще на гитаре играть умею - то ли алкоголь, то ли просто тяга к музыке заставили меня подняться и дойти до гитары, что стояла у стены. Я не любила играть для кого-то, я не играла для людей. Я пела для себя и для тех, кто остается в сердце. Я пела по настроению, чувствуя атмосферу. Сейчас было именно такое настроение...
- Не против послушать? - ответ "нет" я не брала в расчет, начиная проходить пальцами по струнам.

песня

- Время года - зима. Мы рискуем не стать.
Мы рискуем растаять без сопротивления
Возвращаюсь домой. Начинаю курить.
Сигаретным стволом поджигаю любовь
Начинаю цедить южные коньяки
И палю по любви виноградным огнем.

Слова закончились, струны утихли. Я замолчала. Потерла нос рукой и отложила гитару в сторону. Время года - зима. Время года терять... Сколько же я потеряла в этой зиме?!

+1

26

Он согласно кивнул на её слова, тут же посерьёзнев - так уж строился их разговор, что от шуток они начинали переходить  жизненно важным темам, и потом наоборот. Взять хотя бы его самого - чем он такой особенный, и чем его братья-Пропащие отличаются от остальных людей? Тем, что одевают грубые косухи, катаются на шумных мотоциклах, не стесняются обращать на себя внимание и демонстрировать как средний палец, так и голую задницу всем окружающим, и стараются просто наслаждаться жизнью на полную катушку, не смотря ни на что? Это не от того, что они сами довольны положением вещей, да и в такой жизни более чем достаточно гнилости, зависти и жадности, не говоря уже и о грубости. И они - в конечном итоге, такие же люди, как все остальные, просто носят другую одежду... И более открыто демонстрируя человеческую породу, пусть кому-то и кажется, что именно это и уподобляет и их зверям.
- Аминь... - согласился с ней Патрик, едко усмешнувшись. Кто-то называет таких, как он, зверями, кто-то считает их хуже зверей; но Пэт ничего менять в своей жизни не собирался - и хотя не все его прошлые поступки были поводом для гордости, это всё равно было его опытом, из которого он выносил уроки. Его жизнью. И он любил такую жизнь - какой бы дикой она не казалось, и каким бы диким не казалось такое утверждение от того, кто был обнаружен на холодной земле в голом виде. Патрик любил себя в первую очередь - и считал, что уже это давало ему право не очень-то любить всех остальных, если он того не хочет. Но разве в тех же гринписовцах, поливающих шубы яркой краской и устраивающих демонстрации, намного меньше лицемерия?..
Возможно, Пэт и совершает все эти безумства в своей жизни, просто надеясь на то, что однажды не переживёт одного из них - просто ищет смерти, которая была бы если и не яркой, то, во всяком случае, не банальной?.. Что ж, даже в этом случае, он наверняка никогда не сможет совершить самоубийства осознанно - он слишком самолюбив, чтобы вовсе не оставить себе шансов, чтобы не продолжить жить. Путешествовать, общаться, или просто бухать раз уж не получается ни того, ни другого. Смерть всегда следует рядом с ним, ей ведь виднее, как и когда именно его забрать. Патрик осушивает бокал заплом, и замирает, прикрыв глаза, наслаждаясь тем, как жгущий алкоголь постепенно проникает в организм, всё расставляя обратно по своим местам, наводя порядок в голове и прогоняя часть похмельной головной боли. Слишком мало для того, чтобы забыться, окончательно сделав вид, что в мыслях наступил полный порядок, но сейчас ведь не это главное. И пьёт он впервые за долгое время не для того, чтобы захмелеть, хотя в его беззастенчивой манере пить и угадывается так явно привычная сноровка пьяницы... и где-то в его организме, где-то в его жилах, небольшое количество крепкой жидкости понеслась на помощь, или наоборот, для борьбы с маленькой таблеткой, у которой в поддержку был только стакан воды...
- Правда? - оживился Патрик, заулыбавшись, услышав о гитаре. Шестиструнный инструмент всегда является одним из самых почётных гостей на дружеских посиделках, и Пропащие тоже не были исключением, хотя песни у них игрались в основном из своей тематики; впрочем, Пэту доводилось бывать на пьянках не только исключительно в своём байкерском кругу, и хорошая песня под гитару - это всегда было в тему любой тусовки. Так что он был готов к тому, что Агата сыграет что-нибудь, раньше, чем она спросила, раз уж она вообще заговорила о гитаре. И конечно, хотел её послушать, с готовностью выразив согласие, хотя вопрос был уже риторическим, хозяйка дома начала наигрывать, погружая его в атмосферу своей тревожной песни... Он вспомнил о любви, хотя это была не та любовь, которую было принято воспевать в романах - Патрик сейчас вспоминал о той братской любви, что была частью мотокультуры, имевшее что-то общее с отношениями древних воинов между собой, из тех кто погибал в бою, веря, что только так он и может попасть в рай - в то время, правда, не было Харлеев, а большинство из Пропащих могли бы предпочесть закончить жизнь в седле... у байкеров, наверное, свой рай, своя Вальгалла. Где закат бесконечен, и за ним можно гнаться вечно... "Я не смею поверить, что старость - и мой удел." Вот только домой он вернуться не может. Нету у него никакого дома. Патрик облокотился на софу, с интересом глядя на пальцы Агаты, зажимающие аккорды. Будучи даже немного расстроен тому, что песня так резко обрывается... и вдруг запросто приобняв хозяйку дома, словно она была его старым другом. Потому что аплодисменты её песне казались чем-то лишним и пошлым. Посидев вот так в тишине какое-то время, Пэт затем потянул и свою руку к гитаре, взяв инструмент и начав наигрывать что-то неосознанно.
- Я давно уже не играл, но, может, вспомню что-нибудь...
- заранее извинился за самого себя. Когда-то и он умел играть на гитаре, даже пробовал писать свои песни - и не сказать, чтобы этот опыт ушёл абсолютно впустую, но Патрик уже многое забыл. Бой внезапно стал жёсче - он вспомнил одну богохульную песню, в которой, впрочем, было больше о гнилости людей, чем о Боге, которого они выдумали.
- If the stars
Fall down on me
And the sun
Refused to shine...

Ему далековато было до знаменитого алкоголика Лемми с его непревзойдённой манерой петь, но зато у Пэта было достаточно ненависти где-то в душе, чтобы песня обрела тот окрас, который надо. И сумеда взбодрить и его самого, и загрустившую Агату.
- ...Never! Never! Never! Never on your side!..

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/a8323646-454d-47e3-943b-466a567cc376/0f7d02739922.mp3|Motorhead - God Was Never On Your Side[/mymp3]

+1

27

Для кого я играла эту песню? Кого имела в виду, когда пела «ты меня проглядел»? Не было одного конкретного человека. Были мои потери, которые носили маски мужчин. Именно так, а не наоборот. Каждый мужчина, с которым я смела надеется на что-то, привязываться, уже заранее, следуя нити судьбы, должен был меня оставить: уйти из жизни или предать - какова разница, когда суть одна.
И из всего этого следует, что я одна в дома принимаю незнакомого мужчину вместо того, чтобы готовить постель на двоих.
Заканчиваю играть. Последний аккорд получился слишком резко для этой песни, но на эту мелочь не стоит обращать внимания. Патрик вместо слов приобнял меня за плечи, и я подумала о том, как хорошо, что он не стал спрашивать меня для кого эта песня. Потому что объяснять будет довольно долго и нудно. Хотя, зачастую, открыть душу чужому человеку гораздо проще, чем тому, кого знаешь ни один год. Ведь перед другом чувствуешь ответственность за сказанное, боишься его расстроить и вызвать переживания. А незнакомец выслушаешь, проглотит, что-то посоветует, и забудет.
Пэт забрал у меня гитару, как эстафетную палочку, и сообщил, словно извинился, что давно не играл. Но когда заиграли струны и голос Патрика, шероховатый и грубый, запел, я тут же забыла, что байкер долго не брал гитару в руки.
Песня была мощная, и мне показалось, что вместе с каждым словом Патрик выплескивает всю ненависть на этот мир, в чем я его готова была поддержать.
- Это сильно – произнесла я, обращаясь снова за ликером в рюмке.
- Если бы не рисунок во всю спину, причисляющий тебя к байкерам, из тебя вышел бы отличный бард, - как те ребята из бременских музыкантов, что всю жизнь путешествуют по свету – сказку Братьев Гримм я очень любила. Похоже у меня уже с детства была тяга ко всяким историям и сказкам про бродячих музыкантов. И когда я выросла, то пыталась написать свой рассказ танцовщицы по имени Эмиральда.
Я стянула с волос резинку и поднялась на ноги. – А я была бы твоей плясуньей – я залилась звонким смехом, подняв руки вверх и начиная кружиться. Подол моего черного платья раскрылся как фонарик, как юбка цыганской гадалки. И в этот момент, когда закружилась голова, я вспомнила лето в бродячем таборе цыган.

+1

28

Пэт не задавал даже себе вопроса о том, для кого играет Агата, и для кого играл он сам - кроме них двоих, в доме были только бабочки, божьи коровки и ёжик, из которых худо-бедно мог оценить их неожиданный квартирный концерт только последний - ну, почему-то Патрику казалось, во всяком случае, что строение уха ежа к человеческому ближе, нежели система слуха крылатых насекомых за стеклом - и значит, играли и пели они с ней только друг для друга. И, пожалуй, для самих себя тоже. Песня теряет половина своего смысла, если исполнитель попросту не понимает, о чём она. И если не вкладывает в неё что-то своё... Каждый из них взял в руки гитару и затем, чтобы рассказать о себе чуть-чуть больше, о своём настроении, то, что не получится внятно рассказать словами; такой вот необычный способ знакомства, но очень даже действенный. Пэту, во всяком случае, казалось, что он знает девушку уже лучше, когда она закончила свою песню. В её душе - зима; это одновременно и причина, и следствие того, что она так грустна... ей было кого потерять. И было что-то, из-за чего хочется закурить, возвращаясь домой, потому что дома уже неуютно - и хочется вновь сорваться в путешествие, наверное... Он понимал её. В его трейлере не жили бабочки, да и многие ёжики в такие места попросту опасались заходить, но он действительно понимал то, что чувствует Агата. Его время терять не кончится никогда, но это нормально, если вся жизнь напоминает войну... но на войне и потери военные, даже если называешь товарищей по оружию братьями. Любимых терять гораздо тяжелее. Ведь правильно, тот, "кто не остыл в ней" - это был её любимый? Тот самый, видимо, чью одежду он сейчас напялил и успел надорвать. От неё, конечно, придётся избавиться потом - нигде ведь не написано, что мёртвые не ревнуют на том свете; и штаны с футболкой будут преданы огню позже - когда Агата этого не увидит, чтобы ей не было обидно... Она сегодня подарила ему кое-что более ценное, чем одежда. И отблагодарить за это как следует возможность, вероятно, не скоро представится - если, конечно, представится вообще когда-нибудь.
- Пожалуй... - согласился Патрик. В отвыкшем от пения горле слегка запершило - и потому он тоже поднял свою стопку, запив это ощущение ликёром. В голове всё ещё гудело немного, словно там тоже находилось несколько струн, завибрировавших от резонанса, но алкоголь всё-таки заметно приглушил это гудение. После второй рюмки мир становился ещё лучше. Или, может, дело было не в градусе, а в взбодрившейся Агате, которая внимательно слушала его пение?..
- Это какой же именно - осёл, кот, пёс или петух? - усмехнулся Пэт её замечанию. Кажется, именно эти животные путешествовали по свету, развлекая публику своей музыкой, и на какого же из них, по мнению хозяйки, он был похож больше всего?.. Пожалуй, стоит счесть этот вопрос риторическим и затем просто забыть о нём, потому что Патрика любой из предложенных им же самим вариантов ответа не особенно-то прельщал. Агата вдруг вскочила, засмеявшись, а ему вдруг вспомнилась другая песенка, и он, отложив бокал и вернув руку на гитару, снова ударил по струнам, в ритм кружившейся по комнате Агате, беззастенчиво целиком пропустив перебор в начале - всё равно он и в лучшие времена портил его через раз, так что сейчас вряд ли стоило надеяться на то, что удастся его сыграть хорошо.
- A lonely bard wandering across the lands am I
Singing dancing finding answers to every why
The taverns are full and one crosses my path, too
I just might reward myself with a beer or two...

Мягкая и романтическая баллада была куда более лёгкой и весёлой, чем предыдущая песня, к тому же, и связки не нужно было напрягать с такой силой; да и его ирландско-американский выговор был даже как-то в тему к общей композиции... Бард и плясунья - Агата сама загадала ему эту тему, и хотя ему тяжеловато было вспомнить аккорды, Патрик с удовольствием ей подыгрывал, глядя на её танец и неприкрыто любуясь стройными ножками, которые открыл для взора приподнявшийся подол.
- ...Soon were the melodies heard by all who came to pass... подпевай!..
- а несложную строчку припева Агата уже знала. И теперь, медленно раскачиваясь в такт музыки, он замолчал, вслушиваясь в её голос и наблюдая за её плавными перемещениями по комнате. И его глаза сияли - прямо как у героя его не очень сложной песенки. Впрочем, вместо лютни у него была гитара, но это не очень-то помогало ему в игре - рискнув и попытавшись сыграть соляк, Патрик облажался раза три или четыре, но с умным видом продолжил играть, как будто так и надо было - и затем просто встав и присоединившись в танце к Агате, кружаясь вместе с ней по гостиной, с гитарой наперевес, просто кивнув ей, когда снова пришла её очередь петь... Её звали не Беатрис, и поцелуя он не требовал, хотя это тоже совсем не было бы лишним, но в основном - Пэту просто захотелось присоединиться к ней в этом танце, прямо как в песне... Только сюда никто не придёт смотреть на них - единственными свидетелями этого порыва будут только ёжик и стайка прекрасных насекомых.
- Hear us sing
Watch us dance
Sing with us the tales
Which the music will keep alive...
- гитара в руках Патрика медленно утихала, и повинуясь ей, ритм их танца тоже становился спокойнее...

[mymp3]http://content.screencast.com/users/GMonta/folders/Default/media/01619eaa-ed94-47af-9cee-0c571067e366/ad4d1561e1c5.mp3|Nightwish - Once Upon a Troubadour [/mymp3]

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-02-03 13:01:55)

+1

29

А Патрик быстро подхватил мое внезапно вспыхнувшее настроение. Может он, как и я, пытался отвлечься от серой суеты, от мрачного настроения, от давления, свалившегося в последние дни на плечи. Да, я просто хотела взбодриться и забыться. Вернуться мыслями в то счастливое и беззаботное лето. Несмотря на то, что тогда у меня были проблемы весомее, например, я все еще работала на Билла и искала сына. Но что ли тогда я была не так омрачена жизнью и запачкана всеми невзгодами и «болезнями», озадачившими меня за последние два года...
Я закрываю глаза на какое-то время и танцую, танцую, танцую от всей души! Отбрасывая босые ноги и кружась на носочках, как фея вокруг своего Сатира. А потом я подхватила слова, которые напевал Патрик. И в первый раз этот дом с зарослями за окном, что бьются в стекло, напомнил мне красивый дикий сад со сказочными обитателями. Вон, например, под елкой о чем-то хрустел ежик по имени Таракан. За стеклом аквариума лениво махали крыльями бабочки. На тумбе стояла пузатая, как колба банка с красными коровками, которые пытались залезть друг на друга.
Я была почти пьяна. Как в детстве, когда для безудержного веселья надо всего лишь сильно раскрутиться, чтобы потом еле стоять на ногах и пытаться не падать.
Песня затихла под пальцами байкера, гитара осталась висеть на его шее, а я, устав, схватилась за мужчину, чуть ли не падая. Медленно моя улыбка опять пропала с лица, но в глаза по-прежнему сиял блеск, в зрачках отражались огни новогодней елки…
- Спасибо, Патрик, что свалился на мою голову – и в этот раз без сарказма, а с искренней благодарностью за чудесные и веселые минуты.
- И нет, ни осел, ни кот, ни петух, ни пес – вернулась я к вопросу, пусть и риторическому, заданному до начала танца – Ты Трубадур, - из более новой версии «Бременских музыкантов». – губы растянулись в незаметной улыбке, и я убрала ладони с плеч Патрика, чтобы не смущать его расстоянием в десятки сантиметров друг от друга.
Паузу и чувство недосказанности прервал шум колес, донесшийся с улицы. Ко мне просто так никто не приезжал. Не просто так тоже. А значит это было по приглашению. Сегодня я, точнее мы, ждали только приезда «братьев». И судя по рокоту, это были они.
Я взглянула на Патрика и поджала губы: - Это за тобой. – когда он уедет, мой мир опять вернется в свою колею. Я опять запрячусь за скорлупой, намазывая ее «Блендаметом», чтобы сделать прочной. Черт, а ведь так хочется выбраться наружу и расправить крылья. Но если кто-то поможет птенцу вылупить, он уже не будет таким сильным, ведь это самое первое испытание, прежде чем вступить в новую и опасную жизнь. Так пусть это будет и для меня испытание, с которым я попытаюсь справиться. Что нас не убивает, делает сильнее…

+1

30

Патрик поймал затанцевавшуюся девушку, перехватив гитару поудобнее, чтобы не повредить её или не задеть ей Агату; его голова тоже кружилась слегка, и устойчивое состояние требовало усилий, но в этом уже не было ничего гадостного, даже противный привкус вчерашнего алкоголя сумели победить несколько глотков алкоголя сегодняшнего, а кудряшки, подсохнув, вновь завились, подпрыгивая слегка в такт движению. Мужчина, женщина и гитара - странное такое объятие на троих, и они и вправду напоминают чем-то героев не раскрученной композиции, которую только что исполнили - или даже можно сказать, воспроизвели так удачно? Им и вправду удалось сбежать от повседневной суеты. Ей - просто случайно, ему - в очередной раз, когда побег от рутины всех тех граждан, у которых нормально с мозгами, оказался удачным. Но, кажется, в этом и есть сама ценность свободы - в возможности просто потанцевать, когда этого захочется, и даже наличие музыки в этот момент становится не так важно... хотя с ней лучше, конечно.
- Обращайся. - запросто ответил Пэт, глядя в её сияющие глаза, только сейчас понимая, что приютившая его девушка очень симпатична, если не сказать - красива. Видимо, раньше он просто не разглядел этого за её чайником, полотенцем-жгутом, за её грустью или собственным похмельем, не задумался о хозяйке дома ни разу, как о женщине - до настоящего момента. Ему не впервой было сваливаться людям на голову, неожиданно и для них, для себя самого, и этот опыт не всегда бывал только сугубо отрицательным (хотя Пэт, пожалуй, почти во всём видел пусть и грубый, но позитив); часто он становился причиной новых интересных событий или просто хороших знакомств... вот сейчас - именно тот редкий случай. Когда Патрик почувствовал, что не хочет прерывать общение. Девушка ему нравилась.
- У того парня была принцесса. - с слабой долей грусти в голосе констатировал Пэт, хотя глаза его смеялись. Храбрый и находчивый герой сказки добивался этой принцессы, он же в последнее время добивался чего угодно, но только не любви; за поиском пропитания, бензина для мотоцикла, средств для проживания и возможности заработать на всё это, порой даже просто помыться было приключением, Патрику было уже совсем не до любви - оставался только секс... - Наверное, я просто ещё не встретил свою. - или проворонил за каким-то очередным поворотом, или пропил, проиграл в карты, и сам наутро забыл об этом. Годы шли, трубадур старел, животных и людей вокруг было уже полным-полно, и разбойники были в каждом лесу ни по одной шайке, но дорога всё никак не выходила к дворцу. Впрочем, Патрик скорее сам был одним из таких разбойников, курсируя из логова в логово... Его не смущали руки Агаты на своих плечах, он даже пожалел, когда она убрала их, посчитав, что она смутилась. Так хотя бы была иллюзия того, что он набрёл, наконец, на свою принцессу.
- Определённо... - этот рокот он ни с чем не спутает. Они сами были как бременские музыканты - яркий латинос Марти, с гребнем, которому позавидует любой петух; толстый и пушистый, как домашний кот, Паффи; лохматый и суровый, но верный клубу, как преданный пёс, Хэнк; Патрику же доставалась в этом свете роль осла. В этом, видимо, вся трагедия его жизни: он - просто упрямый и недалёкий осёл, не видевший дальше своего носа, не желавший везти повозку из врождённой лени, которую считал гордостью, и простую морковку считал высшей благодатью в жизни. И вот - как только он понимает, что не хочет уходить, за ним приехали три остальных скота, которых он разместил в своей старой повозке на рождественских каникулах. И пока гул моторов снаружи сменяется нестройным хором грубых голосов, Пэт откладывает гитару, всё-таки делая шаг ей навстречу, сокращая разорванное было расстояние, и, склонившись, смело, но осторожно впиваясь в пухлые губки Агаты своими... не спрашивая согласия. Это в благодарность.
- Спасибо за то, что приютила. - тихо произносит он, глядя в её глаза. Голос Хэнка снаружи, беззастенчиво разрезая ночную тишину, настойчиво требует того, чтобы Патрик вышел наружу, Паффи и Головастик его весело поддерживают, но Пэту наплевать... он никуда не торопится, и может себе позволить немного поиграть в этот вечер не только на гитаре, но и на нервах у своих братьев.
- И не грусти... всё наладится. Главное - не бояться налаживать. - он тоже не слушает своих советов, не торопясь покидать своё собственное болото, но ведь грубый развязный бородатый мужик в коже, рассекающий на шумном байке, никогда не считался примером для подражания, так ведь?.. - А мой номер, если что, остался у тебя в телефоне. - конечно, Агата может удалить его из набранных, если не посчитает, что он должен оставаться в памяти, но он её телефон сохранит. Кто знает, что может произойти в жизни на следующем повороте?..
- Я пойду открою? Пока они не начали камешки в окно кидать... - и это ещё не самое страшное - после того, как они поймут, что мелкие камешки не действуют, вполне могут пойти в ход и булыжники. Его друзей можно понять - они достаточно нервничали и ждали, когда пытались найти его мёртвое тело в реке, мотаясь по всему её протяжению.

+1

31

- Наверное, я просто ещё не встретил свою.
- Твоя принцесса тоже должна ездить на байке и пить водку? – с усмешкой, но не с насмешкой, спросила я. Это была бы веселая, сакраментовская интерпретации Бременских музыкантов, где разбойниками были бы полицейские. Потому что никто другой не осмелиться бросить вызов банде мотогонщиков.
На улице, перебивая рокот моторов, слышались мужские голоса. Друзья Патрика просили поторопиться и притащить свою задницу скорее к ним. Нетерпеливые «братья» требовали назад своего товарища, словно я захватила его в плен, или он сам сдался мне в заложники. Не хочу дожидаться того момента, когда они начнут штурм моего дома. Если расположение одного байкера, Патрика, мне удалось завоевать, то вряд ли такой фокус пройдет с еще тремя охломонами. Да и не вела я счет на знакомства.
Последовал поцелуй, который я не могла ожидать, хотя и наше минимальное расстояние друг от друга способствовало интимности атмосферы.
- Спасибо за то, что приютила. – говорит он, а я перевариваю то, что произошло, пытаюсь понять вкус его губ. Понять, что за этим последует, и должно ли? Боюсь, что я из тех женщин, которые еще придают ценность поцелуям, близости, сексу. Из тех, кто никогда не ляжет в постель с первым встречным, который поманил своей силой и обещаниями. Из тех, кто ценит верность и чистоту отношения. Из тех, кто с детства наслышан об идеальных отношениях, стремиться к ним, но пасует ранее.
Я понимала, что для Патрика мимолетное касание губ как желание отблагодарить меня или показать симпатию. Но за этим ничего не последует. И не стоит анализировать его необдуманный поступок. Я романтик? Или наивная? Мне кажется, все дело в сегодняшнем дне: магнитные бури сыграли со мной шутку, срывая корку цинизма, безрассудной самостоятельности и никому не нужной жертвенности.
- И не грусти... всё наладится. Главное - не бояться налаживать. – мне кажется, мужчина и сам в это не верит. Но да ладно, я сделаю вид, что приму его совет, запуская ладонь в его рыжи волосы, путаясь длинными пальцами в забавных кудряшках. Провожу подушечками пальцев за ухом, как домашнего кота.
- А мой номер, если что, остался у тебя в телефоне.
- А мой, если что, у тебя – напомнила я Патрику, давая понять, что буду рада его вновь. Только надеюсь, на этот раз не голым во дворе.
- Я пойду открою? Пока они не начали камешки в окно кидать...
- А звонок вам не знаком? – хмыкнула я, убирая руку от пушистых и мягких волосы Патрика, давая ему возможность сделать шаги к двери.

+1

32

Вопрос, который она задавала с улыбкой, был на самом деле довольно серьёзным. Какова должна быть его подруга? Должна ли эта женщина быть из числа "клубных сестёр" или наоборот, должна быть как можно более далека от этой политики? Такая же сумасшедшая, как сам Патрик, поддерживающая его во всех его экстремальных затеях боевая подруга, или наоборот, ему нужна женщина, которую он оберегал бы от всего того, что делает вне своего дома? Должны ли их отношения строиться на верности в сексе, или на чём-то другом, а сами они могут быть похожи на парочку развращённых свингеров, и не скрывающих друг от друга свои физические измены, даже делившиеся таким опытом друг с другом? Моральная верность для него всегда была гораздо важнее, чем верность физическая. Пэт пробовал самые разные варианты, кроме строительства, разве что, однополых отношений (хотя наличие в своём жизненном и сексуальном опыте таковых контактов не отрицал). Но как видно из того, что происходит сейчас - едва ли ему подошёл хоть один вариант, не задерживались в его жизни принцессы надолго. Иначе всё давно уже было бы гораздо проще.
- Не обязательно... - усмехается Патрик. Вопреки стереотипам, не все "старухи" байкеров столь же развязны, как их мужчины; впрочем, и мнение о развязности, агрессивности и безмозглости байкеров тоже преувеличено. Не в случае Пропащих, быть может... Впрочем - и они тоже не все на одно лицо, у многих есть свои семьи, настоящие семьи, с женой, детьми, тёщей и прочими прелестями, и они умудряются сочетать это с ношением клубной символики на теле - каждый по-своему, кто-то более удачно, кто-то менее. Личное остаётся личным в любом случае. И не то, чтобы Пэт совсем не придавал значения сексу - он попросту не стал бы им заниматься, если бы он не имел для него ценности; другое дело, что для него это не было чем-то возвышенным, это вполне могло бы быть таким же товаром, которым можно было бы расплатиться за услуги, за еду, за деньги, даже в благодарность за помощь. Поцелуй же и вовсе был монетой меньшего номинала, но это не значит, что ценности у неё не было и вовсе - иначе его благодарность тоже не значила бы совсем ничего; но она была подкреплена танцем и игрой на гитаре, небольшим рассказом о себе, попыткой оказать поддержку, одновременно не задавая лишних вопросов. И телефоном в записной книжке. Он не откажется вернуть ей услугу, если она попросит однажды об этом. Добро по отношению к себе Пэт помнил так же хорошо, как и зло. И прикосновение её пальцев к своим кудряшкам тоже запомнит надолго - наверное, стоило всё-таки затянуть со звонком братьев, потому что что-то - хоть и непонятно, что именно - между ними уже происходило, и Пэту интересно было посмотреть, как далеко всё вообще может зайти. Агата ему нравилась - всё правильно, своим поцелуем он хотел высказать именно симпатию. Жаль, что это происходило под возгласы Пропащих снаружи.
- Ае. - выразил он согласие на ирландский манер, задорно мотнув головой. Жизнь сводит с людьми трёх типов - на большинство тебе просто плевать, с некоторыми хочется встретиться вновь, с другими - не хочется. Агата принадлежала ко второму типу людей, просто потому, что общение с ней не принесло никаких негативных эмоций - это уже весьма большая ценность. Да и вообще она чем-то напоминала непрочитанную книгу, которую было просто интересно раскрыть однажды вновь - не обязательно именно в сексуальном плане, в жизни есть множество других сторон; хотя и это тоже был бы интересный опыт, конечно.
- Звонок они использовать просто стесняются. - осклабился Патрик в ответ. Они даже и до двери решили не ходить, видимо, сочтя это лишним беспокойством для хозяев дома - но ор на улице, словно снаружи осаждённой крепости, с требованием выдать им Пэта, по их мнению, не приносил совершенно никаких беспокойств ни хозяевам дома, ни их соседям, про наличие которых О'Перри помнил до тех пор, пока не открыл дверь (чем вызвал дружный возглас трёх голосов), убедившись, что никаких соседних вокруг вообще нету, как и ружей. Агата явно соврала.
- Ну, досточтимые джентльмены, и куда вы, позвольте спросить, дели мой байк, вашу мать?
- прямо с крыльца осведомился Патрик, глядя на три мотоцикла, припаркованных на краю дороги. Естественно, управлять сразу двумя мотоциклами никто из прибывших не смог бы, но это ничуть не умаляет значимости его вопроса - где его Горный Козёл, куда его дели, не верхом же на нём он собирался реку переплыть? По крайней мере, мёрзнуть по дороге не придётся - вместо лошади рыцарю дорог привезли его доспехи, и Патрик стянул штаны и футболку прямо на крыльце, ничуть не стесняясь ни хозяйки, ни своих братьев, а вещи, которые ему дала Агата, запихнул в дорожную сумку одного из мотоциклов - пижон Марти всё равно прилетел сюда на самолёте, а колёса взял напрокат, так что в кофре было достаточно места.
- Пэт вернулся! - облачившись в свои вещи, и пристроив жилетку с символом, аналогичным тому, что был нарисован на его спине, поверх косухи, как окончательный штрих, Патрик наконец раскинул объятия, приветствуя братьев, позволив им обнять его - всем троим разом. - Познакомься, это остальные "музыканты" - Паффи, Головастик и Хэнк. Ребята, это Агата, моя спасительница. - он приобнял девушку, когда их с братьями "хоровод" распался, уткнувшись лбом в её лоб и тихо пообещав: - Мы ещё обязательно увидимся с тобой, Бабочка... если ты этого захочешь - увидимся обязательно. - по счастью, им-то выдано гораздо больше времени для жизни, нежели этим прекрасным созданиям. Отстранившись, байкер в последний раз взглянул в её глаза, возвращаясь к ожидавшим его братьям.
- Поеду за спиной Паффи.
- Почему за мной?
- За тобой меньше всего дует, и к тому же, ты самый молодой...

Через несколько секунд трое мотоциклов сорвались, исчезая в конце улицы...

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-02-06 11:17:19)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ирония судьбы или Будьте здоровы