Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Спектакль окончен, гаснет свет.


Спектакль окончен, гаснет свет.

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

-Ты прекрасно знаешь, что я люблю и не могу без него.  – я не могу сидеть, прохаживаюсь вдоль дивана, на котором, скрестя ноги сидит Ванда, - Ты же сама помнишь, как плохо нам было, и … Чего греха таить, мне нравилось то, что он делал… - от неё я могу не скрывать всё, даже то, в чем стыдно признаться самой себе. Так и получается, с момента как я покинула свою квартиру, оставив там все вещи, за которыми пришла, следом за мужем, спустилась вниз, к Ванде, которая ждала меня в машине. Мы в молчании доехали до дома, и я так и не решилась посмотретьв глаза подруге,к ак будто была застукана с поличным на деле, афере ииже  сэтим. Нет, моя сестра точно понимает, но также и заботится обо мне, боясь, что Люк снова может сделать мне больно. Не физически.. Морально.
-Ванда, он мой муж, и ты знаешь это. Я ношу его ребенка, и теперь он знает это. И черт возьми, - мысленно я ударяю себя по губам за ругательство, - я хочу… - вернуться к нему, - вернуться к нему. Он понял, он раскаялся. Я разбираюсь в людях, ты не видела ту боль и то расскаяние, которое видела я. Он разбит.. Понимаешь? Мне кажется, что и тогда он просто был не в адеквате, когда.. Когда насиловал меня. И знай он о малыше внутри меня, он никогда бы мне не сделал больно.А ведь правда, знай он о ребенке, он бы никогда не притронулся ко мне. Я верю ему… -кто я, наивная дурочка, влюбленная дурочка? Все равно… В глубине души я рада, что мы встретились, и что мой.. ой, наш малыш будет расти в любви и полной семье. Ради него я согласна на всё, исправиться, начать новую жизнь, забыть про авантюры и … пожертвовать всем.
- Да, алло, - звонок прервал мои размышления, оторвав от Ванды, которая уже прочитала мне лекцию и сейчас уставилась на меня в немом порыве. Я лениво прислоняю трубку к уху и слушаю мужской голос на другом конце провода. – Да, мы послезавтра уезжаем в очередное турне. – как Люк отнесется к моему отъезду? Ох, неужели все начнется заново? – Нет, в ближайшие два месяца у неё нет никаких форточек. Давайте я перезвоню завтра, и мы договоримся обо всем? Хорошо, до свидания. – даю отбой и сажусь рядом с подругой, - Родная, ты ведь хочешь, чтобы я была счастлива. А как показала практика, - я счастлива с ним. Он моя вторая половинка, частичка меня, и внутри сейчас растет частичка его. Я не хочу больше ему врать, не хочу врать себе и тебе. Я люблю его, сильно, безумно, и мне все равно, что было в прошлом.
На следующий день
Ванда, - наутро проснувшись с небольшой мигренью, хозяйничаю на кухне, готовя нам завтрак. – Сегодня у тебя опять выступление, и тебе уже звонил какой-то молодой человек, не помню, как он назвался, но он был очень настойчив. – ставлю на стол яичницу с беконом, рядом с тарелкой ставлю свежевыжатый сок и поднимаю глаза на стоящую на пороге подругу. – С добрым утром! – кладу руку на живот, ощущая волнительные толчки внутри. – Мы очень проголодались и хотим есть. – Ты вся светишься просто, - киваю, - наверное. У меня очень хорошее настроение, надеюсь… Моя хорошая, сегодня решиться то, где я буду жить.. Опять. Ты же меня отпустишь, если что?– смеюсь, присаживаясь. Чувствую волнение от каждой трели телефона, но каждый раз звонит не он. Настроение начинает портиться, и... Неужели он меня обманул?
- Сегодня у тебя концерт и пресс-конференция, - отбрасывая плохие мысли, заглушая голос внутри себя, открываю ежедневник, кладя в рот кусочек яичницы, тщательно пережевываю и смотрю на подругу. – На концерт я с тобой не поеду, мне надо заскочить к врачу, я давно договаривалась. А вот на концеренцию я успею. Не волнуйся, за рулем я буду весьма осторожна, меня же теперь в два раза больше. – смеюсь, снова поглаживая животик. Все равно на то, что будет. У меня есть малыш, который повышает настроение каждый раз пнувшисб ножкой. Да и.. Разве нужен мужчина, чтобы быть счастливой, когда внутри тебя растет новая жизнь? – риторический вопрос, конечно.. он не обязателен, но желателен.

+1

22

- Поймите, я могу сказать Вам то же самое, что скажут и другие, но у нас по ценам дешевле. Мы не накидываем, все цены прямые, да. А что касается лифлетов ... Ну, их же можно оформить так оригинально, что не узнаете свою компанию! Нет, я не шучу, с чего Вы взяли? Это не вопрос для наших дизайнеров абсолютно. Разработаем дизайн, а вообще ... Знаете, что? Я предлагаю отдать нам это мероприятие под ключ! А почему бы и нет? Скидка будет комплексная на все услуги, вдобавок, Вы не будете платить бешеные цены сами, мы со всеми договоримся, у нас огромная клиентская база и работа на бартерной основе.
День сегодня начался просто замечательно. Я уже оформил четыре заказа, на столе лежал пятый, который надо было отдать на подпись генеральному директору, и все - сумма на пять миллионов переходила в компанию, из которых три были моими за привлечение клиентов и сами сделки. Что ж, прибыль чистая абсолютно, а почему такие суммы ... Небольшой процент на малый спектр услуг давал в итоге весьма солидные цифры. А уж если комплексно, то ... Рука тянется, чтобы набрать номер Номи, который я уже, казалось бы, должен был начать забывать, но раздавшийся сигнал разбудил во мне желание придушить офис-менеджера. Неужели она не понимает, что сегодня - очень важный день?! И пофигу, что я ничего не рассказываю, но уж по тому, что я с вечера взволнованный, понять-то можно?!
- Да! Да, это Вэлвуд. Эмили, здравствуй! Вы снова на гастролях? А, ты в отпуске? А чего так орет? Ну ты и засрань, не могла сказать, что возвращаешься в Лондон? Ну как "зачем"? Там для тебя работа есть, мне вторичное предложение поступило, думал тебе переслать. Нет, Киту отсылать не буду, а то приедет с распечатанным письмом и что-нибудь у меня на глазах сделает, а я ж слабонервный, ты сама знаешь.
Смеюсь. То ли нервно, то ли с облегчением. Работы становится меньше, как я надеюсь, раз уж и неформальным звонкам есть место в моем и без того укороченном графике. Главное, выкроить время или вообще свалить на ту встречу, которая сегодня для меня важнее, чем все контракты. Встаю из-за стола, поправляя пиджак и смотря на свое отражение в зеркале. Не мешало бы привести себя в порядок, на самом деле, потому как ехать к жене в таком виде не подобает для воссоединения семьи. Благо хоть побрился ... А, ладно, она ждет меня и наше общее решение, а не мой внешний вид.
Открываю конференцию в скайпе и прочитываю оставленные сообщения. Ну да, как обычно - встреча, деловой обед, подписание контрактов и договоров. Оставляю известие о том, что сам уехал на встречу и отключаю компьютер. Я доверяю всем в компании, но не доверяю их возможности поддаться искушению, чтобы не раскрыть всю клиентскую базу, которую собирал лично,  с того самого момента, как работал стажером в этой же компании. Извините, но свое место я заслужил сам, и отдавать кому-то часть своей прибыли не намерен. Тем более, что скоро стану отцом ...
Отцом. Боже, я ни разу не задумывался, что это все уже будет иначе. Для начала - никакого секса, что крайне печально, но переживу. Все внимание Номи будет приковано к малышу, а мне оно тоже так требуется ... Ох, не стоит ли об этом подумать после?

Уже в машине, по дороге к дому, в котором старая квартира моей жены, я скашиваю глаза на букет, лежащий на переднем сидении. Улыбаюсь. Это напоминает мне периоды наших первых свиданий, когда в ее комнате не было места для букетов, а она стеснялась попросить меня больше их не дарить, боясь задеть или обидеть меня. В итоге, когда впервые приехал к ней в квартиру, чуть с ума не сошел от запаха лилий. Надеюсь, что сейчас она их воспринимает нормально, что обоняние не обострилось настолько, чтобы тошнило. Иначе будет немного обидно, да. Не за деньги - за внимание. А именно покажет то количество свободных минут и часов, которое я упустил ...
Вот и площадка знакомая. Та же дверь. Ничего не изменилось - если получится, мы все начнем заново. Просто сначала Номи будет немного больше и покруглее, а затем мы начнем новую жизнь с нашим малышом. Хм, что там было про его пол? У нас будет  сын или дочь? Хотя, так ли это важно, если мы все равно будем вместе? Подняв руку, жму на дверной звонок и слушаю его трели. Смотрю на время - вроде как в такое время спать уже нельзя, потом голова болеть будет. Застываю в ожидании ответа.

+1

23

-Смотрите, вот ножка, - я слежу за монитором, когда доктор водит по животу прибором. Не обращаю внимания на ощущения, и улыбаюсь, когда мистер Дженкинс показывает мне ручкой на головку малыша, - он вас чувствует, моя дорогая, видите. Улыбается.  – конечно я не вижу, но суть в том, что сейчас я смотрю на своего ребенка, которого очень-очень жду, и хочу, меня радует, заставляя млеть от избытка нежности. – Сегодня, надеюсь, мы узнаем пол, - он двигает рукой ниже, переходя на бок, - У вас будет мальчик, Наоми, - он улыбается, протягивая мне полотенце и убирает руки. – Ваш малыш вполне здоров, размещается правильно, родите, даже не заметите. И я рад, что вы передумали насчет передачи прав на опеку. Вы будете прекрасной матерью. – Он помогает мне встать, я снова улыбаюсь. Мальчик, у меня будет мальчик.. Он будет похож на Люка. И.. Ой, кажется, я опаздываю. – смотрю на часы, потом на доктора.
-Спасибо, мистер Дженкинс, до следующего визита, - я пожимаю ему руку, принимая рецепт на витамины. Он проводит меня до двери и помогает выйти. Я чувствую себя в такие моменты колобком, когда передо мной открывают двери, отходят в сторону и носятся как с ребенком золотой семейки. Я же не больная, я просто беременная.

-Да, Ванда, я уже еду, не волнуйся. – завожу мотор машины, придерживая трубку плечом. Выезжаю на автостраду, подстраиваюсь под движение машин. – Нет, я только заеду домой переодеться и сразу к тебе, – улыбаюсь, - нет, он не звонил, не волнуйся, я скажу, когда вздумаю от тебя съехать. - смотрю в зеркало заднего вида, затем в боковое зеркало и перестраиваюсь на ту часть дороги, с которой можно повернуть в сторону дома. Скоро буду, родная, выступай и не волнуйся. И я скажу, кто у меня будет, если будешь себя хорошо вести.
Откладываю мобильный на пассажирское сидение, и поворачиваю в наш двор. Думаю, что мне надо переодеться к конференции, одеть более уместную одежду, чтобы не выглядеть таким уж колобком. Хотя, куда скрывать беременность на почти восьмом месяце. Улыбаюсь, смотря в зеркало заднего вида, поворачиваю руль и торможу уже во дворе. Достаю из бардачка ключи от квартиры, не удосуживаюсь взять с собой телефон, так и оставляю его лежать на сиденье, и выхожу из салона. Пикаю сигнализацией, проходя к двери здания, останавливаюсь на входе, давая дорогу соседям, что выносят шкаф. Они приветствуют меня, окидывая зорким взглядом и улыбаются, когда замечают животик. Впечатление, как будто они только сейчас поняли о моем положении, но я быстро забываю об этом инциденте, проходя внутрь.
Задержавшись у почтового ящика, достаю свою почту, которой скопилось неимоверно много, машинально кладу руку на животик, когда чувствую, что малыш пинается ножкой.
-Спокойнее чемпион, мамочка тут, она рядом, - складываю письма в сумку и подхожу к лифту. Ничего не подозреваю, даже ничего не жду, просто нажимаю на кнопку своего этажа и насвистываю мелодию под нос. Задумываюсь о чем-то, сама не понимая о чем, и машинально поглаживаю животик, словно общаюсь с маленьким. Перед глазами проплывает образ Люка, и тут же открывается дверь лифта. Я улыбаюсь, находясь в замечательном расположении духа. И,… замираю от увиденного.
-Люк, что.. Что ты тут делаешь? – я стою на пороге лифта, делаю шаг в его сторону и улыбаюсь. – Я знаю, кто у нас будет, - я просто не могу сдержать радости, что у него будет наследник и сын. – А цветы нам? – делаю ещё один шаг навстречу, придвигаясь совсем близко и смотрю на мужа снизу вверх, продолжая улыбаться.

+1

24

- Вам. Моей любимой женщине и матери моего ребенка. нашего ребенка.
Я не могу не улыбаться ей в ответ. Делаю шаг вперед и прижимаю к себе, покрывая лицо поцелуями. Хочу сказать, как сильно мне ее не хватало, что я готов на все, только бы она снова не ушла, что я все ради этого сделаю. Но говорить не буду, я лучше это докажу - действиями. И тем, что буду рядом.
- Давай сначала зайдем в квартиру, и потом ты мне все расскажешь, хорошо?
Эту привычку я в себе вырабатывал очень давно, фактически - годами работы в компании. Испытывал сам себя на тему того, что не открывал посылку, когда она приходила, до конца рабочего дня. Ожидание ломало, как не полученная вовремя доза наркотика, но, как правило, оно всегда себя окупало. На самом деле, мне было не так важно, мальчик у нас или девочка, самым главным было то, что этот ребенок мой и Номи, это плод нашей любви, несмотря на все, что происходило в перерывах.
- Ты пока садись, я подготовлю что-нибудь для более плодотворного разговора, ты отдохни, хорошо?
Я не принимаю никаких отказов или ответа, даже не слышу - прохожу на кухню. Взяв вазу, наливаю туда воды и приношу в гостиную, ставя букет перед Наоми. Не удержавшись, целую ее в губы, касаясь их кончиком языка и дразня, и снова удаляюсь на кухню. Легкий перекус в виде сэндвичей, яблочный сок и чай. Кофе я ей пить не позволю, сердце очень дорого - как в физическом плане, так и в моральном ...
- Итак, что ты мне хотела сказать?
В кармане вибрирует телефон. Достаю и демонстративно отключаю. Мне все равно, кто там и по какому поводу. Мой повод, точнее, наш личный, сейчас куда как важнее. Я хочу быть отцом этого ребенка, хочу растить его, радоваться его победам и поддерживать в неудачах, потому что ... Просто потому что это - мечта каждого мужчины. И я сделаю так, как моя женщина тоже захочет, для нас обоих это важно, я уверен.
- Любимая, для начала я бы хотел кое- что сказать о ... нас с тобой.
Слова даются тяжело. Пересаживаюсь на диван, беру Номи за руку и поглаживаю ее пальцы - длинные, тонкие, дрожащие ... Мне страшно снова ее потерять.
- В квартиру нам обоим будет возвращаться тяжело, я там уже сам очень давно не был.
С того момента, как ты ушла.
- Я предлагаю ... взять дом. Давай продадим наши квартиры, и возьмем дом?
Осторожно прижимаю ее к себе, целуя в висок. Моя. Только моя, никому не отдам.
- Я очень сильно тебя люблю, малыш.
Закрываю глаза, на минуту погружая себя в темноту. Эта темнота стала такой совсем недавно. Ведь всего неделю назад была тьма. Без нее, без моей верной спутницы, без моей жены и нашего с ней ребенка.
- Прости.
Никогда не устану повторять ей эти слова. Кладу руку на живот, ласково поглаживая. И ты, малыш, прости. Я пока не знаю, кто ты. Но я заранее виноват перед тобой.
Опускаюсь на колени, целуя натянутую кожу, приподнимая рубашку. Вопросительно смотрю на Номи, получая немой ответ и продолжаю целовать. Она улыбается. Я слышу это по дыханию. Притягиваю к себе, заключая в более крепкие объятия и шепчу, едва не задыхаясь:
- Никому не отдам.

+1

25

Вам. Моей любимой женщине и матери моего ребенка. Нашего ребенка. – я не могу не улыбаться в ответ. Забираю цветы и подношу к лицу, теряясь в аромате обожаемых лилий. Радует, что беременность не затронула мои вкусы, и не создала неприятные ощущения при вдыхании некоторых любимых ароматов, таких как мои духи, запах лилий, запах ананасового сока. Правда во время беременности меня потянуло на кислое, а также я очень сильно полюбила грейпфруты. Просто до безумия, хотя раньше на дух не переносила горький фрукт.
- Люк..., - хочу начать говорить про посещение врача, но он обнимает меня, покрывая лицо быстрыми и легкими  поцелуями. В свою очередь я закидываю руки на его плечи, прижимаясь настолько близко, насколько мне позволяет мой огромный живот. – Ты безумен, - шепчу ему, - Впрочем, как и я! - позволяю увлечь меня в квартиру. Мне нравится, что он делает именно так, а не выпытывает то, кто у нас будет. Значит, он как и я будет любить малыша вне зависимости от его пола, а не как некоторые – могут отказаться только из-за того, что ждали наследника, а родилась наследница.
-Цветы, - я словно маленький ребенок, которого усадили на диван и отобрали любимую игрушку. Грустно провожаю Люка взглядом, даже не возражая, ведь он меня не слышит. Мне остается просто сидеть и слушать, как мой муж хозяйничает на моей кухне и гадать, что он принесет: просто вазу с цветами или… Запах меня не обманул, мистер Вэлвуд приготовил легкий ланч в виде пары сендвичей и сока, а также предусмотрительно сделал чай. Когда он садится рядом, я не свожу с его лица взгляда, влюбленного, доверчивого. Номи, что с тобой стало? Я коренным образом изменилась, став мягче, ранимей, ещё более доверчивой. Не в плане бизнеса, конечно. Там моей хватке и настойчивости поражались все. А вот в плане чувств…
-Я сегодня была у врача, как уже говорила, - опять начинаю издалека. Сжимая кисти в кулачки и впиваясь ногтями в ладошки. Но закончить мне не дает вибрирующий телефон в кармане мужа, я вопросительно приподнимаю бровь, ожидая его действий. Я пойму, если он захочет ответить, всё-таки он был деловым человеком, у него работа, бизнес, и он занятой человек. Но то, что он делает, заставляет мою бровь удивленно убежать вверх, ведь он отключает телефон и подсаживается ближе, беря мои руки в свои. Его ладошка теплая, в сравнении с моими ледяными пальцами. Я дрожу, чувствуя то позабытое ощущение неимоверного желания, наполняющее меня изнутри и заставляющее ожидать большего. Замираю, начинаю дышать через раз, ожидаю всего, что угодно, но происходит опять то, что я не могу описать.
-Дом? – я удивленно смотрю в глаза Лукаса, а в моем воображении сразу возникает маленький домик с садиком, по которому бегает маленький карапуз. Машинально улыбаюсь, кладу голову на плечо мужа, закрываю глаза. Он так нежно меня обнимает, поглаживая животик, что мне остается только тихонько мурлыкать.
-И я тебя люблю, родной. То, что было в прошлом, давай оставим в прошлом. Я не хочу больше не хочу думать о том, что было тогда. И не хочу, чтобы ты тоже думал. Понимаю, что вначале будет сложно забыть и представить, что ничего не было, но… - я выпрямляюсь и смотрю в его глаза, - мы ведь преодолеем всё? Я поняла свою ошибку, и… Я постараюсь её исправить, честно.
Он обнимает меня за плечи, целуя в висок, я чувствую, как напряжено его тело. Я бы все отдала, чтобы рассказать ему все раньше, чтобы предотвратить тот случай. Но ведь прошлого не изменить, его можно только забыть, поняв ошибки.
-Я никуда не уйду, - улыбаюсь, тычась носом в его шею, начиная тихонько вести губой  по шее вверх. Внутри меня уже порхают бабочки, и растет желание, но я боюсь.
-Как думаешь, наш малыш не будет против? – улыбаюсь, легонько целуя его краешек губ. Люк меня понимает, надеюсь, чувствует тоже, что и я. Ведь его сердце бьется часто-часто, а дыхание учащается от моих движений. – Кстати, у нас будет мальчик. – шепчу в губы, отвечая на его игривость чуть ранее, касаясь язычком нижней губы. – Вот то, что я хотела сказать. – накрываю его губы своими, требуя ответа. Дыхание перехватывает от его рук, гуляющих по моей спине, и мне снова стыдно признаться, что муж возбуждает меня лишь от одной мысли о нем, проделывая с моим телом такие вещи, что внутри все переворачивается.

+1

26

Мальчик. Сын, похожий на меня или Номи. С ее улыбкой или моей, неважно - это будет начало нашей новой жизни, начало того, что мы сможем уберечь, потому что сами же знаем, какой ценой это счастье досталось, какими путем мы шли к примирению.
Я хочу подхватить ее на руки, но боюсь. Они сейчас дрожат, а уронить жену я не могу никак, потому что ... Она - самое дорогое, что у меня есть, потому что ради нее я готов на все и ее я люблю, как никого другого. Хочется передать словами, но я только нежно поглаживаю ее по щеке, прекрасно зная, что она поймет все и без слов. По взмаху ресниц, как говорится, по дыханию.
- Мне тоже немного страшно, но давай попробуем? если сын похож на меня, то он либо простит, либо поймет, что я не могу держать себя в руках, когда мамочка рядом. моя мамочка тоже.
целую супругу в шею, опуская поцелуи чуть ниже. подвожу ее к кровати, пока не позволяя опуститься, но разворачиваю к себе спиной. руками скольжу по ее позвоночнику, ведя линию и замыка это все округлой попкой. осторожно стягиваю с нее одежду, продолжая целовать кожу. мне нравится, как учащается ее дыхание, нравится, что я по-прежнему на нее так действую.
- позволь мне посмотреть на тебя.
почему она стесняется? полнота - это не результат поедания мучного и не таблетки. это - наш малыш. эта полнта - это грудь на полтора размера больше, это чувствительные сосочки, которые я ласкаю губами и языком, слегка сдавливаю пальцами, чтобы снова убрать легкую боль ртом.
с нежностью целую живот. Малыш, ты ведь не против, да? Дай нам с мамой возможность вспомнить, как мы тебя зачали, как ты появился. Я обещаю - в этот раз все будет по-другому, я буду осторожен.
- Люблю тебя, Номи. Очень сильно люблю. Моя сладкая девочка.
Поглаживаю внутреннюю сторону ее бедер, чувствую, как по коже ползут мурашки. Более чем приятное ощущение, я уже и забыл, как приятно и то, что умею так действовать на жену.
- Постараюсь аккуратно. Если будет больно, скажи, хорошо?
Она кивает, перекладываясь набок. Облизываю пересохшие губы, стягиваю с себя те остатки одежды, которые еще были, и ложусь рядом, целуя Номи в предплечье. Плавным движением вхожу в нее, вздрагивая. Черт, как будто в первый раз! Хотя, секс с беременной девушкой я никогда не представлял, но сейчас ... Это необъяснимо прекрасное ощущение. Новое, но как будто некогда забытое.

+1

27

-Надеюсь, он поймет, - я улыбаюсь на его слова, и послушно позволяю отвести меня к кровати. Где-то в глубине души загорается огонек стеснения, я ведь уже не такая стройная, как раньше, может его это оттолкнет.. А ещё Ванда может разволноваться и завалиться в квартиру, устроя нам очередной скандал. И зная мою подругу, это будет вполне в её духе и стиле.
-Ах, - его поцелуи доводят меня до исступления, заставляя дрожать всем телом. Внизу живота зреет  желание, такое сильное, что ноги подкашиваются, и я боюсь упасть сейчас. Руки мужа, правда, поддерживают, умело освобождая меня от одежды. Я краснею, когда остаюсь в нижнем белье, и стыдливо опускаю голову.
-Позволь мне посмотреть на тебя, - его голос раздается около моего ушка, его дыхание обдает кожу на вокруг. Считаю мурашки, опуская руку, что прикрывала мою грудь, от беременности увеличенную на полтора размера. Да, я помню, как Люк любил ласкать мою груд, доставляя мне поистине райское наслаждение, Что будет сейчас, когда я стала чуть ли не вдвое толще, когда на моих бедрах появились красные растяжки, говорящие о внезапном наборе веса. И какой я останусь после родов? В моих силах не допустить полноты.
-Только недолго, - шепчу, закрывая глаза, пока он рассматривает мое тело. Я чувствую его руку на моей груди, второй он расстегивает застежку лифа, и тот спадает вниз ненужным куском ткани. Чувствую его губы, прогулочными поцелуями спускающиеся к оголенной груди. Постанываю, когда он прикусывает затвердевший сосок и запускаю руки в его волосы, чтобы сжать их между пальцами. Он неимоверно нежен со мной, как будто я изысканный цветок, словно я могу сломаться сейчас от одного его неловкого движения. Мой нежный тиран вернулся, но останется ли он таковым после рождения малыша? – не хочу думать о плохом, поэтому быстро закапываю очаги сомнения подальше, и снова наслаждаюсь его действиями.
Пока я была погружена в мысли, Люк опустился на колени и сейчас нежно целовал живот. Малыш на удивление вел себя достаточно тихо, не пинался и никак не реагировал на мое волнение, частое дыхание и воркование Люка.
-И я тебя люблю, - закидываю руки на его плечи, давая усадить меня на кровать. Откидываюсь, позволяя ему ласкать мои бедра, продвигаясь к тому месту, где уже давно стала влажной, и где жажду его прикосновений больше всего. Дрожу сильнее, облизывая пересохшие губы, закрываю глаза и срываюсь на слишком громкий стон, осекаясь, будто проглатывая звуки.
-Постараюсь аккуратно. Если будет больно – скажи, хорошо? – я киваю, тяжело дыша. Горю от его прикосновений и поворачиваюсь набок. Нам предстоит многому научится, пока между нами малыш, и, возможно, даже на какое-то время отказаться от секса. Но не сейчас, не тогда, когда нам это жизненно необходимо. Я хочу узнать, как мое тело будет реагировать на его прикосновения, пока что этот эксперимент удается, и я не отвергаю его ласки. Значит, я давно простила, и все также люблю, и что то, что я чувствую, не плод моей фантазии, все реально. Наблюдаю за тем, как он раздевается и довольно урчу, когда он ложится рядом. Чувствую его губы на своем предплечье и трусь о его восставшее достоинство, выгибаясь навстречу. Закидываю ногу на его бедра, и срываюсь на стон, когда он входит внутрь. Оборачиваюсь, ища его губы, дышу через раз, жадно хватая губами воздух, задыхаясь и кусая его губы в поцелуе. Я забываю обо все м на свете, когда он начинает двигаться быстрее, погружаясь внутрь, толчками двигаясь внутри. Обнимаю его за шею, прижимаясь спиной, вжимаясь в его тело и почти сливаясь с ним воедино. Мы вместе, мы рядом, и скоро нас станет трое. Даже мысли о кощунстве во время беременности пропадают, я двигаюсь навстречу ему, открываясь для полного контакта. Когда организм взрывается приятным ощущением, накрывая меня с головой. Я пульсирую вокруг него, чувствуя каждой клеточкой полноту восприятия, ещё больше прижимаясь к его груди, чувствую, как его руки сжимают мою грудь и мне слишком приятно, слишком хорошо, чтобы все это оказалось правдой.
-Господи, - шепчу в его губы, когда дыхание чуть восстанавливается, - как же сильно я  тебя люблю… - я понимаю, почти представляю улыбку на его лице и прижимаюсь затылком к его плечу, позволяя его губам скользить по моей шее дорожкой поцелуев. – Я скучала, безумно скучала без тебя, родной… Прости и меня за все, ведь… - я сглатываю неприятный ком, образовавшийся в горле, - ведь в произошедшем есть и моя вина. – аккуратно переворачиваюсь, удобно устраиваясь на его плече. Гуляю пальчиками по его груди, рисуя узоры на его коже. – Ты дрожишь, - улыбаюсь, снова, чуть приподнимаясь и опираясь на локоть. После наклоняюсь, проводя нижней губой по его коже. – Знаешь, - я подкрадываюсь к его уху и заключаю в плен своих губ,  -а ведь я снова тебя хочу…

+1

28

- Я дрожу. Переживаю за тебя и нашего малыша, боюсь, что он будет буянить или же тебе попросту, потом будет больно. Не смотри на меня так, пожалуйста. Просто ... Не хочу потерять то, что у нас сейчас есть, как потерял то, что было. Извини.
Осторожно приподнимаюсь на руках, укладывая Номи на кровать. Затем сажусь, обхватывая голову руками.  Она что-то говорит о своей вине. Глупая, зачем? Мы ведь оба знаем, что это я боюсь ее потерять, что это я ее ревную как сумасшедший. Я и сейчас опасаюсь, что она скажет, что все хорошо, но был кто-то, кто оказался рядом в тот момент, когда не было меня, когда я по собственной дурости разрушил наше счастье. А ведь мог и ребенку навредить, но не сделал … Вовремя остановился.
- После тебя была всего одна женщина. Самая требовательная, но самая молчаливая. Которая принимала меня таким, какой я есть. Терпела эти самые попойки, ждала постоянно, встречала радостно и с распростертыми объятиями. Она была спокойной, хотя и не без скандалов периодически, конечно. Это была моя работа, Номи. Единственное напоминание о тебе, остатки. Самые сладкие остатки, которые напоминали, которые топили в этой пучине, которые делали больно. Я везде видел тебя, везде чувствовал. И это давило на меня так, что я был готов вернуться. Но, знаешь …
Я поворачиваюсь к девушке лицом и кладу ладонь на ее живот. Малыш либо спит, либо тоже слушает, как и его мама.
- Если бы я только знал, если бы ты сказала сразу, я бы просто выслушал. Возможно, мне бы просто понадобилось время, но я бы не посмел уйти от тебя, оставить в такой момент, когда отец нужен рядом.
Не могу описать свое состояние. Если бы можно было слышать этот крик души, он бы до тебя долетел, но мне с этим теперь жить. И я не знаю, справлюсь ли … Я боюсь, что снова сорвусь. Не по этому поводу, так по другому. Потому что очень тебя люблю и не хочу делить ни с кем. Не хочу терять.

Опустив голову, я прикасаюсь губами к обнаженному животу и встаю с кровати. Боль - как доза наркотика. По крайней мере, ломает изнутри от нее так же, это невозможно. Мне по-прежнему хочется кричать, и я готов к тому, что она откажется быть вместе, откажется снова попробовать возродить нашу совместную жизнь.
- Подумай, пожалуйста - нужен ли я тебе такой? Ребенка я не брошу ни в коем случае, как и тебя. Просто я могу быть на расстоянии. Рядом, но не настолько, чтобы снова причинить боль тебе и нашему сыну.
Это как все в один миг построенное, и в следующий разрушено своими же руками. Чего я жду от нее после всего, что было? Что она откажется? Но у нее есть выбор, который я не предоставил в свое время. Так лучше поздно, чем никогда ...

+1

29

Сажусь, подгибая под себя ноги, целуя его плечо. Не стесняясь своей наготы, лишь немного ежась от холода в неотапливаемой квартире, я молча смотрю в  сторону сидящего мужа. Хм, мы когда-нибудь сможем друг друга простить? Или так и будем мучать себя вопросами и мыслями о произошедшем? Сможет ли он принять всё, что было в моей жизни? Сможет ли понять то, что у меня брат с отклонениями, то, что я слишком сильно боюсь стать матерью и пойти по стопам своей, боюсь, что он тоже может сорваться, когда узнает обо мне всё. Боюсь, черт возьми, что он просто меня бросит. И вот где, спрашивается, та сильная женщина, которая чхать хотела на мужские особенности развития? Куда она делась? Амнезия после аварии дала слабину в моей крепости и разрослась трещина по всей цитадели, разрушая и сметая всю уверенность и броню? – хочется смеяться и плакать одновременно, но, боюсь, Люк не поймет.
- Если бы я только знал, если бы ты сказала сразу, я бы просто выслушал. Возможно, мне бы просто понадобилось время, но я бы не посмел уйти от тебя, оставить в такой момент, когда отец нужен рядом. – я снова чувствую его руку на своем животе. Наш малыш пока никак не реагирует, ровно как не реагирует, когда муж целует его. Наверное, сынишка понял, что сейчас его маме и папе надо побыть наедине.
-Зачем ты так делаешь? – шепчу, хочу остановить его, притянуть к себе, но остаюсь молча сидеть на кровати, снизу вверх смотря на мужчину напротив. В какой-то момент я готова побежать за ним, но что-то внутри меня щелкает, говоря ядовитым голосом – он снова тобой воспользовался. И ты никому никогда не будешь нужна. Есть много чистых, почти непорочных девушек, у которых нет такого прошлого как у тебя, нет ничего, что могло бы оттолкнуть любимого человека. И вы никогда не будете с ним вместе и счастливы.
Закрываю глаза, пряча лицо в ладошках. Едва слышно всхлипываю, до меня, словно с тумана доносятся его слова.
Подумай, пожалуйста - нужен ли я тебе такой? Ребенка я не брошу ни в коем случае, как и тебя. Просто я могу быть на расстоянии. Рядом, но не настолько, чтобы снова причинить боль тебе и нашему сыну. – что за нафиг? Вот последнее, что произнес Люк послужило катализатором в моей голове и побудителем к действиям. Я ничего не говорю, я просто держу в плену его взгляд, не свожу своих, как бы не хотелось опустить их. Машинально притягиваю простыню и сооружаю нечто в виде длинной туники. Плавно, аккуратно и осторожно сползаю с кровати, на дрожащих ногах, но тем не менее твердо подхожу к мужу и, замахиваясь, даю ему пощечину.
- Н И К О Г Д А… - осекаюсь, понимая, что возможно, я могу перегнуть сейчас палку. – Никогда не смей больше о таком думать! Мало того, что произошло тогда, ты хочешь и сейчас спрыгнуть? Зачем тогда было клясться в любви, или я не доказала тебе словом и делом то, что не могу жить без тебя? Да, каюсь, что два с половиной месяца я существовала, - пристально смотрю в его голубые глаза, - СУЩЕСТВОВАЛА, - чеканю каждый слог, вдали от тебя. Я жила у Ванды, ты же её знаешь, она помогала мне, успокаивая мои ночные истерики, не давая мне упасть в пропасть, когда я думала, что моя жизнь закончена. Пойми, я не настолько хороший человек, который заслуживает нормальной и счастливой жизни. Я хотела уберечь тебя от всего, чтобы ты не переживал тот ад, что был у меня до определенного момента моей сознательной жизни. А ты устраиваешь мне здесь такое, как будто я изменила тебе на твоих глазах и потом отнекивалась, ссылаясь, что это все мираж и у тебя галлюцинации.
Перевожу дух, затем делаю шаг назад и начинаю собирать свои вещи, хаотично раскиданные по спальне.
-Знаешь, Люк, - когда всё собрано и прижато к моей груди, поддерживая «платье», - Ты сам для себя должен решить, нужна ли тебе такая семья, как я. А потом уже приходить ко мне со словами, что не останешься в стороне. Я способна поднять сына сама, не думай, что я буду от тебя зависеть. Двадцать  лет я была самостоятельной девочкой, смогу быть таковой и дальше. – на этих словах я разворачиваюсь на пятках и с гордо поднятой головой выхожу из спальни, чтобы спрятаться в ванной, переодеться и дать, возможно, волю слезам.

+1

30

Ее слова как ножом по сердцу, причем острие ножа окунули в солевой раствор. Ну, или не окунули, но хорошо обработали. Я понимаю, что она чувствует, что чувствовала, но что могу поделать? По крайней мере, между нами подобные разговоры будут еще долго, как мне кажется. Но мы будем все обсуждать вместе. Со временем я узнаю о ней больше, ведь та Номи, которую я люблю, уже изучена, почему бы теперь не познакомиться с Тайрой, которая так свела меня с ума, сделала безумцем?
Она берет вещи и уходит в ванную. Я до сих пор чувствую прикосновение ее рук к своим щекам. Глаза в глаза, ладонь в ладонь - так было на свадьбе, так было и в тот момент, когда стало понятно, что влечению противиться абсолютно бесполезно. Наш ребенок еще не родился на свет, а я уже себе не представлял, как было бы все без него. В любом случае, даже если бы не ее животик, я бы все равно рано или поздно нашел эту девушку и заставил поговорить. Или бы просто высказался! Потому что нет таких ситуаций между нами, да и не было, когда нечего сказать. Я всегда буду хотеть видеть ее рядом, чувствовать. Хочу вернуть время, когда она подавала мне ужин, ждала с работы. Как провожала по утрам, целуя перед выходом. И пусть это счастье длилось недолго, но ведь в наших силах его вернуть.
Я не успеваю ее остановить по дороге к ванной, да и выламывать дверь или просить открыть ... Зачем это сейчас? если ей нужно побыть наедине с самой собой, я не буду настаивать на своем присутствии, просто скажу то, что она должна знать. Поэтому как мальчишка-подросток сажусь у двери в ванную, подпирая ее спиной и поворачиваю голову вбок. прислушиваясь. Номи пускает воду и я начинаю себя тихо ненавидеть. Ее слезы в последние несколько недель - это я, я тому причиной. Ванда, конечно, ко мне нормально относилась, но сейчас, думаю, с радостью бы оторвала или отрезала то, что меня визуально и анатомически отделяет от женского пола. И я бы даже не стал спрашивать причину - она вполне объяснима, сейчас закрылась в ванной.
- Я очень хочу быть с тобой. Что бы ни случилось. Потому что я люблю тебя, Номи. При всем желании, имея такие возможности, я не вижу рядом с собой никого, кроме тебя. Потому что ты - моя жена, ты - мать нашего будущего ребенка. И этот ребенок мой! В смысле, я его отец, но так и должно быть. Я очень хочу быть с тобой рядом!
Повышаю голос, чтобы она слышала. Со стороны это может выглядеть комично, на деле же мы с ней сейчас как сердце и душа - приказываем кому-то одному поступать так или иначе. Но ведь вместе мы - единое целое, мы - то одно, что и называется семьей. В свое время я сделал выбор, потом подумал, что ошибся. Но если бы это была ошибка, разве было бы так плохо обоим?
- Наоми Вэлвуд, кем бы ты ни была, я очень хочу быть с тобой и только с тобой!
Не знаю, как ей передать или объяснить. надеюсь, что поймет итак. Очень хочется, чтобы поняла ...

+1

31

Чего я хотела сейчас? Чего хотела от Люка? Наверное, я очень хочу, чтобы все скорее наладилось, или же он просто оставил меня в покое. Поэтому и сбежала подальше, а именно в ванную. Странно думать, что я не могу сбежать от него в собственной квартире, хочу выгнать и не могу.
Ещё пару минут назад всё было так.. идеально что ли, но вот уже всё снова лежит в руинах.
Включаю воду и минуту просто смотрю на тонкую струйку прозрачной воды, затем подставляю под неё руку и чувствую, как из глаз текут слезы. Смотрю в зеркало и понимаю уже, что рыдаю. На самом деле рыдаю навзрыд. Чуть опираюсь на раковину и уже не сдерживаюсь. Шум воды скроет мою слабость, и, надеюсь, когда я выйду, Люк уже уйдет.
Когда поток слез уменьшился, и я смогла более или менее нормально и адекватно смотреть на себя в зеркало, то передо мной открылась весьма печальная картина. ВО что я вообще превратилась? В хлюпика с животом, который ревет от каждого стука, или я всё та же сильная женщина, пусть и на людях? Кто вообще достоин моих слез? Верно, он ещё не родился.
Глажу животик, мысленно общаясь с сыном, который, наконец, решил дать о себе знать легким толчком своей пяточки на мою ладошку. Снова окунаю руки в вожу, набирая воды и плескаю на свое лицо. Ледяная влага окутывает кожу лица, смывая остатки слез, депрессии и плохого настроения. Не останавливаюсь на достигнутом, продолжаю смывать усталость.
Потому что ты - моя жена, ты - мать нашего будущего ребенка. И этот ребенок мой! В смысле, я его отец, но так и должно быть. Я очень хочу быть с тобой рядом! – сквозь шум воды я слышу голос Люка, и оборачиваюсь, смотря на двери ванной комнаты. Неужели всё это время он сидел под дверью, ожидая, подслушивая и чего-то от меня требуя. Ну уж нет, мистер Вэлвуд, я вам так просто не дамся. Хватит, что вы слишком легко развели свою супругу на секс, так теперь стремитесь залезть ей в душу, - улыбаюсь, но улыбка грустная, в глазах моего отражения нет той уверенности, которую требует внутренний голос, и я сомневаюсь в успехе своей компании.
-Уходи, - еле слышно шепчу, быстро одеваясь, выключаю воду, и подхожу к двери.
Наоми Вэлвуд, кем бы ты ни была, я очень хочу быть с тобой и только с тобой!тогда какого лешего ты наговорил всякого бреда десять минут назад? –Как же мне хочется сейчас высказать ему все, но понимаю каким-то краем, что если выскажу – мы поругаемся, уже навсегда, я наговорю ему гадостей, он мне, я в пылу могу что-то не то сказать, и он поверит. Нет, ругаться на такой почве нельзя, плюс я не одна.
Опускаю руку на дверь, прижимаясь к ней ухом и слушаю. Я слышу то, что там нахожится мой муж, и, зная его, вряд ли он сейчас уйдет. Черт, мне надо подумать, а не принимать решения с горяча. Да и к Ванде уже пора ехать, а не то сейчас моя подруга разнесет пол Сакраменто в поиске меня и своего не родившегося крестника.
-Уходи Люк, я должна подумать, - стараясь придать уверенность своему тихому голосу, шепчу ему через дверь. – Не говори ничего! – упираюсь лбом в двери и снова чувствую неприятное покалывание в глазах. Нет, я не могу сейчас плакать, не могу снова впадать в истерику, как бы больно не было прогонять обожаемого мужчину. Но мне действительно нужно время, чтобы взвесить все за и против, чтобы и ему можно было на свежую голову решить, стоит ли нам возрождать нашу семью, или же оставить всё как есть… - Пожалуйста, уходи, - чуть ударяю кулачком по двери и медленно сползаю по ней спиной вниз, - умоляю, - последнее шепчу под нос, надеясь, что мужчина за дверью не только не услышит, но и выполнит мою просьбу.

+1

32

- Мистер Вэлвуд, добрый день. Я могу с Вами поговорить?
Я не знаю этого хрена, более того - я адски зол - то ли на самого себя, то ли на Номи, то ли на нас обоих. Ситуация сложилась дурацкая, выглядит это не очень хорошо - мой поступок по отношению к жене (надеюсь, что не бывшей после этого), сейчас только разборок на работе не хватало. Ладно, сначала поговорим, в ходе разговора уже разберемся.
- Да, слушаю.
Он говорит что-то о процентных ставках, об оплате, о неправильных счетах. А у меня в голове совершенно другое. Не могу поверить, что послушал Номи и ушел, но она просила с таким отчаянием в голосе, что отказать было невозможно. В любви не бывает всем хорошо, без боли это уже не любовь - и неважно - сладкая это боль, от которой приятно поеживаешься, или же боль такая, что рвет на куски и сжимаешься, чтобы не распадаться на мелкие части, которые невозможно собрать.
- Мистер Вэлвуд?
- Да, я слушаю, извините. Итак, как я понял, вы хотите, чтобы мы пересмотрели договор, так? Хорошо, я вызову юристов, а пока - чай или кофе? Хотя, если честно, я бы не отказался и от глинтвейна, но Вам, скорее всего, итак жарко. Поэтому предлагаю два гляссе с мороженым. Принесешь?
Хорошо, когда секретарша подслушивает вовремя. Потому что успевает принести желаемое и заказанное еще до того, как это станет неактуально. Осознаю, что меня все жутко раздражает, поэтому делаю солидный глоток кофе, ощущая, как мороженое обжигает холодом и опускается ниже.
- Мистер Вэлвуд, приехал мистер Остин и ждет вас.
Отлично. Сейчас погружусь в бумаги и времени думать про Номи просто не останется.

Мне сегодня все лениво. С Холландом говорить не хочу - он сейчас из меня все вытащить может, в плане информации. К Саммер тоже лучше не лезть, да и потом - наша с Номи личная жизнь на то и личная, чтобы ее никто не касался. Кое-кто итак слишком много знает, мы просто не можем себе позволить распространяться.
Беру в руки журнал, на обложке которого очередная звезда. Или "звезда", не суть как важно. Здесь - часть моей работы и большая часть жизни. Что делать дальше? тупо ждать, бегать за ней послушной собачонкой? А что я могу еще сделать?
Ну уж точно не сидеть Патриком перед экраном, просматривая журналы и последние новости!
- Картер! ты мне нужен!
- Люк, я только сменился!
- Плачу тебе я. Но сегодня мне больше нужен друг.
С той стороны слышен вздох. И согласие.
Переодеваясь, я припоминаю точный адрес и этаж. Господи ... Помоги!

- Я надеюсь, что твоя задумка получится. Потому что только сменился с ночного и хочу спать! Долго здесь стоять не буду!
- А мне долго и не надо. Просто будь рядом.
Не знаю, зачем я взял именно кобру. Хотя нет, знаю. Встаю в кабинку, которая начинает подниматься. Визуально я еще не забыл окна квартиры своей жены. Внизу выложена надпись свечами, которые сейчас в спешке зажигают. Поднявшись до нужной высоты, я стучусь в балконную дверь и вижу темный женский силуэт. Она открывает дверь и я опускаюсь на колено. Как несколько месяцев назад протягиваю кольцо и, пряча под улыбкой страх, спрашиваю:
- Ты будешь моей женой?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Спектакль окончен, гаснет свет.