Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Неожиданная остановка


Неожиданная остановка

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Участники: Livia Andreoli, Donna Costner, Patrick O'Perry
Место: Ближайшая к Сакраменто лыжная база
Дата: 26.01.2014
Погодные условия: Горные
О флештайме: Ливия и Донна собрались на лыжную прогулку. Патрик решает, наконец, всё-таки закрыть свой трейлер на замок и отправиться в путешествие. Судьба подпортит планы всем троим...

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-01-27 19:01:13)

+1

2

Одета так

http://savepic.net/4402237.jpg

У Лив было шикарное настроение. Свою гостиницу она оставила на попечение помощницы, которая несмотря на свои двадцать пять была вполне себе толковой девушкой. Лив уже убедилась в трудолюбии и преданности помощницы, поэтому не сомневалась в том, что та справится. Одним из главных качеств в такой работе, как их, была и остается жесткость. Все клиенты считают себя до неприличия важными, и что именно им просто обязаны дать все, что они хотят, даже если это идет в разрез с интересами гостиницы. Тут нужно уметь красиво отказывать, а это, под прессом авторитетности, не всегда просто. Тем не менее, молодой девушке это весьма недурно удавалось, поэтому Андреоли была совершенно спокойна. Отдыхать, так отдыхать. Отключить мобильный, и "пусть весь мир подождет"
Лив поправила очки и посмотрела на Донну.
- Ну что, готова? – для нее всегда было странно то, что они с Донной сошлись, ведь по сути, в них было слишком много похожих черт, чтобы обе могли сказать, что действительно верят в женскую дружбу. Во всяком случае, так думала Андреоли. Она не могла похвастаться умением быть преданной подругой, искренне любить кого-то или способностью сопереживать. Хотя, все относительно, ведь в экстренных условиях у каждого из нас проявляются те стороны личности, о которых мы сами не подозреваем.
Но, в сторону лирику. Оставалось только оттолкнуться лыжными палками и преодолеть неслабый спуск вниз. С учетом того, что Лив почти уже забыла, что значит испытывать сильные эмоции, можно было сказать, что она с наслаждением предвкушала грядущий выброс адреналина в кровь. На горных лыжах она уже не стояла более четырех лет, поэтому предстоящий спуск должен был быть весьма волнующим. Что ж, после всех тоскливых будней и игр в дружелюбие, самое время было испытать настоящее волнение перед опасным соперником – природой. Лив уперлась палками в снег и слегка согнула колени, чтобы уже через несколько секунд отправиться в долгое путешествие по заснеженному склону.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-26 13:36:28)

+2

3

одежка

http://capricorn.com.ua/images/mlcat/ru/bg_7552960284d136f923d810.jpg

Донна и забыла, что такое отдых. Она не имеет постоянную рутинную или напряженную работу с узким графиком, не сидит до утра над кипой скучнейших бумаг и уж точно пара свободных дней на себя и свои желания у нее найдется. Вот только выбраться загород, с друзьями, или теми, кт себя так называют, было не так уж и легко. Во-первых, не все такие, как эта женщина, у кого-то действительно есть работа, не включающая в себя пару отпускных дней, во-вторых, был либо не сезон, либо был как раз таки сезон, но сезон театральных постановок и напыщенных светских вечеров. Репетиции постановки в театре могут показаться еще хуже, чем рутинная работа в офисе на толстого и зазнавшегося начальника. Бессонные ночи, растраченные нервы и периодические ссоры, интриги между актерами, невыученные реплики и урезанный график. Уволился дизайнер, недоволен режиссер, актриса главной роли подсела на иглу или, не дай Бог, забеременела – да, и такое бывает. После очередной поставленной постановки Донна, если не напивалась вдрызг, то уж точно пряталась от всего мира, огней и общества где-то на пару дней, чтобы прийти в себя и восстановить силы. Иногда в этом помогал алкоголь, иногда секс с красивым и богатым мужчиной, а иногда просто тихий вечер перед телевизором и с шоколадкой в руке, которой так не хватало на жесткой диете.
И вот, еще недавно, будучи в шумном Сакраменто, в дорогом платье и с бокалом вина, болтая со своим новым другом в безупречно отглаженном костюме, Донна теперь стояла на вершине снежного склона. Рядом с ней была Ливия Андреоли – темноволосая и невероятно красивая подруга, предвкушающая поездку по заснеженному спуску и готовясь сделать первый толчок лыжными палками о землю. Актриса же не было так уверена и воодушевлена предстоящим приключениям.
-Готова ли я? Очень смешно, особенно учитывая то, что на лыжах я стояла еще…. Я даже не помню, когда это было в последний раз! -  Донна повернулась к Ливии, и та, через несколько мгновений, уже неслась на лыжах вниз по склону.
Когда Андреоли приехала к Костнер и предложила ей провести выходные вместе, она не думала, что подруга потащит ее на горнолыжный курорт, это было довольно неожиданно и не слишком интересовало актрису. Но Ливия была настолько воодушевлена и настойчива, расписывая прекрасные годные пейзажи, уютные шикарные дома и людей, которые приезжают туда насладиться отдыхом и отдохнуть от городской суеты. И Донна согласилась. Вообще эти две девушки не были неразлучными и близкими подругами. Пока они вместе и заодно, все было хорошо, но когда одна из них сделает шаг назад или в сторону, другая толкнет ее еще дальше, если не в пропасть. Сплетни друг о друге, интриги, плетенные за спиной – это и делает их дружбу особенной. Ливия одна из немногих «подруг» у Донны, к которым она успела привязаться и привыкнуть. С ними интересно, с ними не соскучишься. Именно поэтому женщина согласилась на спуск с горы на лыжах – ее подруга Ливия не даст быть этому обыденным делом.
И Донна пустилась следом по снежному склону.

+2

4

Внешний вид: куртка, поверх неё жилет с символом на спине, штаны, сапоги.
Усы

До свидания, Сакраменто. Четыре месяца, которые Патрик провёл в этом городе, были прекрасны, но пора двигаться дальше - вернее, начать уже двигаться, хоть куда-нибудь, начать вновь отрабатывать название "номада" и приносить клубу более ощутимую пользу, нежели появление в пьяном виде на дорогах отдельно взятый города. Иными словами пора было возвращаться тому Пэту, которого многие помнили, а скорбящего по усопшим алкоголика оставить позади вместе с тем грязным трейлером, в котором он жил. И вот на двери дома на колёсах висит массивный амбарный замок, который более прочен, чем сама дверь, а Патрик вновь в пути, при полном параде, и в дорожных сумках мотоцикла аккуратно сложены его нехитрые пожитки - там только самое важное, но всегда найдётся необходимое... Он пока не знает, когда вернётся Сакраменто снова, и вернётся ли вообще, не знает и того, где остановится в следующий раз, где ему понравится - возможно, придётся намотать ни одну сотню километров, или даже проехать через всю страну прежде, чем возникнет желание остановиться где-нибудь. Трейлерный парк, город, могилы Бриггса и Спайка исчезали позади, Патрик выжимал из Горного Козла все соки, и в его лицо впервые за четыре месяца бил воздух настоящей свободы, не стиснутый в рамки городской черты и алкоголя... и на губах играла тихая улыбка, которой он сам не замечал. Просто он только-только сам понял, как на самом деле соскучился по дороге - по той жизни, которую некогда считал настоящей, по той жизни, на которую променял свою президентскую нашивку некоторое время назад; жизни, которой умел и хотел жить, несмотря на то, что она порой была довольно-таки нелёгкой. Мотоцикл летел вперёд, радуя мерным звуком мощного мотора...
Пэт внезапно услышал, как этот звук нарушился двумя другими байками, оглядываясь по сторонам, словно военный пилот, готовый обнаружить в небе самолёты с вражескими символами на бортах; и быстро нашёл, что искал - сзади него, пока ещё на расстоянии, не приближаясь, но и не давая отъехать далеко, следовали двое других всадников; и всё бы ничего, если бы он не узнал в них Ангелов Смерти - от них прямо-таки веяло запахом "дохляков" по всей дороге, Патрику даже на их нашивки незачем было смотреть, по лицам было видно что за ним увязались чистокровные "АС'ы", и для одинокого Пропащего на дороге это точно было далеко не лучшей новостью. И его-то нашивку они наверняка хорошо разглядели, впрочем, его-то рожа и без знаков отличия была неплохо известна. О'Перри даже не удивился бы, узнав, что Ангелы объявили награду за его рыжую голову - на пару с армейским другом Бриггса он не так давно практически сровнял с землёй один из последних чаптеров Дохляков... Победитель в многолетней войне уже был определён, но вот кто выйдет победителем из этой ситуации - это ещё вопрос.
Мотоцикл - хороший и удобный помощник для внезапного нападения, позволяющий нанести удар и быстро скрыться с места преступления, но никакой защитник - и под оружейным огнём всадник оказывается даже более беззащитным, чем пеший; с байка очень удобно стрелять вперёд, с руля, но практически невозможно прицелиться назад без риска слететь с трассы. Патрик находился спиной к преследователям, и всё складывалось так, что ему сейчас придётся именно защищаться. "Чёрт. Я-то думал, мы всех вас перебили в этой округе..." Выходило, что Ангелы Смерти всё-таки остались на плаву на этой территории после удара, который им нанесли. Впрочем, плевать Патрику было на территориальные вопросы - сейчас он вполне мог повторить судьбу Спайка, причём от рук тех же самых людей... видимо, в границах владений этих Ангелов правила были простыми - стрелять во всех, кто носит цвета Пропащих. Нельзя сказать, что в этом нет логики... С другой стороны - не исключено, что эти двое и конкретно по его душу. Повод у них был серьёзный. Пэт сунул руку под полу куртки, снимая Беретту с предохранителя, и поддал газу. Пусть только попробуют сунуться ближе...
Несколько приглушенных хлопков вписались в общий хор грубых звуков, и возле уха что-то дважды просвистело, заставив пригнуть голову, вильнув в сторону, и тихо выматериться. На пустой дороге он был для этих двоих почти той же мишенью в тире. Патрик уже оказывался в этой роли, но от этого легче не становилось - он слишком хорошо понимал, что не бессмертен... Резко выкрутив руль, он сорвался с трассы, направив мотоцикл прямо в лес, решив сыграть на всё - небольшая разница, размазаться о дерево или об асфальт, здесь хотя бы меньше шансов словить пулю, чем на шоссе, а проходная способность у его врагов примерно та же самая, что и у него. Патрик лавировал между стволов, слыша, как отражается эхом от крон звук мотора, и как рёв байков Ангелов позади мешается с этим эхом, поднимаясь куда-то в гору; хлопки продолжали врываться в какофонию бешеной погони в заснеженном лесу, разрушая её ритм - и это явно не выстрелы браконьерских ружей... Свернув куда-то, Пэт вдруг оказался на горном спуске, двое мотоциклистов в нашивках Ангелов Смерти вырулили прямо за ним, продолжая стрелять на ходу - троица стремительно помчалась вниз, опережая лыжников.
Патрик вдруг услышал резкий треск позади, затем почувствовал, как каска слетает с его головы, чуть было не оторвав и ухо, зацепив его ремешком, и тут же ногу неприятно обожгло - и вильнув, Горный Козёл, с пробитой покрышкой задней, перевернулся вместе со всадником, и оба некоторое время ещё скользили вниз, пока не остановились, замерев в одной позе - только пробитая мотокаска в стиле немецкого солдатского шлема Второй Мировой покатилась дальше. Притормозив, Ангелы Смерти посмотрели на неподвижное тело, лежащее лицом в снегу, окропившегося красным, затем переглянулись между собой, и, заметив свидетелей, ударили по газам, скрываясь с места происшествия.

+1

5

День обещал быть просто превосходным! Нет, он клялся быть превосходным, во всяком случае, Лив не давала ему ни единого другого шанса. Как говаривала незабвенная Коко Шанель: "Вас нельзя обидеть, пока вы не решите, что обижены", именно под таким лозунгом планировала провести день Андреоли: вам нельзя испортить день, если вы не решили, что он испорчен. Как выяснилось, не все так просто. Проезжая по трассе, Лив пыталась сосредоточиться только на дороге впереди. Она была уверена, что самое сложное сейчас – это удержаться на ногах, а вечерком, они с Донной откупорят бутылочку красного вина и обсудят сплетни с боевых полей высшего общества. С Донной это было более, чем интересно.
Все началось с шума сзади. Лив тут же потеряла концентрацию, пытаясь вслушаться в шум, который совершенно не гармонировал со свистом ветра. Она пошатнулась, зацепилась палкой за дерево, и чуть не рухнула в снег. Благо вовремя разжала пальцы, выпуская палку и какие-то неведомые силы позволили ей восстановить равновесие, а не продолжить путь кубарем. Дальше-больше – мимо нее промчался мотоцикл, и вся последующая картинка была точно в тумане. Кажется, был выстрел, но Лив не была в этом уверена, она помнила усиленные попытки сохранить равновесие, потом ощущение падения, свой собственный вскрик и уже дальше был тот период фильма ее жизни, который она не смогла бы воспроизвести в памяти. На самом деле, она просто не удержала ноги параллельно и наехала на собственную лыжу, после чего уже полетела низ по трассе. Благо, обошлось без каких-то травм, за исключением синяков. Лив вытерла лицо от снега и посмотрела на человека, в которого она врезалась.
- О, Боже! - выдохнула она, приподнимаясь, и глядя на байкера, из головы которого текла кровь. Лив потянулась отстегнуть лыжи от ботинок и посмотрела на приближающуюся Донну, кажется, кроме нее никого не было, значит, шальной пули можно было не опасаться. Она снова перевела взгляд на пострадавшего. Теперь ноги были свободны, и можно было заняться этим "умником", который вздумал мотать кросс по лыжной трассе. Преследователей Лив не видела, поэтому решила, что выстрел ей показался, а кровь из головы и ноги мужчины,  потому что этот джентльмен неудачно приземлился. Андреоли сняла перчатку и, освободив шею пострадавшего, прижала пальцы к тому месту, где бился пульс, но ровно в ту же секунду отпрянула. Это был тот самый байкер! Тот, с которым она чуть не переспала в дешевом мотеле после тюрьмы! Непроизвольно, Лив отпрянула, словно перед ней был прокаженный, стало предательски не хватать воздуха, а пульс застучал так, что ей показалось – его слышно на мили вокруг. Ну и встреча! Из памяти уже давно стерлись события того дня, но сейчас тени прошлого вставали подобно кадрам из фильма, вырисовываясь в общий сюжет и создавая впечатление, что все это было не далее, как вчера.
- Пульс есть, надо звонить девять один один, - сказала Лив Донне, кивая на Патрика. Андреоли нечасто испытывала подобные эмоции, поэтому пришлось включить все свои актерские навыки, чтобы придать голосу максимально спокойный в подобной ситуации голос. Свой сотовый она оставила в домике, который был арендован специально на время "покатушек",- со мной, кажется, все хорошо…

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-28 16:38:36)

+2

6

Донна всегда хотела поучаствовать в авантюрном приключении, пуститься в рискованное и спонтанное путешествие, натворить то, что никогда раньше не решалась осуществить в реальности. Ей хотелось быть героем каких-то захватывающих происшествий не только на сцене, но и в жизни. Она никогда об этом никому не говорила, но у всех ведь есть какие-то маленькие мечты и желания, о которых обычно никому не рассказываешь. Кто-то хочет купить дом на колесах и пуститься в путешествие по Америке, кто-то хочет прыгнуть с парашютом, кто-то переехать в Арабские Эмираты, а Донна хотела всего сразу – как в ее любимых приключенческом романе и сказке, которые она читала в детстве. Но женщина боялась что-то менять, ее настолько устраивала ее новая жизнь, что потерять ее ради детской мечты было просто глупо. И Костнер оставляла эти мысли и двигалась дальше.
Спускаясь сейчас по заснеженному склону, она чувствовала свободу, легкость, которую ей не часто приходится испытывать. Постоянные стрессы, душный застроенный город давили на ее голову, и женщина этого не замечала, привыкнув к суете Сакраменто настолько, что не представляла себе жизнь в более тихом и спокойном месте. Но, выбравшись на курорт, Донна вздохнула полной грудью, с выдохом освобождая все свои переживания, дурные, удушающие мысли, стресс от бесконечного ведения светской жизни, не всегда желанной и яркой, как может показаться. А Ливия была идеальной компанией- подруга, с которой можно хорошо провести вечер вдали от света и дорогого лоска, и, в то же время, она отголосок ее настоящей жизни, к которой придется вернуться через каких-то пару дней.
Спускаясь все ниже и ниже, Донне, наконец, удалось нагнать свою подругу, которая лихо обогнала ее и даже смогла скрыться с виду на несколько секунд. И вдруг до ушей женщины донеслись какие-то посторонние звуки, похожие на звук мотора. Впереди мелькнули три черных байка, несшихся поперек лыжной трассы. Актриса видела, как Ливия начала резко тормозить и чуть не свалилась в сугробы на довольно большой скорости. Тут с байка слетел мужчина. Издалека Донна не узнала ни этого черного коня, ни его владельца, который полетел лицом вперед, упал на землю и больше не встал. Актриса, задумавшись, не успела вовремя затормозить и чуть не налетела на Ливию, резко свернув в сторону. Больно схватившись за ствол дерева, она затормозила и, переведя дух, сняла лыжи и подошла к подруге, которая склонилась над пострадавшим, а потом резко отпрянула от него.
-Ты чего? Неужели боишься вида крови? – усмехнулась Донна и подошла ближе к упавшему с седла байкеру. Тут пришел ее черед удивляться неожиданной, крайне неприятной для нее встречи. Как и для ее подруги.
-Твою ж мать, сука,- воскликнула актриса, сначала с изумлением, а затем с неприязнью смотря на мужчину, в котором она узнала Патрика. – Даже если я уеду на Аляску, он примчится на повозке с лайками в обнимку с пьяным переодетым в Санту мужиком!
Вспыльчивость Донны сразу взяла вверх, она не смогла в этот раз сдержать эмоции. На первой их встрече это было трудно, на второй – немного легче, а вот на третьей не было никаких шансов. Такого Патрика ей было неприятно видеть, но, с другой стороны, ей стало даже спокойней на душе – судьба отыгралась на нем за нее. И опять Донна думала о себе.
-Девять один один? – женщина начала рыться по карманам, но не нащупала свой телефон, она забыла его в домике, как и Ливия свой. – У меня нет, с чего позвонить. Раз и у тебя тоже, придется рыться у него в карманах в поисках телефона, или подождем кого-нибудь. Но я к нему не подойду.
Донна отошла в сторону от Патрика и сложила руки на груди.
-Откуда его знаешь? – кивнула женщина в сторону лежащего на земле байкера. – Не отрицай, ты шуганула в сторону, как только взглянула на него.

Отредактировано Donna Costner (2014-01-28 17:28:44)

+2

7

Кажется, Патрик потерял сознание на пару минут, потому что не слышал, как Ангелы развернулись и уехали прочь, отчего-то не став его добивать. Его ирландское везение и на этот раз успело сработать - несколько раз перевернувшись, он угодил в снег, и потому умудрился не сломать себе ничего, хотя из защиты на нём была только позерская каска - впрочем, нет, даже и её уже не было, испорченный предмет гардероба в данный момент катился куда-то в конец спуска, а вот голова, которую любимый шлем Пэта смог защитить от пули перед своей кончиной, встретилась вместо этого с чем-то твёрдым - похоже, что со льдом, и вовсе не тем, что кладут в бокал с виски. Гудело под черепной коробкой теперь, впрочем, точно так же, как бывало после встречи именно с этим напитком, но это состояние Патрику было уже вполне привычно, так можно было бы сказать, что с головой всё в порядке. Вот с ногой повезло меньше - да и Горный Козёл, повреждённая покрышка которого теперь уныло болталась на ещё вращающемся ободе колеса, получается, тоже охромел.
- Твою ж мать, сука!.. - Пэт уже почувствовал сквозь туман бессознанки, что кто-то склонился над ним, но этот возглас окончательно привёл его в чувства; голос показался знакомым, но откуда - он не стал сейчас вспоминать, были и более приоритетные дела. Перевернувшись на спину, байкер вытащил пистолет из-под полы куртки, направляя его в сторону источника звуков... обнаруживая, что двое Ангелов Смерти вдруг превратились в двух лыжниц, которые собирались порыться у него в карманах. И хотя спортсменки выглядели более безобидно, этого он всё равно не собирался им позволить... Хотя он тут же забыл о своих карманах, когда до него дошло, кого же именно он увидел на этой трассе. Брови поползли на рассечённый лоб, где впитали несколько капель крови, и этот жест дался с болью - но удивление было сильнее.
- Форточница? - данную ей кличку Ливия не слышала, так что будет не слишком удивительно, если она не откликнется; впрочем, догадаться о её происхождении не должно составить большого труда - для неё самой, по крайней мере. - Ваше ВысКочество? - напротив, Донна получила своё прозвище сразу. Оно её бесило, что Патрика очень забавляло - но вот сейчас ему было совершенно не до веселья, и не только потому, что он опять валялся в собственной крови. - Ну, мне стоило, пожалуй, догадаться, что вы-динамщицы дружите между собой... - проворчал Патрик, поняв, что убивать его если и будут сейчас, то в худшем случае - лыжными палками, а никак не из огнестрельного оружия, и поставил ствол на предохранитель, убирая обратно под куртку. Сегодня судьба сделала двойной круг - к нему не просто вернулся город, который он покинул, а вернулся в двойном размере: в виде того Сакраменто, через который он проехал однажды транзитом, и того, в котором он ушёл в запой на четыре месяца... и вот - едва только ему удалось победить алкоголизм и заняться делом, уехать из этого города, Сакраменто пришёл к нему сам. А у него, похоже, снова сотрясение, и пуля в ноге... хотя нет, похоже, на этот раз - сквозное.
- Я сейчас вам дам "девять один один"!.. И нечего лазить по моим карманам. - Пэт сделал усилие, чтобы встать, но не смог - и потому пришлось ползти, упираясь в снег руками. Его интересовала судьба своего мотоцикла, с которого он слетел на полном ходу, даже больше, чем собственная нога - давно выучился, что раны на людях имеют свойство затягиваться самостоятельно, а вот поставить обратно на колёса убитый байк будет стоить не только времени, но и денег, и сил...
- Грёбаные "Дохляки"! - первичный осмотр показал вывернутый руль и поврежлённую шину - колесо же вроде бы на первый взгляд было целым, хотя гарантий Пэт дать пока не мог. Горный Козёл в ближайшее время точно никуда уже не поедет... с разбитым мотоциклом, с дыркой в ноге, на территории Ангелов Смерти, которым он запулил импровизированный коктейль Молотова в окно клубного дома и затем убил нескольких - вот уж действительно, нелёгкая смерть его ждёт. Может, 911 всё-таки не такой уж плохой вариант?
- Знаешь, я передумал, Джил... - вольготно развалившись на снегу, опершись затылком о выхлопную трубу заваленного на бок мотоцикла, он вытащил из кармана свой потёртый айфон, бросив его Ливии: - Если у Выскочки действительно нет собачьей упряжки, которая может увезти меня подальше отсюда, то пусть лучше меня скорая заберёт. - Патрик сложил руки на груди, прямо как Донна, хотя и делал вид, что её игнорирует, общаясь только с той, кого знал под именем "Джил". Впрочем, после подобного радостного приёма, разве не имел он право на такую реакцию? - А эвакуатор сюда ходит? - оставить свой драгоценный байк ржаветь под снегом? Нет уж, так поступать Патрик точно не собирался. И даже если сюда санитары приедут - с места не сойдёт прежде, чем свой разбитый мотоцикл не пристроит куда-нибудь, где не будет вероятности потерять его безвозвратно - жизнь, конечно, дороже, но жизнь пешехода - для Пэта это вообще не жизнь. К тому же, пешеходы клубные цвета не носят. Да и байк стоит столько, сколько пешком он будет долго зарабатывать...

Отредактировано Patrick O'Perry (2014-01-28 18:30:28)

+1

8

Донна подоспела как раз в тот момент, когда эмоции Лив были очевидны, благо, она списала их на то, что подруга боится вида крови.
- Да, есть немного, - ответила Лив, и дальше пошло окончательное веселье: то есть вся эта троица, как выяснилось, по дальнейшим репликам Донны, была связана некими линиями, образующими красивый треугольник. Только в отличие от Андреоли, актриса испытывала явную неприязнь. Не сказать, что первая была жутко рада встрече, ибо она напоминала ей о том, что даже в ней, циничной, сильной, пропитанной фальшью и высокомерием сидит обычная женщина, которой периодами хочется, чтобы ее просто прижал в каком-нибудь углу сильный уверенный в себе мужик, как обычную дворовую девку. Тем не менее, она была благодарна Пэту за то, что в тот день, он вернул ее к жизни, но вряд ли можно было сказать, что пострадавший испытывал к ней хоть миллиграмм благодарности, ведь по сути, она его просто кинула, а это не понравится никакому мужчине.
- Что такое? Ты его знаешь? – удивилась Лив, глядя на отходящую подругу. К удивлению, и Донна поняла, что Андреоли не то, чтобы совсем в этой ситуации не при чем.
- Я? – брови взметнулись вверх. – А, нет, мне просто показалось…
Ее спич прервал байкер, который начал с каких-то странных слов, типа "форточница". К себе это Лив отнесла далеко не сразу, но потом фишку просекла. Вот и вскрылась вся правда: динамщицы дружат между собой. 
- Успокойтесь, мистер…? – миролюбиво уточнила Ливия. – Вы сильно ударились головой, лучше вам чрезмерно не двигаться. Просто дайте мне ваш телефон.
Она не очень понимала, к чему эта суета вокруг мотоцикла. Подумаешь, груда железа немного покоробилась, дерьмо случается, но не ползти же к нему по снегу истекая кровью, как к раненному боевому товарищу. Лив наблюдала эту картину с каменным выражением лица.
- Знаешь, я передумал… Джил, - развалившись на снегу выдал Патрик.
Пришлось напустить на лицо милую снисходительную улыбку.
- Вы, должно быть меня с кем-то спутали, я Ливия, - словно объясняя ребенку простую истину, сообщила Андреоли, поймав его телефон. Сети не было. Это раздражало вдвойне. Значит надо что-то делать самим. Может, они с Донной и не напоминают сестер милосердия, но не позволять же байкеру истечь тут кровью. 
- Сети нет. Придется немного пройти вниз к подъемникам, - пришлось снять с себя шарф, затем посмотрела на Донну. – Дашь свой? – Лив вопросительно приподняла бровь.
Подойдя к Патрику, она уселась рядом и решила для начала заняться его головой, как ей казалось, это наиболее важная часть тела.
-У меня за спиной нет даже курсов оказания первой помощи, но выбора у Вас нет.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-29 14:01:06)

+2

9

-Знаю его, к сожалению, - ответила своей подруге Костнер.
Донну удивляла забота Ливии об этом, как она говорила, незнакомом для нее человеке. Она наблюдала со стороны, как ее подруга прыгает возле лежащего на снегу окровавленного байкера, и даже не думала чем-то помочь. В этом и были все проблемы Костнер – к человеку, который ей не нравится, она не захочет даже просто протянуть руку помощи, если, конечно, от ее руки не будет зависеть жизнь этого самого человека. На эту женщину можно положиться, если вы сможете втереться ей в доверие или произвести на нее хорошее впечатление, быть ее другом или надежным коллегой. Донна редко думает о других людях, если они не носят дорогущую одежду и в их кошельках не лежат золотые кредитные карты.
И вот, стоя сейчас над Патриком, она чувствовала какую-то неопределенность. Она помнила, что этот мужчина творил с ней по пьяни, помнила его слова и действия, и теперь женщина чувствовала даже какое-то облегчение от того, что он тоже получил свое, по заслугам.
Если Ливия помогает ему и делает это искренне, значит, Патрик действительно сделал для нее что лучшее, или не сделал, по крайней мере, ничего плохого. У Донны же не было никакого желания даже подходить к байкеру.
Андреоли сняла со своей шеи шарф и приложила ткань к голове Патрика, и актриса, наблюдая за этой сценой, удивленно приподняла брови и усмехнулась.
-Ты и правда похожа на сестру милосердия, - сказала Донна, подходя ближе. От вида крови ее не воротило, скорее ее воротило от человека, на котором она была. Хотя сейчас она не испытывала уже отвращение от их очередной встречи, женщина начала думать, то вообще произошло с этим человеком и что привело его на эту горнолыжную базу, на байке и с хвостом, державшимся за ним до самого снежного склона. И почему именно сейчас, в это место, прямо ей под ноги? За что судьба их постоянно сталкивает, Донна готова была ее уже проклясть.
Тут Ливия спросила, не хочет ли Костнер поделиться и своим шарфом для окровавленной головы Патрика.
-Я ни за что не дам ему свой шарф, - женщина отрицательно замотала головой, как обиженный ребенок, у которого отнимают его любимую игрушку.
Этот шарф как-то подарила ей сестра, с которой она впервые в жизни посетила горнолыжный курорт на Рождественские праздники. Помнится, как они бронировала домики за два или даже три месяца до праздника, потому что, несмотря на то, что курорт был довольно дорогим, он был популярен и не всегда доступен даже для влиятельных людей. Джулс подарила беленький кашемировый шарф, а Донна подарила ей несколько фарфоровых фигурок в виде собачек. Это были маленькие и незначительные подарки, но тогда это было их последнее счастливое Рождество. После они не праздновали больше этот праздник вместе. Это долгая история, и шарф, который был сейчас на шее актрисы, был отголоском воспоминаний об их жизни без крупных ссор, больше похожих на соперничество двух врагов, чем на размолвки двух сестер.
-Он был бы больше благодарен тебе, если бы ты занялась его байком, - пробормотала Донна и отошла в сторону, и, все еще держа руки на груди, повернулась к ним спиной и смотрела куда-то вниз.
-Надо будет спуститься вниз, раз связи нет. Не сидеть же нам тут вечность, не лето на дворе.

+2

10

Мотоцикл для Патрика и был боевым товарищем, не очень долгое время, правда, но от этого было не легче; и сейчас боевой товарищ действительно был "ранен", что у Пэта вызывало бешенство даже большее, чем пуля, которая прошила его ногу, а так как на Ангелов он свою злость выпустить уже не мог - перепадало вместо них двум девушкам, которые были свидетелями этой аварии, или перестрелки, тут уж как кому больше понравится назвать произошедшее. Впрочем, на Ливию у него были причины злиться, а на него самого были причины злиться у Донны - он же считал, что с ней по всем долгам уже рассчитался. Отказ выпить был грехом меньшим, чем откровенный побег, тем более после такого бурного "знакомства", какое произошло у них. И теперь, пока девушки выяснили между собой, насколько хорошо они обе его знают и почему, Пэт, скрипя зубами от этой тихой злобы на свою нелёгкую судьбу, оторвал от колеса остатки покрышки и бросил их на снег - это уже не восстановить, да и вообще, байку понадобиться серьёзный ремонт... да и себя самого, впрочем, тоже не помешало бы подлатать.
- Я был спокоен, пока ты не начала делать вид, что меня не знаешь... Сама успокойся. Я-то не в первый раз с байка падаю. - хотя гордиться этим, пожалуй, не стоило. Между ними троими вообще царило полное спокойствие и взаимопонимание - и полнейший дурдом, если брать в расчёт ситуацию; бегать и скакать Патрик всё равно в таком состоянии не собирался, если только АС'ы не решать вернуться за ним - уж не за подмогой ли эта братия укатила, кстати? И теперь нужно ещё и подумать о том, как эту лыжную станцию покинуть незаметно, потому что за ней, вероятно, будут теперь следить... Надо было признать, что Донна была права, не трогая его - самым разумным решением было вообще не ввязываться в давнюю историю между Ангелами Смерти и Пропащими, подтолкнув Патрика дальше вниз и сделав вид, что ничего не было.
- Её правда зовут Ливия, или она это имя тоже выдумала? - решил он обратиться к Донне, как к единственному из троих человеку, который (и слава богу) не имел отношения к той давней истории про номер мотеля. И попытку откупиться от секса модной рубашкой. Удачную, кстати, попытку, потому что выбора у него не осталось, но подобный знак внимания, пожалуй, даже больше расстраивал, чем отсутствия знаков внимания вообще.
- Ладно, назовись ты хоть Мэри Поппинс, только вот не надо делать вид, что между нами что-то было, и потому ты не хочешь меня узнавать. Ничего ведь и не было. - такой уж человек попался им на горнолыжном склоне - он мог понять пренебрежение к себе в тот момент, когда истекал кровью, но лицемерие терпеть попросту отказывался даже в такой момент. - Наш девиз не победим, возбудим - и не дадим... - самое ценное, впрочем, качество - не терять способности смеяться, даже когда истекаешь кровью... тем более, что в этой ситуации ничего другого и не остаётся, только ржать, как сумасшедший, над самим собой, да плеваться желчью вокруг себя. Потому что сети тут тоже нет, и других лыжников почему-то тоже не наблюдается. - Замечательно... - и Пэт уже откровенно засмеялся, поняв, в каком положении он оказался. Хотя, казалось бы, смешного ничего не было, а он сам уже мало что чувствовал, кроме боли в ноге и голове - впрочем, оптимизма терять не стоило: одна боль, как известно, уменьшает другую. Головная и вовсе была уже привычным симптомом почти любого его пробуждения за последнее время... жизнь прекрасна.
- Оставь ты ей этот шарф, мы, крестьяне, не стоим королевских шмоток.
- проворчал Патрик, возвращая себе телефон, и с некоторой неохотой, но позволяя Ливии усесться возле себя - как-то совестно было вести себя невежливо по отношению к той, пока единственной, кто пыталась ему помочь хоть чем-то в этой ситуации. Это, конечно, не значило, что он закончит её подкалывать при каждой удобной возможности. Пэт вообще был человеком злопамятным до жути. - Курсов кройки и шитья, я так понимаю, тоже? - нужно было сказать, что Ливия существенно отличалась от того человека, которого он помнил, начиная от новенькой тёплой лыжной курточки, заканчивая довольно недешёвым удовольствием, явно она не швейным делом занималась. Да и вообще, как известно, ремесленным трудом в Америке нынче занимаются только узкоглазые и испаноговорящие, белые же в основном в офисах квадратножопие себе зарабатывают.
- Мозг виден? Тогда не трогай голову... Ногу лучше перевяжи - из неё больше льёт. - он остановил руку Ливии, поняв, что она собралась перевязать ему голову. Как будто это сильно помогло бы сейчас - самое серьёзное повреждение в любом случае под черепной коробкой, а не на кожном её покрове... самый смак бы сейчас подохнуть от кровоизлияния прямо туда, избавив этих двоих от большей части хлопот. - Туже... вот примерно так. - у Патрика не было медицинского образования, но, как он уже сообщил, в аварии он попадал не впервые, и пулю ловил тоже уже не в первый раз. К тому же, и одиноким всадником он был не всегда и не во все периоды своей жизни - другие вокруг него тоже часто попадали и под огонь, и под колёса, и кое-чему он всё-таки успел научиться за двадцать лет, проведённых в седле.
- Нет уж, байк свой трогать я не дам ни тебе, ни ей, принцесса. - мотоцикл, кстати, был уже другим, не тем, что встретился на пути Ливии полтора года назад. Ирландский Скакун сгинул в огне в результате одного жаркого спора. Буквально. Потому-то Патрик сейчас дорожил тем, кто занял его место в своей жизни. И заниматься им будет только сам, не подпустив близко никого, уж тем более - женщин. - А другие лыжники тут не катаются? - спросил Пэт, всё-таки пытаясь подняться на ноги. Вернее, на ногу - ту, которая была здорова. На этот раз попытка была более удачной.

+2

11

Лив, конечно, не могла похвастаться, что испытывает бурный экстаз от того, что приходится заниматься раненным, да еще пачкаться в его крови, но Донна была настроена очень скептически, значит сильно ей байкер поднасолил, следовательно, приходилось играть в добрую самаритянку, которая приходит на помощь бедному пострадавшему. Тот отбросил остатки покрышки и сообщил всю правду-матку. Ох уж эти мужчины, вечно они жаждут пресловутой правды, хотя кому она, кроме них на фиг сдалась? Так рассуждала Лив относительно истины. На ее вопрос байкер не ответил, значит, продолжаем играть в то, что она вообще не в курсе, что это за персонаж.
- Видимо, сильно Вы приложились головой. Зовут-то Вас как, помните?
Лив, конечно, понимала, что ведет себя как конченная стерва по отношению к мужчине, но не признаваться же Донне в том, что она чуть было не перепихнулась с "левым" байкером во второсортном клоповнике! Тут приоритеты были расставлены четко, хотя, если на чистоту, Лив не думала, что Донна стала бы ее осуждать. Любая женщина имеет право на секс. Тем не менее, внешне для Патрика обстоятельства складывались, видимо, не очень: одна его игнорировала, другая откровенно лицемерила, делая вид, что вообще не при делах.
- Ты и правда похожа на сестру милосердия, - сказала Донна, и Лив улыбнулась.
- Да, в моей гостинице девочкам частенько заказывают подобные игры, решила попробовать, настолько ли это вдохновляет.
Тем временем Патрик уточнял у актрисы, действительно ли ее подруга Ливия. Похоже, его раны не сильно волновали, а Лив сделала вполне логичный вывод, что мужчина, немного зол… можно даже сказать, сильно зол.
– Кто это, что он натворил? – она кивнула на Патрика, который продолжал попытки разоблачить динамщицу.
- Ну, хорошо, хорошо, - примирительно ответила она байкеру, - Джил, так Джил, было, так было! Расскажите о нас. Мы ведь уже давно вместе? У нас есть дети? – Лив делала вид, что заговаривает зубы человеку, который хочет сигануть с тринадцатого этажа, ну или тому, у кого по какой-то причине временно помутился рассудок, а с учетом того, что Андреоли в принципе привыкла во что-то играть, она была весьма убедительна, тем более, что во время лжи, она и сама верила в эту ложь. - Как себя чувствуете? – она села возле Патрика, занимаясь его раной на голове. Вот с бедром пришлось бы куда хуже, потому то заматывать его было попросту нечем, а снимать с себя последние шмотки во имя добра Лив не собиралась.
- Что за курсы? – начиная заматывать его голову и параллельно продолжая вести диалог квалифицированного психотерапевта. Однако, мужчина остановил ее руку, сказав, что с бедром дело обстоит куда хуже. Пришлось переменить планы и признать, что в данном случае, нога и в самом деле в большей опасности, чем голова.
"Господи, я сижу и заматываю шарфом ногу байкеру посреди снежных вершин, если бы мне кто-то сказал об этом еще вчера, я рассмеялась бы ему в лицо!" - размышляла Лив, перемещаясь к ноге и думая, как забавно эта картина выглядит со стороны. Только сейчас, когда она увидела рану, Андреоли поняла, что ранение не от какого-то сука, а от пули. 
- Кто в Вас стрелял? – в голосе Лив послышался металл, и она вмиг превратилась из сестры милосердия в дознавателя из прокуратуры. Ее взгляд блуждал по вершине холма, ведь, возможно, преследователь или преследователи могли вернуться.
- У нас проблемы, - перевела взгляд на Донну, параллельно перетянула ногу и подоткнула конец шарфа за повязку, завершая перевязку, - лучше убираться отсюда.
Затем снова посмотрела на Пэта, который уже встал. До байка ей не было никакого дела, поэтом этот разговор она оставила без внимания.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-29 19:26:25)

+2

12

Донна повернулась спиной к Ливии и Патрику, смотря на самый низ склона и прокручивая в голове, как они будут туда спускаться все втроем. Девушкам будет легко – встали на лыжи, оттолкнулись чуток и покатились даже по снежному склону, а вот раненому байкеру будет не просто. И еще женщине казалось, что их остаток дня пройдет довольно весело, учитывая то, что сейчас они сидели посреди склона, один истекал кровью, другая стоила из себя монашку, а третья вообще ничего не делала. Возможно, два преследователя Патрика не убрались слишком далеко и не захотят остановиться на сделанном, а вернуться и добьют и так хорошо покалеченного парня.
Довольно странная картина получается – байкер, владелица борделя и актриса стоят на лыжном склоне возле разбитого мотоцикла, без сотовой и внешней связи, будто они находятся посреди глухого и безлюдного леса. Обычно по трассе, на которой эта компания сейчас стояла, было много народу – как опытные лыжники, так и не очень, хотя этот склон был предназначен скорее для первых. Донна себя к таковым не относила, но идти на трассу для новичков и просто любителей отказалась, ведь Ливия потащила ее именно на этот склон, тот, что покруче и подлиннее. Сейчас женщина все проклинала и готова была бросить эту сладкую парочку и в одиночку спуститься вниз. А что, неплохая идея, она может позвать кого-нибудь на помощь и вернуться с врачом или кем-нибудь еще.
Лив и Патрик о чем-то разговаривали, а Донна продолжала стоять в стороне от них и думать, что делать дальше и в какую сторону двигаться. Есть вариант – вниз, а есть еще путь в сторону, откуда и появился Патрик, несясь на всех парах.
Тут Патрик, наконец, вспомнил и про нее.
-Да Ливия ее зовут, Ливия, - одернулась Донна и решила повернуться к парочке. – По крайней мере, с момента нашего знакомства ее зовут так, а что было раньше мне неизвестно, да и меня это не касается.
Женщина была уверена: такой человек, как Ливия Андреоли, имеет за своими плечами несколько историй, непростых и совсем немногим известных, и актриса не входила в ее круг доверия, хотя была для нее одной и самых близких подруг. Донна тоже не всегда доверяла свое прошлое и настоящее памяти Лив, да и в конце концов всегда должно что-то тайное, которое так и должно оставаться тайным. В тот момент Костнер подумала, что одно тайное сегодня стало для нее явным, хотя она не до конца разобралась, что именно. Донну начало больше волновать то, что ее подруга узнает место и события ее первой встречи с Патриком.
-Убираться отсюда? Смешно, учитывая то, что…байкер лежит с кое-как перевязанной ногой и пробитой головой, связь не ловит, а в округе никого, - нервно усмехнулась актриса, следя за взглядом Ливии, которая смотрела на вершину склона.
Тут Патрик поднялся  с земли, и нетвердо, но хоть как-то стоял на ногах. Донна осмотрела его с головы до ног, впервые, кстати, при солнечном свете. Первые их две встречи состоялись поздним вечером.
-О, отлично, ты уже можешь стоять, - злобно кинула женщина в сторону байкера и подошла к Ливии и сжала ее запястье.
-Ты же не хочешь проблем на свою голову? Если те мужики вернуться, нам тоже достанется, не сомневайся, - тихо прошипела Донна на ухо подруге. – Я не знаю, что у вас там за отношения, да и мне неинтересно, но ты и дальше собираешься с ним возиться?
Да, Костнер невозможно изменить, прошло столько лет, а она все равно бежит от чужих проблем, боясь запутаться в них самой. Может, когда-нибудь ее что-то и изменит, может сегодня, а может завтра или через месяц, но что должно такое произойти, чтобы Донна пересмотрела взгляды на жизнь?
Женщина отошла от Ливии и посмотрела сначала на вершину склона, а затем на его подножие. Внизу показалось несколько человек, издалека Донна не могла понять, кто именно это был, но телосложения у всех было мужское. Они не были одеты, как лыжники, и поэтому Костнер начала строить подозрения насчет того, что эти были именно те парни, которые гнались за Патриком.
-Кажется, Ливия, ты говорила насчет того, чтобы убраться отсюда? Отлично, тогда подкинь идею, в какую сторону идти и как Он пойдет с нами, - Донна ткнула пальцем в мужчину и повернулась к нему. – А у тебя есть идеи?

+2

13

То, что Ангелы Смерти всё-таки вернутся, и для Патрика являлось сейчас самым худшим опасением, и не потому, что его добьют - он-то смерти не боялся, и по мнению многих людей, вероятно, даже заслуживал, - а потому, что могут пострадать при этом и эти две. Может и вообще случиться такое, что Дохляки не захотят оставлять свидетелей, и ситуация и вовсе будет неприятной. У Пэта было много грехов за душой, но конкретно этот он брать на себя не хотел, несмотря даже на то, что Донне на него было наплевать, а Джил... или Ливия - что, впрочем, и действительно не так и важно - изображала из себя кого-то другого. Видимо, не настолько уж они и дружны были между собой, как Патрик решил изначально. Хотя вопросами доверия и женской дружбы заниматься пока явно рановато; сначала выбраться бы из этой ситуации, потому что, как ни ходи вокруг да около, всё-таки очень похоже на то, что им двоим придётся тащить его тушу вниз со склона. Об обратном пути Патрик даже не задумался - конечно, может они и смогут закинуть его на тот склон, надрываясь, и возможно, даже дойдут до дороги, с которой он свернул, удирая от Ангелов, пробираясь через сугробы по проторенной его байком колее - ну, и дальше-то тогда что, переть до базы окружным путём, рискуя на этой же дороге нарваться на стрелявших - причём, на тех же самых двоих?.. Путь вниз кажется гораздо более лёгким. Впрочем, дамам, пожалуй, виднее - у них-то головы здоровые, от него в отличие.
- Ну, и как? Сильно вдохновляет? - проигнорировав вопрос о своём имени, сочтя его бессмысленным, Патрик решил всё-таки вклиниться в дальнейший разговор, хотя его, вообще-то, и не спрашивали, да и сам он не совсем понял, о какой гостинице идёт речь - хотя и не пытался особо. Дьявол, разбить байк, словить пулю, очутиться в компании женщин, одна из которых его откровенно продинамила без особых на то причин, другая познакомилась с методами воспитания, которых ей явно недоставало в детстве, и теперь, похоже, они обе рады бы скрыть это друг от друга - может, он действительно просто сошёл с ума, приложившись головой, и всё происходящее - не более, чем плод двинувшейся фантазии? Или может, всё это ему просто снится, а он просто валяется пьяным в очередной подворотне где-нибудь в заднице Сакраменто или окрестностей?..
- Интересный у тебя круг знакомств, Принцесса. - отозвался Патрик в благодарность за то, что Донна подтвердила настоящее имя Джил. Что примечательно, её настоящего имени он не знал, как, впрочем, и она его, да и Андреоли его знала только как Пэта. Впрочем, даже если бы они сейчас сели в круг, познакомились бы и решили свои личностные проблемы, главную проблему это так и не решило бы - во всяком случае, главную проблему Патрика. Но ведь так забавно наблюдать за теми, кто суетится вокруг тебя, особенно когда каждый пытается заткнуть тебе рот всеми силами, причём по-разному, потому что у тебя о каждом есть секрет. Который он и не торопился выдавать, впрочем. Иначе неинтересно...
- Есть. Трое - два мальчика и одна девочка. Старший похож на тебя, младшая на меня, средний - на соседа. Очень смешно, блин... - устало откинулся Патрик на выхлопную трубу, но тут же поднял голову обратно, обнаружив, что металл до сих пор не остыл, слегка обжёгшись об него затылком. Не надо тратить целый шарф на то, чтобы замотать ему голову - вполне можно было бы использовать с этой целью лапшу, которая Ливия вешала ему на уши, а если не хватило бы - снять немного с ушей Донны, для которой этот театр, собственно, она и разыгрывала. И Пэт попросту сдался, наблюдая за этим представлением и даже решив подыграть ему немного, хотя, по его мнению, Джил этого не заслуживала. - Уже лучше. Со мной же мать моих детей... - он чувствовал себя так, словно разбил свой байк, ударился головой, получил сквозное пулевое ранение в бедро и заливал кровью всё вокруг, хотя это было ещё не самой интересной частью его состояния. Самые интересные его детали сейчас думали, куда его девать.
- Много будешь знать - в окошко в следующий раз не пролезешь. - усмехнулся Патрик, зачерпнув снега ладонью и с какой-то странной игривостью расплющив его о лоб перевязавшей его Ливии. Пусть Ангелы Смерти и его враги, им всё равно лучше не знать о том, кто стрелял в него и зачем - это сделает их обоих сопричастными, о чём пожалеют, в первую очередь, они сами. Встать Пэт смог, а вот передвигаться удавалось с трудом, не только из-за того, что на ногу невозможно было наступить без вспышки адской боли, но и из-за внезапно появившегося в вертикальном положении головокружения. Конечно, к вечеру он доковыляет до подножия горы и самостоятельно, если не сдохнет от потери крови раньше... и пока девушки шептались, уже он оглядел гору, пытаясь найти оптимальный путь для них троих - ну или для себя одного, если они обе решат всё-таки свалить подальше. Глупо винить их за это - поступок был бы разумным, а подлость женщинам как-то принято прощать.
- Вообще-то, есть одна. - Патрик подхромал к Донне, доверительно и крепко положив руку на её плечо. - Твоё величество берёт меня под руку, Форточница - под другую, и обе помогают мне спускаться. - твёрдый кивок в подтверждение своим словам. Он и сам не рад такому, но придётся, если хочется убраться отсюда поскорее.

+2

14

Когда Донна не ответила на вопрос о том, кто это, Ливию вдруг осенила простая до гениальности мысль: если она сама скрывает то, что знает этого человека, то что мешает Донне не хотеть об этом говорить, потому что у них был роман? Бог его знает, этот Пэт мог как-то паршиво поступить, поэтому актриса сейчас даже не подходит к нему. Когда байкер расплющил снег о ее лоб, Лив не задумываясь влепила ему несильную, но звонкую пощечину,  поднялась и подошла к Донне.
- По-моему, он того, - тихо предположила Лив поднеся ладонь к голове и пошевелив пальцами в воздухе, давая понять, что у парня не все дома.
-Ты же не хочешь проблем на свою голову? Если те мужики вернуться, нам тоже достанется, не сомневайся, - так же тихо ответила подруга. Сейчас они напоминали двух заговорщиц, которые собираются закапывать труп своего мужа и любовника. – Я не знаю, что у вас там за отношения, да и мне неинтересно, но ты и дальше собираешься с ним возиться?
- Разумеется, мне эта возня не сдалась, но что с ним делать? Бросить тут одного, а самим вызвать помощь, добравшись до дома? – предположив, что у Донны мог быть роман с этим байкером, Лив решила тихонечко шагнуть в тень. На фиг, на фиг, для нее это был всего лишь секундный порыв примитивной животной страсти, а для актрисы он мог что-то значить. Тему своих отношений с этим байкером Лив решила больше не обсуждать, она сказала, что не знает его, он в ответ сказал, что у них трое детей. Так что тут уж, кому какая версия нравится, а оправдания лишь наводят на подозрения.
Как раз подоспел сам виновник торжества, который сжал плечо подруги. Он предложил на объективный взгляд самую разумную идею, но Лив решила отмолчаться, предоставив право выбора Донне, свое дело Андреоли сделала, кровотечение остановлено, дальше уже время терпит, если, конечно, не вернутся дружки Пэта и не прибьют их прямо здесь на этом картинно-заснеженном склоне. Обидная будет смерть, особенно с учетом того, что лично она сама никогда вообще не имела дела с байкерами, лучше бы уж оказаться на нейтральной территории наедине с Альтиери, чтобы он придушил Лив своей мощной брутальной ладонью, там бы хоть был мотив и легкий налет эротики, тут же просто бесславный нелепый конец.
- Мы можем поступить иначе: я просто поднимусь вверх с вашим телефоном, - она кивнула Патрику, - и наберу спасателей. – Перевела взгляд на Донну. - Ну, или играем в спасение боевого товарища и действуем его мотодом. Какая версия нравится больше? Но даже не думай оставлять с ним меня, я половину работы сделала, твоя очередь играть в добрую самаритянку. - Она улыбнулась.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-30 17:05:58)

+2

15

Донна стояла на распутье, теперь ей дали право руководить парадом и принимать дальнейшие решения по поводу спасения своих душ, и особенно души покалеченного байкера, к которому Ливия проявляла излишнюю для нее человечность.
Женщина никогда не была трусихой или подлым человеком, и, стоя сейчас перед выбором, бросить мужчину здесь, уйти одной или помочь ему, ей руководили лишь злопамятство и инстинкт самосохранения. Думаете, почему Донна часто выходила из передряг и скандалов чистой и непорочной? Она делала это вовремя, или изворачивалась, надеясь лишь на себя и рискуя только ради себя. Сейчас же была другая ситуация: от ее решение зависели дальнейшие действия ее подруги и Патрика, и теперь ей точно не удастся увернуться от совместного участия в одном деле.
А тут еще Ливия с проявлением доброты к человеку, связь с которым усиленно пыталась скрыть. Такую Андреоли женщина видела крайне редко, сейчас она была совсем другая, не та светская львица из Сакраменто, которую она знает уже довольно долгое время.
-А что, неплохая идея. Тебе не кажется, что ты для него уже много сделала? – прошипела в ответ на вопросы Ливии актриса.
Тут байкер подошел к Донне и положил ей свою тяжелую руку на плечо. Этот жест был для нее неожиданным, поэтому она поначалу вздрогнула, а затем резко одернула плечо и сделала шаг назад, исподлобья смотря на мужчину.
-Не надо трогать меня, - сдержанно проговорила Костнер, держа все эмоции в себе. Вот чего не любила женщина, так это жестов наподобие похлопывания по плечу и множества бездушных объятий. Донна чувствовала, когда это делают искренне, а когда машинально, иногда настойчиво и чаще всего просто бессмысленно. А прикосновение Патрика заставило вздрогнуть Костнер, как робкую девчонку из старших классов перед крутым парнем из колледжа, только в добавлении к этому была какая-то доля неприязни, скорее всего, на данный момент внушенная, чем реальная.
Они оба, и Патрик, и Ливия, высказали свои предложения насчет того, как им поступить дальше, и теперь смотрела на Донну в ожидании того, что она скажет. За все это время актриса не проявила никакой инициативы и помощи, кроме словесных предположений, от нее ждали хоть что-то.
-Ладно, ладно, хотите знать мое мнение? Я бы бросила тебя, байкер, и поехала бы дальше, с Ливией или без нее, - высказалась Донна и повернулась к подруге. – Ты как? Правильно, никак. «Донна, я не оставлю его здесь», - насмешливо повторила актриса интонацию голоса Андреоли. Она даже не заметила, как впервые произнесла свое имя в присутствии мужчины.
Женщина замолчала и повернулась в сторону спуска, рассматривая его подножие, немного прищурив глаза, а затем снова повернулась.
-Я не дам тебе оставить нас тут и подняться наверх, ни за что, - Донна замахала руками. – Лучше мы все вместе пойдем вниз.
Костнер подошла к Патрику и толкнула его в сторону Ливии.
-Ну, держи его и иди. Я тут, подстрахую, так уж и быть, - пробурчала пораженная, рассерженная и сдавшаяся этим двумя людям Донна.
Женщина упрямилась брать Патрика за руку, и поэтому, поначалу, просто шла рядом с ним, когда они стали спускаться со склона.

Отредактировано Donna Costner (2014-01-31 12:36:49)

+2

16

В итоге его ударили и окрестили сумасшедшим. Хорошо, что подобный исход для Патрика был уже настолько привычным, что обижаться на это было бы просто глупо, получать по морде было делом уже вполне привычным, нелестные слова в свой адрес Пэт слышал и того чаще, стоило только порадоваться за актёрские способности и молниеносную реакции Джил-Ливии. Хотя, конечно, подобное поведение с её стороны всё равно отдавало некоторым скотством - если уж развела его в прошлом, могла бы это хотя бы признать, а не разыгрывать полную невинность и непонимание, впрочем, зато она всерьёз пыталась ему помочь, даже шарф свой пожертвовала, перевязав ему ногу - возможно, в какой-то степени даже из-за чувства вины, если предположить, что в таком "треугольнике", какой образовали сейчас они трое, вообще имело место быть чувство совести. Странная, конечно, у них тенденция намечается - второй раз они встречаются, второй раз Ливия дарит ему одежду и уходит, считая, что сделала всё, что от неё требовалось. К счастью, на этот раз хотя бы не настолько далеко, чтобы дать потерять себя из виду, но даже и сейчас именно это и хотела сделать, судя по тому, как строился разговор в дальнейшем. Он уж не знал, о чём женщины решили пошептаться между собой; может быть, и впрямь хотели бы выбросить его с обрыва, решив все свои проблемы разом, но для этого, как минимум, придётся его поднять сначала. У самого Пэта здесь выбор и вовсе небольшой, с Ливией и Донной или без них, но силы его покинут достаточно быстро.
Донна вдруг вывернулась из-под его руки, из-за чего ирландцу, с его головокружением и хромотой, пришлось приложить ещё одно лишнее усилие, чтобы остаться в вертикальном положении - как ни парадоксально, его прикосновение было более, чем искренним, хотя проявлять никаких эмоций к женщине он вовсе не собирался, желая просто опереться на неё. Потому что спуститься с этого склона одному, при этом оставаясь на ногах, а катясь кубарем, было для него сейчас задачей повышенной сложности. В общем, Патрик сейчас на своей шкуре осознавал, какого оказаться наедине с двумя пираньями, когда из собственного тела идёт кровь...
- Ну извини. - с таким выражением лица, точно так же глядя исподлобья, со злостью прохрипел Патрик в ответ. Ей оставалось только с омерзением отряхнуться, скорчив презрительную физиономию, чтобы сходство с принцессой, до которой дотронулся грязный батрак, стало окончательным; наверное, сейчас она вспоминала совсем другое прикосновение той же самой руки, в другом интерьере, и когда на байкере рядом с ней было гораздо больше грязи - эта мысль Пэта даже сейчас позабавила. Жаль, ни подняться наверх, ни спуститься вниз, ни мотоцикл починить это ничуть не помогало.
Теперь выяснилось, что хищницы ещё и поделить его между собой не могли - самое интересное, что обе были настолько сытыми, что спорили не за то, кому он достанется, а как раз от обратного - каждая пыталась сбагрить мужика своей подруге. Женская дружба в одном из лучших своих проявлений. Патрик уже пожалел о том, что вообще так быстро пришёл в себя. Нужно было дать им сначала между собой разобраться, потом уже очухаться...
- Спасибо, Выскочка, я это мнение запомню...
- ему всё сильнее хотелось заехать зазнайке по уху, и всё глубже Патрик давил это желание в себе, уже понимая, что через боль она учится плохо, да и собственные ошибки тоже впрок не очень хорошо идут. Впрочем, у неё и с обещаниями туго - и ногу ему прострелили его давние враги Ангелы, а не те "несколько парней", которыми она ему грозилась неоднократно. И ещё - отчего-то стало неприятно, когда она передразнила Ливию - которая хоть и вмазала ему по щеке, но пока единственная вела себя, как человек. И уж точно не догадалась бы его толкнуть сейчас, как "добрая самаритянка".
- Б**дь!!! - вырвалось, когда он вынужденно наступил на простреленную ногу, не удержавшись на здоровой, что отозвалось мощной волной боли во всём теле, и, не удержавшись, Пэт плюхнулся на снег, приложившись ещё и затылком, удвоив ощущение и скорчившись от окончательно сковавшей тело боли, застонав. - Сука... - поджав ногу к себе, перевернувшись на бок, Патрик схватился за голову, словно мог бы только ладонями унять гудение в ней - под черепом и так словно механический будильник находился, противно тикая на протяжении всего разговора, теперь же он ещё и зазвенел, завибрировав и заёрзав, раскалывая голову просто на части. Даже холод снега не помогал. Никаких Ангелов Смерти уже не надо с такими "спасателями" - они его быстрее сами заморят. Хорошо хоть, что под гору не покатился
- Помоги, Джил... - он протянул руку Ливии, когда боль отпустила немного - пусть лучше он преодолеет пусть к подножию спуска с той, кто считает его сумасшедшей, чем с той, кто, видимо, и человека в нём не наблюдает. Может, лучше вообще в одиночку?.. - Эта худосочная меня всё равно не дотащит... - поднявшись и опираясь на плечо Андреоли, Патрик пока даже и не думал протянуть руку Донне, да и плевать хотел, как её зовут и что она произнесла своё имя.

+2

17

Лив была из тех людей, которые могут какое-то время поподстраиваться, но это стоит ценить, потому что уже очень скоро Андреоли перестанет это делать и станет делать так, как удобно ей. Именно это сейчас и произошло. В том, что Донна сходит с ума от ревности Лив была более, чем уверена, и дело было даже не в ее нежелании помогать с раненным а в том, что она решила здорового мужика взвалить на подругу, а-ля, тащи – сдохни. Лив только снисходительно улыбнулась уголком губ, когда Донна решила передразнить ее и лишний раз понимая, что такая дружба ей на фиг не сдалась, она тут Золушкой на злобную сестрицу Марианну впахивать не намеревалась. Пэт рухнул в снег от толчка актрисы и непечатно выругавшись протянул к Ливии руку. Донна, еще добавила: "Ну, держи его и иди", право слово, оставалось только сказать:"Игого, мой генерал".
Лив не шевельнулась, глядя на попутчицу с ироничной улыбкой.
- Ты, я думаю, меня с кем-то перепутала? С грузчиками, полагаю, - Лив говорила более, чем любезно, но в интонации сквозили нотки сарказма. – Я не собираюсь тащить на себе здорового мужика. - Она испытующе смотрела на Донну все с той же улыбкой, предполагая почему та так ведет себя. – Как ты выразилась, мне все равно, что у вас там было или есть, но это не значит, что тебе стоит так говорить со мной и швырять на меня джентльменов. - Андреоли мило улыбалась, вроде как это была такая очаровательная шутка. - Итак, я пойду позвоню в службу спасения. Никого тащить на себе я не собираюсь, тем более одна.
Она склонилась к Патрику и забрала его мобильный, в конце концов, это уже был перебор. Мужика, конечно, жалко, ведь он вызывал в ней самые низменные инстинкты, во всяком случае в прошлый раз, но она и так для него сделала все что могла, а быть батрачкой у Донны в ее планы не входило. В каждом из нас есть что-то хорошее, но лимит, который был в Лив исчерпался.
- Прости, дружище, мне жаль. Сегодня тебе не повезло со спасателями.
Андреоли забрала мобильный, она пошла вверх по склону, глядя на линии сети мобильного телефона. Актриса пусть сама разбирается со своим приятелем, раз уж он так насолил ей или так обидел.
Долгое время сети не было, но вот, наконец, она появилась. Андреоли набрала девять один один и объяснила спасателям, где они. Назад торопиться она не планировала, поэтому осталась стоять наверху. Спасатели приехали довольно быстро. Лив отдала им мобильник пострадавшего и указала вниз, где оставила своих попутчиков, затем поднялась в дом, собрала свои вещи и уехала обратно в Сакраменто. Пожалуй, есть у нее одна подруга, пусть так и остается. С Донной она отношений прекращать не собиралась, но перевела ее на уровень дальних знакомых, причем актрисе она об этом сообщать тоже не собиралась. Потому перед  отъездом оставила записку: "Прости, срочно позвонили из гостиницы, не смогла дождаться".
Приехав в бордель, хозяйка поднялась к себе в кабинет, налила в бокал красного сухого вина и принялась изучать счета, что скопились за время ее отсутствия.

Ремарка

Други, далее без меня))

Отредактировано Livia Andreoli (2014-01-31 23:11:08)

+2

18

Когда Донна толкнула Патрика в сторону Ливии, та и не подумала шевельнуться. Теперь она видела в ее глазах ту настоящую Андреоли, с которой она была знакома в Сакраменто, и которую, как думала актриса, она там и оставила. Но нет, сейчас в ее взгляде мелькнул тот знакомый огонек, который всегда горел в глазах этой женщины, и лицо сразу преобразилось, стало сдержанно деловым, и даже в улыбке было что-то такое, то не дало больше Костнер сомневаться – Ливия сняла свою маску великодушия и стала самой собой. Она действительно хотела помочь Патрику, но отношение Донны добило ее окончательно, и актриса начала сомневаться, правильно ли она поступала. Она настолько думала о том, как навредить байкеру, что забыла о своей подруге, которая ни в чем не была виновата.
Донна уже видела раньше такой взгляд, только это был взгляд другого человека, более родного – ее сестры. Джулс всегда так смотрела на нее, когда та вытворяла невесть пойми что, и это была не просто злоба и обида, а точка в ее терпении к человеку, который ставит себя превыше всех и всего.
Ливия отобрала из рук Патрика его телефон, говоря Донне, что больше не собирается участвовать в спасительной операции, только вызовет тех, для кого это является работой.
Когда женщина начала подниматься в гору, актрисе разозлилась, но, в то же время, ей стало до боли обидно, что ее здесь бросают, посреди снежного склона с человеком, с которым не желает иметь никакого дела.
-Ладно, подожди. Ливия! Ливия, мать твою, постой! – но подруга не откликалась на крики Донны, поднимаясь выше и выше, а она так и осталась стоять рядом с раненым Патриком и смотреть Андреоли вслед.
Она не вернется, поможет, но не вернется. Костнер опять отвергла человека, который, более менее, был для нее родным, и чувствовала одновременно обиду, злость, прежде всего на себя, и чувство опустошенности. Она повернулась к мужчине, и, молча подойдя к нему, помогла встать. Она резко дернула его за руку, приложив к движению немало усилий, ведь байкер весил намного больше нее.
-Из-за тебя у меня все катится к черту, вот что я тебе сделала? – прошипела на мужчину Донна, но в ее голосе не было злости или желчи, в нем вообще ничего не было.
Актриса плюхнулась в снег и обхватила свою шею руками. Она так и думала, что этот уикенд не закончится чем-то хорошим, как всегда найдется что-то, что все испортит и превратит отдых в мерзкую головную боль.
Пока мужчина и женщина ждали спасателей, просто около тридцати минут, и за это время Донна успела замерзнуть, несмотря на то, что была одета в теплый лыжный костюм, а на улице не было такого уж лютого холода. Несколько парней появились перед ними, когда у актрисы уже раскраснелся нос и онемели руки. Парень лет двадцати пяти помог ей подняться с земли, доктор осмотрел Патрика, и они помогли им сначала спуститься вниз, а затем, на подъемнике, подняться наверх, к домикам.
Донна выскочила с подъемника, как только они достигли вершины, и понеслась к своему дому, одному из тех, что стояли повыше остальных. Женщина распахнула дверь, сняла с себя куртку и перевела дух. Домик пустовал, и Костнер поняла, что не найдет в нем Ливию. Вещи, которые до их спуска с горы валялись на диване, отсутствовали, а в ее комнате пустовал шкаф, не стоял в углу чемодан, в ванной комнате не было ее личных вещей. Она, скорее всего, уехала сразу, как вызвала спасателей, но успела оставить записку, адресованную Донне.
-Не смогла дождаться она, конечно! Стерва, - актриса смяла бумагу и кинула ее в дальний угол. Развернувшись, Костнер увидела Патрика, стоящего в дверях. Вид у него был, мягко говоря, жалкий и помятый.
-Что-то еще? Что ты хочешь, денег, бесплатную выпивку, ну что? – устало огрызнулась Донна, плюхнувшись на диван.

тык

Лив, че сбежала? хД)

+2

19

Патрик даже о собственной боли забыл, вдруг поняв, что за сцена перед разыгрывается, и заткнувшись, с интересном наблюдая за происходящим - даже не зная, за кого в этой ситуации ему стоить "болеть", зрелище было даже увлекательнее, чем спортивное состязание. И хотя в конечном итоге ему помогать идти так никто не захотел, зрелище, как Форточница отбривает Выскочку стоило бы того, чтобы поваляться на холодном снегу. Он ухмылялся. Приятно видеть, что Донна доводила своим поведением не только его, а значит, он не одинок. И на протяжении дальнейшего разговора, или вернее, монолога, Пэт просто вольготно устроился, положив руку, которую только что протягивал с просьбой помочь подняться, под голову, попеременно глядя то на разъярённую Лив, то на ошеломлённую Донну, и лыбился, как маленький ребёнок, для которого разыгрывают кукольное представление в миниатюре перед колыбелькой. Да ну на хрен, даже не вставать уже не хотелось, потому что было ясно, что в таком состоянии девушки его попросту обратно уложат, если и вовсе не скинут с горы, чтобы он не мешал им выяснять отношения.
- А что, драки не будет? - незамедлительно отреагировал он на решение Ливии всё-таки подняться наверх с его мобильником. Вот если бы они сцепились между собой - время можно было бы считать проведённым идеально... что ж, видимо, нельзя получить всё сразу. Патрик протянул девушке свой мобильник, когда та склонилась над ним. - Да уж, не повезло так не повезло. - а что оставалось делать, кроме как соглашаться? Неудачное стечение обстоятельств, что ему попались именно они, а им попался именно он, да и вообще, Пэт вполне мог бы поехать другой дорогой. Рассорить подруг он как-то не намеревался, хотя тут-то они, похоже, и без его участия неплохо справились - глупо же винить яблоко, из-за которого кто-то там в Греции передрался, так? Несчастный фрукт тоже не виноват, что его хотели все сразу...
- Ты? Чуть не сделала то же самое, что и мои преследователи - чуть не покалечила меня и чуть не разбила мне мотоцикл, хотя за это мы уже в расчёте, вроде бы... - Патрик поднялся, опираясь на её руку, хотя и не был ещё до конца уверен, что сейчас не отправится обратно. Эти две змеи друг друга стоили, конечно, но и ему было интересно жалить, когда это удавалось. - И вот я теперь стою, как дурак, с разбитым байком, с разбитой башкой, с простреленной ногой, и только и думаю о том, как бы тебе всю жизнь разрушить. - его сакразм, напротив, зашкалил за все допустимые нормы. Ну вот зачем им самим-то надо было устраивать себе проблемы, лицемеря и качая свои права? Ещё один случай из разряда поучительных историй о том, что всегда стоит говорить правду, даже если она себе самому колет глаза. Здесь же, кажется, он один остался собой, хотя и получил предварительно больше всех.
Увидев, что Донна уселась в снег, Пэт попросту махнул рукой, отходя в сторону. К вопросу о том, как ему комфортно дождаться спасателей, он сам подошёл с большей ответственностью, усевшись на перевернутый мотоцикл - и потому в отличие от Костнер не особенно замёрз, когда спасатели прибыли. Честно говоря, он не горел желанием общаться с ребятам из экстренной службы по двум простым причинам - в нём была дырка от пули, что, как всем известно, означает, что придётся пообщаться с полицейским, но даже это ещё не беда, если бы при нём не было бы огнестрельного оружия - под полой куртки был пистолет, который и Донна, и Ливия, уже успели увидеть, а в кофре байка покоился грубый обрез двустволки. А разрешения на имение, ношение и хранение у Патрика, неоднократно судимого, не было и быть не могло. Шутки шутками - но ситуация могла бы обернуться ему не только хромотой на всю оставшуюся жизнь, если рана окажется серьёзной, но и тюремным сроком. Если доживёт, и скорую попросту не расстреляют на выезде с лыжной станции. Донна жалела себя, а он сейчас сидел и завидовал её проблемам. 
Всё оказалось немного проще, чем он думал - сославшись на отсутствие медицинской страховки, что было натуральным вымыслом, Пэту удалось, фактически, подкупить фельдшера - и хотя это стоило ему почти всех денег, что у него ещё оставались, он получил перевязку и право лечиться самому; успев лишь заметить, куда рванула одна из его "спасительниц", едва двери подъёмника успели открыться, Патрик направился туда, как только его отпустили и вернули телефон.
- Сказать "спасибо" зашёл, хотя у меня теперь и с деньгами туго, и выпить было бы неплохо.
- и каким образом он собирается ремонтировать байк - тоже непонятно. Зарабатывать на новые детали для него, подволакивая ногу за собой, Патрик вряд ли сможет. - Но так Ваше Высочество со мной сегодня общаться явно желанием не горит, могу поблагодарить хотя бы её фрейлину, которая перевязала меня, вызвала спасателей и вообще всю работу сделала сама. Только где она? Смоталась в своих лучших традициях? - Пэт оглядел помещение, придя к выводу, что вещей в бунгало только на одного человека. Девушка, блин, из неоткуда. Второй раз судьба сводит его с этой Ливией, или Джил, или как её там, и второй раз она сваливает куда-то при первом же удобном случае...

+1

20

За последние несколько часов Донна устала настолько, будто провела две бессонные ночи на ногах и после еще две ночи в театре на репетиции. Она была подавлена, устала, замерзла, и все никак не могла отвязаться от Патрика, который бесцеремонно влез в ее жизнь. С одной стороны, она понимала, что это не его вина, а вина судьбы, но с другой женщина, как всегда, валила вину на кого угодно, но только не на себя. Ливия ее бросила, оставила на холоде, байкер хоть и держался в стороне, но своим присутствием только досаждал актрисе. Когда мужчина сказал, что зашел поблагодарить Андреоли, Донна фыркнула и повела руками в разные стороны.
-Ну, ее здесь нет. Смоталась, да. Бросила меня, собрала вещи и сбежала, - Костнер подняла ноги на диван и поджала их под себя. – Она же знает меня, я, бывало, и хуже разговаривала с ней, почему она так поступает? Ладно, если бы она оставила меня в городе, но здесь, в снегу. Сучка, - высказала вердикт женщина и горько усмехнулась.
Да, были времена, когда Донна была настолько несносна, что можно было подумать: «Она вообще в своем уме?». Но Ливия, если и обижалась, злилась, то была рядом, а сегодня, видимо, ее терпению пришел конец.
Однажды актриса завалилась к подруге пьяная, в дорогом, заляпанном алкоголем платье, и умоляла помочь ей отмыться, выспаться, и вернуться домой к мужу чистой и свежей. Ливия помогла, вымыла ее, уложила в кровать, а в результате получила упреки, крики и похмельные последствия. Женщина, кстати, так и не извинилась за тот случай, и сделала вид, что ничего не было. И Ливия поступила так же. В этот раз все закончилось не так хорошо.
-Не стой в дверях. Либо заходи, либо иди, куда надо, - кинула в сторону Пэта Донна. – Хотя постой.
Костнер встала с дивана и подошла к мини-бару. Перед ней показался дорогой алкоголь, способный согреть в любую непогоду на снежных склонах.
-Виски, скотч, коньяк, водка? – перечислила женщина все, что увидела на полках и повернулась к мужчине.
-Я слишком устала и хочу кое-что прояснить. Тебе нужны деньги, тебе нужно убраться отсюда, как можно скорее, и я готова помочь, - тут Донна усмехнулась. Помочь! Человеку, которому еще недавно желала смерти и глумилась над его раной и положением.
-Слышишь, да? Я готова помочь тебе, человеку, которого презирала все это время, человека, имя которого даже не знаю! – театрально воскликнула Костнер и снова плюхнулась на диван.
Все та же капризная девчонка лет восемнадцати, все те же повадки и манеры актрисы, которая живет театром, которая пропиталась лоском и богатством. Она как всегда думала, что все ее проблемы разрешат деньги, и была готова дать их Патрику.
-Можешь просто взять деньги и уйти. Я не знаю, как тебя зовут, как бы это ни было странно, и я все еще зла на тебя. Это, наверно, наша последняя встреча, так что тебе, решать, как поступить.
И Донна в ожидании посмотрела на байкера. Хотя что-то ей подсказывало, что судьба их еще столкнет…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Неожиданная остановка