В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » only hope


only hope

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s9.uploads.ru/kIrYl.png

http://s8.uploads.ru/LmD6J.png


Участники: Caesar Avery as Arthur, feat Wanda Hafermann has Anna
Место: Нью - Йорк
Время: 2013, зима
Время суток: утро - день - вечер - ночь
Погодные условия: идет снег
О флештайме: когда все в жизни катится в тартарары... главное просто поверить.

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-26 16:53:14)

+1

2

Очевидно, всякая малоприятная ерунда ждала целый год - терпеливо и усердно; просто чтобы в один прекрасный день свалиться на меня. Впрочем, в любой другой раз я наверняка не обратил бы внимания на всякие бытовые мелочи, которые так необъяснимо раздражали сейчас; но когда она ушла и захлопнувшаяся дверь прозвучала финальным трагичным аккордом в сюите наших отношений, мир перевернулся. Он стал издавать противные срежещущие звуки, он приобрел окрас, сочетающий в себе несочетающиеся цвета. Он просто стал глубоко мне неприятен во всей своей красе. Просто потому, что она ушла. И с ней ушло желание двигаться, желание поднимать свое тело с постели, желание питать себя, заботиться о себе и хоть что-то делать, чтобы жизнь продолжалась. Но как, КАК она может продолжаться? Она была моей жизнью, и она ушла.
  Мне всегда было смешно до коликов смотреть на сопли-шмопли, разводимые некоторыми особенно чувствительными приятелями после потери их очередной подружки - просто потому, что в моей жизни все давно и наверняка было определено. У меня всегда была она и это казалось таким незыблемым... Это была единственная константа, в которую я по-настоящему верил.
   Нужно было прекратить себя жалеть, прекратить прокручивать в голове воспоминания, прекратить думать о том, что совсем скоро я планировал сделать ей предложение (как раз на вечере знакомства с моими родителями). Нужно было просто встать с чертовой смятой постели, которая еще хранила её запах, нужно было просто перестать остервенело мять в руках какую-то незнакомую пачку сигарет (я не курю. Или не курил до сегодняшнего дня?) и что-то сделать. Для себя. Наверное, я слишком много делал для нее, что уже разучился жить для себя.
  "Будь мужчиной и прими это, как мужчина" - мысленно командую какой-то пародии на самого себя, которая беспристрастно взирает из отражения зеркала. Отлично. Отвратительно. Я выгляжу отвратительно, у меня на голове пьяный слепой аист-шизофреник свил гнездо, во рту гадили самые термоядерные кошки, а в мешках под глазами в пору хранить все содержимое Швейцарского банка. Жалкое зрелище.  Если бы я смотрелся не в зеркало, а в водную гладь, то я бы одним движением руки изувечил бы это ужасное изображение, а здесь мне остается лишь бесцельно мацать зеркало и думать, с чего я могу начать.
  Когда-то родители меня учили ходить, говорить, самостоятельно есть и одеваться. Кто бы меня сейчас научил дышать так, чтобы каждый вдох не отдавался тяжелой ноющей болью в грудине? Кто бы меня сейчас научил делать обычные каждодневные дела и быть самим собой.
  Ну вот, кажется, после полуторачасовых мучений на меня из отражения смотрит нечто похожее на хомо-сапиенса.  Смотрит потухшими угольками глаз и даже пытается изобразить некое подобие корявой вымученной улыбки.
- Взять себя в руки, Артур! - уже вслух командую, зажимая между зубов многострадальную измятую сигарету. Буду курить. Ну а что? Говорят, это успокаивает. Говорят, от этого рано умирают. Было бы недурно, кстати.
  Таким образом моя комната уже через час превращается в задымленный притон и снова возникает необходимость что-то делать, кроме бесцельного брожения туда-сюда. Курение, кстати, и правда немного отвлекло - не успокоило, нет. Но отвлекло на битый час так точно - пока я откашливался (опасаясь, как бы ненароком не выкашлять легкие), пока прислушивался к ощущениям, пока пробовал закурить вторую сигарету и наконец научиться вовремя струшивать пепел, тикало время. Оно бежало сквозь пальцы - а это мне и было нужно. Чтобы оно двигалось вперед. Час за часом. День за днем. Я знаю, время лечит. И чем больше этого лекарства, тем эффективнее лечение.
  Пережить. Перестрадать. Перекурить. Перелюбить.
  Когда дышать становится реально невыносимо, на негнущихся ногах шлепаю к окну, открываю его и, жадно глотая морозный воздух, не подпорченный никотиновым монстром, высовываюсь практически по пояс. Видимо, злую шутку здесь со мной сыграло длительное бездействие - я сидел в кресле по меньшей мере недвижимо минут сорок, так что когда встал, ноги недовольно возвестили о том, что теперь будут ныть и сопротивляться попыткам двигаться; и сейчас это бездействие опять мне аукнулось - в пояснице кольнуло, а я, ойкнув от неожиданности, потерял равновесие. И увы, не в сторону квартиры.
  Если бы у меня было время о чем-то подумать и как-то оценить происходящее, я бы не пожалел ни о чем, даже если в этом проявилась бы моя слабость. По крайней мере, сдохнуть - не худший вариант. Нет, я не настолько идиот, чтобы намеренно лишить себя жизни таким дурацким способом (да и вообще лишить себя жизни), но в данный конкретный момент это означало бы конец тяжелым мыслям, конец боли в дырявом сердце, да и вообщем-то - конец в целом.
   Время не замедлило свой ход, как это изображают в трагических фрагментах кино, у меня перед глазами не пронеслась вся моя жизнь. Я просто безвольным мешком шлёпнулся на землю. Теплую, приветливо-мягкую.

  Я умер?  Тогда почему я явственно чувствую ушиб правого колена?
  Я не умер? Тогда почему подо мною вместо холодной заснеженной тверди что-то теплое и мягкое?

+1

3

Я материализовалась в городе, названия которого я не знаю. Здесь красиво. Я гуляю уже давно, идет снег. Тело, что доверили мне, немного капризничает, не понимая, что служит великой миссии. Много снега. Влюбленные парочки кутаются в свои куртки, греют друг друга объятиями, и зачем – то друг – друга едят. Хм, давно я не спускалась на землю, предстоит сложный процесс адаптации, чтобы явиться к подопечному. Я благополучно довела своего предыдущего охраняемого до его благородной кончины в возрасте 102-х лет, и теперь мне передали молодого парня. Снабдили даже его образом, чтобы проще было обнаружить. Его ангела отозвали наверх: плохо справлялся с вмененными обязанностями. Решили что ангел принадлежности к женскому роду будет более старательным. И вот, подвернулась я. Дали стандартные общие инструкции людского поведения, набор для финансового благополучия на земле, и отправили вниз, дав пинка в сторону красивого тела в качестве земной «одёжки». Это моя первая личная вылазка, да еще и с такой целью.
Конечно, все ангелы бесполые, но мы разделяемся по характеру. Обычно мальчикам дают девочек, а девочкам – мальчиков. Здесь, похоже, кто – то изначально ошибся в Канцелярии, и парню дали парня. Вот и пошла жизнь наперекосяк у несчастного. Едва ли не с рождения. Я бреду по улицам, и с улыбкой встречаю каждого прохожего, вслушиваясь в диалект. Кажется, я должна разговаривать по – английски. Без британского акцента, местные это не любят… Грею руки, ко мне подходит какая – то женщина. Уже бабушка, четверо внуков, сын погиб в автокатастрофе, живет с невесткой. Очень ее любит, но корит за то, что та пропадает на работе.
- Девушка, почему на вас нет куртки, или пальто? Ведь вы простудитесь!
Провожу рукой перед ее лицом, она застывает, словно статуя, на пару секунд. Шепчу на ухо – выигрыш в лотерее, либо другие случайно свалившиеся на нее финансы в достаточном размере, чтобы ее невестка могла спокойно растить своих детей. И сорок процентов здоровья обеим. Шепчу, чтобы она не растратила этот дар зря. А затем стираю себя из ее памяти. Конечно, я Светлый Ангел, но лишний раз отсвечивать на других людей мне не стоит.
Я бреду по городу, название которого мне нет необходимости знать. Здесь стоит самая настоящая зимняя сказка, жители готовятся к рождеству, украшая свои дома яркими гирляндами, венками, омелой, готовят подарки. Как бы я хотела войти в каждый дом и поделиться благодатью с семьями, но послана я не для этого. Этим пусть занимается Клаус. Кстати, своими ушами слышала, что его повысили в ранге, позволив занять тело не деда – любителя красных шуб, а вполне милого и фигуристого юноши: теперь – то уж точно не будет инцидентов с периодическими застреваниями в каминной трубе, а если его вдруг увидят дети, то он тут же сможет прикрыться «паранджой» и показаться им тем самым старичком с пузякой и в красном одеянии. Завидую ему, мне приходится носить тело неизвестной мне девушки, которую я рискую вот – вот простудить. Это не дело, нужно одеться по погоде.
Открываю дверь в недавно закрывшийся магазин. Время позднее, может сработать сигнализация. Нахожу главный узел, отключаю. Камеры меня не засекут до тех пор, пока я не уйду. Примеряю пальто, оставляю у кассы золотую монету. Если считать в нынешнем денежном эквиваленте, чтобы оплатить эту покупку хватило бы и третьей части от нее. Ухожу из магазина, набрасывая на себя капюшон.
Через два часа я спускаюсь в метро. Здесь так много людей. Все спешат по своим делам, кто – то наступает на ноги, толкается, а кто – то шествует весьма осторожно. Я касаюсь умов нескольких парней – теперь они расчищают мне дорогу, сами этого не зная. Пальто длинное, мешает нормально передвигаться. И эти… каблуки на сапогах совершенно не к месту! Решено, нужно зайти еще и в обувной. И обменять золото на местные деньги. Не дело казенное имущество разбазаривать попусту!
Подхожу к обменному пункту, кладу на весы золотую монету. Девятнадцать грамм. Пятьсот пятьдесят четыре доллара и пятьдесят восемь центов по курсу. Выхожу из подземки, отпускаю парней с благодарностью в виде проекции удачного дня с приятными многообещающими встречами, двигаюсь к ближайшей вывеске с рисунком сапога. Услужливая девушка – консультант подбирает мне симпатичные ботинки на твердой подошве, отделанные мехом. Красота! Расплачиваюсь и покидаю магазин, организовывая мужу девушки спокойный перелет домой из командировки. Подхожу к справочнику MSN, логинюсь от Канцелярии и ввожу в поиске «Артур, 26 лет, бросила девушка, остался без хранителя». Ага. По карте проложен маршрут – мне топать еще пару кварталов. Я запомнила направление, и вышла из профиля. Да, мы ангелы весьма продвинутые в плане людской системы поисковиков, хоть и не знаем многих мелочей. Я, например, тысячу двести двадцать три года на службе у света – с самого рождения, и искренне не представляю, что меня здесь ждет. Одно радует: я должна до рождества разгрести все проблемы вверенного мне объекта, обеспечить поддержку и уберечь от зла (вы не поверите, но темные ангелы тоже существуют, и тоже пытаются «крышевать» людей, такие, знаете ли, бойни бывают, что мама не горюй… Сама недавно Серафимово тело лечила, до сих пор хромает пацан, а ведь оболочке всего лишь 17 лет!) По пути мне попадается молодая женщина, лишившаяся всего по причине развода с мужем. От кольца, которое она до сих пор носит, потянулась явственная струйка энергии темного ангела. Надо будет сигнальнуть наверх, чтобы проверили, негоже чтобы мужья лишали женщин всего, что только у них было. Ее бывшего явно опекает темный. Изловить и отправить в темницу, вниз, черти будут рады прибытию собрата, который уже тридцать четыре года держится на земле. Паскуда!
Молча подхожу и отдаю ей свое пальто. Мне оно не так нужно, а ей пригодится. Я не имею права растрачивать благодать дальше, у меня строго лимитированный объем, и осталось только на парня и его расходы доброты. Так что пальто – единственное, чем я могу сейчас ей помочь. Моя оболочка остается в джемпере и джинсах, но я не могу чувствовать холода. Тем более, уже скоро приду. Снег похрустывает под подошвами ботинок. Мне улыбаются молодые люди, некоторые, правда, крутят у виска, скорее всего из-за отсутствия верхней одежды на мне. Но это ничего. «паранджа» спасает от недовольных выхлопов в мою сторону – если судить по моему макияжу, я вполне могу сойти за модель, сбежавшую с каких – нибудь скучных съемок в этот живой и чуточку морозный мир. В голове раздается голос Михаила, он мониторит состояние моего подопечного, пока я добираюсь до него.
- Анна, ты совсем с ума сошла, так долго шариться! А ну давай быстрей, там твой малой скоро из окна вылетит как птица!
- Что, прямо-таки как птица? – посмеиваюсь я, понимая, что разговор с самой собой посреди оживленной улицы – не самая лучшая затея со времен изобретения мобильного телефона. И никому ведь не объяснишь, что встроенный радар и микрофон с наушником находится в моей голове? Шарю по карманам джинсов, обнаруживаю там раскладушку «моторола», прикладываю телефон к уху. Занятие, по сути, бесполезное, но куда деваться, если я среди людей? Миха торопит меня, и приходится набрасывать неведение на них, чтобы переместиться по нужным координатам. Я вмиг оказываюсь в конце двора. Взглядом улавливаю открытое окно, курящего молодого человека. Стою, выжидая судьбоносного для него падения. Все это бред, что говорят священники в церквях, дескать, что сам Бог не в курсе, что будет завтра у человека. Мы все, вся небесная Канцелярия, начиная от простого секретаря – летописца, до Верховных Рыцарей, прекрасно в курсе того, сломаете ли вы завтра ногу, или лишитесь девственности. А вот этому сегодня предстоит упасть из окна. Только помереть ему я не дам. Надеюсь, моя оболочка выдержит его массу.
Я балуюсь сверхскоростью и оказываюсь под окном. Он не успел меня засечь: ведь уже в полете. Красиво падает, надо сказать! Даже живописно. Подставляю руки, и… тело парня нещадно впечатывает меня в сугроб. Хорошо что он на ноги падал, а не вверх тормашками. Черепно – мозговую травму даже я долго бы лечила…
Не знаю как, но я умудряюсь вытянуть шею и выплюнуть снежок, набившийся в рот моей оболочке. Прохладственно, знаете ли! Просто идти по улице без пальто – еще ничего, а вот лежать в снегу ох как неприятно… пытаюсь выбраться из-под парня, так и не сообразившего, что же все – таки сейчас произошло. Да не смотри ты на меня так, етишкины ягодки!
- С тобой… С вами все хорошо? – требовательно выдавливаю я. Нет, я не получила ни одной травмы, пока ношу это тело, оно будет в полном комфорте, за исключением воздействия погодных условий. Моя главная задача – уберечь от травм, как физических, так и моральных. Скребу пятками по снегу нет, не получится вылезти без телекинеза, пока он сам не встанет. Сканирую тело: ушиб на ноге, больше ничего серьезного, разве что пара синяков, и, если не ошибаюсь, разбитое сердце. А также злоупотребление сном и курением. В принципе, все решабельно.
Всю идиллию нарушает дворник. Афроамериканец, убирающий дворы ради получения гринкарты. А я – то была уверена, что рабство отменили… Дворник резво выхватывает мобильный из кармана формы и вызывает скорую, не разобравшись кто куда свалился. На ломаном английском пытается объяснить, чтобы бригаду костоправов немедленно доставили сюда, так как произошла попытка суицида.
Я с трудом выдергиваю руку, чтобы заткнуть его, но ничего не выходит. Благодать теперь расходуется только на Артура.
- Если вы можете встать, то сделайте это. Ради вашего же блага.
Ох, как много мне сейчас придется объяснять врачам! Говорили тебе, Аня, не надо так тратить благодать на каждого встречного – поперечного, тебе отмерили для урегулирования сложных ситуаций на земле столько, сколько необходимо именно для тебя и твоего объекта. Эх, доброта моя… Ну не могла я им всем не помочь, не по-ангельски это, не по-божьи!

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-26 19:59:12)

+1

4

Я не умер. Очередная плохая новость за сегодня. Правда, некая  маааалюсенькая, но на удивление трезвомыслящая часть меня все же не согласна с этим мнением и настаивает, что новость, как раз-таки, зашибись, и что я оценю всю прелесть положения когда-нибудь очень потом, когда ко мне вернется радость жизни, когда все станет иначе и я буду вспоминать свои смешные и нелепые муки с иронией.
  Не то, чтобы я очень жив, но таки не умер, да.
- Да, все в порядке, - я не сразу понимаю, на чей вопрос сейчас отвечаю - просто слышу голос, понимаю, что адресован вопрос мне, и машинально издаю звуки в ответ, и лишь потом приподнимаюсь, упираясь одной рукой в снег, пытаясь понять, какого черта меня угораздило свалиться прямо на девушку. Подо мной девушка - как, черт возьми, романтично! (вы слышите? Слышите этот ядовитый сарказм, который струится даже в мыслях?)
  Я не тороплюсь вставать - просто потому что...просто потому что туплю. Пытаюсь оценить обстановку, прислушаться к собственному телу, обнаружить какой-нибудь мерзкий паралич конечностей, но нет - тело мое охотно откликается на сигналы мозга, пальцы шевелятся, голова на шее крутится... Встречный вопрос хотелось бы задать пострадавшей от нелепости стороне - той самой девушке, которая, находясь подо мною в самом проигрышном положении, не костерит меня почем зря, не пытается отпихнуть, обозвав ненормальным извращенцем  (как-будто бывают нормальные!). Но пока я пытаюсь сформулировать свой интерес наиболее вежливо и точно, что-то начинает происходить вокруг - дворник вызывает скорую, а девушка командует мне встать. Собственно, этот и есть ответ - уж если она в состоянии говорить, при этом не переходя на предсмертные хрипы, если при этом способна соображать и даже расценивать сложившиеся обстоятельства шустрее меня, значит цела-невредима, хотя это и кажется просто таки чудом!
   Торопливо отползаю назад, поспешно соображая: дворник вызвал скорую. За-ши-бись. При том, что все целы, а ушиб моей ноги в особом внимании не нуждается, ситуация складывается не самая перспективная для меня. Что скажет врачам со скорой дворник? Что парень двадцати шести лет выпал из окна? Да, совершенно точно - выпал. При этом он абсолютно трезв и также абсолютно разбит внутренне. Вывод каков? Очередной трагически влюбленный суицидник. А куда таких отправляют? На лечение в психушку. Ой нет, загреметь при полном душевном здравии туда мне категорически не мечталось, потому что превратиться из нормального в психа с осоловелыми глазами и минимальным пониманием реальности - как пить дать! Так что моя незнакомая спасительница права более чем - мне нужно не просто отползти на карачках в сторону, давая ей возможность наконец нормально дышать, но и смыться быстрее, чем за мной приедут. В идеальном варианте было бы неплохо попросту расплатиться с уборщиком за молчание, отменить вызов и вернуться в свою прокуренную пустую квартиру, но в варианте реальном у меня сейчас не было с собой денег, а пока бы я за ними бегал - просьба "забыть все, что вы здесь видели" утратила бы свою актуальность. Просто подскочить на ноги и сбежать? Отличная идея, если бы не девушка, оказавшаяся подо мной - ну не мудаком ли я буду полнейшим, если оставлю все, как есть, не убедившись, что с ней все в порядке, не отблагодарив и не извинившись, в конце-концов?
   С удивлением замечаю, что девушка не одета. Нет, она, конечно же, не абсолютно голая, но при нынешней погоде это в принципе равнозначно. Я ощущаю холод более чем, и пощипывание абсолютно всех, даже прикрытых тонким слоем одежды, частей тела явный показатель моего скорого замерзания. А одета незнакомка ненамного теплее, чем я, если не наоборот!
  Недолго думая, я хватаю ее за руку, осторожно, но требовательно тяну на себя и тихо бормочу, чтобы добросовестно выполняющий свой гражданский долг дворник не услышал:
  - Мисс, нам надо сделать ноги прямо сейчас, иначе меня упекут в дурку! - нет времени объяснять, каким боком к этому всему она, а очевидностью здесь и не пахнет, так что мне остается лишь надеяться на то, что она просто послушается моих слов и пойдет следом. А если нет... Что ж, придется примерить на себя роль трусливого говнюка и таки смыться побыстрее - притом, так, чтобы как можно меньше людей видело, в какую сторону я убежал.
  В те жалкие секунды, которые мне нужны, чтобы резво вскочить на ноги, проигнорировав боль в колене и холод, частично обездвиживающий (по крайней мере, мышцы лица - так точно; ощущение, что улыбка у меня - как у человека, которому вкололи конскую дозу ледокаина; БЫЛА БЫ улыбка, если бы я улыбался, разумеется), я успеваю бегло осмотреть свою пострадавшую чудную спасительницу. Миниатюрная синеглазая блондинка - очень эффектно смотрится на снегу, кстати говоря; настоящая красавица - яркая, живописная, но при этом удивительно естественная в этой красоте. Я бы улыбался ей, как смущенный дурак. Лет пять назад. А сейчас я просто машинально отмечаю её привлекательность, продолжая настойчиво тянуть на себя, побуждая к скорейшему совместному побегу.

+1

5

О, я слышу как хор поет аллилуйя – с меня наконец встали. Знаю, пошло прозвучало, если брать во внимание мысли некоторых прохожих. Но прохожих я быстро прикрыла неведением, а вот с чернокожим дворником придется разбираться чуть подольше, равно как и с бригадой скорой помощи. Мих, как там у нас с вероятностью? Погано, совсем уж так?
Не успеваю я воздеть руки к небу и попросить помощи сверху в разруливании ситуации, как в ухе раздается громогласное: «коза, чего телекинезом не поймала и на снег не положила?» Ага блин, а потом честной люд узрел бы чудо, конечно. Сами бы думали почаще головой, чем задницей, и просчитывали почаще вероятностные поля!
Так, первичная стадия симпатии пройдена – он хотя бы не напугался. Ни меня, ни того факта что припечатал меня в сугроб. Уже неплохо. Бегу за ним, вариантов у меня ведь мало. По пути успеваю сделать пасс рукой, и заткнуть все – таки дворника. На скорую помощь моя сила точно не рассчитана, но раз подопечный чует угрозу в нем и его болтливости – изменила память и сорвала звонок в скорую. Потом попрошу Михаила изменить вероятность вызванной бригады, проблема рассосется сама собой.
- Останови… тесь. Я должна осмотреть ваше колено, - опускаю взгляд на ногу парня, на коленке брюк там образовалось внушительное бордовое пятно – видимо, кожа содрана. Люди на нас даже не смотрят – неведение подпитывает Серафим. Вон он, притворяется электриком, украшает город к Рождеству. Махнула ему рукой, мол, благодарю, но дальше я сама. Артур так и бежал, вцепившись в мои пальцы. Эх, не хочу травмировать психику мальчишки, но куда ж деться… Эффектно останавливаюсь, словно вкопанная. Ангельская сверхсила – это вам не хухры-мухры. Худосочная с виду девушка, может выдержать натяжение около ста тонн, если я использую ее тело. Причем, без травм, что весьма и весьма приятно.
- Я сказала, дальше мы не пойдем. Садись на скамью, я посмотрю что у тебя там, - волевым голосом приказываю подопечному повиноваться, - со скорой вопрос уже решили, пора позаботиться о тебе. Так, зрачки не расширены, пульс из-за бега чуть учащен, переломов, на первый взгляд, нет, - бесцеремонно хватаю потерпевшего за подбородок, осматриваю скулы и нос – мало ли, может придется косметические травмы исправлять? Надо знать материал, с которым работаешь! – Тошнота, головокружение?
Стартовал снегопад, а я не одета! Кому там на попе ровно не сидится? – поднимаю взгляд к небу, грожу кулачком: – Гришка, а ну брысь от пульта! Засранец трехсотлетний, как дитя малое, сказку людям задумал учудить. А о своих не подумал!
Так, возвратимся к нашим баранам, точнее к нашему ушибу. Убедившись, что меня все еще прикрывает Сима, я легким пассом руки не прикасаясь к ткани, заворачиваю брючину и вижу обширную гематому, в центре которой красуется небольшая царапина. Масштаб крошечный, зато кровит – будь здоров. Бегло провожу над раненой коленкой Артура ладонью, рана начинает затягиваться.
- Не больно? Самое время вернуть тебя домой, как смотришь на это? Ключи хоть при себе были? Да, я задаю слишком много вопросов, а он даже имени моего не знает, - Меня зовут Анна, можно просто Аня. А ты – Артур, - получаю тем временем сигнал о том, что Мишка разобрался с врачами, значит можно опять дуть в его квартал. Дворнику потом помогу по возможности.
- Не желаешь взять такси? Мы убежали довольно далеко, странно как ты с таким коленом вообще сам смог идти. Адреналин, испуг, что тобой двигало? Конечно я в курсе, что им двигало, но надо же на чем – то начинать строить общение: парню со мной до самого Рождества тусоваться, нужно хотя бы создать вокруг себя ауру заинтересованности и участия. А то мы, ангелы, народ шизанутый, человеческих отношений нам понять не дано. Ну, за исключением некоторых изменений в состоянии подопечных. Да, вижу уже, симпатией проникся. Надо было пострашнее тушку брать! А то судя по возросшему уровню тестостерона и учащенному дыханию даже на лавочке, так и до влюбленности недалеко. А это мне ой как не надо…

+1

6

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » only hope