В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » it just had to happen


it just had to happen

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники:
Assole Bailey & Misha Berrouze
Место:
Где-то в параллельной Вселенной, ночной клуб, ночное шоссе.
Время:
Лето 2013
Время суток:
Как все уже поняли, ночь->утро
Погодные условия:
Потихоньку холодает, но все равно душновато.
О флештайме:
Ничего этого не должно было произойти, но, тем не менее, произошло, ведь иногда обстоятельства так складываются. Просто именно сегодня Ассоль не сказала, куда идет.
И именно сегодня Миша пошла следом.

0

2

Шел первый час ночи, а у Ассоль уже болели ноги и чудесное избавление от босоножек проблемы не решило: ощущение, будто она несколько часов плясала на битом стекле, никуда не делось, а вдобавок и голова начала гудеть.
Возможно, не стоило ей сюда приходить. С ее-то пламенной любовью к шуму, танцам и подвижному образу жизни. Надо было уйти в какую-нибудь лабораторию и там провести ночь, смешивая реактивы и решая уравнения, а потом уснуть головой на столе и проснуться в какой-нибудь липкой гадости, которая в конце концов полезла-таки из пробирки. Вернуться домой, по крайней мере, хотя предыдущий расклад и там был вполне вероятен, с ее-то родителям. Но вместо всего этого Бейли отправилась брать от жизни все, не хлопая дверью и не закатывая истерик и уже сойдя с ума от непривычной обстановки, поняла, почему выбрала именно клуб.
Здесь ее вряд ли стали бы искать. Если бы стали.
И все же, несмотря на достигнутую цель, девушка чувствовала себя непривычно разбитой, больной и оглохшей: музыка даже здесь, на улице, умудрялась бить по ушам со всей дури - впрочем, способности соображать отбить она не успела и на том спасибо: Ассоль совершенно не хотелось провести этот вечер в полном беспамятстве и при абсолютном отсутствии мозгов как таковых. Ей не было весело, но домой она бы вернулась лишь под угрозой смерти, и из этого стоило сделать определенные выводы.
Такие, как: она устала. С нее хватит. Это не ее - даже учитывая, что никто ничего не сделал, никого не обидел и никому ни с кем не изменял. Просто перегорела. Такое бывает. Таков сухой остаток и Бейли придется как-то с этим жить, и придется как-то это сказать. Выслушивать придется наверняка - не в правилах Миши было спокойно выслушивать и не закатывать истерик.
И не в ее правилах было тихо уходить. Бейли чуть поморщилась - запах сигаретного дыма и так был ей неприятен, а здесь к нему примешивались пот, немного - рвота и эта смесь вызывала у привыкшей к чистоте и безукоризненности лабораторий девушки тошноту.
Хорошо, что она ничего не ела.
Да и не пила, в общем-то, тоже - как бы ни хотелось отвлечься, желание оставаться в трезвой памяти пересилило. Ей не улыбалась перспектива проснуться в одной постели с совершенным незнакомцем (или незнакомкой), в незнакомом районе Сакраменто, устраивать тихий побег и потом весь день искать дорогу домой.
Когда неподалеку раздался уже набивший оскомину шум мотора, Ассоль и не подумала даже с места сдвинуться - разве что прикрыла глаза и вздохнула с досадой. Порой Миша напоминала ей ищейку: найдет Бейли где угодно и когда угодно, в каком бы состоянии ни находилась. Вначале это вызывало радостное удивление, но в последнее время все чаще стало раздражать: Ассоль совсем не приспособлена существовать с кем-то в связке, она катастрофически не умеет приспосабливаться к людям и от этого страдают обе стороны, будь то дружба, родственные связи или любовь.
Девушка стояла на улице, спокойно слушая знакомые шаги и делала вид, что наслаждается музыкой. В конце концов она не выдержала и обернулась на приближающуюся Мишу, все так же - спокойно, возможно, немного насмешливо.
Что ж, по части проявления эмоций Ассоль экспертом тоже никогда не была.

простипрости

это кошмар просто.-.
не умею писать вводные посты .___.

+1

3

Если я говорю, то меня надо слушать. Если я кричу, то нужно понимать меня.  Если я в приступе истерики - меня надо терпеть. Такие простые правила, о которых я сразу предупреждаю человека. Поскольку я предпочитаю слушать, то говорю я редко. Так же нужно учитывать, что говорю в истерике чаще, чем спокойным тоном. Из всего этого нужно понимать, как ценны мои слова в спокойной обстановке. Зная натуру Ассоль, я всегда пыталась быть с ней спокойнее, сдерживать буйство своих эмоций и не поддаться своей адской натуре, и не  выпалить все сгоряча. Благодаря этому мы еще сосуществуем. Хотя… Наверное, это моя ошибка. Нужно всегда оставаться собой. Моя манера общений с ней из-за этого больше походит на вечный контроль, узурпаторство и диктатуру. Я хочу то, ты не должна это, мы равны, но не смей поступать так. Доходит до того, что каждый час я названиваю ей и узнаю, что она делает и где находится. Вы даже не можете представить, в какое бешенство меня приводит ее молчание, игнор моих звонков и безотчетность. Разумеется, подобного в свой адрес, я в жизни бы не потерпела.
Уже около трех часов я не получаю ответа на мои звонки, смс-бомбежку и телепатический срыв. Внутри меня все горит, взрывается и уничтожает здравый смысл. Скорее всего, она уже догадывается, что это закончится криками. Закончится… как только я ее найду. К моему счастью, я знаю все места, где она когда-либо бывала, к ее несчастью, в это время работает все несколько заведений. Моя девочка ненавидит шум (а я главный его создатель), столпотворение малообразованных и тактичных людей, так что клуб у меня перешел на второй план, где бы могла ее обнаружить.
Видима, я хорошо ее довела, раз она своими сексуальными ножками добралась до танцпола. Я в бешенстве. Зная сколько там находиться озабоченных людей, подобных мне, хочется всех расстрелять, а мисс Бейли нарядить в паранджу. С моей зверской ревностью, чувством собственности подобные места лучшее, чем можно мне отомстить и сделать больно. Спасибо милая, мою душу разрывают твои ангельские зубки. Кто-то из нас заигрался – не отрицаю, кого-то это довело – извини. Но я никогда не скажу этого вслух, даже, если от этого будут зависеть наши отношения. Я очень тебя люблю, но себя сильнее.
Мой маленький принц остановился около клуба, через темное стекло шлема я видела образ любимой девушки, искаженные цвета не делали ее менее привлекательной. Освободившись от шлема, заглушив ворчание мотоцикла, которое было созвучно с моим тяжелыми шагами дошла до Ассоль. Я прекрасно понимала, что нужно успокоиться и не срывать голос до крика, но девушки понимали, что это невозможно. Меня раздражало ее поведение, а если бы это приехала ни я, а какой-нибудь потный и вонючий мужик. Нельзя быть такой самоуверенной. За два шага до нее ее ангельское создание соизволило обернуться. Спасибо за одолжение.
- Ты видела мои звонки? Я оборвала звонками  твой телефон! Ты хоть понимаешь как я переживала за тебя! – я кричала. Сейчас я была именно сама собой – истеричной, вспыльчивой, эмоциональной. Зачем? А как иначе я могу показывать свои чувства? Мне хотелось обнять ее, чтобы в моих руках оказался ее стан, почувствовать запах ее волос, который был опорочен атмосферой клуба, но я бы узнала ее нотки парфюма и в этом сумбуре. Ничего больше не сказав, не обращая внимания на ее ноги, грубо схватила за запястье и потащила к мотоциклу. Мне не хотелось находиться тут.

+1

4

Ассоль не хотела продолжать ссору здесь, при стольких посторонних - она слишком болезненно реагировала на любое вмешательство в ее собственную личную жизнь извне, - поэтому держала себя в руках. Она давно поняла: истериками ничего не добьешься, кроме головной боли и загубленного настроения, поэтому почти в любой ситуации сохраняла спокойствие, не переступая ту грань, за которой начиналось безумие, злость и неконтролируемая ярость, заставляющая крушить все вокруг.
Хотя сейчас Бейли ходила по краю. Ей не нравилось, когда ей пытались указывать, скорее наоборот - по долгу службы она требовала от других безоговорочного послушания, - и с самого начала она, понимала: это станет проблемой. Миша тоже не позволяла управлять собой и в этом они были слишком похожи, чтобы говорить о том, что противоположности притягиваются. Ассоль поморщилась, услышав в голосе Берроуз знакомые истеричные нотки и, дабы не сорваться в ответ, попыталась отвлечься на что-то более приятное. Безуспешно.
- Я выбросила телефон, - флегматично заметила Бейли, - Так что нет, не слышала.
В общем-то, она попросту могла его отключить, но это казалось слишком логичным, а на тот момент брюнетка руководствовалась отнюдь не логикой. Она не помнила, куда его швырнула, и не хотела вспоминать.
Девушка раздраженно посмотрела по сторонам, то и дело ловя на себе и Мише заинтересованные взгляды. Ассоль вздохнула и попыталась взять себя в руки.
- Послушай, давай... - не успела она закончить фразу, как ее схватили и бесцеремонно потащили за собой. Такого обращения с собой Бейли вытерпеть не могла даже от Миши. Она с силой выдернула руку, не обращая внимания на впивающиеся в подошвы ступней острые камушки, и гневно посмотрела на блондинку.
Ассоль всегда закипала медленно, но вряд ли вам бы хотелось дожидаться, пока она дойдет до кондиции.
- Оставь меня в покое! - крикнула девушка, потирая запястье, - Зачем ты вообще сюда явилась? Я хочу побыть одна, неужели не ясно? Или тебе написать на заборе большими буквами? Ты переживаешь? Так переживай где-нибудь в другом месте, только ко мне не подходи, прошу.
Слова вряд ли возымеют какое-либо действие, Бейли это знала. Когда Миша в таком состоянии, она не видит и не слышит никого кроме себя, и это раздражало больше, чем что-либо еще.
Ассоль скрестила руки на груди, выжидающе глядя на блондинку. В конце концов, она пришла сюда первой и уходить пока не собиралась.
Бейли храбрилась и пыталась выглядеть максимально разозленной, но мысленно уже успела проиграть все сказанное. И жалела о каждом произнесенном в запале слове.
Она устала от вечных скандалов. Но вовсе не хотела терять Мишу.

+1

5

Ангел крылатый, а может, бескрылый,
Святой или грешный – теперь все равно,
До боли мне милый... а может, не милый...
Узнаю, а может, узнать не дано...

Когда-то ты была для меня ангелом, святошей, чистой и непорочной.  Когда-то я тонула в твоей вселенной, когда-то твои глаза были вселенной, а твои губы лучшим успокоительным,  когда-то и у тебя, наверное, было так же. Куда же делось это когда-то, я по-прежнему хочу тонуть в глазах, по-прежнему успокаиваться губами. Милая, стань ангелом. Милая…она сейчас воплощение безразличия, прячущая эмоции и желания, как будто ты скрываешь саму себя от меня. От меня! Это невыносимо, мы будто знакомые ничем не связанные когда-либо.
Мне все чаще и чаще кажется, что меня приписывают к рангу ее подопечных, я понимаю, что по долгу службы ты такая, но я не говорила, что приму это. В принципе, и ты никогда не говорила, что примешь меня.
- Что? – моя бровь взлетела вверх и вторая тут же догнала ее. Она в своем уме? – Ты же специально это сделала! Чтобы я бесилась, чтобы сейчас сорвалась на тебя! Почему ты всегда ведешь себя хуже меня! – это не конкурс кто кого переплюнет или мисс стервозность. Это ты и я, которые когда то, вроде бы, были мы. Ты же неотъемлемая часть меня, ты та, которая делает меня лучше. А я тебя хуже...– Ты проверяешь, когда закончится мое терпение? – оно уже кончается, я уже готова оставить тебя одну.  Готова, но ты от меня так легко не отделаешься. Это было бы слишком гуманно. Все будет так как я захочу, неужели так трудно быть покорной, когда накосячила. О моих провалах не надо вспоминать, это часть моей сущности, я один сплошной косяк.
Сборище уродов пилящие нас взглядом. Идите дальше. Правда, мне все равно на эти взгляды, если бы я захотела, то оказалась бы между твоих ног своими шаловливыми пальчиками. Видишь как я уважаю тебя, я не оскорбляю тебя своим поведением, а ты…ты нашкодивший котенок. К несчастью, у этого котенка не меньше сил, чем у меня. Ее рука вырывается, я будто теряю ее навсегда. После сегодня уже не будет как вчера, ты отбрасываешь меня, проводишь черту между нами, а я до последнего буду гнуть свою линию.
- Что еще сделать? Может ты угомонишь ребенка в себе и будешь вести себя достойно своего возрасту. – как же это обидно, когда человек ведет себя подобным образом. Его капризы и истерики это так унизительно. – Ты хочешь побыть одна? Ты совсем дура? Какого хуя тебя занесло в клуб? – врешь? Ври красиво, правдиво – давно было пора научиться этому таланту у меня. Топай ногами и губы дуй. В этот момент я смотрю на ее босые ноги. Ну что за безрассудство? Порез, инфекция, ампутация. Я подхожу к ней, вырываю обувь из ее рук, наклоняюсь, отряхиваю замаравшиеся ступни и обуваю ее ножки. Дожили! Все это было проделано молча, без слов все ясно.  - Да, я переживаю. Обязательно напишешь большими буквами, все что захочешь, а пока я в полном праве распоряжаться тобой! Моей девочкой! – я снова беру ее за руку. – Продолжим скандал в более интимном месте, там и выскажем все друг другу. – у меня большой список претензий к тебе. И я снова делаю шаг в сторону мотоцикла. Все будет по-моему.  – Объявляем временное перемирие, ок?

+1

6

Миша что-то кричит, а у Ассоль единственное желание - ударить. Впервые хочется ударить Берроуз, впервые хочет увидеть выступившую на губах кровь.
Все когда-нибудь происходит впервые.
И она достаточно времени была милой, достаточно времени была послушной девочкой, достаточно времени была ровно такой противоположностью, чтобы притянуть Мишу. Достаточно.
И сейчас с нее хватит.
- Потому что я лучше тебя, - пожимает плечами девушка, и не думая двигаться с места. Вечерний асфальт жжет босые пятки, но босоножки она искать не пойдет. Из принципа. Пусть она простудится, пусть подхватит какую-нибудь мерзкую инфекцию, зато как потом удобно будет обвинить во всем ее, и только ее.
Милая, ты хоть понимаешь, как сильно я хотела отдохнуть от тебя?
Она не будет лгать ни ей, ни себе, по крайней мере, правды Миша заслужила, своим феерическим упрямством и феерическим же собственничеством, невообразимо яркими сценами ревности, истериками и скандалами, в которые, будем честны с собой, Ассоль тоже вложила лепту.
Ассоль открывает рот.
И улыбается.
- Дорогая, сложить два и два не так уж и сложно, - терпеливо говорит она, и голос ее такой слащавый, что самой тошно до невозможности, - Почему я пошла сюда? Не задавай мужских вопросов. Ты ведь и так знаешь ответ, верно?
Я устала.
Устала.
И глаза закрываются сами собой, Ассоль уже не радует ни "моя девочка" в устах Миши, ни ее прикосновения, ни беспокойство за нее, блудную и заблудившуюся. Ей уже не хочется ни-че-го. Она уже перегорела.
- Я не буду с тобой скандалить, - успокоившись, отвечает Бейли, выдергивая руку, но все же идет следом за блондинкой: это место потеряло для нее свою привлекательность, только и всего. Она не послушная, и не маленькая, и не миленькая, и уж тем более не "ее".
- Миша, - дойдя до мотоцикла, по инерции берет шлем и по инерции же застегивает его под подбородком, не слишком туго: она учила Ассоль, не слишком терпеливо, но все же учила, как правильно его надевать. Тут же передумывает, ослабляет ремешок. Мягко трогает девушку за плечо, - Миша, - мягко повторяет Бейли, - Нам незачем мириться в принципе, - и делает глубокий вдох, глядя в в глаза, как сотни раз до этого, и, наверное, слишком жестоко то, что она хочет сказать, но пути назад нет, - Это конец.
Ей не нравится пауза и Бейли спешит добавить:
- Отвези меня домой. Пожалуйста.

+1

7

У каждой в голове что-то проносилось,  у нас было два диалога: между мной и тобой, второй между нами самими. И явно они отличались содержанием. Детка, ты веришь в Дьявола? Знаешь, твой ответ мне важен, самое главное, я сейчас вижу Дьявола, он стоит передо мной. Это ты. Ты воплощение Дьявола.  Знаешь кто такой Дьявол? Это самый красивый падший ангел. Я готова любоваться тобой вечно. Мне жаль признавать, что я опорочила ангела, который был до этого. Тот ангел никогда бы так не поступил и таких фраз не кинул.
- Потому что я лучше тебя, - я не могу сдержать смешок и ухмылку.
- Ты видела себя в зеркало? Сейчас? Ты явно не лучше меня, ты прямое отражение меня. Нет, ты просто дубликат. Губка, впитавшая все мои пороки и заходы. Ты никак не можешь быть лучше меня, в данный момент точно.- моя усмешка никуда не делась с лица, я была под впечатлением от этой фразы. Я могла признать ее лучше себя только наедине и в глубине души. Я ни раз говорила, что она идеальная, что лучше нее я в жизни не найду. Но я никогда…никогда не приму факт, что кто-то лучше меня. Твоя упертость никогда не переплюнет мою, мне правда жаль тебя и твои ножки. Ты всегда вызываешь во мне жалость и сострадание. – Ты делаешь меня лучше – я как и она пожимаю плечами. Каждая из нас начала подкидывать дрова в печь, но сегодня ты была первой. Непривычно видеть тебя в этой роли. Может мы так привыкли друг к другу, к нашим функциям, что потеряли себя друг в друге. Потому что я не узнаю тебя, да и себя. Я куда спокойнее обычного, а ты агрессивнее. Что это истерия? Ты знаешь как это слово переводится? Не важно, уверена, это понятие дал мужик, у которого секса не было даже во сне. Так что у тебя не может быть истерии.
- Что за желчь в твоем ротике? Такие стервозные фразы на этих губах, ты под чем, детка? – я пытаюсь сдержать свое возмущение, мои брови от удивления почти на затылке. Это что равнодушие? Безразличие? Это что за новая маска или образ? Ты где такого дерьма набралась, с кем ты шлялась. Я не могу на прямую задать, хотя…- Деточка, ты попуталась? Давно не читала своих заумных книжек или не пропадала в обществе своих ботаников?
- Я не буду с тобой скандалить, -  сурово и холодно. Я не узнаю ее, может это просто обида? Усталость? Капризы? Чем там нас обычно оправдывают мужчины? Ты просто холодная, не моя, чужая. Но все так же прекрасная, эта независимость придает некого шарма. Но только не моей девочке, моей девочке это непозволительно. Я не хватаю ее за руку обратно, не оборачиваюсь, чтобы понять все ли с ней в порядке. Смирену жду ее, как псина, которая прощает все своему любимому хозяину. Только маленькая проблемка, я бойцовская собака, с потрепанной психикой. Твои прикосновения, уже не являются транками, сегодня это раздражители.  Такой тихий и спокойный голосок. Видима ты все хорошо продумала. И очень давно отрабатывала этот сценарий. Умная девочка, хвалю. Моя жопа восседает на своем «принце», ладони сжимают ручки, одно маленькое, резкое движение и никто не услышит тебя, только рык этой крохи. Я оборачиваюсь на свое имя, прекрасно понимаю значение слов –конец. И мне все равно, в шлеме ты или без, я по привычке жду, когда твои руки сомкнуться в замок на моем животе, двигатель уже несколько раз нервно прорычал.
- Конечно отвезу мою девочку – я делаю вид, что не поняла ее слов, пропустила мимо ушей, как делала много раз, когда она говорила что-то важное по ее меркам, занудное или умное. Конец будет тогда, когда и я к этому приду.  Я одеваю шлем, собираюсь духом, заглатываю слезы, которые замерли в краю глаз. Я никогда не плачу при людях, никогда не плакала при тебе и не заплачу. Впервые я набрала такую скорость, при которой невозможно маневрировать на загруженной дороге, но была ночь и почти пусто. Если кто-то внезапно появится, я не смогу притормозить или объехать, это будет конец его жизни. Зато слезы высохли. Я не знала куда ехать, точно ни к ней домой, это было бы лишком милосердно, а я не дева Мария. Проносились огни, витрины, люди, деревья. Мы бы давно уже были на пороге твоего дома, но мне хотелось прокатиться по городу с тобой и точно не в последний раз. Не будет криков при остановке, ты устанешь, захочешь в постель, тебя вырубит и ты проснешься в моих объятьях.

+1

8

Ассоль сжимает и разжимает пальцы, с силой, словно только что обхватила ими шею Миши. Мысленно она уже придушила блондинку за то, что та осмеливается стоять перед ней, смотреть ей в глаза, и, что самое интересное - говорить с ней, этим тоном, именно эти слова, на которые ничего и возразить-то нельзя. Бейли молчит и пытается уйти в себя, но с тех пор, как они познакомились, она не может этого сделать, просто не может. Что же ты с ней сделала, Берроуз? Ты же ее такой сделала и сама же теперь бесишься, это нелепо и грустно, ей почти жаль тебя, с потекшей тушью и растрепанными волосами, кричащую что-то, говорящую что-то. Ассоль принужденно слушает, и думает, что Мише не идет злиться. И помада эта ей не идет.
Она машинально садится позади блондинки и сцепляет руки в замок на ее животе, думая, что скажет по прибытии домой и уверенная в том, что ее не послушают, не услышат, не захотят. Бейли практически уверена, какая реакция будет на ее слова, когда их осмыслят, проглотят и переварят - зажатые уши и очередная истерика, которой, безусловно, заразится и сама Ассоль. Она устала от этого. Они устали от этого, как бы печально оно ни было, факт остается фактом. Ассоль привыкла оперировать фактами и смотреть в глаза правде тоже привыкла.
Жаль, Мишу не смогла научить тому же.
Бейли нетерпеливо вздыхает и, еще не оправившись от оглушающих ритмов, от наполненного запахами алкоголя и курева помещения, держится крепче. Ей хочется расставить точки над и сейчас, она не может ждать, перегорит и они так и будут в  подвешенном состоянии, пока не случилась беда. Ассоль еще немного пьяна и не отдает себе отчета в том, что они на дороге, несутся с огромной скоростью и ближайшая больница неблизко.
- Миша, я не твоя девочка, - кричит Бейли в ветер в надежде, что хоть часть из этого Берроуз услышит.
Чуть ли не попавший под проезжающий мимо минивэн мотоцикл явно означает, что услышала, и, самое главное - поняла.
Но визга тормозов не слышно и Ассоль начинает волноваться, и остатки алкоголя мигом выветриваются из головы. Они на трассе, ночью, и продолжают набирать скорость, хотя, кажется, дальше уже некуда.
И Миша, по крайней мере та Миша, которую она знает, не станет поступать благоразумно.
Это вообще не про нее.

+1

9

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » it just had to happen