В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lucky Strike


Lucky Strike

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/SO9JW.gif  http://s9.uploads.ru/MQaov.gif
Francesco Catalano & Alexandra Richards

Когда? 18 сентября 2013 года, среда, 05:00am
Где? Городской парк Сакраменто
Погодные условия: +14, дует легкий ветерок, без осадков, солнце только начало вставать.
Раннее утро, солнце еще только просыпается, но не торопится подниматься. Птицы спать, а фонари тускло освещают дорожку городского парка. Крона листьев уже готовилась менять свой окрас. Их встреча произошла неожиданно, кто же могу подумать, что в столь ранний час могут встретиться два совершенно разных человека, которые не подразумевали, что у них может найтись что-то общее.

0

2

Ленца рассвета только вступала в свои права, неохотно разводя томное молчание ночной бархатной синевы в стороны, освобождая себе дорогу сквозь отдаленные отголоски минувшего закатного маскарада со всей его яркостью горящих пожаром красок, белых росчерков проносящихся в недосягаемой с земли высоте стальных птиц, ставленых, как искусные крапления в безупречной огранке уходящего за горизонт солнца; к горлу города подступается осень, грезящая томной теплотой своего замирающего времени, но каждый вечер небесное светило все еще раздувает полные щеки и чернит траву в кованный чугун, подсвечивая совсем уже снизу, из-за плеча высотных домов и зеркальных стен деловых центров. Переставшее быть купцом, расхвалившим свой щедрый летний цвет, солнце даровало последний товар спелых ягод, которыми торговали в пластиковых стаканах лавочники, расставившиеся по пешеходным улицам в каждом районе города, высыпало на ладонь желающим золото ореховых скорлупок, урожай с легкой золоченой посыпкой из уже потемневших листьев особенно чутких деревьев. Усталое былым днем, оно еще крепко спало, показав по небосклону только своих сыновей - отблески еще ярких, но уже заметно прохладных, стремящихся к ветреному перегону, тонких лучей. Они боязливо полосовали рассветное небо, неуверенные в собственных силах, не видящие под собой никакого движения: город еще дремал, погруженный в остатки ночного дурмана, и только редкие его жители двигались - не в силах спешить - по делам, которые не терпели отсрочки.
Но были и те, для кого подобное время было самым отрадным из всех: когда в парках не было гуляк, свободных от работы или имеющих свободный часок на то, чтобы развеяться, когда не было шумных детей, норовящих сунуться под ноги тем, кто занимался пробежками в полуденное время, когда для всех еще темные, поддернутые первыми признаками осеннего горения, деревья, казались неумолимыми надзирателями, со странным, ледяным выражением терзающих всякого, кто проходил мимо. В открытые ворота долгими рассветными часами никто не заходил, не разносилась привычная человеческая какофония звуков и слов, вибрируя по жестяным телам мусорных баков и скамей, стоявших на своих черненых копытцах. Это время дарило право голоса только птичьей свирели, с нарастающей постепенно уверенностью звучащей со всех концов - она будет длиться, образуя причудливый музыкальный орнамент, еще очень долго, пока людей и животных вокруг не станет слишком много.
Утренним этим певцам не было никакого дела до человека, вышедшего в утреннюю прохладу на пробежку: как и полагается, в спортивных штанах, чтобы выверенный многими тренировками шаг не скатывался в бестолковый по своей сути перебор стоп, в футболке с «кричащим» изображением бычьей головы, растянувшей украшенные неизвестным художником рога вдоль плеч на спине, удобной обуви и легкой куртке, наброшенной на плечи. Но человек был не один. Его верная, самая подданная на всем белом свете, не способная на ложь или предательство также, как на месть или лесть, свита следовала по пятам, иногда срываясь в оглушительный галоп и скрываясь далеко впереди. У свиты были длинные, крепкие лапы, что несли мускулистые тела так далеко, как велел голос в их головах: оба добермана ловили моменты, когда хозяин действительно может уделить им все свое внимание безраздельно и щедро, не боясь, что вскоре настойчивый окрик позовет их обратно, в ламповый плен родной квартиры, где даже бег - возможный, быстрый - казался им какой-то насмешкой. Но пускай и парковая пробежка была для обоих доберманов легким аперитивом перед тем, что хозяин устраивал им в день выходной, они и ее хватали жадно, вывалив розовые толстые языки из раскрытых пастей, подпрыгивающие до невысоких древесных веток, уже ободранных ими предшественниками, подкатываясь упругими боками под ноги бегущего человека, и гоняя нерасторопных, сонных голубей, собирающихся в поисках шелухи в тени некоторых кустов. Их никто не ругал за эти мелкие проказы. Франческо знал этих собак не первый год, истратив немало сил и времени на то, чтобы собственными руками воспитать их эталонными образцами элегантной породы, а потому не спешил отдавать поспешные команды и обрывать им веселье.
Вскоре, взглянув на наручные часы, бегущий к центру парка мужчина замедлил свой темп, постепенно начав переходить на быстрый, бодрый шаг; сброшенную с плеч куртку он повязал за рукава на пояс, чтобы та не слетела от короткой, проведенной в движении, разминки окостеневшего за последние дни плечевого пояса. Подобрались к нему ближе и псы, прядая остроконечными ушами, осведомляясь откровенно о том, что хозяин запланировал им дальше. Купированные хвосты, которыми доберманы пытались вилять, вместо того покачивая всем крупом, радостно заволновались, когда Ческо свистнул, отправляя своих провожатых в новую гонку.
С собой у наслаждающегося утренним умиротворением итальянца не было ничего: он жил в достаточной близости от парка, чтобы иметь возможность прогуляться до него пешком, поэтому позволял себе оставить в квартире абсолютно все, раз от раза игнорируя даже богатый выбор из телефонов - те, кто знает его, позвонят лишь в рабочий час. Иным же звонить нет смысла.
- Fu, Альваро!
Пес остановился, обернувшись на оклик всем телом. Уши повели по воздуху. Взгляд, как всегда, исподволь, проникновенно, как могут только дети, когда им что-то нужно, и собаки, если чего-то сильно хотят. В зубах его была зажата тряпка, неопрятная ветошь, в которую было что-то завернуто; он выкопал ее совсем недавно, с ободранных краев материи ссыпались не успевшие выпасть комья земли; подтолкнутый нетерпеливым жестом хозяина, пес разжал зубы, уронив непонятный сверток на землю, в качнувшуюся черную траву, и потрусил в сторону, выказывая потерю  к нему всякого интереса. Затерявшаяся за лысеющими кустовыми насаждениями фигура Родона на мгновение показалась и тут же скрылась вновь: старший пес был занят своими сугубо важными делами, далекий до краткой ссоры за вещь.
Подойдя к выброшенной собакой тряпке, мужчина пошевелил ее носком кроссовка, сбросил в сторону подогнувшийся край. Оборванная птица, придушенная, судя по всему, кошкой, выронила кругом щедрую россыпь сизых перьев, глянула остекленевшим рыбьим глазом. Кто-то позаботился о ней в столь бесхитростной манере. Прежде чем возвращать все, как было, Франческо поднял с земли длинную ветвь, которой спустя пару неудачных попыток накрыл голубиную тушку - не изменяющий своим принципам, он ни за что бы не тронул погибшее при невыясненных причинах тело, принадлежи оно хоть мелкому животному, разносчику всякой заразы, так и человеку. Когда с укутыванием голубиного, практически каменного уже, тела было покончено, мужчина оттолкнул его подальше от дороги, чтобы образованный снова сверток не смог привлечь чье-то активное внимание.
Выходя обратно на укатанную в асфальт дорожку, Франческо крепко, сладко потянулся, издавая громкий протяжный вздох и расправляя плечи, руки, шею так, чтобы захрустело в суставах и потянуло мускулы непередаваемо полезным ощущением. Псы укатились вперед, оставив его в одиночестве, но иногда давали знать о своем близком присутствии короткими перелаиваниями между друг другом. Он слышал их и оставался спокоен. Боятся того, что псы доставят кому-то из гуляющих здесь в большом количестве собачников, определенно не стоило.
Выделив себе еще несколько минут для передышки, мужчина вскоре вернулся в прежний ритм бега, с довольной улыбкой человека, встречающего далеко не самый плохой жизнь своей жизни. Сегодня он планировал добраться до небольшого озерца практически в самом центре парка - времени перед тем, как рабочая реальность вцепится в загривок, оставалось как раз таки несколько часов. Многочасовую утреннюю прогулку Ческо мог позволить себе не всегда, однако этот месяц выдался для него особенно удачным, а потому развязал свободное время на совершенно любое занятие. Лишь бы пользу оно приносило такую же, существенную.
До озерца оставалось несколько поворотов, сокрытых между рядами высоких деревьев, когда вместо короткого контрольного лая один из резвящихся псов издал неясный, визгливый скулеж.

_________
Внешний вид:
легкая небритость на лице, растрепанные,
но опрятно смотрящиеся волосы. Темно-синяя футболка,
черные штаны, черные кроссовки.

+1

3

Ленивые стрелки часов показывали пять утра, все же они решились на это. Спокойствие комнаты нарушила мелодия будильника. Мелодия была такой энергичной и в то же время надоевшей, что женская рука поспешила прекратить мучение для ушных перепонок. Дальше ото сна ее решили разбудить два энергичных существа, которые стали частью ее жизни, семьи. Она уже знала, что последует за будильником, поэтому спрятала лицо под одеялом, но те решили поиграть сутра пораньше и самый энергичный просто стащить легкое одеяло с хозяйки. По телу тут же прошлись прохладные мурашки, отопление выключили, от чего в комнате было прохладно, но под одеялом намного теплей. Она лишь поежилась, но быстро пришла в себя. За время своего отсутствия она успела соскучится по таким ранним подъемам, по своим любимым животным. В Рио все было совсем иначе, лишь промелькнув перед глазами тусклая картинка от туда, как левая нога напомнила о новом шраме от пулевого ранения, еще одна, на правой ноге,  такая же, только выше колена и она давно перестала о себе напоминать, да и была получена в Сакраменто.  Стоило только потянутся, как легкая боль в ребрах вновь отозвалась и рассыпалась по всему телу. Вздох. Она прекрасно знает, что все это пройдет, и нога и ребра, не привыкать. А кошмары, которые поначалу, как и положено пугали ее, с годами стали привычными от чего спать становилось куда проще. Меньше резких вскриков по ночам, меньше метаний по кровати. Та не большая семейная войнушка в Рио, в которой она успела поучаствовать, лишь заставила полюбить свою жизнь еще сильней, но вот забирать ее у кого-то…Если знаешь что человек прогнивший на сквозь, что он наторил столько дел, что его ничего уже не изменит, почему к таким пропадет жалость.
Даже солнце поддалось лени, и видимо тоже любит поспать. Такое раннее утро можно полюбить за спокойствие, ведь город еще спал и прибывал в умиротворении. Лишь утренние птицы напивали свою любимую мелодию, легкий ветерок ничуть не мешал всему этому, наоборот был прекрасным дополнением утреней картине. Как все же приятно выйти в столь ранний час на улицу, особенно если ты бежишь по парку, ни души. Есть только ты и дорога, можно бежать не думаю ни о чем, не заполнять свою голову мыслями, которые и так каждый день крутятся в голове. Сейчас есть всего пару часов, что бы побыть с самим собой и с тем что ты действительно любишь, пробежка по утрам стала редким «деликатесом», которым они могли насладится всего лишь несколько раз в неделю, в остальные дни ранний подъем и разминка дома. Да, там где она живет достаточно места, чтобы можно было спокойно сделать утреню разминку, а два любимца с удовольствием принимают в этом участие. Две хаски, первый раз когда их увидела тут же влюбилась, щенков случайно нашла, было ощущение что от них пытались избавится. Вырастила и тренировала, пусть они и в какой-то степени домашние, зато защитники еще те, буду защищать до последнего что принадлежит им. Говорят что животные становится похожими на хозяев, и это оказалось правдой, каждый успел взять немного характера от хозяйки, поэтому, как и ее их злить не стоит, зато большие любители поиграть и заводить новые знакомства. Проблема с ними возникает летом, когда температура высока, а солнце печет, как будто хочет всех поджарить, но и тут она нашла выход.
Она бежала по широкой дорожке, одев на себя широкие спортивные штаны до колена, резинка на каждой штанине легко держалась на коленках, на талии свободная резинка не давала упасть штанам. Поверх было одета свободная белая кофта с длинными рукавами, а под низом обтягивающий груди топ, с открытыми плечами и лопатками, и все это завершали банальные белые кроссовки. Волосы с плавными волнами были собраны в тугой хвостик на затылке. Курц и Рио бежали впереди, изредка обегая хозяйку, а потом прибавляли скорости и вырывались вперед. Она спокойно бежала в умеренном темпе не желая гнаться за ними, боль в ребрах изредка поднималась со дна, зато нога перестала беспокоить. Они подавали голос, говоря что поблизости, что никуда не делись, просто она немного  тормозит.  Девушка лишь негромко бубнила себе под нос слова из песни, выходя из дома забыла наушники с мп 3, так что наслаждалась звуками живой природы и шуршанием листьев на деревьях. Ритм сердца сошел с дистанции и быстро стучал, отдаваясь в ребрах и пробуждая легкую боль. Легкие то и дело то набирали в себя воздух, но сдувались как шарики, но пробежав приличную дистанцию и приближаясь к озеру в парке, они просили передышки, сбившись с темпа. Два любимца вдруг начали гавкать, и было сложно понять то ли от злости, то ли от радости, не останавливаясь побежала на их голос. По пути сняла белую кофту и рукавами привязала вокруг талии, чтобы она не упала, тем самым оголяя не только живот, спину и руки, но и татуировки: цветной феникс на всю спину, из под резинки на бедрах выглядывали края еще одного цветного рисунка ( череп с крыльями), и два черных контура на запястьях, которые вырисовывались в птицу. Остановившись, в ней ото сна проснулось мелкое удивление, перед ней помимо ее собак стояли еще два добермана. На вид были моложе ее четвероногих, но тоже красивы, особенно эти их острые стоячие уши. Вздох и сложила руки на груди, ну вот, эти две тушки решили завести новое знакомство. –Только если вы будите вежливыми, - шутливо проговорила девушка, наблюдая картину их знакомства, только не знали с какой стороны подойти, даже если это окажутся два кабеля, хаски не буду рычать на них как на каких-то соперников. –Хм, а где хозяин? –Поинтересовалась она, как будто решила спросить это у доберманов, но это были лишь мысли вслух. Хозяина не пришлось долго ждать.

0

4

В том, что резвящиеся во что есть сил псы разбегаются во все стороны, где только видят дорогу, перескакивая на длинных лапах через невысокую кустовую поросль и оставляя по земле заметки от когтей для последователей, что придут в парк несколькими часами позже, не было ничего удивительного и, даже выходя из дома в их плотном сопровождении, Франческо давно уже привык большую часть прогулочного времени проводить наедине с собой и своими мыслями: их, к его сожалению, даже в свободное от работы время роилось под черепной коробкой немало, лишь изредка сбавляя ритм волнения и позволяя отвлечься на что-то более приятное. Что-то менее требовательное к сосредоточенности и вниманию.
Наклонившись к земле, мужчина приподнял с нее небольшую сухую ветку, тонкую, практически полностью прямую, каким бывает обрезанный от плакучих деревьев прут, и уже с определенным выбранным направлением направился в сторону издаваемых собаками звуков. Благо, что сократить дорогу можно было, лишь уйдя с дорожки для гуляющих и проломившись через несколько подсохших, старых уже кустарников; раздвигать их цепкие ветки, норовящие ухватиться скрюченными пальцами за штанины, мужчине помогла неказистая ветвь, позволив в кратчайшие сроки преодолеть это, несерьезное по сути, препятствие. И все же, именно со ставшего ему доступным места открылся вид на то, что происходило в некоторой неглубокой низине, практически у самого зеркала озерного покоя.
Еще издали заметив, как один из его псов изготовился к прыжку - одно незаметное глазу движение и мускулистое тело опрокинет соперника или товарища по игре на обе лопатки, что едва ли понравится последнему, итальянец поспешил вниз и, не сбавляя темпа начатого бега, громко свистнул, чтобы немедленно привлечь внимание разбойника. На этот неожиданный в окружающей тишине, резанувший по чуткому слуху, звук, обернулась вся собравшаяся свора, словно была единым потревоженным созданием: на бывшего уже совсем близко мужчину уставились карие глаза обоих доберманов, повернувших в его сторону лоснящиеся здоровой шерстью головы, и светлые - чужих собак, чьи мохнатые загривки светились пушистым нимбом, просвечиваемые ранним, робким и прохладным еще солнцем. Каждый из зверей выказывал свое выражение и, если доберманы внимательно отнеслись к оклику хозяина - тем более, в руке у него восхитительная палка, за которой можно погоняться - закономерно ожидая от него какого-то указания на неправильность своих действий или команду, выученную на зубок еще в раннем возрасте, то хаски, поведя покрытыми коротким пышным мехом ушами, скорее среагировали заинтересованно, с любопытством поглядывая на преодолевающего последние метры расстояния уже шагом человека. 
Но кроме того, столь откровенно привлекающий внимание оклик заинтересовал и молодую женщину, что прежде созерцала собравшуюся около нее разномастную стаю собак со снисходительным интересом - судя по всему, подумалось Франческо, одна или сразу обе мохнатые персоны принадлежали ей. И не удивительно, что их утренний моцион прервало шумное нападение постоянно ищущих приключения молодых псов: остроухая свита итальянца, мало отличаясь от него характером, предпочитала считать, что этими ранними утренними вылазками не только весь парк, но и весь окружающий мир принадлежит одним только им и недоступен ни для кого кроме.
То, что хозяин нетерпеливо похлопывал издающий сухой трескучий звук веткой по колену, заставило младшего пса прижать к голове уши и, наконец, отступиться. Еще раз прыгнув на месте, словно ожидая, что товарищ или найденный новый знакомец его поддержит, Альваро все же потрусил к подзывающему его человеку и вскоре сел рядом, потянулся мордой к кожаной ручке поводка, небрежно торчащей из его кармана, ткнулся виновато.
- Signora, простите! Надеюсь, они не доставили вам большого беспокойства? - не способный остаться в стороне, он близко подошел к приятной молодой женщине, собравшейся, в чем нет никаких сомнений, тоже провести свое утро с пользой для здоровья и душевного благосостояния. Между тем так и не получивший достаточной меры прощения пес неотступно проследовал за своим хозяином и, когда тот установился, уселся между ним и незнакомкой, - порой они бывают излишне наглыми.
Широко, радушно улыбнувшись, Франческо только раз отвлекся и потрепал подошедшего к ним второго добермана по голове: высокий рост собаки почти не требовал, чтобы не отличающийся героическими параметрами стати мужчина наклонялся.  Вернувшись в нормальное положение, он, без всякого умысла о том, что вторгаться в личное пространство других людей не тактично, протянул руку в сторону женщины и снял с ее пояса клочок светлой, мягкой шерсти: тот зацепился за рукав повязанной на бедра кофты и казался похожим на сорвавшуюся в весенний ветер головку одувана.
- Мы привыкли, что в такое время здесь одни, - помяв клок линялого меха между пальцами, Ческо отпустил его - отяжелевший, сероватый ком упал на редкую траву и в ней замер первым снегом. Проводив его взглядом, мужчина поднял темные глаза на собеседницу и вновь приятно улыбнулся, -  вы недавно здесь или только сейчас решили оценить красоты этого места? Как оазис в городской пустыне, mi creda.
Недалеко ушли и мохнатые знакомцы - то и дело молодой, слишком бойкий Альваро крутил головой в их сторону, желая продолжить завязавшуюся шутливую схватку. Иногда мужчина прикасался к его беспокойной голове веточкой, плашмя опуская ровно между ушей, и пес останавливался, но лишь затем, чтобы через несколько секунд вернуться к своим переглядкам.
- Странно, что раньше мы не встречались. Парк не такой уж большой, - старший доберман заворчал, подступаясь к женщине со спины и утыкаясь носом в сгиб колена: просто проявил интерес, но чуть не получил нагоняй от заметившего это и громко прикрикнувшего хозяина, - non!

Отредактировано Francesco Catalano (2014-02-07 14:42:53)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Lucky Strike