внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » where do we begin now that you're back from the dead?


where do we begin now that you're back from the dead?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Wanda & company
госпиталь святого патрика
двадцать третье февраля 2014
утро, летная погода
кто бы мог подумать, что убить меня попытается собственный фиктивный муж?


i never thought that you and I would ever meet again,
i mourn the loss of you sometimes and pray for peace within,
the word "distraught" cannot describe how my heart has been,
but where do we begin now that you're back from the dead?

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-02-01 22:08:16)

0

2

День рождения. Странный праздник, как мне кажется. Кто будет отмечать годы жизни, для чего это придумали – чтобы отсчитывать, сколько еще лет можно ожидать старости? Глупость какая – то алогичная. Но тем не менее, я хотела сделать себе и родителям подарок – приехать на целые сутки. Я вычеркнула этот день из своего гастрольного графика, сдернула Номи с насиженной кроватки в номере, и прилетела сюда, в Сакраменто. Домой. Такси брать не захотелось, поэтому поехала «на себе». Уже на последних километрах, приближаясь к району предков, я почувствовала что – то неладное. Уйдя в крутой поворот, я поняла, что вот – вот упаду. Успела только бросить взгляд на переднее колесо, поняв, что оно лопнуло и рухнула наземь, скатываясь в кювет собственной тушкой. Мотоцикл отнесло куда – то в сторону, не заметила. Пыталась затормозить свое падение и руками и коленями, все без толку. Кровь залила глаза, наверное лоб расшибла. Голова словно колокол. Пульс сбился, дыхания не хватает. Я не чувствую боли, но сознание потерять могу. Приехала, блин…
Остановилась, наконец, почти рухнув в раскисшую грязь. Есть такое местечко перед пригородом, где целый рай для свиней и прочих животин, любящих в ней поваляться. Нога в тяжелом ботинке застряла пяткой в этом дерьмище, я скребу ею, но ничего не выходит, не могу выбраться. И поднять ногу нормально тоже не могу. Ушибов наверняка нахватала… по самое довольно. Проснулся кашель. Это от пыли, скорее всего – катилась я метров пятнадцать. Надеюсь руки не переломала…
Кое – как дотянулась до мобилы, цедя проклятия в сторону мотоцикла, что так сильно меня подвел в день собственного двадцатилетия. С великим трудом набираю номер 112 и диктую где я. Занавес, мозг отключается, не пережив такого неприличного шока.

Кто – то касается моего плеча. У этого кого – то теплые руки, кажется женские. С трудом разлепляю глаза, а в голове, тем не менее, никакого тумана. Я догадываюсь, где я нахожусь, но смутно могу понять, что именно со мной сейчас. Приподнимаю голову: руки-ноги вроде на месте, слава Богу, а остальное решить можно… Медсестра дружелюбно тянет лыбу, а я не могу открыть рта толком, чтобы спросить о своем диагнозе.  Ибо во рту трубка. Трубка, блин! Дыхательная. Неужели что – то с горлом??
Кажется, возвращается чувствительность конечностей. Я бодренько вскидываю руку, на палец которой присандалили какую – то хрень с проводом, и выдергиваю из глотки эту гадость.
- Что с дыханием? Правду! – хриплым шепотом спрашиваю я. Сестричка отвечает, что все в порядке, а это – лишь профилактическое. Щебечет что – то по поводу прекрасности того факта, что я не впала в кому, ведь у меня сотрясение мозга средней тяжести, пара застарелых болячек о существовании которых я отродясь не знала (и даже выговорить вряд ли смогу с первого раза натощак), и о необходимости полной диагностики меня любимой.
- Так, послушайте меня внимательно. Я знаю у себя только два диагноза – первый связан с глазами, второй с нарушениями в мозгу и отсутствием чувствительности к боли. И эти диагнозы жить мне не мешают. А то что вы сейчас произнесли больше похожи на какие – то нецензурные выражения, или названия каких – то опухолей, которых у меня в принципе быть не может, так как я абсолютно здорова. Была, по крайней мере, пока с мотоцикла не свалилась. А теперь расскажите мне сказку о том, на сколько дней/недель/месяцев мне здесь придется задержаться?
Мои слова перебил стук в дверь. Сестричка, не спрашивая меня, пошла и открыла ее. О боже, слава тебе, что я сейчас привязана и прицеплена к кучке больничных приборов, названия которых мне необязательно знать, иначе я дикой кошкой вскочила бы сейчас с койки и вцепилась с целью самообороны вошедшему в рожу. Потому что гостем в моей палате оказался… мой собственный фиктивный муж.
- А он что здесь делает?
Его голос рассекает тишину, едва прерываемую писком приборов, считывающих мои жизненные показатели. Он отвечает, смотря мне прямо в глаза, и видимо, торжествуя над моей временной беспомощностью.
- Это я привез тебя сюда.
Да чтоб мне на месте сдохнуть! Я отчетливо помню, как меня грузила в машину бригада скорой помощи! Меня посетило безумное желание дать ему в пятачину, но сестра уже заметила мое негодование, и занялась своими прямыми обязанностями – начала выталкивать Малкольма из палаты наружу. Через несколько минут она вновь нарисовалась в дверях, но уже с огромным букетом вонючих лилий.
- Не вздумай это тут ставить, я аллергик. Если хочешь - забери себе. И принеси мой мобильник, нужно оповестить близких.
- Ваши родители уже едут сюда, мисс Хаферманн. – спокойно, с ноткой едва заметного цинизма отметила девушка. Вот это номер. Мне щас придется еще и с предками объясняться… но это не отменяет того факта, что скоро я отца и маму увижу, а это даже в такой день рождения – уже бонус. Полчаса тренировок, распевка – и вот, вместо хриплого, едва различимого шепота уже слышится грудной, мягкий, но тем не менее очень сильный женской голос. Проверила работоспособность пальцев, что претерпели весомую нагрузку и теперь были все в ссадинах. Все вроде хорошо. Кажется, что еще чуть – чуть и смогу встать да дойти до туалета (извините за интимную подробность, писать зверски хочется). Медсестра куда – то снова испарилась, но теперь вот нарисовалась вновь. С блокнотом. Привет, отголоски популярности, давайте, Вандочка, раскошеливайтесь на автограф… расписалась в обмен на обещание не подпускать Смита даже близко к госпиталю. Надеюсь, ей это удастся, иначе моя подпись на листке превратится в кляксу.
Наконец смогла встать и совершить променад до уборной. Господи, как же хорошо жить на этом свете! И самое интересное, что понимаешь это когда после долгого ожидания сходишь в туалет.
Только моя голова коснулась подушки, так меня снова подсоединили ко всем электродам, воткнули в вену капельницу и оставили отдыхать. Помедитировать, что ли? Омм харе падмехум… тьфу, какая гадость, не буду. Сестра принесла мой телефон, и я живенько накорябала смску Номи: если пропаду, мол, не волнуйся, просто сшибла коленки на мотоцикле и решила заехать в больничку обработать ссадины, твоя Ванда. Чтоб не волновалось мое пузатенькое чудо.
Ну все, однако день гостей начинается. Сестричка заводит ко мне…

+2

3

Казалось бы ничего не предвещало беды. Да что уж там, в их доме еще с прошлой ночи царила какая-то праздничная атмосфера, что губы сами расплывались в улыбке, а где-то в груди царила безмятежность вперемешку с томительным ожиданием. 23 февраля. Обычный день для всех людей на планете, но только не для их маленькой семьи. Именно в этот день 20 лет назад родилась одна маленькая девочка, которую ожидало большое будущее. Но теперь это не смешная малышка с пухлыми щечками, а она до сих пор не может привыкнуть к этому. Джим частенько поддевает ее, говоря, что она будет считать дочь младенцем, даже когда той стукнет уже 40. На что брюнетка всегда дает шутливый ответ, что да, так и будет, но для начала бы стоило дожить до этой прекрасной даты.
Однако теперь сомнений в том, что они будут праздновать юбилей в далеком будущем, совершенно не осталось. Около пяти месяцев назад у нее появился невероятный стимул жить дальше. У нее появилась цель, появилось то, ради чего стоит наслаждаться каждым следующим днем и гнать прочь любую тоску. Это был неожиданный подарок. Сюрприз, что уж там говорить и воспроизводя ощущения того знаменательного дня, Анабель слукавит, если скажет, что верила в то, что такое может произойти. Безусловно, обсуждать в теориях, строить какие-то планы — да, это легко, но когда сталкиваешься с этим лицом к лицу, не знаешь радоваться или нет. Ведь вдруг появляется целый океан противоречий, опасений, ненужных мыслей... Но они быстро исчезли, стоило мужу, возможно чуточку официально, совершенно без какой-то нотки чувственности, поблагодарить ее за это чудо, женщина уверилась, что у них все будет хорошо. И ребенка, который родится через несколько месяцев будет ждать такая же бурная и счастливая жизнь, как и его старшую сестру.
Но вернемся к событиям того утра. Незадачливые родители своего жутко популярного чада совершенно не ожидали, что именинница приедет отпраздновать свой день в родных стенах.  Они даже были уверены, что дочь, как и в прошлом году свяжется с ними по видеосвязи, пообещает приехать через несколько месяцев и пригрозит им хорошенько повеселиться в честь такого прекрасного дня, как день ее появления на свет. Но похоже с приходом нового года, их жизнь постепенно наполняется красками и атмосфера благополучия, какой-то возвышенности витает в воздухе. У них давно не было столь счастливых периодов в жизни, не считая детства Ванды, так что эти ощущения были почти в новинку. Хотя для Анабель и Джеймса жизнь круто изменилась еще с той злополучной поездки на курорт, когда их чуть не убили, но знать о столь пугающем событии в их жизни, дочери совершенно не обязательно. Они не обмолвились об этом ни после окончания поездки, ни когда она приезжала к ним пару месяцев назад. Но не заметить вновь загоревшийся огонек любви между родителями, не мог лишь слепой. Отсюда и выводы. Младшая Хаферманн тогда тоже никак не прокомментировала увиденное, лишь загадочно улыбалась и внимательно наблюдала за отцом с матерью.
Однако в этот раз все радужные планы были разрушены телефонным звонком. Женщина никогда не реагировала столь волнительно на этот противный звон, но сейчас какое-то странное ощущение прокатилось по всему телу и она поднялась с мягкой кровати, дабы узнать, что случилось. На звонок ответил Джеймс и судя по его побелевшему лицу случилось что-то из рода вон выходящее. Но он постарался взять себя в руки и поблагодарив собеседника на том конце провода, отложил телефон в сторону.
- Что случилось?
Единственное, что получилось у нее спросить, потому что потом все превратилось в какую-то цепочку стремительных событий, которые сменялись друг за другом. И хотелось, то взволнованно вцепляться в стены, ведь дочь попала в аварию, то облегченно выдыхать, что с ней все в порядке, а затем снова вспылить, ведь она говорила, что мотоцикл — не самый лучший вид транспорта для молодой леди. Дочь с отцом же, любители этого уродливого, по ее мнению, средства передвижения всегда били себя в грудь и заверяли, что сбить их с этого железного коня может лишь сам Бог. Дошутились.
Она не обращала ровным счетом никого внимания на попытки супруга ее успокоить и всю дорогу до госпиталя нетерпеливо сжимала края пальто. Как она может быть спокойна, когда ее дочь чуть не отправилась на тот свет? Даже не рожденный малыш высказывал свое недовольство ее чересчур взвинченным состоянием, но она лишь поглаживала живот и обещала, что когда заставит дочь отказаться от столь опасных поездок, тут же придет в норму и полнейший дзен.
Затем были противные белые стены, бесконечные коридоры и чересчур милая медсестра, которая вызвалась их проводить до палаты Ванды. Еще пара каких-то мгновений и Анабель сама распахивает дверь, с порога взывая к дочери и осматривая ее на степень повреждений. Капельница... Похоже все не так уж и печально. Женщина поспешно подходит к девушке и аккуратно обнимает дочь, вдыхая полной грудью родной запах. Эх эта несносная девчонка и долго она будет устраивать маленькие апокалипсисы.
- Я ведь говорила тебе, что мотоцикл — это опасно. И вот, пожалуйста... - Бель делает тяжелый вздох, выпуская дочь из объятий. Весь запал, который она хотела вылить на бедное дитя тут же исчез, стоило увидеть ее лицо. Ну как тут злиться на эту бесшабашную отраду своего сердца?

+2

4

Да. Это, конечно все меняет – первой пошла мама, наверняка отец пока собирается с мыслями в коридоре, дабы устроить мне отменную взбучку. Я люблю свою семью!
И как же сложно будет убедить их снова в том, что я, а) отлично езжу; б) умею правильно группироваться и падать; в) не чувствую боли – спасибо папе. Ну и вдовесок придется пройтись по палате, чтобы убедить любимейших родителей, алмазов моей души в том, что я не верблюд, и даже не идиотка.
- Мааам, я к вам ехала, - искренне надеюсь, что этот аргумент перебьет все факты наличия у меня кучки ссадин и порезов, а также рассечения брови и большое количество гематом. Тем более, я не огребла ни одного перелома – так удачно грохнулась. Мотоциклу, правда, возможно крандец, но да ничего, получу гонорар – новый куплю. А может быть и два – один папе подарю.
- Специально отпросилась на это число и прилетела утром из Нэшвилла, думала раз уж день варенья с круглой датой, надо уважить тех, кто тебя создал, - порция обниманий достается мамуле, вкупе с нежным поглаживанием нарисовавшегося животика. О! надо ж перевести тему!
- Пинается уже? – состроив почти что мордочку котошрэка, я уставилась на округлость, которая в скором времени появится на свет дабы стать моим братцем, или сестренкой. Когда я узнала о прибавлении в семействе – честное слово, даже не удивилась. В сорок лет жизнь только начинается, раз уж воспитали первый блин не в коме, а вполне здорового как морально так и физически человечка, то почему бы не сделать еще одного? Польза обществу и демографии, а также мне амнистия от воплей в стиле: «хотим внуков!». Вот сами родят, пусть и играются!
Но вдруг меня как молнией ударило. Как здесь мог оказаться Малкольм? Вернее, как он мог узнать о случившемся – у меня в памяти телефона даже его номера нет! Врачи конечно могли посмотреть в моем паспорте семейное положение и разыскать его… Но как – то уж слишком натянутая версия получается.
- Со мной все в порядке, я умею правильно падать. К вечеру отпрошусь наверное домой и таки встречу спокойно день рождения в кругу семьи, правда вокруг дома придется выставить кордон, потому что ко мне пытался прорваться мой муж, - зная о нелюбви мамы к Малкольму, я уверена что идея прокатит на ура, - И у меня странное предощущение, что моя авария случилась неспроста. Отец докажет, что я езжу как мужик, и ни разу еще не падала. И не упала бы… Если бы не повело переднее колесо. Я помню, что на повороте слышала какой – то звк, словно стукнули половником по кастрюле, но только очень быстро, мгновенно просто, прямо тюк и все! И после этого повело колесо. И шина… звук пошел, словно сдувается гелиевый шарик. Я не знаю, почему это произошло, но знаю точно, что завертка не могла открутиться, и что проколоть шину я не могла тоже – там дорога чистая и ровная, как экран сенсорного мобильника.
Теперь, когда я это все озвучила, мысли в голове кое – как начали приходить в состояние понимания ситуации. Относительного, но понимания. Я должна туда вернуться и все осмотреть. Наверняка копов туда не прислали – все указывало на то, что сама не справилась с управлением и грохнулась. Только вот я не могла потерять управление. Ни в коем случае.
Веселенький конечно выдастся день рождения. Я не удивлюсь, если к вечеру выяснится что меня пытались убить. Ну а пока…
Выпустив маму из объятий, я откинула покрывало, вытащила капельницу из вены (знали б вы как неудобно было с ней идти в туалет!), и села на кровати, опустив ноги на пол, в тапки.
- Надо позвать врача, чтобы готовил документы на выписку, серьезных повреждений нет, я здорова. Это они тут кипиш подняли, видимо решили, что я очередная зажравшаяся звезда, пф… Как я упарилась развеивать эти мифы, кто бы только знал! – я рассмеялась. Звонко, задорно, искренне. Заранее морально готовясь, что когда мне выдадут мой комбинезон, мне придется сфотографироваться со всем персоналом больницы и напрячь руку для автографов.
- А неплохая здесь больница, - как бы невзначай произнесла я, оглядывая палату, - не хочешь тут на сохранении полежать при необходимости, а, мам?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » where do we begin now that you're back from the dead?