Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свободное посещение ‡или "в списках не значится"


Свободное посещение ‡или "в списках не значится"

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Agata Tarantino, Vernon L. Ward
Место: Калифорнийский университет, аудитория 209
Время: 10 февраля 2014 года
Время суток: с 11:40
Погодные условия: противная калифорнийская зима со всеми вытекающими

О флештайме:
- Профессор Уорд, вот списки присутствующих, - миловидная блондинка с глазами Бемби улыбается улыбкой акулы. И эта улыбка обещает мне быть поданным на стол в день всех влюбленных под имбирным соусом и с яблоком в глотке. - Сегодня вся группа в сборе.
"Удивительно!"
- Спасибо, юная леди, - Окидываю аудиторию цепким взглядом и в ту же секунду замечаю явную недостачу. - Секундочку. А как же Карла?
- Карла? - Кажется, что сейчас ее тщательно выщипанные и подведенные брови отделятся от личика и воспарят к небесам, - Какая Карла?

Отредактировано Vernon L. Ward (2014-02-03 19:51:27)

0

2

Внешний вид

- Коллеги. - Вежливый кивок в сторону аудитории, где сегодня собралось на удивление много народу. Впрочем, немудрено. На носу зачеты, и никому из вчерашних прогульщиков не хочется сегодня стать кандидатом на отчисление. - Список потом, сейчас мы с вами разберем то, что пригодится вам уже в понедельник. Итак, поговорим о злых гениях. Адольф Гитлер...
На самом деле, меня сейчас мало занимала история истеричного параноика с манией величия, каковым, по моему мнению и являлся в свое время фюрер германской нации. Больше волновали дела первостатейной важности. Нужно было в кратчайшие сроки провести по документам "печать пособий для начинающих домохозяек", которая позволит мне наконец отбелить изрядный кусок из последней партии "товара". С этими ребятами, положительно, приятно иметь дело. Следующий заказ уже был в работе, а меня последний месяц прямо-таки преследовало вдохновение.
Затем, нужно занести мисс Кроули пару "репродукций", я думаю, она найдет, куда их пристроить. Ну и поблагодарить юную леди за такое плодотворное сотрудничество. И пусть оно не приносило мне таких гонораров, как основной вид "творчества", но приятным дополнением к моему бутерброду с маслом и икрой было безусловно.
Нужно так же отправить жене деньги. Нет, я принципиально не собираюсь называть это алиментами. Мышь тоже получит свой конверт с хрустящими (вполне себе настоящими) бумажками. Тем более, что у нее скоро День Рождения.
Были еще вагон и маленькая тележка всяких нужных вещей, о которых я мог подумать в процессе чтения заученной наизусть лекции. Да я даже на редкие вопросы студентов отвечать мог, не особо отвлекаясь от своих мыслей. Благо, эти посредственности редко могли спросить у меня что-то из ряда вон выходящее. Единственной, кто мог поставить меня в тупик своим неожиданным вопросом, была Она.
Карла.
Эта девчонка умудрялась вернуть меня в те годы, когда я получал удовольствие от процесса преподавания на кафедре истории Пантеона. Она умудрялась заспорить со мной там, где это тупое стадо баранов только кивало головами, как китайские болванчики. Она могла начать допытываться у меня о том, что другого штатного историка могло повергнуть в состояние ступора и культурного шока. Она интересовалась тем, чем не интересуются люди, получающие образование ради диплома. Она хотела и умела учиться.
Бог мой, я не вспоминал о Карле уже месяц, а ведь от порыва идти в деканат и поднимать списки всех студентов в ее поисках, бить тревогу и заламывать руки, меня остановил только природный цинизм, да факт того, что в группе ее не знал никто. От слова "абсолютно". Эдакая свободная слушательница, которая вдруг взяла и исчезла.
И тут вдруг вспомнилась. К чему бы это?
Я больше на автомате, нежели из какой-то надежды, поднял глаза от своего органайзера, где как раз делал небольшую зарисовку под прикрытием каких-то мега-важных пометок, и щурясь обвел взглядом своих слушателей.
"Серьезно?"
Знакомая макушка с копной густых темный кудрей красовалась в районе последнего ряда, всем своим видом излучая независимость и уверенность в себе. У меня даже мелькнула где-то мысль о том, что эта девчонка издевается.
Лекция благополучно подошла к концу. Студенты шумным потоком покидали аудиторию, когда я поднялся со своего места и, облокотившись на кафедру, промолвил в спину уходящей брюнетке:
- Карла, задержитесь-ка на минуточку.
"И что ты будешь делать, юное создание? Снова исчезнешь?"

+1

3

Меня зовут Карла. Карла Де Ла Куадра.
На самом деле это имя моей матери, которое я решила взять, чтоб представиться профессору истории. Почему не назвала свое настоящее имя? Почему соврала? Дело в том, что вся эта история с лекциями уже изначально была ложью. Я не являлась студенткой и присутствовала на занятиях по истории «зайцем». Обманом проникала через проходную, говоря, что забыла карточку. Тихо забиралась на последнюю-предпоследнюю парту и слушала.
Да, я бы могла подать документы и поступить на первый курс, но у меня не было времени, хотя об образовании я начала задумываться как вернула слух. А еще, боюсь, я стала бы ходить только на те предметы, которые мне нравятся, забывая, что есть такое слово как «надо». Так почему бы сразу не начать посещать те лекции, которые были действительно интересны?
Моя мама была историком, - смотрителем музея. Это она привила мне любовь к этому предмету еще до школы. Правда, увлекалась я больше мифами Древней Греции, но это не мешало мне с любопытством слушать про Гитлера или Кутузова.
Отходив весь декабрь, в январе меня сразили дела и болезнь, но из-за моей неусидчивости и искренней веры в то, что без меня не смогут, я срывалась в дела. От чего сейчас имею осложнение, и оно выдавало меня в кашле, который я успевала прятать в носовом платке, стараясь не привлекать внимания. Удалось это мне не очень хорошо, так как какой-то парень кинул записку с вопросом «Ты кто?». Ясное дело, что в этом классе меня не знали, и в списках студентов я не значилась.
Новенькая? Или просто перепутала расписание? На эти вопросы я предпочитала не отвечать, сохраняя интригу.
Когда лекция закончилась и студенты начали поднимать из-за столов, чтоб скорее разбежаться на часовой обеденный перерыв я, заколола ручку к ежедневнику, в котором, помимо коротеньких записей по истории, значилось еще расписание Аарона, его продленки и адреса кружков.
- Карла, задержитесь-ка на минуточку. – не сразу «вспомнив» как меня зовут, я почти вышла из кабинета, решая оглянуться на профессора, чья личность вызывала у меня интерес, и заметила его взгляд.
Карла? Черт, это же меня!
Прихватив клетчатое пальто, перекинув блокнот в другую руку, я начала спускаться вниз, пока не остановилась в одной ступеньке от мистера Уорда, напротив первой парты.
- Добрый день, мистер Уорд. История про Гитлера и создание НСДАП произвела на меня впечатление. Как вы считаете, если бы не Первая мировая война, рвение Гитлера восстановить справедливость, было бы не таким масштабным? – я не пыталась показать зазнайкой, но этот уклон в прочитанную лекцию был моим ходом как-то избежать разговора, которого я ждала от раза к разу. Если Вернон действительно позвал меня, чтобы поговорить о Германской империи, то ничего лишнего я не сказала. Если суть в другом, то я попытаюсь сменить тему. Хотя, признаюсь, что в истории Германии я была не сильна.

Внешний вид

+1

4

Просто восхитительная наглость!
Вот смотрю на эту жгучую брюнетку с хороводами бесенят в черных глазах и не перестаю поражаться тому, насколько она не такая, как все мои местные студенты. Хотя, стоит начать с того, наверное, что она и не является моей студенткой. Она, вероятнее всего, и в Калифорнийском-то не учится вовсе. Хотя, с другой стороны, ходит же она на мои лекции? Значит она - моя студентка. Впрочем, вдаваться сейчас в подробности этого философского вопроса мне лень. Гораздо интереснее мне понять, что же именно движет этой девушкой. Она снова поставила меня в тупик хотя бы тем, что даже не попыталась сбежать. Да, теперь она стоит передо мной и беззастенчиво заговаривает мне зубы, но не ушла ведь!
Чуть кривовато ухмыляюсь и ловлю ее взгляд.
- Зачем? - Выдерживаю драматическую паузу, с некоторым злорадным удовольствием наблюдая за тем, как она меняется в лице. Не все же ей одной надо мной издеваться. Настанет и моя очередь. - Зачем юной леди строить подобные гипотезы, Карла? - Прямо чувствую, как она переводит дух. - Если вам действительно интересно мое мнение, то я считаю, что не будь Первой мировой, сейчас люди ходили бы в выставочные залы и любовались картинами талантливого художника Адольфа Гитлера. Вы ведь знаете, что он не собирался становиться военным? И политика ему, в свое время, претила. Он хотел рисовать. Война искалечила его жизнь точно так же, как он в дальнейшем искалечил тысячи чужих жизней...
Рассказываю свою любимую студенческую байку, аккуратно наблюдая за реакцией девушки. Расслабилась? Потеряла бдительность? Хотя бы задумалась о том, что у нее получилось меня отвлечь? Прекрасно, если так. А если даже и нет...
- Мне вот, лично, гораздо более интересно узнать - вы так и планируете появиться на моем зачете, с учетом того, что не учитесь в моей группе, а, Карла?
Нет, деточка, если я хочу что-то выяснить, то зубы себе заговорить я не дам. Я сам, кому хочешь, зубы заговорю, дорогая.
- Или у вас амнезия, и вы с завидным постоянством забываете свое расписание, или у вас на этом курсе тайная любовь, или, как говорили небезызвестные герои русского мультфильма, "одно из двух". Так что же вас привело на мои лекции, юная леди?
"И, что еще более интересно, куда ты делась на целый месяц, чтобы снова, как ни в чем не бывало, вернуться и показаться мне на глаза?"
- Да вы присаживайтесь, присаживайтесь. Судя по всему, наш разговор будет долгим. Очень долгим. Но я, знаете ли, люблю длинные истории. Так с чего мы начнем? Со жгучей любви к моему предмету, или каких-то иных причин, которые заставляют вас появляться на моих лекциях?
Черт возьми, мне ведь действительно интересно, зачем она это делает. В чем здесь логика? Хотя, судя по ее поведению в целом - логикой тут и не пахнет. Это чернокудрое существо настолько иррационально, что в пору задуматься - а она вообще настоящая, или это плод моего больного воображения? А с другой стороны, зачем искать логику в поведении женщины? Нонсенс. Но мне все равно интересно, что же она мне ответит.
Сажусь за свой стол, сцепляю пальцы в замок и устраиваю на них подбородок, ободряюще улыбаясь своей "свободной слушательнице", как я уже мысленно ее окрестил. И правда, люблю длинные интересные истории, а она должна быть неплохой рассказчицей.

+1

5

- Зачем? – зачем что? Зачем я пришла сюда? Или зачем осталась по вашей просьбе? Я напряглась, но задавать наводящие вопросы не спешила.
- Зачем юной леди строить подобные гипотезы, Карла? – о, я могла расслабиться, наивно полагая, что профессор отвлекся моими рассказами о Гитлере. Он стал высказывать свое мнение относительно прочитанной лекции, а я улавливала момент, когда можно будет соскочить с разговора и, попрощавшись до следующего раза, смыться с территории университета.
Но, черт, как бы не так! Мистер Уорд (даже в своих мыслях я от чего-то не смела обращаться к нему на «ты») стал меня отчитывать. Я ощутила себя… словно на сдаче экзамена, прижатой к стене; словно неспособной ученицей, которую спрашивали, когда она возьмется за ум. Впрочем, так ведь оно и было? Я сама записала себя в студенты. Но для меня все эти посещения Калифорнийского университета были что-то вроде пробы, дегустации. Чтобы оценить смогу ли я проучиться пять лет, или сдамся раньше?
- Да вы присаживайтесь, присаживайтесь. Судя по всему, наш разговор будет долгим. Очень долгим. – я последовала совету профессора и села за первую парту, скинув на стол свои вещи, прямо напротив Уорда, в трех метрах от него.
На минуту, ту самую, когда меня отчитывали, я потеряла уверенность в своих действиях. Но мне хватило еще пару вздохов и молчания, чтобы вспомнить, что меня здесь ничего не держит. Пару минут назад я была его ученицей, а сейчас могу встать и уйти, и больше никогда не приходить. Я ведь была здесь на правах призрака Карлы, безызвестной девушки. Беда была в том, что я не хотела пропадать, я хотела слушать и учиться. Мне нужно было занятие, хобби, увлечение, которое бы отвлекало меня от моего криминального мира с его разборками. Мне нужно было отвлекаться от своей жизни и учиться чему-то, чтобы не стоять на месте. Не то, чтобы, занимаясь делами Семьи, я деградировала, нет, мне приходилось набираться умения вести переговоры, обучаться бухгалтерии, научиться разбирать винтовку и собирать бомбы. Но это было все не то, это было слишком прагматично и жестоко, учитывая какой была конечная цель.
Именно поэтому я и стала разводить дома бабочек, да божьих коровок, чтобы развивать себя не только как человек технической направленности, но еще и гуманитарной. Но и террариума с насекомыми мне было мало, поэтому я стала рваться дальше: лекции профессора Уорда, и сейчас сижу перед ним, собираясь вновь солгать по поводу того, что я и кто я.
Я могла сказать, что новенькая или что перепутала расписание, но эти шаги Уорд уже предугадал, заранее поставив штамп «не верю». И мне ничего не оставалось, как продолжить игру в возрождение истории своей покойной матери, перенимая не только ее имя, но и род деятельности:
- Я работаю в музее. И да, вы правы, я люблю ваш предмет, люблю историю – хотя, если бы он вещал про то, как космические корабли бороздят просторы вселенной, я бы тоже осталась его слушать, - у профессора красивый и завлекающий голос.
- И ответьте мне… - я поднялась, спустилась на ступеньку вниз и подошла к широкому преподавательскому столу - …Что плохого в том, что… - взяла список с учениками, который лежал перед мужчиной - … Я единственная из списка в 28 человек, которая посещает ваши занятия, потому что они мне интересны, а не для того, чтоб получить вашу роспись со словом «зачет». – да, признаюсь, я вела себя сейчас самым наглым образом. Из девчонки-террористки, говорящей все, что думает, я переоделась в новый облик заучки-профессора, хитрой интригантки.
- Как давно, мистер Уорд, вы читали для аудитории, где хотя бы половина готова вас слушать? – я всегда была хорошим слушателем: дам высказаться, в нужный момент поддакну, промолчу или задам наводящий вопрос. Я умела хранить тайны и проявлять интерес к тому, что мне вещают. Сама же неразговорчива и замкнута, может от того, что слишком много мне доверено чужих секретов?

+1

6

Ловлю себя на мысли о том, что мне чертовски приятно наблюдать за этой испанкой (она ведь испанка, верно?). Я вообще люблю все яркое и эффектное, а эта девушка прекрасно подходила под оба описания. А еще она была смелой. Это тоже подкупало. По крайней мере, мне, в кои то веки, не было скучно в обществе человека значительно младше меня. Она меня... веселила? Да, пожалуй. И тем, что повела себя не так, как можно было бы от нее ожидать. И тем, как бросилась грудью на амбразуру, сообразив, что совершенно бесполезно заговаривать мне зубы.
Лучшая защита - это нападение? Ну-ну.
- Полегче, юная леди, полегче. - Вскидываю руки в притворном "сдаюсь" и улыбаюсь как можно более обаятельно, - Я ведь ни в чем вас не обвиняю. Отнюдь. Мне просто интересны Ваши мотивы, Карла.
Смотрю прямо в ее темные глубокие глаза. Не боишься? Правильно. Не потому, что меня не стоит бояться, как раз напротив, а потому, что я не люблю трусливых людей. Впрочем, за все время нашего, так сказать, знакомства, я успел не один раз убедиться, что ты смелая.
Пожалуй, эта девчонка подкупила меня уже тем, что пошла против правил. При чем - во всем. Нет, мои лоботрясы тоже постоянно нарушают правила, вот только выхлопа от этого никакого. Ноль на палочке. Вот зачем было поступать в университет, где принято учиться, чтобы демонстративно НЕ учиться, скажите мне? И еще ходить надутым индюком и гордиться, что ты, вот такой крутой, не учишься. Смысл? Зачем иметь систему там, где она, в кои-то веки, создана для тебя, а не для того, чтобы поиметь тебя в свою очередь? Бред же.
Я не понаслышке знал, что на моем курсе есть пара человек, мнящих себя анархистами. Как раз отъявленные прогульщики и раззвездяи. И, честно говоря, мне было смешно на них даже смотреть. Они такие же анархисты, как я - законопослушный гражданин государства. То есть совершенно никакие.
Тут другое дело. Девушка хочет учиться. Но по каким-то причинам не стала поступать в университет. Она просто приходит и берет то, что ее по праву. Черт, ну умница же!
Собственно, на этом мне можно было бы остановиться и отправить брюнетку восвояси, будучи уверенным, что она не преминет снова показаться мне на глаза. Но нет. Наверное, я старею, ведь мне прямо до зуда в ладонях хочется разгадать эту загадку. Зачем она это делает? Что ей движет?
- Работаете в музее? Зачем же вам тогда мои лекции? Зачем вы вообще ходите на них? Для общего развития? - Устраиваюсь поудобнее, всем своим видом давая понять, что я намерен продолжить эту увлекательную беседу. - И что же вам помешало просто поступить в Калифорнийский? С вашими способностями это совершенно не составило бы труда.
И мне вправду это интересно. Почему она решила ходить просто так? Почему не поступила?
- И какие же лекции помимо истории вы посещаете, юная леди? Кому из профессоров посчастливилось с вами общаться? Высшая математика, литература, искусствоведение?
Я засыпаю ее вопросами. Тысячей вопросов. В конце концов, на один-два она в любом случае ответит. Если бы ей тоже не хотелось пообщаться - она бы не осталась.

+1

7

Я ощутила себя в новой роли, когда профессор назвал меня «юная леди». Наверно, так обращаются к своим детям их отцы, когда те совершают оплошность или так делают замечания преподаватели в школе тем девушкам, что шумят на задней парте. Или тем, кто плохо себя ведет. Веду ли я себя плохо? О, уверяю, я вела себя гораздо хуже. От этого мне особенно забавно пребывать в этой роли.
Да, мне нравится ломать эту систему. Мне нравится наблюдать за Уордом, за тем, как он пытается понять меня. Это пытаться собрать кубик-рубика: тебе кажется, что вот-вот, за поворот сойдутся все цвета, но хоп(!) а этот ребус снова обдурил. Словно смеется…
- Работаете в музее? Зачем же вам тогда мои лекции? Зачем вы вообще ходите на них? Для общего развития? – засыпает меня вопросами преподаватель, располагаясь в своем кресле, наверное, чтобы опять послушать мою занимательную историю.
- Все верно, для общего развития. В моих познаниях истории много «черных дыр», просто некоторые видят за ними космос. – я говорю о том, что знала я далеко не все, увлекаясь этим предметом только в детстве, в школе, и то по наитию матери. Поэтому пробелов у меня было достаточно. Но ведь главное знать как преподнести свои недостатки, верно? И говорить все с уверенным видом, словно сам еще вчера защитил докторскую степень.
- И что же вам помешало просто поступить в Калифорнийский? С вашими способностями это совершенно не составило бы труда.
- Мне некогда. Да и вы льстите мне, говоря о моих способностях. – как это неуважительно по отношению к наукам сказать, что мне некогда их изучать. Но обвинить меня мог какой-нибудь параноидальный профессор от мозга костей. А мистер Уорд на такого не был похож. Мне кажется, он и сам давно потерял свои интерес, найдя в жизни другие отдушины.
- И какие же лекции помимо истории вы посещаете, юная леди? Кому из профессоров посчастливилось с вами общаться? Высшая математика, литература, искусствоведение?
- Я неплохо знаю физику и химию – ну да, так бы я не смогла собирать на кухне бомбы и при этом до сих пор оставаться живой – Но я не чувствую, что на лекциях этих предметах меня научат чему-то новому. Так что да, узнать Карлу-призрака посчастливилось только вам – о, знал бы профессор насколько мои слова были правдой: Карла действительно была призраком для тех, кто верит в существование другого мира. Для всех остальных она мертва как 9 лет… Насколько я опорочила ее имя и испортила свою карму, назвавшись именем покойной матери? Не знаю, суеверные бы меня не одобрили. Но, так как сама я таковой не являлась, то только сожалела о своей потери и скучала.
- Мистер Уорд, так как вы узнали о том, кем я являюсь и кем не являюсь, то может на «ты»? Я уже не ваша ученица. – улыбнулась я, разведя руками. Не знаю, стоит ил об этом жалеть или радоваться, раз рамки вычерненной вежливости и приписанного уважения сняты. Я так же и сомневалась приду ли когда-нибудь в эту аудиторию вновь или придется прекратить мои занятия, прекратить врать. Поиграли и хватит, иначе примерка чужой жизни может заменить жизнь настоящую. А быть смотрительницей музей я никогда не хотела. Другое дело цирк или театр. Хотя… может и в скучную строгую жизнь музея, я бы внесла позитив? Скажем, устраивала бы ночные экскурсии, рассказывая страшилки про призрака из портрета Дориана Грея…

0

8

И все-таки она просто поразительно наглая. Нет, мало того, что она "зайцем" посещала мои лекции, потом пропала черте-куда, потом снова появилась, а на мое любопытство ответила претензией в духе "а вам-то что, как будто вас другие слушают!", так теперь она еще и на "ты" решила перейти!
Я положительно восхищаюсь этой девчонкой. Боже, да она - просто наглядное пособие по тому, как нельзя вести себя с типичными преподавателями.
Деточка, скажи спасибо - я нетипичный.
Пожимаю плечами, давая понять, что мне, в сущности, совершенно безразлично, как именно она собирается меня называть. Это все - такая шелуха.
- Я не имею привычки льстить, я констатирую факты. - Кривовато улыбаюсь, разглядывая ее, слегка наклонив голову. Интересно, сколько ей лет? Ну уж точно не больше тридцати. Скорее лет двадцать пять.
Эх, славное время. Всяческие безрассудства, мир, лежащий у твоих ног и разграниченный четкой линией на черное и белое... Наверное, я даже немного ей завидую, этой молодой, чертовски красивой испанке. Очень многое ей еще предстоит.
Нет, я, конечно, не хороню себя, но то, что могут позволить себе ее сверстники мне не то чтобы по статусу не положено, а просто не имеет смысла примерять к себе. А ведь она не только красивая, но и, без сомнения, умная. А это, пожалуй, еще больший плюс.
- Кстати, я так понимаю, о Первой мировой ты знаешь достаточно хорошо, раз пропустила лекции, связанные с ней. Зря, пара моих лоботрясов даже попыталась затеять спор на семинаре. Я был удивлен, ты многое пропустила.
К слову сказать, я был более удивлен не тому, что мои студенты иногда берутся за ум, а тому, что эта Карла обладала глубокими познаниями в точных, а не гуманитарных науках. Это немного странно для музейного работника. Хотя...
- Что же ты тогда заканчивала, раз тебе не хватило общеобразовательной программы по истории, но при этом вполне хватило химии и физики?
Нет, это не насмешка, мне и вправду любопытно. Карла кажется мне довольно-таки начитанной и эрудированной девушкой. Да что там, по моим ощущениям - половина моих студентов здесь, получая диплом, не выносит в своей пустой башке и трети тех знаний, что есть в этой чернокудрой головке. Возможно, она и заканчивала Калифорнийский, но другой факультет? Черт, мне действительно интересно.
Может стоит пригласить ее куда-нибудь? Вроде бы, она более не настроена воинственно, а это значит, что есть шанс не получит отказ на предложение выпить по чашечке кофе. Честно говоря, стены университета на меня давили, и я продолжал вести редкие лекции только ради того, чтобы сохранить амплуа добропорядочного гражданина, общественного деятеля и прочая, прочая, прочая.
- Карла, как ты смотришь на то, чтобы продолжить нашу увлекательную беседу об истории где-нибудь... - Неопределенно взмахиваю рукой, - не здесь? Скоро сюда придет на занятие другая группа, но у меня, на сегодня, лекции закончились. Ты, я так понимаю, тоже не планируешь почтить своим присутствием кого-либо из моих уважаемых коллег. А я знаю очень неплохую кофейню, буквально в одном квартале отсюда. Там варят изумительный кофе.
Поднимаюсь и галантно подаю девушке руку, немного лукаво улыбаясь и глядя в ее глаза.
- Ну так как? Юная леди составит кампанию старому больному профессору?

+1

9

Меня не покидало ощущение, что профессор Уорд пытается меня обучить, наставить на путь истинный, видя во мне то, чего никто никогда не замечал, да и чего я сама в себе не находила. Меня это одновременно настораживало и завлекало. Я хотела показать на что способна, но слишком умные разговоры, рассказы про Мировые войны казались мне наигранными и скучными. Именно поэтому я и набралась храбрости и наглости перейти на «ты».
- Что же ты тогда заканчивала, раз тебе не хватило общеобразовательной программы по истории, но при этом вполне хватило химии и физики? – на самом деле я ничего не заканчивала. Внезапная беременность нарушила все мои планы на образование, а ссора с матерью и мой побег из родного города вовсе обрубил любые нити к знаниям. Для меня в том возрасте, когда все получают образование, было главным заработать на покушать и чтобы владелец кофейни не увидел моего пуза, и не уволил. Но ведь не могу я в таком признаться Уорду? Я не хотела его разочаровывать. Я так хочу, чтобы во мне видели разумную и разностороннюю личность, а не убийцу-прошмандовку, живущую в доме покойного друга.
- Я училась в Малагийском университете. Это Испания. – вообще-то там учился Декстер, отец моего ребенка, но по его рассказам я успела понять что это за государственное учреждение. Хотя с тех пор мои воспоминания подтерлись… Но, надеюсь, Вернон не станет спрашивать о подробностях. – На факультете актерского искусства. – нет, ну а почему бы нет? Врать о том, что я училась на экономике или юриспруденции слишком скучно.
- После обучения выступала в театре в Малаге, потом в Барселоне. Надеялась, что в Штатах моя карьера примы театра пойдет в гору, но, увы. Последняя моя роль была Дерева – засмеялась я, собирая свои вещи со стола.
Странно, если раньше я даже не могла думать о том, чтобы кого-то обмануть и воспользоваться его доверием, наученная постоянными нотациями матери, что все тайное становится явным, то сейчас… Я не чувствовала угрызения совести. Может от того, что мне было так легко и комфортно в роли актрисы-недоучки. То ли потому, что я знала, что дальше бесед и лекций на уроках это не зайдет.
- Карла, как ты смотришь на то, чтобы продолжить нашу увлекательную беседу об истории где-нибудь не здесь – я была удивлена приглашением профессора, но не могла понять, что им двигало: желание действительно поговорить про историю? Или мужчина проявлял ко мне иной интерес?
Мне было самой смешно от своих мыслей. Смешно и глупо. Видимо, безнадежная ситуация в моей личной жизни окончательно одолела меня, раз я в каждом шаге и вопросе вижу намек. Ведь сколько ему, а сколько мне… Наверно, Вернон старше меня лет на двадцать, предположу, что ему 45, он женат (хоть и кольца нет), у него двое детей и любимая собака. И, наверно, я не первая студентка, кого профессор попросил задержаться после уроков. Потому что я знаю, что за зачет многие девчонки готовы раздвинуть ноги, а многие преподавали примут этот «дар».
Не хотелось бы мне показаться таковой. К тому же… Я смотрю на часы на моей руке. Сегодня надо забрать сына из школы, - это впервые после того как я заболела. Не хочу больше расстраивать мелкого, мы давно не виделись.
- Ну так как? Юная леди составит кампанию старому больному профессору?
- Оу, старый больной профессор хочет вызвать у меня сострадание? – посмеялась я – Извини, но я отвечу отказом. Меня ждут дела – похоже на отмазу, нет? – Но мы увидимся через три дня, на лекции. – пообещала я, чуть не ляпнув «тогда и поговорим об истории», но во время поняла, что это будет довольно резкий отказ. К тому же мотивов Вернона я не знала, может он, действительно, хотел поговорить про Первую Мировую?

+1

10

Актриса? Даже странно. Нет, я вижу, что актерского таланта ей не занимать, но почему-то я был убежден, что профессия у нее куда более жесткая и волевая, что ли? Наверное, за это говорили и ее уверенные жесты, и прямая осанка человека, знающего свое превосходство. Нет, не складывалась в моей голове картинка, подтверждающая, что она - актриса. Вот Донна - та была актрисой, а Карла... Карла казалась эдаким лидером какой-то инициативной группы. Общественным деятелем. Политиком. Спортсменкой, в конце концов...
Почему я так думал? Не знаю. Первое впечатление, интуиция, которой я привык доверять. Но, с другой стороны, в жизни случается всякое. Мы не те, кем кажемся. Я - так точно не тот, почему тогда для Карлы нужно было делать исключение?
Впрочем, я быстро отогнал от себя эти навязчивые мысли. Сейчас мне просто нравилось слушать ее, нравилось смотреть на нее, изучать ее жесты, подмечать малейшие детали в мимике. Наблюдать. Руки так и чесались взять карандаш и набросать эти округлые плечи, этот аккуратный подбородок и печальные огромные глаза с затаившейся в них безуминкой. Желание было столь непреодолимым, что я даже непроизвольно начал отстукивать пальцами по блокноту какой-то незамысловатый ритм. Кажется, это была "Марсельеза", ну да не суть важно.
Карла, на мой взгляд, обладала не только внутренним стержнем, но и весьма фотогеничной живой внешностью. Хотя, кто бы мне что не говорил, но лучше кисти художника красоту женщины не передаст ничто. В свое время только господин случай, да, пожалуй, налет реализма, остановили меня на пути к поступлению на факультет изящных искусств. С раннего детства я проявлял в себе способность к изобразительному искусству. Как ни странно - этим теперь и живу. Плохой признак. Говорят - это к старости то, чем вы увлекались в детстве, снова становится актуально.
Ведь если бы тогда не погиб мой любимый преподаватель, я наверняка плюнул бы на все, и поступал не на исторический. Ну да дела давно минувших лет.
Сейчас, глядя с высоты своего возраста, я ровным счетом ни о чем не жалел, кроме, пожалуй, того, что в определенный момент стал уделять рисунку меньше времени. Потом пришлось фактически учиться всему заново.
А тем временем, пока я предавался воспоминаниям, мое предложение было жесткосердечно отвергнуто. И меня это даже задело, если честно.
Хотя, если подумать, а чего ты хотел, старый болван? Что могла подумать неглупая, если не сказать больше, девушка, выслушав подобное предложение от мужчины твоего возраста. Да еще если ты - преподаватель, а она - студентка. Правильно. Стереотипы, они ведь такие стереотипы.
Но все-таки, право, обидно. Просто даже потому, что в кои-то веки я не подразумевал под своим приглашением ничего из ряда вон выходящего и постыдного. Меня, как ни странно, в этой девушке больше возбуждал ее мозг, нежели ее великолепное тело. Я не люблю пустышек. Я, как и любой ценитель искусства, люблю произведения, наполненные смыслом, а не выкидыши масс-культуры.
Жаль, жаль. Впрочем, она обещала, что придет на следующую лекцию. Не факт, что сдержит свое обещание, но надежда, она умирает последней.
- Что же, не смею тебя более задерживать, Карла. - С улыбкой беру ее ладонь и на долю секунды прикасаюсь губами к шелковистой коже в галантном поцелуе. - С нетерпением жду на следующей лекции.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Свободное посещение ‡или "в списках не значится"