Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Темный Лорд, встречай гостей!..


Темный Лорд, встречай гостей!..

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://24.media.tumblr.com/c9306995e16734b2f2e60eed94798735/tumblr_mh9r65S9qB1rnu46vo1_500.jpg

Участники: Donna Costner, Umbrella Rookwood
Место: ночной клуб Сакраменто, затем подвал Малфой-мэнора.
Время: 22.01.2014 - ..,10,1997
Время суток: ночь в Сакраменто, вечер в Малфой-мэноре
Погодные условия: морозно, ветрено (и там, и там)
О флештайме:
А что, если мы можем перемещаться в свои любимые книги, фильмы, менять их сюжеты, спасать жизни героям, которые погибают, строить там свою судьбу?
Конечно, это весело и весьма захватывающе. Эта история о том, как две девушки, Донна и Амбрелла, смогли попасть в мир Гарри Поттера.
И было никому не до смеха - ни им, ни героям мира Джоан Роулинг.

Отредактировано Donna Costner (2014-02-05 14:53:34)

+2

2

внешний вид

https://24.media.tumblr.com/d5baea393d923822bfa591897388705b/tumblr_n0i94xbvGK1r5l0ugo1_500.png

Казалось, все было идеально. И довольные гости в дорогих костюмах, и отличные отзывы о двухчасовой пьесе, которыми они делились между собой, попивая шампанское и другие виды алкоголя из хрустальных бокалов и граненых стаканов. Играла оркестровая музыка, актеры без умолку трещали с журналистами, сценаристами и прочими гостями о своем успехе и о той, кому они очень признательны. А признательны они были Донне Костнер, как никогда блиставшей своим роскошным платьем и счастьем, которые выражалось в ее улыбке до ушей и в звонких благодарностях на каждое поздравление. Она порхала по залу, словно бабочка по зеленому полю, от одного гостя к другому, принимая бокалы с шампанским у официантов и ставя пустые на их доверху загруженные подносы. Как бы ни упал этот парень, который уже не мог скрывать своей усталости и бродил по залу, словно голодный зомби – такой же бледный, с опухшими глазами и гнущимися от усталости ногами. Донна и не обратила на парня в форме никакого внимания и поскакала на своих длинных шпильках дальше, к мужчине в черном фраке под руку с худющей, как березка, моделью. Он начал восторгаться актрисой, восхвалял ее талант к не только игре на сцене, но и к постановкам целых пьес. Женщина расцеловала политика в обе щеки, задевая локтем блондинку, стоящую рядом.
Как давно Донна мечтала об этом – она не просто узнаваемая и любимая в высшем обществе актриса, она еще и талантливый, уважаемый постановщик, руководитель, «сенсей актерского мастерства», как ее назвал сценарист удачно завершенной сегодня постановки. Женщина помнила эти бессонные ночи, проведенные с молодыми актрисами и актерами за кулисами, которые, то не могли запомнить и пару строк, то выдавали ей весь текст за пару прогонов на сцене. Во всех этих девушках и парнях актриса видела талант, яркую будущую карьеру на сцене, или хотя бы, в рекламе моющего средства, куда она грозилась отправить в случае невыученного текста и располневшего тела хотя бы на пару килограмм. На этом Костнер была просто помешана – до или после театрального сезона можешь хоть запивать булочки борщом, лежа на диване, а пока грызи только капустку и постное мясо, и обязательно до шести вечера! Сама Донна была хорошим примером, который вообще ничего не ел ради сегодняшнего платья самого маленького размера, который только можно придумать для женщины ростом 173 сантиметра.
Тут женщину тронула за плечо легкая женская рука, и прозвенел сквозь музыку и гомон гостей знакомый голос. Донна повернулась всем телом так резко, что пузырящаяся жидкость в ее бокале немного пролилась за края. Сначала актриса удивленно посмотрела на гостью, а затем счастливо улыбнулась девушке, стоящей перед ней.
-Амбрелла, я и не думала тебя здесь увидеть! Хотя, это неудивительно, ты всегда хвалила меня, - Костнер громко усмехнулась, хватая с проносящего официантом подноса бокал шампанского и протягивая его знакомой. – Твой муж здесь или ты одна? А, ну да ладно, знаешь, мне нужна помощь. Я немного переборщила с шампанским, а ведь хотела остановиться на бокале, мм, четвертом. Или шестом, не помню.
Так или иначе, Донна не собиралась останавливаться, налегая на более крепкую выпивку. И Амбрелла поступала точно так же. Девушки никогда не были подругами, у них не было ни прогулок по магазинам, ни разговоров по душам за чашечкой кофе. Актриса мало что знает о жене своего друга – сценариста, но сегодня вечером она была единственная, кто говорил с ней о чем-то другом помимо пьесы.
Прошло четверть часа, и ноги у обеих девушек болели жутко, особенно у Донны. Та окончательно напилась, хотя хорошо делала вид, что была под легким опьянением, а Амбрелла, не отставая от своей собеседницы, начала налегать сначала на шампанское, а затем, каким образом, у нее в руках оказалась водка. И у Костнер тоже. Откуда, непонятно. Кажется, официант проходил мимо и раздал им по грамм сто с таким довольным видом, что мог дать фору счастливой и откровенно напившейся Донне.
-Амбрелла, эй, Амбрелла…я писать хочу. Жутко, аж не могу, - пробурчала Костнер и потянула за собой девушку в уборную, проходя мимо таких же пьяных гостей, которым уже было все равно, ради чего они здесь собрались. Главное, собрались.
Донна, путаясь в подоле платья, влетела в женский туалет и, увидев открытую кабинку, сразу же закрылась там. Спустя время, пока женщина разобралась в своем платье, обматерила все, что окружало ее: туалетную бумагу, ершик, крючок для сумочки, унитаз, она, наконец-то, смогла облегчиться, и теперь пьяной головой упиралась в дверь кабинки. И опять, запутавшись в проклятом платье, Костнер нажала на спуск и хотела открыть дверцу, как у нее помутнело в глазах и что-то начало ее засасывать в темноту. Женщина потеряла сознание…

Донна очнулась в темном и холодном помещении, валяясь спиной на каменном полу, и начала что-то невнятно бормотать себе под нос. Рядом кто-то начал шептаться, голоса сливались в один, женские и мужские, они стали одним целым и теперь больно били по вискам актрисы.
-Очнулась… - прошептал кто-то совсем рядом.
-Кто она? Никто ее не узнает?
-Посмотри, на ее руке есть метка?
-Какая метка, балбесина! Не будут же они своих кидать в подвал!
-Наверно, сильно ударилась головой, бедняжка…

И тут женщина подскочила на месте, отчего голова настолько начала болеть, что Донна застонала и схватилась за нее, начав рвать на себе волосы.
-А-А-А-А!! - истошно заорал женский голос наверху. – Пожалуйста, не надо!
-Где ты достала его, мерзкая грязнокровка! Говори! – раздался другой истерически орущий голос, тоже женский, но более грубый и хриплый.
Костнер все еще приходила в себя, но отрывки фраз, издаваемых наверху, наконец, стали доходить до женщины
«Грязнокровка? Меч? Темный Лорд? Не надо было пить водку. Не хило от нее штырит. Так. Стоп. Как я тут вообще...
Тут раздался такой неожиданный хлопок, что Донна опять подскочила и чуть не свалилась из сидячего положения обратно на спину. Рядом с ней стояло маленькое существо с длинными ушами, большими водянистыми глазами и таким тощим тельцем, что выступали ребра.
-Привет, - тоненьким голосом отозвался домовой эльф.
Донна заорала так, что те две женщины наверху нервно курили в сторонке и слушали своего сенсея, который сейчас сидел в темноте, в красном платье, с непроходимым опьянением от огромнго количества алкоголя. Визг раздался от толстых леденящих стен и врезался в слух каждому, кто сидел тогда в подвале. Наверху все притихли, слушая, что твориться внизу.
-Гарри Поттер, Добби готов помочь своему хозяину. Добби спасет Гарри Поттера! А почему эта дама так кричит? – эльф отошел подальше от истерички, испуганно смотря на нее. Видимо, он понял, что задача усложняется, и теперь придется спасать Гарри Поттера и компанию не только от Пожирателей смерти, но и от этой вопящей магглы.
-Уйди отсюда, уйди, Голлум! Изыди, маленький Путин! – кричала Донна, отодвигаясь подальше от трясущегося в страхе Добби.
-Да заткнись ты, дура! Захлопни рот! – говорил рыжеволосый парень, пододвигаясь к ней. – Гарри, давай вырубим ее? Она всех нас выдаст.
-Не надо вырубать меня, рыжик, не прикасайся ко мне! - продолжала визжать Донна, и тут рыжий парень по имени Рон Уизли, схватил ее, крепко зажал рот и отодвинул к стене. На лестнице раздались чьи-то шаги и чей-то шепот. Все притихли, даже Костнер, которая истерила, как ненормальная, сначала дергалась, словно в конвульсиях, но, поняв, что это не поможет, обмякла в крупных руках молодого волшебника.
И тут рядом с ней оказалась еще одна девушка, лежавшая без сознания. Амбрелла.
В замочной скважине повернулся ключ.

оффтоп

вторая часть поста это стеб укуренного ананасами автора, и это только цветочки.

Отредактировано Donna Costner (2014-02-05 14:31:44)

+1

3

Я никогда не была особым ценителем или критиком искусства. Не потому, что эта тема, это направление – даже не знаю, какое определение дать этому слову: деятельность, процесс? – было чуждым моей душе, моему образу жизни, а потому что я… Ну, признаться честно, мало что понимала в этом. Мне нравилось бывать в музеях, посещать театры, читать сценарии, которые пишет мой муж, но я все равно была профаном в этой области. Не сказать, что мне было обидно всякий раз, когда я попадала в неловкие ситуации, например, в случае, когда не сходилась с мнениями реальных экспертов в искусстве, но неприятный осадок на душе это оставляло. Однако что поделать? Кто-то хорошо осведомлен в науке, у кого-то мозг развит в экономическом направлении, а другие вот мастера на сцене, в балете, в рисовании и прочих таких вещах. Невозможно быть знатоком во всем – это стоит всегда помнить хотя бы для того, чтобы не чувствовать себя ничтожным человечишкой.
В общем, к чему я все это? Сегодняшний день мы с Эйвери посвятили премьере одной пьесы, в которой принимала участие наша общая знакомая Донна Костнер и ее протеже. Пропустить такое я не могла, поэтому только упомянув имя актрисы, муж удовлетворительно кивнул мол, идем. Я была даже рада, потому что упрашивать его мне не особо хотелось и идти одной тоже.
Кстати, с Донной мне посчастливилось познакомиться на одном афтепати, и скажу сразу, эта женщина произвела на меня неизгладимое впечатление. Конечно, я слышала о ней несколько отзывов как об актрисе, но никогда не видела ее… Живую. Настоящую. А реальная она была совсем другой. Я это ощутила, только взглянув на нее. Здесь, на паркете, в зале - короче, далеко от сцены, она была обыкновенным человеком, которому свойственны свои эмоции, свои мысли и своя жизнь. Это меня поразило. Потому что… Многие актеры путают реальность и игру. Но не Донна. И мне не хотелось говорить об ее творчестве (хотя первым делом я, безусловно, осыпала женщину комплиментами), мне хотелось знать ее саму.
После той встречи я стала нередко посещать выступления своей новой приятельницы. И, как правило, после них, я любила болтать с ней о всякой всячине, которую обсуждают обычно в гостях или случайно столкнувшись в кафетерии.

- Донна? – я аккуратно коснулась впереди стоящей барышни, заранее зная, что на сей раз поймала актрису, как это говорится, с поличным. Ну, на самом деле, посудите сами: уже около получаса я искала Костнер в зале, а каждый раз, когда находила, та успевала упорхать в другую сторону. Фиг поймаешь, как вы уже поняли. – О, да, понимаю, - почему понимаю? Потому что я сама, пока муж не видел, налегла на пару-тройку бокалов с шампанским. Вернее, уже на один больше, так как новый фужер оказался вскоре у меня в руках. – И пусть нас не выгонят отсюда, когда вертолеты окружат наши головы, - произнеся что-то вроде тоста, я осушила рюмку и весело улыбнулась Донне.
Что происходило дальше, я уже смутно помню ввиду появления нового более крепкого напитка - то был вроде коньяк. Да, тот самый, поначалу обжигающий все горло, а затем так легко и игриво идущий в самый организм; тот самый, сногсшибающий и головокружительный. Но кому какое дело? Живем один раз, почему бы не напиться? К слову, это будет третий (или четвертый) раз в списке, название которого «Зюзюквуд». Однако все это не важно: главным было не попасться Эйвери. Видеть меня пьяной, когда я его жена, не такой уж и забавный момент - для меня, естественно, потому что теперь отчитывать меня он имеет полное право.
- Вперед! – тоном главнокомандующего сказала я, следуя за Донной. И, между прочим, эта ее потребность была даже очень кстати, потому как Эйвери, оказывается, был в метрах трех от меня и успел даже махнуть рукой, чтобы я обратила на него свое внимание, но вовремя скрывшись, я с облегчением вздохнула, прислоняясь спиной к прохладной плитке возле уборной.

Прошло уже минут пятнадцать, как актриса скрылась с моих глаз в женском туалете. Что-то подсказывало мне, что либо она утонула, либо у нее помимо потребности сходить по-маленькому, появилась еще и потребность освободить желудок, либо…
- О, нет! – я рванула в дамскую комнату и первым делом заметила удушающую тишину. – Донна? – молчание, последовавшее после моего вопроса, заставило меня мигом протрезветь (ну, разве что самую малость). – Донна, - я второй раз повторила ее имя, будто она могла не расслышать или… Или что-нибудь другое. Но снова тишина. – Эй! – распахиваю первую кабинку. Затем вторую. Третью. И, наконец, четвертую. Пусто! Костнер нигде нет. Не могла же я ее упустить? Нет. Это исключено. Я бы видела, как она выходит, я бы не пропустила ее. Да и… Да и женщина наверняка бы окликнула меня, чтобы мы продолжили веселье!
Стоя напротив белого приятеля всех нуждающихся, я схватилась за голову, ощущая, как учащается сердцебиение, а мозг наполняется всеми возможными вариантами, куда могла пропасть актриса. Один сюжет был лучше другого. Я развернулась и подошла к раковине, ладошками уперлась в небольшой выступ и опустила голову, закрыв глаза, как вдруг необъяснимая темнота, такая густая, предстала передо мной, захватывая и унося меня куда-то далеко отсюда…

- Твою мать, - медленно, практически по слогам выговаривая каждое слово, пробурчала я, открывая потихоньку глаза. – Зачем так орать? – звук шел словно откуда-то издали, но с каждой секундой он становился все громче и громче, и вскоре я узнала, кому этот голос принадлежит. – Донна! – я резко подняла туловище с чего-то холодного и твердого, но последовавшая головная боль заставила меня поежиться, прежде чем я смогла говорить дальше и понять, что за чертовщина происходит. – ДОННА! – ползком добравшись до знакомой, я накинулась на ту, столкнув в сторону какого-то мальчугана, который еще недавно пытался, кажется, задушить женщину. – ДОННАМАТЬТВОЮСКОЛЬКОМОЖНОССАТЬ?! – это было странное зрелище, я вроде обнимала потерянную подругу, но в то же самое время я кричала на нее, задыхаясь от злости. – Стоп. А… А где это мы?
И, правда, а где?

+1

4

Рон все еще сжимал рот неугомонной актрисе, которая с ужасом слушала, как поворачивается ключ в замочной скважине с  режущим скрипом, который добавлял еще больше ужаса и наводил страх на всех, кто сидел в подвале. А особенно он пугал Донну, ведь она меньше всех понимала, что вообще сейчас происходит и где она находится.
«А может, я в аду? А это черт пришел за нами, чтобы закинуть в пекло?»
-Отойдите, я вхожу, - пропищал тоненький голосок.
Тут дверь со скрежетом отворилась, и на нижних ступеньках стоял низкий и полный мужчина, лица которого не было видно, он стоял, словно тень, а позади него ярко бил в глаза свет, непривычный для пленников.
В подземелье стояла гробовая тишина. Все, кто находился в подвале, попрятались по углам, были видны лишь ноги некоторых ребят, и что-то красное виднелось слева, что заставило гостя насторожиться. И тут раздался женский крик, на этот раз не принадлежавший ни Донне, ни дамочкам наверху. Это был крик Амбреллы, настолько оглушающий, что у всех зазвенело в ушах. Амбреллу слышали и все, кто был наверху, и теперь там стало тихо. Ну, вы только представьте, идут пытки, кровь, стоны, злобный смех, и тут кто-то возмущается на весь дом, что какая-то Донна слишком долго срет.
Рон, который зажимал до этого рот актрисе, издал тихий смешок и тут же напрягся, смотря в сторону стоящего в дверях маленького человечка. Дальше все произошло очень неожиданно и казалось Донне страшным сном. Очкастый парень навалился на Питера Петтигрю – того самого человечка – и, как показалось женщине, пытался оглушить его. Питер вдруг начал биться в конвульсиях, его рука, которая, к ужасу Костнер, оказалась серебряной и блеснула на свету, начала душить шею своего владельца. Гарри Поттер, который еще секунду назад хотел прикончить мужчину, теперь пытался спасти его,
«Непостоянный какой»
От всего этого зрелища у Донны перехватило дыхание, будто ее тоже в тот момент душили, она, не отрываясь, смотрела на Петтигрю, на то, как последняя жизнь уходит из его водянистых глаз. Он замертво упал к ногам Поттера, и тут женщина издала крик ужаса. И не только она, видимо, Амбрелле эта сцена тоже не очень понравилась.
-Он что, того?.. Умер?! – кричала Костнер, и ей почему-то все происходящее казалось смутно знакомым. Тут ее разум начал проясняться, хоть и не до конца. Видимо, страх, шок, потрясение заставили ум актрисы протрезветь хотя бы наполовину, и теперь она могла более или менее здраво оценить ситуацию.
«Так, сначала я выпила. Потом выпила. Выпила. Пришла Амбрелла. Мы выпили. Водкавискиконьякшампанскоеводкавискиконьяк…. Я пошла в туалет. И оказалась здесь. О. Боже. Мой».
-Я провалилась в туалет и умерла! – воскликнула Донна, хватаясь за волосы. Они были сухими, как и одежда, значит, она пролежала здесь очень долго, и все успело высохнуть. Но, ни платье, ни волосы не пропахли туалетом, от них шел приятный шлейф дорогих французских духов, подаренных в честь поставленной пьесы.
Все, кто был в подземелье, смотрели на двух сумасшедших женщин. Им уже было все равно на Питера, на Пожирателей наверху, их больше интересовала Донна, которая, как она говорила, умерла в толчке.
-Гарри, нужно бежать, - тихо прошептала девушка с длинными белыми волосами, пододвигаясь к нему ближе.
«Гарри. Они называют его Гарри…»
-Добби может помочь, - «маленький Путин осторожно подошел к темноволосому волшебнику и дернул за рукав. – Добби может переместить всех и спасти. Добби пришел сказать, что он должен переместить всех пленников в коттедж «Ракушка» к мисс Флер и мистеру Биллу.
-Мы не можем оставить Гермиону, - отчаянно простонал рыжик, освобождающий Донну.
-Рон прав, мы не оставим ее. И меч тоже, - ответил Поттер. – Добби, перенеси Полумну, Дина и мистера Лавгуда, а мы с Роном спасем Гермиону.
-Добби вернется за вами, сэр, - преданно сообщил домовик, хватая маленькими рученками ладони волшебников. – Добби спасет хозяина и его друзей.
Раздался хлопок трансгрессии.
Костнер смотрела на все это завороженными глазами, а преданность Добби настолько растрогала ее, что теперь она, чуть не рыдая, смотрела на испарившееся облако дыма, которое осталось от переместившихся в пространстве волшебников.
И тут Донна поняла все. Гарри, Добби, Рон, Гермиона. Такие знакомые имена, и все, что происходило вокруг – такое знакомое, будто все это женщина уже переживала раньше.
И правда переживала. Перелистывая страницы семи книг, наблюдая за приключениями Мальчика – Который – Выжил. Когда актриса впервые открыла первую книгу о Гарри Потере, ей было двадцать три года. Тайная фанатка целой истории, целого выдуманного мира. Но выдуманный ли он?
«Я оказалась в «Гарри Поттере». Никак иначе. Это точно пьяная горячка. Надо завязывать с выпивкой. Может, я сейчас лежу в туалете вниз головой без сознания, и меня все ищут. Или это все по-настоящему, и я действительно сейчас… В Малфой-мэноре? Ооо!»
-Добби нельзя возвращаться! – вдруг Донна начала теребить руку Рона и с мольбой смотрела на Гарри. – Если он вернется, его убьет Беллатриса! Я чит…я просто уверена в этом.
Гарри взглянул на женщину, как на сумасшедшую, а Рон вывернулся из под хватки актрисы. Наверху началась какая-то суета, и парни решили больше не медлить. Переступив через хвоста, они вытащили палочки из-за пазухи и помчались на свет.
-Амбрелла, что нам делать?! Что нам делать, мать твою? – теперь настала очередь девушки терпеть истерику эмоциональной и вспыльчивой Донны. – Ты хоть понимаешь, где мы? Там, наверху, эти…ну, фашисты, тьфу, Пожиратели…а потом придет этот…ну…лысый такой, и без носа, Волдемортом зовут.
Костнер была переполнена эмоциями и жадно хватала ртом воздух, приходя в себя. И тут ей в голову пришла «гениальная идея».
-Пошли! – Донна потянула подругу по лестнице, сама еле волоча ноги. Она все еще была не в себе, но вполне могла соображать и отвечать за свои поступки. Ну, может не всегда. И не за все.
Женщина поднялась в просторную, темную гостиную, и, несмотря на то, что шторы были раздвинуты и свет проникал в помещение, все равно стоял какой-то мрак.
Сначала на Донну не обратил никто внимание. Все были заняты Поттером и Уизли, а женщина могла спокойно сбежать и спасти себя. Но не тут-то было.
-Эй, вы! Пожиратели! – ноль эмоций. – Стойте. Остановитесь, – никто и не повернулся. – Ну, все-е… АВАДА КЕДАВРА!!!
Это был не крик, а визг, и теперь все остолбенело смотрели на двух женщин, еле как выползших из подвала. Этот визг был похож на визг Беллатрисы, которая стояла ближе всего к актрисе.
-О, Хелена Бонем… То есть, Белла. Беллатриса. Мадам Лестрейндж, - выглядело так, что Донна издевалась. Хотя говорила она искренне. От всего похмельного, еще не пришедшего в себя после русской водки сердца – Здрасте.

оффтоп

упоротый автор, наплевавший на весь канон.

+1

5

Я тут вспомнила – не знаю, к месту это будет или нет, - как однажды напилась. Это был вроде второй раз (из тех трех или четырех), когда я вообще принимала такое количество алкоголя, что пересчитать рюмки невозможно. Ну, так вот: я напилась, а потом темнота. Вот примерно такая же, которую я схватила, стоя в дамской комнатке. Кстати, точно. Я же была в уборной. Так какого фига я оказалась здесь, в этом подвале черт знает с кем? Ах, простите, отвлеклась от главной мысли: после той темноты я проснулась в одной постели с субъектом в лице женщины. В лице полуголой женщины. Далее я лучше умолчу о всех подробностях того утра, но чуть позже выяснилось, что таки ничего серьезного и ужасного я не пропустила, не проспала то есть. Вот. Но, знаете ли, впечатлений мне на всю оставшуюся жизнь хватит. Даже, наверно, правнукам достанутся эти мои эмоции, если я вообще когда-либо и кому-либо захочу поведать такую интересную историю.
Короче говоря, этот момент всплыл в моей памяти потому, что я уже второй раз попадаю в подобную ситуацию: напиваюсь – темнота – странное место, странные люди, ничего не помню, в голове зоопарк туда-сюда проносится, не давая разобраться в происходящем! Но я буду не я, если не прервусь, не перестану кричать на Донну и не обернусь, чтобы, наконец, ВКУРИТЬ КАКОГО ЧЕРТА ВООБЩЕ ТВОРИТСЯ. Да, извините мне заранее мой французский. Но никуда не денешься от… От переживаний, назовем их так.
Значит-с, что предстало перед моим взором: во-первых, рыжий парень с веснушками и взъерошенными волосами, на лице которого читалось «божемойчтозанахрен», во-вторых, очкастый юноша с лицом, подобным первому мальчугану, в-третьих, блондинка с длинными локонами, спадающими на плечи, и взглядом а-ля «из дурдома я сбежала, гуси, кони, лала, лала». Далее какой-то несимпатичный то ли гном, то ли эльф – а, может, эльном или гнольф, я не знаю. Помимо этой компании тут был взрослый мужик, тоже блондинистый как девчонка и еще один представитель мужского пола. Общество прямо таки зашибись. Иначе и не скажешь! Еще вскоре появился толстяк, но его разглядеть я не совсем успела, потому что началась какая-то потасовка, и единственное, что сделала я – нахмурилась, закрыла глаза, открыла, снова нахмурилась и встала в позу руки в боки. Все понятно: у меня галюны. Галлюцинации. И у Костнер тоже. У нас одинаковые галюны. Иначе и быть не может. Хаус нервно курит в сторонке, в общем, со своими умершими знакомыми и прочими личностями, которых он под всякими веществами видел.
- Водяра явно была лишней, - с умным видом заключаю я и киваю головой.
Однако если я взирала на все с лицом полным недовольства: ну, еще бы, оказалась фиг пойми где, общество не элитное и явно под наркотой да и к тому же дерется, видимо, из-за того, что у кого-то ломка (ну это логично согласно моей версии); то Донна не сдавалась и строила какие-то свои варианты. И признаться честно, вывод, что она умерла, меня несколько насторожил, ибо если она умерла, то я, стало быть, тоже коньки отбросила. Но эта идея мне не нравится не столько потому, что я сдохла, а потому что В ТУАЛЕТЕ. Именно в уборной мне подыхать хотелось меньше всего, если вы понимаете, о чем я. Я представляла свою смерть иначе. Мои фантазии хотя бы местом отличались, я молчу про время и обстоятельства. Ну да ладно.
- А может и нааа… - я не успела высказать свою идею: гнольф исчез вместе с мужиком, девкой и парнем. Обидно, кстати. Мог бы и нас с Донной захватить. А лучше тех троих оставить, а забрать только нас. Мы, между прочим, представители этого… Ну… Элитного общества! Да. И одеты мы к слову как настоящие леди. В общем, дело дрянь. – Вот ж падла, - вырвалось у меня и растворилось где-то в подвале. 
Ладно, нужно было что-то делать: я еще раз прокрутила в голове имена, сюжеты, картины и таки въехала. Мы оказались в «Гарри, мать его, Поттере». Книг я толком не читала – лишь вторую, третью и четвертую части. А всего их семь. Зато фильмы смотрела с большим удовольствием. И… Либо я начала трезветь, либо разум проснулся и принялся искать ответы. В любом случае, ура.
- Погоди! У меня же есть… Зубочистка! – я извлекла из скрытого кармашка на платье деревянную тонкую штуковину и показала Костнер. – Мы можем ею затыкать безносого!
Но мое предложение так и осталось нерассмотренным и неутвержденным актрисой. Она схватила меня за руку, и вскоре мы оказались в довольно уютной, но темной комнате.
- Ааа… - наблюдая за действиями подруги, я вникла в ее задумку и, - АЛОХОМОРАВСЕМСТОЯТЬ! – и из головы напрочь вылетели все заклинания. – Я вооружена! Пало… Палочисткой! – и в самом деле, держа на вытянутой руке зубочистку, я чуть присела в позе эдакого джедая и смотрела на Пожирателей Смерти. – Мать, - шепотом произнесла я, обращаясь к Донне, которая здоровалась с Беллатрисой. – Да они ж не настоящие. Эй, вы! А ты чо скалишься? Зубы давно чистил? – прямо на меня смотрел какой-то мужик. – Слышь, сюда иди, ща мигом марафет наведу!
И как же зря я это сказала…

+1

6

Донна старалась быть доброжелательной вежливой с…а как их, собственно, называть? Господа Пожиратели Смерти? Волшебники и волшебницы? И стоит ли их всех называть по именам, ведь женщина знала практически всех, кто присутствовал тогда в просторной, освобожденной от лишней мебели для более важных пожирательских дел гостиной. Рядом с ней стояла Беллатриса Лестрейндж – безумная, злобная, сильная, но, признаться честно, с притягивающей внешностью ведьма, которую нехило испортит Азкабан и все прочие испытания в жизни. Рядом с ней стояли два непонятных мужика, один – с длинными и черными, как сажа, волосами, густыми усами и пронзительно – черными глазами. А другой словно вообще не знал, как он сюда попал, и что он тут делает, как Донна и Амбрелла. Он растерянно зыркал по сторонам, крепко сжимая волшебную палочку в трясущейся руке. Он словно был под кайфом, наверняка перед собранием Пожирателей втянул в себя грамм белого порошка, чтобы успокоить нервы, но, видимо, Белла все-таки вывела его, никакие наркотики не защитят от такой бой-бабы, как она.
Чуть позади Донна заметила трех блондинов, явно выделяющихся на фоне всей семейки приспешников Темного Лорда, которые, видимо, установили свой дресс-код: носи все черное, набивай татуху на левом предплечье, цвет волос – желательно черный, но краситься не обязательно, особенно если вы мужчина или женщина с непереносимостью запаха аммиака. Поэтому эта светловолосая троица особо бросалась в глаза, впрочем, была и еще одна особенность – они были семьей. Вот так семейное дело – доминируй, властвуй, унижай.
Мужчина выглядел слишком потрепанным, на лице была светлая щетина, в глазах – ничего, одна пустота. Он немного горбился и стоял чуть впереди женщина и молодого парня – своих жены и сына. Женщина была невероятной внешности – она притягивала, запоминалась, завораживала, в ней нет смазливой голливудской красоты, у нее была аристократичная красота. Напряженная, как струна, Нарцисса Малфой сжимала запястье своего сына Драко и смотрела то на Донну, то на Амбреллу, и парень делал то же самое. Очень похож на своего отца, немного на мать, такой же потрепанный судьбой и до безумия уставший от всего, что происходит вокруг.
В толпе были и остальные: Лестрейнджы, Яксли, Долохов – русская душа, Руквуд – тезка нашей Амбреллы, Керроу, Сивый и другие представители великой и ужасной стороны великого и ужасного волшебника всех времен. Они все ошалело, злобно смотрели на двух дамочек в вечерних платьях, которые явно были не в себе. Одна пыталась всех заавадить клеилась к Беллатрисе, другая пыталась затыкать могущественных злодеев зубочисткой. Даже Золотая троица – Гарри, Рон и Гермиона – не сводили удивленных с американок взглядов.
Амбрелла решила показать, кто тут хозяин, и явно намекала на себя, так как, с той же деревянной зубочисткой полезла к Фендиру Сивому – злобному пожирателю – оборотню, который, при виде молодой девушки оскалил свои зубы и зашагал в ее стороны, рыча.
Он уже начал доставать палочку, и другие Пожиратели Смерти словно очнулись от сна. Наставив волшебные палочки на двух пьяных девушек, они видели в них не угрозу, а какое-то чудное недоразумение, которое пробралось в Малфой-Мэнор. Тут Донна вставила свои пять копеек. В общем, с этого и начался ужас, как и для Костнер и Амбреллы, так и для всех обитателей этого особняка. Дурдом, одним словом.
-Слышь, Сивый, не горячись, – начала актриса. – Тихо, место, Джейкоб. Место, милый, дружелюбный песик…
Фендир офигел от такого нахальства и обиделся после сравнения его с собакой. Но ему так и не дал ответить Долохов, который громогласно, коротко, ясно и красноречиво произнес свою речь, как это умеют делать все русские.
-Чё за хрень тут творится? – прозвенел угрожающий голос русской души, и его обладатель вышел вперед.
Далее полетели и другие фразы, ругань, а потом, самым приближенным и самым умным из этой компании волшебникам пришла, наконец, разумная мысль.
-Плевать на этих баб, у нас в руках Поттер, грязнокровка и предатель, нужно вызывать Повелителя, иначе, если мы их упустим, всех нас будет ждать нещадная порка. А может кого-то и смерть. Вы будите гордиться тем, что вас убил самый великий волшебник всех времен! - крикнула Беллатриса и, разразившись безумным смехом, победно коснулась палочкой своей метки.
-Ну прямо как речь Жириновского, - высказалась вдруг Донна, которая все это время терпеливо молчала. – Хотя нет, какой там Жириновский, тут больше на Сталина смахивает. Кровь за кровь! Смерть за смерть!
Костнер вдруг стало весело от нахождения в гостиной. Она изменила ход сюжета в книге, Добби не смог спасти Гарри и его друзей, Пожиратели держат их в ежовых рукавицах и ждут появления Лорда. Донне все это безумно понравилось, хотя ей и было, признаться, жутковато находиться среди серийных убийц.
И тут, как гром среди ясного неба, позади всех Пожирателей появился он – политик, чистильщик, миллионер, любитель змей, основатель партии «ПС-переходи на темную сторону», тайный обожатель творчества британского актера Райфа Файнса, ради узнаваемости отрубивший себе нос и побривший свою голову публичный человек – Сам Великий и Ужасный Темный Лорд.
-Оп, Волди пришел. Хайль! - вырвалось у Донны. При просмотре фильмов или при прочтении книг она любила издеваться именно над ним – Волди, Володя, Владимир Реддлович Путин-Морт, как она только его не называла.
Первое, что сделал Волдеморт по прибытию в Мэнор – офигел. Никто его не называл Волди, никто и никогда! А тут какая-то девчонка…еще и маггла! Убить!
-Простите, Ваше Наитемнейшество, просто вы мне очень нравитесь. С носом или без, - продолжала тороторить женщина. Господи, кто за язык ее тянет? Водка что ли?
И дальше началось…

+1

7

Что же такое этот ваш «не везет» и как с ним, скажите мне на милость, бороться? Где достать оборонительные средства, всякие там щиты, мечи, доспехи и прочие диковинные штуковины, чтобы уничтожить такого странного и могучего, а главное – приставучего, зверя. Где? Кто знает? Лично я вообще не в курсе и никакого понятия не имею (Донна походу дела тоже – вот ж влипли).
- Все равно у вас нихерашеньки не получится, - с видом деловой мамзель выпилила я, прежде чем осознать, что спойлерство наказуемо – в конкретном случае уж точно, ведь речь идет не об обычных телезрителях или читателях всемирно известной эпопеи «Гарри Поттер и все-все-все» (что-то от Винни-Пуха в этом есть, не находите?), а о самих героях великого произведения! Они то, бедные, еще не знают, чем дело кончится, а я уже все выложила. Ну, вернее, не все, а лишь концовку. Хотя наверняка этого момента достаточно для того, чтобы меня сейчас заавадили или завингардиумили – хоть убейте, но что с чем в этих заклинаниях я начисто забыла.
Вот попаду домой и первым делом заставлю Эйвери просмотреть со мной всего Поттера. А еще лучше, если он мне начнет его на ночь читать как маленького ребеночку сказку.
Но вернемся к нашим двум баранам (или овцам, как вам будет угодно): Донна в отличие от меня помнила даже имена этих проходимцев, да и говорила с ними она достаточно открыто, будто те ее давно знают, и вообще они с ней кореша, ее братья по духу. Мне же хватило одной реплики, отправленной улыбаке-страшиле и тому самому спойлеру, что заставил меня на секунду другую прикрыть рот. Но ненадолго.
- Ох ты ж ёпт, кого не ждали, - пробурчала я вслед за замечанием Костнер. Да-да, это было такое мое приветствие Волан-де-Морта. Если честно, с экрана этот негодник был не таким привлекательным, а здесь, в реальном мире (чо?!) он был таким… Таким… Его чистые голубые глаза, в которых невозможно было с первого взгляда распознать темную сторону, а можно было только утонуть, даже не думая набирать в легкие воздух, чтобы хоть как-то выжить; эта гладкая странного оттенка кожа – чертов Аватар воплоти; лысая голова как у Фантомаса, но не внушающая тем самым омерзение или чувство отвращения; безносый – в прочем, это не достоинство. А его мантия! Нет, вы только видели его мантию? Этот длинный черный, немного пыльный костюм? Господибоже! Я… Влюбилась? – Он само совершенство, - пропищала я, прикладывая ладошки к сердцу и глядя на нового гостя глазами полными восхищения. – Донна! Донна, он… Он идеален! - продолжала умиляться я. А знаете, что было в этот во всем самое забавное? Я ведь осознавала, что говорю. Я была трезва разумом, пусть тело маленько отказывало служить мне верой и правдой, пошатывая меня слегка из стороны в сторону.
- Имена!
Его величавый голос заполнил все помещение. Кому именно был обращен сей приказ, я прямо таки и не разобрала, но пока никто не опомнился и не принялся отчитываться перед своим Лордом, я вытянула руку как ученица начальных классов и на цыпочках сделала пару шагов в сторону понравившегося мне мужчины – он ведь мужчина?
- Амбрелла, сэр, - как можно мягче ответила я, а затем махнула рукой в сторону своей подруги. – А она Донна. Не путать с Мадонна, - в манере, свойственной капитану Джеку Воробью, добавила я, махая перед грозным батюшкой указательным пальчиком. – А мы тут из будущего. На чай заглянули. Вот только вы такие негостеприимные, жуть просто. А обидно-то как! – откуда во мне взялся герой «Пиратов Карибского моря» я не знаю, но чувствовала я себя настолько уверенно, что перед следующей своей речью подошла к Волде еще ближе. – А вы знаете, что в мире магглов о вас слагают легенды? Говорят, вы можете все на свете, но… – черт, кажется, я попутала сказки, ибо теперь включился «Кот в сапогах», - лишь одна вещь вам не подвластна. Я право даже не знаю, как сказать. Ну да ладно. Вы когда-нибудь обращались в… Сыр?
Да, Руквуд, перепишем-ка мы нахрен историю!
- Что за брехня? – этот недовольный тон принадлежал, конечно же, Рону.
-  А вот и нет! – я косо взглянула на парня, а затем вернулась к своему обожаемому Морту, который приху… Прифигел от происходящего. – Ну, так что? – не долго думая, я закинула свою руку через плечо Лорда и подмигнула ему.
- Ууубииить! – взревел разъяренный голос повелителя всех Пожирателей Смерти. – Всех!
За-ши-бись.

+1

8

Донна начала понимать, что обстановка вокруг накалялась, у всех начинало пропадать терпение, даже Золотая Троица была на стороне темных волшебников, которые горели желанием избавиться от двух надоедливых наркоманок-магглов. Беллатриса желала разобраться с «девчонками» самой, кидая Круцио одно за другим, другие не хотели отдавать жертв ей одной и хотели присоединиться к ритуалу, Гарри и компания были рады, что про них благополучно забыли, а что Лорд? Такое впечатление, что ему было пофиг, он мотал головой из стороны в сторону, пытаясь понять, что происходит, но вокруг стоял такой балаган, что мысли Его Найтемнейшества не могли собраться в кучу.
К нему начала липнуть Амбрелла и плести всякую влюбленную ахинею, которую говорят после бутылки русской водки или ящика коньяка, а ей, видимо, и пару бокалов хватило, чтобы признаться в любви лысому и безносому лорду, желающему захватить власть.
«Чертов маразматик. Такой красавчик был в молодости, я бы за власть над миром ни за что не отдала бы свои волосы, а тем более нос. И не стала бы носить балахон, ходить босиком и заниматься оргией со змеей и Беллатрисой…Ой, что-то меня понесло»
А тем временем Лорд успел прочитать мысли Донны и уставился на нее таким устрашающим взглядом, что женщина невольно сжалась и с опаской смотрела в его налитые кровью глаза, но он ничего ей не ответил.
«Молчание – знак согласия»
Темный наморщил лоб и фыркнул.
«Тоже мне, разгадала загадку века. А чем мне еще заниматься? Проституток я не нанимаю, они умирают от страха при виде меня, а я некрофилией не увлекаюсь, и затем мне безответная любовь? Она очнется и ничего не запомнит. А Белла красивая, хоть и безумная. Зато это на руку в постели. А Нагайна….Это было всего лишь один раз! Снейп, чертов урод, влил ей в глотку оборотное зелье и она стала Памелой Андерсен, я не мог удержаться!»
Тут Костнер поняла, что слышала все мысли темного мага и заржала в голос, когда поняла, что Лорд тот еще шалунишка. Он уставился на нее и, кажется, понял, отчего эта женщина начала беспричинно ржать, как лошадь. Она поняла его, услышала мысли. Но как такое возможно? Она же маггл!
Актрису этот факт удивил, но не более. После всего, что произошло, чтение мыслей казалось банальным пшиком.
Тут Амбрелла окончательно выжила из ума и начала нести такое, отчего у всех присутствующих волосы вставали дыбом и они постоянно косились на Волдеморта, который все больше и больше терял свое терпение. А ведь он был в таком хорошем настроении. Он пытал Олливандера, заставил грязнокровок убивать самих себя, поджег деревню магглов, удостоверился, что крестражи в безопасности. Ляпота. И тут на тебе, «смс» от Беллатрисы, срочный вызов в Мэнор. Эх, умеют же жизнь портить.
И тут он проорал на все поместье приказ убить двух девушек, а затем заметил в толпе Поттера. У него на лице одновременно читались ужас, торжество, удивление, волнение. Гарри Поттер, здесь, рядом с ним. Наконец. Наконец, это свершиться!
-Стоя-я-я-ять! – вторила похожим голосом Донна, который она поставила за много лет в театре. Такой рев не раз заставлял всех замолкнуть, и на волшебников это подействовало. Крик был так похож на крик Лорда, что даже он в изумлении уставился на актрису.
-Не надо убивать, Амбрелла дура тупая, зачем за такое убивать? – Костнер поймала на себе обиженный взгляд подруги и продолжила дальше: - Мы переместились из будущего сюда, к вам, и мы пришли с миром.
-Изыди! – крикнул кто-то из толпы и Белла, с горячки, кинула в него Аваду – на сегодня криков достаточно.
-Спасибо, Беллочка, - улыбнулась ошалелой ведьме Донна. – Так вот, мы не хотим никому вреда, мы попали сюда случайно, выпили немного, а потом еще чуть-чуть, и еще, а потом мне захотелось сса…то есть, в уборную, и так я вырубилась, а очнулась в подземелье. Знаете, мистер Малфой, вам нужно провести в дом отопление, холодно, как в коммуналке в зимнее время, - подытожила Костнер и обвела всех взглядом.
Лорд почесал затылок, все еще недовольно пыхтя.
-Эта грязная маггла сказала, что про нас в вашем времени ходят легенды? Так ли это? – осторожно спросил Лорд, боясь гнева актрисы. Надо же, какая ирония. Все-таки Володя боится женщин.
-О да, Ваше Найтемнейшее Величество. Про вас написали книгу, «Гарри Поттер» называется. У нее есть семь частей…
-То есть как это, Гарри Поттер? – заорал обиженный Лорд и ему начали поддакивать Пожиратели. – А как же я? Про меня нужно книги писать, а не про этого очкарика!
-Так вы тоже там есть, боритесь с ним, вы главные враги…
И тут раздался хлопок, где-то над головами присутствующих. Все подняли головы вверх и увидела Добби, сидящего на люстре с бутылкой огневиски в руках и весело смеясь во весь голос.
-Доооби пришеееел спасать Гарри Пооотера! – протянул пьяный домовик, все сильнее раскачиваясь на люстре. И кто ему дал бутылку алкоголя? Почему его за последние несколько часов так много? Может, это был тот, кто дал девушкам паленую водку, из-за которой они оказались здесь? Тогда причем здесь огневиски? А может, домовик решил заскочить в паб? Это навсегда останется тайной.
А тем временем, Добби продолжал раскачиваться на люстре все сильнее и сильнее. Она должна была вот-вот сорваться с петель, еще немного, и она полетит вниз, разобьется н тысячи осколков.
Внизу все стали орать, пытаться прекратить этот балаган, и орали больше всего Белла, две девушки и Лорд.
-I came in like a wrecking ball, I never hit so hard in love, - пропел домовик во весь голос и раскачался во всю силу.
Царил настоящий хаос. И тут люстра полетела вниз. Все было, как в замедленной съемке. Эта огромная хрустальная хрень летела прямо на Донну и Амбреллу. Женщина зажала уши руками и закричала от страха, падая на колени. Бежала бы лучше, дура гребаная.
Люстра достигла земли, рассыпалась за тысячи осколков, которые разлетелись по комнате, попадая всем, то в глаз, то в нос, кому-то в пах…
На Костнер и Руквуд пришелся самый сильный удар. Они обе лежали без сознания…

+1

9

Вам знакомо такое французское словечко как «форс-мажор»? Ну, это якобы такое непредсказуемое событие, которое, несмотря на всю свою непредсказуемость, обязательно произойдет. В юридических словарях, в тех самых, куда я частенько заглядывала на первых курсах обучения в университете, вы можете еще встретить такое словосочетание как «непреодолимая сила». Ну, это так, для справки. Я все к тому веду, что прежде, если честно, я этому форсу, этому мажору представлена официально не была. Как-то так случалось, что все же мы обходили друг друга стороной, и никто из нас не имел ничего против в данном случае. Но… Все это было до сего момента. До этой самой секунды, вслед за которой пришла новая секундочка, изменившая всю мою жизнь. И не подумайте, я не преувеличиваю! В прочем, судите сами.
Моя пятая точка буквально через платье почувствовала, что после моей громкой речи нас с Донной ждут весьма неутешительные последствия. Я даже успела быстро погрузиться в свою любимую параллельную Вселенную, в которой зеленая молния, выпущенная из чьей-либо палочки под великое «Авада кедавра!», пронзает мое тело от ушей до хвоста, как говорится. И знаете, что я вам скажу? Ощущения не из приятных. И, может, поэтому по моему телу вдруг пробежал табун мурашек. Однако, вернувшись в реальность (да, таки придется признать, что пребывание в фильме про мальчика-который-выжил, есть самая настоящая реальная реальность, увы) благодаря крику актрисы, я несколько насторожилась, внимательно слушая ее предложения – как знать, что, если она чего умное скажет?
Но не тут-то было.
Во-первых, Донна назвала меня дурой, на что получила мой недовольный фырк и нахмуренные бровки в своей адрес; во-вторых, вследствие речей Костнер один кретин нарвался на аваду от Беллатрисы – я даже взвизгнула от такой внезапной выходки Лестрейндж; в-третьих, моя гениальная подруга выдала самому Волде тайну о том, что о нем в мире магглов написана книга! Ну, не то, что бы я была против такого поворота событий, но… Не дай бог этому красавчику звездную болезнь прихватить, это же вообще кошмар тогда будет! Просто, зная всех звезд, которых часто можно узреть в телевизоре, я очень боюсь за новых потенциальных соучастников всего этого огромного шоу. Сегодня ты актер второго плана, завтра решишь спеть песню, потом поставишь рекорд в книге Гиннеса по поеданию салфеток или глотанию розеток, а вслед за этим крышу так снесет, что забудешь, откуда ты родом и из какой капусты родился! Ведь… Как знать, насколько сильно новая информация повлияет на Лорда? Что, если завтра он решит создать свою линию одежды или парфюм? И тогда… Его будет знать весь мир! Нет, его и сейчас знает весь мир – большая его половина уж точно; но… Его же все захотят! Его будет хотеть каждая женщина! Это же такая конкуренция за сердце великого и ужасного! Я не переживу!
И вся эта муть, которую я успела накрутить здесь, стоя и взирая на Донну, была прервана появлением Добби на люстре (и как только этого ушастого угораздило попасть именно на нее?). Но черт бы его побрал - явился, когда не ждали и не приглашали. Олух.
Далее все произошло слишком уж быстро:  мой взгляд метался с Донны на Лорда, с Лорда на Добби, с Добби на Донну и так по замкнутому кругу; ладошки прижались ко рту, мешая крику наполнить и без того шум и гам, образовавшийся в темной комнате – кажется, каждый пытался перекричать рядом стоящего. Сдвинуться с места я попросту не могла: стояла на месте как заколдованная, как идиотка и просто ждала, что же сейчас произойдет! Хотя умом я понимала, что сейчас произойдет, но не суть важно, ведь уже через пару секунд люстра грохнулась на нас с Костнер.

Резкий вдох. Быстрый отрыв туловища от холодного кафеля. Молниеносно распахнутые глаза. Тепло, царившее в новом, но, кажется, уже знакомом мне помещении, окутало тело с ног до головы так приветливо и заботливо. Я обернулась и заметила недалеко от себя Донну, которая тоже совсем недавно пришла в себя. Место. Что это за место? Это… Мы вернулись. Мы вновь оказались в дамской комнате.
- О Господи, - полушепотом произнесла я. Нотки облегчения теперь звучали в моем голосе. Я опустила корпус обратно на плитку и закрыла глаза. – Слава водке, это был всего лишь сон, - усмехаясь, пробормотала я, а затем рассмеялась и сложила руки на животе. Мне нужно было немного времени, чтобы дать себе отдохнуть от всего того, что совсем недавно казалось мне таким ужасным и безысходным. – Костнер, я больше не пью, меня на ходу вырубает и снится всякая упоротость в духе Поттерианы, - уже через несколько секунд я оказываюсь возле зеркала и привожу свой внешний вид в порядок, брызгая на лицо прохладную воду. – Кстати, если ты поссал, то можем возвращаться обратно.
И мы бы вернулись… Если бы не странный густой туман по форме напоминающий овал, который вдруг начал образовываться возле одной из кабинок.
- Твою ж мать.
Дубль два?

+1

10

Донна почувствовала лишь глухой удар по затылку чем-то довольно тяжелым, но, если не замахиваться и не прикладывать силу, эта штука вряд ли окажется способной причинить вред. Большая висюлька, капелька, свисающая с хрустальной пафосной люстры, стукнула женщину по голове о всего размаху, отчего у той в голове раздался болезненный гул, от которого вокруг все начало плыть, а в ушах, словно скопилась вода, как будто ты, только что, вынырнул из воды в ванной или в море. А затем – еще одна, более крупная. И, наконец, вся бандура приземлилась на макушку бедной Костнер, которая согнулась пополам от ужаса ожидания неминуемой гибели. Тяжелый хрусталь летел так быстро, что актриса даже не успела сообразить, что это происходит, и лишь когда люстра была в метре от макушки Донны, она поняла, что столкновения не избежать и принялась кричать, надрывая горло и зажимая ладонями уши.
Как странно умереть при таких обстоятельствах, посреди холодной каменной гостиной в окружении темных волшебников и похмеляющейся подруги, которую ждала та же самая участь.
Она умирает в прошлом. Она настоящая живет в настоящем, и когда наступит определенное будущее, она переместиться в прошлое и умрет там. Бесконечный замкнутый круг. Ее жизнь бессмысленна и никчемна, ее уже ничто не исправит. Интересно, много ли раз Донна так умирала, доходя до определенного момента, возвращаясь во времени и покидая этот мир?
Тьфу, что за глупые мысли. Никто не умирает, подумаешь, какой-то светильник по башке ударит, после всего, что произошло, хуже уже не будет. Их не убьет какая-то долбанная дорогущая хрусталь с лампочками (в нашем случае, со свечами), Донна по-другому представляла свою смерть. От рук человека, Господа, в аварии, во время спасения собаки из огня, но не как от удара по голове тяжеленной люстры, которую сбросил пьяный домовик в носках. Нет-нет, не дождетесь, язва по имени Донна Костнер не собирается покидать этот блаженный мир.
Глаза заполнила темнота, ноги подогнулись, как тряпичные, что-то тяжелое придавило актрису сверху, и она поместилась в глубокий сон, который, к слову, длился не очень-то и долго, а женщине вообще казалось, что не прошло и минуты. Теперь она лежала на холодном кафеле, ноги неуклюже подпирали стенку кабинки, а голова упиралась в противоположную. Будто кто-то скинул Донну с унитаза и вышиб ей мозги, отчего та откинулась головой назад, а от такого резкого удара была вывихнута еще и шея. Мягко говоря, не самое приятное зрелище.
Костнер очнулась, и первое, что она почувствовала, была сильная боль в голове, особенно в макушке. Ноги затекли, туфли так сильно впились в разбухшие ступни, что мозолей было не избежать. Волосы растрепаны, платье где-то съехало, где-то помялось, и насквозь пропахло туалетом. Донна еле как смогла подняться и опять упала. Сматерившись на всю уборную, она сделала еще одну попытку и вылетела из кабинки, как заряд из ружья. Хватаясь за раковину, актриса открыла воду и наклонилась к ней, держа под холодными струями свои руки.
Чертов Поттер. Чертов Лорд со своими БДСМ увлечениями. Чертова русская водка, от которой сносит, как от пачки ЛСД. Чертов Добби. Чертова песня Майли Сайрус. Чертова люстра!
Голова трещала так, будто по ней заехали топором и засунули под колеса бульдозера. Или еще хуже, будто Донне пришлось отсидеть три часа на лекции по биологии в старшей школе рядом с парнем, от которого пахло кошкой и спер…ну, вы поняли.
Рядом стояла такая же побитая Амбрелла, умывая лицо холодной водой
-Хватит плескать на себя воду, будешь похожа на заплаканного Джокера, - протянула хриплым голосом актриса, поворачиваясь к подруге. – Я про тушь говорю, харе плескаться!
Костнер все еще не могла поверить в то, где она была, что там произошло, и она не знала, было это реально или нет. Это было настолько реалистично и настолько безумно, что хотелось визжать и сходить с ума. Это не было сном.
-Это не было сном, Амбрелла, - вторила своим мыслям Донна. – Все было реально. Я что, по-твоему, дура, что не могу отличить сон от реальности?
Вообще-то бывало такое, что актриса, просыпаясь поутру, не могла вспомнить, был ли сон явью или это был просто сон. Но здесь все было совершенно по-другому. Костнер была уверена, что все было взаправду.
И тут возле той кабинки, из которой вывалилась Донна, образовался густой туман, скопившийся в аккуратный овал, и – пару секунд – из него кубарем покатились человеческие фигуры.
-Сука бл*ть! – крикнула актрис, отскакивая в сторону Амбреллы и хватая ее за плечи с такой силой, что у той аж свело суставы. – Это что за нахер?!
Среди них был Лорд, который, бедняга, запутался в подоле своей мантии, ерзая по кафелю, Беллатриса, которая материлась похлеще Костнер, семья Малфоев, которые не могли понять, где чья нога и почему Люциус лежит сверху Нарциссы…. Так же в стороне, на удивление, спокойно, но с ошарашенными глазами, сидела Золотая Троица и озиралась по сторонам. Был еще оборотень Сивый, но он вообще, видимо, отключился в полете, так что теперь мирно посапывал, оперившись задом в дверь кабинки.
-Убью всех! Убью всех, кто встанет на моем пути! Чтоб все сдохли! – орал Волдеморт, все больше путаясь в своем балахоне. К нему на помощь пришла Белла и начала кувыркаться с ним, пытаясь как-то вызволить хозяина из плена черной «рясы».
Донна, не думая, ринулась к двери уборной и заперла ее на задвижку, а для пущей безопасности, подперла ее стулом, который зачем-то стоял возле входа. Эх, эти уборщицы.
-Вы чего, охринели совсем, маги темные? Вы как тут вообще? – прошипела им Костнер, пихая Лорда в бок, чтобы тот, самый шумный, успокоился.
Постепенно все вокруг стихли, и теперь, кто стоял, и кто вообще лежал на холодном полу, и думали, что делать дальше.
-Волдеморт, ну ты и дурра-а-ак, - пропела женщина и засмеялась. Это действительно был не сон. Все реальность. От такого открытия хотелось прыгать, как маленький ребенок. – Ты как вообще за собой столько людей потянул сюда? Что, славы захотелось? Захотелось сойти со страниц книги, пуститься в Голливуд? Так и знала, не надо было ничего болтать, - умозаключила женщина, и тут послышались сначала спокойные стуки в дверь, а дальше целая барабанная дробь.
-Открывайте, сучки! Вы че там, кокс втягиваете? Я ссать хочу, открывай! – это была коллега Донны, такая же пьяница, бунтарка, и невыносимая матершинница. Господи, хоть бы до целого монолога матов не дошло.
На полу сладко потянулся Сивый, пробуждаясь от криков пьяной женщины, и медленно поднялся на ватные ноги.
-Какого х*я орешь?!! – рявкнул Фендир, и тут, поймав на себе взгляд Повелителя, резко осекся. – То есть, какого черта вы там делаете, мадам? Я убью тебя!
Актриса по ту сторону двери офигело ахнула и, кажется, в ее голове сложились неправильные мысли. Орущий мужик, женские вопли, суматоха, возня, драка…
-Я вызываю охрану и полицию! Ты никуда не денешься! – и женщина помчалась со всех ног к парням в форме, на ходу доставая телефон. Думаете, для чего? Твиттер, конечно, какая полиция. До охраны актриса дойдет, но никаких копов. А в то время, в голове у всех присутствующих в туалете начал созревать план: «Побег из толчка»

+1

11

Это слишком нереально. До мельчайших деталей невозможно. Это никак не вяжется с тем, что есть здесь и сейчас в этом мире. Это нечто, во что сложно просто взять и поверить. Это фантастика. Это бред. Это безумие. Это можно увидеть только будучи под наркотиками, под грибами или лсд. Да и то я очень сильно в этом сомневаюсь, потому что ТАКОГО даже с перечисленного мной не словишь, употребив все вместе одним заходом.
Я не верю в происходящее со мной. Я не верю в это ровно так же, как не верю в Санта Клауса или в то, что загадай ты желание, когда увидишь в ночном небе падающую звезду, оно обязательно исполнится. Я не верю в этих людей (а люди ли они?), как не верю в то, что на Марсе есть жизнь, или в то, что однажды наша планета однажды разлетится на миллионы и миллиарды частичек, которые заполнят собой Вселенную. Я не верю в это, как не верю в то, что после смерти есть жизнь, проявляющаяся в перерождении, в нахождении твоей души другого тела, обличия. Я не верю! Не не хочу поверить, не не могу, а просто не-ве-рю. Ясно? И убеждать меня в том, что я делаю это слепо, глупо и напрасно, не стоит. Потому что уж в этом меня точно будет сложно переубедить.
Вцепившаяся в меня Донна не дает мне никуда отсюда удрать, а потому у меня находится достаточно времени, чтобы окунуться в свои думы, где я нахожу нормальное логичное и утешающее объяснение появлению в этой комнатушке новых непрошенных и незванных гостей.
Это сон во сне.
Смотрели фильм "Начало"? Вот что-то из той же оперы: мы отключились в реальном времени, и нас кто-то подключил к специальной системе, благодаря которой и мне, и Костнер снился один и тот же сон - про Гарри Поттера и его команду, про Пожирателей Смерти, Лорда и про Добби. А затем... Затем нас переключили на новый уровень, и мы якобы проснулись, но на самом деле оказались лишь на другой площадке. Потому герои опять же оказались с нами! И теперь мы либо скоро снова переместимся куда-то на другую локацию, либо... Либо таки проснемся! Окончательно и бесповоротно! Да.
Вот только есть одно очень забавное "но" - я не хотела ждать. Я хотела проснуться. Немедленно. Сейчас же. Однако ничего предпринять не могла. Или могла, но не знала, что же именно мне нужно сделать. И как назло забыла, как же в фильме это делали по задумке.
- Вы идиоты, - сквозь зубы выплевываю я, обращаясь к собравшимся в дамской комнате людям, когда молчание таки повисло в воздухе. - В этом мире вашим силам грош цена! - импровизация стопицот лвл, вранье на один лвл выше. - Вас тут все знают, но вы ничего и сделать не сможете! Никак своей славой не воспользуетесь. Так какого хрена вы тут?! Пиар-ход? Зачееем?! - я вылезаю из-под крепких недообъятий Донны и подхожу к Лорду. - Вы здесь ничто. Ничто с одним лишь именем да странным костюмчиком, который между прочим не соответствует дресс-коду сегодняшнего мероприятия! - услышав рядом странную ухмылку, я резко отвожу взгляд и обращаюсь теперь к Белле. - А ты? Ты в этом даже на женщину не похожа! И, вероятно, именно поэтому Волдя на тебя болт класть хотел, как бы ты перед ним не плясала! - я очень зла, я дико рассержена, я вне себя от ярости и такой наглости заявиться в мой второй сон без приглашения. - Теперь вы, долбанная троица. Ты, Уизли, хватит уже трепать нервы Гермионе! У нее итак круглосуточный пмс херачит. Еще и ты масла в огонь подливаешь. У-го-мо-нись. Усек?! - затем я тычу пальцем на Гарри. - Купи себе уже нормальные очки, а то как ботаник, ей богу. И хватит из себя пупа земли строить: выжил он! Ну и что? Это никому не интересно, знаешь ли! И хватит жить прошлым, Поттер. К вам, Лорд, это тоже относится. Будьте благоразумны и пожмите друг другу лапы. Хватит войны! - я развожу руки в стороны и киваю головой. - Вам здесь не место.
Я отхожу от собравшихся в туалете гостей и подхожу к двери, которую не так давно заперла Костнер и пододвинула к ней стул.
- Досвидос, ненормальные. Ну а вам, Малфои и мистер Сивый мне и сказать нечего. Вы просто долбанутые от природы. Это не исправишь. И... Советую вам всем убраться отсюда раньше, чем здесь окажется полиция - люди, которые загребут вас на всю оставшуюся жизнь в ужасное помещение, где жуткая вонища, - я отодвигаю стул и поворачиваю замочек. - Костнер. Сваливаем. Надо бы опять нажраться. Да и я слышала, что у официанта есть немного кокса, - по крайней мере у того официанта из реальности, кокс точно был.

0

12

Тут Донна начала ржать, как ненормальная, смотря на собравшихся вокруг нее кучки темных магов, которые буквально пару часов назад превращали в кровавое месиво толпы магглов и грязнокровок, а теперь недоуменно чесали репы, стоя в женском туалете в окружении двух ненормальных истеричек. Нет, это нифига не норма, даже для глюков под большой дозой кокаина, залитой двумя стопками вискаря. Все было настолько натурально и нереально одновременно, но настолько круто, что было все равно на пьяную горячку и ломающую дверь обдолбанную актриску, хотелось просто сказать: «А черт с ним, поехали в Хогвартс» и бросить все к черту. Возможно, Костнер очнулась бы на больничной койке или все в том злополучном туалете, только без посторонних зрителей в черных мантиях, нависающих над ней.
Ситуация была настолько абсурдная и сумасшедшая, что нужно было решать, что делать дальше, разрабатывать план, работать сообща, чтобы выйти сухими из воды…а что делали девушки? Одна несла полнейшую ахинею, от чего кто-то сильно обиделся, насупив нос (которого, впрочем, не было, хотя это уже не казалось странным), кто-то вообще зарыдал, при этом истерично выкрикивая такие маты, которые могут затмить даже русские выражения. А другим особам было вообще не до этого, они были увлечены сушилкой для рук, игнорируя  не только Амбреллу, но и Лорда, который пытался их образумить, подавляя желания присоединиться к увлекательному делу под названием: «Смотри, чего магглы придумали! Воздух из коробочки пшик! Я аж офигел».
Когда ржач актрисы прекратился, и ей надоела вся эта хня, творившаяся вокруг нее, она сильно пихнула плечом свою подругу, чтобы та смолкла, подошла к Лорду и Белле, которые орали больше всех, и надавала им пару тумаков, отчего те ошалело посмотрели на женщину, как на умалишенную.
-Вы че, охирели совсем, волшебники-недоумки? – воскликнула Костнер. – Мне по кочану и кочерыжке, что вы сейчас в толчке, а не на поле боя, и мне все равно, что вот-вот вас сейчас спалят и отправят на шоу Опры Уинфри, как открытие века! Вы…вы мне всю жизнь сломали, пид*ры!
Лорд вдруг зашагал на Донну, злобно сверля глазами.
«Это кто еще тут пид*р? Я пид*р? Сейчас я устрою такое, что все перестанут думать, что я…»
-Воу-воу, потише, Волди, прости за оскорбление твоей ориентации, - добавила актриса. – Так вот, вы мне испортили всю жизнь, все детство, все непорочные мечты о прекрасном! Я думала, волшебники не такие, как мы, более возвышенные, умные, с другими интересами, целями – совсем другие. А вы! Один зоофил, который при встрече со своим врагом не пытается его убить, а говорит то с ним о жизни, то сам с собой, то со своей палочкой…с волшебной палочкой, Амбрелла! Добрый домовик оказался алкоголиком и тайным фанатом Майли Сайрус, а Гарри и его друзья… вы вообще мудилы конкретные!..
Тут в дверь начала колотиться чья-то тяжелая рука, а дальше последовал голос, грозящий, что если ему не откроют дверь, они выломает ее к чертовой матери. Тут Лорд неожиданно ласково попросил открыть проход, прося полагаться на него. Донна неуверенно приоткрыла ее, и в туалет вошел громила-качок, офигевши переводя взгляд то на одного, то на другого представителя магического мира.
-Авада Кедавра бл*ть! – заорал Волдеморт, и громила упал намертво на холодный кафель. Амбрелла кинулась мимо подруги и заперла дверь обратно, не особо удивляясь поступку Темного.
-Ну спасибо тебе, Том, ты свалишь, а нам разбираться с трупаком потом, - вздохнула Донна. – Так, вам лучше трансгрессировать отсюда, и заберите громилу с собой, он маггл, Белла, тебе на радость, будет с кем поиграть сегодня. И да, напоследок…
Костнер вздохнула и с улыбкой начала заново свою небольшую речь.
-Волдеморт, дорогой мой, против тебя весь магический мир, ты повторяешь ошибку Гитлера, который пытался завоевать мир, истребить всех евреев, а в результате застрелился сам и убил свою жену. Будь благоразумным, прекрати этот балаган, закорефанься с Поттером, он, между прочем, твой крестраж…
-Спойлеры! – воскликнул вдруг Люциус.
-Да ладно тебе, - махнула рукой актриса. – И, Гарри. Если этот лысый мудак не прекратит свои действия, вспомни, что ты лошара, и найди маховик времени. Да-да, его! Родителей он не вернет, но он может не дать начать Тому Реддлу свою карьеру Темного с пыток белок и заканчивая магглами. Почему ты про него забыл? А вы, Малфои… Ну, не знаю, создайте реалити-шоу «Вместе с Малфоями», у вас офигительная внешность, станете звездами. Пусть реальность станет еще более жестокой, вы разрушили мое детство, мне уже все равно. Идите уже, ну!
Тут, в одно мгновение, маги исчезли с поля зрения Донны, она снова провалилась в темноту, падая на спину, а очнулась она через пару часов у себя дома, лежа на мягкой постели полностью раздетая, красное платье валялось в стороне.
Женщина встала, спокойно оделась и пошла за кофе на кухню.
«Черт, ну и ночка. Больше никакого кокаина, водки и чтение Гарри Поттера на ночь»
Тут взгляд Костнер упал на толстую книгу, лежащую на углу кухонного стола. Она взяла ее в руки, повертела, а когда прочитала название, то выронила чтиво прямо на пол.
А название гласило: «Приключения Гарри и Волди. Лысый и Очкарик. Часть 1.»

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Темный Лорд, встречай гостей!..