Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ты мне сегодня снился


ты мне сегодня снился

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Я и не предполагала, что ты заявишься в квартиру, в которой большое семейство Хантеров-Норманов-Ларкиных встречает Рождество. Чарли все время ругается с Элизабет, от Эльзы больше болтовни, чем помощи, а Алиса ушла куда-то с Люком, мужчиной, которого я приняла за разносчика пиццы. Итак, на часах почти восемь вечера, на наших двадцати квадратных метрах становиться все веселей, пиццу так и не несут, индейка подгорела, а ты мне сегодня снился...   

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-02-04 21:10:01)

+1

2

Я завидую себе, когда вижу тебя.


Чувствую себя редкостным идиотом, да-да, самым настоящим придурком. Тащусь с этим тяжелющим подарком через весь город невесть куда, в район, в котором и не был никогда, только для того чтобы поздравить эту хладнокровную с праздником и увидеть на ее устах хотя бы намек на слабую улыбку. И зачем мне все это? Сам не знаю, но магнит в груди каждый день отчаянно тянул меня к этой девушке, знаете, словно все мое существование и жизнь затаились на кончиках ее тонких уст. А она даже разговаривает со мной сдержанно, сухо кидает в мою сторону колючие фразы – я и не обижаюсь, наверно, хотя ее равнодушие больно бьет по самолюбию. Но может сегодня все изменится?
Мечтал ли я завоевать сердечко Ханны? Ну, в самых моих смелых фантазиях мне и не такое виделось, но сейчас я отчаянно хотел ее лишь просто порадовать – вернуть ей то легкое ощущение защищенности и домашнего уюта, знаю, это ее первое Рождество вне стен родительского дома. Почему то я был уверен в том, что она вряд ли отправится встречать сий праздник в другое место – нет-нет, слишком святой праздник, чтобы справлять его в каком-нибудь клубе среди странной кампании – моя птичка была сумасбродной и непредсказуемой – но не до такой степени. А адрес ее нового жилья – я выпытал его у Эльзы взамен на обещание, что схожу с ней на новогодний бал. Мне не сложно, да и выручить старую подругу – почему бы и нет?
Так вот, я топал, тугая ручка подарка натерла плечо, я и не знал что сей инструмент может быть настолько неудобным в транспортировке. Видимо, я перегнул с габаритами, но Руни девушка не хрупкая, потаскает, ну или найдет того, кто будет таскать сею тяжесть вместо нее. Вот бы этим несчастным оказался я… Но мечтам моим вряд ли удастся сбыться, девчонка меня избегает, видимо все еще дуется за испорченный план на свадьбе каких-то мафиозных богачей. И чего она не найдет работу поприличнее? Предложу ей выступать в нашем ресторане в роли музыканта – у блондинки волшебные руки, и разумеется, чистая душа, иначе от куда у нее получается воспроизводить своими пальчиками такие сумасшедшие мелодии? Никогда не был фанатом классики, и был уверен, что буду слушать ее лишь в глубокой старости, но каждый раз оказываясь в гостях у семейства Норман, забывал об этом своем убеждении. Она заставляла с трепетом сопереживать каждому музыкальному акту, чувствовать кожей историю нот и мечтать – о да, то самое занятие, которым я могу заниматься сутки напролет.
Мечтать о ней, о ее лазурных глазах, взгляд которых всегда был немного печальным. Что странно, я не считал судьбу Руни такой уж драматичной, ну разве что последний год, до этого ее жизнь была подобна сказке. Любящие родители, отзывчивые и дружелюбные сестры – я о такой семье знаю лишь понаслышке, мои же будни не были «омрачены» заботой и любовью, если не считать крайне редкие разговоры по душам с отцом. Может потому меня всегда так тянуло в дом напротив? Из их окон всегда лилась музыка, был слышен смех Эльзы, грохот музыкальных колонок и русский рок, что так отчаянно любила слушать Алиса, по ночам залипая в компьютере. Ну и Руни, чей внутренний свет и загадка, что таилась под челкой, манили меня как мотылька.
Вот и нужный дом, я виновато переминался с ноги на ногу, проклиная себя за то, что не догадался купить букет цветов. Но как-то это глупо, дарить цветы девочке-подростку, да и что она с ними будет делать? Отметелит разве что меня по щекам, а мне бы хотелось выбраться в рождественскую ночь от сюда здоровым и невредимым.
Уверенно жму на звонок, делаю глубокий вдох и пытаюсь себя успокоить и подбодрить.
- Да ладно, че ты так паришься? Всего лишь девчонка, у тебя таких в Нью-Йорке было… - и загибаю пальцы, пытаясь вспомнить количество своих постоянно меняющихся пассий. Да что уж там, все равно ни одна с этой ирландкой не сравнится, и не потому что она какая то супер особенная, нет, просто она единственная заставляла меня волноваться, как совсем юного и неопытного мальчишку.
Успеваю поправить выбившуюся челку, прежде чем двери передо мной открываются – а мне везет, на пороге стоит как раз таки виновница моего прихода, я даже чуть не подавился воздухом от столь ожидаемой и одновременно неожиданной встречи.
- Я даже не успел подготовиться, ты так быстро! – глупая улыбка скользнула по лицу, а я еле удержался от того, чтобы не ударить себя по лбу. Придурок, ты не успел прийти а уже все испортил! Коленки подкашиваются, я как невинная школьница, что не знает как втюхать печенье, чтобы получить очередной жетон скаутов. – Сегодня типа Рождество, в этот день все поздравляют друг друга и дарят подарки – я, кажется, затянул с объяснениями, скидывая с плеча свою ношу и протягивая Ханне через порог. – Я надеюсь, она тебе понравится. Комплект запасных струн сунул во внутренний карман, и не знаю, умеешь ли ты пользоваться медиатором, поэтому приобрел пару штук разной жесткости. Если что – научу. Если захочешь, разумеется… - Вот так сквозь запинки и неуверенное бормотание я все-таки осмелился и вручил своей пташке такой дорогой и важный для меня самого подарок – женскую акустическую гитару, на которую потратил больше половины заработанных денег.
Что странно, ни цента мне не было жалко, я в общем-то и работал ради этого презента – мне от чего то казалось, что именно такому «сувениру» Ханна обрадуется больше всего. Ни серьгам, ни коробке конфет, ни жалкой открытке – душа музыканта явно обретет покой лишь в музыке, так почему бы не разнообразить ее звучание?
- Открой? Вдруг не понравится?

см

Отредактировано Mason Malik (2014-02-04 22:29:12)

+1

3

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0214/46/4c808.mp3|:**[/mymp3]

Я  никогда не любила Рождество, слишком много фальшивых улыбок и подарков только потому, что надо. Но Чарли и Элизабет так радовались возможности отметить его с нами, что я не могла отказать этим милым людям и скрыться за пушистыми снежинками на улице. А еще младшая сестра – она сама как праздник, с нетерпением ждала конца декабря, всех этой рождественской суеты и внимания.
- Я думала, ты будешь встречать Рождество с монитором, - покалываю Алису, которая тоже заходит на кухню, чтобы помочь с ужином на пять персон и двух орущих младенцев. Из-за того, что два теплых красных комка не затыкались и все время звали мать, та не могла готовить, бегая то к крохам, то к уже взрослому дитю – мистеру Хантеру. Тот все время раздражался и кричал, что мы ничего не успеем и наша еда будет готова в лучшем случае в три часа ночи. Я попросила их не ругаться и заказала пиццу, которую обещали привезти через сорок минут. Алиса и Эльза спасали индейку, а Чарли взял на себя роль командира и попеременно просил то подать тарелку, то отойти, то заткнуться.
Наконец, в дверь позвонили! Честно, курьеру я была сейчас рада так же, как кузенам в пять лет, но на пороге стоял щетинистый мужик с пустыми руками. Оказалось, это Люк, тот самый, с которым моя сестра познакомилась в Вестбруке и завела виртуальный роман. Я была уверенна в этом почти на сто процентов, в это же время Норман старшая умудрялась строить глазки хозяину дома и не забывать об имидже задрота. Я украсила ее монитор по периметру красной мишурой и поставила маленькую елочку на стол.
Как только  Элис и нежданный провинциальный гость скрылись за дверью, мне пришлось вернуться на кухню, забраться на стул и наблюдать за сестрой, мужчиной и его мачехой-любовницей, поджав под себя ноги.
Пока мистер и миссис Смитт выясняли свои отношения, Эльза считала ворон, духовка что есть мочи жарила нашу единственную индейку.
- Дым, - вскрикнула я, открывая дверцу духового шкафа и кашляя. – Эльза, тебе же сказали, следить, когда корочка станет поджаристой, балда! – Отвешиваю младшей легкий подзатыльник, на что та обиженно надувает губы.
- Зато Мейсон пойдет со мной на бал!
- Какой Мейсон? – Первые пару секунд, прокашливаясь и протирая глаза от едкого дыма. Я не сразу могу сообразить, что сестра говорит о том самом парне, с которым мы сейчас вместе работали на дона Монтанелли.
- Поздравляю! – Натягиваю на лицо улыбку от уха до уха и швыряю противень с обуглившейся тушкой на стол. – Что? Она все равно сгорела. – Обстановка накаляется, Элизабетт и Хантер на минутку прекращают свою ругань.
- Подумаешь, - щебечет рыжеволосая, - у нас еще есть салаты, - ага, тазик с вареной картошкой и свеклой. Почти есть, сейчас нарежем!
И о чудо, от стругания салатов меня спасает еще один звонок к дверь! Это точно пицца, есть хочу – не могу, аж внутринности все сжимаются.
Открываю дверь и вижу на пороге Питера. Более неожиданным сейчас был бы только единорог на королевском балу.
- Привет… - За его спиной я вижу чехол с гитарой. – Проходи. – Может быть, Эльза пригласила его не только на бал? Бесит, что на бегает за ним, словно собачонка. Подумаешь, старшеклассник, таких же куча.
- Ты к Эль.. – Но парень начинает речь, которую он явно готовил всю дорогу. Я почесываю бровь и смотрю на его ботинки, начишенные до блеска.
- Типа того, - виновато пожимаю плечами. Он напомнил мне о том, что я не купила подарки. Вообще никому. И это в день, когда принято всем их дарить… Ох, Руни, есть в этом мире еще более конченный эгоист, чем ты?
- Это мне? – Когда он передал мне инструмент, сердце ушло куда-то в область пяток, а затем вообще покинуло мое тело. -  Спасибо, - отхожу в сторону, пропуская Малика вглубь коридора. – А за что? – Подарки мне дарили только родители, ну и сестры всякую чушь по праздникам. Я не привыкла к тому, что мне могут сделать подарок просто так, еще и не члены семьи. Еще и такой дорогой… Это же «Фендер»! – Я уже расстегнула чехол и провела рукой по грифу, кивая парню, чтобы не стоял как скаут перед дверью, а снимал ботинки. – Я и играть то не умею толком, - мой разочарованный тон выдает меня с потрохами. Вроде и подарок получила, а настроение упало ниже некуда. Стало как-то стыдно за себя неумеху такую, а вдруг не смогу научиться? И за то, что не ожидала и нечего подарить в ответ. И за то, что даже не поблагодарила по человечески. Хотя куда уж моему скромному «спасибо» тягаться с таким инструментом?
- Может… это… не стоило? – Не выдерживаю молчания, обнимая парня за шею и касаясь носом его щеки.
- Спасибо, это правда чудесный подарок. – Я не умела иначе выражать своего восторга. Остраняюсь от Пита, замечая, как в коридоре появилась Эльза и уже тянет руки к гитаре!
- Эй, не сломай. – Забираю инструмент, приглашая их в комнату осмотреть презент получше. Вот мы втроем в скромных апартаментах моих сестер, я закрываю дверь на щеколду. Пусть там сами или приготовят ужин, или уже убьют друг друга. Эльза перебирает в руках три разноцветных медиатора, и радуется так, словно это ей подарили.
- А дашь мне попробовать? – Восторженно лепечет сестра, беря Пита за руку.
- Угу, - киваю я, обхватывая гриф и проводя пальцами по струнам. Как давно я не держала в руках гитару! Я начала учиться играть на ней два года назад, ходила в музыкальную  школу, и учитель говорил, что прежде чем перейти на аккорды, надо научиться играть по нотам. Полгода я отходила, в принципе, знала пару песен, но так круто, как у мужиков из клипов, что смотрела Алиса, у меня никогда не получится.

You are always trying to keep it real
Ты в любой ситуации остаёшься реалисткой,
I’m in love with how you feel
Я по уши влюблён в твою влюблённость,
I don’t see what anyone can see in anyone else
Я ни в ком не вижу того, что люди находят друг в друге,
But you
Но ты – исключение.

- I don’t see what anyone can see in anyone else,  - переступив стеснение, я зажала струны и начала напевать под нос слова песни, которую услышала в романтичной комедии и выучила тогда, год назад. - But you… Ее поют дуэтом. – Ловлю на себе удивленный взгляд Эльзы, кажется, бедняга первый раз услышала, как я пою.
- Ты, правда, обещал Эльзе, что пойдешь с ней на бал?
- Да, мы идем вместе, - отвечает сестра. И почему я хотела услышать это из уст Мейсона? Я ревную? Да бросьте. Мы видимся минимум раз в неделю. Нас связывает тайна, мы напарники…  мы даже не друзья.
Из коридора послышался вопль, и я открыла дверь.
- Эльза, посмотри, что там? – И как только блондинка выскользнула за порог комнаты, дверь я снова плотно закрыла, прислоняясь к ней спиной и глядя Мейсону в глаза. Много о чем его хотелось спросить, но как-то случая не подворачивалось.
Например о том, почему он ввязался в криминал ради меня. Или почему подарил мне гитару. Может быть, он обещал нашей матери заботится о нас? С Эльзой вот сходит на бал. Глупости какие… Мне не нужна ни жалость, ни забота.

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-02-10 20:19:08)

0

4

да, я проехал хуеву тучу километров
чтобы просто подарить тебе гитару

На самом деле я не собирался гостить в ее квартире, гостеприимный ужин и семейные разговоры за столом никак не входили в мои планы. Ну и еще я не хотел пересекаться с Эльзой, почему то был уверен, что она начнет ехидно хихикать, выдавая мою тайну с потрохами, чего мне совсем не хотелось. Не знаю, я переживал, что Ханна посчитает эту новость глупой, не думаю, что такие девушки как она могут быть очарованы одним лишь признанием в симпатии. А вот дорогой гитарой – почему бы и нет?
Я неуверенно топтался на пороге, в тот момент как девушка пыталась половчее ухватить гитару, расположить в своих руках, прочувствовать свое полноправное ей обладание. Непривычно и неловко. Я читал эти эмоции у нее на лице, как она осторожно расстегивала молнию и чуть напугано осматривала деревянный гриф, цепляясь лазурным взглядом за название марки. Переживает, достаточно ли мне ее скомканного спасибо, волнительно облизывает губы, чем смешит меня, заставляя легкие содрогнуться от искреннего смеха.
- Что значит за что? Сегодня праздник, я решил побыть твоим личным Санта Клаусом. Сестры дома? – Нет, я не святой, не идеальный парень, я не подумал о подарках для ее родственниках, и только сейчас виновато стягивал кроссовки и ставил скейтборд у стены, пробираясь вслед за Ларкин в ее комнату.
Господи, я сейчас буду в ее комнате! Интересно, чем это закончится?
И пока я мечтал о сладострастном поцелуе от невинной пташки Руни, как получил гораздо более приятный и неожиданный подарок. Тепло ее тела накрыло меня с головой, когда девушка оказалась рядом, осторожно обнимая за шею и касаясь кончиком носа моей щеки.
Не укололась бы. Стало совестно за запущенную щетину, но я все время забываю про элементарное бритье, за долгие годы подросткового периода все никак не мог привыкнуть к тому, что у меня, у почти уже взрослого половозрелого мужика, растет борода!
Обнимаю ее в ответ, тихо, взволнованно, словно мои прикосновения заставят ее в ту же секунду упорхнуть и испариться. Время для меня сейчас остановилось, и я медленно провел уверенной ладонью по ее спине, чуть ближе прижимая блондинку к себе, словно помогая ей пересилить стеснение, на самом же деле мне просто хотелось большего. Я когда-нибудь смогу вести себя с ней так, как веду с другими девушками? Не боясь обидеть или напугать? Но подумать об этом я попросту не успеваю, сбитый с толку визгом ее младшей сестры.
- О, Эльза, привет. С Рождеством! – девчонка тут же повисла у меня на плече, ее внимание не на долго заняла новенькая гитара Руни, в общем то Норман-младшая тут же про нее и забыла. Ее любимой игрушкой все равно останусь я. Как я относился к этому известию? Да ладно, Эльза милая, и мне нравилась ее девчачья симпатия направленная в мою сторону.
Вот так мы и направились в комнату девочек, парами – Руни со своим новым парнем, темнокожим Фендером, и я в объятиях темноволосой Эльзы.
Устроившись на кроватях, я вспомнил о напуганном признании Руни:
- А на счет игры не переживай, я же уже выявил желание научить тебя парочке аккордов. Только я, конечно, не прирожденный музыкант, как ты, но кое-что могу, да. – Но слушала ли она меня сейчас? Не уверен. Ханна потерялась в своем собственном мире, окутанная очарованием нового друга. Инструмент в ее руках выглядел довольным и звучал по другому, или же это мне все казалось?
Тонкие пальчики неуверенно коснулись медных струн, мелодия была прерывистая, но вполне узнаваемая. Я тоже смотрел этот фильм, и потому улыбался во все тридцать два зуба, наслаждаясь приятным голосом нимфы своего сердца. Конечно, певицей ей вряд ли удастся стать, но для меня она была всегда самой лучшей, и даже ее путанья в струнах и резкие обрывистые ноты казались мне самой лучшей музыкой на свете.
- Ты красиво поешь. – Мои слова подтвердил восторженный возглас Эльзы, что от радости буквально захлопала в ладоши. Было чувство, что Руни не часто при ней хвастается своими талантами. Хочется думать, что сейчас она хвасталась передо мной.
И тут резкий вопрос сорвался из ее уст, про новогодний бал, на который я обещал сходить с Эльзой. Он прозвучал с укором, но я сделал вид, что не заметил этого.
- Да, я пообещал Эльзе выручить ее, не хочет идти на танцы одна. – Я не чувствовал себя виноватым, я даже подумать не мог, что Ханну эта новость могла бы обидеть или расстроить. Думаю, нет, я просто уверен, что девушке все равно на мою личную жизнь, встречайся я хоть с коровой, она вряд ли заметит. Не замечает она и того, каким особенным взглядом я сейчас на нее смотрю. Не смотря на свои широко распахнутые глаза цвета чистого летнего неба – Руни Ларкин была бесконечно слепа, и я никак не мог этому помочь.
Затем шум из гостинной, Эльза, что рванула в ту сторону, чуть не сшибая меня с кровати, Руни, закрывшая за ней дверь. Мы остались одни, награждая друг друга лишь молчаливыми взглядами. Сколько времени мы переглядывались? Две минуты, может пять? Я не выдержал первым, поднимаясь с кровати и делая в ее сторону уверенные и твердые шаги. Осторожно взял за руку, перебирая аккуратные пальчики в своих ладонях, скользя подушечками по медным колечкам и выше, к запястьям. Кожа такая светлая, нежная, хотелось покрывать ее поцелуями, но я сдерживаю себя, искажая свои губы печальной улыбкой.
- На Новый год подарю тебе самоучитель, и уверен, к следующему году мне придется искать новый музыкальный инструмент для тебя. – Мы так и стояли у дверей, наступившая тишина меня не пугала, наоборот, напоминала мне о том, что я в этом доме незваный гость.
- Почему в нашем доме появляются странные личности? Чья эта обувь? Чарли, ты же обещал, что это будет исключительно семейный ужин! А сам устроил из квартиры общежитие!
Женский голос буквально резал по ушам, неужели девочкам приходится каждый день быть свидетелями таких скандалов?
- Рад, что мне удалось тебя порадовать. – Стараюсь направить свои мысли в нужное русло, но крики из гостинной сводят меня с ума. – Мне стыдно, что испортил вам вечер, но я могу реабилитироваться. Не уверен, что праздник в такой кампании пойдет тебе по душе. Алиса променяла это на кампанию повеселее? Не хочешь пойти по ее стопам? – На устах снова хитрая улыбка, я подмигнул девчонке, предлагая сбежать. Ну а что? Неужели ей хочется провести весь вечер выслушивая скандалы неудачной пары? – Пошли, покатаю тебя на скейтборде.
И хватая со стула первую попавшуюся кофту, я даже не уверен, что она принадлежала Ларкин, накидываю ее на плечи девушки, утягивая за собой в коридор. Мы быстро одеваемся, словно боимся, что нас застанут, хотя мне действительно не хотелось быть пойманным.
В момент, когда двери за нами уже почти закрылись, нас окликает Эльза:
- Эй, не смейте сбегать без меня! Возьмите меня с собой! – и я лишь вопросительно смотрю на Руни. Пусть решает сама.

+1

5

- Я не думаю, что бывают прирожденные музыканты. – Хмурую брови, размышляя над его словами. Если бы нас с Алисой с со школьной скамьи не отдавали в разные кружки и секции, я бы не умела играть, а она так хорошо рисовать. Может быть, ей было бы суждено стать музыкантом, а мне художником? И тогда бы все было наоборот. Гены и потенциал-то у нас с ней одинаковый, вот только , слава Богу, родители поступили мудро, отдавая нас в разные места, по-разному одевая и не делая из милых светловолосых девочек клонов. Мы и выросли совершенно разные.
- Это всего лишь мастерство, отточенное с годами пусть не до совершенства, но неплохо. – Улыбаюсь Питу. Наверно, он считает меня занудной. Такая я и есть на самом деле: скучная, непонятная и переменчивая Руни.
Зато он простой как пять рублей мелочью, такой простой и понятный, что скулы сводит от досады. Почему я не могу быть такой, как он, или как Эльза? Или как Чарли? Думать о земных вещах, мечтать о том, чтобы получить хорошее образование и всю оставшуюся жизнь рожать детей и горбатиться на скучной работе?

За мое исполнение мне даже поаплодировали, я встала и отвесила им поклон, который демонстрирую балерины в конце своего выступления и рассмеялась, стараясь не перебивать Мейсона. Так что, он все таки идет с Норман на бал?
- Одна? Да ладно?! – Наиграно всплескиваю руками, прикладывая их к груди. – Ее уже как минимум пять парней позвало по телефону, а еще один писал в фейсбуке, да, Эльза?
Ладно, пусть сами разбираются в своих отношениях, но Эльза ведет себя как ребенок, как школьница, втюрившаяся в мальчишку и потерявшая рассудок. Я захотела ей немного на вредничать, но не так сильно, чтобы обидеть. Зато Мейсон будет думать, что она всем нравится, я, так сказать, повысила уровень ее привлекательности! А моя сестра и правда нравилась многим парням: она добрая, начитанная и общительная. Один недавно притащил на порог квартиры котенка и пытался подарить ей его на Рождество. Хорошо, что миссис Хантер не допустила этого.
Кажется, Элизабет уронила на себя поднос с обуглившейся тушкой птицы, как иначе объяснить ее пронзительный крик, пробравшийся до моих костей?
Я закрыла дверь. Мы молчали. Я старалась прислушаться к шуму на кухне, но никак не могла сосредоточиться. Пит меня отвлекал, точнее, его присутствие и этот странный взгляд, словно он от меня чего-то ждет. Другая нормальная девушка пригласила бы парня к столу, и я тоже собиралась, он бы так и так остался с нами на Рождество, но вот сказать об этом я не могла.
Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох, а в следующую секунду почувствовала, как Мейсон берет меня за руку. Я не отстранилась и не подалась вперед, широко распахивая лазурные в безмолвном вопросе «Что ты делаешь?». 
- Я… э… Не стоит, не надо самоучителей и вообще не надо мне ничего покупать. – Это звучало не грубо, скорее как жалобная просьба. Не смогу потом отделаться от ощущения, что я ему что-то должна. И так уже должна, пора остановиться.
- В интернете полно видеоуроков, я посмотрю что-нибудь там. Мне не так уж хорошо дается игра на гитаре. – Разжимаю пальцы, сжатые по инерции в кулак от неожиданных прикосновений.
Мне захотелось его поцеловать. У Мейсона были красивые тонкие губы, широкие скулы, прямой нос, темные волосы. Было в нем что-то необычное и притягивающее. Я смогла разглядеть это только сейчас, когда стояла с ним лицом к лицу, смотрела прямо ему в глаза, в самую душу. Может, внешне он и не в моем вкусе, если у меня есть вкус, но я всегда ценила людей за поступки. Мне нравился Сэнди, он был красивый, очень высокий и светловолосый, играл на гитаре и все время шутил. Мы могли бы быть хорошими друзьями. А Малика я рассматривала только как напарника, даже никогда не думала о том, почему он рядом. Стыдливо опускаю глаза, проводя пальцем по его груди.
- Ты ничего не испортил. Они сами все испортили еще до тебя, достали уже вечно орать. – Я хорошо относилась к Чарли, даже любила его немного как родственника, да и Лиз была порой милой и приветливой тетей, но сегодня они сделали все, чтобы на них посыпались проклятья.
- Алиса всегда променивала семью на что-то повеселее, - скептически усмехаюсь, и все же соглашаюсь с ним. Алиса не дура и знает, где провести время.
- Да я не умею… - Скейт был у нас в гараже, и я не знаю, кому он принадлежал. Вроде бы мои сестры тоже на нем не катались. Я хорошо плаваю, бегаю, катаюсь на роликах и велосипеде, но вот до досок руки не доходили. Да и девушка на скейте? Это же ужасно…
- Может…  - Но Пит уже накинул на меня отвратительную толстовку Алисы, я залезла в ее кеды (ну да, мои ботинки на платформе куда-то ушли, наверно с мужиком гуляют сейчас) и прибавила шагу.
- Нет, - оборачиваюсь и скидываю руку сестры с плеча. – Сначала помоги этим неудачникам с салатами, а потом приходи, мы будем во дворе.
Мы вышли на улицу, было тепло, асфальт блестел от растаявшего дождя, который прошел полчаса назад.
- Любишь Новый Год? – Теперь моя очередь завязывать разговор, я иду, пиная камни под ногами, и стараюсь не поворачивать голову. Мой взгляд устремлен или вперед или на землю.
- А зачем ты приехал в Сакраменто? Давно хотела спросить, и случая не было, - пожимаю плечами.
– Ведь вся твоя семья в Нью-Йорке. Я бы вернулась обратно, но Алисе здесь хорошо, да и моя подруга Скарлетт тоже больше не переедет. Да и все там напоминает о папе и маме. Отец все еще в розыске, думаешь, его могут еще найти? Живым или мертвым… Бывает же так, живешь, не знаешь забот и тут бах! И вся твоя жизнь коту под хвост, - почему я с ним откровенна? Больше не с кем делиться переживаниями, все просто. У Скар хватает своих забот, она может нанять детектива, может выслушать, она может многое, но мои проблемы на фоне ее всегда будут пылью, я не могу грузить того, кому и без всего этого плохо.
Мы доходим до ближайшей скамейки, я беру скейт, ставлю его на  землю и неуклюже забираюсь на доску ногами. Стоять возможно… но как на нем кататься?
- Прикольная штука, но с равновесием у меня беда. Может лучше зайдем в кафе? – Я иногда подрабатывала в ресторане, играя на пианино, в том самом, который располагался на первом этаже хантеровской многоэтажки. – У меня вот есть немного денег, к тому же сегодня там скидки, и меня там знают. И я смогу тебя отблагодарить. Можно, ужин во-о-он в том ресторане, - указываю пальцем на вывеску, - будет считаться моим подарком? Или мы можем куда-то пойти. Мне без разницы. Не люблю разговаривать на улице, мне кажется, что нас все слышат.

+1

6

Я пропустил мимо ушей ее едкое замечание по поводу родной сестры. Мог ли я с ним согласиться? Отнюдь. Я весьма неплохо общался с сестрами Норман, и на удивление читателя, Алису мог даже назвать своей подругой. У нас с ней было гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд – похожие музыкальные вкусы, тяга к кинематографу, умение кататься на скейтборде. Кажется, так мы с ней и познакомились, я сбил ее, пока та переходила дорогу, долго и виновато извинялся, но она лишь стребовала с меня пару уроков катания за столь неуклюжее падение. Я не отказался. Так завязалось наше приятельство, и так началось мое более тесное знакомство с их семейством. Я получил возможность приходить к ним в гости, прикрываясь дружбой с Алисой, но пока та торчала в интернете, отвечая на очередное сообщение своего виртуального друга, я мог без зазрения совести проводить свой досуг недалеко от Руни. Как жаль, что тогда она меня даже не замечала, зато замечает сейчас… Так я себя успокаивал, утягивая за собой в сторону выхода.
Когда Эльза нас притормозила, я лишь неуверенно промямлил что-то, уступая более отчетливый ответ своей спутнице. На удивление, Ларкин отказалась почти не задумываясь, чем повергла в меня легкий шок. Почему она так резко отреагировала на простую детскую просьбу? Грубость и острый ответ девушки заставили меня задуматься, но ее поспешный вопрос, когда мы оказались на улице, заставили снова очнуться.
- Новый год? – Меня словно вырвали из другого мира, несколько секунд я не мог проморгаться и сфокусировать свое зрение на чем-то другом, опуская доску на землю и катая ее ногой туда-сюда. – Я равнодушно отношусь к праздникам, для меня это лишь повод отдохнуть от работы, серых будней и провести время с близкими. – Как жаль, что в моей жизни не так много людей, с которыми я бы хотел делить свои редкие свободные деньки. С переездом в Сакраменто их стало еще меньше, но меня это совсем не расстраивало. Пусть в Нью-Йорке осталась моя семья, там я не чувствовал себя важным и нужным человеком. Не удивляйтесь, у мужчин тоже бывает период нехватки внимания и веры в себя. Дома в меня не верил никто, разве что отец кидал в мою сторону сомнительные комплименты. Он, как и я, был раздавлен под натиском полноправного хозяина дома – нашей матери. – А ты?
Но говорить об этом Руни совсем не была настроена, ее вопрос о праздниках был лишь прелюдией перед допросом с пристрастием, и я даже рассмеялся, когда ее требовательный голосок коснулся моих ушей.
- Я же уже отвечал на этот вопрос. – Правда же, тогда, на празднике у богатых ханжей, шкаф которых мы нечаянно подожгли, она уже задавала подобный вопрос. Сейчас я не скажу ей ничего нового, правда осталась неизменной. – Я приехал за тобой. – И широко улыбаюсь, прикрывая такие откровения вуалью юмора и ловкой шутки. – А зачем тебе туда возвращаться?
Мы не стояли на месте, наши ноги вели нас куда то, и я даже не обращал особого внимания на наш путь, мы разговаривали, и впервые за долгое время Руни была со мной честна и откровенна – не ругалась за внезапное появление, за подарки или через чур много внимания – она была собой, и я был ей за это благодарен.
- Что тебя там ждет? Холодный опустевший дом, ты хочешь жить в нем одна? Все твои родные и близкие тут, сестры, может ты уже успела завести новых знакомых и друзей? А на счет отца… Не знаю, я старался не думать об этом. Будем надеяться что там, где он сейчас находится – ему гораздо лучше, чем прежде. – Как-то скомкано получилось, я не умею поддерживать людей и вселять в них надежду. Руни потеряла отца, наверное, мечтает найти его и снова оказаться в крепких отцовских объятиях. Мне ее не понять, я никогда не терял кого-то из родственников, в принципе чувство потери мне совсем не знакомо. Потеряв однажды ее саму, я тут же отправился на поиски. Я не из того числа людей, что так просто свыкаются со своей судьбой.
- Уверен, скоро мы о нем что-нибудь узнаем. Главное, что ты нашла сестер и теперь не одна на этом белом свете. – Мы остановились, и девчонка тут же примостила пятки на мою доску, пытаясь удержать равновесие и не плюхнуться задницей на мокрый асфальт. Я во время подскочил к ней и оказался рядом, укладывая руки на талию и помогая поймать нужную волну.
- Просто чувствуй и не суетись. Каталась на велосипеде? Это почти то же самое, только не нужно крутить педали. Вариант для ленивых, так сказать. – Думаю, только мне могло прийти в голову сравнить сий инструмент с двухколесным другом, но как еще напомнить Ларкин о парящем чувстве невесомости, которое появляется в груди, когда садишься на него верхом.
Но блондинка на удивление быстро отпрянула от меня, спрыгивая со скейтборда и упираясь взглядом в некий ресторан, приглашая меня поужинать.
- В ресторане? – Я посмотрел на нее так, словно она мне только что предложила отведать свежий кусок телятины. – Ну уж нет, не люблю такие заведения, мне хватает роскоши и уюта на работе, может, выберем что-то попроще? – Но тут Руни заикается о том, что хочет отблагодарить меня и сделать подарок. Вот тут то я хитро ухмыляюсь, едва прищуриваясь и притягивая блондинку к себе за руку. Да, скорей всего я за свою выходку получу по башке, но если она сама предлагает мне благодарность и подарок, я пожалуй сам выберу, что действительно хочу получить.
- Знаешь, у меня есть идея получше. Сегодня же Рождество, а значит сегодня мечты должны сбываться. И у тебя есть то, что я бы хотел получить в подарок. – И гордо подставляю Ларкин щетинистую щеку – Хочу поцелуй. – Указываю пальцем на свою скулу, словно рисуя цель для нерешительной девчонки – А потом мы обязательно сходим в ресторан. Честное пионерское!

0

7

Моё сердцебиение
Остановись на мгновение.

Я с удивлением отмечаю, что у нас с Питером есть что-то общее, помимо необъяснимой тяги к музыке. Этим страдает половина юношеского населения Америки, а вот праздники… Обычно в Штатах их любят и празднуют с размахом, чуть ли не с осени начиная закупать подарки близким на Рождество. Я такой ерундой не страдала, но собиралась на кануне пройтись с Метью по магазинам… Просто потому что бродить по пестрящим яркими обертками бутикам в одиночестве не самое увлекательное занятие. Знала бы я, чем закончится тот поход, не стала бы изменять традициям не шляться по магазинам и общественным местам на кануне грандиозных события.
- А у нас есть что-то общее, - озвучиваю свой мысли, лукаво улыбаясь Мейсону.
- Тоже не очень люблю, скорее просто привыкла их отмечать. Мы все собирались на ужин в день Благодарения и Новый Год. И другие праздники тоже. Родители дарили нам банальные подарки, типа свитера с оленем, у меня таких штук пять и я никогда не надену на себя подобную безвкусицу. Алисе, вот, нравились.
Когда парень повторил, что приехал за мной, я немного напряглась, второй раз эта шутка не выглядела такой смешной и лишенной смысла, но все же скованно подняла уголки губ.
- Я же серьезно, а ты… Впрочем, если не хочешь говорить, то не стоит, - мало ли какие у него могли быть причины. А правда, вот хотя бы одну я смогу придумать? Родственники? Бред, я знала что у Малика их нет в Сакраменто. Заработок? Скажем так, столица Калифорнии – убогая провинция на фоне Большого Яблока. И тут меня озарило. И как я сразу не догадалась! От досады хлопаю себя по лбу, запинаясь об камень и чуть не падая перед темноволосым парнем на колени, вовремя ухватываю его за рукав.
Все дело в Алисе, они же всегда дружили и проводили столько времени вместе, а тут она уехала в Сакраменто и он приехал за ней. Только почему тогда подарки он дарит мне? Наверно, чтобы не привлекать внимание сестры или вызвать у нее ревность?
- Все дело в Алисе? Она тебе нравится? Вы всегда проводили много времени. Только вот чтобы завоевать ее внимание, тебе придеться сидеть в каком-нибудь чате и строить из себя фаната Оззи Осборна, - или какую там музыку слушает Норман – старшая?

Весь наш разговор непроизвольно скатывался в семейную тему. Я задумалась и провела пальцем по подбородку, вспоминая свой дом, обстановку, картины на стенах, старый комод в гостиной и аккуратно расставленные и начищенные до блеска блюдца на кухне.
-  Это мой дом, другого у меня нет, как бы не было хорошо в гостях, ничто не заметит тебе родных стен. Сейчас у нас нет дома, он остался далеко, в другом штате… Мы бы могли вернуться туда и начать все заново, просто Эльзе и здесь хорошо, Алисе тоже. А мне одной делать там нечего, в этом ты прав. Люди одни не навсегда, и вместе они тоже не навсегда. – Продолжаю философскую тему, глядя в его кофейные глаза. Хорошо, что он вытащил меня на улицу, это лучше, чем слушать непрерывную перепалку Хантеров.
Под моими ступнями неуверенно трепыхается скейтборд, я кладу руки Питу на плечи, пытаясь удержать равновесие. Как можно управлять этой штукой, если у нее нет ни педаль, ни руля, вообще ничего нет.
- Ну, ты сравнил, - неуверенный голос перебивает его к концу фразы. – У велосипеда есть педали, руль и все, что надо. А тут я так понимаю, надо телепатически передавать доске свои пожелании? Да ну… - Спрыгиваю со скейта, решив, что сейчас не достаточно сосредоточена для обучения.
В отместку он отказывается от ресторана, и я обиженно сдвигаю брови на переносице. Почему мои подарки никогда никому не нужны? Неужели я такая плохая и со мной так скучно? Но парень прищуривается и начинает процесс реабилитации.
- А что у меня есть, - шепчу, подаваясь Питеру навстречу. 
- У меня ничего нет. – Кроме наличности в кармане джинсовых брюк, которую я собиралась спустить в ближайшей забегаловке.
- Но мы же коллеги, и это будет некрасиво по отношению к Али… - Его палец рисует мишень, я и решаюсь, вроде как ничего не теряю. Все они, парни, такие. Их интересуют только поцелуи.
Закрываю лицо ладонями, считаю до трех и открываю, касаясь  губами его теплой щеки. Невинное и приятное чувство, словно целуешь кого-то близкого и родного. Притрагиваюсь указательным пальцем к его подбородку. – У тебя грустные глаза или мне просто так кажется.
Мы все еще стоим на улице, пока колючий ветер забирается под воротники, я ежусь и обнимаю себя за плечи, ощущая приближение вечера. На душе волнительно, словно вот-вот, уже сейчас случиться что-то особенное. Быть может, это просто магия Рождества? Мне с ним хорошо, я почти не чувствую неловкости. Мейсон тот самый человек, с которым я почему-то могу быть собой. Быть может потому, что знаю, что он не будет смеяться и не осудит, ему не важно, сколько у меня денег, красивая ли я, умею ли прилично вести себя в обществе и поддержать беседу на любую тему. Даже со Скарлетт мне всегда было сложно в этом плане, словно невидимая стена, сотканная из ее идеальности, отделяла нас друг от друга. Стена из неуловимой сказочности и неординарности родной сестры отделяла меня и он нее. И наивная стена, пронизанная добротой и розовым светом, отделяла от Эльзы.
С отцом я была близка потому, что мы с ним были чем-то похожи, не слишком совершенные, ничем не примечательные, и в то же время всегда стремились к самосовершенствованию.
Спускаю руки к вороту его футболки, очерчивая контур выреза.
– У тебя есть друзья? Мы бы могли стать друзьями? – Наверно, такая неприличная прямолинейность – одна из самых раздражающих черт моего характера. Но мне очень хотелось иметь друга, того, с кем бы я могла поговорить обо всем, что меня волнует, и он бы не считал, что я зажралась и маюсь ерундой от скуки. Даже если я правда маюсь ерундой.
Он совсем немного выше меня, я наклоняюсь, прижимаясь лбом к его лбу и обнимаю за шею, так тепло и спокойно, последний раз я так обнимала папу…
-  Прости. Холодно. – Слетает с горячих губ, когда я делаю еще один глоток воздуха, пропитанного его одеколоном.

+1

8

- В Алисе? – Я чуть отшагнул в сторону, кидая на девушку разочарованный взгляд. Ну же, Руни, ты не можешь быть настолько глупой и слепой девчонкой, чтобы не замечать таких откровенно простых вещей. Все свои дни, весь мой приезд пропитан исключительно ее зачарованным сиянием, лазурным цветом ее глаз, мягким альтом ее голоса. Моя жизнь была буквально соткана из ее светлых волос, а она упрямо не хочет обращать на это внимания. И быть может, мне стоило бы быть более откровенным и прямым, но я лишь печально вздохнул, кивая головой и улыбаясь. – В ней тоже, мы хорошие друзья, и мне этого достаточно. Я не смотрю на нее, как на девушку. Так что твоя теория снова оказалась неверной, воробушек.
Слегка потрепав девчонку по волосам, я отпустил ее развлекаться со своим скейтбордом, а сам неуклюже шагал следом, размышляя над ее словами. Дом, родные и близкие… Что я считал своей родиной? Мне сложно ответить на этот вопрос, но лишь одно я знал точно – домой меня совсем не тянуло. Я не ведал о таком понятии, как родные стены – это всего лишь бетонная коробка, в которую я приходил лишь ночевать, а приятные моменты и воспоминания в моей жизни все равно связаны с людьми, никак не со стенами кирпичного жилья. А у этой девчонки все наоборот.
- Тебе не кажется, что дом там, где находятся люди, которых ты любишь? Чем тебе помогут родные и холодные стены, если жизнь твоя вдруг надломится? Человеческое тепло и поддержка важнее, разве нет? – Хотя я не спешил с ней спорить, скорее мне нравилось говорить с ней, рассуждать, делиться точкой зрения. И пусть наши разговоры для нашего возраста через чур философские и высокие – они мне дико нравились. И нравилось, как она чуть хмурит брови, размышляя над очередным ответом.
Мой дом там, где есть ты.
Вот странно, я вырос в весьма многочисленной семье, и все они живы, но я с легкостью оставил их, отправляясь на поиски той самой небесной девочки. Иногда я созваниваюсь с отцом, на этом мои общения с близкими заканчивались. Я был младшим, забытым ребенком. Ни в чем не талантлив, не силен, не умен, и даже красотой Бога меня не наградили. Может потому мать и забросила меня. Может потому отец и видел во мне свое отражение. Мне было стыдно лишь перед ним, но я обещал вернуться, или же оплатить ему путь до своего будущего дома. Да, когда я смогу найти себе более приличное жилье, я обязательно приглашу его в гости. И познакомлю его с Руни, с девочкой из лунного света.
Ханна быстро забросила игрушку, и я еле успел его словить, когда девчонка раздраженно покинула его поверхность. А затем наш маленький спор о ресторане и ответном подарке на рождество. Я не сразу сообразил, что могу пожелать о запретном, но коварство мальчишки во время проснулось во мне и закричало во весь голос. Рисуя на щеке мишень для желанных губ, я косился на девчонку, пропуская мимо ушей очередное замечание про Алису.
- Думаю, она за нас только порадуется. – Конечно, в этом вся она, радуется, когда у ее близких все складывается удачно, что из-за этого переживать?
И тут ее уста наконец-то касаются моей бородатой щеки, лицо тут же словно ошпарило кипятком. По всему телу прокатилась волна смущения и желания в одном флаконе, я еле удержался, чтобы не развернуть лицо и не поймать ее легкий поцелуй своими губами. Но нам некуда спешить, еще не вечер, и если она предложит еще один подарок, я точно не буду дураком и попрошу о большем.
- Ты божественно целуешься. – И пусть это был всего лишь детский чмок, я все равно хотел сказать ей комплимент, чуть смущенной и загадочной, той, что тонкими пальчиками обводила контур у меня на шее и складывала руки на плечах. Ой, чей аромат будоражил мое сознание. – Тебе кажется, сейчас я совсем не ощущаю себя грустным.
Но ее следующий поступок и слова тут же опустили меня с небес на землю. Она обняла меня, обняла меня крепко, сталкиваясь лбами, мы были так близки друг к другу, что я даже не смел мечтать о таком. И тут с ее уст это гадкое – мы могли бы быть друзьями? Словно ледяной водой окатила.
Мой взгляд тут же стал твердым и жестким, я не смотрел на нее сейчас влюбленным и щенячим взглядом, о нет, лишь раздражение и досада читались по моей кривой ухмылке. Так и хотелось спросить – ты издеваешься? Неужели ты настолько слепа и глупа? Или же ты просто издеваешься надо мной?
Куда-куда, а во френдзону я окунаться не планировал, я приехал не для того, чтобы быть вечным другом и мальчиком на побегушках. Я хочу большего, хочу занимать в ее сердце важное место, хочу целовать ее, прижимать к себе и любить. Но она своим поведением рубила все мои начинания у самого корня.
Я промолчал, закрывая глаза и считая до пяти. А затем… Затем резко притягивая ее  себе, обхватывая за поясницу и целуя в холодные губы. Выискиваю на них взаимность, хочу получить поцелуй в ответ, мягкий и волшебный, как она сама. Но мои прикосновения получились несдержанными и требовательными, немного обиженными. Я не смог контролировать свою досаду, отпуская ее из рук и отходя назад.
Пытаюсь отдышаться, отворачивая от нее лицо и подбирая скейтборд в руки.
- Нет, воробушек, мы не сможем быть друзьями, это совсем не входило в мои планы. – Она стоит, удивленная, смотрит на меня с непониманием и мне становится стыдно за свою импульсивность. Она, наверное и думать не могла, что я могу не сдержаться, могу быть таким… отчаянным? Не знаю, смотрю на ее губы, и понимаю, что если не уйду сейчас, не сдержусь и снова притяну ее к себе. Но был ли смысл, если эта девчонка не может предложит мне ничего, кроме дружбы? Тогда мне нечего у нее взять. – А за это – украдкой показываю на ее губы – извини. Сорвался. Дурак. – Виновато пожимаю плечами и улыбаюсь. Смех – он всегда меня выручал в сложных ситуациях, вот и сейчас я пытался отшутиться, одновременно делая шаги назад.
- Мне пора идти, свой подарок я уже получил.

+1

9

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/55/3abd81.mp3|24 hours[/mymp3]

фейс и мейк: такой;

то корю себя, то себя жалею,
то мне много радости, то беды.

Я ведь такая же как все, я не из камня. За ровной тугой клеткой ребер бьется горячее сердце, я дышу, я оставляю дорожку на твоем запястье и чувствую усиление пульса. Я точно такая же, как и все, разве я смела думать иначе? Я люблю так же нежно, я так же громко плачу, когда мне больно, и так же закрываю подушкой голову, терзая перья зубами, чтобы случайно не всхлипнуть громче обычного и не напугать родных. Так хочется иногда быть сильной, независимой, неординарной и тешить себя мыслью, что в чем-то я иная, маскировать своей несовершенство печатью Бога. Мол, ты просто лучше, честнее и чище. На самом деле все не так. И стоило мне остановиться, провести пальцем по воротничку твоей футболки, как я остро осознала, что наступаю на те же самые грабли, на которые наступали и будут наступать сотни, тысячи, миллионы людей до меня. Я влюбляюсь, я ведусь на комплименты, на преданные и заинтересованные взгляды, мое сердце оттаивает. Нет, я этого не хочу, Пит, прошу, не надо. Пусть я останусь закомплексованной, никому не нужной и одинокой тенью, не стоит разрушать мозаику, которую я так долго и старательно выкладывала в своей голове. Я игнорировала тебя потому, что мне было даже страшно думать о возможных отношениях. Кто мы? Два подростка, возомнивших себя независимыми и свободными? Пит, мы не Бонни и Клай, не Сид и Нэнси, мы ничего не сможем, со мной ты точно не поймаешь ничего. Никаких новых ощущений, никаких мечт, ничего, чем бы я могла увлечь тебя за собой. Прости… Я прижимаюсь лбом к твоему лбу и закрываю глаза. Я  вдыхаю воздух, которым дышал ты, который секунду назад вырывался из твоих уст. Я сжимаю твою руку. Скажи да, скажи. Мне нужен друг, мне нужна хотя бы дворняга, которая будет тыкать холодным носом мне в щеку и слизывать слезы, когда одиноко. Мне просто нужен кто-то, кому бы я могла доверять. Скарлетт не могу, она слишком совершенная, слишком красивая, она не виновата в том, что родилась такой. Просто я всегда буду чувствовать острый укол зависти, глядя на безупречное, словно выгравированное на чистой монете лицо, отмечая ее врожденное чувство стиля и повышенное внимание среди мужчин, именно мужчин, а не одноклассников или контингента вроде водителей такси.
На улице темнеет, я сжимаю края твоей футболки, вонзая ногти в ладони, прижимаюсь щекой к твоей груди и молюсь. Пожалуйста, не бросай меня и не отталкивай. Поднимаю глаза, лазурные и чистые, цвета несбывшийся мечты, и сталкиваюсь с твоими, непривычно холодными и жестокими, как раскаленная сталь. Ты напряжен, я осязаю это каждой клеточкой своего тела и мне становиться страшно. Я ведь не глупая, я просто замкнулась в себе, я не верю, что могу интересовать кого-то как женщина. Что во мне такого? Загадка… о которой так любят повторять близкие? Да, кроме этой неуловимой загадки (придуманной для того, чтобы меня утешать) у меня ничего нет. Я бы хотела быть успешной, знаменитой и красивой, как Скарлтетт, а не загадочной. Мейсон ненормальный. Он притягивает меня к себе и целует в губы, я забываю сделать вдох, мои руки просто беспорядочно висят вдоль тела, я ошарашена и напугана.  Меня никто и никогда не целовал вот так, по-настоящему. Я растворилась в его мягких губах, в его сильных руках, мне досталась роль кукольной марионетки, которой было позволено наслаждаться и надеяться на то, что это продлиться как можно дольше. Но он меня отпустил, и я чуть не рухнула на асфальт, часто моргая и только сейчас смыкая губы. Ох, кажется, за этот миг вся жизнь пронеслась у меня перед глазами. Я успела родиться, умереть и снова появиться на свет, уже другой Руни.

я могу смеяться с петлей на шее
и умею плакать от ерунды.

Он отводит глаза, он увлечен своей доской, а я все еще смотрю на него и думаю о том, какая же я все таки жестокая дура. Он любит меня, он сто раз показал это, а я каждый из намеков находила глупые оправдания и отговорки. Я ужасный человек. Он приехал за мной из другого города, он бросил родных и стал продавать наркоту, он потратил половину зарплаты на то, чтобы я просто тихонько улыбнулась, а я… Я даже не спросила, где он живет, все ли у него в порядке. Руни, ты отвратительный друг, ты не способна думать ни о ком, кроме себя. Я всхлипнула, закрывая лицо руками. Я не знала что сказать, мне хотелось бежать, бежать как можно дальше и не оглядываться, а затем рухнуть где-нибудь на обочине и умереть. Никогда не знала, что чья-то любовь может причинить мне столько боли. Как хорошо быть одинокой одиночкой. Теперь я всегда буду думать о нем, о том, какие обидные слова говорила, о том, что упорно не замечала очевидного. Он навсегда поселиться в моей голове, он и его жестокий, пронизанный презрением взгляд, который словно луч рентгена, ослеплял все мое тело.
И знаете, я побежала, побежала без оглядки, так быстро, как была способна. В этот момент я ненавидела себя еще больше, за свою нерешительность, свои страхи, за то, что не умею доверять людям. Я остановилась только тогда, когда наткнулась на какую-то скамейку и впечаталась в нее руками, садясь на колени на мокрый асфальт и утыкаясь лицом в ладони. Какая же я дура. Ненавижу!
Не знаю, сколько я так просидела, но все же заставила себя поднять голову, словно заправленную свинцом и успокоиться. Интересно, где сейчас Мейсон? Злиться на меня? Конечно, злиться, я же идиотка. Он меня ненавидит не меньше, чем я себя.
Согреваю руки растирающими движениями и достаю телефон из заднего кармана.
- Скарлетт? – По моему голосу слышно, что я плакала. – Можешь меня забрать? Можно переночевать у тебя? – Возвращаться в таком состоянии домой я не хотела, начнутся расспросы, нет уж, увольте. Моя тушь размазалась, колени вымокли, я больше похожу на жертву маньяка, чем на счастливого в Рождество человека. – Пожалуйста. – Скулю для убедительности, даже не надеясь на то, что ради меня Метью будет откладывать свои планы.
Она не стала задавать лишних вопросов и сказала, что найдет меня, у нее там в телефоне есть какое-то приложение. Я забралась с ногами на скамейку и принялась ждать и думать. Мысль  в моей голове кружилась все та же – Руни, ты тупая дрянь. Ты не достойна ни любви, ни сострадания, ни утешения. Все, чего мне хотелось – скорее залезть в теплый салон авто, приехать домой, нырнуть в кровать и забыться сном.

- конец -

Отредактировано Hannah R. Larkin (2014-03-03 01:11:47)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ты мне сегодня снился