Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ухмылка мертвеца


Ухмылка мертвеца

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Vincenzo Montanelli, Helga Reichard, при участии Jane Flatcher.
Место: кладбище, больница.
Погодные условия: прохладный ветер.
О флештайме: ирония судьбы, которая чуть не стоила гангстеру жизни.

0

2

Нельзя начинать новую жизнь, не закончив старых дел. Такого правила придерживался подручный семьи Торелли. Потому пока Хельга перевозила к нему свои вещи андербосс решил навестить своего наставника на кладбище. С утра тут как всегда было пусто, люди обычно собирались либо после работы, либо в выходные дни, в это же время только старики бродили вокруг, разыскивая могилы тех, с кем не довелось умереть в один день. Как ни странно, Монтанелли взял с собой букет цветов, чтобы отдать дань памяти некогда уважаемому человеку. Отыскав белый памятник мужчина положил цветы на могильную плиту и посмотрел в глаза человека, изображенного на памятнике. Он умер, наверное, от руки единственного человека, которого любил. Но Энзо знал, что если семья предъявит требование то он прикончит своего воспитанника без ноты сожаления. Доминик был гангстером старой закалки, таким же как Гвидо и каким мнил себя Фрэнк. Однако времена менялись, молодежь уже не относилась к кодексу как к святыне, а бывалые преступники то и дело нарушали омерту, рассказывая о всех делах своей семьи, лишь бы избежать тюрьмы. А тех, кто решил промолчать больше не навещали в тюрьмах, все реже заботились о семьях друг друга. От семьи итальянцы перешли к чему-то иному, стали больше заботиться о себе. Энзо же постепенно осознавал, что в жизни есть что-то большее, нежели почет и слава. Пока же это «большее» собирает вещи он может в последний раз попрощаться с человеком, которому подручный обязан выбором своей судьбы и доброй половиной навыков, которые он имеет. Сказав последнее прощай Энзо думал обернуться, но тут же услышал оклик.
- Винцензо? – спросил кто-то за спиной. Развернулся гангстер уже с пистолетом в руке, но было поздно. Увидев лицо какого-то знакомого итальянца мужчина услышал выстрел дробовика, направленного ему в грудь. Через секунду несколько десятков мелких дробинок вошли в тело андербосса, превратив очередной дорогой костюм в кучу рваного тряпья. И мужчина толком не видел, что спугнуло нападавшего, но второго выстрела не последовало, да и не нужно было. На такой дистанции сила была такой, что мужчину едва ли не швырнуло на памятник своего наставника. Изображение на нем покрылось каплями крови, а спиной мужчина чувствовал, как в нее впился шип одной из роз.
- Вот ты ублюдок, - посмотрев на заляпанную кровью эпитафию усмехнулся Монтанелли. Кажется, Доминик и из-под земли умудрился достать своего обидчика. Несмотря на довольно тяжелую рану мужчина умудрился приподняться и убрать розы с могильной плиты, на которой лежал. Коснувшись груди он удостоверился в том, что все было действительно плохо. Окровавленная ладонь коснулась лица на могильной плите, размазывая по нему алую жидкость.
- Ты этого хотел? – улыбнувшись поинтересовался гангстер. Дышать было больно, но андербосс пока сопротивлялся. С каждой минутой на него накатывала сонливость с какой-то жуткой прохладой, от которой, казалось, можно было укрыться только задремав. И в самом деле, прохладная, даже холодная плита, согреваемая пальто и кровью Винцензо казалось неплохим местом для того, чтобы отдохнуть. Да и не было лучшего места для собственной смерти как могила обидчика. Возможно, их даже закопают рядом. И это будет крайне символично, представители двух эпох, погубившие друг друга. Настолько символично, что от подобных мыслей у Энзо подступил ком к горлу, а возможно это было следствие чрезмерного содержания свинца в его теле. Чтобы это выяснить достаточно было покашлять.
«Действительно свинец», - последовала мысль сразу после того, как по лицу побежала красная струйка, из переполненного кровью рта. Наверное, сейчас Энзо представлял собой жуткую картину. Но не смотреться на себя в зеркало или что-либо другое, не приводить себя в порядок у него не было ни сил, ни желания. У него сейчас была проблема посерьезней. Он умирал на пустом кладбище, там, где его могли искать неделю. А телефон, лежавший во внутреннем кармане пальто и так же поймавший дробь известил владельца о том, что звонить он никуда не собирается. Разбитый парой дробинок экран служил подтверждением.
«В следующий раз пойду на кладбище в жилете», - промелькнула забавная мысль в голове, разбавленная горьким пониманием того, что следующего раза скорее всего не будет.

+2

3

Ее жизнь будто разделилась в очередной раз на пункты До и После. Побег от Абу к брату спустя три тяжелых года пребывания девушки под надзором властного араба, стал для Хельги отправной точкой нового времени. И вплоть до событий, коим предшествовали короткие встречи с человеком, который смог почувствовать чопорную немку, увидеть через маску непроницаемости эмоции, которые Рейхарт хранила внутри. Они не были идеальными. Но сделали таковыми друг друга, за столь короткий срок, понимая, что каждый для другого есть то, что люди так и не могут найти до конца дней своих – точка инверсии – что есть сердце человека. Винцензо был для нее как книга, которую девушка читала не отрываясь, вдумчиво рисуя картинки, представляя образы. Скажите Мечтательница. Нет. Мечта изменница. Хельга была уверена в себе, знала, что есть между ней и Монтанелли что-то такое, что скрыто пока от их глаз, но так ощутимо.
Правду говорят, никогда не поздно наверстать упущенное. Хельга жила в мире, который открывал для нее новые просторы, приоткрывал двери, за которыми ее ждала тропинка в неизвестность, ведущая ее, как оказалось, навстречу Ему.
После звонка Винцензо, который сообщил ей, что хотел бы навестить могилу своего учителя, поэтому она могла его дожидаться в его квартире, девушка медленно вышла в гостиную. Хельга посмотрела на диван Да, другие собирают платья, шубы, я же складываю винтовки и револьверы. Вздохнув, присев на журнальный столик, раскручивая оружие, сложила все в сумку. Ведь это для нее важнее всего, это ее продолжение, не раз спасающее жизнь, слушаясь повеления ее рук, не давая никогда осечки, что привело бы к повторному выстрелу, задерживая ее тем самым, приближая опасность к границе территории Рейхарт.
Потянувшись, Хельга надела кобуру, даже не обратив внимания зачем ей это, прикрывая ту курткой. Очки и черная бейсболка последний штрих к ее образу. Подняв сумку, слегка тряханув ту, складывая ручку в ладони, вышла из дома. Солнце скрылось за тучами, грозящих помыть загазованный город, опустило тень, словно крыло орла пролетающего над гнездом, защищая птенцов. Рейхарт не покидало чувство пустоты, снедающее внутри. Положив сумку на заднее сидение, уже набирала номер Энзо. Запрограммированный голос Абонент временно не доступен. Он никогда не выключает телефон. Не думая, девушка вывела машину на дорогу, уходя влево от основного потока машин, мчащихся в сторону торгового центра, резко повернула руль, выскакивая на встречную полосу. Всматриваясь в поток машин, ища лазейку уйти вправо, снизив скорость, обернулась, давя на тормоз, заставляя тем самым едущих за ней машины, резко затормозить. Эффект стадного чувства сработал, и на соседней полосе движения, тем самым расчищая ей дорогу. Взвизгнув шинами, обдавая густым туманом автомобили, свернула вправо, нагло пересекая движение потока, вывернула на второстепенную, дорожку. Вдали показался автомобиль Винцензо.
Все как в режиссерской студии при монтаже фильма. Медленно ползли кадры. Вот появился мужчина с охотничьим обрезом, Энзо поворачивается, едва успевая вытащить пистолет. Выстрел. Хельга уже бежала перекидывая в ладони револьвер, не сводя взгляда с убийцы, совершенно не замечая упавшего Монтанелли. Вероятно, мужчина не ожидал ее появления, потому что вскинул ружье, приготовленное для повторного выстрела. У него не было не то что минут, секунд, перенаправить ствол в ее сторону, и начав медленно отступать, он развернувшись, стал уходить в сторону семейных склепов, за стенами которых мог найти спасение от пули Хельги. Но Святая не дает шансов убегающим, раз те не хотят взять ее свободно появившуюся перед ними. Выстрелом в бедро, Рейхарт повалила убийцу на землю, готовая подойти и добить его, но позади раздался хриплый стон. Не поворачиваясь, Хельга пошла спиной вперед, все еще ожидая, что раненый поднимется. Поравнявшись с могилой, девушка повернулась на стон.
- Винцензо! – присев, Хельга повернула его лицо к себе.
Пощупав пульс, девушка всмотрелась в его глаза, которые почти закрылись, но ее прикосновение слегка привели мужчину в чувство. Переведя взгляд на его грудь, тут же поднявшись, побежала к машине. Откинув сидение, Рейхарт нашла свою аптечку, в которой был полный военный набор при ранениях. Схватив три укола парамидола и нашатырь, вернулась к Энзо. Поднеся нашатырь к его носу, другой рукой раздвигала рубашку, под которой оказалась кевларовая майка, разорванная дробью в клочья, но все же именно она приняла на себя всю силу дроби, останавливая ту. Повернув аккуратно его лицо на бок, давая крови вытекать, зубами сняла колпачок со шприца, со всего маху вонзила иглу в грудь парню, быстро давя на поршень, ввела лекарство.
- Терпи. Сейчас будет легче.
Второй. Третий. Сложив все в карманы куртки, вытерла его лицо платком, глубоко вздохнув, подняла его под руки, потащила к своей машине, едва не падая сама от тяжести его тела. Прижавшись к его лицу щекой, тяжело дыша, Хельга старалась сделать максимум шагов с минимумом треволнений Энзо. Усадив его в машину, наклонила спинку сидения в полулежачее положение, подложила под его рот полотенце. Сев в машину, не стала его пристегивать, чтобы не стягивать грудину, просто держа рукой его, не давая падать на поворотах на нее, Хельга понеслась к госпиталю. Ей было все равно на расспросы, допросы. Она уже думала, как его вывести из страны. Ведь оставлять Винцензо нельзя в Сакраменто. Попытка может быть совершена еще раз. Этого допустить Рейхарт не могла. На подъездной дорожке госпиталя, она увидела кресло-каталку. Остановившись на выезде, быстро подкатила его к машине, аккуратно стараясь пересадить Энзо в него. посмотрев на его бледное лицо, слегка пощипывая кожу, приводя его в сознание, сама искала глазами что-то, что могло бы скрыть его рану. А там уже она найдет врача, заставит оперировать. И все равно на страх этих докторов за свою жизнь, сейчас ей важен был Монтанелли.
Вспомнив, что в багажнике лежит плед, достала, накрывая мужчину им.
- Энзо, ты меня слышишь?! - нагнувшись к его уху, прошептала, - я вытащу тебя!
Покатила коляску в здание. Ища глазами врачей, она увидела беременную женщину во врачебном костюме, на бейджике которой значилось «Джейн Флетчер». И тут Хельга вспомнила, что именно она является врачом организации, ведь Энзо ее представлял Гвидо. Оставив Монтанелли чуть в стороне, дернула за руку девушку, привлекая к себе внимание.
- Посмотри назад за меня. Узнаешь? По глазам вижу, что да. Так вот. В нем дроби на час жизни. Оперируешь его, ночью я его увожу из страны. Предупреждать о том, что о его нахождении тут никто не должен знать, думаю тебя не стоит. Вколола ему три укола парамидола в грудь. Напишешь, как и чем его лечить, список оставишь в палате на тумбочке. Палата должна быть рядом с пожарной лестницей.
Отпустив руку Флетчер, Хельга развернулась и исчезла в толпе, оставляя Винцензо в руках этого врача.
А у самой Рейхарт появились дела.

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-05 23:54:08)

+2

4

Джейн, проснувшись от голода, поворочалась в кровати, чувствуя на себе руку Тома. аккуратно постаралась подняться, чтобы не разбудить Тома, которому на работу к одиннадцати, руками перебирая по кровати, села. Поясница ныла при любом движении, но на все заботливые слова мужа, Джейн отвечала:
- Не переживай, все хорошо. И я и я малыши в порядке. И работу я не брошу.
Этот вопрос в последнее время стал часто подниматься в их семье. Но Джейн не могла себе представить, как она станет домохозяйкой. Уговорами и улыбками, Флетчер отодвигала решение подальше.
На будильнике было шесть утра. Через час ей выезжать на работу. И спасибо Тому, что помог перебороть в ней страх к автомобилям, и теперь Джейн уже ездила на своей машине, так что не требовалось вставать и выходить из дома заблаговременно. Позавтракав, девушка приготовила еду для своего любимого мужа. Выходя из ванной, она все таки разбудила Флетчера, который, приподнявшись на локтях, сонно смотрел на нее:
- Спи. Тебе еще рано вставать, - присев, поцеловала его, чувствуя как его рука поползла по ней, блуждая. – Нет, Том. Я могу опоздать, а ты не выспаться.
Улыбаясь, она оделась и поехала на работу.
В госпитале как всегда царил хаос. Все сновали как молекулы при нагревании. Аккуратно протиснувшись в ординаторскую, Джейн переоделась. Подхватив карты своих подопечных, окунулась в работу. Сегодня у нее не было операций, и дежурство обещало быть просто терапевтическим, ну может кого-то привезут срочного, но пока что все было тихо. Ближе к обеду, стоя у регистратуры, записывая назначения в карты, обернулась на шум в дверях. Тут же почувствовала крепкое сжатие своей руки. Джейн уже хотела возмутиться такому обращению, как увидела перед собой девушку во всем черном. Ее глаза скрывали темные очки, а голос отчеканивал каждое слово. Посмотрев за ее спину, Флетчер увидела Винцензо Монтанелли, сидевшего в кресле, почти падая с него. бледное лицо мужчины говорило о частичной потери крови, отражающейся на его щеках синеватыми пятнами. Переведя взгляд на говорившую, Джейн коротко кивнув, уже направилась к мужчине, пытаясь отыскать глазами таинственную незнакомку.
Приоткрыв плед, Джи глубоко вздохнув, набрала номер Майкла:
- Иди в седьмую смотровую. Только один. Да, у меня опять пациент, про которого не стоит и думать после, - отключившись, Джейн закрыла собой коляску, прощупала пульс Монтанелли, еле отдающийся в ее пальцы. – Что ж вы все время мне сюрпризы подкидываете, синьор.
Толкнув кресло, направилась быстро, насколько это позволяло ей ее состояние, в палату, где их уже ждал Майкл. Переложив мужчину на стол, Джейн задернула штору, скрывая их трио от любопытных глаз. Разрезав на его груди рубашку и майку, также разделалась с его пиджаком, стаскивая с него этот ворох материи. Быстрота их рук была залогом спасения Монтанелли. Вспоминая историю семьи, вернее медицинскую информацию, вспомнила какая группа крови была у андербосса, заказала ее в гематологическом отделении. Кровь вытекала из его груди, потеря увеличивалась, и молча кивнув Майклу на набор для переливания, быстро доставленный им, пинцетом и зажимом, стала вытаскивать кусочки дроби, сильно засевшие в теле Винцензо. Он ни разу не вскрикнул от ее ковыряния в нем. Мысленно поблагодарив незнакомку за столь правильно принятое решение, Джейн не пришлось давать и так слабому Энзо наркоз. Почувствовав ломоту в спине, ногой придвинула себе высокий стул, грозно смотря на Майкла, уже готового выпроводить ее:
- Ты не понимаешь. Я должна его залатать. А в больнице нет больше специалистов по вот таким ранениям, которые мы с тобой фактически ведем в полевых условиях, зная, что пациент может резко начать все чувствовать. Поэтому не тереби меня!
В металлический лоток только и успевали падать кусочки дроби, ловко доставаемые Джейн. Видя его окровавленный рот, попыталась понять причину кровотечения в глотку. Осмотрев, обрабатывая антисептиком раны, понимала, что раны непроникающие. Дробь потеряла скорость при столкновении с телом мужчины, а значит на нем просто глубокие раны, что не может быть причиной кровохаркания, которое тоже уже остановилось. Осмотрев каждую рану, девушка убедилась, что они не могли служить причиной крови во рту. Поменяв перчатки, стала осматривать его лицо. Открыв рот мужчине, она увидела прокусанный язык И как ты его еще не откусил совсем! Смочив тампон, аккуратно обработала полость рта, проверив целостность зубов, обтерла его лицо, почувствовала, как запахло паленым. Майкл стал прижигать раны  на груди Винцензо, тем самым купируя сосуды, не давая крови продолжать вытекать. Идя следом за паяльником, смачивала марганцовкой, крепким раствором, раны.
- Майкл, сделай ему рентген. Давай исключим перелом или пневмоторакс. Не пойму, откуда столько крови во рту у него. Язык он прикусил, но чтобы так.
Закончив с обработкой, Джейн покинула палату, ожидая, когда ее напарник сделает снимок. Увидев через окошко в двери, что она может пойти в лабораторию, быстро стягивая с себя одноразовый халат, вошла в темную комнату. Проявив снимок, внимательно смотрела на характер повреждений тканей. По задней стенке шла небольшая трещина VI ребра, но и это не могло быть причиной кровотечения. Взяв фотографию, пошла в палату.
- Майкл, поверни его набок, я спину посмотрю.
Ее догадки оправдались. Сильнейший удар приняла на себя спина.
- Смотри, он упал, отсюда и трещина, а так как в грудь стреляли, а спиной приложился к земле, на лицо банальная деформация от сдавливания. Давай ему тугую повязку на ребра, обработаем еще раз все и оставим не прикрытой грудь. И еще. Помести его в палату рядом с выходом пожарным. Не смотри на меня так, просто сделай, что я прошу и все.
Закончив, Джейн оставила Монтанелли в руках Майкла, сам же пошла, уставшая и немного дерганная, в кабинет, ведь нужно было расписать лечение для Энзо этой незнакомке. Спустя час, Джейн протерла уставшие глаза, положила записи в паку, медленно пошла, проверить Винцензо, чтобы убедившись в его состоянии, пойти спокойно домой.
Проверив показатели его состояния, Джейн присела на кровать, ожидая, что возможно мужчина придет в себя. Но даже спустя двадцать минут, Монтанелли спал, лишь ровное дыхание говорило, что кризис миновал, и осталось только ждать его полного выздоровления. Положив документы на тумбочку, Флетчер мысленно пожелала удачи этому грозному парню, отправилась в раздевалку, чтобы переодевшись, поехать домой, где ее будет ждать любимый муж.

+2

5

Энзо помнил все что с ним происходило почти до мельчайших деталей. Когда женщина в черном облачении подошла к надгробию его учителя он было подумал, что за ним пришла смерть. Но было одно существенное несоответствие – смерть вряд ли носила солнцезащитные очки… какой бы стильной она не была. Потом недолгий путь до больницы во время которого мужчине оставалось только удивляться откуда в девушке столько сил и любоваться ошметками любимого костюма.
- Мне стреляли в грудь. Не в ухо, – отшутился Монтанелли, но смеяться не стал, слишком уж болезненно реагировала грудь на подобные действия. Уже в полудреме он наблюдал за тем как два доктора издеваются над его телом, пользуясь тем, что инъекция обезболивающего еще действовала. Едва же коснувшись кровати в палате мужчина уснул беспробудным сном, несмотря, на недавнюю бодрость, с которой он не так давно шагал между могил.
И вот наступил вечер. Открыв глаза и убедившись в том, что все произошедшее с ним не было сном мужчина вздохнул, осмотрев сначала потолок, а потом и стены палаты. Он всем сердцем ненавидел больницы. Особенно докторов, которые говорят, что можно и что нельзя. Вообще, мужчина появлялся в подобного рода учреждениях только когда возникала угроза его жизни. В иное время он посещал частные клиники для решения частных проблем – там и обслуживание получше и доктора менее занудные, главное условие – своевременная оплата. Осмотрев свою грудь мужчина усмехнулся. Его ранили и раньше, но так чтобы разнести верхнюю часть туловища на куски – это в впервые. Оставалось только гадать сколько дроби из него вытащили, доподлинно мужчина не помнил. Не обнаружив под подушкой пистолета мужчина понял, что дело плохо. Стрелок мог в любой момент появиться в больнице, чтобы завершить начатое. И каким бы бойцом не был Монтанелли – ни один прием рукопашного боя не сравнится с выстрелом в голову. Не собираясь весь вечер проводить на кровати Энзо явно намеревался встать на ноги. Не делая резких движения итальянец сначала с трудом сел на кровати, свесив ноги, а потом сделав глубокий вдох попробовал встать на ноги… В последний раз такой сдавленный стон мужчина издавал лет десять назад, когда люди из конкурирующей семьи несколько часов избивали его в темном подвале. Когда его освободили итальянец просто встал, схватил за плечо одного из своих друзей и опираясь на него вышел. Сейчас опираться было не на кого, но лежать мертвым грузом на опостылевшей за несколько минут больничной койке он не собирался. Расставшись с ней мужчина пошатнулся, сделал пару непроизвольных шагов в сторону и оперся на подоконник. Дыхание участилось, на лице выступила испарина – он никогда не думал, что до восьмидесяти лет столь малая дистанция дастся ему с таким трудом.
- Вам нельзя вставать, - заявил было вошедший в палату мужчина. Насколько помнил Монтанелли именно он помогал Джейн извлекать из него дробь. Но даже это не давало ему права указывать подручному что можно делать, а что нельзя.
- Как твое имя, друг мой? – не поворачиваясь и глядя в окно на уже потемневший город поинтересовался Винцензо.
- Майкл. Вам нельзя вставать, - повторился врач.
«Да откуда они берут таких зануд?», - спросил сам себя мужчина, все-таки с трудом повернувшись к сотруднику медперсонала и посмотрев ему в глаза.
- Майк, я очень тебе признателен, - кивнул гангстер. – Сделай одолжение, закрой дверь с той стороны и не открывай, пока я тебя не позову, хорошо? – подручный говорил так мягко, что его речь невольно приобретала угрожающий оттенок, как и у всех людей его профессии, которые пытаются сбросить напряжение с жертвы перед тем, как нанести удар. Проворчав что-то насчет высокомерных идиотов врач все-таки подчинился и вышел. Монтанелли опять повернулся к окну, словно кого-то там высматривая. Грудь ныла, дышать было больно, но в конце концов, он был жив, благодаря женщине, с которой недавно познакомился. И кто знает, чем бы закончилась эта история, не затей они переезд. Часы показали 23.30 ровно в тот момент, когда она вошла в палату. В глазах ее было столько неодобрения, что самый уверенный в себе мужчина тут же захотел бы оправдаться. Винцензо не захотел, он был не просто уверенным, он был чрезмерно наглым, а в такие моменты жизни его характер и вовсе становился невыносимым.
- Не надо на меня так смотреть, - помотал головой итальянец. – Я не сделал ничего такого. Это ты бросила меня с этими занудами, - кивнув на двери через которые недавно вышел Майкл сказал Энзо.
- А если вы думали, что я буду сутки валяться на этой кушетке, то вы ошиблись, - усаживаясь на потолок заявил гангстер. Порой его гордость доходила до такой крайности что он готов был лечь в могилу, но не признать собственной слабости. Кушетка же была просто символом его беспомощности, по крайней мере так казалось самому подручному.
- И оставаться здесь я тоже не намерен, - сказал он уже тише. Оставалось только решить вопрос с его одеждой, чтобы не гулять по улице в одной лишь медицинской повязке.

+1

6

Рейхарт была уверена, что эта женщина сделает все возможное, и даже не реальное, но вытащит Монтанелли, ведь без изучения ее мастерства вряд ли Гвидо стал бы держать ее у себя под крылом.
Подойдя к машине, сквозь стекло увидела лежащий на сидении пистолет Винцензо. Гулко выдохнув, спрятала его во внутренний карман своей куртки, заводя двигатель. Хельге предстояло сделать много дел, и отъезжая, она мысленно прокладывала путь от одного участка работы до другого с минимальными затратами времени. Позвонив знакомому Фрица, умеющему искусно подделывать паспорта, заказала два на имя Ивон Норманн и Ричарда Рассела, плюс водительские права для женщины. Плата за срочность ее не волновала, за такое искусство нужно платить не задумываясь. Митч ни разу ее не подвел ни в качестве, ни в сроках. Рейхарт понимала, что весть о стрельбе на кладбище уже пошла по беспроводному телеграфу, и вероятность того, что Семья уже в курсе была высока. Значит домой к Энзо никак нельзя. Разворачиваясь, Хельга поехала к себе, по пути созвонилась с Фрицом:
- Привет. Мне нужна охрана для проезда по территории Мексики, на южной границе должен быть уже готов самолет, чтобы, как только я появлюсь, он мог взлететь. Не перебивай, пожалуйста. Со мной будет человек, именно его и надо больше охранять, чем меня, цель охраны мужчина,- услышав строгий голос брата, прижав телефон ухом к плечу, поворачивала в сторону авеню, ведущего к ее району. – Фриц, кто хотел бы меня убрать, поверь, уже сделал бы это. Мне надо, чтобы моя комната была готова к приезду. Да, нужна медсестра на один день. И открой мне канал передвижения по Мексике, через Калифорнию, по океанскому рубежу, чтобы без разговоров и быстро. По приезду все объясню. На связи.
Отключившись, в уме поставила галочку, что и это она сделала. Фриц все организует, только ей предстоит долгий разговор с этим мужчиной, который все чаще говорил с ней на тему «Остановиться». Но девушка не могла, не представляя себе, чем будет заниматься. Работать ей было не обязательно, материально она была обеспечена до конца дней своих, коротких или длинных. И поэтому все разговоры оставались лишь пустыми словами. Остановившись в подземном гараже своего дома, Хельга взяла свою аптечку и сумку, вернулась в квартиру. Быстро пройдя к сейфу, набрав комбинацию букв и цифр, открыла тот. Взяв наличности на стоимость паспортов, сверху накинув еще тысяч пять на расходы по дороге, ампулы парамидола, две банки Coca-Cola для револьверов. Из комнаты принесла куртку Энзо, понимая, что нужна еще рубашка на два размера больше, чтобы уместить бинты, позвонила в магазин, заказав пять штук, сказав, что через два часа заберет заказ. На сумку лег очередной плед, маленькая подушка. Вспомнив, что фотографии Винцензо у нее нет для паспорта, включив ноутбук, стала просматривать папки с досье на семью Торелли. В одной нашлась отличного качества фотография Монтанелли-младшего. Скинув ее на флешку, сложила компьютер в рюкзак. Дорога предстояла долгая, а Хельга не любила перекусывать в забегаловках у дорог, поэтому быстро нарезав достаточное количество сэндвичей, заварив в пятилитровый термос чая, прибавив к ним большой пакет фисташек, которые она полюбила еще во времена работы в Эмиратах, сложила очередную сумку. Снеся оружие в подвал, арендованный ею как мастерская, сложила все в сейф, спрятанный под песком в полу, прикрытый досками, помогающими ей при работе на станке, вернувшись, домой, пробежалась глазами по сложенным вещам. Переобулась в неизменные сапоги из тонкой кожи, закинув сумки, вышла из дома, чтобы вернуться только после выздоровления Винцензо.
Хельга как фигурка на чьем-то поле, летала по городу из одной точки в другую, собирая то документы, то одежду. Паспорта были готовы к девяти вечера, рубашки лежали в сумке. Остановившись у обочины, в километре от госпиталя, Рейхарт намотала на подголовник подушку, расстелив плед на сидении. В угол заднего сидения положила сумку с едой. Проверив револьверы, похлопав по пистолету Энзо, позвонила Фрицу:
- Через час мы выезжаем. Пусть на первом пункте нас ждет более комфортная машина. Моя слишком узка сейчас. Хотя не знаю, как он себя будет чувствовать. Я позвоню. Auf wiedersehen.
Дорога опустела. Редкие машины, проносились мимо девушки, сигналя, будто говорили Жми на газ, почувствуй скорость. Остановившись у черного входа больницы, Хельга взяла рубашку, аптечку, закинула рюкзак на плечи, быстро скрылась за дверью. Если эта Флетчер все правильно поняла, то палата Энзо не далеко от выхода с этажа. Поднявшись на четвертый этаж отделения Реанимации, словно тень проскочила к двери. Войдя, Рейхарт увидела стоящего возле окна мужчину, перебинтованного суть ниже диафрагмы.
- Я смотрю на умалишенного, которому все равно на свое здоровье, потому что гордости в нем больше, чем воды в океане. Мое присутствие, мистер Рассел, отобрало бы у нас уйму времени, которое было потрачено на решение определенных задач. Ты будешь валяться столько, сколько врач написала в этих бумагах, - взяла с тумбочки папку, положила ее в рюкзак, - поверь, пока ошибаешься ты. Присядь, мне нужно тебя уколоть, иначе ты не продержишься.
Помогла ему прилечь на поднятую часть кровати, вымыв руки, набрала наркотик в шприц.
- Не будь ребенком, потому что мамой мне становится не хочется.
Оторвав пластырь, который крепил бинты к его груди, аккуратно смазывая края ран спиртом, точечно колола, обезболивая. Взяв второй шприц, повторила. Хельга не обращала внимание на его мимику, уверено делая свое дело. Убрав все обратно, прошлась раствором марганцовки по обожженной коже, смачивая сукровицу, наложила свежие бинты, крепя те гипоаллергенным пластырем. Вытащив рубашку, помогла ему надеть ее, закатывая рукава, которые висели ниже его пальцев, аккуратно застегнув пуговицы.
- Если ты думаешь, что я вожусь с тобой как с маленьким, то это ошибка высокомерия. Попробуй застегнуть пуговицу, что ниже всех находится. Сведи руки. Пока еще что-то чувствуешь, - видя его попытки, остановила руки мужчины, - прекрати. Если ты при мне не можешь выказать слабости, то это просто погубит тебя. Можешь поругаться на меня, если тебе станет легче.
Протянув ему куртку, помогая надеть ее, вытащила его пистолет, вложив в руку.
- Я рядом, если нужна помощь.
Взяв аптечку и сумку, вышла в коридор, кивком показывая врачу, который смотрел на них, что его миссия закончена, повернула в сторону лестницы. Спуск занял чуть больше времени, которое Хельга отвела на него. Открыв дверь, вопросительно посмотрела на Винцензо, предлагая свою руку.

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-08 00:17:26)

+1

7

- А высокомерия – как песка в пустыне, - продолжил мужчина, явно передразнивая свою собеседницу. Ему было не привыкать слышать нелестные слова в свой адрес, ссориться же он не собирался, потому решил просто посмеяться над сложившейся проблемой.
- Валяться я буду в гробу, - уже более мрачно ответил Монтанелли, видимо догадываясь о том, что сегодня он как никогда был близок к этой перспективе. Спорить с уколом мужчина не стал, ровно, как и узнавать, что было внутри шприца. Было бы странно спасать итальянца с кладбища, чтобы потом отравить в больнице. Винцензо никогда не видел Хельгу в подобном обличье, впрочем, ее непробиваемость и грубость только раззадоривали подручного, который ни за что не дал бы женщине собой командовать.
- Как жаль, я так хотел от тебя дочку, - усмехнулся мужчина. Бесспорно, он вел себя некрасиво, но и речи его собеседницы не имели к этикету ровным счетом никакого отношения. Кое-в-чем Хельга все-таки ошибалась. Энзо не мог показать слабости не только перед ней, он вообще никому ее не показывал, порой и самому себе отказываясь признаваться в своем бессилии. Пожалуй, он бы лег и умер с большим удовольствием, чем позволит бы кому-то месяц бегать вокруг себя, выполняя все его прихоти. Он был законченным гордецом, наверное, одним из тех, кого и погубит собственная гордыня, но, в конце концов женщина знала на что шла, когда пошла с ним тогда, на свадьбе. В его досье, наверное, подробно были изложены все его достоинства и недостатки. Получив пистолет мужчина заметно приободрился, все-таки оружие, к которому он привык придавало уверенности, даже при отсутствии цели. Посмотрев на протянутую руку мужчина улыбнулся и отрицательно помотал головой. Он ценил все, что немка для него сделала, но некоторая забота по его мнению была излишней. Да и к тому же он задумался о том, почему его так задели слова этой женщины. Наверное, потому, что она была единственной с кем он не ограничился парой проведенных ночей с последующим разрыванием всех контактов. Кто бы мог подумать – Винцензо Монтанелли пустил кого-то в свой дом. Правда, пожить в его квартире вместе им так и не удалось.
«Славный вышел переезд», - подумал Энзо. Задумывалось, что Хельга перевезет все необходимое и переберется к нему, а теперь приходится перевозить самого итальянца. Сев в машину Хельги мужчина тут же откинулся на спинку кресла, осматривая приятный салон очередного итальянского железного коня.
- Далеко мы собрались? – спросил Винцензо уже без былой бодрости. Голову стал понемногу заволакивать туман, в котором вязли все мысли андербосса.  В определенный момент он подумал, что не сможет связать и пары слов, потому сосредоточился на том, что ему говорила Святая.
«Ей богу, эта самая сложная речь, которую я слышал», - усмехнулся про себя итальянец. Сложность состояла еще и в том, что все услышанные слова ему приходилось связывать в предложения, а потом задумываться о его смысле. В этой свободной рубашке и спортивной куртке с надетым на голову капюшоном он чувствовал себя бедным парнем из черного гетто. А если учитывать то, что в голове сейчас было так же пусто – картина была не так далека от действительности. Решив занять себя чем-то помимо созерцания дороги мужчина посмотрел на лежавшие в машине сумки по которым тут же принялся шарить. Отыскав пакет фисташек и сумку с ноутбуком он более-менее успокоился, правда пользоваться компьютером без разрешения владелицы не стал. За окнами автомобиля мелькали уже не огни огромного мегаполиса, а свет в окнах окраинных кварталов. Тишина, прерываемая звуком проезжавших машин сменилась гамом громкой музыки, басовитых голосов и отдаленных выстрелов. Здесь была уже совсем другая жизнь, нежели в центре города. Отвлекаясь от шума и гама снаружи мужчина любовался своим новым паспортом, выполненным столь мастерски, что ни один из специалистов, с которыми работала семья Торелли не справился бы лучше. Бесспорно, такая работа стоила немалых денег.
«Денег», - спохватился вдруг итальянец.
- Ты не захватила мое пальто? – спросил он у Хельги. Энзо никогда не пользовался кошельками, потому всегда хранил деньги и документы во внутреннем кармане пиджака, либо пальто. Теперь же, похоже, его несколько сотен долларов безвозвратно потеряны ровно, как и паспорт Энзо Монтанелли.

+1

8

Спрятав аптечку под свое сидение, села в машину, надевая гарнитуру. Включив навигатор, просчитывая примерное время, через которое они окажутся на месте. Хельге еще предстояло сделать свои выводы о сложившейся ситуации, понять кому так нужна была смерть Монтанелли-младшего. Проезжая через рабочие районы, девушка мельком оценивала ситуацию, столь стремительно меняющуюся за окном автомобиля. В воздухе до сих пор висел заданный Энзо вопрос. Буквально выскакивая на автостраду, огибающую город, где движение было практически нулевым в столь позднее время, Хельга, не смотря на мужчину, ответила:
- Нет, пальто твое осталось в больнице. Времени у меня не было подумать о нем. Я не знаю, что произошло, но взяла на себя смелость вывезти тебя из страны. Возможно, ты будешь против такого решения, но можешь вернуться через неделю. Тебе надо восстановиться. А канал возвращения тебе откроют. Извини.
Набрав номер Фрица, Хельга заговорила на немецком:
- Мы покинули Сакраменто. Через девять часов будем в Тихуане. Кто нас будет встречать, - слушая ответ, девушка сняла с себя бейсболку, массажным движением пальцев прошлась по голове, - Чучо и Рамон, хорошо. Что с самолетом? Ты перенес пункт отлета в Эрмосильо? Я поняла. Но мне надо немного поспать будет в Тихуане, не рискну им, не продолжу ехать в полусонном состоянии. Предупреди, что прибудем через сутки. На связи.
Она оказалась похитителем. И украсть второго человека в городе, не смотря на их отношения, было риском. Вообще в тот день, когда она ушла с ним, девушка рискнула поменять свою жизнь, ведь мужчина, который предложил ей это, обладал огромной властью над людьми, и ему ничего не стоило повелительно отдать приказ убрать ее, если такие мысли поселились в его голове. Стала бы она уходить, скрываться, если бы информация все же дошла до нее? Нет. Иногда Хельге казалось, что она прожила долгую жизнь, что в ней не будет просвета для обычного человеческого коротания века. Все время бежать по дороге, быть творцом баланса среди людских душ, отяжеляя свою, мириться с волей Богов, которые иногда не давали ей сработать чисто, ставя подножки, заставляя оглянуться, усомниться в себе, показать, что она несовершенна. И вновь, очередной запутанный круг, который размыкаясь, давал конечную точку, где стояла очередная душа.
- Мы едем туда, где тебя никто не станет искать. В Колумбию. Есть люди, которым я доверяю. Не удивляйся, - поправив волосы, Хельга посмотрела в зеркало, увидев фонари позади машины. – Ведь они тоже работают с вашей организацией через посредников. Мое оружие прибывает по их каналам. В Тихуане придется чуть задержаться, мне надо поспат, иначе четырнадцати часов до Эрмосильо я не выдержу. Тебе надо поспать, хотя ты и так засыпаешь. Не сопротивляйся, - не глядя на мужчину, провела рукой по его небритой щеке, чувствуя подушечками пальцев легкое покалывание. – Ты когда-нибудь встречал рассвет, стремясь ему на встречу? Видеть как он ускользает, уступая права дню. И тебе так и хочется остановить это мгновение, запомнить красоту раннего утра, ведь именно это люди редко видят, спя в своих домах.
И в подтверждение ее слов, рассвет плавно растворялся, окрашивая горизонт, к которому они ехали, в пурпур, плавно переходящий в золотистый. Загоревшийся чек на приборной доске, тонко пискнув, показал, что бензин на исходе. И как в лучших программах, скоординированных временем, вдали показалась заправка. Остановившись, Хельга посмотрела на Энзо.
- Заправлюсь и зайду в магазин. Если хочешь позавтракать, то можно отъехать подальше и остановиться. Тебе что-нибудь купить?
Долго тут оставаться нельзя было. Ведь они не знали, пущена ли слежка по следам Винцензо. Поэтому осторожность не отпускала девушку, которая подмечала любую мелочь, будь то камень, машина, птица.
Отстегнувшись, вышла из машины, слегка разминая затекшее тело, вставляя в бак пистолет, выставляя нужное количество литров. В магазине оплатив бензин, прошла к полкам, сама же внимательно слушала новости по радио, находящееся за спиной продавца.

+1

9

- Жаль, мне оно нравилось, - пожал плечами Монтанелли. – И стоило не так уж дорого, - добавил он секунд через десять, поймав на себе недоумевающий взгляд Хельги. Кажется, она не понимала его размышления об одежде в такой ситуации. Но судя по тому что лицо нападавшего на него неудачника было явно итальянское, то людей, которые могли подослать убийцу было только двое. Гвидо или Фрэнк. И у обоих руки были слишком коротки для того, чтобы достать подручного вне города. Конечно, дядя мог бы попросить помощи у комиссии, но дело это небыстрое да и Энзо представлял в каком направлении пошлют его родственника, когда он скажет кого собрался отправить на тот свет. Старший Монтанелли по разумению таких же стариков устроил в семье черти что, начав принимать в ее ряды как женщин так и людей, не имеющих никакого отношения к итальянцам. Да и слава его подвигов в Майами еще не успела померкнуть. Чтобы воевать с Энзо нужен сильный характер и еще более крепкая хватка.
  Из разговора Рейхарт по телефону мужчина понял только то, что Рамон и Чучо это чьи-то имена, притом второе было весьма нелепым, Тихуана, это либо отправная точка, что вряд ли, либо место их стоянки и услышал цифру «9», благо считать до десяти на немецком он умел.
- Колумбия… Это тот край где «пендехос рубят на буритос»? – без тени веселья поинтересовался мужчина. Люди с испанским темпераментом коими были и колумбийцы любили званных гостей, остальным они показывали на дверь, нередко этими гостями дверь и открывая. И, конечно, мужчина не боялся перспективы, в которой придется подраться, но не в таком состоянии и не с колумбийским картелем на его территории. Очень уж велика вероятность уехать домой в коробке из-под сигар.
- Я спал почти десять часов. С меня хватит, - ответил мужчина, который хоть и пребывал под наркозом, но не переставал бороться с воздействием «дымки» на свой рассудок. Было сложно, но в большинстве случаев у него все же получалось рассуждать логически.
- Нет, я более приземленная натура, - признался Винцензо. – Максимум что мне доводилось делать это отправить на морское дно одного неплательщика. Это было как раз на рассвете, - добавил он, посмотрев в глаза собеседницы. Он не хотел ее обидеть, но в его жизни были моменты, когда он сосредотачивался на своих проблемах и обдумывал их решения, в такие моменты ему было не до веселья и романтики.
- У людей другая проблема, - кивнул на один из домов Винцензо. – Им с утра на работу. В отличие от нас они должны вставать в определенное время, идти в свою контору и прозябать там восемь часов пять дней в неделю, - с грустью в голосе добавил мужчина. Ему было жаль тех, кто положил свою жизнь на то, чтобы получать крохи и гнуть спину до конца жизни. Это был явно не его путь.
- Купи мне воды, - попросил мужчина. Как ни странно, когда он не пил алкогольных напитков (а пил он их крайне редко) итальянец предпочитал именно воду. Неважно с газом или нет. Пока Хельга была в магазине мужчина все-таки распаковал ее ноутбук и вставив флешку, все это время лежавшую в его брюках. Открыв архив, защищенный паролем он принялся просматривать файлы. Затем о чем-то задумавшись нашел в файлах пароль для своей почты, который никак не поддавался запоминанию ввел его и зашел на ящик, где должны были лежать данные, присланные ему Агатой. Кто-то считал траты Энзо неоправданными, но по его разумению плата хакеру, который в свое время работал с данными ЦРУ была более чем оправдана, по крайней мере за все время работы в интернет-пространстве никто не позарился на данные Монтанелли.
- Крайне интересно, - произнес мужчина, рассматривая до боли знакомый силуэт. Давид Шляйхер собственной персоной. Притом, как оказалось, он был еще более загадочной персоной чем казался на первый взгляд. Щелкнув фисташкой мужчина отправил ее в рот и задумчиво раскусил, прочитав надпись «подозревается в связях с Моссад». Особенно напрягала фраза «подозревается», если даже ЦРУ не смогло увериться на сто процентов, то дела были действительно плохи. И дело даже не в том, что Шляйхер был опасен сам по себе – гораздо опасней был тот, кто стоял за ним. Отсюда и наемники, которых никто никогда не видел и его темные дела, скрытые от глаз даже тех, кто живет в криминальном мире. Все это не добавляло позитива.
- Я могу вести машину, пока ты спишь, если хочешь, - посмотрев на вернувшуюся Хельгу предложил мужчина.
- Впрочем, гнаться за нами пока некому. Можем и передохнуть, - добавил он слегка скривив лицо, похоже ранение все же давало о себе знать.

+1

10

Склонившись над журналами, девушка обратилась вся вслух, ловя любое изменение в эфире. Тишина новостных рядов была им на руку, что позволило бы беспрепятственно доехать до границы. Взяв пару бутылок воды, бутылку молока, Хельга подошла к кассе, краем глаза осмотрела улицу, машину, протянула продавцу стодолларовую купюру.
- Шестьдесят литров бензина, - пододвигая к нему продукты, сняла с полки жвачку.
Отдаленность от мегаполиса накладывала отпечаток на людей, целью которых становилось обслуживание редких покупателей. Для них это как глоток воздуха, ведь парень пытался завязать разговор, но увидев, что девушка не настроена умиляться разговорам, предпочитая буравить его взглядом своих зеленых глаз, быстро отсчитав сдачу, исчез в подсобке. Сдернув пакет, Хельга сложила покупки, вышла к машине, нажила кнопку на пистолете. С шумом топливо ворвалось в бак, стуча о его стенки, Рейхарт же открыв заднюю дверь, положила пакет на середину:
- Я купила воду. Но у меня предложение полноценного завтрака с горячим чаем и бутербродами.
Увидев, что Энзо согласился, закрыла дверь, убирая пистолет. Сквозь стекла витрины увидела как пристально на нее смотрит продавец, теребя свой фартук. Мужчину, который сидел на переднем сидении автомобиля, видно не было, тонировка скрывала его, бликами от экрана ноутбука играя на стекле, а значит, если кто-то надумает расспросить этого аборигена американских дорожных джунглей, то кроме стандартного описания женщины ничего не получит.
- По радио все тихо. Новости ни о чем, - повернувшись к нему, посмотрела в глаза, пальцем приопустила веки. – Хорошо. Поедим и я спать лягу. Дальше путь сложнее, практически без остановки. И мы нужны оба свежие, раз ты чувствуешь, что сможешь справиться с вождением.
Потянувшись к нему, поцеловала, рукой потянула ремень без опасности, молча кивая, пристегнула Винцензо, пока он держал открытый ноутбук. Включив музыку, вывела машину на шоссе, утапливая педаль в пол, чувствуя, что колеса едва касаются асфальта. Окрыленные. Примерно через полчаса «полета», притормозив, свернула в густой кустарник, скрывающий всех, кто в него попадает, от проезжающих мимо. Щелкнув замками на ремнях, нажала на кнопку, открывая багажник.
- Скажи, ты предполагаешь, кто мог подослать к тебе столь неумелого стрелка? – достав тонкой работы небольшую скатерть, расстелила на закрытый багажник. – Внешность нехарактерная. Слишком испуганные глаза были при виде меня. А если бы он был из «наших», то ничего его не остановило бы, и может быть я если бы не лежала рядом с тобой, то была бы ранена. Мне не важна причина: неподеленная территория, переход товара в недовесе, мне важно кто. Есть предположения?
Накрыв небольшой стол, протянула парню кружку горячего чая и свежий сэндвич, сама задумчиво отошла чуть в сторону, смотря на дорогу. Ее не покидало чувство преследования. Как будто к спине приставлен бинокль, и как бы ты не скрывался, тебя видят как в рентген.
- Все что смогла приготовить с моим искусством умершего во мне повара.
Отпивая горячий напиток, не отрываясь смотрела на мужчину, ради которого сейчас совершала безумства, на которые раньше и не смогла бы мысли кинуть.

+1

11

- Поехали, - кивнул мужчина в ответ на предложение о завтраке. Для человека, который уже практически сутки ничего не ел Винцензо весьма неплохо держался. Многие другие члены семьи уже бы начали ныть о том, что не могут жить без горячего кофе и чего-нибудь съедобного. Энзо же, казалось был слишком занят лицезрением информации на мониторе.
- Если он не перестанет на тебя пялиться – я его пристрелю, богом клянусь, - неожиданно для самого себя заявил Монтанелли, притом было совершенно непонятно шутит итальянец или нет.
- Я не столь весомая персона, чтобы о моей пропаже сразу же заговорили по радио, - пожал плечами мужчина. Конечно, он имел в виду свое положение с общественной точки зрения. Когда пропадает именитые преступник – гражданам становится спокойней. Когда машина остановилась и женщина разложила свои импровизированные кулинарные шедевры мужчина сначала дал ей вооружиться крышкой от термоса, наполненной чаем, а потом сам взял бутерброд. Как оказалось, купить посуды чтобы можно было насладиться горячим напитком вдвоем Хельге в голову не пришло, что было даже странно, учитывая ее повседневную немецкую практичность. Когда же она опомнилась и предложила крышку ему мужчина махнул рукой и открыл бутылку с водой. Все равно чай у него ассоциировался не то с китайцами, не то с англичанами, у которых без этого напитка не обходится ни одно мероприятие.
- Тут и предполагать нечего, - пожал плечами Монтанелли. – С такой итальянской мордой стрелок ко мне мог прийти либо от Альтиери, либо от моего достопочтимого дяди, - усмехнулся мужчина, явно придавая издевательскую окраску эпитету, коим наградил своего родственника.
- Если бы был кто-то из ваших – он бы вряд ли подошел ближе чем на выстрел из винтовки, - сделав глоток из бутылки предположил мужчина. И здесь не было ничего особенного – о том как стреляет племянник Гвидо знал чуть ли не весь город.
- Притом судя по тупости стрелка это был именно Альтиери, - называть Фрэнка по имени Винцензо не стал. Для него капо был уже покойником, который еще просто не осознал своей участи.
- Я знал девушку, которая умудрялась поджигать тосты и портить яичницу, - кивнул мужчина, после посмотрев женщине в глаза.
- Так что, в твоем случае еще не все потеряно, - добавил он заканчивая с бутербродом и делая последний глоток воды.
- Поехали, - предложил мужчина, когда женщина так же закончила с трапезой. Бросив бутылку на заднюю сидение мужчина обошел машину, открывая своей спутнице дверь.
- Эй, - сказал он, когда Хельга уже собиралась сесть в машину. – Я ценю то, что ты для меня сделала, - сказал он и запустив руку в волосы немки прильнул к ее губам. Пожалуй, она была единственным человеком, кого он благодарил таким образом.  Сев на место водителя он нажал на педаль газа и машина отправилась в путь. Стоит сказать, пока Хельга не уснула он вел довольно спокойно. Когда же ее веки окончательно сомкнулись он ускорился так, словно за ними в самом деле кто-то гнался. Мужчина не мог понять, как можно настолько халатно относиться к устранению конкурента. Охотники говорили, что нет никого страшнее раненого буйвола. И несмотря на то, что на свинью по мнению Энзо в данном случае походил как раз Фрэнк в своей мести андербосс останавливаться не собирался. Пока Хельга везла его на место, где им удалось позавтракать мужчина уже оставил сообщение Карлосу в котором призывал особо не дергаться и выполнять приказы Гвидо. Так же настрого запретил кому-то рассказывать о том, что выходил с Энзо на контакт. Знать о том, что Винцензо удалось выжить семье пока рановато. Придет время и он сам заявится к ним, чтобы поблагодарить за заботу. Пока же он гнал по шоссе больше ста миль в час, оставляя позади заметный шлейф пыли. Оставалось только надеяться на то, что им попадется не слишком честный коп, если их решат остановить. Любого другого скорей всего заинтересует что делает за рулем человек без документов. Не стоит и говорить о том, что Монтанелли даже не догадывался на кого оформлена эта машина и имела ли к ней хоть какое-то отношения госпожа Рейхарт.

+1

12

- Значит ты считаешь, что я не так безнадежна на кулинарном поприще, - задумчиво отвела от него взгляд, понимая, что даже если ей захочется научиться готовить, смысла она в этом не видела. Не для кого было в ее жизни стараться стать такой уютной и домашней. Даже попытка сойтись с Винцензо пока терпела крах. Кто-то бы вздохнул сказав Не суждено. Но Хельга также понимала, что, ни она, ни Энзо не были фаталистами, покоряющимися длани Судьбы, не пойдут по указке перста судьбоносного. Они из той породы людей, которые сломают все вокруг, упрутся, но перекроят линию жизни свою, перепишут предначертанное, и, ухмыляясь всем, пойдут дальше.
Сложив все в багажник, девушка, подойдя к галантно открытой двери машины, хотела просто оказаться в салоне, и уснуть. Но, то, что она услышала от похищенного ею мужчины, было для Хельги неким началом чего-то туманного, но того, чего она хотела познать. Короткий, но столько значащий поцелуй. Хельга посмотрела в его глаза:
- Я не могла иначе поступить.
Слегка отодвинув сидение и упустив спинку, девушка, пристегнувшись, уже закрывая глаза, почувствовала плавное движение автомобиля. Крепкий сон сморил ее буквально сразу, отключая в ней все, кроме одного – ее «счетчик» работал дальше, и в нужное время она проснется, чтобы пересечь границу. Но ее разбудил звонок телефона. Не открывая глаз, ответила, слегка потирая виски:
- Да, - слушая внимательно, приподнялась. – Мы через 30 минут будем на месте. Диего, отошли сменщика, встречать должен ты, - отстегивая кобуру, посмотрела на профиль Винцензо, - ты все понял, ведь так? Подъезжая, перестройся в крайний левый поток, пожалуйста.
Отстегнув ремень, перегнулась через спинку сидения, дернув молнию обшивки, достала пакет. В каждый паспорт вложила по тысяче долларов, приложив также права на вождение автомобиля свои и Энзо, вернее тех, кем они пересекали границу, документы на правособственности автомобилем на оба имени. Пару сотен положила в карман куртки.
Вдали показался пограничный пост с шестью пропускными воротами. Скрутив револьверы ремнем кобуры, положила в ноги себе, прикрывая пледом, пальцами пройдя по сапогу. Повернувшись к мужчине, который аккуратно выводил машину в указанную очередь, положив ладонь на его плечо, проговорила:
- Я прошу тебя, просто посиди. Чтобы не произошло, ты не должен выходить. Винцензо, пожалуйста. Я понимаю, ты не привык не владеть ситуацией, не привык вверять себя чужим людям. Но сейчас другого выхода нет, как поверить мне.
Она вышла из машины. Вокруг толчея машин и народу, разноязычие. Обойдя автомобиль, остановилась около Энзо, не глядя, проговорила:
- Не люблю днем пересекать границу. Тут всегда столпотворение, будто паломники к Мекке пробираются, - она увидела, что им машут, кивнула в ответ, что поняла. – Просто остановишься напротив окна и все. Мы должны миновать досмотра, иначе открыв мой багажник, они подпишут себе петицию на тот свет.
Хельга понимала, что непринужденность ее лица всегда играла на руку. Но сейчас она была не одна, и по факту отвечала не только за свою голову, но и за Монтанелли. Подойдя к регистрационному окну, обменявшись взглядами с Мигелем, протянула ему документы. Позади, услышала, как остановился автомобиль.
- Мы на месяц, - ответила, предвещая вопрос, хотя парень был обо всем предупрежден. Слегка повернув голову, смотрела на главный вход здания, где сидело начальство этого поста. В воздухе будто витала нервозность. Посмотрев на Мигеля, Хельга буквально гипнотизировала его, заставляя в ответ взглянуть на нее. – Как дети? Жена?
Рейхарт будто нажала на пуск в его голове. Тут же ей в руки вернулись документы, а парень, засунув руку в карман, облизывая вспотевшую верхнюю губу, прошептал:
- Вы свободны. Меня и так чуть за зад не взяли только из-за того, что не ушел со смены вовремя.
- Думаю я смогла компенсировать твой моральный ущерб. Не так ли?
Она села в машину, пристегиваясь, включила музыку.
- Скоро будем дома, - проговорив, сжала руку Винцензо, кладя ее на ручку коробки передач. – Поехали?

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-11 15:44:24)

+1

13

Энзо действительно все понял, и то, о чем говорила Хельга и то, что ему действительно лучше оставаться в машине. От него не ускользнул мимолётный жест, после которого в документах оказалась неплохая сумма. Все в этом мире должны были выживать по мере сил – и преступники и хранители правопорядка. В отличие от многих Энзо не испытывал неприязни ко вторым, зато больше других ненавидел первых. Все они делали свое дело, но глупо было идеализировать как гангстеров так и копов. Одни кололись на допросах и сдавали своих товарищей, другие брали взятки и закрывали глаза на махинации и схватки на улицах.
- Ты была в Мекке? – вдруг серьёзно спросил Монтанелли. Он не выбирался дальше Майами и не нашел времени даже для того, чтобы съездить на свою историческую родину, не говоря уже о чем-то другом. Женщина вышла, а мужчина послушно подъехал к окну, давно смирившись с тем, что сегодня ему придется действовать по чужому плану, а потом играть на чужой территории. Впрочем, сейчас у него не было своей земли. После того как щелкнул затвор и дробь попыталась разнести подручного на части все что он строил начало рушиться. Теперь без него люди Фрэнка и другие конкуренты Монтанелли попробуют истребить его команду. Да только постоянные тренировки в охранном агентстве Хафермана не проходили бесследно. В отличие от многих членов семьи бойцы группировки Энзо были действительно бойцами, людьми, прошедшими специальную подготовку. И это играло на руку, если в городе начнется война до того как средний Монтанелли вернется – его люди просто исчезнут из виду. Затаятся и будут ждать своего лидера, чтобы потом нанести ответный удар. Ну, может быть, зайдут по паре адресов навестить своих обидчиков. Энзо никогда не был в восторге от своей семьи, но сегодня он потерял и ее тоже – теперь он не мог доверять никому, кроме горстки тех, кто оказался в Сакраменто с его подачи. Второй человек семьи вдруг резко превратился в беглеца, который вынужден покинуть город, чтобы не умереть в собственной постели, достаточно беспомощный для того, чтобы вести полномасштабную войну.
- Дома? – посмотрев в глаза спросил Монтанелли.
«Хотелось бы», - усмехнулся про себя мужчина. У него была квартира, шикарный пентхаус, почти неприступная крепость, но назвать это домом язык не поворачивался. Это был роскошный приют, дорогая крыша над головой. Для дома там чего-то не хватало. Людей, пожалуй. Сейчас с ним был только один человек, готовый пройти все испытания. Более того, благодаря Хельге мужчина вообще до сих пор может бороться. Если бы не она, то не слишком смышленый итальянский стрелок просто похоронил бы еще одну городскую легенду. Дядя бы может быть, даже пустил скупую мужскую слезу, но они оба знали, что эмоции старика слишком мало значили в их мире. Винцензо глубоко презирал принципы Коза Ностры с их беспристрастным отношениям к своим друзьям и близким. По сути это была самая большая организация лицемеров, которые сначала говорят о семье, а потом стреляют друг друга, когда дело начинает пахнуть жареным. Дядя упрекал его за то, что Энзо не следует установленным правилам сам не понимая, что все эти каноны давно прогнили. Что пора что-то менять, чтобы семья действительно была семьей, а не сворой псов, готовых при удобном случае вцепиться друг другу в глотку. Внутри кипело столько чувств что хотелось остановить машину, выйти посреди Мексиканской пустоши и закричать во весь голос. Потом взять старый-добрый АК и вернуться чтобы свершить правосудие. Но как ни странно, рука немки на собственной ладони понемногу успокаивала итальянца. Пелена гнева постепенно падала с его глаз, а нога уже не так упрямо нажимала на педаль, столб пыли за машиной был уже не так велик. И это было достаточно забавно, на протяжении тридцати пяти лет увлекаться чувственными и знойными барышнями чтобы потом понять, что все это время искал не там. Хельга была подобна айсбергу, который своим спокойствием укрощал и страсти итальянца, чей темперамент порой заставлял сначала стрелять, а потом разбираться в ситуации. Глупая черта, но порой и она спасала ему жизнь.
- Куда теперь? – спросил мужчина, когда промежуточный маршрут был достигнут о чем тут же известил противный голос диктора. Видимо здесь они и должны были дождаться своих спутников, чтобы продолжить свой путь и уехать далеко не только от Сакраменто, но и от всей этой проклятой Северной Америки.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Ухмылка мертвеца