Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Недописанные письма ‡мы не виделись, кажется, тысячу лет


Недописанные письма ‡мы не виделись, кажется, тысячу лет

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Sophie Briol & Hugh Weller
Место: купе поезда Нью Йорк - Флорида
Время: апрель 2005 года
Время суток: день-вечер
Погодные условия: температура + 25; за окном ярко светит солнце, ни единого облачка.

Когда-то давно, еще в те дремучие времена, когда мир был большим, а мы были маленькими, состоялась встреча, которая навсегда осталась в потаенных уголках наших сердец. Ты был якорем, за который держалась моя расшатавшаяся психика. Я... кем я тогда была для тебя? Другом? Или странной чужестранкой, которая так хотела хоть ненадолго забыть кто она и что происходило в ее жизни. Уезжая, мы дали обещание никогда не забывать друг о друге...
Думаю, я никогда не смогу забыть того мальчишку. Но мы выросли, изменились и перестали быть теми счастливыми детьми. Когда я увидела тебя вновь, ничего не изменилось - мне нужен был якорь, который бы не дал окончательно слететь с катушек. А кто нужен теперь тебе, незнакомец, которому я написала столько писем.

Отредактировано Sophie Briol (2014-02-08 17:12:16)

+1

2

внешний вид*

**настоящее
- Девушка, так вам куда билет - в Нью Йорк или Флориду? - Спросила кассир, неодобрительно поглядывая из окошка на болезненно-бледную девушку. Очередь за спиной Бриоль росла в геометрической прогрессии, а та растеряно, будто не понимая смысла вопроса, смотрела на женщину. Последние несколько дней были сущим адом для смутьянки. Она убегала прочь из Нью Йорка, потом возвращалась, не доехав три остановки сходила с поезда и вновь автостопом уезжала в противоположную сторону. И вот теперь, уже и сама позабыв как оказалась у железнодорожной кассы, пытаясь купить билет туда, не знаю куда. - А куда ближе? - Задала вопрос, который поставил кассиршу в тупик. - Мне кажется, мы как раз посредине. Девушка, посмотрите на очередь, определяйтесь быстрей. - Уже даже ее стала выводить неуверенность девушки, что говорить о людях, которые простояли в очередь добрые минут двадцать, ожидая, когда Софи определится. - Хорошо, а какой поезд раньше? - Наконец-то решила сделать выбор - понадеялась на случай. "Хватит уже кататься туда сюда - нужно остановится и подумать. Или вернуться и решать проблемы по мере их накопления." Женщина застучала пальцами по клавиатуре и выдала нужную информацию: - Во Флориду, приедет черед десять минут, стоянка пять минут. - Суровый взгляд натыкается на робкую улыбку, - на него, пожалуй. - Протягивая студенческое удостоверение и деньги, просит София.
От чего бежала девушка? От очередного ошейника, который пытались затянуть на ее шее долгосрочными отношениями. Ей очень нравится этот парень, этот безумно-соблазнительный итальянец, но, София не могла позволить себе сейчас подобных чувств. Впрочем, как и никогда не могла себе их позволить.
Получив билет и наконец-то запустив движение очереди, девушка отошла от касс. У нее осталось совсем немного времени, потому, зайдя в привокзальный магазинчик, купила воды, пачку сигарет и несколько яблок. На большее денег не хватило - наличность закончилась, а в этом маленьком городишке без названия банкомат было найти проблематично.
- Фло-ри-да... и почему я никогда там не бывала раньше? Название у города так и лучится теплом, может, там я найду недостающего мне выбора - пойму, что именно мне нужно? - Разговаривала сама с собой, стоя в отдалении от людей. Впрочем, она никогда не была одна. Итальянец, от которого убежать она не могла, говорил громко, почти в самое ухо: - Меня там нет, так что ты там собралась искать? - Хохочет, перебирает ее волосы. - А я и не ищу тебя, видишь - даже судьба против того, чтоб ты был со мной. - Говорит тихо, упрямо. Заставляет его уйти из мыслей, из головы.

Поезд останавливается, обдавая девушку горячим воздухом. На платформе становится шумно и людно, Софи теряется в человеческой толпе. Так и не найдя нужный вагон, девушка обращается к проводнику. Молодой парень смотрит в билет и показывает куда-то в сторону головы поезда: - Это там, но вы уже не успеете, заходите, пройдете по вагонам. - Софи благодарно улыбается и пробирается в вагон. Внутри прохладно, тихо и царит полумрак - все шторы плотно закрыты, не пропускают и капли света. Бриоль бредет вперед, даже не представляя, где ее место. Проходит несколько вагонов и останавливается у приоткрытого купе. Девушка видит только одну половину комнатки - в ней пусто, недолго думая заходит внутрь, плотно задвигает дверь и присаживается на мягкое сиденье, понимая, что купе не пустое.
- Привет. - Улыбается. "Интересно, он едет сам или скоро появится законный хозяин места?" У нее вагон пятнадцатый, пятнадцатое место. Ей не нравится эта цифра, потому искать законное купе она не решилась, а вот это вполне подходило для нее. - Едешь во Флориду? - Любопытно смотрит на незнакомца и почему-то испытывает легкое дежа вю, будто уже говорила нечто подобное человеку, который так похож на него. Вот только девушка уверена - они не знакомы, и она никогда ни с кем не говорила о Флориде.
Вот только...

*далекое прошлое
- Привет, - говорит десятилетняя Софи незнакомому мальчику. Улыбается, но в детских глазах живет грусть. - Я здесь недавно, ты тоже едешь в школу? Я сменила уже три. - Садится на соседнее место в автобусе, разглаживает светлое платье ладошками и чуть наклоняет голову, рассматривая его. - Софи. - Протягивает руку для знакомства. Ей нужен друг, и кажется, она решила сделать другом этого мальчика.
Ведь все мы когда-то были незнакомцами, правда?

Отредактировано Sophie Briol (2014-02-08 19:32:32)

+1

3

Кажется, в ту далёкую пору меня знал чуть ли не весь наш небольшой городок в Ирландии.
Мне было тринадцать и кровь бурлила в ещё детских жилах со страшной силой. Не то, чтобы мне хотелось быть заметным или значимым, но тем не менее, для меня представлялось совершенно немыслимым, что кто-то тогда мог бы не знать обо мне и моей сколоченной пару лет назад театральной труппе. Это не было самовлюблённостью, признаться, тогда мы даже не знали, что это такое. Но тем не менее, мы считали себя чуть ли не королями Дублина и всегда держали головы гордо поднятыми вверх.
Моя семья, как и семьи моих приятелей, всегда были из разряда тех, у кого достаток граничит с пределами ниже среднего, мы и мечтать не могли, чтобы однажды засветиться в центре столицы Ирландии. Но, будучи далёкими территориально от самого сердца нашего родного города, мы заставляли это самое сердце биться быстрее. Мы вселяли жизнь в наш город и, знаете, дышали этим.
О нас действительно говорили, нас узнавали в лицо. Не так, как сейчас это бывает со знаменитостями, нет, это было совершенно иначе и необъяснимо особенно. Мы были обыкновенными дворовыми мальчишками, сумевшими покорить народ своей непосредственностью и талантами.
Я никогда упивался этим. Я просто рос вместе со своими друзьями на глазах у половины города и радовался тому, что могу заниматься тем, что мне нравится, выкладывался на полную катушку. Но в тот день я впервые пожалел обо всём этом и понял, что инициатива наказуема. В тот день мы с ней и встретились и эта внезапная случайная встреча стала моим спасением в тот момент.

Пронзительный гудок поезда разнёсся по платформе и паровоз выпустил клубы пары, обдавая им прощающихся на перроне людей. До отправления оставались считанные минуты.
Бросив сигарету и затушив её носком ботинка, я прошагал до вагона, номер которого сходился с номером, указанным в билете, и протянул его симпатичного вида проводнице в нежно-голубой форме.
- Спасибо, что выбрали нашу компанию. - Мягко улыбнулась она и отошла чуть в сторону, пропуская меня и мой багаж ко входу. - Доброго пути!
Коротко кивнув ей в ответ я скрылся в пространстве оживающего вагона, погруженного в полумрак. Люди толпились в непроходимо узком коридорчике, то и дело поглядывали в свои билеты, уточняя номер купе и места, те или иные иногда переглядывались между собой, словно проверяя, не потерялись ли они друг от друга и не забыли ли кого снаружи. Я подавил в себе огромное желание пройти по их головам, в буквальном смысле слова, а в спину мне уже дышали другие прибывающие пассажиры.
Джексонвилль стал мне роднее Дублина с тех пор, как пару лет назад на свет появилась моя крошка-дочь, но тем не менее, подбираясь к своему купе и предвкушая вкус дороги, я испытывал исключительно смешанные чувства. Иногда я был уверен в том, что ненавижу Флориду всей душой.
- Оп, разрешите мне пройти в моё купе.
Двенадцатый номер, верхняя полка справа. Мне пришлось подвинуть в сторону девушку, что стояла, прижавшись к дверце, чтобы оказаться наконец в своих хоромах.
- Благодарю.
Улыбнувшись поддельной улыбкой ей прямо в глаза, я столь резко захлопнул дверь, отделяющую теперь меня от надоевшей толпы, что едва не размазал бедной девчушке нос.
На удивление, мне не хотелось туда возвращаться. За недельное отсутствие я привык ощущать себя настолько свободным, насколько это только возможно, а теперь перспектива вновь оказаться под гнётом всех тех обязательств, что вернутся грузом на мои плечи, доводила меня до тошнотворного состояния. Мне надоело чувствовать себя уставшим от жизни, каким я и чувствовал себя, перманентно, в этой стране солнца. Такая вот ирония судьбы, ведь несколько лет назад я променял милую Ирландию на чужую и непонятную Америку в надежде лишь на светлое будущее.
Укор совести от подобных мыслей не заставил себя ждать. Мне ли жаловаться, ведь во Флориде я получил всё то, о чём только мог мечтать, начиная от прекрасного образования, заканчивая маленьким сокровищем по имени Эшли. Я - счастливый человек, разве не так. Просто слишком утомлённый.
Поезд двинулся, а ощутимый толчок в спину выдернул меня из занудных мыслей. Плотные тёмно-бордовые шторы на окнах всё ещё закрывали мне весь обзор и я поспешил одёрнуть их в сторону, впустить в купе немного солнечного света. В этот же момент полозья двери за моей спиной скрипнули.
- Здравствуй. - Конечно же, я принял её за свою соседку. - Да, еду во Флориду. Это ведь поезд до Флориды.
Произношу немного неловко, совершенно теряясь в собственных мыслях. Вглядываюсь в её лицо, немного хмурюсь, от чего на переносице пролегает заметная складка.
Её образ вызывает странные чувства и мне приходится чуть мотнуть головой, чтобы сбросить с себя внезапное наваждение. - Проходи, располагайся.
Мне кажется, что я встречал её прежде.

Мне было тринадцать. За несколько дней до того момента я впервые рассорился со своими родителями, да так громко, что косо на меня смотрели не только жители нашего соседства но и, как мне тогда казалось, всего Дублина. Это не очень-то на руку, когда ты подросток, и тебя знает каждая дворовая шавка, которую встретить ты можешь на каждом углу.
В нашем школьном автобусе я впервые занял последнее место. Я не бежал от людей, скорее, предпочёл уединиться, чтобы в полной мере упиваться угрызениями совести.
- Привет. Я здесь недавно, ты тоже едешь в школу? Я сменила уже три. - Девчушка, лет десяти на вид, плюхнулась со мною рядом. - Софи.
- Хью. - Я машинально пожал её ладошку в ответ и до неприличия откровенно впился хмурым взглядом в её печальное личико. - Откуда ты? Я не видел тебя прежде.
Она появилась внезапно, свалилась на меня, словно бы из другого мира. И в тот момент это было самым главным. Она не знала меня, а значит могла стать спасительной звездой в тот тяжёлый для меня жизненный период, когда хотелось исчезнуть ото всех, кому моё имя было знакомо и впервые в жизни стать незаметной и незначимой тенью города.

Отредактировано Hugh Weller (2014-02-08 21:10:48)

+1

4

*далекое прошлое
Мы оставляли друг другу записки. Они не содержали ничего особо секретного, но это были важные мысли, события и моменты для него и для меня. Я писала своим неровным размашистым почерком: "после третьего урока у меня окно, хочу мороженного". Прятала записку в расщелине старого дуба, что рос в школьном дворике рядом с лавочками. Возвращаясь на следующей перемене находила ответ: "Литература... но, думаю, я уже устал от Шекспира." И я улыбалась, зная, что мы встретимся.
Ты и правда меня ждал - стоял у того дуба с мороженным, задорно улыбаясь. Я подбегала, выхватывала упаковку и убегала, ты пытался догнать. А потом мы много смеялись, обсуждали учителей, одноклассников и домашние проблемы... впрочем, о проблемах мы говорили редко, чаще мы о них писали, ведь проблемы стали нас задевать много позже, когда мы уже не могли поддержать друг друга взглядом.

**настоящее
- Мишель, - улыбнувшись, представилась. Уже давно Бриоль завела себе привычку называться чужими именами. Ей казалось, что с новым именем, можно получить и другую жизнь. Будто воспоминания и события в силах поменяться только из-за ее желания. Хотя, имея достаточно денег, можно было позволить себе странности. Можно было позволить быть чуточку безумной, главное, не переборщить с безуминкой.
Молочная кожа отдавала синевой, и можно было подумать, что девушка вот-вот свалится в обморок - нервы всегда очень пагубно влияли на ее внешний вид. Но в обществе незнакомца хотелось немного расслабится и завязать ничего не значащую беседу, которая развеет прочие волновавшие ее мысли. - Я, например, собираюсь выпрыгнуть на одном из мостов в реку не доезжая до конечной. - Закусила нижнюю губу, скрывая рождающийся внутри смех, но сам тон сказанного был таким, будто девушка раскрыла огромный секрет.
Почему-то в присутствии людей легче казаться веселой и беззаботной, но пляшущий в глазах бес не мог скрыть всей той боли, что коконом обвивала ее мысли. Нет-нет, да пробивались наружу нотки отчаянья и потерянности. Она все еще была ребенком, которому нужно быть необходимым кому-то.
Софи внимательно рассматривала попутчика, подмечая все детали, рисуя в воображении какое-то свое видение молодого человека. Словно выдумывала его заново или пыталась подобрать кого-то похожего. Ее всегда забавляло менять таким образом людей, и эти образы обычно запоминались даже лучше, чем их имена, лица.
- У меня есть прекрасная идея! - Поток сознания увлек безумную в очередную авантюру. - Где-то я читала, что мозг используется человеком лишь на десять-пятнадцать процентов, а если б мы смогли пользоваться всеми своими возможностями, то могли бы даже летать. А еще - читать чужие мысли. Проверим, на сколько процентов работает наш мозг? - Она не хотела сейчас скучать, она вообще ненавидела скуку.
*далекое прошлое
- Конечно не видел! Я только несколько дней назад переехала. - Поправила выбившийся из косички локон, - вообще я родилась во Франции, но потом жила в Англии, а после я сменила уже несколько городов. Отец говорит, что здесь мы задержимся. Именно потому сегодня меня отправили в школу. - Софи вспомнила об отце, который не хотел отправлять свою малышку на школьном автобусе, а порывался сам отвезли дочь, но домоуправительница настояла на том, чтоб он не опекал слишком сильно девочку и дал ей шанс найти друзей. - Наверное, здорово жить всю жизнь в одном городе, иметь постоянных знакомых и не думать о том, куда отправишься через месяц. - Мечтательно произнесла малышка. Ей нравилось путешествовать, но порой так хотелось обрести нечто постоянное. Место, куда можно вернуться и сказать "я дома".
**настоящее
- Справишься, или мне первой рассказать о твоем прошлом и настоящем? - Взгляд быстрых озорных глаз ждал ответа, где-то внутри рождался червячок недоверия, который предостерегал голосом Чешира, - он может не понять тебя, как не понимают многие. Он может подумать, что думают и другие, что ты просто сошла с ума, моя вечная Алиса. - Урчал, свернувшись на коленях теплым клубочком.
Софи провела по коленкам ладонью, словно скидывая невидимого животного, закинула ногу на ногу, и все же надеялась на то, что собеседник поддержит ее игру.
*далекое прошлое
Малышка подбежала к остановке, но автобус уже скрылся за поворотом. - Не успела. - Грустно констатировала факт и достала телефон. В те счастливые времена у нее еще не было страха перед сотовыми, потому набрав отца, она ждала. Но ответом были лишь гудки. И как она теперь попадет домой?
Не то, чтобы Софи испугалась, просто поняла, что придется просидеть здесь еще очень долго, пока кто-нибудь из семьи не вспомнит о ней.

+1

5

Что-то неуловимо знакомое, если не сказать родное, было в ней. В её фигуре, в её очертаниях, в разрезе её глаз и даже звонком, хрустальном голосе.
И это успело свести меня с ума за те считанные минуты, что она стояла передо мной.
Она казалось странной. В буквальном смысле этого слова, как сошедшая со страниц другого мира. Таких, как она, не каждый день встретишь на улице и едва ли многие могут обнаружить, что подобное создание обитает в соседней квартире. С первого взгляда такая неброская, кажется, пройдёшь мимо неё, и даже не заметишь. Но - необычная, поэтому если заметишь - то обязательно не поймёшь.
Потусторонняя, и, знаете, будто бы практически прозрачная. За счёт болезненного цвета кожи, слишком белого, как мрамор, она могла бы привидеться кому-нибудь призраком в толпе.
Её первые слова долетали до меня, словно сквозь слой ваты. Смысл туманными очертаниями лишь касался поверхности моего сознания и не оставлял на нём ровно никаких отпечатков. Я всё ещё болезненно хмурился, скользил взглядом по её коже и изучал каждый бело-белый сантиметр, пытаясь сложить в уме кусочки мозаики. Впитывал в своё внимание каждую деталь её образа.
У такой, как она, просто не может быть имени Мишель. Пока что ещё не осознанию и не понимаю, откуда я могу это знать, но тем не менее, я точно знаю, что это не её имя. Возможно, специально придуманное, но скорее всего - первое пришедшее ей на ум.
До меня долетает тот тонкий, приятный аромат, что исходит от неё. Возможно, это лишь ольфакторные галлюцинации, потому что она, кажется, слишком пагубно на меня влияет. Но в сумме, во впечатлении в целом, в этом есть что-то неуловимо родное. Таких, как она, не встретишь каждый день.
Но я встречал, совершенно точно знаю.

Восемнадцать лет назад она тоже показалась мне странной, свалившейся с другой планеты, а может быть - с Луны. На фоне наших сверстников она казалась самой настоящей ненормальной, но если других это могло отталкивать, то меня же - мгновенно притянуло.
Маленькая девочка Софи, десятилетний ребёнок, являющий собой целую Вселенную. Едва ли мне тогда, тринадцателетнему, были интересны тонкие и запутанные хитросплетения души какой-то девчонки, но любопытство брало верх и она увлекла меня за собой целиком и полностью.
Уже тогда она, совсем ещё кроха, была обладательницей невероятной энергии. Такая энергии, если оказаться не готов к столкновению с ней, может сбить вас с ног и уложить на обе лопатки. Больше, кроме неё, я не встречал людей на своём пути, которые обладали бы точно такой же энергетикой, слишком непонятной, мощной, и даже, я бы сказал, магической.
Такой, как она, из всех была только моя маленькая Софи.

- Ты права, мой мозг сейчас работает только процентов на десять.
Произнёс я, неловко, с лёгкой ухмылкой, и взъерошил тёмные волосы на затылке, как делал это всегда в подобных ситуациях. А она наслаждалась происходящим, о, по истине наслаждалась и, знаете, это так в её духе. Стоявшая в каком-то полуметре от меня и не сводившая с меня своих лукав красивых глаз, она всё так же сшибала меня с ног, как и иногда прежде.
- Хотя нет, ты знаешь, не на десять.
Она всегда любила играть, сколько я её помню. И командиром среди нас с ней двоих всегда была тоже она. Я лишался права что-либо решать лишь только эта чертовка, тогда ещё маленькая, оказывалась рядом. Наверное, это какая-то магия, но я тут же принимал состояние абсолютно безвольное и потакал любому её желанию. Точнее, начинал хотеть того же, чего желала она.
- Где-то на тридцать.
И снова - ухмылка, такая добрая и тёплая, под стать её знакомым до боли глазам. Таких, как она, не встретишь каждый день на улице, или просто не заметишь в толпе. Я тоже не встречал - или не замечал, пока она сама не свалилась на меня. Слишком другая и слишком запоминающаяся.
Но, прошло время, а она всё ещё действует на меня точно так же. Завораживает и увлекает, заставляя желать того же, чего желает она, и принимать правила её игры, которые не знает даже сама она, потому что придумывает их находу.
- Но думаю, жалких тридцати процентов недостаточно, чтобы летать или читать мысли.
Пожимаю плечами и передаю флаг в её руки.
Я не сдаюсь, нет. Просто она всегда слишком интересна в своей непредсказуемости, гораздо интереснее всего того, что могу сделать я, подсознательно желающий просто прижать её, маленькую, к себе.

+2

6

*далекое прошлое
Первое письмо тебе я переписывала раз пять, веришь? А в день, когда несла его на почту, чтоб отправить - оно потерялось. Помню тогда обидно было до слез. Но я написала новое, прямо там на почте, еще и не забыла рассказать об этой маленькой неприятности. Был ли ты рад получить его?..
А получив ответ я растерялась. Мне почему-то казалось, что ответа я не дождусь - письмо потеряется в пути или ты попросту не захочешь тратить на это время. Это, наверное, глупо, но я храню их все. И иногда перечитываю. Так странно, но ведь совсем недавно я была в Дублине и... дома твоего больше нет, а сам ты где-то исчез. Как одно из тех писем, которое я так и не написала. Как одно из тех, которое потерялось в пути от тебя.

**настоящее
Софи нахмурилась, показывая, что ответ ее совершенно не устроил. Пересела на соседнее сиденье рядом с попутчиком и придвинулась очень близко, посмотрела в глаза, словно действительно хотела прочесть мысли. Так она просидела не долго - не больше десяти секунд, но это время растянулось до бесконечности. После также резко отстранилась и отвела взгляд к окну. Казалось, она погрузилась в свои мысли, но это было не так - мыслей не было. Вакуум вытащил все, оставив лишь, проносившийся за тонкой гранью стекла, пейзаж. - Ты бежишь от своей одной жизни - в другую. В тебе умер поэт, и художник даже не пытался родится. Но знаешь, это ты зря! Кому-то мог понравится твой порыв фантазии, возможно, тебе бы даже начали поклоняться, как новому мессий. - Лицо приобрело еще большую сосредоточенность, и сумасбродка продолжила, - но ты упустил этот шанс, променяв славу и всемирную известность, на жизнь простого... - она никак не могла подобрать слово - обывателя. Да, именно так! - Глаза засветились счастьем, будто только что она открыла его самую великую тайну - она знает, одна-единственная, насколько он мог возвыситься и что отпустил се это.
Кто знает, шутила мисс Бриоль или действительно верила в свои выдумки, эти тайны она все равно никому не откроет!

*далекое прошлое
Именно эта встреча и стала роковой - грустная Софи, которая уже около часа просидела на остановке с желанием попасть домой и утренний знакомый, которого она ни разу не видела после, в школе. Заметив, что парень не собирается ждать автобус, махнула ему рукой, поднимаясь с лавочки, подбежала и безапелляционно заявила: - меня нужно отвести домой, а то, боюсь, обо мне позабыли.
Кто знает, как бы сложились дальнейшие отношения с Хью, не будь этой прогулки. Возможно, они бы никогда так и не подружились.

**настоящее
Как известно, история всегда повторяется. Но время вносит свои коррективы. Сейчас вести себя так, как ведет Софи, как минимум, странно, а люди остерегаются странностей, потому как не понимают их. И чем старше человек, тем сложнее ему смирится с чужими особенностями. Сколько раз девушка уже пыталась быть такой, как другие люди, и столько же раз понимала, что скорее умрет от скуки, чем сможет так жить. А умирать от такой банальщины она пока не собиралась.
- Не бойся, я сохраню твой секрет. - Серьезно сказала девушка, будто такие глупости действительно могут зацепить взрослого человека, а именно как "взрослый человек" Софи себе и охарактеризовала Хью. Но в его случае это было чем-то таким правильным и необходимым, что девушка мигом прониклась интересом и тенью уважения к этому знакомому незнакомцу. Ей было интересно узнать - сможет ли он на миг стать тем, кого в нем видела девушка. Тем, кем возможно он являлся в далеком прошлом. В те дни, когда ходить босиком по траве было весело и беззаботно, в те времена, когда казалось о каких-либо опасностях и речи быть не может. В те дни, когда он еще не знал, куда заведет его дорога жизни.

+1

7

Она всегда была такой вот, сколько я её помню.
И, мне казалось, что ни на секунду она не задумывалась о том, что она - другая. В этом, к сожалению, состоит бич нашей современности, которая тянется ещё с тех пор, пока мы были детьми: люди слишком сильно подвержены влиянию стереотипов и мнения общественности. Практически все до единого, осознанно они это делают, или лишь основываясь на собственных инстинктах самосохранения и выживания, но практически все до единого имеют бесконечную тенденцию прогибаться под наш изменчивый мир. Они живут в установленных рамках; проснутся назавтра, и обязательно сверятся с той волной, которую мир примет завтра, чтобы подстроиться, как они думают, в угоду высшим силам.
Подобное никогда не относилось к Софи.
Она всегда оставалась самой собой и её, вроде бы, ни разу не волновало, что о ней подумают окружающие и как они воспримут её вкупе с её странным поведением. Странным в рамках типичного и привычного. Она бы просто посмеялась в лицо тому, кто осмелился бы сказать ей, что плохо быть не такой как все и что она должна измениться; посмеялась бы, и пошла своею дорогой дальше.
Возможно, именно этим она и зацепила меня тогда.
В те далёкие времена, моя маленькая Софи, в которую я был чуть ли не влюблён - влюблён в той особенно манере, которую понять могла бы только она, если бы тогда мы знали, что это такое - научила меня, что в дружбе с девчонками нет ничего постыдного. В общем-то, она учила меня многому, она стала одним из тех люде, которые заложили в меня все те зачатки, благодаря которым я, в последствии, и стал самим собой. Рядом с ней я чувствовал, что живу. Действительно живу, а не просто проживаю каждый новый день, как проживал любой другой предыдущий.

Письма, все до единого, которые она тогда написала мне, покоятся сейчас на дне моего чемодана. Не удивительно, что я вдруг вспомнил об этой детали.
Мне двадцать два, и примерно с семнадцати лет я наблюдал, как люди, ставшие мне близкими и родными, претерпевают различные изменения, под давлением меняющихся обстоятельств их жизни. Добровольно ли, вынуждено ли, но мы стремительно взрослеем друг о друга, приобретая новые черты и оттенки, постепенно становясь новыми людьми, в которых лишь только некоторые черты напоминают другим о том, кем мы были раньше, в те времена, когда и трава была зеленее, и солнце ярче.
Но мы никогда не забываем о том, кем мы являлись в те времена. Иные пытаются затолкнуть подальше в себе эти глупые, бессмысленные воспоминания из детства, а другие холят их и лелеют, как самое ценное из всего, что только у них есть в жизни. Вот я, например, отношусь ко вторым.
Без лукавства скажу, что иной раз, оборачиваясь на того, кем я был несколько лет тому назад, а затем снова возвращаясь к тому, что я есть, мне становится тошно. От осознания, что чем дальше, тем будет ещё хуже, становится вовсе в крайне степени не выносимо.
Глядя сейчас на неё, я особенно остро ощущаю всё это. Мне двадцать два, а я пригибаюсь к земле под гнётом бремени, которое сам же на себя возложил. В моём возрасте слишком рано быть уставшим от жизни, но это единственная характеристика, которая приходит мне на ум. Я устал.
- Я бы поставил тебе памятник, как только мы приедем во Флориду.
Вообще-то, это должно было быть всего лишь моими мыслями. Но слова, тихим бормотанием, сами сорвались с губ, и услышал я их будто бы издалека, будто бы и не я произнёс.
Серьёзно, поставил бы. Она всё ещё была той девочкой, которую я мог помнить из детства, даже необъяснимая тоска в глазах - всё та же. Она лишь стала чуть выше ростом, да фигура оформилась, представляя её теперь не как девочку, а как девушку.
Похоже, мир не сломал её, как бы ни старался. И мне было очень отрадно видеть её и понимать, что передо мной стоит всё та же Софи. Не такая, как все, в какой-то степени даже инопланетная и всё так же магическая. И бесконечно досадно, что мне такой финт, с сохранением лёгкости и непосредственности внутри себя, не удался. Всем, из чего теперь состоял мой мир, являлись, по большей части, сплошные обязательства, ответственность и обязанности.
- Ты могла бы растрезвонить о нём всему свету. Серьёзно, если хочешь, мы можем прямо сейчас пойти по вагону, и ты расскажешь всем. Быть может, кто-то из них наберётся смелости да проучит меня за такой идиотский поступок!
Однако, мои слова прозвучали скорее опечалено, нежели задорно. Вглядываясь в лучистые искорки в её глазах, я пытался вспомнить, когда, в последнее время, сам ощущал подобное. Но всё, что только могло придти мне на ум, относилось к тем временам, которые уже давным-давно остались за бортом моей унылой жизни. Или мне просто казалось, что давным давно?
Я давно уже не был тем мальчишкой, которым был когда-то. Она была бы права, если бы сказала, что я бегу в ту самую жизнь, которую из всех прочих больше всего ненавижу. И она настолько всколыхнула во мне все те воспоминания о нас и нашем с ней времени, что теперь оставалось только бороться с настигнувшим меня отчаянием, чтобы оно не накрыло с головой и не затопило.
Или взмолиться о помощи. К кому-то, кто мог бы помочь, и мог бы напомнить, снова, как всякий раз когда-то, о чём-то важном. Знакомом до боли, но благополучно забытым. К ней.
Чтобы она сделала, хоть что-то, как тогда.
- Вот видишь, как бывает, Софи.
Я говорил так, словно извинялся перед ней за то, кем стал. За то, что Хью, которого любила она, похоже, остался всё там же, в далёких днях, вместе со всеми нашими письмами, записками о встречах и миндальным мороженным, которое она любила.

Мы писали письма друг другу самого различного содержания, но по большей части - сокровенного.
Она делилась со мною теми красками жизни, которые я не сумел обнаруживать сам, учила чувствовать все те вещи, которые мне не удавалось прочуствовать самостоятельно.
Будучи не такой, как все, она стала моим проводником в мир, полным ощущений и эмоций, мир, как будто бы потусторонний и совершенно неизведанный, но интересный.
Много души своей, наверное, она тогда меня вложила, много себя и своего мира передала с теми письмами. Ради того, чтобы прошло время, и я обо всём этом намертво позабыл.
Или же отложил в долгий ящик, запрятал в самые закрома, туда, куда не дотянуться.

Отредактировано Hugh Weller (2014-02-16 23:16:35)

+2

8

Наше время давно истекло,
Кем-то куплено, переварено
Просочилось сквозь решето.

Прошлое не вернуть - только этому научила Софи жизнь. Как ни старайся почувствовать то же самое, как ни цепляйся за ушедшие воспоминания, как ни возрождай в себе былые чувства. Ничего кроме ностальгии не получишь. Нужно шагнуть вперед и сказать - гори прошлое, гори! И не оборачиваться, не греть озябших рук у костра прошлого - он догорит и останется лишь пепелище. А впереди, впереди точно будет нечто новое. Не похожее. Не узнанное еще. И, поверь, оно будет во много раз теплее. Оно будет живое - биться пульсом в твоих руках, шептать милые глупости в ухо, нежно кусать за шею, плечи, пальцы. Будущее станет настоящим, поглотит прошлое и ты поймешь, что это был правильный выбор. Потому, позволь прошлому остаться позади... не тяни его за собой.
Мы такие пронзительно-нервные
Дышим разными ритмами
...
Ты умеешь держаться графиков,
Все маршруты приняв за данное
...
Я - сорвавшаяся, обесточена,
Обезличена, словно выжата.
И наверно, уже просрочена

Ледяные пальцы сжимаются на его подбородке, поворачивают его лицо к себе - взгляд глаза в глаза. Он - ее прошлое. Он - часть ее самой. Он - тот кого она не забыла, но узнать уже не в силах.
В ее глазах страх, она боится ошибиться, она боится, что очередной демон проник в ее жизнь. Сколько их было - этих спасителей, которые с удовольствием ранили, калечили, говоря, что - лечат. Нет-нет, она не верит. Приближается немного, будто в желании понюхать незнакомца. Как она могла так сильно ошибиться?
- Бывает и не так. - В голосе проступают ледяные шипы. Она с недоверием прикасается пальцами другой руки к его лицу. Он - теплый, совсем еще живой. - Почему ты изменился? - Шепотом спрашивает, слушая как под тонкой кожей бьется кровь. Как по его телу разбегается красная липкая сила жизни.
Это все длится не более полу минуты и заканчивается. Пальцы отстраняются, а Софи испуганной кошкой оказывается на противоположном сиденье. - Я знаю, кто ты. - Голос более мягок. - Ты тот мальчишка. Я знаю, что Маленький Принц покинул свои края, но зачем он так далеко забрался? Здесь не растут Розы... а Лисы оказываются совсем не теми, за кого их принимают.
Они читали эту книгу вместе. Когда-то очень-очень давно. Потом встречали рассветы, провожали закаты и были друг для друга чем-то таинственно-сказочным. Она в шутку называла его своим Принцем, и говорила, что однажды он найдет свою Лису и будет счастлив. Он же смеялся и говорил, что у него есть Роза, о которой следует заботится. Они были детьми и ничего не понимали в жизни. Они считали, что дружба - высшая степень любви. Они считали, что навсегда останутся детьми и будут друг у друга.
В последнем письме, которое он получил, были лепестки роз. В последнем письме, она рассказывала, что сказок больше не существует, что мир распался осколками зеркал.
В тот год она вновь была заперта в больнице, а еще, перестала верить в людей.
Разве ты именно так хотел?
Ну тогда поздравляю. Это предел.

Поезд остановился на очередной станции. Софи все так же притаилась напротив старого знакомого. Он ей был другом, наверное, единственным за все то время, что уже хранится в копилке ее воспоминаний. и вот теперь - она не верила в эту случайную встречу. Не верила, будто запрещая себе доверится в то, что чудеса порой встречаются, а люди могут друг друга найти вот так просто.
В вагон стали заходить новые пассажиры, двери салона открылись и в них протиснулся тучного телосложения мужчина. Суровый взгляд скользнул по сидящей в купе парочке. Голос прогремел словно пароходная сирена - натужно, громко и очень низко: - Простите, я перепутал вагон? - Показывает билет Хью, который подтверждает, что это его купе и кто-то из двоих - лишний.
Софи понимает, что это нее ее место, не ее купе и даже вагон - совершенно другой. Девушка, будто забыв недавние противоречия - смеется. Поднимается с сидения и, словно извиняясь, пожимает плечами. - Так что, здесь водятся Лисы? - И, уже не ожидая ответа, исчезает в дверном проеме, теряясь среди людей, снующих в вагоне.
И только глухое мяуканье оставшегося на сиденье мобильного, уверяет в том, что она все же была здесь...

Отредактировано Sophie Briol (2014-03-10 00:12:50)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Недописанные письма ‡мы не виделись, кажется, тысячу лет