Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - не по правилам;


- не по правилам;

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Кто? Max Brown, Frankie Milligan, Scarlett Brown;
Когда? Середина февраля, 2014;
О чем? В этот вечер Скарлетт ушла по делам. В этот вечер Френки какого-то черта занесло в квартиру Браунов. В этот вечер немного датый Макс решил познакомиться со сводной сестрой поближе... или Френки с ним.

http://s9.uploads.ru/Vr7Qy.png

+1

2

Середина февраля, и в преддверии праздника всех влюбленных, я почему-то решила, что самое время признаться одному прекрасному, замечательному человеку в своих собственных симпатиях. Ну да-да, дух романтики и взаимной любви заразил и меня, застилая глаза розовой туманной дымкой наивности и детских грез, и я верила в то, что возможно, в этот праздник, меня отошьют не так уж грубо и высокомерно. Да бросьте, наверняка у Скарлетт Браун тоже есть сердечко, и вдруг после признания, оно будет биться в унисон с моим?
Да, мимолетная симпатия все же переросла в нечто большее, и я долго себя одергивала, вновь мечтая о Мэтью, что это всего лишь зависть или восхищение. Мне нравилось в ней многое: ее природный запах тела, печальный взгляд темных глаз, ее волнующая походка и прямая величественная осанка. В ней чувствовался стержень, она сама создала себя такой, какая она есть, и мне, бардачной и неопределенной Френсис в ней все это безумно нравилось. Мои мысли перед сном принадлежали ей одной, лишь ее образ в голове мог заставить улыбнуться, на школьных занятиях именно с ее инициалами я рисовала сердечки на полях тетради. Первая влюбленность, сейчас самое время поумиляться и сказать – да брось, детка, с этим сталкивается любой подросток. Да-да, скажу я, но обычно они влюбляются в крутых звезд, рок-музыкантов, или же самых известных мальчиков в школе. А я? Что я… Втюхалась по уши в жену сводного брата. Может этим и объясняется моя ярая нелюбовь к этому субъекту?
Но сейчас заполнять голову воспоминаниями об этом недомудаке я не собиралась, нет-нет, я собиралась посетить квартиру объекта своего обожания, задарить его подарками, и может даже трахнуть. Возьму-ка с собой две бутылки белого полусладкого, кажется, именно это вино любит мисс Браун. Коробка ее любимых конфет, алкоголь… Только на это хватило моего романтического настроя, покупать цветы я не решилась, а то вдруг получу ими же по своему прекрасному фейсу? Тем более на счет ориентации своей суженной я не была уверена, но то, что между нами точно есть некая неуловимая связь, придавало мне сил. Но и пол-рюмашечки мамкиного виски. Он бодрил меня не меньше, да!
До нужного дома я добралась быстро. Не на такси, нет, от куда у школьницы такие деньги? Конечно, папаша семейства Браунов активно пихал мне в карманы свои бумажонки, я гордо воротила от него нос, пару раз швыряя купюры прямо ему в морду. Меня раздражали эти подачки – если он смог купить любовь и внимание моей матери, моего уважения ему придется добиться другим путем. Да и не верила я в искренность его отношения, через пару лет и нас он выгонит взашей, когда на пути появится красавица помоложе. Скажете, так пользуйся своим положением, пока есть возможность! И вырасти такой же тупоголовой шмарой, как его старшая дочь? Или как сын? Эти пупсики привыкли получать от жизни все и не сталкиваться с отказами – я презирала своих родственников, и никогда, слышите, НИКОГДА не возьму их фамилию. И не признаю наше родство. Хочу домой, в Вестбрук. В Сакраменто меня держала лишь симпатия к Скар, но я верила, что мне удастся ее заманить к себе на родину. Ей тут тоже ловить нечего.
Стою у дверей, переминаясь с ноги на ногу. Надо нажать на звонок, но я не решаюсь, отвлекаясь то на расчесывание, то на проверку своего макияжа. Да, я мало похожа на ее идеального мужчину, но попытка не пытка, верно?
ДИНЬ ДОН! ТУК-ТУК-ТУК!!!
Я даже пнула эту дверь пару раз, ну чтобы меня точно услышали и открыли. Натянула на морду самую очаровательную улыбку, уже готовилась произнести это – киска, ты сегодня очаровательна! – но вместо мурчащей кошечки в проеме показалась лохматая голова моего братца.
- Бля, ты че, опять тут живешь? – ошарашенно делая шаг назад, я смотрела на парня как на НЛО. Неужели они снова сошлись? Как же так, подумаешь оплатил пару операций, я зато носила вкусные пирожки в больницу, почему она не живет со мной? – Скарлетт дома? – Разбираться в личной жизни странного семейства на пороге я не собиралась, потому чуть оттолкнув мужчину плечом, зашла внутрь, ставя подарочный пакет на деревянную тумбу. Стягиваю обувь с ног, выпрямляясь в полный рост и убеждаясь в том, что Мэтью точно нет в квартире. – И когда она придет?
И в голове тут же созрел коварный план по разрушению идеально-фальшивого брака Браунов. Если Скарлетт такая дура и не видит, какая неисправимая свинья ее муж, это смогу показать ей я. Комплект для миссии у меня с собой, едва поддатый Макс тоже, да и о его привычки скакать в постель к первой предложившей я тоже знала… Надеюсь, вторая измена на счету муженька заставит ее открыть глаза и посмотреть на девочек? На одну девочку. На меня.
- У нас есть время? Я пришла к тебе. – Утвердительно киваю головой, тут же меняя хамский тон на нечто более дружелюбное. Сложно справляться со своим отвращением, но я прекрасная актриса, что уж там. Оказываюсь рядом с Брауном, игриво провожу пальцем по его груди, кивая в сторону своего пакетика. – Принесла нам вина к ужину и сладенького. Любишь сладкое? – И облизываю губы, словно готовлюсь к поцелую. Но нет, отворачиваюсь и топаю в гостинную.

+1

3

Не сказать, чтобы я не любил День Святого Валентина, какая разница, чему посвящен праздник, если в этот день можно как следует выпить и спланировать свой вечер так, чтобы провести его где-нибудь в спорт баре, в компании одиноких друзей и симпатичных девушек. Вообще, наши отношения со Скарлетт все еще были шаткими, с тех пор, как ее выписали из больницы, она боялась даже собственной тени. Мы расследовали дело о заказном убийстве, прибегнув к услугам частного детектива. Довольно быстро вышли на имя – Митчелл Брин, именно он являлся заказчиком. Стоит ли думать о том, что наши челюсти в унисон отлетели куда-то в область плинтуса. Я всегда недолюбливал Брина, но наши размолвки были обусловлены проблемами с женщинами, с одной и тоже же женщиной, но подумать, что он мог бы лишить человека жизни… Нет, в это я поверить не мог. Небось, вкалывал да года без передышки, разливая напитки в своем замурзанном баре, чтобы оплатить эту услугу. Ценников на заказное в интернете нет, конечно, но я мог предположить, что стоит эта услуга очень и очень много, все таки такая ответственность, да и в тюрьму можно загреметь. Спускать Митчу с рук этот выпад никто не собирался, мы уже искали адвоката, способного разоблачить и засадить этого ублюдка, хоть Скарлетт и просила не делать поспешных выводов.
Так вот,  день, пронизанный романтикой, влюбленными взглядами и клятвами в вечной любви начался для меня со звонка адвокату. Последние недели я стал через чур серьезным, вся моя жизнь была сосредоточенна на Скарлетт, я старался сделать ее существование ярким и непринужденным, вернуть радость жизни, пытался даже пару раз куда-то сходить, но девушка отказывалась, все время ей казалось, что киллер придет и закончит начатое дело. Никогда бы не подумал, что неудавшаяся самоубийца так отчаянно будет цепляться за жизнь. Еще недавно тебе было не страшно умирать, да, Скарлетт? Сегодня ты из последних сил борешься за крохи своего существования, ты хочешь жить, а значит, у тебя есть планы на будущее? Что тебя держит, девочка?
Решив, что так продолжаться больше не может, я нашел хорошего телохранителя, вообще, этот мужчина был серьезным, строгим и совсем не походил на героя какого-нибудь замыленного  боевика о супергероях в духе «Форсажа». Он был худощав, высок и молчалив, не лез в нашу жизнь, за это получал приличные, даже более, чем приличные деньги. Сможет обеспечивать себя и свою женщину столько, сколько будет присматривать за Браун. Не стоит думать, что он ходил за ней по пятам даже в дамскую комнату, в конце концов, это работа и даже у телохранителей есть выходные и своя личная жизнь. Мне было спокойнее знать, что когда я на работе или вне дома, за ней присматривает не ее меланхоличная подружка с белыми волосами и надменным взглядом (Бони, к слову, мне нравилась больше, она была милой, забавной и могла поддержать беседу), а профессионал, тот, на кого я могу положиться практически так же, как на себя. В общении с Ноэелем я не ощущал себя работодателем, или другом, или вообще хоть кем-то. Свой гонорар он получал на карту, а так мы не общались, наверно, слишком разные интересы.
Оставшийся день мы со Скарлетт провели дома, я заказал цветы и суши, мы поседели на открытой веранде, подышали воздухом, поели винограда и выпили по бокалу вина. То ли я умудрился простыть, то ли еще что, но чувствовал я себя сегодня отвратительно, поэтому выпил еще пару бутылок пива, и, сославшись на недомогание, отправился спать. Если Скарлетт все же захочет пойти на бал, Ноэль ее сопроводит, лично у меня не было желания созерцать одни и те же знакомые морды и слушать вопросы о своей личной жизни, сейчас у меня ее практически нет. Скарлетт я не трогал, любовница в такой ситуации… Даже мне бы не позволила совесть. Еще развод родителей и новая женщина в доме отца, она меня раздражала. Еще больше раздражала ее дочь, Френки. На днях отец ее удочерит, и мелкая сучка получит право на наследство.
Меня разбудил звонок в дверь, ощущая, как моя голова разлетается на сотни кусочков, я таки встал на ноги и поплелся к  двери. Сумочки и туфлей Скарлетт на пороге не было, хотя у нее так много шмоток, что если она в чем-то пойдет на улицу, я не пойму, в чем именно.
Пока я надевал джинсы и футболку, дверь уже слегка попиновали.
- Полегче, - я открываю ее, опираясь о косяк и удивленно пялясь на Миллиган, ей то тут что надо? По всем законам жанра ее тут быть не должно.
- Не опять, а снова, -  уже собирался хлопнуть дверью перед носом наглой девицы, как она толкнула меня плечом и прошла в коридор. – Я, вообще-то, тебя не приглашал. – Но когда Френки волновало то, что я думаю. Изучаю ее заинтересованным взглядом, вид вполне такой торжественный, и к кому это она приперлась, интересно?
- Если ты не знала о том, что я здесь живу, то кому все это? – Смеюсь, начиная догадываться об истинной причине визита девушки. – Ко мне ли ты шла, красавица? – Шарюсь рукой в пакете, выуживая бутылку. – Не знаю, вечером, отправилась на бал в честь дня всех влюбленных. А я… - немного пошатываюсь, и Френки замечает, что я успел напиться, пытался проспаться, но ни черта не вышло.
- А я вот решил не отмечать, - из груди со стоном вылетает тяжелый вздох, все таки я точно заболел, потому что принимать алкоголь обычно мне только в радость. – Простыл. – Обнимаю девушку за плечи, провожая в спальную комнату. – Коли уж ты пришла, предлагаю распечатать презент и начать отмечать, не дожидаясь Скарлетт. Не ври, ты пришла не ко мне, - подмигиваю девушке, когда мы оказываемся в спальне. – Но я  не буду тебя прогонять, - падаю на кровать, обхватыая ее за бедра и притягивая к себе. У Френки очень красивые глаза, большие такие глазища, обрамленные черными ресницами и пухлые, сексуальные губы. Или я слишком пьян, что нахожу ее сексуальной, или она действительно не лишена некого шарма.
Думал ли я о том, что делаю? Пытался, но Скарлетт сейчас веселиться на балу, строит глазки своему телохранителю. Может быть, уже трахнулась в подсобке с каким-нибудь олигархом. Так чем я хуже?
- Отлично выглядишь, - провожу пальцем по ее губам, сажусь на кровати и достаю из тумбочки штопор. Закупоренная бутылка чпокает, из горлышка вырывается струйка газа и я делаю залпом несколько глотков. – Будешь?

+2

4

Massive Attack – Angel

- А мне теперь нужно приглашение? Ну ты что, Макс, неужели ты мне не рад? – Хитринка в глазах, лисьи повадки – я умела быть приятной и соблазнительной собеседницей, могла расположить к себе и добиться того, что мне нужно. А сейчас мне нужна была сцена, да-да, именно сцена, а никак не этот самодовольный мудак, что уже чуть ли не подавился своими слюнями, пока пялится на мои бедра. Все же мое мнение о Брауне-младшим было верным, самец он и есть самец, и ни жена, ни любимая женщина, ни даже импотенция этого исправить не сможет.
- Но для меня же ты сделаешь исключение, котик? Я очень хочу отпраздновать этот день, и я хочу это сделать с тобой. – Пока он смотрит на меня, облокотившись плечом о дверной проем, я чуть поднимаю свое платье, разумеется, выше дозволенного, чтобы мсье волосатое чудовище мог в полной мере насладиться длинной и стройностью моих прекрасных ног. Еще один шаг, и я уже устраиваюсь на его постели, сминая шуршащие простыни под своей задницей и поглаживая свободное место рядом с собой.
Ну же, беги ко мне, я же вижу, что тебе не терпится устроится со мной поудобнее.
- Распечатай, там хорошее вино, как раз к случаю. – Но нет, Максимушка, можно я буду называть его именно так?, уже плюхнулся на кровать укладывая свои потные ладошки на моих драгоценных бедрах. Скажу честно, я не ожидала от него такой прыткости и расторопности, искренне верила, что для виду он хотя бы поломается, но раз нет… Значит мое мнение о его отношении к Скарлетт тоже было правильным. Чхать он на нее хотел, она не заслуживает такого мужика, а значит… значит у меня есть весьма и весьма хороший шанс заполучить красавицу себе. Уж я то точно не буду играть с ее сердцем в такие опасные игры.
Его пальцы на моих губах, этот взгляд с подволокой, словно он смотрит на меня сквозь призму собственных фантазий и грех. Я узнаю этот взгляд, похотливый и жалкий. Неужели я опущусь до такого и трахнусь с этим ничтожеством? Но да, в борьбе за искреннюю и настоящую любовь все средства хороши – а мое средство самое действенное.
Отказавшись от шампанского, я забрала бутылку из рук Брауна, отставляя ее в сторону. Быть может, она нам еще пригодится, но не здесь, не сейчас, скорее тогда, когда Скарлетт выгонит бабника из своей хаты и мы с ней будем праздновать наше счастливое воссоединение. А пока, пока задирая подол выше, я устроилась на коленях у нашего мурчащего мальчика, позволяя ему озадаченно хлопать глазками и поражаться моей святой щедрости. Тебе повезло, парень, сегодня тебе многое будет позволено.
- Нравится? – язычком по собственным алым губам, придвигаясь ближе и уже явно чувствуя напряжение в спортивных штанах нашего фитнес-тренера. – Хочешь, покажу что скрывается за этим нарядом?
Лямки медленно скатываются по моим плечам, я опускаю их ниже, освобождая голодному взору братика свою шикарнейшую юную грудь.
- Ну что ты как маленький, не стесняйся. Может тебе еще налить для храбрости? – уверенно беру в руку его ладонь, укладывая ее на должное место, наслаждаюсь его реакцией и своим властвующим положением. Пока Браун не успел опомниться и оказаться сверху, толкаю его на кровать, резко стягивая с него штаны и брюки, оценивающим взглядом цепляясь за его достоинство.
- Ну, не так уж и плохо, как я думала. Ты меня приятно удивляешь сегодня! – И снова эта хитрая плотоядная улыбка, снова ликование в груди и предчувствие скорой победы. Еще немного, Френсис, потерпи совсем чуть-чуть. Оно того стоит, детка, ты покажешь ей, с кем она живет, что он ее не достоин, никому не нужны предатели, тем более ей.
Рукой по напряженному органу, дразню и одновременно приковываю к себе внимание еще больше. Ты не сможешь меня прогнать или выгнать, сейчас в таком положении ты слишком зависишь от моих ласк. Вы, мужики, слишком слабые чтобы отказывать себе в плотских утехах – именно этим оружием я и буду бить. С самого размаху, со всей силы. Получи, Макс Браун.
Наигравшись вдоволь с игрушкой, подползаю ближе к нему, стягивая через голову платья и наклоняясь над лицом довольного спортсмена.
- Подарить тебе свой поцелуй? Или обойдемся без лишних прелюдий? – Еще ниже, обдавая его ароматом своих духов, горячим дыханием и клубничным запахом блеска для губ. Он порабощен моей красотой, и знаете, что? Я не испытывала угрызений совести, я знала, что мой поступок имеет оправдание. Я открою глаза Скарлетт, я завоюю ее, я смогу заслужить ее любовь.

+1

5

и скорости двести двадцать,
и можно бы целоваться,
но что-то держит.
и плавно колеса крутит,
и мы с тобой просто люди
в тонких одеждах.

С каждым глотком вина, шампанского, черт знает что там притащила Френки, я все больше терял рассудок. Жадно покорял ее своим взглядом, изучая фарфоровое кукольное лицо девушки… Смею предположить, что так на мне сказалась нехватка секса, вы меня поняли, да? Не смотря на то, что со Скар у нас намечалось весенне, настоящее потепление, она даже пару раз меня поцеловала, близости между нами так и не случилось. А так хотелось целовать и сжимать в своих объятиях настоящую женщину. Френки, не смотря на свой юный возраст меня заводила и казалась опытной. Она томно облизывала свои карамельные губы, наклонялась, позволяя заглядывать в декольте, а потом и вовсе уселась ко мне на колени, обнажая юную миниатюрную грудь. Я был готов, словно кот, урчать от удовольствия. Все таки, каким бы ты не был супервлюбленым и верным, женское внимание всегда приятно. Меня это подкупало. Может быть, у меня была куча комплексов (правда, откуда? Меня не бросали, не предавали, не изменяли даже вроде особо), я  все равно, как мотылек, летел на такое соблазнительное женское очарование.  Теплые ладошки Френки скользили по моим рукам, а я не долго думая отправился в эротическое путешествие по ее гибкому стройному телу. Нас раздели только миллиметры ткани нижнего белья. На секунду я задумался о том, хочу ли я ее в действительности, может быть, это просто соблазн? Самое странное то, что я люблю Скарлетт, на самом деле люблю, но она любит еще и Брина, к тому же никогда не выдвигала мне глупых требований в виде верности. Стоп, мы вообще только друзья, так что Френки Миллиган очень к месту. Очень.
- Я  и не стесняюсь, - знаете, даже обидно! Почему я должен стесняться какой-то распущенной девицы. – Надеюсь, в деле ты так же хороша, как и в прелюдии. И когда ты успела всему этому научиться? – Секс и болтовня для многих покажутся явлением противоречивым и отвлекающим, но я любил разговаривать почти всегда и везде, это меня не отвлекало. От Френки уж точно. Со Скар во время занятий любовью я действительно занимался любовью. Сейчас же я больше удовлетворял свои биологические потребности. Да и эта сучка хороша, чего греха таить. - А ты, смотрю, у нас ас по сомнительным комплиментам? – Кладу ладони на ее ягодицы, когда девушка оказывается сверху, задирая ее платье и нащупывая трусики. Как раз то, что сейчас будет лишним. Стринги, однако. Вкус неплохой, весьма. Да эта красотка будет по жгучее многих опытных женщин, с которыми я раньше встречался. Взять ту же зайку Никиту, в ее двадцать семь ей подобное и не снилось. Люблю девушек с богатой фантазией. Стягиваю с нее белье, подаваясь вперед и проводя рукой по внутренней стороне бедер. В этот момент я практически забыл о том, какой сволочью являюсь. Куколка немедленно стягивает платье, оставаясь на мне в чем мать родила. Приятное зрелище, стоит ли говорить о том, что я не просто возбудился, я уже перевозбудился сто раз и желал немедленного обладания телом нимфоманки.
- Подари, конечно, что за вопросы, - приподнимаюсь, обхватывая ее голову за затылок и притягиваю к себе. Приятная на вкус девушка, от нее пахнет мятной жвачкой и не знакомым парфюмом. И еще страстью. – Ты тоже меня удивила сегодня, - отлипаю от ее сочных пухлых губ, стягивая боксеры и ее стринги. К черту! К черту лишние тряпки. Через считанные секунды я жадно овладеваю ее телом, переворачивая девчонку. Кажется, она мне вроде как сестра. Плевать, это не кровосмешение, да и вообще мы предохраняемся, да, я успел нацепить резинку. Мало ли, с кем она там развлекалась до меня и чем придется обкалываться с утра. Лучше перестрахуемся.
Никакого волшебства, особых эмоций и прочей ванили на счет Френки я не испытывал, но она была не просто хороша, она была одной из лучших (или это внезапно проснувшийся интерес к юным нимфам?), как бы то не было, мы «трудились» на славу.
- А ты хороша, - я сдул со лба прядь волос, целуя Миллиган в плечо. Мы не выключали свет, не разбавляли наше приключение музыкой. Секс – это спорт, пожалуй, самая близкая для меня аллегория.

+2

6

Знаешь, на самом деле -
Я хочу навзрыд, на груди.
И чтоб ты ощутил, поверил -
Как устала одной идти...

Знаешь, на самом деле -
Не уверена я до дрожи,
До мурашек на смуглом теле,
Что кому-то я всех дороже.

Знаешь, на самом деле
Без утайки, лукавств и подвоха,
Все слова, что с губ слетели,
Все в одном они:"Мне плохо."

Я просто хотела, чтоб знал
Как и кто я на деле самом.
Ты вопросов не задавал...
Я сама тебе всё рассказала.

Шаркая ватными ногами по мокрому асфальту, я все еще не могла поверить в реальность сегодняшнего дня. На мне все еще одето легкое воздушное белоснежное платье, которое мы так тщательно подбирали вместе с Руни. Какими светящимися глазами она тогда на меня смотрела, в отражении зеркала примерочной я была словно ангел – невинная и нетронутая. На кого я была похожа теперь?
Опираясь ладонями о холодные стены незнакомых зданий, красный кирпич, обрывки прошлогодних объявлений, пятна крови с саднящих царапин на моих руках, а внутри, между ребер пустота, совершенно ни одного звука, словно меня затолкали в вакуум. Словно я находилась между небом и землей. Я умерла, но что-то все еще держит меня на этой бренной Земле.
Все тело болело, каждый шаг был для меня очередной катастрофой, но все эти ощущения были ничтожными на фоне моего нынешнего краха. Опять и снова, на те же грабли. Любит человека, бесконечно сильно, отдаваться ему всеми своими мыслями, верить до последнего в его святейшую чистоту и особенность, и получить от него плевок в душу. Я не хотела думать о том, заслужила ли я такое, но мое надломленное эго каждую секунду давало о себе знать вымученным всхлипом из воспаленных легких. Слезы лились по моим щекам, и впервые я не пыталась остановить их поток. Все тщетно, я чувствовала себя ничтожной вещью, испорченной и сломанной. Я как брошенная кукла, с которой наигрались и которую выкинули на помойку. А мне так хотелось прослужить самой любимой еще много-много лет.
Не вспоминай его имени, не смей даже думать о нем. Лишь его глаза, безумные, без доли сомнения. Упрямый и жестокий взгляд, он знал, чего желает его душа, и он брал это беспощадно хватая меня за волосы, кусая за плечи, оставляя на мне отметины от своего тела. Я все еще чувствовала саднящий поцелуй на своих ключицах, он как хищник, словно хотел выпить из меня все соки, высосать душу, лишь всякого намека на спасение. Что я могу сказать? У него получилось.
Гребаной дождь еще больше смешивал мое состояние с дерьмом. Я потеряла одну из туфель, скидывая и вторую, теперь шлепая по лужам босиком. Пару раз поскальзываюсь, кутаясь на бегу от холодного ветра в свой черный плащ. Мне не было зябко, я словно скрывалась от своего собственного стыда. Что ты сделала с собой, Скарлетт? Неужели о такой жизни ты грезила в свои юные и беспечные пятнадцать лет?
Любовь оказалась горькой на вкус, жестокой и беспощадной. Она рушила не только мою жизнь, но и мои мечты о прекрасном. Мое сердце разбито, тело сияет синяками и ссадинами, а душа может похвастаться зияющей раной. Но есть ли кому дело до моих страданий? Есть, конечно есть… И ноги непроизвольно тянули меня к этому человеку.
Макс, именно к нему я так отчаянно карабкалась по сырым улицам родного города. Перешагивая через жестяные банки, закрывая лицо от капель дождя, поливая его своим собственным. Мои мысли были поглощены одним единственным – ворваться в его объятия, задохнуться в алкогольном и хмельном аромате его тела, разрыдаться в голос и упиваться его близостью и любовью. Мой муж, как быстро он стал для меня не просто хорошим приятелем, не просто человеком, с которым я делю свой кров и семейный быт, о нет, он стал для меня точкой опоры. Мужчиной, в котором я видела дальнейший смысл своего существования. Мое крепко плечо рядом, за которое я буду держаться, в очередной раз пытаясь возродиться из пепла, тот человек, который не позволит мне еще раз оступиться. Я верила ему, доверяла и знала, в этот раз он тоже не оставит меня одну.
Неужели мы ушли так далеко от моего дома? Или же мои ноги совершенно отказывались меня слушаться, запутываясь и отказываясь нести меня домой. Тело дрожало, я стучала зубами, перебивая барабанную дробь прохладного дождя. Сейчас бы позвонить ему, попросить, чтобы встретил, но мой телефон так и остался валяться на том роковом месте, как безмолвный свидетель моего очередного падения. Но разве можно пасть еще ниже?
Редкие проезжающие машины сигналили мне, один из мужчин настойчиво предлагал помощь, но напуганная и шокированная поступком некогда самого близкого человека, я не верила никому. Шугалась от прохожих, врезаясь плечом появляющиеся словно ниоткуда фонарные столбы. Металась как кошка, загнанная в клетку, искала выход, совершенно не подозревая, что дома, в спасительной тишине меня ждет очередная пытка.
Родной подъезд, ровные мраморные ступени. Кнопка лифта, нужный мне этаж. Роюсь в карманах пальто, пытаясь отыскать связку ключей, но приходится воспользоваться запасными, что хранились под огнетушителем. Трусящимися руками попадаю в замочную скважину только с третьего раза, медленно заплывая внутрь дома, отчаянно вдыхая родные запахи и ароматы.
Закрываю за собой двери, сползая по ней вниз и на пол, судорожные всхлипы все никак не отпускают мое дыхание, но я не пытаюсь с ними справиться. Мне не от кого прятать свое состояние, Макс не тот человек, от которого я буду это скрывать.
Но был в этой квартире и незваный гость, чье присутствие никак не входило в мои планы.
Чужой запах, веяние цветочных дешевых духов заставили меня напрячься, лишь потом я обратила внимание на пару женских сапог справа от себя. Небольшие каблуки, сбитые носы, шебуршание дорогих шелковых простыней, доносящееся из нашей спальни. Я не произнесла ни слова, казалось, даже мое сердце перестало биться в момент, когда я заподозрила неладное.
Поднимаясь на ноги и пошатываясь, ступаю вперед, касаясь ладонью светлой дубовой двери, чуть толкаю… И взор мой падает на два обнаженных вспотевших тела. Женские ноги, что обвивают знакомый мужской стан, крепко сжатые объятия, вещи, что валяются хаотичным бардаком у моих ног, и эти слова, произнесенные родным голосом:
- А ты хороша.
И вот тут-то я поняла, насколько сильно ошибалась в этом человеке. Рвалась к нему, как к единственному лекарству от всех бед и ненастий, ведь только любимый человек может помочь зализать душевные раны. Но и он же может разорвать тебя в клочья, добить, уничтожить окончательно.
Чуть меньше минуты я не могла даже пошевелиться. Состояние шока, я не могла даже дышать, ошарашенно следя за происходящим. Однажды я уже была свидетелем его измены, но тогда, год назад, это не причинило мне столько боли. Хотя могу ли я теперь что-либо чувствовать? Мое сердце сжали и превратили в горку песка, а я пыталась взять себя в руки и что-то сделать. Хоть что-нибудь, чтобы прекратить это все.
И мой шумный жадный вдох перемешанный со всхлипом заставил их обернуться. Я не видела лица девушки, я смотрела лишь ему в глаза.
Как ты мог? Ведь у нас с тобой все налаживалось. Как я могла думать о том, что когда-нибудь дождусь от тебя ответных чувств.
Я не сказала ни слова, ни звука не слетело с моих уст, он больше никогда не услышит моего голоса, никогда я не посмотрю ему прямо в глаза, никогда не разделю с ним свое ложе. Не в силах более сдерживать себя, я шагнула к гардеробу, размеренно, с гордой осанкой, туже завязывая на себе плащ, чтобы не показывать следы от моего унижения. Он не должен узнать, никогда. Макс потерял мое доверия, хотя я и не была уверена, что его это сильно заботит.
Достаю с самой верхней полки спортивную и не разбираясь закидываю в него вещи. Несколько пар трусов, джинсы, майки, пара кроссовок, пакет с документами, самое необходимое для того, чтобы не видеть его физиономии здесь еще долгое время. На сборы уходит лишь пара минут, но я не успею вернуться в спальню, сталкиваясь с мужчиной в проеме дверей нашего гардероба. Швыряю в него сумкой, но это мне кажется недостаточным, потому кидаюсь на него с кулаками, нанося беспорядочные и бессмысленные удары.
- Пошел вон! Уходи и не возвращайся. – Как ты мог? Как ты мог лишить меня последней надежды? Как ты мог лишить меня себя? Я так рвалась домой, увидеть его, зарыться пальцами в каштановые волосы, насладиться успокоением на его губах, уснуть под любящими и сильными руками, чувствовать себя защищенной, но в ответ я получила еще большее предательство, еще большую обиду и удар в поддык. Словно меня убили, воскресили и убили снова. Похоронили заживо.
Отталкиваю его прочь от себя, обратно в спальню, желая выцарапать глаза его любовнице, но девушки уже нет в нашей квартире. Раздасованная этим фактом, одариваю щеку мужа очередной звонкой пощечиной, не обращая внимания на то, что по щекам текут горячие слезы, что пальто давно распахнулось, позволяя увидеть рваное и грязное платье, отсутствие туфель. Все равно.
- За что ты со мной так? Чем я это заслужила? – Не уверена, что этот вопрос был направлен именно в сторону Макса, я гневалась на Богов, что уготовили мне такую непростую судьбу. Я женщина, и мои желания и представления о счастье глупы и банальны – я хотела любить и быть любимой, нужной и особенной. Но обе мои попытки завоевать желанное обращались в пыль. – Пожалуйста, уйди, прошу. Я не хочу тебя больше видеть.

+2

7

Нет, я конечно всегда знала, что Макс Браун был отчаянным трахальщиком и кобелем, но то, что он согласится упасть в мои объятия так быстро… Хотя чему я удивляюсь, многие мужчины всегда в первую очередь думают только членом, я это знала давно, и уже успела свыкнуться с этой мыслью и закрывать на нее глаза. Но не сегодня, сегодня я словно попала в объятия изголодавшегося зверя. Он не ласкал меня, он терзал мое тело своими грубыми ладонями, тискал, хватал так, словно женщина в его руках была последний раз бог знает, как давно. Одновременно это пугало меня и заставляло задуматься. Мой боевой настрой тут же улетучился, а я, раздосадованная даже не успела заметит, как волосатый монстр лишил меня тонких трусиков.
- Я расскажу тебе об этом как-нибудь в другой раз, братец. – И то верно, сейчас совсем было не до сопливых историй о моем трудном детстве и похотливых любовниках моей мадам. Хотя я спокойно относилась к своей биографии, чего только не сделает ребенок, чтобы мамашка вспомнила о его существовании и обратила хотя бы малейшее внимание. Н увы, секс с ее ебарями мне не особо помогал, и я как была изгоем в нашей семье, так им и осталась.
Лишь кудесник Макс Браун обращал на меня внимание, правда и то было повернуто лишь в сторону перетраха. Если подумать об этом, становится как-то даже совсем не весело, но я же не грустить сюда пришла, верно? К черту самокопания, да здравствуй великая любовь, на пути к которой я распласталась на дорогущей кровати раздвинув ноги.
Макс уже оказался сверху, буквально подминая меня под себя и овладевая. Он был не самым худшим любовником, быть может я бы одарила его более лестным комплиментом, если бы обращала хоть немного больше внимания на сам процесс. Сейчас же меня больше волновала реакция Скарлетт. Успеет ли она подоспеть к этому зрелищу, сможет ли Браун трахать меня так долго, чтобы женушка смогла во всех красках рассмотреть его истинную сущность. Но мои волнения были напрасными, уже через двадцать минут безупречно красивое лицо Мэтью появилось за нашими спинами.
Заглянув в ее глаза, я тут же пожалела о том, что натворила. Она выглядела… Я никогда не видела настолько подавленных и убитых людей, никто из жен, что ловили меня со своими ебарями не реагировал на случившееся так спонтанно и странно. Я ждала истерики, ора и слез, но мисс Браун, полная самоуважения и гордости лишь тихо прошла мимо нас не одарив меня даже презрительным взглядом.
- Здесь что-то не так. – Отпихнув от себя потного братца, я быстро вскочила с кровати, плюнув на трусики и облачаясь только в платье. Вкус победы не оказался таким сладким, как я предполагала. В голове крутилась лишь одна мысль – не резать ли вены себе пошла моя любовь, но судя по шуршанию вещей, с ней все нормально. Я секунду постояла у гардеробной, затем ловко уворачиваясь от рук Макса.
- Теперь она хотя бы знает, с каким дерьмом связалась. – босыми ногами по постельному белью, вновь пытаясь сбежать от агрессии и мести Брауна. Плевать я хотела на его мычания и оскорбления, он полнейшее ничтожество, рано или поздно кто-то должен был показать его настоящее лицо Скар. – Да мне по хуй, я не виновата, что ты не умеешь контролировать свой член, а еще любишь использовать его вместо мозгов.
Покрутив у виска, я в спешке выбежала из спальной, забирая с собой сумку и сапоги и с шумом захлопывая за собой двери. Я не хотела быть свидетельницей их ссоры, не хотела влезать еще глубже в их личную жизнь. О нет, я уже грезила о своей собственной. Как завтра я позвоню Скарлетт, как буду утешать ее, как приеду и сыграю роль идеальной подруги, как буду покрывать поцелуями ее светлую кожу. Я помогу зализать ей душевные раны, и пусть даже большинства из них была виновницей я сама.

- я кончила и ушла, вот такая я сучка! -

+1

8

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/0314/a1/4d4485.mp3|:*[/mymp3]

а от меня осталось только имя
и неприятие способности иных
так просто заменять незаменимых
унылыми подобиями их.

Я не знаю, как закончится моя история, сколько ошибок я еще совершу, и найду ли себя в один прекрасный день. Без пафоса, серьезно. Если вдуматься и проанализировать меня, то выйдет примерно следующее: я просто таскаю свое тело по миру, пью виски, пиво, ем сырные чипсы, смотрю футбол, кидаю мяч для регби, влюбляюсь в женщин; я истинно ценю каждый миг своей жизни. «Завтра» - явление для меня такое же странное и неведомое, как хачапури для американца, я бы сказал - пугающее. Я не думаю о будущем, ведь я существую здесь, сегодня, и никто не знает, в какую секунду это «сегодня» может оборваться вместе с твоим пульсом.
Я часто слышу в свой адрес слова «Макс, будь серьезнее», «Макс, ты совсем не думаешь о будущем», а я упираюсь всеми конечностями в общественное мнение и пытаюсь сдержать натиск социума. Я не хочу и не буду становиться серьезнее. До тех пор, пока со мной не случиться нечто. Нечто, способное перевернуть мой взгляд на быт, на жизнь, на мир в целом. И если такое случиться. если что-то заставить мое мироздание вздрогнуть и балласт из мнений раздавит меня - это произойдет спонтанно, по щелчку пальцев госпожи Фортуны.
Вот и сейчас я, забыв о всех нормах морали достаточно быстро, развлекался со своей сестрой. Сводной сестрой. Сводную сестру я не считал за родственницу (я ее даже за человека теперь держать не буду), мы с ней знакомы меньше, чем полгода. Оперативно запустил руку в ее шелковые, тугие волосы древесного цвета и прикрыл глаза. Я скотина. Я негодяй. Как меня еще земля носит? Этим мысли крутились в голове на самой серьезной оси, в них не было даже крупицы сарказма. Словно в подтверждение им я услышал голос, знакомый до мелкой дрожи по спине и вспотевших ладоней. Голос девушки, которую я любил. А любил ли, если так легко, поддавшись тупому желанию, затащил в свою постель первую попавшуюся смазливую девчонку? Я тут же ее оттолкнул, подтянул к себе простыню и уставился на Скарлетт непонимающими глазами. Еще через несколько секунд в них отчетливо можно было прочитать чувство вины и сожаления. Я не знал, что сказать в свое оправдание, я не умею оправдывать то, чему нет прощения.
Мне никогда не изменяли (я искренне так считал), никогда не унижали, и вообще моя веселая разгульная жизнь была щедро полита шоколадным топингом. Все всегда было так, как я хочу.
В каждом слове, вылетавшем из уст Стоун, говорила обида и это резко било по моему самолюбию. Все происходило словно в тумане. Я заметил как Френки вскочила с кровати, и как блестят глаза Метью, и я как трясутся мои руки, а легким не хватает воздуха. Как я мог, вот как?
- Я… Не… - Что бы я сейчас не сказал, это будет звучать жалко и омерзительно. Я не люблю предавать людей, я не предатель, я понимаю, что мы в ответе за тех, кого приручили, за тех, чье сердце мы накрываем своей рукой. Но иногда тебя словно клинит, волна незнакомого наваждения захлестывает с головой, и ты делаешь то, чего бы никогда не сделал в здравом уме.
Понадобилось минуты две, не меньше, прежде чем я вышел из оцепенения и сдвинулся с места. Странное дело, обычно многие мужчины, которых застали с другими, тут же вскакивают с ложе и начинают оправдываться. Я не собирался ничего говорить, потому что прекрасно осознавал степень своего проступка. Я предал ее, нашу дружбу, наше доверие, свою юношескую любовь.
Мы столько раз пытались понять друг друга, что последнее время мне мне казалось, что у нас ничего не выйдет. Мы со Скарлетт не совпали во времени. Она не обращала на меня внимание тогда, я не знаю сейчас, чего хочу. Я настолько привык к роскошным, доступным и глуповатым женщинам, что рядом со Скар чувствовал себя каким-то имбицилом, способным играть только роль щита.
Когда мой взгляд сфокусировался на хрупкой фигуре, метавшейся около шкафа-купе, то пришлось признать, что девушка выглядит весьма потрепанно, при том она выводит свое замысловатые пируэты босиком.
Скарлетт, где ты была, что с тобой сделали, кто посмел? Никаких движений. Никаких жестов в ее сторону, никакой защиты, я словно снова окаменел.
И вот мне вдруг что-то надломилось, захотелось встать, остановить ее, усадить на кровать и сказать, что все будет хорошо. Но я снова ничего не сделал, я не пытался сопротивляться, только когда спортивная сумка с хлопком соприкоснулась с покрывалом, я поднялся на ноги, наспех надевая трусы, джинсы и пытаясь приблизиться к жене.
Щеку словно рассекает плеть, я резко подношу к ней руку, потирая ушибленное место. И правда, за что я так? От пойла, принесенного Миллиган, меня мутит, я тянусь к бутылке и делаю еще несколько глотков, пошатываясь и опираясь о стену шкафа.
- Прости. – Резких выдох. Все, что я могу сейчас – искренне покаяться. И нет, мне не нужны никакие вещи, не очень уверенно я обхожу девушку, опираясь о ее плечо, взлохмачиваю свои волосы, когда остаюсь без опоры и иду к двери, задевая мебель в прихожей. Может быть, прогуляюсь, проветрю мозги, и они встанут на место? Может быть, у меня нет мозгов?
Натягиваю кроссовки, оборачиваюсь, чтобы сказать пару ласковых эпитетов сестренке, но ее уже и след простыл.
Ай, махнув рукой и хлопнув дверью, я ввалился в лифт, прижимаясь спиной к холодным панелям. Куда мне идти? К предкам? Еще чего не хватало… Озарение пришло достаточно быстро, когда я сидел на поребрике, вытирал грязные руки о джинсы и усердно вспоминал ее адрес.
Не думаю, что я вернусь домой. Сейчас мне больше всего хочется допить вино, оказаться в кровати и уснуть. Затем проснуться через неделю и подумать над своим омерзительным поступком. Затем покопаться в себе и решить, что делать и делать ли вообще.

- конец -

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - не по правилам;