Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мексиканская проблема: без улик


Мексиканская проблема: без улик

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Agata Tarantino, Frank Altieri
Невада, 21 января 2014г.
Фрэнк и Агата возвращаются в Неваду, чтобы подчистить за собой улики

0

2

Фрэнк был гангстером не самым примечательным. За пределами Калифорнии о нем мало кто слышал, да и в самом штате его влияние распространялось разве что на Сакраменто, притом контролировал он далеко не весь город, а лишь небольшую его часть. Таким образом, в национальном и тем более мировом масштабе он был никем. Фрэнк это прекрасно осознавал и поэтому довольно долго не решался сотрудничать с мексиканскими картелями, чьи лидеры то и дело возглавляли топы самых разыскиваемых преступников мира. Обойдя колумбийцев по объемам наркотрафика, их ежегодные обороты составляли миллиарды долларов, и в сравнении с ними, даже, если брать не самый сильный и влиятельный картель, Семья Торелли была обычной уличной шпаной.
Обговаривая с Агатой месяц назад возможность сотрудничества, Фрэнк особо подчеркивал то, что все дальнейшие контакты с мексиканцами девушка возьмет на себя. Сам он планировал максимально уйти в тень, понимая, что международная контрабанда – совершенно иной уровень преступлений, нежели те, которыми он обычно занимался. Альтиери даже доставку организовал так, чтобы возможностей выйти на него, как на соучастника было как можно меньше. Непосредственно через границу товар перевозили вовсе не его люди, и пускай он этим уменьшал свой непосредственный доход, но, по крайней мере, не так сильно рисковал загреметь в тюрьму до конца своих дней. Фрэнк бы и дальше занимался своими стройками и привычными ему мелкими бандитскими разборками, доверив поставку оружия Тарантино, если бы не пригласивший его к себе в гости Кортез.
Спустившись на подземную парковку, Альтиери не успел дойти до своего автомобиля, как двое смуглых молодых людей преградили ему дорогу. Сказав, что они от Кортеза, парни настояли, чтобы Фрэнк поехал с ними – там ему представили «нового Сантьяго». Кстати звали его и впрямь Сантьяго, только фамилия была другой. Поскольку Сурита числился пропавшим без вести, для работы с Торелли в Сакраменто был прислан новый человек. Сантьяго Второй, как тут же прозвал его Фрэнк, был куда менее улыбчив и разговорчив, нежели Первый и с заметным недоверием относился ко всем Торелли. Через него-то Фрэнки и получил приглашение смотаться в Мексику на виллу господина Кортеза. Приглашение им было выписано на двоих и Альтиери пришлось изрядно пострематься, говоря, что Тарантино на больничном и нанести визит не сможет. На самом деле он бы и сам хотел оказаться в тот момент на больничном, но в этом случае их бы, пожалуй, уже совершенно точно перестали воспринимать всерьез.
И вот, преодолев более тысячи миль на самолете, Фрэнк прогуливался по шикарному, в стиле Версаля, саду вместе с человеком по имени Энрико Кортез, возглавлявшим один из стремительно набиравших силу наркокартелей северной части Мексики. Сеньор Кортез был солидного возраста мужчиной, с сединой в волосах, но достаточно резвый. В глазах его читался немалый интеллект, что сходу подтвердилось и знанием английского. Обладая большим влиянием, Кортез, как и многие наркобароны, чьи счета были сравнимы с бюджетами отдельных государств, делал щедрые пожертвования, финансировал школы и больницы, словом, делал все, чтобы победить на выборах – предвыборные плакаты с его изображением Фрэнк не раз встречал по пути на виллу. Прогуливаясь вдоль огромного бассейна, затем аллеи и еще одной, мужчины преимущественно разговаривали о бизнесе. Впрочем, пару раз мексиканец интересовался и личной жизнью своего делового партнера, что не могло нравиться Фрэнку.
Позади них следовала парочка телохранителей и любимец хозяина дома – ротвейлер.
- А Сантьяго так и не объявился, - остановившись, Кортез взглянул на Фрэнка. Спустя полчаса хождения по парку, он, наконец, перешел к теме, касавшейся пропажи Суриты. – Что-то мне подсказывает, что он мертв…
Откровенно говоря, Фрэнк и без дополнительный угроз побаивался мексиканцев – на самом деле, было за что: в войнах наркокартелей ежегодно погибали тысячи людей и стать одним из них нашему герою совсем не улыбалось.
- Я же говорил уже и вам и вашим людям, что мы его не трогали. Смысл нам это делать? – Врать и выгораживать свою шкуру он умел отменно и, понятное дело, признаваться ни в чем не собирался.
- Да ты не нервничай так… - Кортез говорил неторопливо. - Смысла пока я и сам не пойму… Но как выясню… - он улыбнулся и покровительственно похлопал Фрэнка по щеке. Убить ему и впрямь труда не составляло, и самое главное ни у Альтиери, ни у всех Торелли ресурсов на войну с могущественными наркокартелями не было – именно поэтому капитан долгое время и не решался с ними связываться.
Набравшись впечатлений (осмотрев плантации и поприсутствовав при кормлении крокодилов) Фрэнк, спустя два дня, вернулся в родные Штаты. Едва его самолет приземлился в аэропорту Лос-Анджелеса, он, убедившись, что за ним никто не следит, тут же набрал номер Агаты. Учитывая, что Кортез ясно дал понять, что в случае недовольства партнерами, скормит их крокодилам, Альтиери последнюю ночь спал не очень хорошо. Ему не давал покоя тот бармен, ставший свидетелем убийства Суриты. Он не собирался высчитывать процентную вероятность того, что люди Кортеза выйдут на него – для приведения ее к нулевой он просто планировал убить хозяина бара. Разумеется, по телефону Фрэнк о своих планах рассказывать не стал, он только сообщил, что вернулся из «командировки» и, услышав по голосу девушки, что та вполне жива и здорова, велел ей тащить свой симулянтский зад на тот склад, где около недели назад они демонстрировали товар покойному ныне Сантьяго – как раз перед тем, как убить его.
То, что склад находился довольно далеко от Сакраменто, Фрэнка не смущало. Сам он, стоит напомнить, звонил из Лос-Анджелеса, и в случае, если Агата забыла, также мог напомнить, что только что вернулся из Мексики.
- Жду тебя там через сутки. – Фрэнк взглянул на часы и добавил, - в семь вечера.
После чего сбросил вызов и пошел искать стойку проката автомобилей.

Отредактировано Frank Altieri (2014-02-15 07:39:51)

+1

3

Ближе к вечеру поступил звонок от Фрэнка. Я, несмотря на свой «больничный» и пребывание у Гвидо старалась находиться в курсе всего, что происходит по моим делам. Поэтому о том, что Альтиери должен был встретиться с Кортезом тоже знала.
Чтож, звонок, которого я ждала от Фрэнка не принес хороших новостей, - итальянец сообщил, вернее как сообщил(?), поставил перед фактом, что через сутки я должна быть в Лос-Анджелесе. Мне была на размышление ночь. Хотя, что там думать? Разве что «план побега». Но так как я была слишком устала и хотела постоянно спать, то единственное что я придумала, чтобы покинуть дом Гвидо, так это сказать, что я поправилась.
Думаю, мне он не поверил. Но это уже остается на моей совести. Хотя, о чем это я? Меньше знаешь, - крепче спишь. А потом виноватой я себя не чувствовала. Даже несмотря на грустный вид Монтанелли, которым он провожал меня, когда приехал Декстер.
Он моего бывшего же скрыться было гораздо проще: с утра он поехал отвозить сына в школу, а когда вернулся его ждала записка «я поехала к врачу». И ничего, что у этого «врача» по факту я пробуду пару дней.
До Лос-Анджелеса я отказалась добираться на машине, так как не была уверена, что меня хватит на многочасовую поездку. Вместо этого купила билет на поезд, где пару часов благополучно проспала. Проснулась, когда уже все покинули вагон, а я, наверняка, была последним пассажиром, в спешке выбегая из поезда с сумкой наперевес. В сумке ничего ценного, для просто человека, не было, для меня же это было возможностью продержаться пару часов, глотая таблетки и успокаивая кашель ингалятором.
Время клонилось к вечеру, мне до места встречи добираться максимум час, а стрелки едва коснулись четырех. Итого у меня в запасе было два часа. Два часа ничегонеделанья в Лос-Анджелесе. Я не любила этот город. И причиной был не только Сурита, но и давнишнее дело, из-за которого мне пришлось перебраться в Сакраменто. Кстати говоря, то дело так и не состоялось. Думаю, если бы об этом узнали жители Города Ангелов, они бы хорошо выдохнули.
Свободное время я провела в кафе, вздыхая над заказным супом и овощным рагу. Далее забежала в детский магазин, где купила сувенир для сына, а потом заказала такси.
О том, что задумал Фрэнк я как-то не размышляла, не забивала свою голову. Предпочитаю не волноваться заранее и решать проблемы по мере их поступления.
За пятнадцать минут до назначенного времени, я была на складе. Откровенных намеков о том, что речь пойдет о Сантьяго и Кортезе мой разум избегать уже не мог. Но самое ужасное, что могло нас подстерегать, так это если Сурита выбрался из своей могилы и рассказ обо всем мексиканцу. А потому как повторить мой подвиг не многим, насчет чудесного воскрешения и, соответственно, нашего с Фрэнком разоблачения, можно было не переживать.
Черес несколько минут я заметила фигуру Альтиери и поднялась со своего места, на которое примостила попу. Сделала хороший вдох через ингалятор, и шагнула навстречу мужчине.
- Вечер добрый. – поздоровалась я, кидая белый пластиковый ингалятор в сумку одним движением руки – Ну? Что стряслось? И как прошла встреча с мексиканцем? Раз ты жив, значит, он тебе поверил? – согласна, нехорошо получилось, что итальянец один встречался с Кортезом, но ведь как нюхать на пару с Суритой, так он был в первых рядах, следовательно, и расплачиваться за свое пристрастие тоже придется.

+1

4

К сорока двум годам у Фрэнка насчитывалось не менее двух десятков убийств, к свершению которых он тем или иным образом был причастен, при этом конкретно от его руки погибло лишь четверо. Профессионалом он себя в этом деле никогда не считал и в открытые перестрелки, в виду отсутствия у него боевой подготовки, не ввязывался. К счастью, в его работе зачастую было достаточно такого дилетантского навыка, как убийство безоружного, им-то Фрэнк и пользовался, застигая жертву врасплох. Равного себе он убивал лишь однажды, когда, сцепившись в драке, задушил того попавшимся под руку шнуром от телефона. То, что убийство бармена чем-то будет отличаться от первого случая, Альтиери не думал. На бывшего коммандос их свидетель не походил и проблем доставить был не должен. В общем-то, Фрэнк вполне мог с ним справиться и в одиночку, если бы не тот момент, что в последние дни он только и делал, что занимался их общими с Агатой делами один, будто бы какой-то наемный рабочий. И в определенный момент, тот самый, когда почувствовал, что мексиканцам ничего не стоит испытать на нем его же оружие, терпению пришел конец. Все, что он делал и терпел, никак не тянуло на тридцать процентов.
Гангстер подъехал к месту встречи ровно в назначенное время. Оставил взятый им напрокат автомобиль возле склада, осмотрелся по сторонам (что за последние сутки, похоже, вошло у него в привычку) и зашел в здание. Внутри его уже ждала Агата, сумевшая, несмотря на болезнь, проделать столь не маленький путь от Сакраменто до границы с Невадой. На самом деле Фрэнку еще не приходилось видеть ее в столь плачевном состоянии, и он даже подумал, что, наверное, стоило все-таки заняться решением их проблемы самому - не хватало еще, чтобы она его заразила. Фрэнк уж не стал ни руку ей пожимать, ни обнимать, как то было принято у них, итальянцев. Остановившись от "прокаженной" девушки в паре метров, он критическим взглядом окинул ее и вместо приветствия произнес:
- Хреново как-то тебя Гвидо лечил. - Фрэнку казалось, что недели, или сколько там она была на больничном, было вполне достаточно для выздоровления, ну, или хотя бы для того, чтобы пойти на поправку, особенно, если тебя куча дел дожидается - это как бы неплохой стимул пичкать себя лекарствами.
- Скажем так, он сильно сомневается в моих словах, - ответил девушке насчет встречи с мексиканцем. Фрэнк не обманывал себя, он осознавал, что боится Кортеза и его людей. Те же, кто говорят, что не боятся смерти, на самом деле и не заглядывали ей в лицо, ведь мужество заключается не в отсутствии страха, а в умении его преодолеть. Сейчас Фрэнк примерно этим и занимался, и Агата, глядя на крайне серьезного и напряженного капо, вполне могла судить о том, что их новый партнер вовсе не рядовой гангстер с района. – Этот гондон скормил крокодилам своего конкурента. Прямо у меня на глазах. И что-то мне подсказывает, это было намеком, что нас ожидает то же самое. – Фрэнк вообще впечатлительным себя не считал, но учитывая, что подобной расправы видеть ему прежде не приходилось, зрелище возымело должный эффект. – Я, конечно, не думаю, что он откопает Сантьяго, но тот бармен, что видел нас, покоя мне не дает… мы должны позаботиться о нем.
Фрэнк смотрел на Агату, убрав руки в карманы брюк. Естественно она понимала ход его мыслей. В плане решения проблем Альтиери оригинальностью мыслей не отличался, пользуясь старым правилом «нет человека – нет проблемы».
- Кстати, Гвидо спрашивал что-нибудь? – поинтересовался между делом, зная, что, если не у него, то у своей любимицы Агаты, Монтанелли бы уж точно поинтересовался о том, как проходила сделка. Рассказал ли она о жмурике?

+1

5

- Хреново как-то тебя Гвидо лечил. - к сожалению, о том, что ушла на больничный пришлось сообщить Фрэнку. Иначе бы он не понял моего отказать прокатить вместе с ним к Кортезу. Хотя сама по себе поездка меня привлекала, - я люблю новые места. И Кортеза хотела увидеть в лицо, чтоб знать того, с кем имею дело. Боялась ли я его? Нет. Я ведь всегда считаю, что мне все сойдет с рук. Что камень, который летит мне на голову поменяет траекторию и упадет рядом. Да и не смерти надо бояться. Ха, это говорит человек, который минировал площадь, на которой должно было состояться выступление мэра Нью-Йорка. Нет... Боишься не смерти. В Сирии я встречала многих солдат, которые молили о смерти, - они ее уже не боялись, они ее жаждали.
- Из меня вышел отвратительный больной - и по поведению, и по тому насколько я медленно иду на поправку. Хотя в наше время пневмония это пустяковая болезнь, которая лечится баночками антибиотиков и проветриванием бронхов, так что за благоприятный исход я не переживала. Просто все случилось как-то не во время. Не во время моя машина, под движением моих рук, вильнула с моста. И, думаю, я бы больше переживала из-за сломанного носа, а так, только сосуды лопнули и синяк на виске зажил пару дней назад.
- Скажем так, он сильно сомневается в моих словах
- Такова на селя ви: мы доверяем больше недругам - от врагов мы ждем удара в спину и выстраиваем всех часовых, в то время как перед друзьями ослабляем надзор, за что получаем ножевое ранение в спину. Мне ли знать как в тылу зарождается зло?
– Я, конечно, не думаю, что он откопает Сантьяго, но тот бармен, что видел нас, покоя мне не дает… мы должны позаботиться о нем. - я поджимаю губы и засовываю руки в карманы джинс. Немного знобит. А еще было жалко бармена, о чем я пока не собираюсь высказываться. Все таки ,как ни крути, а своя жизнь дороже. Но ведь всегда можно посочувствовать тому, кто слабее нас? Кто был втянут в дерьмо сам того не желая. И расплачивается не за свои ошибки, а за чужие промахи... в нашем случае, правда, за прямое попадание в лоб.
- Чтож, поехали. Инсценируем ограбление? - я двинулась со склада, к выходу, где Альтиери оставил свой автомобиль. - Это вызовет меньше вопросов у полиции. Надеюсь та семейная пара у тебя не вызывает опасения? Они мне понравились... - задумчиво проговорила я, чуть отставая, чтоб прокашляться в платок.
- Кстати, Гвидо спрашивал что-нибудь?
- Да. Спрашивал, допрашивал, не верил. Он подозревает, что я что-то скрываю, но закончить допрос ему не дало мое плохое самочувствие. Думаю, он так и остался с мыслью, что в Неваде что-то произошло. - отчиталась я, после чего пришлось как следует задержать дыхание, в надежде, что боль в грудной клетке исчезнет как икота. Не помогало.
На этот раз я не стала занимать место рядом с водителем, а залезла на заднее сиденье машины, взятой в аренду, и засунула руки в рукава куртки, наподобие муфты.
- Включи печку. - попросила Фрэнка, хоть автомобиль и не успел остыть, но мои холодные пальцы говорили за меня - я мерзла. Правда усердно делала вид, что практически не больна. Не хватало еще, чтобы мафиози взял и на каком-нибудь повороте высадил меня, наказав самой уничтожать ходячую "улику". Нет, одна я не хочу. и не смогу.
- Камер у него не было? - несмотря на то, что этот бар находился на отшибе, нынче все владельцы любят облепливать себя видеокамерами и следить не столько за разборками, сколько за тем, чтобы персонал не воровал деньги.
- Через сколько будем на месте? Я успею вздремнуть? - "спать" сейчас мое второе имя. Наверно, из-за лекарств.

+1

6

Большинство людей, с кем работал Фрэнк, у него бы язык не повернулся назвать друзьями. Даже члены Семьи были для него именно партнерами, за исключением тех немногих, кого Альтиери знал с детства, но их реально было пересчитать по пальцам одной руки. Все-таки преступники, как известно, на 99% социопаты, и в таком коллективе сложно найти душевных людей. Впрочем, и сам Фрэнк, будучи их представителем, также не представлял собой приятную для общения личность. Многие нормальные люди попросту избегали общения с ним, боясь нарваться невзначай на какие-нибудь проблемы.
- А ты считала Кортеза другом? - усмехнулся Альтиери на философское изречение девушки. - Забудь о дружбе, когда дело касается денег, - посоветовал, основываясь на своем немалом жизненном опыте. И суть не в том, что ему по жизни не везло с людьми, суть именно в самих людях и в самой жизни. Таких людей, как Агата, соглашавшихся на международную контрабанду оружия ради посещения новых мест и заведения новых знакомств, было крайне мало (если не она одна), в основном подобными вещами занимались ради денег, и у того же Кортеза наверняка также в мыслях не было называть Агату с Фрэнком друзьями. Вот Сурита может и был ему другом, кто его знает.
- Да, я тоже про ограбление думал, - согласился с девушкой, выходя со склада. У входа стояла серебристого цвета "королла" 2008 года выпуска - Фрэнк специально брал наименее приметную машину, пускай и в ущерб комфорту. - Семейная пара? Нет, не думаю, что они что-то заметили. - Фрэнку тоже понравились эти люди, но  их "помилование" вовсе не было следствием благодарности за ночлег и ужин. Все-таки ради спасения собственной шкуры, он был способен убить практически любого, за исключением родственников надо полагать.
- Жопой чует старый черт? - вопрос был риторическим. Вероятно, череда последних не самых успешных для их Семьи событий сделала Гвидо параноиком. - Странно, что мне не звонил. - Но может в этом и была справедливость, то, что называется распределением. Фрэнку достался Кортез, а Агате - Гвидо. Хотя, конечно, размен был не равным. Фрэнка в гостях у мексиканцев горячим пуншем не поили и в теплые одеяла не кутали, ну, и Агате навряд ли угрожали. Вообще было удивительным, что она не раскололась и не излила душу доброму дяде Гвидо, этим в глазах Фрэнка она подросла - не так часто в современном мире встретишь женщин, которые тебя слушаются.
Мужчина занял водительское место и включил по просьбе печку.
- Не знаю, не обратил внимания... - Альтиери как-то и не задумывался насчет камер, что, несомненно, было упущением. - Твою мать, а раньше ты про них вспомнить не могла? - его заметно напрягла возможность их наличия. Ну, и неужели Агате умные мысли только на больную голову приходят? Может, убийство Суриты уже вовсю просторы ютюба бороздит? Оставалось только надеяться, что та дыра за современными технологиями угнаться еще не успела. В принципе там ведь и охраны не было. - Я в магазин заехал, там рядом с тобой шарфы в пакете и толстовки с капюшонами. - Лица им свои светить не следовало ни перед камерами, ни перед возможными посетителями. Фрэнк купил две темные спортивные толстовки, взяв для Агаты самый маленький размер, и две куфии. А теперь предстоял самый интересный вопрос. – Погоди со сном. - Развернувшись в пол-оборота, гангстер, игнорируя желание девушки поспать, спросил то, что было очень даже важно, - ты ствол прихватила? Я-то пуст, меня бы в самолет не пустили.

Отредактировано Frank Altieri (2014-02-25 21:21:48)

+1

7

Для меня в этом мире нет друзей. Все те, кого я звала друзьями или кому пыталась довериться, сейчас кормят червей, погребенные на два метра на городском кладбище. Тесно соприкоснувшись с таким понятием как потеря, я зареклась верить в их клятвенные речи, что они не умрут, не оставят меня. Хотя, я человек, который очень легко привыкает к людям, не получив в юношестве потребности в друзьях, я тянусь к ним сейчас. Но уже осторожнее. Одна моя половина ищет свет и того, на кого можно положиться. А вторая твердит, что таких просто не существует. Но дело вовсе не в людях, а в том обществе и в той атмосфере, что мы крутимся. Как часто любил повторять мне Билл «либо ты кого-то съешь, либо тебя». Только вот не растерять бы в этом алчном мире способность верить в чудеса, мыслить как оптимист и надеяться. Глядя на Фрэнка, я боялась, что стану такой же – прожженной, наполненной дегтем недоверия и скептицизма.
Я хотела оставаться человеком мечтающим. Может поэтому решила разводить бабочек? Чтобы разнообразить свои кровавые будни яркими красками тропических бабочек.

Я замолчала, углубляясь в себя. Ни на реплику про Гвидо, вернее на то, как обозвал его Альтиери, ни на встревоженность по поводу камер, я не отвечала.
Нет, прости, когда я думала чем бы огреть Суриту и потмо куда деть его труп, я не думала про эти чертовы камеры – бубднила я про себя и волком глядела на итальянца.
- Я в магазин заехал, там рядом с тобой шарфы в пакете и толстовки с капюшонами. – я заглянула в мешок, чтоб оценить содержимое. Так как сама я была человеком неприхотливым, считающим, что надо, так надо, для меня было не проблемой хоть в какашке измазаться лишь бы это помогло делу.
- Ты ствол прихватила? Я-то пуст, меня бы в самолет не пустили.
- Да, с собой – я залезла рукой в свою сумку, достала кольт, проверила количество патронов в магазине, хотя самолично перезаряжала его перед отъездом. Но, признаю, мне просто был приятен щелчок, который раздается при снятии магазина.
Ствол я убрала обратно в сумку, а потом и вовсе расчистила себе заднее сиденье, чтоб положить ноги.
- Бар закрывается где-то около полуночи. – взглянула на наручные часы. Нда, еще чуть меньше пяти часов, в то время, как до конечного пункта, мы доберемся гораздо скорее.
- Лучше всего зайти, когда он будет считать кассу. Маловероятно, что мы встретим там задержавшихся посетителей. По крайней мере, надеюсь, что все пройдет гладко – ну… в разы лучше, чем с Суритой. Тот, как будто из-за своей мексиканской вредности никак не хотел уходить из жизни и из нашей памяти.

Мысль о том, что мне придется убить невинного человека, еще не затрагивала меня. Я наблюдала за тем, как за окном мелькают дома, затем деревья. Скучный пейзаж.
Пару раз накатывал приступ кашля, в моменты которых я ощущала себя прокаженной, словно во времена разгара чумы, - все та же кровь на платках. Заправляла себя ингалятором и дальше ехала, пока не уснула.

+1

8

Ехать им было далеко, и капитану было скучно. В прошлый раз его развлекал Сурита, а сейчас было только радио. Поэтому поспать Агате Фрэнк не дал, сделав звук в магнитоле громче (чтоб не перебивала своим кашлем), там как раз начались сводки новостей. Рассказывали, что на границе с Мексикой группа агентов DEA предотвратила ввоз крупной партии кокаина. Для Калифорнии, впрочем, событие вполне себе рядовое. Учитывая бешеный объем наркотрафика, проходивший через юго-западные штаты, сотрудникам управления всегда было чем заняться, ну, и время от времени они все же накрывали некоторые крупные каналы поставки. Но пока на доступности того же кокаина в Калифорнии это сказывалось не сильно. Достать его можно было также просто, как бутылочку пива, если не проще - при покупке ведь никто у тебя и документов не спрашивал. При желании и наличии денег разжиться дозой мог даже школьник. Конечно, Фрэнк был категорически против того, чтобы его дети употребляли данные препараты, но если абстрагироваться от детей, сам для себя он не считал чем-то зазорным баловаться время от времени кокаином. Кокс им и впрямь расценивался как пиво, но только с куда более интересным эффектом.
"... губернатор штата поднял вопрос об усилении мер контроля на границе с Мексикой, откуда в настоящее время проникает бОльшая часть всего наркотрафика, попадающего на территорию Соединенных Штатов..." - вещал женский голос из динамиков. Хоть наркотиками они с Агатой и не торговали, но поскольку бизнес их был также связан с контрабандой, пострадать от этих мер пришлось бы и им. Даже именно им, пожалуй, в большей степени. Все-таки продажа оружия изначально имеет гораздо меньший выхлоп, нежели продажа кокаина. Наркоторговцы спокойно могут заложить свои риски, увеличив розничные цены в сотни и тысячи раз, а вот касательно оружия… продать автомат по цене танка однозначно не выйдет.
В случае неудачи они рисковали конкретно угореть на деньги.
- Зря мы вообще связались с этим Кортезом, - невесело отозвался Фрэнк, убавив звук на магнитоле. - Эй, ты спишь что ли? - обернулся, не услышав ответа. Беззаботности Агаты можно было только позавидовать. Ее не волновало ничто: ни Кортез, ни тот мужичок, которого они ехали убивать. Она спала. Фрэнк вот, к примеру, глаз почти не сомкнул сегодня ночью, а той, казалось, было совсем на все наплевать. - Проснись, блин.
Альтиери свернул к обочине, остановился и растолкал девушку. - Ты в состоянии работать? Ствол держать? За рулем сидеть? - заглянул в ее глаза, проверяя заодно, не помирает ли. Удостоверившись, что та еще жива, он кинул девушке упаковку викодина, который сам принимал, схлопотав от Сантьяго по голове. - Съешь, - почти приказал ей. Это был действенный способ привести себя в норму. А в норме Агата была ему нужна. Ей или человека предстояло убить или на стреме в машине ждать. В обоих случаях она была частью команды, в которой оплошность одного может стоить жизни или свободы обоим.
- Ты где так простыть умудрилась? – тронул автомобиль с места, продолжая путь. А викодин, меж тем, разрешил девушке оставить себе.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-06 07:28:44)

+1

9

Я волком глянула на Фрэнка, когда тот поддал звука в радио. Но все равно, показательно нахохлилась, вжимая шею в плечи, и сложила ноги на сидении. Он то сидел за рулем, ему спать никак нельзя было, а мне все равно нечем было заняться, даже находясь в здравии. Пейзаж Невады меня не особо вдохновлял, а слов ведущей я разбирала через раз, потом и вовсе отключаясь. Периодически звуки радио вырывали меня из сна, как электрокардиостимулятор запускал ритм сердца. Но потом даже и на это не обращала внимания.
- Эй, ты спишь что ли? – я проснулась уже от слова Кортез, но подумала, что безопаснее будет прикинуться спящей, только Альтиери не успокоился. Машина затормозила.
- Проснись, блин.
- С тобой уснешь. Ты и мертвого в способности поднять. – фыркнула я, вспоминая Суриту, и елозя на заднем сидении. Черт, задница затекла.
- Ты в состоянии работать? Ствол держать? За рулем сидеть? – что за вопросы? Конечно, могу! Мне не нравилось, что в моих силах начинали сомневаться. Неужели я выгляжу действительно так плохо?
- Съешь. – кинул мне пачку таблеток.
- Слушай, со мной все в порядке. Я просто спала. Люди иногда спят. А еще молчат. – иронично подметила я, читая название таблеток на упаковке. – Можешь не переживать, тебе ничего делать не придется. Ты ведь не убийца, правда? – в ответе я, конечно, не нуждалась. Я не думала, что за спиной у Фрэнка нет ни одного трупа. Есть. По долгу криминального мира пришлось бы убивать. Но явно он не приносил смерти в том количестве, в котором я. Или Марго. Нравилось ли мне то, что я делаю? Чтож, отвечу, что некоторым боги дали возможность получить образования и встать на ноги, а некоторые выбрали легкий путь, вместо того, чтоб зарабатывать честно. Ко второй категории относилась и я. Но не деньги стали причиной того, чтоб перейти на темную сторону луны. Я хотела найти своего ребенка, и мне пришлось поддаться на ультиматум. Все просто: я опускаю бомбы, а мне дают информацию. В 21 год тобой легко манипулировать… когда еще даже не знаешь что тебе надо и чего ты хочешь от жизни.
Я заглотила таблетку, не сильно внимания в то от чего она и зачем, и запила водой.
- Ты где так простыть умудрилась?
- Не знаю – спокойно соврала – Сквозняком надуло. Или холодного мороженного переела. – ну, вообще-то мороженное я не ела, не любитель, но, например, дети часто болеют из-за переедания мороженного. Я снова раскашлялась, ощущая как дерет горло и горит вся грудь. Ладно, доедем. Осталось еще пару часов, если верить времени, прозвучавшем по радио.
И, действительно, через два часа мы были на месте. Фрэнк остановился за несколько метров от кафе, на другой стороне, таким образом, что можно было наблюдать за входом и за тем, что твориться внутри заведения.
- Кажется, последние посетители выходят – осталось досчитать до ста, чтобы эти пьяницы рассосались, и вломиться в кафе.
Я надела толстовку поверх своей одежды, которая ночью при низкой температуре была кстати, и развернулась к итальянцу:
- Заходим вместе. Я занимаюсь барменом, а ты закрываешь дверь и опускаешь жалюзи. – сообщила я план, доставая кофии из пакета, - это на тот случай, если кто-то вздумает вернуться. Хотя, если появится такой желающий, он последует так же за барменом.
Я накрутила глушитель на пистолет и вышла из машины. Преодолев десятки метров, мы с Фрэнком вошли в кафе.
Мужчина склонился над кассой, шелестя зелеными и гремя центами. Его губы тихо шевелились, произнося цифры.
- Закрыто – грубо сообщил он, и только начал поднимать голову, чтобы взглянуть на поздних посетителей, как я выстрелила. По телу прокатилась волна тревоги, опасения, жалости. Но лучше так, быстро и безболезненно, чем заставлять невинного человека испытывать страх перед неизбежной смертью. Зато сейчас мы сможем тихо и спокойно инсценировать ограбление, чтобы никто не скулил и не плакал над ухом.

+1

10

- Спят? В девять вечера? - сам Фрэнк редко ложился раньше двенадцати, но не это было основной причиной его удивления. - Собираясь убить человека? - озвучил уже основную. - Тебе бы и впрямь врачу показаться, - усмехнулся он, подразумевая не терапевта, а психиатра.
Когда тебе за сорок и ты не веришь в людей - это в общем-то нормально, а вот когда тебе всего лишь двадцать шесть и ты веришь в людей, но при этом не чувствуешь абсолютно ничего, убивая их - вот это уже явная патология. Конечно, в их деле практически у всех были те или иные патологии и проблемы с психикой, но женская часть их Семьи переплюнула вообще всех. Удивительно, что при этом в остальных вопросах Агата казалась вполне вменяемым человеком, так сразу и не подумаешь, что убийство для нее обычная рутинная работа, как колесо в машине поменять. И наверняка покойники ей во снах не являлись - спала она, как можно убедиться, крепким и здоровым сном. Того же, а именно "не переживать" девушка посоветовала и Фрэнку. Действительно, какие переживания, когда глава наркокартеля подозревает их в убийстве своего человека, когда вот-вот им предстоит убить еще одного, при этом не известно есть ли в баре камеры, и вообще нет никаких гарантий, что за поворотом их не остановит полицейский патруль и не обыщет тачку. Интересно, скольких уже людей Агата завалила этим стволом?
- До тебя мне далеко. - Отвечать напрямую на столь компрометирующие вопросы было не в его привычке. В убийстве Фрэнка обвиняли четыре года назад, но доказать так и не сумели. Вообще по долгу "службы" в их криминальном мире убивать приходится далеко не всем. Можно быть членом Семьи и при этом не браться за оружие, у них ведь не клуб профессиональных киллеров и криминальных гениев, членство в котором получали, совершив обряд "жертвоприношения". Многие довольствовались тихой непыльной работенкой - в тех же профсоюзах, имея связи, можно было получать приличные деньги, иметь полный соцпакет, медицинскую страховку и ничерта при этом не делать. Мечта, а не работа, по крайней мере, если ты не обладаешь большими амбициями.
Недалеко от бара, на глухой улочке, Фрэнк сделал остановку и скрутил с автомобиля номера. Взята напрокат она была на его имя, и было бы совсем нелепо спалиться именно таким образом. Как и Агата, Фрэнк натянул поверх рубашки черную толстовку и скрыл лицо платком. Было как-то диковато, что им руководила, по сути, совсем еще девчонка, указывая, что он должен делать. А то ему впервой. Он смерил пацанку соответствующим взглядом, не став уж ничего говорить про курицу и яйца, рассчитывая, что она итак поняла.
Мужчина за барной стойкой умер быстро - Тарантино уложила его одной пулей так, что Фрэнк и заметить этого не успел, пока был занят жалюзями. Только услышал приглушенный выстрел у себя за спиной. Для грабившего бар гопника Агата стреляла, конечно, слишком профессионально. И болезнь уже не сказывалась, впрочем, это, скорее всего, викодин всосался в кровь. С кашлем и болью он боролся отменно, а еще в качестве приятного бонуса одаривал чувством легкой эйфории.
- Забери деньги из кассы, - распорядился Фрэнк. Они ведь хотели инсценировать ограбление. Он осмотрел потолок и углы помещения на предмет наличия камер. Не увидев ни одной, гангстер немного расслабился. - Ну, что там? На мороженку хватит? - поинтересовался "уловом". Он надеялся, Гвидо, не сильно расстроится, если с этого дела ему не зашлют конверт с мятой десяткой. Впрочем, их босс и узнать об этом не должен был.
Фрэнки заглянул в подсобку, за дверь, что располагалась сразу за баром. Включил свет и с интересом обнаружил составленные аккуратно друг на дружку коробки. В открытой он увидел бутылки с водкой. Заглянул еще в одну рядом - вино. Не самое элитное, конечно, но пить можно. Фрэнк бы даже себе оставил.
- Подгони машину к заднему входу, - попросил девушку, выходя из подсобки с коробкой в руках. - Заберем с собой, - усмехнулся, вспомнив молодость, когда они с парнями промышляли такими же мелкими грабежами. Для человека, имевшего свой бизнес и носившего звание капо, это могло показаться занятием не вполне достойным, но Фрэнку было плевать. Капитаном он стал не так давно и типично-бандитские повадки в нем еще не искоренились (если вообще когда-либо искоренятся).

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-07 06:21:04)

+1

11

Я выстрелила, сделав несколько шагов вперед, чтобы быть уверенной, что не промахнусь. Впрочем, может промах подошел бы больше для атмосферы грабежа: несколько дырок в стене, попытка запугать бармена, а после того как он не отдает деньги, то и пуля в лоб.
Подойдя ближе, я пустила две пули в стену. Надеюсь это дело передадут не очень дотошному копу, который не станет проводить экспертизу когда вылетели пули. Убрав пистолет, я достала перчатки и кивнув Фрэнку, обошла барную стойку. Мужчина лежал на боку в собственной крови, которой, к слову, было не так много. Я подошла ближе и дотянулась до кассы, выгребая от туда зеленые бумажки.
- Ну, что там? На мороженку хватит? – я хмуро глянула на Альтиери, показывая всем своим больным видом, что осуждаю за столь равнодушное отношение к мертвому и его заработку. Впрочем, я и сама, наверно, была не лучше. Хотя в мыслях я жалела его скоротечную жизнь и глупую смерть. Было даже желание подсмотреть в бумажник, чтоб убедиться, что там нет фотографии любимой жены и троих детей, но остановила себя. Берд. Все это бред. Глупо сначала убивать, а потом горевать над телом и думать над своими действиями.
- Мороженное? Может по пиву? Отметим окончание мексиканской проблемы – хмыкнула я, осматривая помещение и представляя себя в образе органов полиции: поверила бы я этой сцене с убитым барменом? Хотя вряд ли полиция найдет другие причины, по которой этот мужчина мог кому-то насолить.
В другой комнате, в кладовке, возился Фрэнк. Я слышала как в коробке глухо стучат друг о друга бутылки.
- Заберем с собой – хорошо, можем отметить и вином. Правда, я вот точно не стану отмечать удачно распутанный клубок, буду пить за другое… за… потом придумаю.
А то, что взрослый мужчина решил забрать «презент» из дешевого бара, меня ни сколько не смущало. Я в принципе стараюсь не осуждать и не анализировать жизнь и действия других. Ведь зачастую, чтобы понять повадки другого человека, нужно надеть его обувь и пройти его путь.
Машину, как и просил капитан, я пригнала к заднему входу и открыла дверь, чтобы Альтиери смог запихнуть ящик вина на пол заднего сиденья. Затем, вся так же на правах человека, который мучается от пневмонии, села на пассажирское сиденье.
- Если думаешь согнать меня за руль, а самому распивать вино, то даже не думай. – на всякий случай предупредила Фрэнка, чтобы избежать дальнейших пшиканий друг на друга.
- Как домой поедем? – я не предлагала ехать вместе, но если нам по пути, почему бы и нет? Единственное что, я отдам предпочтение наземному транспорту, а если быть точной, то отсутствию таможни.

+1

12

Места на полу заднего сидения не хватило, потому как ограничиваться одним ящиком вина Фрэнк не стал. Отозвавшись на предложение испанки отметить пивом окончание их дела, капитан прихватил Budweiser, а после еще несколько раз сбегал в кладовую, откуда принес четыре ящика мартини и водки - их он загрузил в багажник. Будь Фрэнк на своем эскалейде, земля ему пухом, влезло бы гораздо больше, а так пришлось довольствоваться минимумом того, что они имели возможность вывезти.
В ответ на опасения Агаты, поспешившей занять пассажирское сидение, итальянец усмехнулся:
- За руль я тебя больше не пущу, не переживай. - Не хватало им в очередной раз заглохнуть, пускай на этот раз с ними и не было покойника, но Фрэнк все равно не горел желанием застрять посреди ночи где-нибудь на пустынной трассе. Он занял место водителя и, повернув ключ зажигания, тронул автомобиль с места.
- На машине конечно, - ответил Альтиери, не предполагая даже варианта с самолетом. Быстрее бы им добраться не получилось, да и за багаж пришлось бы прилично отстегнуть. Что же касалось, вместе им ехать или нет. Тут Фрэнк также видел только один возможный вариант. Не высадит же он ее посреди пустыни и не заставит возвращаться пешком в Сакраменто - ненависти к Тарантино гангстер не испытывал.
Он посмотрел в зеркало заднего вида, проверить, не было ли за ними хвоста, и удовлетворенно отметив его отсутствие, напомнил Тарантино о ее желании отпраздновать успешное "ограбление".
- Сзади тебя пиво, передай мне бутылочку, - будучи занятым дорогой, попросил Агату.
Вообще-то Фрэнк мог пить и за рулем - дорога для этого была достаточно безлюдной, встреть копов на этой части трассы вероятность была практически нулевой. И нотации ему читать смысла не имело. Пиво не было тем алкогольным напитком, выпив пол-литра которого, мужчина терял над собой контроль, и попытка убедить в обратном, сопряженная с отказом в просьбе, могла разве что разозлить его.
Откупорив крышку, Фрэнк отсалютовал бутылкой Агате и без каких либо тостов прильнул к горлышку. Дорога им предстояла долгая.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мексиканская проблема: без улик