В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда-нибудь они вернутся


Когда-нибудь они вернутся

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Helga Reichard & Vincenzo Montanelli
Место: Колумбия, Богота, несколько миль от столицы
Погодные условия: немного дождливо вдень приезда, но солнце выглянет для них
О флештайме: долгожданный приезд домой. Все страхи позади. Но впереди неделя лечения самого капризного пациента,  время отдыха и просто человеческого счастья.

+1

2

15 часов 34 минуты. Леса сменялись голыми пустынными землями, ветер на просторах которых носил песок как «принцессу» то подкидывая вверх нежно ловя, то бросая вниз, не давая упасть, ловил и кружил. Только вот двоим, мчавшимся сквозь песочный буран мексиканских прерий, было не слишком уютно. Лица Хельги и Энзо были перевязаны платками на манер бедуинов, ловкими руками девушки, закрепленные надежно, давая не просачиваться пыли, но и свободно дышать. Кондиционер договорились не включать, чтобы сделать минимум остановок на заправках. Колонна из трех машин буквально вылетала из песка и вновь в нем скрывалась, мелькая меж камней и ровного песчаного пейзажа, оставляя позади себя мили расстояния от точки побега, приближаясь к месту, где скрывшись, они будут в полной безопасности.
Хельга и Энзо единожды сменили друг друга за рулем, давая каждому по два часа сна. Девушка видела, что обезболивающее закончило свое действие, и парень, как бы не старался, все кривился от движений руками, не говоря уже о том, чтобы повернуться. Хельге казалось, что держать свою ладонь на его руке это необходимо, но в также привычно ощущать редкое поглаживание ее руки пальцами Энзо, под которое она засыпала, будто убаюканная не только спокойствием, но и его аурой.
В аэропорту, их встретил Сесар, правая рука ее брата. Это был человек покореженной судьбы (беглого осужденного испанским судом за убийство напарника, который был им пойман с поличным в торговле наркотиками, предназначенными раненым), которого когда-то момент свел с Фрицем в одном из баров Германии, куда парень приехал в поисках удачи найти работу. И именно через него, Хельга вышла на брата, узнала, что есть еще близкие у нее. Остановившись у трапа, девушка покинула салон автомобиля:
- Сесар, - пожав руку мужчине, повернулась на шум открывающейся двери машины. – Это Винцензо, - представила мужчин друг другу, - Винцензо это Сесар, наш пилот.
Погрузив вещи на борт, Хельга и ее спутник устроились в салоне самолета. – Мне надо перевязать тебя. Расстегнись.
Отклеив пластырь, сняла промокшие бинты. Промыв раны, девушка обработала их легким раствором марганцовки, прикрывая свежей повязкой, аккуратно прикладывая на место марлю.
- Я не буду тебя колоть сейчас. Оставим на ночь дозу, чтобы ты мог спокойно поспать. Потерпи до дома.
Погладив его по щеке, убрала весь использованный материал в пакет, ушла в туалет умыться. Усталость брала свое. Сосредоточенность выматывала сильнее любого физического труда, и Хельга едва присев в кресло, тут же уснула, надеясь восполнить сном силы.
В аэропорту Боготы их ждал сам Фриц. Едва Хельга переступила порог паспортного досмотра, который проводил один из поверенных брата, как оказалась в объятиях сильных рук Рейхарта-старшего. Фриц как и сама девушка был сдержан на эмоции, и лишь они двое понимали, что такое с виду сухое прижатие к груди друг друга, для них было очень ценно.
- Здравствуй. Вот мы и добрались, - оглянувшись, Хельга посмотрела на шедшего к ним Энзо с ее рюкзаком, в котором лежал компьютер, за ним показался Сесар с аптечкой и сумкой с оружием. – Надеюсь, мы не доставим тебе неудобств. Просто больше негде мне было его укрыть. Винцензо, это мой брат Фриц.
До дома они доехали практически в молчании, каждый погруженный в свои мысли. Возможно Фриц, часто поглядывающий на Хельгу в зеркало заднего вида, думал во что же она опять могла ввязаться, Винцензо, возможно обдумывал сложившуюся вокруг него пирамиду событий, ну а Хельга была просто действительно спокойна, что мужчина, которого она любила по-своему рядом в безопасности, что Фриц не отказал ей в просьбе, давая укрытие беглецам. Кажется, все становится на свои места. Только вот билеты не фальшивые ли они приобрели?

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-12 17:05:44)

+1

3

Все было спокойно, не считая того что сицилийский гангстер и немецкий киллер ехали по мексиканской пустыне в краях, где людей их профессии убивают только за то, что те пересекли границу без разрешения картеля. Впрочем, Рамон и Чучо оказались вполне неплохими парнями, несмотря на странное имя последнего. Все время, пока они их сопровождали, рассказывая о местных законах и правилах не обходилось то историй о похождениях Рамона, которого Энзо не стал расстраивать собственным опытом, то анекдотами Чучо, некоторые из которых оказались весьма забавными. Когда же Энзо спросил: «сколько мексиканцев нужно чтобы вкрутить лампочку?» и дал на этот вопрос собственный ответ пара сопровождающих и вовсе разразилась смехом, кажется, итальянец попал точно в цель. Когда Хельге хотелось спать мужчина безропотно менял ее за рулем, не слишком заботясь о своих ранах. Ей было тяжело его понять, но что взять с человека, который никогда ни о ком не заботился, включая себя? Боль в груди отдавалась неприятными импульсами, заставляя гангстера сжимать зубы, крепче браться за руль и вести машину дальше.
В аэропорту их ждал человек, чье имя не уступало по оригинальности предыдущим сопровождающим. Пожав руку после того как его представили Энзо решил не говорить ни слова и молча прошел в самолет. После того как Хельга сделала ему новую перевязку и уснула в кресле мужчина тоже закрыл глаза, но так и не смог последовать ее примеру. Глядя в иллюминатор он смотрел как пески сменяются более интересными пейзажами, как мелькают города, в которых так же кипит жизнь. Порой, Энзо понимал мексиканцев, которые подаются в Штаты из родных мест. В городе, где нет работы, но почти всегда есть картели – живется несладко. Загнанные в угол и уставшие от тирании и бедности они порой выступали против своих угнетателей, но чаще всего это кончалось одинаково – недовольных отправляли на небеса, а безропотных оставляли влачить свое жалкое существование в мексиканских трущобах. Но что точно не вселяло позитива так это поездка в страну, где дела обстояли еще хуже. По сути, Мексика была большой пародией на Колумбию, где происходило тоже самое, но на более мелкой территории и в более крупных масштабах. Что взять с государства, где наркобароны содержат армии, превосходящие государственные как по численности так и по оборудованию? Порой США вмешивались в дела этой страны, но потом чиновники стали получать солидные процент от операций и беспокойства прекратились, о родине Эскобара забыли, запугав население новыми байками о терроризме, которым правительство отвлекало массы от любой проблемы.
В аэропорту их встретил как ни странно еще один немец, что было даже странно. Энзо был готов скорее поверить в то, что брат Хельги был колумбийцем, чем в то, что делами здесь руководит европеец. Впрочем, когда-то андербосс зарекся удивляться подобным вещам, тем более, что лицо Фрица ему было почему-то знакомо. Молча пожав руку еще одного своего знакомого гангстер так же безмолвно сел в машину. Он не смотрел ни на Хельгу, ни на Фрица, позволяя тем спокойно пообщаться. Он смотрел в окно, туда, где улицы одного из богатейших городов начинали терять свой блеск дальше от центра и, наконец, сменился пейзажами джунглей. Итальянец понятия не имел куда его везут и довольствовался хотя бы тем, что ему не надели мешок на голову. Винцензо не мог себе объяснить для чего запоминает дорогу обратно, наверное из природной подозрительности. Он был готов к любому исходу ситуации и он не доверял брату Хельги, как не доверял любому представителю криминального мира, особенно тому, с кем не был знаком лично. Наконец, через какое-то время машина остановилась. Кажется, они приехали. Еще раз посмотрев в окно Энзо усмехнулся, потом посмотрел на Хельгу и открыл пассажирскую дверь, со своей стороны. Что ж, настал момент осмотреть владения Фрица Рейхарта и посмотреть, какие условия будут предоставлены гостям. Вернее, гостю, Хельга, похоже, чувствовала себя как дома.

+1

4

Поездка к дому не заняла много времени, но даже его хватило, чтобы Хельга приняла решение самой в тайне от Винцензо связаться с определенными людьми, попытаться достать хоть минимум информации. Она не могла бродить в темноте событий, которые как метеориты сыпались, и ты едва успеваешь уворачиваться. Крутя в руке телефон, постукивая им по коленке, думала как связаться с Абу, ведь Фриц на дух не переносил араба, особенно после всех собранных на него фактов, а также когда брат узнал подноготную пятилетней «дружбы» Хельги и мусульманина. Он взял часть функции информатора на себя, тем самым выстраивая свои каналы, по которым в считанные мгновения (конечно не по щелчку пальца, но все же достаточно быстро для принятия решений, не требующих быть отложенными на завтра) информация появлялась перед ним. Но Фриц не мог знать о проблемах американских итальянцев. Энзо тоже возможно не одобрит ее интереса, но здесь Хельга металась в душе между помощью ему и быть им не понятой, ей казалось, что она лезла не в свое дело. Монтанелли-младший (как бы вы его описали в двух словах?) противоречивая натура, казалось вот все решено и поставлена точка, но он всегда найдет довод сменить знак, доводя до крайнего предела дело, что в итоге «выгорит», так как нужно ему. Эта его черта, возможно, раздражала многих, но без этого дела его не продвинулись бы с точностью дальше. Он не оставлял соперникам шанса на ошибки практически никогда, обладая рациональным мышлением, врожденным чувством настороженности и въедливостью во владение ситуацией.
Машина плавно притормозила перед воротами, которые бесшумно отворяясь, пропустили их во владение Рейхарта-старшего. Хельга в задумчивости посмотрела на Энзо, размяв шею, вышла из машины. Все трое молчали. Каждый был погружен в свои мысли. Выгрузив вещи, девушка подошла к Винцензо.
- Пойдем в дом. Все разговоры будут вечером. Солнце не лучший собеседник, - закинув сумку с оружием на плечо, в другой руке держала ноутбук и аптечку. – Проходи в левое крыло, это моя половина. Дверь открыта.
Хельга прошла к маленькому, вросшему в землю подвалу, толкнув плечом дверь, спустилась вниз. Воздух, пахнувший сыростью, приятно щекотал ее нос, прохлада мягко пробежалась по коже. Нажав кнопку, что привела в действие механизм, открывающий металлический засов, вошла в комнату, уставленную полками. Посредине стоял токарный станок германского производства, купленный специально для нее, вокруг которого находился деревянный верстак, рядом располагался большой стол со стеклянной поверхностью, специально для черчения собранный ею самой. Щелкнув пультом, Хельга включила вытяжку, проветривая помещение. Идеальный порядок поддерживался Фрицом лично в отсутствие Рейхарт, доступа сюда кроме него и Хельги не было ни у кого. Устало положив тяжелую сумку на пол. Присев, стала выкладывать разобранное оружие, планируя заняться им завтра. Аккуратно все разложив, Хельга подумала, что лучшего момента для связи с арабом ей не придумать, чем сейчас, и позвонив коротко объяснила, когда выйдет на связь.
Выходя на улицу, машины не увидела. Направляясь в дом, думала о спасительной ванной, после которой не помешал бы отдых. Возможно, Монтанелли и откажется (что он делал на протяжении всей дороги) немного поспать, то Хельга упускать такой возможности не собиралась. В гостиной увидела стоящего у окна итальянца, замершего как статуя, слегка хмурясь, смотревшего на задний двор. Рядом с ним девушка ощущала себя маленькой девочкой. Даже сейчас его чуть ссутуленные плечи из-за ранения, не делали его ничуть ниже ростом.
- Винцензо, так получилось, что ты переехал ко мне. Поэтому, прошу чувствовать себя как дома. На моей половине не бывает никого, если я не хочу другого. В спальне на втором этаже есть ванна и две комнаты. Тебе сейчас нужен простор, чтобы не сковывать себя во сне, будешь спать в моей комнате. Там кровать просторная. Я расположусь напротив. Пользуйся всем, что посчитаешь нужным. На счет вещей… в город поеду и куплю все, что необходимо и что скажешь приобрести. Пойдем.
Слегка коснувшись его плеча, ободряюще сжав руку, девушка поднялась наверх, открывая для Энзо свой внутренний мир, ведь все что сейчас он видел, было сделано на половину ее руками и с ее чертежей.

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-16 00:33:45)

+1

5

Еще раз удивившись манере разговора Хельги мужчина молча взял чемоданы и не став спорить с ней направился в указанном ему направлении. Сама же немка отправилась в другом направлении. Энзо не стал следовать за ней принимая ее право на личное пространство о котором почему-то вспомнил. В гостях подручный вообще вел себя гораздо скромнее, нежели на своей территории – знаменитая русская пословица о том, что не стоит лезть в чужой монастырь со своим уставом нашла в нем полное отражение. Поставив сумки в одной из комнат мужчина подошел к зеркалу и посмотрев на себя заключил что выглядит не самым лучшим образом. На лице за это время успела появиться щетина, темная рубашка смотрелась весьма колоритно на фоне испачканных собственной кровью темных брюк, которая извещала о своем присутствии темными разводами на ткани. Само же лицо создавало о нем впечатление как об очень уставшем человеке. С горем пополам отыскав ванную мужчина умылся, избавляя себя от дорожной пыли и промокнув лицо светлым полотенцем итальянец отправился из ванной в гостиную, где его и застала Хельга. За окном суетились люди, выполняя каждодневную рутину, которая, наверное, показалась бы весьма необычной рядовому обитателю Штатов. Всю серьезность атмосферы на корню вырезал чернокожий мужчина, непрестанно ругающийся и обильно махавший руками. Такой жестокой брани мужчина не слышал даже в черных районах Сакраменто, мужчина просто уничтожал самомнение людей, грузящих какие-то контейнеры. Одет же чернокожий был на манер Нью-Йоркского чернокожего гангстера, его черно-желтая кожаная куртка сияла на солнце ничуть не меньше, чем его гладко выбритая голова. Апогеем же стала ссора этого человека с одним из охранников Рейхарта старшего. Монтанелли в первый раз видел, чтобы люди, курировавшие столь большие поставки вели себя подобным образом.
«Клоун», - усмехнулся Монтанелли. Он еще не знал, что подумал так о человеке, который живя в Лос-Анджелесе сделал себе и своему боссу состояние на торговле оружием, оборот от продажи которого был вполне сравним с оборотом от наркотиков среднего мексиканского картеля.
- Напротив? не оборачиваясь  переспросил Винцензо. По его мнению было странно, разъезжаться по разным комнатам после всего, что между ними было.
- Я согласен и на менее просторную кровать, - закрыв за собой дверь произнес итальянец, стоя позади госпожи Рейхарт.
- Это не главное условие, - коварно улыбнулся он, и положив руки на талию девушки единым порывом усадил ее на тумбу, стоявшую у дверей в комнату. Ему было совершенно наплевать на то как на то отреагировала его рана, главное, чтобы немка не заметила, что бинты после этого стали увлажняться кровью. Проводя ладонью по щеке хозяйки комнаты мужчина откинул прядь ее волос, а потом, коснувшись большим пальцем ее губ отступил прочь. Сейчас он был бы не прочь укрепить родство Хельги с ее вещами, которые она делала самостоятельно. Но сейчас было не время, насчет места Энзо не задумывался.
- Здесь ловит сеть, не так ли? – поинтересовался мужчина, озадачившись вопросом того пользуются ли Рейхарты проводным интернетом или его беспроводным аналогом.
- Купи мне что-нибудь из вещей. И нормальный спортивный костюм, - добавил он, кажется, слегка ошарашив свою собеседницу. Да, лежать в кровати несколько недель он не собирался. А тренироваться в рубашке и брюках было неудобно, даже для того, кто провел в этих нарядах большую часть своей жизни.
- И мне бы не помешал телефон, - немного подумав добавил мужчина. Конечно, в Колумбии он ему скорее всего не понадобится, но когда-нибудь отсюда придется возвращаться и меньше всего Винцензо хотел того, чтобы кто-то узнал о его возвращении после оплаты покупки пластиковой картой. Конечно, Фрэнк был простоват для такого маневра, а вот Гвидо вполне был на то способен. И не стоит списывать со счетов Шляйхера, который в силу своей непредсказуемости был гораздо опасней этих двоих, а возможно и всей семьи Торелли вместе взятой. По крайней мере, Торелли Энзо знал.

+1

6

Открыв дверь в комнату, ту самую, которую она буквально выторговала у Фрица, отказывающегося от расширения, да и простого ремонта. Сложно спорить с консерватором до мозга и костей. Словно пушинка, оказалась поднята и как что-то драгоценное, нежными руками была посажена на тумбу. Ухватившись руками за столешницу, Хельга посмотрела на мужчину. Как хорошо бы она его не узнавала, насколько близкими они с ним не становились, Винцензо всегда будет для нее самой приятной «неожиданностью» в жизни. Как все начиналось между ними спонтанно, так и будет всю жизнь. Всю жизнь? девушка, задумчиво смотря на Энзо, ловя в себе волны от прикосновений к ней, подумала о столь неожиданном для себя вопросе.
- Почти убедил, но все будет зависеть от того, что я увижу под повязками и на твоем лице, - тихо произнесла, расстегивай куртку, скидывая ее на кресло. Отстегнув кобуру, туда же отправила оружие. – У меня выделенка своя, но и в доме есть мини станция связи. Так что оторванным от мира ощущать не придется. Мой ноутбук в твоем распоряжении. Я искупаться, а ты раздевайся, осмотреть тебя надо. Фриц смолчал на счет медсестры. Я не умею внутривенно вливать лекарство. Вопрос решу в городе.
Спустившись на пол, Хельга открыла шкаф, доставая оттуда вещи для себя и Энзо. Они аккуратной стопкой легли на кровать. Она, молча слушая, что он просил купить, отмечая про себя короткими кивками, что все поняла. В ванной, столь просторной, девушка, обнажившись, тут же белье, отправила стираться, сама же быстро искупавшись, закуталась в полотенце сама и волосы, вышла. В комнате взяв вещи с кровати, взглянув, что мужчина еще даже не думал снимать с себя одежду, внимательно посмотрел на нее, выскользнула из комнаты. Темно-зеленый тон брюк, рубашки и куртки оттеняли ее глаза. Хотя девушка никогда не заботилась о сочетании цветовой гаммы в одежде, скорее чувство «тени» играло больше при выборе. Высушенные волосы были туго стянуты в хвост. Ни сантиметра лишнего движения в сторону, Рейхарт даже не замечала за собой того, что со стороны ее действия больше походили на робота, который имел установку одеться.
Включив в комнате свет, молча, взяв Винцензо за руку, уложила того на кровати, и лишь когда присела рядом, заговорила:
- Я понимаю, что мои действия могут тебе досаждать, но иначе ты не поднимешься на ноги, - ловко работая руками, девушка сняла с него бинты. – Они мокрые. Я обработаю и оставляю все открытым, - все убрав, принесла ноутбук, положила в карман портмоне. – Вот, работай, но только не двигайся много. У меня нет «медицинских» наркотиков, чтобы обезболить тебя, а только сильные, практически отключающие. Но я не хотела бы, чтобы ты спал вечер и мучился ночь. Да и поговорить надо будет с братом вечером. Поэтому оставляю все на спокойный сон. Если ты голоден, просто попей воды и вот, - достала из сумки крекер, - печенье. Я привезу еды. А готовить будем завтра.
Положив на подушку рядом с ним пистолет, принесла воды, и, поцеловав, прошептала, беря кобуру с кресла:
- Я скоро.
Выводя из гаража Додж Рейхарт мельком взглянула на окна своей спальни. Энзо она оставляла в крепости, потому что никто и в страшном сне не додумается нападать на дом главы картели, да и к тому же, система видеонаблюдения, уже передала информацию о Монтанелли сама себе, и выпустив двоих за ворота, она «помнила», что есть еще третий. А остальных в базе данных нет у нее, значит любой другой чужак, а уж в какой капкан он попадет, придя сюда, не знала даже Хельга, так как разработка закладки капканов ее, а вот тема ловушек скрыта даже от нее.
Городская суета к вечеру нарастала. Поток машин к центру не уменьшался. Ведя машину, девушка набрала номер брата, говоря, что она в магазине, и если она ему нужна, то он может ее найти в торговом центре.
Когда знаешь четко, то тебе нужно в магазине, то и времени тратится меньше на рассматривание витрин. Хельга не понимала всей суеты вокруг похода за вещами, слыша иногда щебетание девушек, которым не терпелось примерить то или иное творение модного дизайнера. Все что она купила для Винцензо, было навскидку, на ее воспоминания о его теле. Несколько комплектов нижнего белья, рубашки чистого хлопка, двое брюк на первое время. В спортивном отделе купила два костюма и футболки. Вспомнив, что на парне только туфли, буквально в ступоре остановилась перед полками с кроссовками, в уме прикидывая размер его ноги. Присев на скамейки для примерки обуви, Хельга прикрыв глаза, вспоминала длину его плеча по тактильным ощущениям своей ладони. Поднявшись взяла с полки пару, просмотрев ее, подошла к кассе. Еще не успев расплатиться, как увидела стоящего около двери Фрица. Вот кому она доверила бы себя, свою жизнь. Выйдя из магазина, они, молча, пошли в сторону продуктового отдела, где брат хотел взять пива, но Хельга остановила его, покачав головой.
- Ему сейчас нельзя. Он на обезболивающих. Будем кофе пить, который ты отменно варишь.
Выбор телефона не занял много времени, так как она его не покупала, а получила от Фрица коробку с мобильным.
Она чувствовала, что мужчина хочет ее спросить о чем то, и погрузив все в машину Хельги, девушка внимательно посмотрела на брата, прислонившись к капоту, произнесла:
- Спрашивай. Я вижу, что тебя гложет недосказанность и неясность ситуации.
- Ты привезла к нам незнакомого мне мужчину, поставив два дня назад перед фактом, что ты едешь. Я не против, ты неглупая и везти кого попало сюда не стала бы. Но мне нужно знать – кто он. ботинки выдают небедного сословия парень. Но не это важно, я хочу знать, кто он для тебя.
Не думая над ответом, так как все равно вечером сегодня станет все ясным (Рейхарт-старший не из тех, кто откладывает разговоры на потом. Ему хоть два часа ночи, но информацию он получит), Хельга спокойно ответила:
- Он мой мужчина. Думаю пока такой трактовки достаточно, Фриц. Я понимаю твою настороженность, но я не маленькая, и как ты сказал сам, не глупая. Поехали домой.
Как всегда, она впереди, Фриц сзади, хотя его машину знали даже бродяги на улице. Уважение его шло впереди него самого.
Въехав во двор, Хельга припарковала машину возле порога, перетащив на веранду пакеты.
- Я отнесу на кухню еду, ты иди к нему. Через час жду вас в гостиной у себя.
- На счет медсестры позвони, она нужна на один раз. Мне просто глянуть как это делается.
Взяв покупки, девушка вошла в дом, поднялась в комнату. Ее итальянец сидя в кресле, задумчиво смотрел на монитор компьютера.

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-16 20:49:15)

0

7

- На лице – щетина, под повязками – шкура, - пожал плечами мужчина, - И ничего лишнего, - усмехнулся он, расстегнув две верхних пуговицы своей рубашки. В отличие от Сакраменто здесь даже зимой было жарко, к тому же в стране, где столько джунглей нередко была высокая влажность. Новость о выделенной сети порадовала итальянца, который тут же бросил свой взгляд на ноутбук, полный решимости работать с сетью, если нет возможности занять себя иначе.
- Оставь, хоть вообще забери, - согласился итальянец, который смотрел на замаравшиеся и окровавленные бинты как на оковы, которые не дают ему вернуться домой.
- Пара кубиков героина и я в порядке, - отшутился мужчина. Ему казался забавным разговор о наркотиках в том месте, где они находились. Да и брат Хельги скорее всего промышлял не продажей домашней рассады, судя по его доходам и количестве охраны, патрулировавшей периметр его жилища. После первого взгляда в окно мужчина проникся истинной завистью – он не мог позволить своим людям гулять по городу в армейской форме с автоматом на перевес, хотя по его соображениям эффект от этого был бы колоссальный.
- Хорошо, я буду ждать, - кивнул Монтанелли, провожая спутницу взглядом. Как только она ушла он тут же распаковал ноутбук, подсоединил зарядку и включив питание улыбнулся, когда обнаружилась беспроводная сеть. Бодро стуча по клавишам мужчина снова зашел в свою почту, где снова прочел досье на Шляйхера, которое не содержало практически никакой информации. Фотографии, встречи с другими людьми, но не предыстории, ни упомянутых преступлений. Ничего, было даже странно, что ЦРУ заинтересовавшись кем-то так и не нашло никаких зацепок. Даже ловкий и юркий Энзо не мог бы этим похвастаться… и это напрягало. Затем Винцензо открыл список контактов и написал письмо знакомому хакеру, с просьбой посмотреть досье на членов их семьи в базе ФБР. Там бесспорно должен был засветиться итальянец, стрелявший в него на кладбище. И если андербосс мог сомневаться в том, кому подчинялся посланный стрелок, то федералы явно не ограничивались догадками. На выполнение просьбы у хакера ушло примерно полчаса, еще некоторое время на то, чтобы перебросить файлы на ящик андербосса. Как раз в тот момент, когда вернулась Хельга мужчина как раз пролистывал одно личное дело за другим. Притом нужно отдать должное специалисту – файлы имелись не только на тех, кто состоял в семье, но и подозревался в связях с Торелли. На мониторе промелькнуло не меньше семнадцати лиц, пока мужчина не отложил в сторону мышь и не повернул компьютер к Хельге.
- А вот и наш стрелок, - усмехнулся Монтанелли. Там же была информация о том, что гангстер принадлежал к группе Фрэнка Альтиери. И все же окончательной уверенности Винцензо не получил.
«Отчего Фрэнки так осмелел?» - спросил себя подручный. «Уж не дал ли старик отмашку?», - мелькнула вторая мысль в голове андербосса. В конце концов, Энзо был главной угрозой для дона внутри семьи. Пожалуй, кроме него никто бы не осмелился открыто выступить против дяди – не хватило бы сил. Даже его жена, ловкая как змея не смогла бы одолеть мужа, не встретив поддержки.
- Что ты купила? – поинтересовался мужчина, изогнув шею чтобы посмотреть в пакет, содержимое которого ему почему-то никак не хотели показывать.
- Ну не дурачься, - едва ли не жалобно попросил андербосс, а потом плавным и быстрым движением дернул Хельгу на себя. Когда женщина упала рядом то едва не повредила ноутбук, вовремя откинутый подручным на подушку. Наконец, когда лежавшая рядом девушка ослабила хватку мужчина прижал ее одной рукой к дивану, а второй начал рыться в пакете в поисках продуктов.
- Готовить мы будем завтра. А что мы будем есть сейчас? – поинтересовался итальянец, посмотрев на крекеры. Распаковывать их он не стал – не было ничего более свинского, чем есть в кровати. Свиньей Винцензо не был, тем более в гостях.
- Что еще приобрела? – с прищуром посмотрел на нее мужчина, явно ожидавший того момента, когда она похвастается тем, что купила своему мужчине. Кажется, так она назвала Энзо во время разговора с братом.

+1

8

Сняв бейсболку с очками, Хельга подошла к дивану, на котором сидел мужчина, всматриваясь в экран. Слгека прикрыв глаза, в точности воспроизвела перед собой портрет того, кто убегал от нее, кого она заставила упасть на землю. Едва заметно кивая, стала снимать куртку, выбираясь из рукавов, при этом не отпуская ручек пакетов:
- Да, именно этого человека я видела на кладбище. Интересно, он выжил после моего выстрела? Не должен был от такой то пули.
Отстегнув кобуру, положила на кровать револьверы, все продолжая внимательно смотреть на портрет на экране. Ее отвлек голос Винцензо, голосом едва ли умоляющим, показать результат ее поездки в город. Под его взглядом, девушка отвела руку с пакетами в сторону, не давая проникнуть в тайну покупок:
- Я не дурачусь, - Что происходит? Внутри было так свободно, ничего не было сдерживающего ее глубоко спрятанного чувства, желания улыбаться. – Просто терпение – это то, чего ты лишен напрочь, Монтанелли.
Даже произнесенная его фамилия прозвучала не так. Хельга терялась в том, что творилось в ней сейчас. Она не ожидала, что мужчина, не смотря на боль в груди, будет вести себя столь резко-нежно, и оказавшись рядом с ним на диване, фактически под его рукой, что прижала девушку к дивану в области плеч, как ребенок сделавший в первые шаги свои, тихо засмеялась:
- Прекрати! Что ты делаешь?! Еду Фриц унес на кухню. Тут только бананы остались, так как не влезли в те пакеты.
Отпустила ручки сумки, давая возможность Энзо сильно не напрыгаться и как ребенку с интересом заглянуть внутрь. Потянувшись рукой, вытянула волосы из-под себя, отбрасывая те назад, убрала руку мужчины от себя, вставая:
- Телефон. Но его отдал Фриц. Он чипованный, сбивает волну, не вычислят откуда звонишь. Да и здесь помех по всему дому и двору наставлено столько, что при всем желании у тебя всегда есть десять минут, чтобы выложить информацию и отключиться. Даже континента не успеют засечь. Надеюсь симкарта целая у тебя? Если нет, то вот, - открыла верхний ящик стола, в котором лежали карты памяти для различных моделей телефонов, в том числе и телефонные. – Бери любую. Вот тетрадь с пин-кодами. А если надо телефон достать со своей, то вот, - показала открытый канал на информацию по номерам телефонов. – Тебя не засекут, что ты в сети. Зато можешь получиться распечатку любого телефона. А вскрыть твою телефонную книгу попрошу Мигеля. Это электронщик. Гений. Правда он глухонемой. Но славный парень.
Вытаскивая покупки, она внимательно смотрела на лицо Винцензо, ища в во взгляде то или нет она купила. Разложив на кровати стопки, молча показала мужчине на рубашку, брюки, белье и носки, кивая Оденешь? Получив одобрение, остальное убрала в шкаф.
- Вот полотенце. Иди, купайся, одежду брось на машинку, я потом постираю и повешу сушиться вместе со своей. И нас ждет Фриц в гостиной. Пора вам познакомиться в неформате.
Повесив куртку на вешалку в шкаф, взяла револьверы и скрылась в другой комнате. Она не любила ездить по пыльным местам, где песок просачивался буквально в каждую щель. От этого оружие приходилось чистить. Если работать в таких условиях, то ствол оставался относительно чистым, а не бездействие он револьвер отвечал действием пылесоса. Загрязнялся мелкими песчинками, даже находясь под курткой. Развернув тряпку на столе, достав инструменты, прочистила и смазала внутри. Сменив в барабане патроны, расточенные на обычные, вернув в положение готовности, засунула оружие за пояс, убирая рабочее место, будто она и не доставала ничего.
В коридоре послышался звук открывшейся двери, и легкий аромат шампуня и мыла, нежно коснулись ее носа. Зайдя следом за Винцензо в комнату, обойдя его, осмотрела раны.
- Рубашку чисто накидывай, или я тебя опять в бинты замурую. Хотя за двое суток стало выглядеть очень даже хорошо, - сделав шаг назад, осмотрела его, - точность инженерного глаза, а также орлиный фокус взгляда киллера – итог – размер угадан.
Открыв ящик, показала на расчески. Взяв у него полотенце, отнесла в ванную комнату, закидывая в машинку вместе с бельем, свои же вещи положила в корзину, чтобы потом вывесить в подвале на сушилку. Заглянув в комнату, спросила:
- Ты готов? Тебя ждет отменный колумбийский кофе, фасоль с томатным соусом и соевое мясо. Лакомствами будем довольствоваться в другой раз.

+1

9

- Терпение? – переспросил мужчина, с деланным удивлением на лице. – По-моему, я где-то о нем слышал, - усмехнулся он и резко приблизившись к женщине провел губами по ее шее, одновременно положив руки на ее талию.
- Я смотрю покупки, - совершенно спокойно ответил итальянец, словно любое распаковывание пакетов у него происходило таким образом.
- Да у вас тут просто Пентагон, - усмехнулся мужчина, прослушав информацию о том как пользоваться телефоном. Рабочей симкарты у него действительно не осталось, однако проблема с контактами решилась гораздо проще – итальянец снова ввел пароль от ящика и нашел там сообщение со всеми нужными ему номерами.
- На всякий случай, - пояснил он. Действительно, порой до интернета добраться было гораздо проще, чем до офиса компании телефонной связи или специалиста, который позволит восстановить номера. Послушавшись женщину мужчина взял полотенце и отправился в ванную. В отличие от нее, весь поход в душ у итальянца занял от силы пятнадцать минут. Небрежно вытирая волосы полотенцем Винцензо вышел из душа и тут же запрыгнул в свои новые брюки, покорно ждавшие его на кровати. Небольшое усилие и их украсил старый ремень стирать который не было смысла.
- Женщина, я серьезный человек, что значит просто накидывай? – пристально посмотрев на немку поинтересовался мужчина. Дождавшись реакции гангстер усмехнулся, но все-таки застегнул пуговицы рубашки, на хватало еще появляться на переговорах в расстегнутой рубашке, пусть даже переговоры были неформальными.
- У тебя есть губка для обуви? – поинтересовался андербосс, глянув на свои пыльные туфли. Получив желаемое он быстро начистил ботинки и наконец привел себя в подобающий вид, в коем его и привыкли видеть окружающие.
- Не португальский футболист, но все-таки неплохо, - отметил мужчина про себя, посмотревшись в зеркало.
«Сначала похитили, теперь кормят консервами», - поворчал про себя Винцензо, который в последний раз ел консервы… никогда. Кто-то мог назвать его избалованным, но Монтанелли считал, что если нет приятной и дорогой пищи, то можно довольствоваться и дешевой, но приготовленной своими руками. Он никогда не понимал любивших бургеры американцы. Впрочем, и кроме этого Монтанелли порой слишком многого не понимал, а потому довольствуясь мыслью что ему есть куда стремиться отправился навстречу бобам, томатному соусу и хмурому немцу.
- Странно, что твой брат не обзавелся служанкой, - сказал вдруг Энзо. Конечно, он и сам имел немало денег и мог позволить себе подобную роскошь, но по крайней мере, сам он никогда не ел фасоль и соевое мясо. Хотя, у Фрица могли быть весьма своеобразные вкусовые пристрастия – у богатых свои причуды.
- Чем кроме оружия занимается твой брат? – спросил Винцензо у Хельги на полпути в комнату, где их ждал ее родственник. Конечно, она раньше ничего не говорила о делах своей семьи, но судя по деревянным ящикам с явно армейской окраской и маркировкой торговал он явно не персиками. Впрочем, он было даже к лучшему, если конечно Фриц не посчитает что Монтанелли проигрышная партия для его сестры и не зароет его в саду. Как ни печально – сейчас он имел для этого все возможности.
«Ну что ж, здравствуй», - мелькнула мысль перед тем как Хельга открыла двери. А дальше они сели за сто и брат с сестрой принялись за разговоры. Монтанелли же редко отводил взгляд от тарелки и пока не участвовал в разговоре. В этой ситуации он бы предпочел выйти из диалога с наименьшим количеством фраз со своей стороны – в таких ситуациях никогда не знаешь, как твои слова могут обернуться против тебя самого. И все бы ничего, но ведь нужно было еще и есть. И это было практически так же сложно, как и молчать.
«Чертовы бобы», - выругался он про себя. Возможно, у него была на них аллергия, он не знал, потому как никогда их не пробовал. В одном он был уверен точно – в своем желании одним выстрелом из пистолета сделать содержание черепной коробки производителя похожим на содержимое жестяной банки из которой его продукция попала итальянцу на тарелку.
«Надо будет добраться до кухни».

+1

10

Она, молча, смотрела на мужчину, который даже ради имиджа или еще какой там стилистической идеологии, застегивал рубашку, а Хельга уже в уме думала, что потом ее, эту материю, придется едва ли не отдирать. Девушка слегка прикрыла глаза на это его «Женщина»:
- Иногда серьезность мешает трезво думать, затуманивая голову «черным» и «белым», не оставляя места для «а как лучше». А губка в нижнем ящике комода.
И все же, провожая его взглядом, Хельга едва заметно улыбалась, понимая, что, наверное, стоило пройти все в жизни, чтобы вот так приятно «вляпаться» в Монтанелли, который шаг за шагом раскрывает в ней что-то новое, с которым ей было легко, не смотря на то, что оба они были замкнуты, что доверие только начинает соединять их.
- Знаешь, колумбийцы любят футбол. Когда станет тебе лучше, предлагаю сыграть. Командой тебя обеспечу. Фриц судья. Он никогда не играет, но судья справедливый. Он так дает своим ребятам пар выпустить. Хотя я предпочитаю просиживать за чертежами, чем бегать за мячиком, но и меня иногда им удавалось уговорить.
Пройдя по лестнице, Хельга удивленно посмотрела на мужчину, обернувшись:
- Здесь некому сорить. Это раз. И два. Он сам следить за порядком в доме. Когда я здесь, то сама убираю. Он не любит посторонних в доме. Слишком скрытен. Даже ребята, что во дворе охраняют территорию не заходят в дом. Для собраний есть дом на заднем дворе. Я потом покажу тебе. Ты обо всем узнаешь. он сам, если посчитает нужным расскажет.
Зайдя в гостиную, где уже был накрыт стол на три персоны, девушка помогла нарезать хлеб, присаживаясь рядом с Винцензо.
Напряжение витавшее в воздухе, чувствовалось кожей, словно мелкие, едва ощутимые разряды сталкиваясь, щелкая, разлетались, встречались с другими. Хельга посмотрев на Фрица, первая завела разговор, иначе мужчин не познакомить, а находиться в доме в такой обстановке, неизвестно еще, сколько времени, будет сложно.
- Послушай меня. Ты, конечно, можешь по своим каналам узнать кто он, но так как я привезла Энзо сюда, то и рассказать должна сама. Главное, что я прошу тебя понять, что он тот, кто мне дорог. Понимаю, что ты переживаешь за меня, но он не Абу, - увидела, как сжался кулак брата при упоминании имени араба, положила свою руку на его ладонь. – Фриц, здесь все другое. Он мог меня убить тысячу раз, как и я, могла отправить Винцензо на тот свет. Но все сложилось как есть сейчас. Позволь мне самой решить, что важно и хорошо в этой жизни. Он племянник Гвидо Монтанелли, дона Сакраменто. Второй человек в городе, - она видела внимательный взгляд, что Фриц остановил на Винцензо, потом перевел глаза на нее. – Я не знаю, что произошло у него в семье, но в тот день, когда в него стреляли, мы планировали мой переезд к нему. Как видишь не получилось. Чисто на каком-то шестом чувстве, я успела вовремя. В тот момент ты единственный, к кому я могла обратиться за помощью.
- Хорошо. Я понял тебя. Скажи, по его каналу ты получала от меня оружие и боеприпасы на задание? Чью фамилию я мог слышать, его или дяди? Хотя подожди, Гвидо…Гвидо… это тот с кем ты два раза сталкивалась на работе?
Кивая, Хельга принялась кушать, так как за разговорами совсем забыла о еде. Фриц аккуратно принялся за своеобразный допрос Винцензо. Теперь уже молчала девушка, слушая внимательно, и где требовалось , помогала мужчинам найти общий язык.
Едва услышав о том, что ее как ребенка начинают отгораживать от дел, Хельга едва ли не попрехнулась, готовая высказать брату за такое, но была остановлена жестом поднятой ладони.

Отредактировано Helga Reichard (2014-02-23 19:54:31)

+1

11

При упоминании араба, кулак сжался сам собой.
- Я убью его, найду и убью тварь. - Мысль была яростной, но на лице ничего не отразилось.
Взяв себя в руки, Эрхард стал слушать дальше.
- Я слышал о вашей семье. У меня есть канал поставки оружия через Калифорнию.  Я был бы не прочь расширить территорию, конечно же на выгодных условиях для обеих сторон. Чем ты управляешь в городе? И еще главный момент, ее не втягивать ни во что. - А что бы не смела влезать в фразу. сказанную холодно, но очень серьезно, Эрхард показал ладонь.
- Это не обсуждается и меня не интересуют твои мысли по этому поводу. - Немного помолчав Эрхард перевел взгляд на Энзо и медленно на сестру. Затем медленно встал и разлил вино по бокалам - Энзо и своему, из мини холодильника встроенного в бар. Обстановку надо было разряжать.

- А теперь я хочу услышать, почему вам нужно убежище. И не вздумайте ничего скрывать. - Сказано было тоном сильно и холодного человека. Энзо пока не оставлял ни каких эмоций. В глубине души Эрхард смирился, что его сестра будет замужней дамой, но пока сознание это воспринимало с трудом, а потому сложно было не давать заведомой неприязни ход, а отстранено наблюдать за ним, не делая поспешных выводов. Но то, что он не ариец - уже одно это раздражало.

+1

12

- Почему-то футбол любят везде, где убивают людей или торгуют наркотиками, - пожал плечами мужчина. С таким же успехом можно было заявить о другом популярном виде спорта, но все же известнейшие футболисты были выходцами из Южной Америки, а не какого-то другого материка.
Сидя за столом Энзо все так же продолжал молчать до тех пор пока его не спросят – не было ничего более нелепого, чем отношения, испорченные одной нелепой фразой. Кто такой Абу – итальянец не знал, Хельга не удосужилась ему рассказать. А если бы знал, то уже подумывал о том, как убить его не слишком быстро и так чтобы не особо запачкать костюм, все же пачкаться о разного рода мразь Монтанелли не любил. Когда Святая описывала своему брату андербосса он так же не проронил ни слова, предоставляя ей возможность представить ситуацию в нужном свете. Разве что его положение в городе она слегка преувеличила – семья была не единственной силой в городе, а значит, вторым человеком мужчина не мог быть по определению.
- В Колумбии всегда предлагают сделки незнакомым людям? – поинтересовался мужчина, поискав бокал, из которого можно сделать глоток. Не найдя такового подручный ограничился тем, что соединил пальцы в замок и внимательно посмотрел на говорившего с ним немца.
- Я управляю людьми, - пожав плечами ответил итальянец. Серьезного бизнеса подобного обороту оружия у него не было, и пускай оборот дорогих авто и краденых камней порой приносили ему не меньший доход делиться своими делами с Фрицем, не узнав того как следует Монтанелли не собирался – природная осторожность брала свое, вкупе с приобретенным с годами недоверием.
- Почему нам нужно убежище? – переспросил гангстер и без лишних слов расстегнул рубашку, явив взгляду находившихся в комнате перевязанную грудь. Не нужно быть доктором, чтобы понять, что подобная рана могла стать смертельной.
- И я пока не до конца уверен кто это сделал, - добавил он застегивая пуговицы обратно. В помещении на некоторое время повисло молчание.
- Меня не спрашивали, когда привели в этот дом, - признался Винцензо. – И если я доставляю неудобства – я в любой момент могу его покинуть, - заявил он посмотрев сначала в глаза хозяина владений, а потом на женщину, которая его сюда привела. Он был благодарен ей за все, что она для него сделала, но не в коем случае не хотел стать обузой ни для Эрхарда, ни для леди Рейхарт. Отложив тарелку с мясом мужчина к нему почти не притронулся, видимо он не настолько хотел есть. Опыт брал свое и разочарованный взгляд брата Хельги не остался без внимания итальянца. Ему оставалось только гадать каким параметром он не угодил хозяину этого дома. Увы, мысли Винцензо читать не умел, однако был достаточно горд для того, чтобы ставить итальянское происхождение ничуть не ниже арийского, впрочем, он был достаточно благоразумен и для того, чтобы судить о талантах людей, не касаясь их расы.
- В противном случае, я уеду домой  как только я приду в себя. - эти сведения были адресованы скорее Хельге, которой предстояло решить составит ли она итальянцу компанию в этой поездке или останется с братом в безопасности.
- Еще вопросы? – без намека на враждебность поинтересовался в Фрица Винцензо и промокнув салфеткой губы отложил приборы в сторону – для него трапеза была окончена. Тем не менее, он был все еще открыт для разговора. Сейчас гость готов был уловить практически любую эмоцию, которая бы прозвучала в адресованной ему фразе. Вот только говорить пока никто не торопился.

+1

13

Выслушивая Энзо Эрхард очень удивился тому, как Энзо не нашел бокал и пододвинул его к итальянцу. Но чем дальше тем, больше удивлялся. И все время посещала мысль: И что она нашла в этом мальчишке?. Но молчал. Просто молчал, лишь один раз ответил на вопрос.

- Почему нам нужно убежище?
- Иначе бы, вы не были с Хэльгой здесь.

Потом еще подумал, походил. Снова подлил вина и поставил третий бокал для Хэльги.

В комнате резко понижалась температура и дело было не в кондиционере. С одной стороны этот мальчишка своим поведением откровенно раздражал, но это не показывалось - Эрхард умел делать лицо не выражающее эмоций и взгляд полный льда. Так лучше, чем оскорблять людей, ошибившись в них. С другой стороны.

- Ты закончил? - Осведомился Эрхард и продолжил все тем же холодным и ровным тоном. - Я понимаю, что ведение любого бизнеса приучает к недоверию. Но оглянись вокруг. - Эрхард обвел помещение руками. - Ты здесь видишь прислугу, дом работницу или может кого-то из охраны? Но ты смеешь выказывать недоверие и говорить с пафосом. - Эрхард опять замолчал, глотнув вина, что бы смочить горло. - Мне стоит только набрать номер и я узнаю все, что меня интересует, но я принял тебя в своем доме, оказал тебе доверие, которого достойна Хельга и задаю тебе вопросы, а ты ведешь себя, как гордый и глупый мальчишка. - Слово "мальчишка" Эрхард произнес с плохо скрываемым раздражением. - Но - тон стал примирительным и спокойным -  спишем это на ранение. - Эрхард дал время обдумать свои слова.
- Я надеюсь, что мы сможем найти общий язык, поговорить, как взрослые люди и возможно подружимся. - Все тот же вежливый тон. - Не думаю, что Хельге понравиться, если два дорогих ей мужчины будут вести холодную и горячую войну. - Эрхард сел и отпил вина.
- У меня все тот же вопрос и если не знаешь ответа, то я пойму, но не пойму недоверия. - Подвел итог. Потом вдруг нахмурил брови и произнес. - Что бы внести ясность скажу - Эрхард смотря в глаза Энзо произнес. - В ваши с Хельгой отношения я лезть не буду, но если ты ее незаслуженно обидишь или прилюдно оскорбишь или унизишь - я тебя пристрелю, даже если мы с тобой подружимся. - Это была сказано ледяным тоном и с угрозой нельзя было спутать. Наемные убийцы не угрожают, они констатируют факт, так же как сейчас это сделал Эрхард.
После всего сказанного Эрхард откинулся в кресле и не сводил с Энзо взгляда. Ему было интересно, что предпримет Энзо и как себя поведет. Немец действительно не хотел конфрантации, но недоверие его раздражало.

+1

14

Обладатель двойного имени явно был одним из тех, кто привыкает держать все в своих руках настолько крепко, что даже реакция незнакомых людей, не укладывающаяся в их шаблон воспринималась как нечто вопиющее. Пока немец холодно задавал свои вопросы и произносил тирады итальянец не произнес ни слова. Он хотел показать себя хозяином в доме – он это делал, Энзо не мешал. Несмотря на то, что его мировоззрение несколько поменялось после ранения Монтанелли все еще с трудом воспринимал информацию и тональность, которая ее сопровождала. Возможно, когда-то он бросился бы на немца, а сейчас равнодушно смерил его взглядом, без вызова и агрессии. Если он хотел видеть в Винцензо мальчишку – что ж, пусть будет так. Анестезией для его гордости служила и ладонь Хельги, которой она сжала его руку под столом. Ребяческий жест здорово остужал пыл Энзо и приводил в чувство, заставляя рассуждать здраво.
- Возможно, - сильно сомневаясь в такой возможности кивнул Монтанелли. Он не любил дружить с людьми, которые сначала пытаются его оскорбить, а потом угрожают убить, какой бы эта угроза не была. Но отвечать мужчина опять же не стал. По крайней мере вслух, мысленно он отправил Фрицу зеркальное пожелание. Немецкие киллеры не угрожают, а итальянские гангстеры даже не констатируют факт – они убивают молча, после оставляя посылку. Заверять оружейника в светлых чувствах к его сестре Энзо не стал, просто не посчитал нужным посвящать его в это, заискивать перед ним он не собирался, потому просто ел, позволяя тишине снова воцариться в комнате. Ссориться с немцем было невыгодно со всех сторон. Во-первых, он был довольно могущественным противником, так или иначе. А во-вторых он слишком дорожил отношениями со своей возлюбленной, чтобы воевать с ее братом или тем более убивать последнего. Сейчас у него не было вопросов к Эрхарду, только через несколько дней он поинтересуется почему брат не наказал араба, причинившему столько горя ее семье и где в этом случае была его хваленая хватка. Что касалось доверия – мужчина прекрасно знал, что люди, которые доверяют первым встречным долго не живут. Фрица он видел впервые, да, он был родственником Хельги, но как показал опыт его семьи – это мало что меняет в крупном криминальном бизнесе. 
- Передай мне сок, пожалуйста, - обратившись к Хельге попросил мужчина. Ее рука больше не сжимала ладонь, спокойствие же никуда не делось. Плеснув в бокал сока из графина мужчина поставил тот в центр стола и сделал глоток. Вином он так же пренебрег, до знакомства с немкой он практически не пил и тем более не пил с теми, кому не доверял. Фриц мог как угодно трактовать этот знак, андербосс лишил собеседника возможностей предъявить ему претензии или обвинить в неуважении. А если у того было к нему неприятие – что делать, в конце концов Винцензо не собирался нравиться всем, с кем он встречается. А использование семейных отношений четы Рейхартов как возможность расширить бизнес казалось мужчине настолько низким и лицемерным, что тот даже удивился тому, что стал шарахаться от денег, которые сами шли в руки. Он не претендовал ни на что в этом доме, кроме женщины, которая иногда в нем жила. Она и так слишком много для него сделала. Ждать еще чего-то было чересчур меркантильно.
«Когда я успел стать моралистом?», - спросил себя Энзо и тут же дал себе ответ. Когда лежишь на холодном граните и понимаешь, что тебя некому будет оплакивать это здорово меняет мировоззрение. Ведь даже тонны зеленой бумаге с американскими президентами не спасут от череды случайностей или одной, пусть даже случайной пули.

+1

15

Знаете как это бывать между двумя мирами. Ты как шалтай-болтай. Качаясь, ты балансируешь на канате столь тонком, что чуть и ты уже затянут в события иного.
Хельга внимательно смотрела на брата, стараясь уловить момент столь невидимый другим, когда Эрхард переходил от просто слов к словам едва ли не приказам. Воспитанный суровой рукой своего отца, мужчина привык властно вести как дела, дома не выходя из образа. Хельге стоило не мало усилий хоть как-то ослабить давление авторитета Эрхарда на себя, периодически возникая у него в доме, помогая тому в работе. Айсберг, так про себя называла она брата. Рейхарты наверное такими и есть. Ведь девушка не отличалась теплотой улыбки и радушием к кому-либо.
Оба мужчины, как частички песка, который взвешивают для правильного соотношения «раствора» закладывающихся отношений. Но им не хватало той капли воды, которая соединит их в одно, не давая рассыпаться в стороны. Хельга ощущала себя рекой меж двух берегов – соединяла, но в тоже время не давала столкнуться.
- Эрхард! С каких пор ты меня не станешь слушать? – убрав руки со стола, девушка всматривалась в суровое лицо брата. Они могли «спорить» сутки, и все вокруг выспались бы под их тихие голоса, едва двигающиеся фигуры. Рейхарты могли сидеть как статуи, лишь еле слышные голоса обоих легкой вибрацией колыхали бы воздух в помещении. – Твои слова – ты не доверяешь мне? Считаешь, что я могла привести в твой дом человека, который может оказаться предателем, или не из нашего мира? Или что? Хотя ладно. Об этом потом.
Слушая брата, Хельга повернулась, посмотрев на своего спутника, но будто почувствовала, что и с этой стороны на нее волнами нахлынывает некая раздраженность, умело скрываемая. Они стоят друг друга. Если не остановить мысли одного и слова другого, то даже я не справлюсь, думая так, девушка сжала руку Винцензо, при этом другой готова была схватить Эрхарад и усадить, не давая тому воспламенять себя холодным «огнем», двигаясь по гостиной. Когда тот опустился обратно в кресло, тут уже поднялась Хельга. Ей надо было видеть их обоих, слегка свысока, хотя, что уж говорить, ростом она не вышла, и даже сидящие мужчины были едва ли не одного с ней роста. Коснувшись плеча Энзо, слегка сжав его, подошла к брату, так же слегка надавив на плечи того, девушка чувствовала эмоциональное состояние каждого из них, как мануал, проверила скованность мышц, прежде чем что-либо сделать или сказать.
- Я не хочу становиться предметом каких-нибудь столкновений между вами. Иначе это мне грозит быть «раздавленной».
Замолчав, Хельга повернувшись к ним спиной, отошла к окну. Ветер поигрывал с песком, вертя тем как заблагорассудится ему, то маленькими вихрями кружил по земле, то будто камнем бросал вниз, разметая песчинки в стороны, и тут же вновь превращал их в вьющуюся к небу воронку.
- Энзо, ты должен понять, что все семьи разные. Не сравнивай нас с братом и отношения, что складываются между нами троими с теми, которые как порванные ремни, связанные узлами в местах порывов, что есть у тебя в семье. Ты понимаешь, что мой поступок со стороны незнакомца выглядит безумным. Но ты ведь знаешь, почему ты здесь, а не в Сакраменто, даже пусть и в моей квартире. Твою наверняка уже обложили. Если ты посчитаешь нужным уехать, как только тебе станет легче, - повернувшись, девушка посмотрела блестящими глазами на того, кто дорог ей больше чем ее собственная жизнь, - остановить тебя никто не сможет. Даже я.
Ее губы чуть дрогнули, обнажив творившееся сейчас внутри нее. Хельга слишком хорошо знала Винцензо, не сокрушимый, не сдающийся, не поддающийся. Столько Не в этом человеке, но все стало призрачным, когда она и он решили «поставить щетки в один стакан», но все же, некая опаска его исчезновения глубоко колола ее.
- Эрхард, - перевела взгляд на того, кто стал для нее опорой в жизни, - ты имеешь полное право не доверять даже мне. Но сейчас я прошу у тебя сутки для выяснения тобой всего по своим каналам о Винцензо Монтанелли, и уже завтра, вы поговорите. Я уеду. Оставлю вас одних. А вы просто обсудите. Но единственное, что между вами будет неприкосновенно как тема – это я. Ведь мне и так понятно, ты как невидимое око следишь за мной, брат, я всегда «чувствую» твое крыло надо мной. За что я всегда буду тебе благодарна. Ты просто прими мой выбор.
Оторвавшись от оконной рамы, Хельга присела на свой стул рядом с Винцензо, и положив руки на стол, невидящим взглядом, словно скрывая себя, кто виднелась во взгляде, от мужчин, скользя по сжатым в замок пальцам, остановила взор на портрете своего деда и его брата, деда Эрхарда.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Когда-нибудь они вернутся