Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Опоздавших не ждут - им без нас хорошо


Опоздавших не ждут - им без нас хорошо

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Вернон и Агата (Карла)
13 февраля 2014 года, стоянка возле университета
Опоздав на лекцию профессора Уорда, Карле придется это как-то компенсировать.

0

2

Машина и внешний вид

Уже почти месяц пытаюсь излечиться от пневмонии, точнее от осложнений, которая вызвала эта болезнь и мое халатное к ней отношение. Но больничных в моем криминальном мире не существует. Ты либо валяешься на диване, и кто-то занимает твое место, давая, тем самым, понять какой ты дилетант, либо берешь и делаешь.
Но сегодня был день обследований, когда доктор сказал мне, что я могу больше не приезжать к нему. Никогда не слышала более радостного известия о том, что мы расстаемся!
Из-за этой поездки в больницу я, собственно, и пропустила лекции профессора Уорда. Черт, опять ловлю себя на мысли, что возвращаюсь к «вы». Но я ведь обещала. А обещания я держу, к тому же учитывая как я, не оставив возможности оспорить свое решение, отказала Вернону в визите в кафе.
Сев в новенький «Мустанг», я поехала к университету. Да, будет забавно, если Уорд увидит мою машину, этот автомобиль 1967 года не похож на выбор смотрительницы музея. Хотя я скоро начну сдавать позиции умной девочки-историка в разговоре, тогда никакой обман и каверзные вопросы, адресованные преподавателю, не помогут.
Не найдя мест на стоянке, я припарковала автомобиль поперек, таким образом, что заблокировала три машины сразу. Но если две машины еще могли бы проявить мастер класс по вождению и вырулить, то автомобиль, стоящий в центре был конкретно отрезан от выезда с дороги.
Я собиралась оставить табличку с надписью «если я вам мешаю, позвони» и номер телефона, но совсем замоталась, замечая, что опоздала конкретно. Поэтому выбежала как есть, успевая только пикнуть сигнализацией на ключах.
Вбегаю по ступенькам, на второй этаж, преодолеваю расстояние до кабинета, опускаю плавно ручку двери, и… там пусто. В аудитории не наблюдается ни студентов, ни преподавателя, только уборщица намывает полы, поднимая голову от ведра.
- Опоздала? – растерянно спросила я, словно эта лекция была последним поездом в счастливую страну.
- Опоздала, деточка. Занятия окончились. – посочувствовала мне бабушка в синем платке и, переглянувшись, опять вернулась к отмывания следов от ботинок.
Я понимала, что переживать мне не стоит так, как стоило бы переживать, будь я студентом, которому надо сдавать зачеты, экзамены, которому нужны конспекты и знания. Но я больше огорчалась не из-за недополученных знаний, а из-за того, что не увиделась с профессором и, получается, подорвала доверие Уорда ко мне. Хотя о таком я раньше не переживала настолько, насколько сейчас колотилось мое сердце. Может всему виной этот образ ученицы? Или всему виной сам Вернон Уорд? В том, что мое отношение к нему было уже изначально, и оставалось до сих пор, положительным, - не так недоверчиво и негативно, как я воспринимаю людей, крутящихся в криминале. Что вполне логично, ведь мой мир проеден цинизмом, где каждый поставщик, соучастник, человек из мафии или со стороны думает как бы тебя обмануть и как бы больше вытянуть. Где каждый печется только о своей шкуре, чтобы ни дай бог не оказаться за решеткой или в могиле. «Когда любовь и слезы не дороже хлеба»…
Рассуждая о таких философских темах, как жизнь по одну и другую сторону закона, я дошла до парковки.
Сначала не сразу, но потом явно узнала в мужской фигуре, что нервно топтался по асфальту, Уорда. Не знаю почему я так приободрилась, заметив его? Может потому, что у меня будет возможность завязать разговор, в котором я сошлюсь на метеоритные дожди или магнитные бурю, объясняя причину своей неявки.
- Добрый вечер, мистер Уорд! – я подошла к своей машине, которая по-прежнему перегораживала путь твоим автомобилям. И только сейчас во мне закрался червячок сомнения, что одна из этих тачек принадлежит профессору.
- Не меня ли вы ждете? – попыталась я пошутить, сжимая ключи от автомобиля за спиной.

+1

3

Внешний вид и авто

http://iv1.lisimg.com/image/5532951/600full-sean-bean.jpg
http://aboutcar.ru/attachments/dodge-ram/9291d1334940229-fotografii-dodge-ram-dodge-ram-1500-2009-01.jpg

В кои-то веки за последние дни я не только выспался потому, что лекции мои в университете начинались сегодня во вторую смену, но еще и шел на эти самые лекции если и не с удовольствием, то точно без неохоты. А все почему?
А все потому, что профессор, похоже, увлекся, как мальчишка.
И главное, черт возьми, мне это состояние, определенно, нравится!
С момента нашего последнего разговора с Карлой прошло, дайте подумать, где-то три дня. И все эти три дня я не переставал думать об этой своенравной испанке. Черт, и почему в Европе считали, что ведьмы - рыжие?
В любой другой ситуации я насторожился бы, но сейчас мое помешательство отягчалось сильнейшим приступом вдохновения, позволившим просто в рекордные сроки закончить партию "товара" для очередных заказчиков. Таким образом, у меня в плотном графике нарисовалась небольшая полынья, и я собирался окунуться в нее, написав кое-чей портрет. Так, для души. Поэтому на лекцию я шел в приподнятом настроении, и даже улыбался проходящим мимо студентам, прихлебывая кофе из фирменного старбаксовского стаканчика.
А она взяла и не пришла.
Сказать, что разочарованию моему не было предела - ничего не сказать.
Настроение стремительно упало на отметку "ноль", так и норовя опуститься еще ниже и заморозить окружающих. Это была, наверное, самая отвратительная лекция из всех за семестр. По крайней мере - для меня. Студенты курса, с большой вероятностью, даже и не заметили ничего. Хотя нет, сегодня я был непривычно строг, придирчив, ироничен и местами резок. Зато эти разгильдяи резко активизировались и даже пытались что-то отвечать на мои вопросы. Наверное, они списали все на приближающуюся сессию.
А я тупо чувствовал себя обманутым мальчишкой.
С другой стороны, чего я хотел? Чтобы она, после, так скажем, разоблачения, пришла сама? Идиот. Горячая кровь, эмоции, да она просто могла решить, что хватит ломать комедию?
Сколько раз ты сам брал номер телефона, обещал позвонить и не перезванивал, а, Верн? Счет-то на десятки идет. Для девчонки это была веселая игра, которая, как и все игры, рано или поздно заканчивается. А ты сейчас поедешь в свой любимый паб, возьмешь кружку нефильтрованного чешского и прекрасно проведешь время. Один.
В довершение всего, моя машина, как выяснилось, была безнадежно заблокирована каким-то мудаком. Это я обнаружил уже на парковке. Вот и мое желание утопить плохое настроение в хорошем пиве благополучно похерили. Идиотский день, определенно.
Но это же надо - так парковаться! Не иначе, водитель этого пижонского форда сильно куда-то спешил, раз умудрился припарковаться, заблокировав сразу три авто, одно из которых, самым безнадежным образом, кстати, запертое в "коробочку" - было моим пикапом.
Я подождал. Подождал пять минут. Десять. Потом у меня появилось почти непреодолимое желание взять кирпич и разбить лобовое стекло этого черного красавчика. Я я даже начал искать глазами подходящий снаряд, когда услышал за спиной знакомый голос.
Она появилась, как чертик из табакерки, сделала шутливое предположение, что я жду именно ее, и ведь сама не знала, насколько была близка к истине! Хотя сейчас я, пожалуй, даже больше хотел видеть владельца форда.
- Здравствуй, Карла. Если ты - наездница этого замечательного железного коня, - Короткий жест в сторону заблокировавшей мне путь к пиву машине, - то да, я жду именно тебя.
Получилось немного резко, но я итак сегодня был просто ангельски терпелив.

Отредактировано Vernon L. Ward (2014-02-12 18:43:31)

+1

4

Где-то внутри я порадовалась, что так удачно поставила свой автомобиль именно напротив машины Вернона, не дав ему смыться и снова потеряться до следующей лекции, а то и вовсе навсегда. Потому что во мне все еще роились сомнения между тем, чтобы закончить игру или идти до конца. Все же на что я надеялась и чего жду от этого? Если раньше я не задумывалась над итогом, то теперь я стала представлять что может случиться, если правда всплывет. Да если Уорд просто узнает как меня на самом деле зовут, это уже даст повод усомниться во мне. А может так и надо? У меня все-таки сын, «черная» работа, не менее черный мир и скрывать все это сложно, невозможно. Так что либо сразу сделать себе пометку, что все эти взгляды и кокетство ненадолго, либо… Та не было никакого «либо». Я опять возвращалась к мысли, что человек с официальным заработком, у которого есть будущее и стабильное настоящее не станет рисковать всем этим ради совместного быта со мной. К тому же, учитывая тот факт, что быт вести я не могла и меняться не собиралась. Хотя, говорят, любовь меняет. Как знать… как знать…
- Здравствуй, Карла. Если ты - наездница этого замечательного железного коня, то да, я жду именно тебя. – по интонации профессора я поняла, что он недоволен сложившейся ситуацией. Причем, похоже, мужчина еще не догадался насколько прав в своем утверждении.
Я обошла свою машину, устремляя взгляд на стекло, чтоб озадачить себя вопросом почему Вернон не звонил этому «злоумышленнику». Но обнаружила, что я, дура, забыла прикрепить бумажку с номером телефона.
- Эм… - неловко начала я, перекинув ключи из одной руки в другую и нажимая на кнопку отключение замка. Сигнализация пипикнула и «мустанг» мигнул мне фарами пару раз.
- Вообще-то да, это моя машина. А вы… ты куда-то спешишь? – улыбнулась я, словно ничего не произошло. Впрочем, действительно ничего криминального не случилось, кроме того, что я, сама того не ведая, заставила Вернона опять меня ждать.
- Я думала, что оставила телефон на случай, если кому-то помешаю… - да, у меня уже наученная схема, которой я люблю пользоваться, когда не нахожу мест для парковки.
Сунув руку в карман, я обнаружила, что эта заветная записка с цифрами осталась у меня и растерянно показываю ее Уорду.
- А все потому, что спешила на лекции истории некого гениального профессора Вернона Уорда! – оправдывалась я с важным видом, делая вид, что мужчина передо мной не имеет никакого отношения к тому, о ком я говорила. Впрочем, это был своеобразный комплимент.
- Расскажешь, что там было? – улыбнулась я, склоняя голову на бок. Я кокетничала? Пожалуй… но, надеюсь, это выглядело непринужденно  и не грубо, так как искусством флиртовать я не обладала.

+1

5

Нет, она просто нереальная! А у меня, вдобавок, такое ощущение, что скоро каждая моя мысль о ней будет начинаться вот с такого вот удивления. И, наверное, это даже хорошо, иначе мне стало бы скучно и совершенно неинтересно. Впрочем, с Карлой, судя по всему, скучно не бывает. Никогда.
О, да это еще и ее машина! Что же нового я узнаю от нее через пару часов? А через пару дней?
Но она все-таки пришла.
- О, я спешил в бар, где собирался напиться с горя потому, что на мою лекцию не пришла моя самая лучшая студентка. Это несчастье так сильно пошатнуло мою хрупкую душевную организацию, что ее просто-таки необходимо было срочно уравновесить парочкой бокалов виски. - Улыбаюсь, делая неопределенный жест в сторону ее машины, - Но кто-то на дорогом ретро-мобиле решил слегка заблокировать мне путь к спасению. Не знаешь, кто бы это мог быть? Кстати, не думал, что в наши дни музейные работники так хорошо зарабатывают.
"А может ей ее муж подарил авто? - где-то внутри проворковал противный внутренний голос, - То, что на ее пальце нет кольца, еще ровным счетом ни о чем не говорит, верно ведь?" Эта дурацкая мысль магическим образом портит мне настроение, но, судя по всему, сбежать от меня и в этот раз Карла не собирается. Отлично, развиваем успех.
- На лекции, кстати, была кипучая подготовка к зачету. Злой профессор Уорд раздавал студентам сладких люлей направо и налево. Я, наверное, слишком добрый, как ты думаешь? Они вконец обленились и совсем не хотят учиться. - Облокачиваюсь на крыло своего "рама" и смотрю на нее, чуть прищурившись. Вот как у нее так получается? Еще пять минут назад я планировал кого-нибудь убить, а сейчас, как мальчишка, заговариваю ей зубы, пытаясь произвести впечатление. Наверное, мне все-таки уже пора на пенсию. - Вот и пришлось их слегка... ммм... мотивировать. И ведь, знаешь, могут, когда хотят!
Тут я заметил на горизонте своего, так скажем, коллегу. Преподавателя философии, старого слегка евреистого немца - профессора Шварцема. Кстати, счастливого владельца стоящего рядом "соляриса", тоже запертого пижонским фордом Карлы.
- Кстати, я советую тебе все-таки занять вон то освободившееся место на парковке, так как сейчас сюда придет еще одна жертва твоего искусства парковаться. И эта самая жертва не такая милая и всепрощающая, как я. - Примирительно развожу руками. - Или ты куда-то спешишь сама?
Киваю подошедшему и уже заведомо всем недовольному Шварцему.
- Зигмунд, не волнуйтесь, сейчас милая леди даст вам возможность выехать. Вас, наверное, дома ждет матушка?
- Да, сегодня она испекла свой фирменный пирог. А кто это, Вернон, ваша дочь? - старина Зиг возвращает шпильку и, довольный собой, не дожидаясь моего ответа на вопрос грузится в свой хендай. Вот, еще одному человеку я сегодня поднял настроение. Какой я, однако, хороший, аж самому противно.
- Ага, как же, внучка. - Бурчу себе под нос, дожидаясь, когда Карла отгонит "мустанг" в сторонку и коллега покинет парковку. - Карла, так как на тему персональной лекции, специально, так сказать, для опоздавших? Мое приглашение в кафе все еще в силе. Заодно, может, поделишься, кто же тебя так злостно задержал по дороге к знаниям.

+1

6

- О, я спешил в бар, где собирался напиться с горя потому, что на мою лекцию не пришла моя самая лучшая студентка. Это несчастье так сильно пошатнуло мою хрупкую душевную организацию, что ее просто-таки необходимо было срочно уравновесить парочкой бокалов виски. - я отвечаю улыбкой на его улыбку, пряча взгляд. Это наигранное стеснение, коим я дополнила свой образ смотрительницы музея на роскошном "Мустанге", думаю, совсем запутает профессора. Или заставил его выпить больше чем один бокал? Но, черт возьми, мне нравится казаться невинной интриганкой, которую одолевает стеснение из-за тонкого комплимента. Это явно забавные отношения.
- Предпочитаешь садиться за руль в подвыпившем состоянии? - спросила я, чтобы понять насколько мистер Уорд испорчен. Хотя вряд ли штраф за езду в нетрезвом состоянии характеризует человека настолько, чтобы с легкостью понять что он выкинет в следующую минуту. Но все-таки мне было интересно кем является серьезный и начитанный профессор за пределами стен университета. Может ему было что скрывать? Или просто я желаю познать больше, чем есть? Но все-таки, если человек вдвое старше тебя сыпет комплиментами, приглашая в кафе на чашку чая, значит некоторые пункты этикета, такие как "не встречаться с девушками, годящимися тебе в дочери", он готов пренебречь.
На фразу про свой автомобиль и то как Вернон оценил заработок смотрительницы музея, я ничего не ответила. Пусть останется тайной кто подарил мне машину или заработала я ее сама. Может взяла у отца покататься? Или у мужа? Или купила сама, взяв крeдит?
- На лекции, кстати, была кипучая подготовка к зачету. Злой профессор Уорд раздавал студентам сладких люлей направо и налево. Я, наверное, слишком добрый, как ты думаешь? Они вконец обленились и совсем не хотят учиться. - я сомневалась, что Вернона действительно интересовало что я думаю насчет его манеры преподавать, но не могла упустить возможность прокомментировать сказанное:
- О, значит, я как чувствовала, что надо было опоздать, иначе бы мне от профессора Уорда светил "неут" за экзамен - усмехнулась, продолжая. - Слишком добрый? Как сок что ли или как шоколад с фиолетовой коровой? - ну, знаете есть такой сок "Добрый" или та корова из Швейцарии, что "сближает". Нет, представить Вернона в таком амплуа я не смогла. - Будет хуже, если ученики заподозрят в вас замашки Гитлера - шепотом сказала я, оглядываясь, будто действительно боялась, что нас разоблачат.
Кстати, разоблачение не заставило себя долго ждать, так как нашу случайную беседу на парковке прервал мужчина, как я поняла, тоже преподаватель. Судя по его сгорбленному и насупленному виду, Уорд прав насчет него - на всепрощающего господина тот походил меньше всего. Скорее напомнил мне мою бывшую соседку Нюру, которая была недовольна всем: начиная от запаха еды, доносящийся из моей квартиры и заканчивая отсутствием у меня личной жизни. Правда, ее недовольство не помешало мне когда-о заиметь роман со своим соседом по левую сторону. О чем я до сих пор жалею, наткнувшись на жестокое предательство в моей жизни. Ведь именно из-за него, из-за Бернарда Фокса, агента ФБР, я и оказалась сослана в Сирию, где, в последствии потеряла друга, потеряла слух и доверие Семьи. И может последнее два восстановить удалось, а вот Дезмонд по-прежнему похоронен на кладбище Сан-Франциско...
Я переставила машину. Сначала подумала, что это бессмысленно, так как все равно я уже опоздала на занятия и можно было ехать домой, но раз Вернон не попрощался со мной, значит ему было еще что сказать или предложить.
- Карла, так как на тему персональной лекции, специально, так сказать, для опоздавших? Мое приглашение в кафе все еще в силе. Заодно, может, поделишься, кто же тебя так злостно задержал по дороге к знаниям. - я бы подумала, что мое опоздание (хотя странно называть опоздание вовсе не приход на лекции) отличным поводом для Вернона повторить попытку меня куда-нибудь пригласить. А для меня отличный повод согласиться.
- Ну раз так, раз у меня нет выхода - улыбаюсь, разыгрывая безвыходную ситуацию - То по рукам. Только кафе выбираю я! - тут же поставила условие, не желая переться в скучные заведения, где кроме пожрать, да поглазеть в окно нечего было и делать. - И мы поедем в караоке-бар. Идет? - я не знаю как эта идея и это место всплыло в моем сознании, так как караоке-бар я никогда не посещала, и уж, тем более, там не пела. Но все ведь бывает в первый раз? Если нам повезет, то мы попадем на довольно талантливых американцев. А если повезет вдвойне, то я даже разведу Вернона на "спой мне".
- Ты умеешь петь? - спросила я, садясь к нему в машину. Стоит отметить, что его пикап мне нравился, сама пару раз покупала/воровала такие машины, пока не разбивала их или пока не палилась на штрафах.

0

7

Караоке?!
- Нет, петь я, увы, не умею. - Галантно прикрывая за ловко нырнувшей на пассажирское сидение девушкой дверь и садясь за руль, я чуть испуганно округляю глаза и понижаю голос, наклоняясь к ее уху. Возвращая, так сказать, жест, - Я должен открыть тебе страшную тайну. В детстве, когда я был пухлым одышливым скаутом, во время одного из походов мне на ухо наступил гризли...
Удовлетворенный эффектом, я завел машину и аккуратно вырулил с парковки. Теперь мне предстояло отправиться туда, где, по  логике вещей, крайне редко встречаются особи как вида "профессор", так и вида "фальшивомонетчик". Если они, конечно, не заядлые меломаны. Или садисты, на худой конец. Ни тем, ни другим я не являлся, а потому чувствовал себя немного неуютно, но виду, конечно же, не подавал.
- Итак, рассказывай, где находится этот твой караоке-бар? И да, я забыл ответить на твой вопрос. За руль сажусь исключительно трезвым - на все остальные случаи есть служба "трезвый водитель". - Отвлекаюсь немного на небольшой маневр у светофора и беззастенчиво пользуюсь этим, чтобы сменить тему. - Но имей в виду, раз уж мы с тобой сейчас едем туда, куда ты хочешь, то потом... - Выдерживаю драматическую паузу, так и представляя, какие именно мысли появляются в этой хорошенькой головушке. Нет, ну не все же ей надо мной издеваться, правильно? - Потом ты ведешь меня на экскурсию в твой музей! До скольки он, кстати, работает?
Буквально спустя каких-то минут пятнадцать мы с Карлой паркуемся возле названного бара, я спешу все так же галантно открыть перед дамой дверь и помочь ей выбраться из машины. Кликаю кнопку сигнализации, оставляя своего красного зверомонстра скучать, а сам следую за воодушевившейся испанкой в зал заведения.
Здесь довольно недурно, хотя и немного безвкусно для меня, привыкшего к дорогим ресторанам классического типа или тихим пабам с воздухом, напоенным ароматами солода и табака. Но эта атмосфера меня тоже устраивает. Тем более, что я не за этим сюда приехал. Мне более интересно не то, где я, а та, с кем я.
- Итак, что будешь заказывать? - Спрашиваю после того, как мы устроились за одним из столиков с уютными яркими диванчиками. Жестом подзываю официанта, который незамедлительно появляется рядом будто из-под земли. Плюс в карму заведению. - Кофе с коньяком, пожалуйста и... - Вопросительно выгибаю бровь, глядя на спутницу, в ожидании, когда она озвучит свой заказ.
- А ты сама, Карла, любишь петь? - Спрашиваю уже когда официант покидает нас, удобнее устраиваясь и водружая подбородок на сцепленные пальцы. - И, кстати, что же все-таки заставило тебя так задержаться?
Я задаю этот вопрос уже второй раз и подспудно понимаю, что она просто не хочет на него отвечать. Но любопытство - это не только пагубное, но и достаточно жестокое чувство. А мне и вправду любопытно, не смотря на то, что после общения с этой девушкой у меня возникает гораздо больше вопросов, нежели ответов. Взять хотя бы этот ее "мустанг", или вообще ее посещение моих лекций. Женщина-загадка. Мечта поэта.
Или художника?...

+1

8

Жаль, конечно, что услышать как поет профессор, мне не удастся. Потому как разводить мужчин на игру на гитаре я любила. Мне кажется, сам выбор песни, которую человек исполняет, уже о многом может рассказать. Например, Куинтон пел мне о любви на итальянском языке. А Патрик, знакомство с которым было совершенно случайно, пел что-то зажигательное и дерзкое, с призывом не поддаваться всей этой социальной системе.
О чем пела я?... Об одиночестве. О зиме в моем сердце. О птицах, улетающих далеко-далеко.
Вернон сел за руль и мы выехали со стоянки. Адреса караоке я не знала, потому предложила выбрать в навигаторе наиболее близкое по расположению. Поэтому через пятнадцать минут мы уже были на месте.
Внутри заведение было довольно приятным для меня: темные стены, где-то налеплены диски и виниловые пластинки. Висели плакаты звезд 80-90х годов, какие-то атрибуты, оставшиеся от Элвиса Престли. Официанты тоже отличались своими одеждами: на них не было вычерненной и скучной классики, какая встречается в ресторанах, на лицах персонала не было унылых и натянутых улыбок. Да, я не любила рестораны за их лицемерие.
Ненавязчиво, за разговором, Уорд спросил про музей. И что я могла на это ответить?
- Потом ты ведешь меня на экскурсию в твой музей! До скольки он, кстати, работает?
- С радостью! – слишком бодро ответила я. На самом деле такого энтузиазма во мне не было, так как ни в одном музее Сакраменто я не было. Ну чтож, придется выкручиваться по ходу дела. – Я могу организовать ночную экскурсию – заговорческим тоном произнесла я. Пока еще не решила как можно проникнуть на территорию музея ночью и что будет если нас поймают. Скорее всего, примут за воров. И в глазах Вернона я тут же разоблачусь, а потом упаду, далее и вовсе перестану существовать. Впрочем… в отношении с ним я уже перестала на что-то надеется. Да, он был интересным человеком, но вместе мы вряд ли смогли бы идти за руку. Я человек не из его мира, сколько бы ни врала.
Мы заняли столик и я тут же устремила взгляд на сцену, где за микрофоном стоял какой-то татуированный мужчина в майке, с крепкими руками и ирокезом на голове. Он пел что-то зажигательное в стиле рок, что совпадало с моими вкусовыми предпочтениями, поэтому я начала стучать пальцами в такт.
- Итак, что будешь заказывать? – перевожу взгляд на официанта – молодого парня с тонкой косичкой и «туннеле» в ухе.
Я пробежалась глазами по меню, понимая, что чтобы решиться петь и потом идти ночью в музей, надо выпить что-то крепкое.
- А мне текилу три стопки по 50 грамм – решительно объявила я, переглядываясь с профессором.
- Не волнуйся, тащить меня не придется – я засмеялась.
- А ты сама, Карла, любишь петь?
- Я бы могла спеть. Иногда играю дома на гитаре, что-нибудь перепиваю под настроение – правда, обычно, это настроение катастрофически ужасное, когда тянет на лирику и меланхолию.
- И, кстати, что же все-таки заставило тебя так задержаться? – чтобы придумать поинтереснее, кроме как визит к врачу? Карла ведь вся такая внезапная и заводная, что простой и серый ответ вряд ли сойдет теперь за правду, хоть это было как раз и правдой.
- Проводила экскурсию у группы испанцев. А, так как это мой родной язык, на котором я до сих пор не разучилась разговаривать, эту работу поручили мне – довольно заулыбалась я, то ли своим благородным ответом, то ли новой песне, что напевал мужчина, то ли текиле, что только что принес официант.
- За встречу? – спросила о тосте, насыпая себе между большим пальцем и указательным щепотку соли, которую собиралась слизнуть перед тем как сделать глоток белой текилы.

0

9

Перспектива ночной экскурсии грела мне душу и приятно будоражила кровь. Нет, не подумайте, что мне только и хотелось, что уложить эту шикарную испанку, внезапную, как ураган Катрина, на лопатки. Нет же! Мне было с ней интересно, как с человеком, что уже удивительно, учитывая факт того, что она раза в два меня моложе. Она мне, по сути, в дочери годится, и вполне могла бы стать даже старшей подругой для Мышки. Но и спорить о том, что она - привлекательная молодая женщина, это, пожалуй, верх идиотизма. А уж остаться с такой женщиной наедине, да в необычной обстановке... мне нужно продолжать дальше?
С нарастающим немым восхищением я наблюдал за тем, как моя черноокая спутница делает свой заказ, а потом за тем, как она готовится ловко с ним расправиться. Ох, ну и нравы у них, у этих тихих интеллигентных работников музея, куда уж нам, скромным рабам пера?
- За встречу?
Приподнимаю с блюдечка принесенную мне чашку с кофе и киваю в знак согласия.
- За встречу, прекраснейшая. - Делаю глоток, прокатывая горячую жидкость, сдобренную ложкой коньяка, по языку и наслаждаясь смешением ароматов. Аромата вполне приличного для такого заведения кофе, еле уловимого флера коньячных паров и запаха женского парфюма, ненавязчивого, но запоминающегося, как и все, что составляет образ Карлы.
- Прости, вряд ли сегодня я порадую тебя своим пением. У меня есть опасения, что услышав его, ты больше не захочешь появляться даже на моих лекциях. - Извиняющаяся улыбка, легкий прищур и еще один глоток коньячного кофе, - Но вот тебя я бы послушал с удовольствием.
Возможно, я немного кривил душой. Но только совсем чуть-чуть. Просто больше, чем послушать Карлу, мне хотелось нарисовать Карлу. Тем более, что как раз для этого случая в кармане брюк была ручка, а на столе - салфетка. Большего мне и не нужно было. Нет, я бы, конечно, не отказался от холста, красок, а еще лучше - бумаги и угля, а заодно и пары часов без раздражающих факторов, но, как говорится, за неимением гербовой...
Возле нашего столика как раз появился официант с очередным меню. На этот раз - меню караоке. Мне было интересно, что же именно выберет моя спутница из обширного репертуара бара. Правда, я, кажется, догадывался, судя по ее реакции на того парня, что вот сейчас стоял на небольшом помосте. Да, голос у него, пожалуй, был недурен, да и песня, выбранная им, отличалась от композиций безликой поп-культуры, которую я - анархист в душе и по жизни, не переносил на дух. Мне казалось, что испанка в этом так же разделяет мои предпочтения. У меня вообще было поразительно много общего с этой красавицей. Если не считать, что я - старый подслеповатый аферист, а она - молодая и эффектная музейная работница. Правда, будет забавно, если выяснится, что и у нее есть двойное дно, свой скелет в шкафу, своя тайна.
Пожалуй, подобные мысли добавили ее образу еще больше пикантности. Начинаю чувствовать себя седеющим Казановой. Верн, да ты совсем, похоже, головой тронулся, старина!
- Значит экскурсия... Просто туристы, или какая-нибудь делегация? Ты, кстати, так и не сказала - в каком музее ты работаешь. А мне ведь интересно.
Чертовски интересно. Прячу улыбку за тонкими стенками чашки кофе. Вечер обещает быть как минимум приятным.

+1

10

Да, так или иначе из моего образа воспитанной и начитанной Карлы выбивались замашки дикой испанки, как противная прядь волос выбивается из прически. И когда эта прядь вконец надоедает тебе, ты на нервах запускаешь руки в волосы и разрушаешь прическу, над которой так долго корпела. Я осознавала, что рано или поздно тоже «запущу руки в волосы».
Можно ли считать это приглашение в кафе, свиданием? Нужно ли искать в наших беседах и встречах что-то большее? Я задавала себе эти вопросы, слизывая языком соль с руки и делая глоток. Половина стопки текилы улетела. Я закусила лимоном и поморщилась от кислой дольки.
- Но вот тебя я бы послушал с удовольствием.
- Еще пол стопки, и я буду готова – рассмеялась я. Странно, а ведь всегда считала себя смелой, но вот решиться на то, чтобы влезть на сцену и спеть на публике, сразу не могла.
- Значит экскурсия... Просто туристы, или какая-нибудь делегация? Ты, кстати, так и не сказала - в каком музее ты работаешь. А мне ведь интересно. – черт возьми, опять вопрос, на который я не знаю что ответить. Я ведь даже не была ни в одном музее!
- Туристы – ничего интересного – буднично сказала в ответ – Я работаю в музее сюрреализма. – а такой есть? – Знаешь, обожаю работы Гауди и Сальвадора Дали! – а вот тут я не врала. Трудно жить в Испании и не знать, не видеть работ этих мастеров.
- Давай перестанем о работе – попросила я ласково, словно человек, которого достала его занятость и это дело в целом. На самом деле я просто не хотела еще больше завираться. У меня богатая фантазия, и с ней надо знать меру.
- Вернон, а сколько тебе лет? – вот так, без прелюдий и неловкости, я взяла и спросила в лоб сколько мужчине лет. Последует ли он моему примеру, учитывая, что спрашивать возраст у женщин это не лучший тон? Черт, да кто придумал эти дурацкий правила: как лучше, что можно спрашивать, а что нет. Хамским тоном будет, если я спрошу какой у него размер, и округлю глаза, когда он ответит.
Нда, мои мысли явно затуманивает алкоголь. Хотя, будет верным сказать, что он освобождает от рамок и оков.
- Мне 32 – сказала первой, чтобы Уорд не думал отпираться. Забавно, все женщины свой возраст преуменьшают, а я, наоборот, добавила себе шесть лет, чтобы, проклятье, понравится мужчине, сидящему напротив меня. Чтобы в его глазах я не выглядела студенткой-малолеткой. Уж лучше старой девой и дурой.
- О, думаю, я выбрала песню! – заявила уверенно, когда нашла в алфавитном указателе знакомую группу. И если кто-то думает, что я буду петь рок, то ошибается. Испанки рок не поют, они его слушают.
Я снова насыпала соли, быстро слизала ее и сделала решительный глоток. Надеясь сохранить эту уверенность, я двинулась к стене и диджейской стойке, что стояла слева от нее, где подбиралась минусовка.
Заиграл проигрыш на гитаре, и через несколько аккордов я вступила. В оригинале эту песню исполняла бельгийлька в 90х годах, но сама композиция была такой озорной и певучей, что ее любили везде.
Я весело, на французский маневр, размахивала руками и пританцовывала на месте на высоких каблуках. На припеве, на легком мотиве «ней-на-на-на» в зале все подпевали, и я чувствовала себя на одной волне с этими людьми.
К сожалению, песня была короткой, а я только начала входить в кураж! Спустившись со сцены, я поаплодировала всем тем, кто танцевал и подпевал, и вернулась к своему столику, к Вернону.

Vaya Con Dios – Ney, Nah Neh Nah

+2

11

Я сидел напротив Карлы, потягивая свой кофе и думая о том, что, наверное, вполне можно позволить себе заказать коньяк отдельно, все-таки за руль я сегодня уже не вернусь, а планы пропустить пару стаканчиков у меня имелись. И можно опустить тот момент, что появились они потому, что кое-какая испанка не явилась на мою лекцию.
- Ммм... Музей сюрреализма... - лениво пытаюсь вспомнить, где в Сакраменто находится такой музей. Естественно, вспомнить не могу, ведь в основном я имею дело с искусствоведами напрямую, так сказать - лично. Но наверняка какой-нибудь такой музей здесь действительно есть. Не вижу причин Карле врать мне об этом, хотя и странно, ведь, судя по всему, она неплохо зарабатывает. А впрочем, с чего я взял, что она вообще зарабатывает? Не исключено ведь, что она - дочь обеспеченных родителей или, что еще более вероятно, жена обеспеченного мужа. Даже не смотря на явное отсутствие кольца на пальце, а заодно и наличие ярко выраженного темперамента - в роли чьей-либо любовницы я представлял ее с трудом. Тем более - любовницы какого-нибудь "кошелька". Нет, скорее уж она промышляет ограблением банков, чем спит с богатенькими папиками за деньги.
Хотя, в сущности-то, что я о ней знаю? Тогда почему так рьяно защищаю ее девичью честь? Наверное, потому, что мне приятнее думать, что она не такая, как все? Это тешит и мое самолюбие в том числе.
"Давай не будет о работе" - просит у меня эта фурия, и я послушно прерываю бурный потом вопросов, которыми готов завалить ее, переключаясь на другую тему.
- А мне вот пятьдесят. Я старый больной профессор, о чем ты уже, наверняка, слышала, и весьма удивлен не только твоему вопросу, но и тому, что ты так смело назвала свой возраст.
На самом деле мне хотелось воскликнуть "Да ладно!" на ее эти безапелляционные тридцать два. Да скорее я готов был поверить в то, что она мать троих детей, чем в то, что ей перевалило за третий десяток! Но я тактично промолчал, наблюдая за тем, как она ловко листает список песен.
Вот она выбрала, порывисто опрокинула в себя еще одно дозу "подзарядки смелости", как называли текилу в мою бытность в Сорбонне, и решительно направилась к ди-джею. Каждый жест ее дышал порывистой молодостью, и я с ужасом обнаружил, что она, не смотря на свои (как она утверждает) тридцать два года гораздо ближе к моей Мыши, нежели ко мне. Ну да они и характером с ней чем-то похожи. ямогли бы стать подругами.
А тем временем Карла продолжает удивлять меня. В этот раз - выбором исполняемой композиции. Невольно начинаю отстукивать ритм, барабаня пальцами по столу, а руки так и тянутся к салфетке и ручке, но нет. Еще рано. Я еще успею ее нарисовать.
А поет она очень недурно, мне до нее далеко, поэтому пока экспериментировать с караоке я не рискну. Когда песня заканчивается, начинаю аплодировать первым, любуясь тем, как грациозно она продвигается в толпе, собравшейся у помоста. Ее место очень оперативно занимает щупленькая девочка с невыразительным личиком и ореолом белых явно завитых кудряшек на голове. Но голос у девочки тоже есть и, к моей вящей радости, она выбирает какой-то совершенно ненавязчивый медленный мотивчик. Не давая своей спутнице сесть, перехватываю ее на пути к столику под локоть и веду обратно на танцпол.
- Ты ведь позволишь, правда? - Обезоруживающе улыбаюсь, аккуратно приобнимаю ее за талию, а левой рукой слегка сжимаю хрупкие пальчики, делая первый шаг в танце.
То, что я не умею петь, еще не значит, что я плохо танцую.

+1

12

под атмосферу)

Hurts – Water

Пятьдесят. Ну вот, я прогадала на пять лет. Если бы мой отец был жив, он был бы младше Вернона на 4 года. Когда я появилась на свет, папе было 20 лет, матери... 30. У меня странная семья, которая пошла против стереотипов и всяких злых языков. При этом Карла (моя мама) все время упорно тыкала носом в том, что скажут другие. Милая мамочка, они и так говорили про нас всегда.
Интересно, а как бы отреагировал отец, узнай, что я... встречаюсь? Что-то рано я делаю выводы и строю замки из песка. Ничего ведь не случилось. Но я, как женщина, с первым свиданием начинаю загадывать на будущее, и видеть в этом приглашении в кафе что-то больше. Наверно, он прочно женат. Такие как Вернон, уверенные, солидные, строгие, те, кто нашли свое место под Солнцем, всегда при женщине. И при детях. Хотя, все это не мешает мне поводить время с ним. Главное, ни на что не рассчитывать. Да и трудно рассчитывать, когда ты Карла, а не Агата. Будет забавно и грустно, если моя ложь откроется, потому как объяснить я ее не смогу, не выдав себя. "Извини, Верн, но я врала тебе, потому что иногда не хочу, чтобы меня что-то связывало с Агатой, с террористкой и убийцей. Ты ведь понимаешь, да?".
С этой улыбкой, смеясь сама над собой, я спустилась со сцены. Но забраться за столик и принять еще текилы мне не дал Вернон, перехватывая мою руку и разворачивая на 180 градусов.
- Ты ведь позволишь, правда? - я не видела причин отказывать, поэтому согласно заулыбалась, вкладывая свою ладонь в его руку, а вторую кладя на плечо.
Мы плавно передвигаемся по танцполу, ловим плечами и волосами свет сине-голубых лучей. Я наполнена легкостью, не сопротивляюсь, ведома им в танце. Я прячу свое лицо от его, глаз, утыкаюсь носом в ворот его атласной черной рубашки. Тихо улыбаюсь, как кот от валерьянки. Кто бы подумал, что аромат приятного тебе мужчины, может так влиять на настроение? Закрывая ненадолго глаза. Звуки мелодии игры на фортепиано, доносящиеся до уха, заставляют меня вообразить, что мы танцуем на палубе корабля, который совершает круиз от Америки до Европы. Или наоборот. Может это был бы Титаник, правда, конец печален. Но за атмосферой того времени, я была готова сейчас пойти на дно.
Песня сходит на нет, замолкает. Я убираю руку с плеча, но не прячу ладонь, что греют его пальцы. Немного неловко, хотя меня сложно назвать стеснительной. Но его теплая ладонь на моей талии... право, мне кажется, что никто не касался меня с таким трепетом и осторожностью.
Опускаю руку, но держу еще его ладонь.
- Ай. Черт - через ткань черных брюк чувствую, как вибрирует телефон. Достаю его, как ужаленная, разрываю нашу связь. На экране мордочка сына улыбается мне. Он всегда звонит перед сном или после того как сделает уроки, - проверяет где я, с кем я.
- Мне надо ответить. Я отойду - я кивнула на дверь, - в зале было очень громко. Да и не хотела я, чтобы Аарон знал где я или делал свои детские неумелые доводы. Или рассказывал Декстеру. Даже если в этом походе в бар ничего не было.
- Привет, кисеныш - нажимаю "принять", когда выбегаю на улицу.
- Привет, мам - в голосе читается замешательство, он прислушивается. - Ты где?
- Та... задержалась на работе, сейчас домой собираюсь. - черт подери, мне словно 16 лет и я отчитываюсь перед родителями почему задерживаюсь, рассказываю байку, что делала уроки у подружки, а сама выхожу из квартиры Декстера. Время идет, меняются статусы и причины моего позднего возвращения, вот только отмазки остались.
Поговорив с ребенком, я вернулась в зал. Не стану сейчас убегать, чтобы Уорд не думал, что мне позвонил муж или... кто(?), и потребовал явиться домой.
- Мне понравилось с тобой танцевать - вернулась я к тому, от чего нас отвлек звонок. - Наверно, на выпускных вечерах своих студентов каждый год приходится танцевать? - я не хотела подкалывать Вернона... хотя, кого обманываю? Да, именно это я и сделала. Точнее это была Агата. Она была во всем. Только имя, работа, возраст и увлечения взяты от Карлы.
Я засмеялась, и насыпала на кулак еще соли, чтобы опустошить стопку горячей текилы.
- Знаешь что. Я не люблю долго задерживаться на одном месте, поэтому мы сейчас допьем все, что здесь на столе. И мы уходим... не знаю куда. - градус повышался, и я становилась все более смелой и разговорчивой. Главное, это во время остановиться и случайно не угнать пикап Вернона вместе с ним, в желании поехать встречать рассвет.

+1

13

Наверное, у всех испанок это врожденное - прекрасно танцевать. Она ни разу не оступилась и даже чуть не намекнула, что сбилась с рисунка, по которому я вел ее на танцполе. Грация, с которой она двигалась, завораживала меня так, как удав завораживает кролика. Ее хрупкие пальцы в моей ладони, ее тонкая талия под моей рукой, все это было настолько гармонично и красиво, что я просто не мог не наслаждаться моментом... Но все когда-нибудь заканчивается. Закончилось и это. Сначала отзвучали последние тихие аккорды музыки, а потом в идиллию замершего мгновения, когда она еще не успела отнять ладонь, ворвался бесцеремонный телефонный звонок, тихим "жжж" из кармана ее изящных брюк окончательно разбивший хрупкий мираж.
Мне оставалось только пожать плечами и отпустить Карлу говорить по телефону. Скорее всего, ее потерял муж. Чуть ссутулив плечи, я неспешно направился к столику, планируя все-таки заказать себе коньяк и не особо рассчитывая, что Карла вернется. У нее вообще поразительный талант исчезать внезапно. Я даже смирился, что сегодняшний день не станет исключением. Жаль.
Червячок ревности, проклюнувшийся минутой раньше, продолжал свое черное дело, подтачивая мою уверенность в себе и мое хорошее настроение. Я вдруг вспомнил, что рассчитывать мне особо и не на что. Это даже романом студентки и преподавателя назвать можно с большим трудом, ведь она, в самом-то деле, не моя студентка. Я даже фамилии ее не знаю. Ни номера телефона, ни адреса, ничего. Вот сейчас она уедет и, кто знает, возможно я больше никогда ее не увижу.
Это неожиданно опечалило.
Но я даже не успел особо увлечься своей грустью. Я даже заказать коньяк не успел, если честно, а Карла вдруг снова материализовалась возле стола. Я даже удивленно приподнял брови. Не ожидал, не ожидал, право.
Вопрос девушки сначала поставил меня в тупик. Но этим она мне и нравится. С ней даже при большом желании не соскучишься.
- Я не хожу на выпускные студентов еще со времен Сорбонны. Точно, я же не говорил. Я преподавал в одном из университетов Сорбонны. Я, знаешь ли, на какую-то долю - француз.
Казанова хренов.
Снова с легким интересом наблюдаю, как Карла ловко расправляется с очередной порцией текилы. С ума сойти, я даже кофе свой допить не успел. Чувствуется, что у нее богатый опыт. Нет, я не в плохом смысле. Скорее наоборот. Меня всегда бесили дурочки-одногруппницы, которых уносило от одного бокала мартини. Или они делали вид, что их уносило. Чтобы потом их поведению, а затем и утреннему пробуждению в чужой постели было самое дурацкое, но самое действенное и распространенное оправдание: "я вчера немного перебрала." Как будто это отменяло их тупость и распущенность. Но, с другой стороны, кто везет, на том и едут, и я, в компании друзей, не гнушался пользоваться их расположением. Потом я стал старше и начал избегать подобных женщин. Перебравшие девочки меня просто не привлекали, а перебравшие женщины уже любили присовокупить к своему излюбленному "я вчера..." еще и "а ты этим воспользовался..." с тонким намеком на то, что нужно отвечать за свои поступки. Поруганные добродетели!
Карла была не такая.
А сейчас она заявила, что в караоке нам уже ловить нечего, и пора отправляться куда-нибудь еще.
- А кто-то обещал, что устроит мне ночную экскурсию по музею. - То ли брюзжу, то ли просто размышляю вслух, то ли тонко намекаю - пусть сама выберет, какой из этих вариантов ей больше по душе.

+1

14

- Я, знаешь ли, на какую-то долю - француз.
- Француз? – посмеялась я – Ты тоже лягушек ешь? – я примитивно полагала, что французы отличны именно этим. Зачем быть французом, если ты не пробовал этих квакающих гадов?
Мы посидели еще немного, пока я доедала кислую дольку лимона, а затем поднялась со своего места, хватая пальто.
- А кто-то обещал, что устроит мне ночную экскурсию по музею. – звучало как напоминание и намек в одном лице. Я улыбнулась, оглядываясь на Вернона и, прокружилась, проходя через зал на выход.
Музей? Неужели я действительно рискнула предложить Уорду отправится на ночную экскурсию? При этом не имея никакого понятия как в это здание проникнуть. Но мне очень не хотелось падать в его глазах как человек, который не выполняет свои обещания. Пусть даже все обещанное мной – пустяк и фальшь. Странно, меня ведь даже не столько волновала та ложь, в которую я с таким удовольствием укуталась с головой.
- По музею не обеспечу сейчас. Сойдемся на просто экскурсии? – уже выйдя на улице предлагала я пари, и протянула мужчине руку для скрепления нашего нового обещания.
Я, конечно, сомневаюсь, что Сакраменто я знала лучше Вернона, но и у меня в запасе были места, куда можно приходить ни раз и которыми хочется поделиться.
- Вернон, а ты давно живешь в Сакраменто? – спросила я, держа путь… а не знаю куда. Вверх по улице, которая вела к центральному парку и далее по китайскому кварталу с разнообразными ларьками, где продавали японскую еду. Вспомнив, что ни я, ни Уорд давно не ели, мы купили несколько коробочек с лапшой, рисом, угрем и даже с осьминогом. Не скажу, что я все осилила, но попробовала, - это да.
Время давно за полночь. Наступил новый день. 14 февраля, как забавно. Хотя я не придавала этому празднику значения, считая, что вышла из того возраста, когда буду мечтать о поцелуе с тем единственным. Ведь для поцелуя не обязательно нужен особенный день? Подойдет и самый обычный, но только не сегодня. Я еще не готова была нарушить то хрупкое взаимопонимание и притяжение, что возникло между мной и Уордом. Да, не стоит отрицать, я его чувствовала. Да и нужно ли все портить? Заходить настолько далеко, чтобы в один день все равно пропасть с радара Вернона.
Эта ночь, все-таки ставшая для нас первым свиданием или просто встречей, длилась до трех часов ночи. Мы гуляли, разговаривали на отдаленные темы, например, как называется вон то созвездие и сколько до него лететь. Я говорила, что тысячу тысяч лет…

Тише, души на крыше
Медленно дышат перед прыжком.
Слышу все твои мысли,
То, что нам близко, всё кувырком.

А потом был путь домой, но я вела Вернона не на свою Зеленую Милю, а к совершенно незнакомой многоэтажке, коих в центре города было много. Я думаю, что буду жить на седьмом этаже, в квартире с окнами на реку.
Мы остановились у подъезда, я подняла голову вверх, чтоб взглянуть на окна. Незнакомые мне окна, но, опять же, соврав, выдала их за родные.
- У меня болят ноги, но мне понравилась экскурсия – правда, большую часть рассказывать пришлось Вернону, как истинному историку и преподавателю.
Я помяла цветочек из бумаги в руках, который вытащила из какого-то цветочного горошка, что украшал суши-киоск. Повертела и вручила Уорду.
- Доброй ночи, Вернон – попрощалась я, задержав взгляд на его глазах.
Я скрылась в подъезде чужого мне дома. Постояла на втором этаже, считая до ста. А затем поймала такси, которая довезла до университета, где уже пересев на свой автомобиль, вернулась в свой коттедж на берегу реки. Город почти проснулся, забрезжил рассвет, а я только ложилась спать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Опоздавших не ждут - им без нас хорошо