Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Happy Valentine's Day, bitches.


Happy Valentine's Day, bitches.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

THEODOR NOTT, SUMMER MOORE, DONNA COSTNER


Лас-Вегас
Альтернативная реальность
14.02.2Q1Q
http://s003.radikal.ru/i204/1402/fd/e61c14cef4eb.gif
Love me. Fuck me. Dismember me. Kill me.

Это ново, потому что я представляю порок торжествующим, а добродетель — его жертвой,
подверженной всем формам унижения и жестокости,
но наделенной единственно чувствительной душой,
чтобы противостоять этим опасностям.

Я, вполне естественно, заинтересован в том,
чтобы существовало законное право для всех форм сексуального поведения,
к которым я сам склонен и которые определяются природными импульсами.

[q] marquis de Sade

Если на утро в гостиничном номере найдут три трупа,
не смотря на все моральные ценности человечества,
на которые нам наплевать,
знайте, что это было самый волшебный праздник.
С днем Святого Валентина, суки.

+3

2

Просьба убрать от экранов впечатлительных людей, беременных женщин и детей. Спасибо. Ненормативная лексика. Порнография. Расчленёнка.

Самосовершенствование - это онанизм. Саморазрушение - вот что действительно важно.
Тайлер Дарден. “Бойцовский клуб”

Тык

http://s5.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/02/1147250956c928a1fb2ea61f3f5b9b41.gif

Ровная дорога, уходящая в горизонт. Палящее солнце. 130 миль в час. Желтый Кадиллак Эльдорадо мчится вперёд, разрезая воздух. На водителе огромные солнцезащитные очки, хотя по сути, они нахер не нужны. Несмотря на то, что солнечные лучи бьют в лобовое стекло, до лица мужчины они не добираются. В салоне слишком много табачного дыма и дыма, который испускает тлеющая плюшка гашиша, что лежит в центре раскалённого прикуривателя.
Теодор Нотт смотрит вправо, где предполагается некая Саммер, но он видит лишь её очертания. Женственные очертания. Он придерживает руль одной рукой, разворачиваясь. Он смотрит на Донну, которая улыбается склонив голову на своё плечо. Жизнь удалась. Вернув взгляд на дорогу, Нотт обнаруживает что они мчатся по встречке на бензовоз. Становится смешно. Из динамиков орёт  Duck Sauce – Barbra Streisand, Тео подпевает, отвлекаясь на то, чтобы приложить бульбик к губам. Кожаный руль настолько приятный на ощупь, что можно сойти с ума. Мужчина смотрит в зеркало, поправляя причёску. – У этого сраного мудака нет яиц. – Водитель грузовика сворачивает со своей полосы и жёлтая комета пролетает мимо всего в паре сантиметрах от этого неудачника.
Машину троица взяла на прокат в соседнем городе, по поддельным документам.  Под ногами Донны сумка, набитая наличкой. Они ограбили богатых стариков, которые пытались продать свой дом. Весь антиквариат сбыли на чёрном рынке. Этих двух женщин Тео подобрал меньше недели назад в засраном баре, но они сразу нашли общий язык. Парень не хотел знать их прошлого. Их фамилий. Имён их родителей и прочего. Он хотел вновь оказаться в гостинице и зарыться в их сиськи, вдыхая запах. Ему необходимы их грязные души.
Сегодня особенный день. Сегодня день Святого Валентина. В Лас Вегасе всё украшено алыми сердцами. Слишком много розовых оттенков. Он раздражает. Из автомобиля повалил густой дым, когда двери отворились. Глоток относительно свежего воздуха пьянил после этой газовой камеры. Тео прокашлялся. Отель встретил их ошарашенным лакеем, который открыл дверь. На Нотте огромные солнцезащитные очки, белая майка и джинсы, которые плотно облегают его задницу. Он физически ощущает, как опухли его глаза. Реакция затороможенная. Дамы следуют за ним. На плечах у каждой по большой спортивной сумке. У парня их две. Люди, почуявшие большие деньги, будут с Вами предельно вежливы. Они будут лизать Вам жопы. Позволив это сделать и засунув молодому мальчугану в ладонь смятую стодоллоравую бумажку, Тео вошёл в номер для новобрачных. Девушка на ресепшене очень удивилась, услышав, что они заселятся туда втроём, но лишние чаевые и поддельные документы сделали своё дело.
На наружную ручку повешена табличка “Не беспокоить”. Полный мини бар. Мужчина открывает сумку за сумкой, пока дамы зашторивают огромный номер, лишая его натурального освещения. Наркотики. Девайсы из кожи и металла. Колющее и режущее оружие. Сварка. Надев маску, красавчик заваривает дверь изнутри. – Нам никто не помешает.
Огромная кровать в виде сердца. Красные гобелены и множество купидоновов из гипса. Из шикарной аудиосистемы звучит Robin Thicke – Blurred Lines. Бьются горлышки у шампанского. Кокаин приобретает форму дорожек. Начинается последний праздник в жизни трёх сексуальных и обаятельных людей. – С днём всех влюблённых, дамы. – Три бутылки с разбитыми горлышками встречаются над прозрачным столом, стукаясь.

Офф

Прошу прощения, срывать с вас одежду я не мог, я же не знаю во что вы одеты хД

+2

3

ну как то вот так
          Когда куришь гашиш достаточно давно, задерживаешь дыхание на автомате. Тебе не нужно глупо насчитывать в уме от одного до десяти и пытливо ждать, когда же можно выдохнуть. Странно, но именно любители дунуть, обладают большим объемом легких и могут долго провести под водой. Почему большой объем легких? Потому что ты хочешь вобрать в себя как можно больше, признайтесь, все люди жадны. А когда дело касается дури, то очень сложно себя контролировать. Это не алкоголь, где можно ограничится одной кружкой пива и сидеть остаток вечера, наблюдая за безумными ублюдками, которых ты называешь друзьями, чуть прикрыв глаза, с тлеющей сигаретой во рту, бессмысленно, совершенно без эмоционально. Потому что это уже не то, что нужно. Кому нужна кружка пива, когда можно быть в эйфории несколько часов после кокса? Какая разница, что после этого ты возненавидишь мир и захочешь еще, еще, еще. Лишь бы белый снег не кончался. Лишь бы гашиш не кончался, лишь бы марки продолжали делать такими хорошими, после которых можно расслабиться в углу и наблюдать за тем, как комната меняет свои линии, звуки меняют свой стиль, а то, что не видел ранее появляется прямо перед взором, как Тот, Всевышний, который ответит на пару вопросов.
          Облокотившись о дверную ручку, с легким вздохом открываю глаза, как только слышу голос Теодора и обращаю свое внимание на дорогу. Впереди, перед нами едет огромный грузовик и с каждой секундой приближается все ближе и ближе. Грозит лобовое столкновение, после которого мы все превратимся в кровавое мессиво и уже нельзя будет сказать, где именно начинается Тео, а где заканчивается Донна, сидящая сзади. Но я не беспокоюсь. На кой черт мне беспокоиться, если мы в любом случае и так умрем? Сдохнуть в автомобиле, наполненной дымовой завесой от плюхи – не страшная смерть. Пускай так, все равно. Вот быть затоптанной, скажем, стадом слонов, я бы не хотела. От этого мало удовольствия получишь, вернее вообще никакого. Ни тебе всплеска адреналина, сводящего с ума, ни тебе эйфории. Ничего, совершенно ничего. Хотя и сейчас я не испытывала ровным счетом ничего, но все же взгляд зеленых глаз стал более заинтересованным. А свернет водитель в сторону или нет? Потому что Нотту то посрать, он этого не сделает. Оооо, с громким звуком клаксона, водитель грузовика сворачивает в сторону, уступая нам дорогу.
          - Ну и хер с ним.
          Бросив свое многозначительное мнение, опять прикрываю глаза, поджимая под себя правую ногу. Честно говоря, я даже и не помню, как мы познакомились с Тео. С Донной мы знакомы чуть больше, ну, где то на пару дней, но этот момент тоже выпал из моих воспоминаний. Познакомившись в баре, мы как то сумели быстро привыкнуть друг к другу. Нет, я говорю не о чем-то высшем наподобие чего-то из серии отношений или братской любви. У нас было своеобразное de trois и практически все отношения заключались на жестком сексе и кражах. Если бы не это, то пошли они оба нахрен – было бы скучно. У нас не было такой прокрастинации. Если мы хотели что-то сделать – мы это незамедлительно делали. Именно поэтому у нас под ногами лежат сумки. Например, у Донны сумка под завязку набита деньгами после грабежа пожилой четы, продававший дом. Мы унесли оттуда все, что можно, а все, что не смогли унести, откровенно обесценили. И это было круто. Никаких вопросов, никаких лишних подробностей о прошлом. Ровным счетом ничего. Я даже не была уверена о том, что это их настоящие имена.
          В Вегасе всегда все тематичное. Будь это какой-то отдельный бар, или отель, а может и сам город преобразовывался и подкладывался под наступающими праздниками. Зимой тощие обглоданные ели, наряженные мишурой, утки летом, на день благодарения, а вот сейчас целый город извращенно оделся в любовный цвет и излучал такие тошнотворные волны, что хотелось убиться прямо на месте. Но для нас этот праздник, опять же, был своеобразным. Без розовых соплей и романтических понятий. Все будет немного по другому. Не как у других.
          Припарковавшись около одного из отелей, я, наконец, приняла нормальное сидячее положение и открыла дверцу, выпуская пар от плюшки плотной стеной. Надо же, оказывается на улице ярко светит солнце. Такие сочные оттенки у всего, что у меня окружает. Опьянев от одного лишь свежего воздуха, вылезаю из машины и беру свою дорожную сумку. Мне кажется, что я вся пропахла плюшкой. Мне кажется, что я скоро превращусь в нее, в моей крови слишком много намешано. Поправляя волосы и разминая ноги после долгой дороги, медленно направляюсь вслед за ребятами. Проходим мимо главного входа, останавливаемся у стойки ресепшена, а после поднимаемся на свой этаж, в номер, который нам дали.
          Стоило нам зайти внутрь и скинуть сумки, как тут же направляюсь к окну и плотно зашториваю шторы. Мы находимся в Вегасе – тут все суют свой нос не в свои дела. Тео заваривает дверь. Я же говорю, вокруг слишком много людей, обладающих длинными носами. Так и хочется отрезать и выкинуть в окно. Нас никто не увидит, нас никто не услышит.
          Пока возвращаюсь обратно к кровати, рукой задеваю напольную скульптуру из гипса. Лицо белоснежного купидона встречается с мраморным полом и тут же разбивается на тысячу осколков. Перешагнув через его куски, все же добираюсь до пакетика с коксом и карточкой, умелыми движениями делаю белоснежные дорожки из снега. Бутылки шампанского, бьются горлышки и с легким звоном чокаются над столом. Вкус у такого шампанского спецефический. В рот попадают мелкие стеклышки и ранят нежное небо.
          - О да, с Днем Святого Валентина. – Поддерживаю Теодора, улыбаюсь, жадно облизывая губы, делаю глоток.

офф

ненавижу первые посты - на речь не прет в них хД

Отредактировано Summer Moore (2014-02-15 02:19:34)

+2

4

внешечка

https://31.media.tumblr.com/9cb82099b577effac51ec8a2901bb1bd/tumblr_n0x6udvwfR1rj3jkpo2_500.jpg

Об этот дивный, разноцветный мир. Сколько всего происходит в этом водовороте огней, людей, дорог, свободы и надежды. Надежды на жизнь не в старом мотеле на окраине маленького захолустья в Техасе, а на огромной вилле возле берега моря или на холмах Голливуда; на то, что однажды ты проснешься после бурной ночи кокса, шлюх, дрянного алкоголя и поймешь, что можешь проводить так все дни и ночи напролет, не думая об ответственности и, самое главное, деньгах.
Донна выросла в Техасе, в семье, где мать считала каждую копеечку, а отец все эти копеечки пропивал в ближайшем засраном баре со своими дружками – оборванцами. Они все были, как на подбор: бедные, заросшие трехдневной щетиной, с женами и детьми, которых они кормили не хлебом, а водкой, стащенной из ближайшего магазина из-за нехватки десятки баксов в кармане. Как раз таки и на краже, через пять лет после рождения Донны, горе-папаша поймался на воровстве в магазине, за что был отправлен на исправительные работы. Мама, не думая, схватила девочку в охапку и сбежала в Иллинойс к своим родителям. Вот ведь счастливое детство, не правда ли?
Люди настолько глубоко попадают в задницу мира из-за своей лени и простого нежелания сделать что-то ради своего будущего, что потом не выбираются оттуда и отживают свой срок в забытом горе городе или в мегаполисе среди толпы таких же неудачников, ждущих Божьей кары неоткуда. Такими были родители Костнер, но она не желала становиться ими, и уже в восемнадцать лет, закончив школу и поступив в колледж, она решила для себя одно – деньги будут сначала ее целью, потом образом жизни, а затем просто барахлом, которые, в принципе, не имеют смысла в точных подсчетах, ведь этого дерьма у тебя дохера и больше.
И вот, спустя годы, Донна сидит в арендованной тачке, катит по шумному и пестрящему огнями и пафосными заведениями Вегасу. Под ее ногами набитые доверху дорожные сумки с баблом, а тонкие пальцы держат уже третью за последние пятнадцать минут сигарету, и, жадно вдыхая в себя никотин, она сидит около окна, приоткрытого лишь на треть. Одновременно она чувствовала волнение, возбуждение, счастье, а в голове уже крутились несколько видов сценария предстоящей ночи, проведенной с ее новой подругой и парнем, который возомнил, что круче него только яйцо, что, впрочем, не отрицала Донна и заводилась от каждого его намека на бурный секс под наркотой в одном из президентских номеров в Вегасе. Как же уже хотелось пройтись по этим невъеб*нно дорогих коврам в отеле к своему номеру, завалиться в него с этими сумками, нюхнуть пару дорожек белого порошка и завалиться в кровать с этими двумя телами, которые желали того же самого. Тут какая-то несусветная хрень на четырех колесах выскочила перед их машиной и чуть не стала причиной серьезной аварии, и если бы Тео не успел ускользнуть от грузовика, были бы они сейчас большим таким дымящимся блинчиком.
-Мудачина, бл*ть! – громко выругалась Донна и выкинула в окно очередной окурок.
Вот они подрулили к дверях огромного и пафосного отеля, вышли из салона, а когда в холле Тео все решил насчет их сегодняшнего жилья, женщина просто не могла поверить своим глазам, ушам, сознанию. Она здесь, в гребаном Вегасе, в гребаной Плазе, а спустя пять минут – в огромном и дорогущем номере, где могли бы разместиться больше двадцати человек, но были только они твое, а еще сумки с деньгами, наркотой, бдсм принадлежностями и прочим хламом наподобие одежды, средств личной гигиены. Действительно, зачем все это, когда есть плетки, наркотики и целый мини-бар с различным алкоголем, от шампанского до ирландского виски и обжигающего капитанского рома.
Донна, кинув сумки, достала пакетик с коксом, высыпала немного на столик и сделала ровные дорожки – дорожки, от которых в ближайшее время унесет в мир бесконечной радуги, радужных пони посреди комнаты, а затем такого жесткого и пошлого секса, который, возможно, Костнер забудет на следующее утро, каким бы он не был. Кокаин и алкоголь сделают свое дело.
-За день кровавых сердечек, розовых соплей и сосущихся парочек на каждом углу. С днем Святого Валентина, детки! – Донна сделала большой жадный глоток шампанского, а затем вдохнула первую дорожку белого порошка. Ну, понеслась душа в рай.

Отредактировано Donna Costner (2014-02-15 14:16:29)

+2

5

Сердце бьётся учащённо. Глоток, второй, третий, четвёртый. Дорогое шампанское, какого чёрта оно такое кислое? Сердце бьётся чаще. Глаза сужаются до маленьких щёлок. Пятый, шестой, седьмой. Жидкость с шипением течёт по подбородку и шее. Майка мокнет. Сердце бьётся чаще. Вокруг всё алое или розовое. Осколки головы купидона хрустят под подошвой кроссовки. Басы стучат по голове. Сердце бьётся чаще. Теодор Нотт поднимает бутылку выше, пытаясь ловить шампанское ртом. Всё вокруг мокнет. Волосы, спина, дорогое покрывало. Лужа на полу. – Аааааа! – бутылка с остатками пойла летит в зашторенное окно. Глухой удар. Противоударное стекло. Тара катится по полу.
Диким взглядом юноша смотрит по сторонам, умело сделанные дорожки белого снега исчезают в ноздрях его спутниц. – Что, блядь, за детские игры? – он смеётся. Ловкие пальцы вытаскивают из сумки огромный пластиковый пакет с белым порошком. Первая горсть подкинута вверх с улюлюканьем. Кокаин оседает на Саммер, Донне, на нём самом. Стол и кровать покрыты белой пылью. Вторую горсть он зачерпывает ладонью и с улыбкой впечатывает в лицо Саммер. Пальцы растирают порошок по всей поверхности милого личика. Указательный он проталкивает между её губ, заставляя его обсасывать. Член начинает реагировать на происходящее. Схватив девушку за шею, он притягивает её к себе и вдыхает снег с её лица. Палец с характерным звуком выходит из её рта, его место тут же занимает язык. Нотт орудует им максимально эффективно, пытаясь просунуть его как можно глубже, облизывая корень языка дамочки. Он рисует улыбку на её белом лице. - Ты мой маленький Джокер! Надеюсь мне ты улыбку сделаешь ножом.
Оторвавшись, Теодор застывает в сладкой неге. Ноздри словно заморозили, тоже ощущение с дёснами и языком. Он трясёт головой, с головы летят капли. – Брр. – встав со своего места, он оборачивается к Донне и схватив её на руки, начинает терзать зубами её нижнюю губу. Железный привкус. Кровь течёт по подбородку.  Ладонь нагло лезет под платье, трогая упругую ягодицу. Прокрутившись на 360 градусов, он швыряет тельце на кровать. Пытается разорвать платье своими могучими руками. – Бляяяядь, в кино у всех это получается. – ругаясь, ищет в сумке ножницы. Спустя десяток секунд сталь режет подол, продвигаясь всё выше. Оголяются бёдра, нижнее бельё, живот. Платья больше нет. – Всегда их ненавидел. Мучаешься с молниями, а результат может быть нелицеприятен. Благо, здесь всё как надо. - Ловкие пальцы уже мнут груди.
Руки Нотта переворачивают Донну на спину и заставляют встать в коленно-локтевую. Тут же следует сильнейший удар ладонью по её упругой заднице. – Бау! – Улыбнувшись, он делает шаг назад и склонив голову оценивает, как краснеет кожа на месте удара. – Саммер, она очень плохая и жаждет наказания, не заставляй стерву ждать. – С этими словами, юноша начинает прыгать на одной ноге, разуваясь и падает на ковёр, не сохранив равновесия. Осколки гипса впиваются в кожу. Джинсы и ботинки летят в сторону. Взяв с собой портсигар с самокрутками и зиппу, Тео юркает в кровать, поближе к огромным подушкам в виде сердец. Покажите мне страсть. Пламя зажигалки пляшет в опасной близости с розовыми сердцами.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Happy Valentine's Day, bitches.