Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Joyeux Noël


Joyeux Noël

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://24.media.tumblr.com/tumblr_mav3jwQkBp1rh14zyo1_500.gif

Участники:
Étienne Moreau&Sharon Moreau

Место:
Семейное гнездышко четы Моро

Время:
Сочельник - Рождество

       Рождество - семейный праздник, а для Этьена семья - это Шерри.
       Он всегда старался дарить ей достойные и запоминающиеся подарки, но на сей раз он решил превзойти самого себя, превратив Рождество в настоящую сказку, о которой мечтает каждый ребенок.
       В этот же день они дали ужин, а после того, как их уютный и гостеприимный дом покинули гости, они остались наедине, и теперь, они могут продолжить свое скромное празднество

Отредактировано Étienne Moreau (2014-02-13 22:57:16)

+1

2

Я ждал этого дня, как ребенок. Ждал, потому что хотел увидеть блеск в глазах любимой и широкую улыбку на ее лице. У меня все было готово, все было расписано, оставалось лишь ждать. Кажется, я подготовился к Рождеству еще в начале ноября и все это время тянулось невероятно долго. В какие-то моменты я забывал, но стоило прийти на работу и увидеть в шкафу будущий подарок для Шерри, как я и сам расплывался в улыбке, представляя, как она будет счастлива. Я был уверен в том, что произведу впечатление подарком, потому что еще ни разу я не потерпел фиаско. А все потому, что не важно сколько стоит подарок, важно, какой посыл он несет, сделан ли он своими руками, а главное, от души ли.
Это утро было прекрасным. Мы долго не могли оторваться друг от друга и больше получаса просто валялись в постели и обнимались. Что же, мы были в предвкушении вечера. Сегодня будет праздничный ужин, веселье, придет родственники, а главное, сегодня можно будет дарить подарки. Для меня не было большей радости, чем подарить что-то, особенно своей жене.
Еще никогда я не испытывал подобной потребности - отдавать что-то другому. Но этот другой - самый близкий и родной для меня человек, моя душа и моя жизнь, и не делать скромные и нескромные дары я просто не мог.
После теплого душа и легкого завтрака я спокойно отпустил Шерри по делам, хотя, говоря "спокойно", я конечно же бессовестно врал. Даже учитывая то, что я готовил сюрприз, жену было непросто отпустить. Еще пару минут я просто обнимал ее в коридоре, не в силах разомкнуть руки. В конце концов, я не выдержал, и предложил отвезти ее на работу сам (не знаю, какие черти ее могли нести на работу в преддверие праздника, я об этом за утро сказал и не раз), так что, через час я уже ехал обратно домой, попросив Шер написать смс, когда она закончит. Домой я буквально прилетел, ведь я не думал, что сам повезу жену по делам. Возле дома уже ждал ее подарок, точнее люди, который этот подарок сделают.
Кто-нибудь, когда-нибудь додумывался замораживать собственный дом? Если нет, то я стану первооткрывателем в подобном виде подарков. Когда Шерон сказала, что скучает по снегу, я сразу понял, каким будет подарок. Конечно, искусственный снег - это совсем не то, но я очень надеялся приблизить жену к ее маленькой мечте. Буквально через час дом походил на сказочный домик из европейского фальклора. И если бы не пальмы, не было бы никаких сомнений, что у нас настоящая зима. Лужайки были покрыты толстым слоем снега, крыша была усыпана искусственными сугробами.
Что же, возле дома чувствовалась прохлада. Как раз позвонила Шерон, попросив забрать ее. Захватив кофту для жены, я поехал за ней. Уже когда мы стали подъезжать к дому, я остановился.
-Тебя ждет сюрприз, - проговорил я, - так что, я завяжу тебя глаза.
Я аккуратно завязал глаза своим шарфом, потому что другого не смог найти, пока в спешке собирался. Остановившись перед домом, я заглушил мотор и вышел, открывая перед Шер дверь. Помог ей выйти и сразу же на плечи накинул кофту.
-Догадываешься, что это может быть? - интригующе спросил я, - не бойся, идем, - мягко добавил я, беря в обе руки ее ладони и идя спиной. Остановившись, я обошел жену и, стоя сзади, развязал ей глаза.
-Я понимаю, что еще не Рождество, но я хотел, чтобы Рождество у тебя уже было похоже на сказку, - мягко говорил я, обнимая жену сзади, - ты очень хотела снег, и я дарю тебе его..
Кажется, Шерон нужно прийти в себя, я прижался к ней еще крепче, губами касаясь ее щеки.
-Я люблю тебя, - прошептал я, прижимаясь губами к краю ушка жены.

+1

3

Сегодня нас обоих ждало много сюрпризов, хотя бы потому, что сегодня – Рождество! Атмосфера праздника и волшебства. Не подумайте, не всегда я была таких представлений. Раньше это был обычный праздник, когда даришь детям и родным подарки, и получаешь тоже самое взамен, с улыбкой пьешь горячий шоколад, смотришь праздничные передачи и идешь спать. Вот и вся романтика. Но с появлением Этьена много изменилось. Все стало не таким обыденным. Я уже дарила подарки не потому, что привыкла, так было нужно, я делала это, потому что хотела, искреннее хотела увидеть улыбку на его лице и почувствовать, что своими мелочами сделала его чуточку счастливее. Впрочем, мелочи это были чисто внешне. Подарок для Этьена покупался от всей души, и будет подарен с чистой любовью. И все же до Рождества еще нужно было дотянуть, и сперва съездить на работу. Некоторое время мы валялись в постели. Пытались обниматься, но с моим животом этого сделать уже не удавалось, получалось лишь что-то непонятное. Но зато я получила свою порцию утренних поцелуев, и уже только после этого с широкой улыбкой поехала на работу. Наш участок тоже проникся рождественской атмосферой. Полицейские – такие же люди, им не чужда любовь к подобным волшебным праздникам. Так что участок был полностью украшен гирляндами, елочными игрушками и плакатами. Некоторые офицеры ходили в шапках Санта Клауса, некоторые примерили на себе рога оленей. Все это сохранилось еще с рождественского парада, в котором полицейский департамент, разумеется, принимал традиционное участие. Однако, несмотря на внешнюю непринужденность и праздничную атмосферу, эти люди знали свое дело и даже в шапках Санта Клауса не забывали о своих делах и были суровы по отношению к преступности. И все же, несмотря на подобную атмосферу в участке, домой я хотела сильнее, потому считала минуты до того, как за мной приедет муж. И вот он появился, я тут же схватила вещи, и мы вышли на улицу. По дороге домой я неустанно рассказывала Этьену забавные ситуации, которые сегодня устраивали мои коллеги. Рассказывала, пока француз внезапно не остановился. Я замолчала, удивленно смотря то на него, то на дорогу.
- Что-то случилось? – сначала я подумала, что что-то с машиной, но прогадала. Оказалось, это происки Этьена! – Что? – усмехнулась я, не поверив своим ушам. Нет, для нас сюрпризы – вполне нормальная вещь, но ведь еще не вечер, а меня уже ждет сюрприз. – Этьен, а может обойдемся без этого? Ну зачем ты так? Я же с ума сойду от любопытства…
Но француз оказался непреклонным. Он все же завязал мне глаза, и я почувствовала, как мы двинулись дальше. Примерно через минут пять, мы уже были около дома. Наверное. Ведь я толком не знаю, что придумал муж, и куда он решил меня отвезти. И вот слышу, как открывается дверь, как теплая широкая ладонь француза дотрагивается до меня. Я поддалась его движениям, аккуратно, но в то же время уверенно ступая вперед, ведь знала, что француз не позволит мне упасть или споткнуться. Мы остановились, Тьен подошел сзади и прижался к моей спине. На моем лице появилась улыбка, я и забыла о сюрпризе, ведь уже утонула я приятных звуках его голоса и этих теплых прикосновениях. Муж вынудил меня забыться, но он же и вернул меня на землю своими словами о том, что подарил мне снег. Если бы не шарф, на моем лице бы отразилось искреннее недоумение. То есть как снег? В этот момент шарф спал с моего лица, и я тут же прищурилась от яркого света, ударившего в глаза и… белизны. Мне потребовалось время для того, чтобы понять, где я нахожусь, ведь еще утром этот дом был совсем другим.
- Но… как? – вырвалось из моих уст. Потом, конечно, я поняла, что это искусственный снег, но сейчас, когда разум затуманен этой красотой, я даже говорить не могла, не то, что думать. Хотя о том, чьих это рук дело, я не забыла, потому тут же прижалась спиной к груди француза еще плотнее, а затем развернулась и, обхватив его голову руками, нежно поцеловала в губы, один раз, потом второй. На лице играла яркая счастливая улыбка. – Спасибо, дорогой. Я тебя люблю, это… прекрасно, - и с этими словами я снова подаюсь к нему, и вновь касаюсь губами губ. Кажется, я даже подпрыгнула от радости, когда целовала его. – Хотя, нет… Если честно, я не знаю, как это описать. Я и подумать не могла, что ты придал моим словам какое-то значение, мне это казалось таким глупым и уж точно неисполнимым. Боже…, - я снова ярко улыбнулась и повернулась, смотря на дом и наш дворик. Все, как я хотела. Снег. Хотя, это даже больше. Не просто снег, а снег, подаренный любимым.
Держась за руку, мы зашли в дом. Я тут же подошла к противоположному окну, которое выглядывало во дворик. И снова я чуть не прыгаю от радости! Наш задний двор тоже покрыт белизной. Развернувшись, я в очередной раз сладко целую француза, пытаясь прижаться к нему настолько плотно, насколько позволяет выпирающий живот. Стоит ли говорить, что подготовка к Рождеству начались изумительно? Мы вместе готовили, а я периодически поглядывала в окно, и тамошний вид вызывал у меня очередной прилив радости и счастья, праздничное настроение было на лицо. Пока мы готовили, с Меган вернулся мой брат. Затем подоспели и другие родственники, которые так же опешили от вида дома. Особенно в восторге была Меган, которая видела снег не так уж и часто. Она попросилась на улицу и игралась там с собаками. А я же всем гордо заявила, что это мой подарок, подарок, сделанный мне Этьеном. От этих слов улыбнулась еще шире. Я была не только счастлива, но и горда. Трудно сказать, сколько мы просидели, несколько часов, скорее всего. А вскоре родственники ушли, дабы праздновать Рождество каждый в своем узком кругу. Время было достаточно позднее, так что я пошла класть дочку спать, обещая, что к завтрашнему утру Санта оставит под елкой все подарки. Уснула Мегги быстро, ведь уже успела устать, гоняя с животными по улице и разбрасывая снег. И вот я вернулась на кухню. Мы быстро убрали стол.
- А теперь иди в гостиную, - тут же протянула я, указывая мужу пальцем на дверь. – Да-да, наш праздничный ужин я приготовлю сама, - после этих слов я кротко поцеловала француза в уголок губ, и сама осталась на кухне.
До того я просила его не особо налегать на пищу при ужине с родственниками, так как я хочу так же разделить, что называется, трапезу и с ним наедине. А трапезу я хотела приготовить сама. Что и сделала. Буквально через полчаса я зашла в гостиную с подносом, на котором стояло две тарелки. В каждой были аккуратно разложены небольшие куски мяса – утки, а так же запеченный картофель. Следом пошел поднос с десертом, а именно с испеченным мною имбирным печеньем (его я сделала еще вчера, просто отлично прятала!) и, разумеется, яблоками с корицей. Последним штрихом оказался горячий шоколад.
- Ну как тебе? – присаживаясь на диван рядом с Этьеном, протянула я, осматривая небольшой журнальный столик, который был полностью спрятан под подносами. – Знаешь, прежде чем мы начнем, я хочу тебе подарить кое-что теплое! – с этими словами я встала и подошла к елке, под которой лежала небольшая коробочка в красной подарочной упаковке. Обмотана она была золотистым бантиком. – Это… не снег, конечно, - усмехнувшись, с долькой смущенности протянула я, - достаточно скромный подарок, но я хочу, чтобы тебе всегда было тепло. К тому же, сегодня ты создал такую праздничную атмосферу, о которой я и не мечтала. А это последний штрих.
Речь шла о вязанном красном свитере с различными орнаментами и, в частности, с белыми медведями и снежинками. Мне потребовалось немало усилий для того, чтобы найти именно медведей, ведь зачастую на таких рождественских свитерах вяжут только оленей или только снежинки. Прежде, чем вручить мужу подарок, я еще раз наклонилась и крепко поцеловала его в губы. Затем я замерла, аккуратно поглаживая его щетинистую щечку, глаза смотрели в глаза. Завершающий чмок в уголок губ, и вот я уже с улыбкой наблюдаю за тем, как француз разворачивает подарок, наблюдаю и готова помочь ему его надеть. Уверена, свитер будет на нем смотреться просто очаровательно, если не сказать соблазнительно, ведь он не «висел», а, напротив, должен хорошо подчеркивать крепкое тело мужа…

0

4

Шерон была в неподдельном недоумении, когда я остановился недалеко от дома. На я лишь хотел сделать ей сюрприз. Вскоре, когда мы вышли возле дома, я буквально не находил себе места и, грубо говоря, гарцевал вокруг нее, то ведя ее вперед, то становясь сзади и обнимая ее.
Я развязал ей глаза, и наконец-то она смогла увидеть наш дом. Он словно оказался в огромном шаре со снегом, и кто-то этот шар хорошенько встряхнул, что все вокруг покрылось пушистым снежком, хоть он и был искусственным. Восторг Шерри, улыбка, счастье, плескавшееся в ее глазах - я был очарован всем этим. Именно этого я и добивался, когда с таким трепетом и восторгом и, не скрою, долькой суетливости, я создавал для нее сказку.
Жена, кажется, вжалась ко мне в спину еще сильнее, отчего моя улыбка стала лишь шире. Я понимал ее без слов, достаточно улыбки и объятий, даже вот таких. Через секунду Шерри повернулась ко мне. Боже, как же я люблю это лицо! Эти сладкие губы, эти глаза, в которых каждый раз тонешь, стоит заглянуть в их нежный, голубой океан, этот носик, кончик которого я всегда любил целовать, словно он всегда был испачкан в душистом меде, эти мягкие щеки, этот лоб, брови и подбородок. Не было ничего в Шерон, чтобы я не любил. Ее лицо для меня было ликом, иконой, возле которой я всегда был особенным для себя же. Не знаю, как это объяснить, но глядя в ее лицо, и видя в ее глазах восхищение, я начинаю верить в себя, в свои силы, а главное в то, что я достоин ее. Ее теплые губы коснулись моих, нежно и чувственно благодаря за подарок. Я понял, что со своим подарком попал прямо в яблочко, сделав свою жену чуточку счастливее, а главное, я восполнил то, чего ей так не хватало - снега. Она была счастлива, словно ребенок и, кажется, даже подпрыгнула.
-Шер, опять ты начинаешь? Желания не могут быть глупыми, тем более твои. Ты ведь знаешь, даже если ты захочешь луну, я ее достану для тебя. Ты захотела снега, и вот, наш дом теперь похож на сказочный дом из французских Альп. Даже и не скажешь, что мы сейчас в Калифорнии, правда? - я обнял жену сбоку, вместе с ней смотря на дом. Сердце мое трепетало от восторга, счастье Шерри словно придало мне сил и подарило настоящее рождественское настроение.
Мы зашли в дом. Шерри все еще не могла налюбоваться своим подарком, который, пожалуй, был везде. А я не мог нарадоваться Шерон, которая была так счастлива, что напоминала мне маленькую девочку, чье желание исполнил Санта. Шер повернулась ко мне, как только налюбовалась задним двориком через окно, и сладко поцеловала меня. Не смотря на живот, она попыталась меня крепко обнять, а я уже обвивал ее тело руками. Живот, не живот, для меня ничего не поменялось и ее объятия по прежнему самые теплые и уютные, самые любимые.
После мы переоделись и стали готовить праздничный ужин. Сегодня должны прийти наши родственники. Пока Шер помогала мне, она периодически смотрела в окно. Мне нравилось в такой момент следить за ней. Она режет морковку, а потом поднимает голову и ее нежно-голубые глаза смотрят в окно. Секунда, две, и ее губы дергаются и становятся полумесяцем улыбки. И я невольно улыбаюсь в ответ, умиленный этой картиной.
В скором времени приехал брат Шер и привез Мегги. Дочка была в диком восторге от моего подарка ее мамочке. Думаю, если бы Шерри была ребенком, она бы так же просилась во двор поиграть в снежке. В общем, Мег теперь было очень сложно загнать домой. Собственно, и собак тоже. Они резвились в снегу вместе с ней, звонко гавкая и пытаясь съесть снег. А мне же было приятно, когда Шерри с гордостью говорила, что это мой подарок для нее. И все, с восхищенными взглядами хвалили меня за оригинальность. Мне нравилось проводить время в кругу семьи Шерри. Мне нравилось, что они были простыми людьми и сразу же приняли меня в свою семью. В какой-то степени, благодаря Шерри и им, я ощущал себя Реймондом, и понимал, что я нашел свое истинное место. И мое место рядом с моей женой.
Время летит быстро, когда кушаешь, пьешь глинтвейн и просто рассказываешь всякие истории. Шерри снова вспомнила веселые истории с работы, которые она рассказывала мне сегодня в машине, я рассказал о своем новом деле, родственникам было весьма интересно узнать, чем муж их любимой Шерон занимается. Однако совсем скоро ужин закончился, и все стали собираться домой, чтобы праздновать в тесном кругу своей семьи.
Пока я убирал со стола и относил все на кухню, Шерри пошла укладывать Меган. Перед тем, как они ушли, я поцеловал девочку в лоб и поздравил ее с Рождеством.
Через несколько минут пришла Шерон, я почти все убрал со стола, оставалось его только вытереть. Забавно, я не видел ее всего несколько минут, а уже так соскучился, что как только увидел ее, обнял.
А вот теперь настало время нашего Рождества. Шерри опять что-то придумала, хотя я догадывался, что она решила побаловать меня ужином. Было весьма просто догадаться, она просила не наедаться в ужин с родственниками.
-Буду ждать, - шепнул я Шерри прямо в губы, а потом снова поцеловал ее. Я устроился в гостиной на диване. Собаки развалились в углу, видно Меган их совсем загоняла. Как всегда, гигант Зевс и крошка Эйфель, который прижимался спиной к его животу.
Через полчаса Шерон пришла с подносом, на котором стояло рождественское угощение. Я широко улыбнулся. Шерри редко готовит, но когда у нее появляется желание меня побаловать, я просто схожу с ума. Просто, я знаю, сколько усилий они прилагает ко всему этому, лишь бы позаботиться обо мне. И мне это настолько нравится, что я не в силах описать все это словами.
-Выглядит очень аппетитно, - искренне и с улыбкой протянул я. Но к ужину мы так и не преступили. Шерри решила, что лучше начать с подарков. Что же, я начал намного раньше ее. Она отошла к елке и, достав из-под нее красную коробку с золотым бантом и села ко мне на диван, говоря свою скромную речь. Я внимательно смотрел на нее и внимал каждому ее слову, не смея перебивать. Шер наклоняется ко мне и целует меня, кажется, что она волнуется. Но я с радостью отвечаю на поцелуй. Как только она оторвалась, она еще смотрела на меня, поглаживая рукой мою щеку. Поцеловав меня в последний раз, она протянула мне подарок. Мое лицо походило на лицо мальчика, который с нетерпением рвет обертку, чтобы добраться до подарка. И вот я открываю коробку и вижу красный свитер с белыми медведями. На моем лице застыла улыбка. Казалось бы, простой свитер, но он очень много для меня значит. Это свитер, которые подарила мне жена, который она выбирала именно для меня, думая обо мне.
-Шерри, это намного лучше, чем снег, - тихо и завороженно проговорил я, пальцами касаясь приятной, мягкой шерсти подарка. Я достал его из коробки и расправил, рассматривая на нем орнамент, - медведи, потому что я сам на медведя похож? - поинтересовался я, глядя на Шерри, - спасибо родная, - я подался вперед, губами касаясь ее губ, - люблю тебя, - уже тише сказал я, все еще губами касаясь ее губок.
-Поможешь? - спросил я, поднимаясь. Шерри помогла мне, расстегивая рубашку. Через минуту я уже был в свитере. Он был очень теплым и мягким, самое то для той погодки, которую я устроил вокруг дома, - выглядит потрясающе, - проговорил я, отходя в сторону и смотрясь в зеркало, - иди ко мне, любимая, - проговорил я, подзывая ее к себе. Я ее обнял, насколько это можно было сейчас, но я хотел объятиями сказать, как сильно мне нравится подарок и ее внимание ко мне.
-Шерри, ты ведь не думаешь, что на этом сюрпризы закончились? Просто я сейчас и правда уже не могу терпеть, ты знаешь, как я люблю подарки! Подожди немного, он в машине, я его так и не забрал, - я поцеловал Шерри, словно на прощанье и пошел в гараж, доставать из машины подарок. Вернулся я, когда Шер уже сидела на диване. Я присел к ней, подарок был в большом пакете.
-Я не знаю, почему нашем символом стал пегас. Думаю, если бы у нашей семьи был греб, он бы точно там красовался, - усмехнулся я, - но Пегас - это теперь для меня ассоциация. Ты и я. И, чтобы ты тоже об этом всегда помнила, я приготовил тебе кое-что, - я засунул руку в пакет и достал красивого плюшевого пегаса. Шерсть его была гнедой, а крылья расшиты золотым и красным бисером, - кстати, крылья я сам вышивал бисером, на работе, - улыбнулся я, вручая плюшевую игрушку Шерон. На ее лице читалось, что она счастлива.

+1

5

Вполне очевидно, что волшебную атмосферу этому празднику создавал вовсе не снег, хотя и ему принадлежит львиная доля этого чувства. Но все же главным виновником этого праздничного настроения был сам Этьен! Мне нравилось отмечать с ним подобные дни, ведь, если раньше они казались обыденностью, то сейчас стали действительно праздниками, особенными, интересными, волшебными.  Собственно, я старалась создать мужу именно такую же атмосферу, потому поспешила подарить ему простой, но теплый красный свитер, ношение которого было чуть ли не традицией в штатах. Хотя, причина была не только в этом, ведь Тьен должен смотреться в этой одежде просто шикарно!  Красивый француз в плотном рождественском свитере. Ну разве может быть нечто более впечатляющее? Лично для меня нет.  И я надеялась, что Этьену этот подарок понравится. Его реакция не заставила себя долго ждать. Пусть я не считала это лучше, чем снег (разве что-то может сравниться со снегом?), я ярко улыбалась, смотря на его счастливое лицо, улыбалась и молчала. Все же как приятно дарить подарки.
- Нет. Просто я подумала, что медведи в наших разговорах всплывают как-то чаще, чем олени, - после этих слов я засмеялась, а ведь если покопаться в памяти, то это чистая правда. В конечном счете, даже мой первый подарок французу, выигранный в тире, был игрушечным медведем. – Конечно. Только давай не будем снимать рубашку, он может покалываться.
Я пододвинулась ближе и помогла мужу продеть голову через воротник свитера. Затем я аккуратно поправила одежду, и воротник его рубашки, который был немного зажат. Закончив, я провела руками по плечам мужа и ярко улыбнулась, словно оценивая его внешний вид. Этьен же уже подался ко мне и благодарно сомкнул меня в своих крепких объятиях. Я не ошиблась. Свитер смотрелся просто изумительно. У Этьена широкая и крепкая грудь, рельефные и крупные руки, так что такой плотно прилегающий (в пределах разумного, конечно) свитер идеально подчеркивал мужественную и крепкую фигуру мужа. Я не могла не улыбнуться, я даже промычала, после чего звонко засмеялась.
- Нет, ты знаешь, он смотрится даже лучше, чем я представляла! – ладонями я уже водила по груди Этьена, а затем остановилась на боках. Сама же подалась к нему и, ехидно ухмыльнувшись, остановилась в сантиметре от его губ. – У меня самый сексуальный подарок на Рождество.
После этих слов я сладко поцеловала мужа в губы и этот поцелуй, разумеется, перерос во французский, который продолжался где-то полминуты. Моя ладонь уже крепко сжимала руку Этьена, ощущая, насколько та рельефная и крепкая, но все же нужно было остановиться, ведь, как оказалось, это еще не все подарки. Впрочем, почему оказалось? Ведь и у меня свитер – далеко не последний подарок. Что ж, оставалось лишь с удивлением проводить взглядом француза, ибо он направился в гараж, а я все никак не могла понять, что за подарок мог крыться в машине. Мне оставалось лишь ждать, мимолетно посматривая в окна, из которых виднелся блеск белого снега. Вскоре вернулся и Этьен. В его руках был  пакет рождественского оформления. Муж заговорил о пегасе, и я с улыбкой смотрела на него, ожидая очередного подарка. И вот он достает плюшевую игрушку, на моем лице читается счастливая улыбка, которая стала еще шире, когда Тьен обмолвился, что и сам приложил руку к этой красоте.
- Спасибо, любимый. Второй раз за день ты вгоняешь меня в состояние ступора, - а ведь правда, принимая эту игрушку в руки, я даже не знала, что и сказать, как отблагодарить. Для кого-то это просто игрушка, для нас же – символ. – Не знаю, почему мы выбрали именно пегаса. Наверное, мне просто не хотелось видеть на твоей груди сердечки или что-то подобное, - я засмеялась, и это правда. Ну не смотрятся всякие сердечки и цветочки на груди крепкого и красивого мужчины! – А вот пегас…, он смотрится и символично и, в то же время, мужественно. Особенно твой, - с этими словами я дотронулась до груди мужа.
Для того чтобы этот пегас смотрелся действительно по-мужски, мы добавили туда такие серьезные элементы, как череп, например. И вот получилось, что Этьен носил на своей груди мужественную и где-то даже жесткую татуировку, а символизировала она нашу преданную любовь. Так и должно быть, ведь это мужик, в конце концов. На моей лопатке же была куда более сдержанная татуировка, просто пегас, без всяких добавлений, что для меня, как для женщины, было самым уместным и красивым вариантом.
- На самом деле, я уже давно придумала свою трактовку, - усмехнувшись, я снова дотронулась до груди мужа, где находилась татуировка. – Пегас символизирует нашу любовь. Такой же волшебный, а еще любимец муз. Паутина – знак того, что мы связаны, а череп – связаны навечно, - я засмеялась. Возможно, это казалось бреднями сумасшедшего, однако, несмотря на смех, я всегда считала именно так. – По крайней мере, я это все рассматривала так с самого начала. Ну а все вместе это просто шикарная татуировка, с которой ты смотришься чертовски соблазнительно, ведь демонстрирует она не только любовь, но так же силу и мужественность. А моя, - я дотянулась ладонью до лопатки, где был выбит мой пегас, - это еще и женственность. Видишь, как много всего в одной картинке! Кажется, я слишком много болтаю.
И я снова засмеялась, ведь вроде не пила, а уже несу какую-то глупость. Впрочем, я верила в свои слова. Итак, посмотрев в очередной раз на Этьена, я поднесла его подарок к лицу и прижалась к пегасу губами. Таким образом, я демонстрировала, насколько эта игрушка теперь дорога мне. После я встала и поставила пегаса на полку, на самое видное место, чтобы иметь возможность любоваться им каждый день, хотя потом все равно перенесу его в спальню. Не хочу, чтобы кто-то имел возможность смотреть на него, кроме нас. Потом я подошла к елке и остановилась, указывая рукой на очередную коробку, обмотанную подарочными лентами и бумагой.
- Раз уж ты поделился сразу всем, думаю, мне не стоит отставать. Это тоже тебе. Я хочу, чтобы это Рождество, и все другие, стали для тебя особенными, не такими, как были раньше, а потому каждый праздник, я буду давать тебе то, чего ты раньше не получал. Хотя…, не только каждый праздник. Я буду это делать каждый день. Возьми, - я кивнула на этот самый подарок, явно желая, чтобы Тьен сам подошел и взял его. А в подарке было то, чего он хотел, но в прошлом не получал – шар со снегом. Только не обычный, а подаренный мною, с особой любовью.

0

6

Я любил Рождество за ощущения, за атмосферу, которую никак нельзя подделать. Даже если нет настроения, атмосфера, созданная вручную, всегда будет рядом. Что есть Рождество? Пышная елка, украшенная свечами и ангелами, гирлянды, светящиеся всеми цветами радуги, вкусное шоколадное печенье, которое оставляешь Санте, но в итоге съедаешь сам (по крайней мере, я всегда так делал), очаровательные носки, которые принято вешать на камин, глинтвейн с корицей, свечи, мягкий плед. И все равно это не самое главное в Рождестве. Самое главное отмечать его с тем, кого ты любишь, кем дорожишь. И для меня этот праздник обрел смысл только тогда, когда я впервые встретил его с Шерри.
Самым трепетным моментом в праздновании было дарение подарков. Мне не столь важно было получить презент, сколько подарить, ведь видеть улыбку любимого человека, который получил от тебя скромный подарок - бесценно. Один из моего списка уже подарен, и я видел улыбку на протяжении всего вечера. Я ощущал то, чего никогда не ощущал, будучи в статусе холостяка. И эти эмоции невозможно передать словами. Любое слово кажется таким сухим и плоским, оно теряет всякий смысл. Одно могу сказать наверняка - когда видишь благодарный блеск в глазах дорогого тебе человека, ты чувствуешь, что живешь. По настоящему. Как же много людей обманываются. Всю жизнь они стремятся построить жизнь, сколотить свое счастье, а ведь для всего того, чего они так хотят, нужно малое. Ведь мы все живем в мире стереотипов и счастье для нас - это замки с несметными богатствами. Сейчас, когда мне сорок, я осознал всю правду. И хотя осознание пришло на середине моего пути, я рад, что у меня есть кусочек счастья. Я рад, что у меня есть моя жена.
Возвращаясь к подаркам, то снег - это была лишь часть всего моего поздравления жене. В этот день каждый заслуживает немного волшебства, а вот Шерри заслужила чуточку больше. Но прежде чем я подарил ей плюшевого пегаса, я и сам получил подарок.
Свитер. Раньше бы я не понял суть подарка. Я не охотно следовал пословице: "Главное не подарок, а внимание". А сейчас, зная, что Шер его выбирала, зная, что она хотела угодить мне, я был в восторге от такого, на первый взгляд, простого подарка. Она помогла мне его надеть, он оказался удобным и приятным, а главное, сидел на мне, как влитой.
-Шер, такое ощущение, что ты ночью сняла с меня мерки, а потом его связали на заказ, - усмехнулся я, выпрямляя ткань на животе, выглаживая ее широкими ладонями, - ты настолько хорошо знаешь своего мужа, что очень хорошо подобрала размер. Спасибо. И медведей я и правда люблю больше, чем оленей! - что правда, то правда. С кличкой "олень" у меня уж слишком неприятные ассоциации, и, думаю, Шер поддержит меня, никто из нас не хочет стать рогоносцем. В общем, сейчас не время размышлять на подобные темы, я на них и не думал, а искренне был рад своей обновке. Я благодарно обнял любимую, припадая к ее губам, сейчас в этом свитере и в теплых объятиях жены было так уютно и спокойно, что даже не хотелось шевелиться.
Удовольствие от своего подарка получал не только я, но и Шер. Она была довольна своей маленькой победой, ведь всегда волнуешься, а вдруг не подойдет, а вдруг плохо сядет. Но сегодня не могло все быть иначе, сегодня должно было не просто хорошо, а замечательно. И пока сегодняшний вечер развивается именно в подобной положительной тенденции.
А вот пришел и черед моего второго подарка. Я бы подарил и третий, и четвертый, если бы они у меня были, но, думаю, в целом этот вечер в компании друг друга можно считать превосходным подарков. Итак, плюшевый пегас. Я увидел его давно в детском магазине, когда что-то покупал Меган. Он сразу напомнил мне о нашей небольшой причуде - символ нашей пары. И я просто не мог не купить этого очаровательного коня. Чтобы добавить ему творческой изюминки, я на работе расшивал его россыпью бисера, отчего сейчас его плюшевые крылья сверкали под тусклым бликом гирлянд. Улыбка жены, подобно стреле, пробила меня насквозь, и сердце забилось чаще. Я разговорил Шерри. Учитывая, какой она была неразговорчивой до нашей встречи, это было настоящим подарком для моих ушей. Я не знаю почему, но я всегда затихал и замирал, когда Шерон начинала говорить. Я не мог издать и звука, боясь перебить ее сладкий, бархатный голос. И сейчас, я слушал ее рассуждения о татуировке и по настоящему наслаждался.
-Нет, нет, ты не болтаешь много, - я сжал ладони жены в своих руках, чтобы она понимала, что я рядом и что мне интересно слышать ее мнение, - у меня была другая трактовка пегаса. И сейчас посмотрим, у кого мысли бредовее, - усмехнулся я, удобно устраиваясь на диване, но при этом не отпуская рук жены, - всегда думал, что это животное, способное долететь до небес, символизирует нашу любовь. Такую воздушную и неземную. По крайней мере, когда я тогда в Париже рисовал его в блокноте, пока ты была в душе, я думал именно об том, что только что сказал. Что наша любой порой кажется нереальной, мифической, от того и идеальной, как бы самоуверенно это не звучало.
Шерри крепко обняла пегаса, целуя его, а потом, поднявшись с дивана, поставила его на полку. Признаться, смотрелся он великолепно, крылья, расшитые разноцветным бисером, подчеркивали его сказочность. Шер подошла к елке, явно желая, чтобы я подошел. Я широко улыбнулся и поднялся с дивана, подходя к пушистой елке. Я сел возле нее по-турецки, аккуратно сложив перед собой ноги и, коснувшись руки любимой, потянул ее вниз, предлагая сесть вместе со мной.
Я взял коробку, на которую указывала Шерон. Осторожно разорвав упаковку, я вскрыл коробку и увидел... шар со снегом. Сейчас я почувствовал себя мальчишкой, чье желание осуществилось в считанные секунды.
-О, Шер.. - тихо протянул я, вытаскивая подарок из коробки. Не знаю, в чем было волшебство этого шара, но я всегда смотрел на него, как завороженный, смотрел, как падают блестки-снежинки. В этом шаре был целый мир. Где-то были города, усыпанные снегом, а где-то персонажи, спасающиеся от пурги. Во всяком случае, в каждом шаре был свой маленький мир, который жил своей жизнью, а ты лишь мог наблюдать за ходом этой жизни, - я даже не знаю, что сказать, но ты осуществила мою мечту. Спасибо. Для меня это очень много значит, когда родной для тебя человек, пытается осуществить мечты из детства.
Я поставил шар на пол, и потянул свои руки к жене, желая заключить ее в свои объятия. И нам ничего не нужно было, достаточно было просто сидеть на полу и обниматься. Собаки решили, что мы расположены к общению с ними, так что сразу же приблизились к нам. И если Зевс послушно ждал одобрения хозяйки, и просто присел рядом, то Эльф бесцеремонно начал изучать подарки, в том числе и шар, который он со всех сторон обнюхал.
-У меня теперь есть маленькая, снежная Франция, - Обнимая Шерри, сказал я и поднял шар перед нашими глазами, - наверное, долго ты здесь искал Шар с подобной тематикой? - спросил я, слегка поворачивая голову, чтобы увидеть Шер, - но это не важно, главное, что ты осуществила мою маленькую мечту. Знала бы ты, как много это значит не просто для меня, а для наших отношениях.
Посидев немного на полу, я решил сделать своеобразную прогулку, пока еще на заднем дворе покоился снег. Мы налили какао, захватили плед, выпустили собак и, застелив скамейку пледом, уместились на нем. Я обнимал Шерри одной рукой, в другой держа кружку, в которой утопал зефир в какао. Я сделал глоток.
-Хочешь спою рождественскую песенку, которую поют во Франции? - поинтересовался я. Через минуту я уже пел песенку "Маленький Отец Рождества".
-У нас нет Санты, у нас есть Отец Рождества, - сказал я, словно подводя итог, - спой мне какую-нибудь песенку. У тебя красивый голос, я люблю, когда ты поешь...
Наш скромный, тихий рождественский вечер продолжался. И я был просто и по настоящему счастлив.

+1

7

- Было бы странно, если бы я ошиблась. Я ведь трогаю тебя каждый день, - с этими словами я засмеялась. Впрочем, с моей стороны было бы, как минимум, странно, на глаз не знать размеров любимого мужчины.
Я была рада увидеть его улыбку. Пожалуй, это самая приятная вещь, когда даришь подарки – видеть, что твой подарок искренне нравится. Я не знала, насколько этот свитер был оригинален, но мне просто хотелось, чтобы у Этьена он был. Теперь он часть моей семьи. Что-то принимаю я от семьи Моро, что-то принимает он от семьи Реймонд.
- У тебя когда-нибудь был такой свитер? – следом с улыбкой поинтересовалась я. – Как ты вообще раньше отмечал Рождество? Прости, если не хочешь вспоминать, то не надо. Просто интересно услышать, что было тогда и как сейчас.
Настало время и для моих подарков. Этьен проявил изобретательность и оригинальность, подарив мне игрушечного Пегаса. Я была в восторге. Боже, 40-летняя женщина в восторге от игрушки. Но игрушка эта оформлена любимым руками, разве могла я испытать другие эмоции? Крепко обняв Тьена, я вскоре встала и поставила Пегаса на видное место на полку. Уверена, Меган будет просить поиграть, но здесь уж дочери придется обходиться своим игрушками. Мама тоже бывает жадной. Ну а время дарения подарков продолжалось. Отчасти Этьен сам подсказал мне, чего хочет и о чем мечтал. Сначала могло показаться, что нет ничего проще, нежели найти такой шар со снегом, ведь перед Рождеством такие есть везде. Но я поставила себе задачу выше: найти особенный шар. Потому, присев рядом с мужем, я искренне надеялась на то, что он оценит.
- Да уж…, немало пришлось поездить. Но это стоило того, - улыбнулась я, видя яркую улыбку на лице мужа и блеск в глазах. – На Рождество все мечты должны сбываться. Хотя я бы была рада исполнять твои мечты каждый день! Только скажи…
Зная, чего француз был лишен в детстве, зная, какая жизнь у него было до меня, мне хотелось восполнить это все, дать ему все то, чего он не знал и, возможно, о чем мечтал когда-то. Именно поэтому мне было важно найти подходящий шар, и я его нашла. Мы сидели так недолго, вскоре Тьен встал и помог подняться мне. Он захватил плед, и мы вышли на улицу. Я все еще не могла поверить в этот чудесный подарок! Рождество было похоже на… Рождество, настоящее. А все благодаря проницательности мужа, и его желанию исполнить мою мечту.
- Это странно: сидеть на пледе посреди снега и не ощущать при этом холода, - попивая какао, усмехнулась я. – Спеть? Нет, я не помню слов, да и голос уже не тот, - на самом деле, мне было немного неловко. – Все-таки, подарив этот свитер, я  сделала еще и подарок себе. Смотреть – настоящее удовольствие! – с этими словами я прижалась губами к шее француза. – Ты допил? Пошли в дом, приступим к трапезе, а-то все остынет. Как раз оценишь мои кулинарные способности.
Мы поднялись и направились в дом. Присев на диван, я поставила перед мужем тарелку и положила туда мяса с картофелем. После я все же не удержалась, и вновь провела ладонью по его груди, словно в очередной раз хотела наглядно восхититься своим подарком, который не просто идеально сел, но и подчеркнул сногсшибательную фигуру моего мужчины.
- Тебе надо чаще дарить свитера! И шарфы. Ладно, давай выпьем, - Тьен налила мне немного сока, я тут же приподняла стакан. – Если ты разрешишь, я скажу первая… Это второе Рождество, которое я провожу с тобой, и первое, которое мы проводит как мистер и миссис. Без преувеличения скажу, что последние два года были лучшими в моей жизни. Так вот, я хочу, чтобы впредь так было и дальше. Неважно, с чем мы столкнемся, важно, чтобы оставались вместе, чтобы ты был со мной. С Рождеством, дорогой, я люблю тебя, - после этих слов послышался звон ударившихся друг о друга бокалов, а после мы скрепили тост поцелуем. Затем, отставив бокалы, я пододвинулась ближе и мы крепко обнялись. Я прижалась к мужу, начав аккуратно поглаживать его волосы на затылке.

0

8

Подарок от Шерон был изумительный. Конечно, любой, кто посмотрит, скажет, что он весьма прост, однако для меня любой подарок будет дорогим, даже журавлик сложенный в технике оригами. Он был приятен на ощупь, хорошо на мне сидел. Никто бы не смог подарить мне такой свитер, потому как никто не знает меня лучше, чем моя жена. Я еще некоторое время поглаживал одежку на себе, словно пытался прочувствовать его мягкость.
-У меня, когда я учился в университете, был горчичный свитер толстой вязки. Я в нем походил на улей, серьезно. А вот такого никогда не было. Я вообще всегда считал глупым носить свитера с оленями или с прочими зверушками. Просто я никогда особо не жаловал Рождество, как и другие праздники. А этот свитер мне нравится. И здесь нет оленей, - усмехнулся я, кончиком пальца указывая на силуэт медведя, - не знаю почему, но мне нравится твое сравнение меня с медведем. Это, пожалуй, очень мило, - я вновь широко улыбнулся и посмотрел на любимую, - Шер, ты такая смешная. Всегда спрашиваешь меня о моем прошлом, но ведь в нем много того, что тебе вряд ли понравится..
Порой мне было просто стыдно перед Шерон. Как можно было прожить жизнь так, что потом своей любимой женщине стыдно рассказывать. А порой не просто стыдно, а страшно. Страшно, что своим давно забытым прошлым можешь обидеть ее или сделать больно.
-Сначала праздновал с семьей. Для дочки я старался создавать атмосферу праздника, однако сам этой атмосферы никогда не чувствовал, и никогда не понимал. А потом уходил на всю ночь в клуб или в бар с друзьями. Ты сама понимаешь, чем дело заканчивалось, так что... А как ты проводила Рождество без меня? - сейчас мне очень хотелось перевести тему на Шерон, в надежде, что она не будет продолжать мою историю и выстраивать у себя в голове картинки.
Побеседовав и повспоминав, мы продолжили нашу маленькую церемонию дарения подарков. Шерри была в восторге от Пегаса, которого я ей подарил. Особенно ее потрясло то, что украшения бисером и бусинами было сделано мною же собственноручно. Приятно, когда твой труд ценят. Пегас сразу же отправился на комод в гостиной. А потом Шерри решила подарить мне свой второй подарок. Оказалось, что это был шар со снегом, как я и хотел. Но он был не простой. Он напоминал мне о истинном доме, о Париже, где я прожил так много лет. Что бы в этом городе не происходило, я любил его, любил его виды, его архитектуру, любил улочки и кафешки, парки и музеи. Я там всегда ощущал себя туристом, и хотел повидать все снова и снова, словно ненасытный. И сейчас этот город моей мечты был заключен в стеклянный шар, и маленькая Эйфелева башня покоилась под слоями блесток, которые играли роль крупных снежинок. Я еще раз потряс шар, и уставился на крошечные здания, на которые тут же посыпался искусственный снежок.
-Как красиво.. - завороженно проговорил я, - самый лучший подарок. Спасибо, - протянул я и посмотрел на Шерри, - если ты не против, я заберу его на работу и поставлю к себе на стол.
Я вновь посмотрел на Шар, а потом аккуратно поставил подарок на кофейный столик.
-Знаешь, сейчас все, о чем я могу мечтать, это поцелуй от тебя, - я улыбнулся и закрыл глаза, показывая Шерри, что я готов к своей мечте. Шер поддалась вперед, и я ощутил вкус ее теплых губ.
После мы перебрались во дворик. Сейчас там была настоящая зимняя сказка, а я был доволен подарком, который придумал для любимой. Укутавшись в плед, мы пили какао и разговаривали. Шерон не захотела петь.
-Жаль, у тебя правда красивый голос. Всегда не понимал, почему ты себя недооцениваешь. Ты прекрасно поешь, хорошо готовишь, уверен, ты много чего умеешь, просто наговариваешь на себя, - я улыбнулся жене, поцеловав ее в щеку, - ну, свитер свитером, а вот не будь у меня такой фигуры, ты бы так не восхищалась, - я засмеялся. Я не хвастался, просто подстегивал Шер к очередному комплименту. Я прекрасно знал, какая у меня фигура, а главное, как она нравится моей жене, так что, по сути, просто озвучил ее мысли.
Допив какао, мы вернулись в дом. Шер очень хотела продемонстрировать мне свои кулинарные способности. Усадив меня на диван, она принесла кушанья, которые сама приготовила. Словами не передать, как для меня это было важно и приятно. Но сперва был тост. К слову, Шерон с каждым разом говорила тосты все лучше и лучше, что у меня дух захватывало. И сейчас мне было так приятно, что я не мог спрятать широкой и счастливой улыбки. Да и нужно ли прятать счастье?
-Люблю тебя, - повторил я за Шерри, и мы скрепили тост поцелуем, - ты стала говорить более красноречиво, - похвалил я жену, берясь за вилку и нож. Попробовав мяса я обомлел. Я не могу высказать в полной мере, но это было очень вкусно. Шерон была превосходной хозяйкой.
-Я искренне не понимаю, почему ты принижаешь свои способности, - отрезая уже второй кусочек, обращаюсь к Шерон, - это мясо ничуть не хуже того, что готовлю я. Почему ты не готовишь, м? - я не против роли повара на нашей кухне, но Шер готовила очень хорошо и можно было хотя бы пару несколько раз в неделю баловать мужа подобным сытым ужином.
Наевшись, мы уместились на диване. Просто лежали. Не хотелось даже в спальню перебираться. Здесь стояла елка, здесь было уютно и хорошо.
-Шер, какой тебе самый значимый подарок подарили? Ну, не считая моих подарков, - спрашиваю я Шерри, кончиком пальца выводя узоры на ее раскрытой ладони. Ее голова лежит у меня на плече, так что, периодически я губами касаюсь ее лба, - кстати, очень классный свитер. В нем очень тепло, - я вновь оценил подарок жены, - наверное, и мне стоило подарить тебе теплый свитер.

+1

9

- Возможно, - вдохнув, как-то грустно протянула я, ведь и сама понимала, что прошлый образ жизни Этьена всегда делал мне больно. – Но как можно жить с человеком и любить его, не зная ничего из его прошлого? Даже самых омерзительных вещей. Я не отрицаю, Этьен, многое слушать неприятно и многое я до сих пор принять не могу, но… мы вместе, и должны знать друг о друге все. Иначе можно так и не понять, насколько сильно наши жизни изменились.
Я попыталась улыбнуться. Да, мысль о том, что Рождество он проводил в постели с какой-нибудь моделью, вовсе не красили мое настроение. Но это неотъемлемая часть отношений, которая не только делает нас ближе, но и вынуждает сравнивать и видеть разницу, что было «до» и «после». Француз рассказывал, я внимательно слушала. Он попытался перевести стрелки на меня, но я лишь мягко улыбнулась, после чего пододвинулась ближе и чмокнула Тьена в щечку. Затем я привстала и присела на колени мужа, обвив его шею одной рукой. Надеюсь, ему не слишком тяжело.
- А ты когда-нибудь хотел почувствовать эту атмосферу? – француз говорил, что сам этой атмосферы никогда не чувствовал, вот мне и стало интересно, а хотел ли он. – Знаешь, всегда есть две стороны медали. Слушать о твоем прошлом порой… неприятно, но зато теперь я знаю, что привнесла в твою жизнь и что еще должна привнести. Теперь я знаю, что раньше у тебя не было настоящего Рождества, а я тебе его подарила. Ты хоть представляешь, как это приятно? – ярко улыбнувшись, я дотронулась обеими ладонями до щетинистых щек Этьена и крепко поцеловала его в губы. Слушать, возможно, и неприятно, но выводы греют душу. – Ты проводил ночи с другими, думать об этом особенно тяжело. Но теперь ты только мой, проводишь ночи только со мной, видеть и чувствовать хочешь только меня. И это приятнее вдвойне!
После этих слов я и вовсе крепко обняла Этьена, аккуратно водя пальчиками по волосам на его затылке. Всеми этими примерами я хотела показать, что как бы тяжело не было говорить и думать о его прошлом, истина все равно познается в сравнении. Он спал с другими, а теперь только со мной. Теперь он мой, он верен и любит. Ну чем не причина для радости? В конце концов, чем не причина для гордости? Он выбрал меня! Среди толп неизвестных молодых и красивых, он выбрал меня. Он изменился, и теперь хочет рядом видеть с собой только дну женщину – меня. До сих пор не знаю, чем зацепила, чем увлекла, но я безумно горда этим. И гордости было бы меньше, не знай я, каким Тьен был в прошлом. Так что…, прошлое причиняет боль, но оно же приносит чувство гордости и радости. Вот такие противоречия.
А наше Рождество продолжалось. Мы подарили друг другу подарки, особенно мне понравилось дарить мужу поцелуй. Самое простое, но, в то же время, бесценное. После мы вышли во двор, где немного поговорили и выпили какао. Тьен попросил меня спеть, но я, по своему обыкновению, засмущалась и не стала этого делать. Забавно, я легко могла спеть перед толпой, но перед мужем меня одолевала самокритика. Мне было плевать, что подумает толпа, а вот, что подумает Этьен, понравится ли ему…, это уже другое дело.
- Наверное, просто боюсь, что тебе не понравится, - все же призналась я, после чего посмотрела на француза, который уже комментировал свитер. – Мужчина с другой фигурой мне бы просто не подошел, - засмеялась я, намекая на то, что сама девочка немаленькая, и с каким-нибудь хилячком бы просто не смотрелась.
Мы вернулись в дом, и после тоста принялись пробовать еду. К счастью, Тьену понравились мои приготовления, и я просто не могла не улыбаться. На его вопрос я лишь пожала плечами. Француз и без того знает, почему я не готовлю. Дело не в умении, я этого просто не люблю.
- Раньше я и вовсе готовила только в исключительных случаях. Сейчас чаще, хочется все же своего мужчину радовать, - усмехнулась я, прожевывая весьма сочный кусок мяса. – А ты… не хочешь сказать тост? – как-то неуверенно протянула я, все же сама сказала, а Тьен молчит.
Ну а мы перебрались на диван. С моим животом было это не очень удобно, поэтому я не пролежала и минуты, все-таки места было уже мало. Зато я смогла сесть на краешек.
- Значимые? Ну…, у меня всегда была семья. Например, это кольцо, - я указала на серебряное кольцо с черепом, с которым расставалась редко. – Многие считают, что оно не для взрослых, но, когда мне было 15 лет, Джейден купил семь таких колец и подарил их мне и всем братьям на Рождество. Это наш своеобразный символ единства, и никто из нас его почти никогда не снимает. Детские подарки. Денни подарил мне браслетик, который сделал сам. Ему было шесть. Как он смог его сделать, не представляю! Но это безумно ценный подарок, который я храню до сих пор. Кстати, Меган мне как-то подарила рисунок, на котором изобразила меня и еще одного человечка, - разумеется, изобразила своеобразным способом, по сути, человечка составлял кружок и несколько палочек, но она ведь совсем маленькая. – Подарила она мне его со словами «Пусть с тобой будет дядя»! Как в воду глядела, теперь со мной есть дядя, - засмеялась я, после чего наклонилась и несколько раз поцеловала мужа в губы, обхватив его голову руками. – А твои подарки… Ты ведь знаешь, что они для меня значат? Ведь знаешь? Знаешь? – с каждым словом, со смехом, я целовала мужа в губы все крепче и крепче. – Да, свитер, действительно, теплый. Даже я чувствую, от чего, если честно, начинаю засыпать…

0

10

-Конечно хотел, - честно признался я, - кто не хочет ощущать то волшебство, о котором говориться в книгах или в фильмах? Вот только не было рядом нужного человека, а потому эти желания постепенно стали атрофироваться, а потом и вовсе отпали. Считай, ты сделала меня полноценным, вернула мои желания, - улыбнулся я. Шерри и подтвердила эти слова, сказав, что ей приятно. Шерри прижала свои теплы ладошки к моим щекам и крепко и сладко поцеловала от меня в губы. Этот поцелуй пронзил меня в сердце, и на коже выступили мурашки.
-А ты всегда чувствовала эту атмосферу? - поинтересовался я, все еще ощущая напряжение своего тела. Если нет, то, пожалуй, и я подарил ей нечто такое, что можно назвать ощущением волшебства.
-Шерон, ты подарила намного больше, чем ты можешь представить. И те, кто у меня был когда-то, просто никогда бы не смог мне всего этого подарить. Помнишь, ты называла меня подарком судьбы. А ты мой подарок. Знаешь, пообещай мне, что никогда не будешь в этом сомневаться, - я улыбнулся Шерри. Конечно я знал, что она не сомневалась в этом, хотя порой ей было сложно было делать серьезные шаги, порой даже рискованные. А вот я не боялся, потому что она всегда была рядом. И сейчас мне было приятно, что все это происходит. Никогда не мог подумать, что делиться своей правдой так просто, даже если правда сама по себе нелицеприятная. И хотя я не охотно вспоминаю былые времена (потому как настоящее у меня в разы лучше), мне не страшно вспомнить, каким кретином я был. Порой это даже полезно, посмотреть, что было "до" и "после", а потом поблагодарить Шерри, что она действительно показала мне жизнь, показала мне, как правильно жить. И хотя я не могу заявлять, что наша с ней жизнь правильная, для меня она была идеальной. О такой жизни мечтаешь, фантазируешь перед сном, и не всякому удается эту фантазию притворить в жизнь. Мне удалось, а по сему могу смело называть себя счастливым человеком.
Шер крепко обняла меня, как только сказала, как ей приятно осознавать, что с ней мне лучше, чем с кем-либо когда-либо. Просто настоящее "хорошо". О нем мало что знают, потому что она превратилось в дежурное слово, синоним "нормально". Но "хорошо" - это когда просыпаешься с улыбкой на лице, когда ты просто хочешь жить. Хочешь вставать с постели, хочешь идти мыться, хочешь завтракать, хочешь совершать любую цепочку действий. Я прижался к ней, как ребенок, положив голову ей на плечо и вдыхая сладкий запах ее парфюма. Я улыбался, прикрыв глаза, и прижимая ее своими большими руками к себе.
Наш маленький праздник был в самом разгаре. Признаться, самые ценные праздники именно те, которые ты справляешь со своей второй половиной. Сейчас я знал, что прекраснее Рождества у меня просто никогда не было. Мы перебрались на задний дворик, смотрели на искусственный снег, который добавлял атмосферности.
-А, то есть ты меня еще и по параметрам подбирала? - засмеялся я, когда Шер сказала, что другой мужчина бы ей не подошел. Я прижал Шер к себе еще по крепче, желая, чтобы она согрелась от жара моего тела, и нежно поцеловал ее в висок.
Когда стало совсем прохладно, мы вернулись в дом. Шерри приготовила для меня праздничный ужин, и это было чертовски приятно.
-А эти изменения, для тебя они в лучшую сторону или нет? - спросил я, с улыбкой смотря на Шерри. Я знал, что эти изменения произошли с моим появлением в ее жизни, но нравится ли ей, что приходится стоять у плиты, чтобы твой муж был доволен? Это мне было интересно, это мне и предстояло выяснить.
-Скажу, - заулыбался я, - раньше жизнь была пресной, а сейчас в ней столько разнообразия. И я готов идти с тобой дальше, вперед, потому как уверен, что впереди еще лучше, чем сейчас. А ведь сейчас все великолепно, можешь представить, что ждет нас в будущем? Я люблю тебя, люблю, что ты даришь мне свою улыбку, тепло, уют, спасибо тебе за все это, очень приятно чувствовать себя нужным, - я поднес бокал к бокалу Шерон и слегка ударил его, отчего в комнате раздался тихий звон, - с Рождеством, любимая, - выпив немного из бокала. Еда была изумительной, немаловажное значение имело то, чьими ручками все это было приготовлено.
Но в скором времени мы перебрались на диван. Я спросил Шерри про ее особенные подарки, и она рассказала про кольцо, которое носят в ее семье. Про браслет, который сделал Денни и про пророческий рисунок от Мегги.
-Может она пророк? - улыбнулся я, как только Шерри приблизилась ко мне и сладко поцеловала губы несколько раз, - конечно знаю! Мои подарки просто не могут быть хуже других, - засмеялся я, явно давая понять, что самооценка у меня огого. А Шерри продолжала целовать мои губы, смеясь. Это было так мило и так весело.
-Знаешь, твои подарки тоже ценны мне, тем более, что у меня никогда не было символичных подарков, как у тебя. Но с твоей щедростью я себя ощущаю ребенком, которого балуют и, признаться, это чертовски приятное чувство быть избалованным, - теперь уже я сладко целовал ее губы.
Шерри сказала, что тепло моего свитера клонит ее в сон, отчего я умилился и поцеловал Шерри в лоб.
-Что же, давай ложиться спать, - промурчал я, обнимая Шерри покрепче. Мне хотелось как-то позаботиться о ней, так что, я поднялся и заботливо поднял Шерри, и мы медленно и размеренно прошли в спальню. Переодевшись в пижаму, мы улеглись в постель.
-Надеюсь, мой бок согреет тебя не хуже свитера, - улыбнулся я, сладко целую пухлые губки жены, ведь свитер я уже снял. Прижавшись к ней, носом я зарылся в ее волосах.
-Спокойной ночи, любимая, - сладко пробормотал я, губами касаясь плеча.

0

11

- Ну, как сказать. На Рождество было принято радоваться и улыбаться, и я это делала, - опустив взгляд, улыбнулась я, отвечая на вопрос мужа. Через несколько секунд, словно сформировав наконец-то более четкий ответ, я вновь посмотрела на Этьена. – Все было неплохо, на самом деле. Даже хорошо, но… не так.
Думаю, Тьен понимал. У меня просто не находилось слов. Волшебно, потрясающе, особенно. Слов много, но врятли они отражают то, чем для меня стали подобные праздники. Даже подарки, которые раньше казались чем-то обыденным, самим собой разумеющимся, теперь носили совершенно другой смысл. Я даже, как ребенок, зачастую ждала, что же мне в этот раз подарит муж! Такого не было никогда, так что не только в его жизни что-то поменялось, мы оба чувствуем эти изменения, притом в лучшую сторону. От этих мыслей я улыбнулась, все еще мягко смотря на Тьена. Его улыбка, такая добрая, тоже была своеобразным подарком. И не только улыбка, но и взгляд, который тоже сочетал в себе мягкость, доброту и любовь, а как восхищенно он смотрит на меня всегда… Женщинам порой этого очень не хватает. Даже забавно, каким разным Тьен бывает. Сейчас его взгляд такой, а на работе, если кто-то сделал что-то не так, он становится строгим и требовательным. Если меня кто-то обижает, взгляд в сию же минуту становится злым. Удивительно, каким разным он бывает, неизменны только чувства.
- Нет, но знаешь, когда перед тобой красивый мужчина, плечистый…, носастый, - после этих слов я засмеялась, мы уже сидели на заднем дворике, обсуждая параметры мужа, - не подумай, я люблю твой носик, - в подтверждение своих слов, я наклонилась и поцеловала француза в кончик носа. – Настоящий мужской носик! В общем, на такого грех не обратить внимание, и я даже горжусь собой, ведь смогла тебя привлечь, - я улыбнулась. Тьен всегда был видным мужчиной, а теперь он только мой. Но мы засиделись, еда все же стыла, так что вскоре мы вернулись в гостиную, где француз попробовал мою готовку. – Ты что? Конечно, в лучшую. Раньше бы я сказала, что моя жизнь просто великолепна, и я ни в чем не нуждаюсь, но раньше мне не было с чем сравнить. Сейчас есть и я хочу, чтобы так все и оставалось. Или было еще лучше. Главное, чтобы ничто не стало как прежде. Мне даже понравилось готовить! В смысле, я это дело любить больше не стала, но мысль о том, что я готовлю для тебя, чтобы сделать тебе приятное, позаботиться о тебе…, она как-то поднимает настроение и вынуждает забыть о прошлой неприязни. Готовишь с удовольствием.
Я ничуть не преувеличивала. Я не любила готовить, и Тьен это прекрасно знал. Но в те редкие моменты, когда я становилась за плиту ради него, эти чувства как-то… пропадали, на те редкие несколько часов мне правда нравилось то, что я делала, и я старалась, старалась делать все хорошо и вкусно. Возможно потому, что это не было необходимостью. Тьен от меня ничего не требовал, это не было обязанностью. Просто я хотела. И  делала то, что хотела, а потом, как сейчас, наблюдала за реакцией мужа, всей душой надеясь на то, что, действительно, приготовила что-то достойное. Мелочь, а ведь приятно. Кажется, Тьену понравилось и я была искренне рада. Мы решили произнести тост. Я хотела, чтобы первым, как мужчина в доме, это сделал муж, но вышло все иначе. Тем не менее, Тьен сказал свое слово. Слушая его, я неумолимо улыбалась, а после того, как мы отпили немного сока, я тут же наклонилась, чтобы обнять его, обнять так крепко, насколько позволяло мое нынешнее положение. Мне все еще было неловко и даже некомфортно от того, что я не могла прижаться к любимому, так что через пару секунд я отстранилась и провела ладонью по его щеке. Обнять не могла, но каждая ситуация дает что-то взамен. Я стала чаще дотрагиваться до его лица, и мне это нравилось. Улыбнувшись, я снова взглянула в глаза француза. Он у меня такой очаровательный, но вместо того, чтобы сказать это вслух, я наклонилась и коснулась его губ губами. 
Время летело незаметно. Я стала быстрее уставать, так что вскоре, после нашего разговора о подарках, изъявила желание пойти отдохнуть. Это был прекрасный вечер, то самое волшебное Рождество, о котором пишут в книжках. Хотя нет, о таких в книжках не пишут, такое бывает только в жизни чертовски счастливых людей. Что ж, Тьен согласился со мной, и мы направились в спальню, где быстро переоделись и улеглись в постель.
- Шутишь? Твой бок согреет еще лучше, только давай так…, - с этими словами я перевернулась на спину. Теперь грудь Тьена плотно прижималась к моей руке и моему боку, а губами он мог дотронуться до щеки. Кожу лица обволакивало его теплое дыхание. Так определенно лучше. Так же  я взяла ладонь Тьена и положила ее на низ своего животика. – Мне спокойно и ему тоже, - так я уверена, что наш сын будет вести себя спокойно. – Спокойной ночи, родной. Спасибо за праздник.
Вот так, прижавшись к его лицу, ощущая его теплое дыхание и легкое покалывание щетины, я и уснула. Как я и предполагала, Андрэ вел себя так же спокойно и сегодняшней ночью родителей не тревожил. Волшебное Рождество.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Joyeux Noël