Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the Masquerade


Welcome to the Masquerade

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Куинтон и Агата
14 февраля 2014
Агата получает письмо от Анонима с приглашением на маскарад.
Кто же прячется за маской?

http://s5.uploads.ru/jZF1P.gif
Давай сыграем в пустяки
И я пойду не стой руки
И легкость шутки о любви
Приму монетой звонкой...
Давай сыграем в пустяки
Ведь мы все также далеки,
Но кажеться в который раз
Игра на миг сближает нас.
И ты хитришь и я хитрю-
Открыть все карты не хочу
Но разве правда нам нужна?
Для нас важна сама игра...

+1

2

Сегодняшним утром я впервые за те последние безвылазные дни пьянки смог обойтись без бутылки воды и волшебной таблетки. После недавней встречи с Агатой, когда она меня кинула в холодные воды Сакраментовской реки, я понял, что больше не хочу выглядеть в глазах этой женщины жалким. Да и лучше вести переговоры на трезвую голову, ведь помнишь, о чем говорил и какие проблемы решал. Так легче.
Когда я смог проснуться и приняв холодный душ, одевшись, я первым делом решил зайти на кухню так как из этой комнаты раздавались прекрасные запахи и громкие звуки.
- Синьор Гуидони, с добрым утром. Знаете, какой сегодня день? - с доброй улыбкой на лице встречает меня Грейс, вываливая на тарелку оладьи формой сердца, затем обливая их шоколадным сиропом.
- Ну и какое же? День выдачи зарплаты? - хмурюсь, вчитываясь в статью новостной газеты. Не знал, какое сегодня число и только удивленно посмотрел на непонятную еду, которую приготовила домработница. - Хочешь, чтобы я ее повысил?
- Нет. Просто... - светловолосая женщина жмется, подыскивая нужные слова. - Я думала, Вы захотите пригласить любимую девушку на свидание. Могу остаться и приготовить изысканные блюда, какие вы только пожелаете.
- Зачем мне это нужно? Грейс, не пытайся лезть в чужие дела. - я положил газету на стол и принялся за завтрак. Сказал я все спокойным тоном. Домработница понимала меня с полуслова и поэтому я настолько привык к ней, что не хотел никого видеть в своей квартире, даже если Грейс норовит залезть в мою личную жизнь, пытаясь её наладить.

Разговор, который состоялся утром, невольно заставлял меня возвращаться к нему. Съездив на работу и договорившись с приятелем заключить с ним контракт по поводу органов, я все же находился в задумках. Понимал, что моего общества террористка не требовала и не очень была бы рада, если бы я сейчас заявился посреди дня с букетом цветов, которые, к слову, я никогда никому не дарил.
Не знаю, кому нужен этот чертов Валентин в белых труселях, набитых не пойми чем, да со стрелой.
Раньше ведь я даже не задумывался, кому дарить подарки в такие дни потому как мне были рады даже без каких-либо поводов. А тут... Я ищу любую зацепку для того чтобы только увидеть Агату.
- Останови. - весьма грубо приказываю шоферу и выхожу у цветочного. Ненавижу этот чертов день, когда мужики за букет роз получают ужин при свечах и секс. А одинокие бабы дарят друг другу валентинки. 
В магазине толпа мужчин и женщин, что толкались и кричали под ухо, подзывая девушку, сидящую у кассы, чтоб та посоветовала им сделать выбор. Но мне не нужна была помощь. Я долго ходил в поиске, пытаясь понять, какой цветок подойдет ей. Роза? Слишком банально. Сирень? Вполне, но я не был их любителем. Астра? Лилии? Что могло полюбиться моей испанке?
Наконец, мой выбор пал на корзину цветов, украшена она была весьма своеобразно.
- Завернуть что-нибудь? - ко мне подходит консультантка, по совместительству продавщица, коей я дал бы шестнадцать лет от силы.
- Да. Вон ту плетенную корзину.

« Я не буду говорить, насколько ты поразила меня в самое сердце, ты и так это знаешь. Я просто хочу поблагодарить тебя за все счастливые моменты, которые ты подарила.  И... Хочу попросить подарить еще одно мгновение рядом с тобой. Большего мне и не нужно.
Приглашаю на маскарад. Познакомимся вновь?
Твой аноним. »

Такое письмо оставил я в букете, который должен был донести до дома террористки посыльный. Догадывался, что она не придет и, может, выкинет и цветы и клубнику в урну. Но... Надежда умирает последней, ведь так? А еще у меня было громадное терпение и ему мог позавидовать любой человек.

Коризина цветов:

http://cs616918.vk.me/v616918632/4674/lehPVdzdvqk.jpg

+1

3

14 февраля. Этот день начался для меня точно так же, как и предыдущие. Ничего особенного я не ждала и за праздник вовсе не считала. Чушь. Кто мог придумать праздновать день влюбленных? И почему тогда нет дня, посвященному всем разведенкам или одиноким женщинам?
Я собиралась выспаться, так как вчера позволила себе посидеть в караоке-баре со стопками текилы. Конечно, посиделки проходили в компании. Должно ли меня смущать это свидание с профессором истории? Меня – нет. Да и Карлу, чьим именем я называлась, тоже. Карла была веселая, легкомысленная, безбашенная девушка, интриганка. Она отличалась от меня своим желанием жить, своим позитивом. Я же, Агата, застряла навечно в своей темноте, радушно принимая не объятия мужчин, но объятия внутренних демонов.
Разбудил меня звонок в дверь. Мой чуткий сон исчез, как туман. Я взглянула на часы, времени около 3 дня. Ну я и спать… Наверно, остатки болезни накидывали своей слабостью.
Звонок повторился. К третьему настойчивому «дзинь» я открыла дверь. Посыльный, чей рабочий день был загружен в такие праздники как День Святого Валентина и 8 марта, вручил мне интересный букет. Хотя эта наполовину съедобная композиция мало походила на букет, что, несомненно, обрадовало меня и удовлетворило тягу ко всему странному и нелогичному.
Поедая клубнику и заваривая на кухне чай из розы и корицы, я разговаривала с сыном.
- Рассказывай, сколько валентинок получил? – спросила я, прижимая телефон к уху и кладя ложку сахара.
- Две. Одна без подписи. Я думаю, это Пенни Грин из нашего класса. А ты?
- А я… - и тут обнаруживаю в цветах сложенный листочек, в котором было послание.
- Маааам – настойчиво протянул Аарон, пока я читала и заправлялась ягодами.
- Мам, что ты там жуешь? – мелкий начал возмущаться, то ли тому, что я ему не отвечаю, то ли тому, что я жую без него.
- Ой, а мне тоже валентинка пришла – усмехнулась я, вертя записку в руках. – Без подписи. Аноним. Приглашает на маскарад. – да, я могла похвастаться тем, что своему сыну рассказывала все, делилась, как с другом, - он был моим ценным советником. Тоже самое доверие я получала и от ребенка.
- Может это от папы… - сделал предположение мальчик, но неуверенным голосом. Значит, если это и был Декстер, то о своем намерении с сыном он не поделился.
- Вряд ли... – ведь в прошлый раз я сбежала от него в Неваду и пропала на два дня, оставив жалкую записку.
К моменту, когда я закончила разговор с Аароном, я все еще находилась в сомнениях насчет того кто прислал мне букет и стоит ли идти.
Маскарад, безусловно, заманчиво. Маски, музыка, красивые наряды, фееричные шоу и танцы. Тайны и секреты… Да, это мне подходило. Это было про меня. Ведь от посещения клубов и ресторанов я отказывалась напрочь, - не люблю эту набожность и пафос.
Ближе к вечеру, за час до открытия маскарада, я решилась. Маску пришлось закупать в магазине по дороге, поэтому на карнавал я немного опоздала, но сама церемония открытия, с шоу и речью ведущего еще не состоялась.
Теперь, находясь в эпицентре красок, разноцветных масок, платьев, роскошных тканей, я гадала кто есть мой Аноним. Может мы и вовсе, скрытые за костюмами, не узнаем друг друга?

платье и маска

+1

4

Я много делал неправильных поступков: бросал колкие фразы и за них получал плату в виде тумаков, уходил, когда меня просили остаться, не собирался переступать через гордость, зная, что теряю все и это "все" никак не возвратишь. И я счастлив, что к этому моменту я стал закаленным и теперь мог запросто вычеркивать людей из своей жизни на раз. Но как долго я буду пытаться жить? Как долго я буду одинок? Это Агата может судить, с сыном на руках и в возрасте двадцати семи, о том, что ей никто не нужен и она сможет прожить одна. Я думал об этом так же лет так десять назад. Через десяток я уже устал быть самим собой. Вполне возможно, у меня просто наступила такая полоса, которую я называю никак не иначе, как кризис среднего возраста. А что? Многие юноши оправдываются тем, что у них, подростков, наступают трудные моменты в жизни. И я ведь тоже имею право сказать, что у меня черная полоса и длится она не месяц и даже не год, а с самого рождения. Правда, дети без особой трудности смогут заполучить хорошие отметки, вместо того чтобы ругаться с родителями на счет очередной "неуд". Как и я, пускай и с огромным трудом, имел возможность все исправить до того, как мне исполнилось бы шестьдесят.
К чему я все веду? К тома, что иногда нужно поступать не так, как ты привык, а так, как того требуется. Когда я ходил с Агатой на нормальное свидание или дарил цветы? Я эгоист, но признаю это. Я страдающий эгоист.
Что мешало подарить террористке частичку внимания, вместо того, чтобы требовать от нее понимания? И я хочу исправиться. Своеобразно попросить прощения за неправильные действия и слова, сказанные чтобы ущемить её.
Надеюсь, что она придет на нашу встречу иначе я не представляю, что вытворю в следующую нашу встречу. 
Она опаздывала. Точно был уверен, что в здании ее не было ибо Тарантино слишком эффектна, чтоб ее не заметить. Даже если испанка натянет на себя извалявшийся мешок, она останется такой же красивой и уверенной в себе личностью.
Меня не волнует представление, что происходило перед самым носом. Я только искал в толпе свою брюнетку, которая не давала мне покоя. Интересно, догадалась ли она, кто я - этот самый таинственный аноним?
Дверь отворяется - мой взгляд цепкий м от него невозможно что-либо утаить. Фигура в красном платье, что идеально сидело на представительница слабого пола, прошла немного ближе к толпе. Я находился на втором этаже и наблюдал за попытками Агаты (в том, что это Агата - я был уверен. Да я б ее даже в парандже узнал!).   
Я иду навстречу к этой самой одинокой фигуре. Плевать, что , возможно, прерываю начало торжества и мешаю кому-нибудь. Главное не эти люди и не бал маскарад, а она.
- Здравствуй, прекрасная незнакомка. Представимся? Я - твой аноним.
Как настоящий джентельмен, я беру ее за кисть руки и касаюсь губами, конечно, сквозь маску, которая закрывала все мое лицо,  тыльную сторону ее ладони.
Точно она! Я заметил еще тогда, по ее походке и манере поведения сейчас. 
Интересно, догадается ли она, кем являлся тот человек за маской, стоявший перед ней?

+1

5

Со второго этажа спускается мужская фигура. Я не замечаю его, осматривая зал на первом этаже, следя за тем как кто одет, как виртуозно официанты в своих белых фраках и масках проносили подносы среди стоящих зрителей, которые, порой, напоминали застывшие фигуры.
И только за пару метров от себя я заметила мужчину, что уверенно приближался ко мне. Он не походил на человека, который просто гуляет по этажам, у него была цель. Думаю, и в жизни тоже.
- Здравствуй, прекрасная незнакомка. Представимся? Я - твой аноним. – он целует мою руку. Тайна вокруг того, кем является Аноним, развеялась, стоило мужчине сказать одно слово.
По его походке, по голосу, по глазам, по цвету волос, выглядывающими из-за маски, не сложно догадаться, что передо мной стоял Гуидони. Итальянец удивлял меня своей обходительностью и джентльменскими намеками: цветы, таинственное приглашение, поцелуй в руке… Мир перевернулся?
- И кто же вы на этом карнавале, Аноним? Чей костюм надели? Доблестного рыцаря или темного лорда? – я решила поддержать игру, включая обаяние и радушность.
Если для того, чтобы Куинтон не желал меня убить, не ненавидел, не проклинал, мне придется быть в маске, я буду в ней. Сегодня.
С минуты на минуту начнется открытие. Верхние этажи просили освободить, люди расступались по стене, создавая живой полукруг.
Звучала музыка, и она играла все громче. Свет прожекторов перешел на «сцену», куда стекались мужчины в черных смокингах, к ним выходили дамы в чулках и огромном каркасе под юбку, только вот юбки сверху не было. Эти женщины были соблазнительными куклами, с хрустальными глазами и ломаными движениями. А потом их заменили легкие и воздушные девушки в белых платьях, на плечах которых сидели бабочки. Впрочем, эти крылатые насекомые быстро разлетелись по залу.
Когда представление закончилось, погас свет. Зал погрузился в темноту. Прокатились перешептывания, а затем включилось свечное освещение.
Только вот меня не было рядом с Куинтоном. Я улизнула, проскочив мимо стоящих фигур и пышных платьев. Поддерживая подол в одной руке и бокал шампанского в другой, я выбежала на балкон. Нет, я не собиралась снова улизнуть от итальянца, я поддерживала его игру в кошки-мышки.
Кто из нас занимал какую роль?

+1

6

Любой желает внимание к собственной персоне, лишь бы услышать из чужих уст, насколько он красив и значим для остальных людей. Кто виноват в том, что мы настолько эгоистичные создания, что стремимся больше всего любить себя? Мы или же творец всего непонятного и недомого? Задаваться вопросами, на которых не знаешь что ответить, можно всю жизнь и так и не найти ключевого слова. Философия на то она и философия, что она не понятна и лишь поэтому она привлекает многих людей. Конечно! Что может быть легче, чем сидеть на торчке и думать о смысле всего высокого и парящего?
Незамужние леди, улыбаясь своей фирменной улыбочкой, надеются понравится золотой элите, к которой принадлежали симпатичные молодые юноши лет от двадцать до двадцати пяти. Те, кто шли постарше - это другой контингент, их обычно называли богатыми папашами. Таких не то что не любили женщины, таких попросту держали, как за "мешок денег". Были, конечно, исключения, кто выглядел в шестьдесят на все тридцать и имел большое состояние и которыми любовались не только из-за пузатенького кошелька, но таких пересчитаешь по пальцам одной руки.
Женщины меня не цепляли - нафуфыренные, с явным видом, что они пришли цеплять очередного хахаля, не зная о них ничего, я мог сказать, о чем они мечтают больше всего. Мужчины сюда пришли просто для удовольствия. Посмотреть на нарядившихся девок, поговорить о политике и о погоде с мужиками, собирая под каждым углом сплетни, похуже женщин.
Вот только я пришел на этот бал-маскарад, чтобы увидеть Тарантино. И мне плевать, расстроилась ли она, увидев меня и догадавшись, кто на самом деле прислал ей те цветы и клубнику, или обрадовалась. Главное - я дождался нужного мне гостя.
- Доблестного рыцаря или темного лорда?
- Я выберу второй вариант. Он мне больше подходит, Вам не кажется? - По-моему, все и так ясно. Даже под маской я не скрою свою темную натуру, даже если хорошо постараюсь.
Игривая и легкая, как шампанское, которое я успел взять с подноса мимо проходившего официанта, наряженного в парадную форму. Я пьянею даже от первого глотка спиртного. Могу поспорить, дело не в алкоголе и не в атмосфере, царившей в этом огромном длинном зале.
Свет выключается. Всего на несколько секунду, но когда снова осветилось помещение, я уже не видел перед собой ту прекрасную девушку с легким румянцем на щеках и волнующей искрой в глазах. Не теряя времени попусту, я бегу вперед, сердцем, которое билось в разы сильнее, ощущая, что она совсем рядом. Осталось только дотянуться рукой и коснуться её. Моя интуиция никогда не покидала меня. Брюнетка, скрывшись за углом, развеивая подол красного платья, выдала свое месторасположение. Уже уверенно, зная, где она скрывалась, я пошел навстречу.
- Вот, оказывается, какая Вы на самом деле. Хотите, чтобы мужчины побегали за Вами? - улыбка появляется на смуглом лице и я интересуюсь у нее следующим вопросом:
- Понравилась моя посылка? - подойдя ближе к Тарантино, облокотившись руками о перила балкона, я с легким прищуром поднял глаза на небо. Оно было бледно голубым - такой цвет получится, если смешать белые краски с насыщенным синим. Постепенно оно будет применять краски более темнее и тогда я смогу, как настоящий джентельмен, украсть поцелуй у Агаты под светом бледной луны и ярко горящих звезд.

+1

7

На улице прохладно. Ветер с воды обдувает мои плечи, порой режет резкими порывами, развевая алую ткань  платья, как паруса легендарного корабля. Я стою и смотрю на город, на то, как на воде отражаются фонари противоположного берега. Есть в этой ночи что-то волшебное и чудотворное. В каждой ночи есть что-то сказочное. Ночью срывает маски и оковы, ночью мы готовы лезть на крыши, чтоб научиться летать. Ночью, перед тем как лечь в постель, мы врем себе, обещая, что утром все будет иначе. Но наступает утро... И мы все так же, спотыкаясь, идем своим скучным путем. Не зря же темное время суток было признано временем ведьм и чертей, время пороков и развлечения. И сейчас я тоже ведома этим временем суток, готова устроить шоу и продолжать примерять новую роль.
Чувствую его поступь у себя за спиной. Он рядом, я вдыхаю носом слабый аромат его парфюма. Поправляю маску и встаю в пол оборота, чтобы видеть его лицо под маской.
- Вот, оказывается, какая Вы на самом деле. Хотите, чтобы мужчины побегали за Вами? - честно? Нет, мне этого никогда не надо было. Я не страдала синдромом женщины-стервы, гласящий, что если хочешь узнать нужна ли ты, побеги. Нет, я убегала, когда хотела. Возвращалась, когда надоедало одиночество. Хотя, если я до сих пор одна, значит от своего одиночества и пустого дома я не устала еще. А может дело в том, что глубину моей души некому заполнить? И одно дело, когда рядом с тобой человек, а другое, когда даже с ним ты не чувствуешь себя комфортно.
Вопрос Незнакомца я оставила без ответа, лишь едва улыбнувшись уголком губ.
- Понравилась моя посылка? - он подходит к перилам, и я тоже разворачиваюсь в сторону реки, раскинувшейся перед зданием.
- Да, было вкусно - призналась я, улыбнувшись. - Но только я не понимаю зачем это все? - я задаю вопрос, разрушаю эту грань двух незнакомых людей, которую мы тут сложили. Я задаю вопрос не Анониму, я задаю вопрос Куинтону.
Снимаю маску, развязав две ленты под волосами. Перекидываю ее через перила и по-другому смотрю на Гуидони. Теперь пришел его черед снять маску: я тянусь к его лицу, провожу пальцами по щеке. Не хотела вкладывать в это движение штрих нежности, но что-то соскочило, и меня одолели воспоминания. Я развязываю его ленты и разоблачаю Анонима, снимая черную маску с лица.
- Привет - снова здороваюсь, как будто с другим человеком.

В глубине немой вопрос
В глубине идет один и тот же фильм
О том, как опытный игрок
Все проиграл, поверив призрачной любви

+1

8

Мужчина знал, что таких женщин, как Тарантино стоит опасаться. Они не принесут ничего хорошего в твою жизнь, не станут смыслом: ни женой, ни матерью детей. С ними нельзя связываться. Их стоит сторониться. Избегать. Закрыть сердце на замок, чтобы не потерять голову. Увы, Куинтону поздно бежать. То время ушло, когда можно было играть в прятки. 
Испанка только улыбнется, а в груди его учащенно бьется сердце, едва он видит эту девушку. Едва она встречается взглядом с ним. Ему плевать на обстановку, окружающую их на данный момент, на людей, собравшихся здесь, учтивые взгляды и милые беседы на отвлеченные темы. Он готов был променять весь свой жизненный опыт и самого себя на то, чтобы только провести все эти года, не значащие для него ничего, кроме как холодной пустоты, рядом. Он сумасшедший, сумасбродный и настолько неуверенный в себе, что предстоит только удивляться его жалким попыткам понравится ей. Бал-маскарад... Что может быть глупее, чем предстать в маске перед той, которую он желал больше возможного? Она давно поняла, кто перед ней стоит, но ведь игра...  Такая занимательная, верно? Скрывать свои лица за масками, когда уже успели разглядеть друг друга до глубины души. 
Не ответив ей на вопрос, итальянец улыбнулся самому себе. Мужчина наблюдал за девушка искоса. Так, словно она являлась творением чего-то действительно великого и прекрасного. 
- Подари мне танец. 

asi se baila el tango
Шаг. Ты смотришь на меня вызывающей с полуулыбкой на устах. Горящие глаза, сладкие губы... Шаг второй. Покачивая бедрами, ты подзываешь меня к себя. Шаг третий. Я сокращаю между нами расстояние и резко наклоняю тебя над полом, устремляя взгляд прямо на тебя. Не могу сдержать себя и впиваюсь в тебя поцелуем, оставляя солоноватый вкус на языке. Наши языки сплетаются в танце и я постанываю от удовольствия. Затем, резко поднимаю на ноги и вновь рассекаю деревянный пол, двигаюсь на тебя, как хищник. Как же ты соблазнительна в своём облегающем ярко красном платье. Я чувствую, как за тобой наблюдают мужчины с нескрываемым интересом. О боже, как я ревную! 
И снова наклоняю в танце, теперь уже проведя языком по нежной разгоряченной коже. И толкаю вниз. Ты летишь на пол. Помнишь ту вазу, не выдержавшую мою напора в тот вечер, когда ты наплевала на гордость и пришла ко мне? Я хочу так же сломить твой дух, уничтожить свободу и растоптать твое прогнившее сердце. Оно не должно любить никого... Кроме меня.  

- Спасибо... - произносит почти неслышно, когда уже стихает песня и они ловят шквал аплодисментов. 

0

9

Танец... Что может быть загадочнее и провоцирующее? Когда двое еще не в постели. Когда двое играют друг с другом. Танец говорит о многом. По расположении рук партнера на теле, по его взгляду, по дыханию, что касается шеи, можно понять чего он ждет после, чего он ищет в этом танце.
Не знаю, могла ли я Куинтону подарить все это? Оправдать его ожидания? Помочь исполнить его мечты? Или, наоборот, помочь переболеть. Нет... вряд ли танго говорит о том, что ему нужно переболеть. Он полон огня, страсти, желания. Он полон жизни и смерти, эта жгучая смесь вьюгой завывает в его сердце, затуманивая разум.
Куинтон сам срывает, крадет поцелуй с моих губ. Таким как он не нужно приглашение остаться на ночь или разрешить коснуться губ. Такие как он приходят и уходят, когда сами этого хотят. Такие как он обычно полны свободы и независимости... И он так похож на меня. В нем, в его любви, я вижу то, что может случиться со мной. Я так же погибну? Как мотылек, отплясав свое самбо у открытого огня?
А что если... если бы мы встретились раньше? Если бы я так же любила его, всепоглощающе, все пожирающе. Мы смогли бы не навредить друг другу?
Я боюсь, что мы бы поубивали друг друга. Ведь хеппи енд это только сказки. И добро не всегда побеждает зло. Хотя, в нашем случае, мы, бесспорно, на стороне второго.
Отвечаю на поцелуй мужчины. Забываю на секунды о том, что пережили мы вместе: боль, разочарование, обида... Это не те чувства, которые связывают. Это не то, что стоит испытывать к любовнику.
Я двигаюсь, четко обозначивая свои движения, каждый шаг и каждый жест. Касаюсь ладонью его накаленной груди. Позволяю ему сильнее сжимать меня в объятиях ,в танце, похожий на борьбу. В нем будут победители?
На моих устах сияет улыбка, оскаливая зубы. Я точно не считаю себя проигравшей, как бы больно спина не коснулась пола. И как бы сильно меня не тронул наш поцелуй.
- Спасибо... - читаю по губам, не слыша его голоса за шумом аплодисментов и сменившей музыки. Нам в пору сейчас разойтись по углам, как львы в клетке.
- Я хотела тебе сама подарить поцелуй - прошептала мужчине на ухо, уводя его от любопытных глаз богемной публики.
Мы остановились у одной из колон под лестницей, где хоть и было светло, но никто не заходил в этот укромный уголок. и я не собиралась ни соблазнять Гуидони, как бы ему это не хотелось, ни разрушать только что построенную атмосферу. Я хотела все наладить, исправить, изменив сюжет наших отношений, но не знала как.
- Представь, что ты - вовсе не ты, а я- вовсе не я. И время совсем не 21 век. У меня прическа: волосы забраны - я собираю волосы в распадающийся пучок и заношу их к затылку. - И черное болеро на плечах. А у тебя бакенбарды и шляпа. У меня есть муж, у тебя невеста, и мы танцуем наш последний танец на глазах у своих любовников. Танцем, чтоб расстаться навсегда. - я не знаю зачем сочиняю эту историю английской леди и богатого джентльмена, утыкаясь носом ему в грудь. Чтобы показать, что у нас все не так уж и плохо? Или чтобы спросить о том, а какой будет наш последний танец?
- Не целуй меня больше... - прошу его, а сама нежно касаюсь горячими и влажными губами его щеки, едва задевая край его уст. Наверно, это наш последний поцелуй... Я ухожу, оставляя недопитым шампанское. Ухожу, оставляя неоконченным вечер и неснятой маску.

И встретится, быть может, кто-то два дня спустя,
А может быть, и целый год не будет огня.
Ты, закрыв на ключ всё, что не спасла,
Улыбалась так, будто плакала.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Welcome to the Masquerade