В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тень постучалась в дверь


Тень постучалась в дверь

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Marguerita di Verdi & Frank Altieri
Место: дом Фрэнка (фото)
Погодные условия: +13С
О флештайме: выйдя из больницы, Маргарита отправляется к Фрэнку обсудить их стройку и высказать подозрения поводу того, кто на нее напал.

+1

2

Внешний вид

http://i.imgur.com/8bxCLD1l.jpg

Небо снова затянуто свинцовыми тучами - ненавижу такую погоду, она навевает ненужную в данный конкретный момент, тоску. Настроение и без того отвратительное, похожее на тяжелый туман или сплин, и в душе постепенно затягивает смогом темную дыру от того, что случилось. Две недели вне дома. Две недели без мужа и сына, по собственному решению, и что я достигла? Ничего. Я не получила ничего из того, что должна была получить за это воздержание. Я разыграла пустую карту, и теперь пытаюсь последними ставками погасить разгоревшийся лист неудач. Смешная...
Останавливаю машину и долго смотрю на себя в зеркало - да, за это время от меня почти осталась тень - темные синяки под глазами, бледная кожа, усталость в глазах и какое-то отчаяние. Делаю над собой усилие, заставляя глаза снова стать жестокими, а губы,  без кровинки, растянуться в жестокой усмешке Омбры. Печальное зрелище надо сказать - не устрашающее, а просто печальное.  Ухмыляюсь сама себе и решаю, что делать дальше. По хорошему - нужно ехать домой, проситься обратно, что бы меня приняли и муж и ребенок, и даже собака. По нормальному - нужно довести до ума то, что было начато до болезни, и выяснить наконец, кто именно стоял за этим джипом, который так старательно сталкивал меня с трассы, почти месяц назад. Точнее - собрать информацию у тех, кто  ее добывал. И поговорить с теми, с кем это было необходимо было сделать еще до болезни.  Закуриваю, и откидываюсь в кресле.
Я знаю о том, то вскоре после моего "купания" на кладбище нашли тело одного из тех, кто был в офисе в момент изъятия документов. Альфонсо был человеком Фрэнка, и наверное, худшего предлога для подозрений невозможно было найти, но с другой стороны - Семья не означает полного доверия, да и с Альтиери у меня были ощутимые разногласия, еще на этапе разработки строительства, при том, что  я готовила лишь юридическую и частично - финансовую базу. За что, в принципе и поплатилась здоровьем - в папке были документы именно юридического и финансового характера. Но Фрэнк получил ее и так и так, так какой был смысл пытаться изъять их у меня, или он думал, что я не ему их везу.
На несколько секунд прикрываю глаза, затем, открываю, и завожу машину - итак, место первого назначения определено, теперь стоит привести себя в порядок и двигаться в сторону дома капореджиме.
Уютный особняк невозможно заподозрить в том, что здесь живет один из видных гангстеров Сакраменто. Нет ни высоченных глухих заборов, ни охраны, ни волкодавов. На лужайке с чисто подстриженной травой  - только забытая детская игрушка, и ничего более - ни крови, ни пуль. Чуть улыбаюсь - наш дом тоже мало похож на гангстерское прибежище, но на самом деле тайников и тайн он хранит уже немало, несмотря на то, что живем мы в нем, почти три месяца.
- Здравствуй. - Церемониально улыбаюсь Джульетт, открывшей двери, и слегка касаюсь ее щеки губами. Вот она - идеальная жена гангстера - не в курсе его дел, мать детей, хорошая кулинарка и наверняка очень консервативна в постели. Последнее особенно важно, потому что наши семейные проблемы, похоже, на постели тоже повязаны. Но об этом потом...
- У тебя отличный дом... - Захожу в кабинет, с ухмылкой и с тем самым выражением лица, по которому хорошо угадывается - у Омбры отвратительное настроение.

Отредактировано Marguerita di Verdi (2014-02-14 19:35:29)

+1

3

Внешний вид

http://s8.uploads.ru/9oJ7L.jpg

Утро у Фрэнка, по меркам среднестатистического работяги, начиналось довольно-таки поздно. Когда большинство граждан трудоспособного возраста наливали кофе и включали компьютеры, Фрэнки переворачивался с левого бока на правый и продолжал спать. Обычно его сон длился часов до одиннадцати, однако сегодня, перевернувшись на правый бок, уснуть ему больше не удалось - спустя минуту, предвещая не самый добрый день, за окном на улице застучал отбойный молоток.
Соседи Фрэнка были людьми преимущественно интеллигентными: врачи, профессора. У семьи слева была своя фирма по прокату автомобилей, справа жил стоматолог, а через дорогу - финансовый аналитик. Все они вполне себе отдавали отчет с кем рядом проживали - в их информационный век Коза Ностра не была такой уж тайной организацией: пресса то и дело освещала кадровые перестановки внутри той или иной Семьи, а по телевидению запускали очередной сезон "гангстерских жен", в котором эти самые жены на всю страну делились впечатлениями о своей семейной жизни.
На кровати Фрэнк спал один - жена, в чьи обязанности, в том числе входило, и собрать детей в школу, давно уже проснулась. Он нехотя поднялся, накинул халат, влез в тапки и вышел во двор, выяснить, кто нарушил его сон. В халате было довольно прохладно - подул промерзлый ветер и гангстер, поежившись, запахнул халат сильнее: под ним были только трусы и майка.
Перестройку, как выяснилось, затеял стоматолог - кстати, по его словам, именно соседство с Альтиери сыграло решающую роль в его решении о покупке этого дома, что ж, в какой-то степени он был прав - район, где жила семья гангстера, был одним из самых спокойных в городе. Разумеется, ни крови, ни пуль, ни чьих-то трупов на лужайке рядом с домом мафиози не было - все-таки здесь жила его жена и росли его дети, и их безопасность была для Фрэнка превыше всего.
Возвращаясь в дом, Альтиери подобрал закинутую ему через калитку утреннюю газету и направился за кофе. В целом утро не сильно отличалось от предыдущих. За традиционными кофе и газетой, последовал, ставший за последние полторы недели также традиционным звонок Майку. Фрэнка по-прежнему волновала судьба Энзо и, бросив всех своих людей на его поиски, он непременно хотел добиться результата, а именно вытащить его из щели, в которую тот, боясь расправы, забился. На самом деле Альтиери уже и сам начинал сомневаться, что в убийстве Риццони был повинен Винцензо - слишком нелогично было его исчезновение, но все же терять бдительность Фрэнк себе пока позволить не мог.
А ближе к обеду случилось довольно неожиданное... Меньше чем Маргариту, он ожидал увидеть на пороге дома разве что незабвенного Энзо. Перехватив Марго у жены, Фрэнк проводил ее в свой кабинет и закрыл за ними дверь, стараясь по обыкновению максимально оградить семью от тех, с кем водил дела.
- Спасибо, - сдержано поблагодарил девушку за комплимент и жестом пригласил присесть за небольшой круглый столик с видом на сад. Он бы пригласил ее непосредственно в сам сад, где бы их точно никто не слышал, но глядя на внешний вид Марго, сжалился. Одета та была совсем не по погоде, будто мало ей было двух недель проведенных в больнице. Фрэнк уж не стал ничего ей говорить - та не была его дочерью - но не отметить в очередной раз неразумность девушки не мог.
- Как самочувствие? - поинтересовался вежливости ради. Про настроение он уточнять не стал, видя по ее лицу. На вопрос же, что ее привело, Фрэнк рассчитывал, что Маргарита ответит сама.

+1

4

Образ открытости  давался мафиозным Семьям Америки куда лучше, чем итальянским. На Апенинском полуострове все еще чтили традиции молчания, в Америке же уже считалось нормальным выпуск книг Марио Пьюзо, фильмов о гангстерах, в которых нередко, кроме надуманной лжи звучала и вполне себе удобоваримая истина, и многого другого, за что  в Италии автора бы уже давно "премировали" свинцовой "наградой".  Здесь же все было по другому, и наверное, это был один из самых правильных ходов из того, что делали Семьи - видимая открытость позволяла гораздо больше, чем строгая закрытость итальянских Семей. Здесь можно было гораздо больше делать под прикрытием фальшивого мнения общественности, чем оставаться в постоянной осязаемо и ложной тени под наблюдением итальянской полиции и журналистов, слишком наглых и слишком заинтересованных именно жизнью мафиозо, а не селебрити как в Америке.
Следую за Фрэнком к столику, присаживаясь и ничуть не замерзая - на улице десять градусов тепла, в машинке осталась плотная куртка - мне не так далеко идти было от машины к его дому, а в самой машине более, чем тепло. Впрочем, даже не смотря на вопрос о здоровье, я сильно сомневаюсь, что  его действительно заботит как я себя чувствую. О том, что я в больнице никто не оповещал иерархов, но никто  и не пытался этого скрыть. Да и трудно скрыть, если работаешь со всеми посредством скайпа и помощника, который больше подошел бы на роль громилы с большой дороги.  Впрочем, какая разница? Главное, что он упорно и честно выполняет все, что ему приходилось доверять.
- Спасибо, все в норме. - В физическом плане, не считая потерянного веса и правда все почти в норме. Гораздо хуже в плане моральном - мне предстоит еще долгий разговор с мужем, и попытка снова найти общий язык на личном фронте, желательно не избегая и деловых вопросов. Но это, как впрочем, и многое другое совершенно не касается Фрэнка, внимательно ждущего от меня причин, которые почти сразу после выписки привели меня в его дом.
- О моем здоровье поговорим позже. Если будет интересно. - Холодно ухмыляюсь, сплетая длинные тонкие пальцы на столе, и делая театральную паузу. - Меня к тебе привела причина моего не здоровья. А точнее - я хочу знать, кто столкнул меня в реку. А сейчас у меня есть все причины сомневаться в том, что это были не твои люди.

+1

5

Сев напротив Марго, Фрэнк закинул ногу на ногу. Они сидели практически как в кафе, только чашек на столе не хватало и бегавшего рядом официанта. За спиной у мужчины был огромный стеллаж во всю стену, потянувшись к одной из полок, он взял с нее стеклянную пепельницу и переместил на столик, затем, достав из кармана пачку сигарет, предложил угоститься девушке, зная, что та курит. Фрэнк посмотрел на нее: молодая, красивая, даже несмотря на бледность и худобу Марго оставалась очень привлекательной женщиной, и он мог понять Гвидо, влюбившегося в нее... Однако он не мог понять Марго. Сдался ей этот морщинистый зануда? Откровенно говоря, Фрэнк и в молодости не помнил, чтобы за Монтанелли волочились девушки, красавчиком он никогда не был, а сейчас с возрастом так и вовсе себя запустил - Альтиери вспомнил их недавнюю встречу по случаю убийства Аля... перед ним предстал уставший измученный жизнью стареющий мужчина. И вот напротив сидела Марго. Красавица и чудовище - это было про них. Они даже не противоположности, они части двух совершенно разных паззлов, которые соединившись, представляли собой нечто несуразное.
Что заставляло ее спать с таким, как Гвидо? Уж не в богатый ли внутренний мир она влюбилась? К подобному Фрэнк относился скептически, не представляя, чтобы Марго могла хотеть семью в том варианте, в каком ее мог хотеть мужчина-итальянец, воспитанный на католических представлениях о семейной жизни. В общем, если подытожить, Омбра вновь оставалась для Фрэнка загадкой, человеком, чей ход мыслей был для него недосягаем.
Во многом, кстати, это касалось и их работы. Альтиери было трудно работать с человеком, который был для него ребусом. Считая, что у этого "ребуса" в лице Маргариты логическая разгадка отсутствовала как таковая, он и попросил ее привезти документы по стройке, намереваясь лично все контролировать, пока она невзначай не продала кому-нибудь долю от их стройки, или же подарила - в случае с Марго ожидать можно было абсолютно всего.
Услышав же причину ее визита, гангстер удивленно изогнул бровь. Если быть честным, он не прочь был избавиться от Марго, считая, что с ролью консильери даже его мама справилась бы лучше, однако пока всерьез об этом не задумывался.
- Да? - Фрэнк достал сигарету и закурил. - И какие же причины? - Ему было любопытно, сумеет ли Марго назвать хоть одну причину, которая не будет противоречить логике и здравому смыслу. Пока он мог только гадать, зачем же ему понадобилось красть документы, которые итак ему везли.
- Ты поэтому мне сразу ничего не сказала?

+1

6

Семнадцать лет разницы в моем браке хоть и имели определенное значение, но лично для меня не были преградой. Хотя я изначально прекрасно понимала как мы смотримся со стороны с Гвидо. Особенно когда становилось понятно, что финансовых причин для замужества у меня просто не было  - по сравнению с доходами Монтанелли, я была не просто богатой, я вообще переплевывала всех арабских шейхов, хотя в принципе мне до них было еще очень и очень далеко. А учитывая то, что в Сакраменто я вернулась в статусе бизнесвумен и светской львицы, не светясь нигде, кроме самого яркого засвета - замужества за доном мафиозной Семьи, я вполне могла обойтись и без замужества, и любовника себе найти оригинального и более молодого, и более яркого, того же Энзо (хотя это сильно вряд ли), к которому в свое время муж меня ревновал. Да тот же Освальдо подходил мне в статусе мужа и любовника больше, чем Гвидо - по мнению окружающих. Только я сама была с этим не согласна. И готова была и дальше доказывать, что люблю своего мужа. Каким бы чудовищем его не считали рядом со мной, и слава Богу, что Фрэнку хватает ума и такта не высказываться на эту тему, потому что все, что касается моей семьи - это уже не касается функционеров Семьи мафиозной и можно нарваться на очень неприятные последствия. Впрочем, сложно заподозрить Фрэнка в сплетничестве, он в чем-то похож на Гвидо - такой же строгий гангстер старого разлива, пусть и моложе Дона, но все же со своими принципами, которые не могут не вызывать уважение. Даже когда я подозреваю его в покушении на себя.
- Одна из основных причин - твои натянутые отношения с Энзо. - Беру сигарету и закуриваю, не курила почти месяц и сейчас от табака несколько першит в горле, но недолго и выдох уже удается куда лучше, чем вдох. О том, то Энзо пропал и предположительно убит я знаю, но вот как ни странно, совершенно не уверена в том, что его возможная смерть дело рук людей Фрэнка. Здесь он слишком глупо бы подставился. А вот  в ситуации с нападением на меня совсем иной оборот, и тут я не скрываю своих мыслей от Фрэнка. - Впрочем, другая вполне понятная нам обоим причина - имея хорошее алиби - ведь тебе их везли, и твой человек был при изъятии, - ты вполне мог обеспечить их перехват и спокойно слить налево тому же Шляйхнеру. Одновременно подставляя и меня, и еврея... - Выдыхаю дым, и закидываю ногу на ногу. Пока эти все разговоры имеют подобный неторопливый характер, и лучше пусть это так и останется.

+1

7

Вот Фрэнк и дожил до тех дней, когда его стали считать гангстером старой закалки, а ведь когда-то его наоборот пеняли за то, что он не уважал традиции. Но было это давненько, лет десять назад. В последние же годы их Семья и впрямь заметно омолодилась и отошла от многих, когда-то казавшихся незыблемыми, правил и традиций. На этом фоне Фрэнк и выглядел живым воплощением героев "Крестного отца", хотя в действительности же от гангстеров подобных тем, давно не осталось и следа. С тех пор многое изменилось: и законодательство, и нравы, и чертова толерантность появилась, ставшая символом двадцать первого века не только в жизни общественной и политической, но и похоже криминальной. Чего только стоило принятие в ряды итало-американской мафии женщин. Или испанок... Когда-то такое казалось немыслимым, а сейчас Альтиери бы наверное и чернокожему гомику в их рядах не удивился, хотя, как "гангстеру старого разлива" ему такого кадра следовало бы пристрелить на месте.
И вот, выпуская из легких сигаретный дым, он смотрел на одну их тех, что осмелилась составить конкуренцию мужчинам в их деле, и убеждался в правоте своих убеждений. Место Марго было далеко не здесь. Как женщина она должна заниматься детьми и мужем, а не гонять на мотоциклах, нырять в реки и докучать серьезным людям своими глупыми подозрениями.
- Угу, - усмехнулся Фрэнк. - Если завтра снег пойдет, виной этому также станут мои с Энзо натянутые отношения. - Альтиери не был уверен, что его логика сумеет одолеть женскую, но хотя бы в удовольствии поразвлекаться над девушкой он отказать себе не мог. - Тебе не кажется, что по этой причине я в реку должен был скидывать его, а не тебя? Или ты считаешь, что с досады я готов убить уже любого?
Фрэнк понимал, что он был главным подозреваемым в исчезновении Винцензо - эти подозрения логике поддавались. Не поддавались же логике подозрения Марго. Разве что своей войной с Энзо он успел распугать половину Семьи и теперь те видят в нем причину всех бед: взрыва в аэропорту, поражения "Дэнвера" в суперкубке и черт знает чего еще.
- Говори за себя, мне эта причина также непонятна, - не оценил и версию со Шляйхером. - Что я выигрываю от похищения документов? - у Фрэнка и без того была куча возможностей навариться на стройке, причем еще до начала продаж. Он мог зарабатывать на самом строительстве, забирая процент с каждой подрядной работы, и финансово провел бы все так, что эти деньги ушли исключительно на оплату стройматериалов и работ.  При остановке же стройки, что могло вызвать похищение документации, Альтиери наоборот лишался возможности делать деньги из ничего. Впрочем, вполне понятно, что его партнеры о существовании подобных махинаций не предполагали. Вероятно, у них были свои измышления на тему, как бы Фрэнк мог их обворовать.

+1

8

Ухмыляюсь - он очарователен, эдакий жесткий гангстер знакомый с правилом трех "К" и твердо придерживающийся его. Не чувствую себя жертвой - ни Боже мой. Может просто не воспринимаю Фрэнка серьезно? Он так старательно пытается быть саркастичным и сардоничным, что его словесные изыскания несколько переваливают через грань пафоса, дозволенного в Семье Торелли. Это смотрится забавно со стороны, так словно он пытается нагнать кого-то, спотыкается, падает, встает и снова спотыкается, и это как порочный круг, который он вряд ли остановит сам, если конечно не постарается. Неспешно докуриваю, пока для меня демонстрируют антрепризу в исполнении одного актера. Не на ту нарвался - аплодисментов и цветов вряд ли дождется.
- Ну извини, сейчас даже если Боппо сдохнет на руках у Гвидо, обвинят прежде всего тебя. Ваша ссора с Энзо была не слишком своевременной, впрочем Винчензо обладает удивительной способностью ссориться со всеми, и оставлять за собой достаточно следов. Удивительно, что кто-то его убрал, и кажется умудрился даже не наследить. - Удивительно, как редко встречались капореджиме и консильери мафиозного клана Торелли.. Что было тому виной, сказать было крайне сложно, и я в принципе не слишком озадачивалась этим Мне вполне хватает достаточно тесного общения со старшим Монтанелли,  приобретавшим не только деловые, но и совершенно семейные черты. Что,  в принципе, не мешало  мне постепенно подготавливать  и осуществлять свои планы.  Я собираю вокруг себя людей, с которыми могла и хотела работать и мне наплевать на то, что кому-то не нравится моя деятельность. Деньги Семье я приношу исправно, не работаю с предателями  и исправно чищу ряды Семьи от тех, кто мог  навредить деятельности клана, в силу своих возможностей не делая из этого показухи. Все остальное никого не должно было  волновать. Впрочем, даже Гвидо понимал, что давать полный карт-бланш мне нельзя, иначе он первый полетит со своего престола - получив власть, упившись  ее вкусом, я медленно превращалась  в наркоманку, которой теперь постоянно требовалось все больше и больше "наркотика".  Но это совершенно не нужно было знать Фрэнку.
- Деньги. Всегда и во всем причина - деньги. Ты не был доволен тем, что выделили долю Шляйхнеру, - Может моя логика и и не пример лучшей из логик мира и не эталон, но все же она имеет достаточно связок, что бы даже подобная версия имела право на существование. - Как я уже сказала, ты прекрасно мог продать нас тому же еврею, впрочем,  в Сакраменто достаточно желающих захапать такой лакомый кусок. К тому же это очень красивая возможность пошатнуть авторитет Гвидо... -Спокойно держу его взгляд - после всех тех, с кем приходилось встречаться, и тех, кого приходилось убивать, нередко глядя в момент смерти в глаза, Омбру очень сложно смутить прямым взглядом - я все же хороший опытный игрок, и Альтиери изначально неправильно раздает карты, видимо недооценивая противника, и думая, что  его намеренная  напускная холодность будет действовать на меня как на его солдат. Не на ту напал. Омбра слишком опытный боец, и слишком многое прошла, что бы так легко ломаться и уж точно не гнуться от чужого неумелого высокомерия и неправильного отношения.

+1

9

Фрэнка многие считали шовинистом, но это кадровые перестановки в Семье вынуждали им становиться. На самом деле, женщин в целом, как вид, он глупыми не считал. Среди них было много выдающихся личностей, и жена его, он признавал, во многом была умнее его и уж точно талантливее. И то, что она посвящала себя семье и воспитанию детей, нисколько ее не унижало, так могли считать лишь не отличавшиеся умом представительницы женского рода, и те, кто сам нормальной матерью стать не мог - как Марго, например. Впрочем, из нее и консильери, по мнению Фрэнка, был никудышный. Считая себя весьма полезной для Семьи она и слова не вставила в конфликте между Альтиери и Монтанелли средним, то ли осознавая, что влияния в организации не имеет никакого, то ли, что скорее, просто не подумав о надобности такого действия. Они на пару с Гвидо позволили Энзо развязать эту войну, а потом обвиняли Фрэнка в том, что это он повел себя недостаточно разумно, начав отвечать на удары вместо того, чтобы позволить себя уничтожить.
Фрэнк не стал ничего отвечать на упоминание Боппо, в вероятной смерти которого, также готовы были обвинить его. Прищурившись, он взглянул на девушку. Ее последние слова можно было интерпретировать, как прямую угрозу, дескать, осталось тебе совсем не долго. Но вспоминая, что перед ним всего лишь Марго, он больше склонялся к тому, что сказанное вряд ли имело под собой хоть какой-то смысл. Фактически она соглашалась с тем, что озвученная ей причина была бредом, и, тем не менее, этот бред ее устраивал. Чем такое парировать гангстер просто не знал. Сейчас ему показалось, что у девушки просто не все дома.
Дослушав и версию со Шляйхером, он, продолжая молчать, затушил сигарету в пепельнице. На самом деле доля еврею не выделялась, ему перешло то, что когда-то считалось принадлежавшим Энзо. Кого из этих двоих лучше иметь в партнерах - вопрос спорный.
- Зачем ты мне все это говоришь? - спокойно поинтересовался Фрэнк. Обсуждать дальше причины своего нападения на Марго он смысла не видел. Ему уже было понятно, что причина как таковая девушку волновала не сильно, важен был сам факт возможности прийти к нему домой и попытаться отыграться за недостаточное со стороны капитана к ней уважение. Может, вспомнила про тот случай на похоронах Джованни? Фрэнк не знал наверняка, успела ли Марго поделиться своими бредовыми мыслями с Гвидо, и выпросила ли разрешение на его убийство, шантажируя отказом от секса. Обычно после подобного разбора полетов от члена Семьи избавлялись. В принципе даже объяснений давать жертве никто обязан не был - они просто стреляли в затылок, а потом избавлялись от тела. Если Марго пришла не за этим, то зачем тогда? Затем, чтобы предполагаемый предатель уже наверняка добил ее? Фрэнк опустил взгляд на сумочку девушки, гадая, мог ли в ней лежать пистолет. Учитывая, что в Семье многие годы она была именно киллером, вероятность такая совсем не исключалась. Капитан же в свою очередь привычки ходить дома с оружием не имел. Ближайший ствол был припрятан в сейфе. В этот момент ему реально хотелось, чтобы Марго оказалась не настолько умалишенной, насколько он привык ее себе представлять.

+1

10

За что люблю шовинистов, так это за то, что они настолько предсказуемы, что аж смешно.  Главное не показать, что ты умнее, чем он думает - и вуаля, вопрос решен. Я прекрасно знаю какого обо мне мнения Альтиери, но не стремлюсь совершенно это исправлять. Зачем? В том мужчины похожи на Инквизицию - им все равно ведьма ты на самом деле или нет - раз они уже решили, что ты ведьма, то так оно и будет. Вне зависимости от твоих слов и действий. И наверное так удобнее. Так всем легче.  Чуть ухмыляюсь краем губ, когда взгляд Фрэнка скользит сначала по моей сумочке, а потом переводится куда-то за спину. Нет, в моей сумочке есть оружие, но оно не заговорит сегодня в этом кабинете - разве что только если придется защищаться. Я не настолько сумасшедшая, да и глупо просто приходить и убивать, когда в доме есть его жена, его дети.  Если можно сделать его своим союзником, и прекратить наконец глупое противостояние внутри Семьи, что бы сосредоточится против внешних врагов.
К тому же, Фрэнк активно ищет союзников, интересно, его жена, которая уже делала документы на развод, в курсе о его "особых" отношениях с Агатой? Или может она настолько молчалива и покорна, что терпит все, и даже постель за ними заправляет... Мысленно усмехаюсь, и слегка расслабляюсь обдумывая свой ответ на его вопрос. Хотя, если верить Гвидо, там у них все сугубо платонически и политически. Это уже их собственное дело, но в нужный момент можно использовать все - любая грязь легко пачкает белый костюм идеального гангстера. Но если Гвидо решит убрать Альтиери - вызовусь палачом сама.
Зачем я ему все это говорю?  Угрожаю? Нет, и не думала.  Угрозы бесполезны в данном случае, да и эту привелегию я оставлю Гвидо - он  у нас мозг организации, я лишь подпевка, которая слишком много знает, и слишком бледно выглядит на его фоне. И спокойно рулит своим Синдикатом, не высовываясь на передний план. К чему? В Семье хватает стахановцев и без меня. К тому же слушать и слышать они совершенно не умеют, и яркий пример - ситуация с Корлофф, которую вывела из семейного дела Анна, а я лишь сумела удержать, но почему-то все искренне считали, что это был мой ход.
- Чтобы ты понял ход моих мыслей. Не считай это угрозой или обвинением. Я предпочла не вмешиваться в дела которые закручивал Энзо, как и не собиралась вмешиваться ни в твои, ни в чьи другие. - почему-то все часто забывают, что консильери - просто советник по статусу, и то что я занимаюсь еще и юридическими и финансовыми вопросами - это дело случая. И почему-то приписывали мне какие-то еще свойства, как будто это могло что-то изменить в моих обязанностях. Те, кто работает на "земле" и те больше имеют прав - тот же Фрэнк, та же Агата, та же Алекса и тот же Энзо. - И вот что получилось. Я приехала к тебе ни угрожать, и не обвинять. Я приехала потому что мне нужна помощь. - Я настроена на то, что он просто посмеется и пошлет меня... к мужу моему для разнообразия. Но так я буду знать, к кому не поворачиваться спиной в этом разгорающемся конфликте.

+1

11

У Фрэнка в присутствии Марго практически всегда начинала болеть голова. Ди Верди была каким-то энергетическим вампиром. Хотелось вбить ей в грудь осиновый кол, посыпать солью и сжечь – только это виделось спасительным избавлением от мучений.
- Твой ход мыслей мне не понять никогда, - признался он ей, а заодно усмехнулся своим глупым опасениям в том, что девушка хотела его убить. Объективных причин, по которым Гвидо мог бы решить избавиться от своего капитана, Фрэнк не видел. По крайней мере, до окончания стройки он мог себя чувствовать в безопасности, а после… что ж, до этого «после» ему следовало избавиться от всех своих недругов и прочно укрепиться в организации, чтобы впредь ни у кого и мысли не возникло подвинуть его.
Значит Марго приходит в его дом, говорит, что у нее есть причины сомневаться в его непричастности, пытается это доказать, а затем утверждает, что это не обвинения. Черт возьми, а что же это тогда? Пытаясь понять ход ее мыслей у Фрэнка и начинала болеть голова. Он негромко рассмеялся ей в ответ и, пригрозив пальцем, произнес:
- А вот не вмешиваться в мои дела – это верное решение. Странно только, что я то и дело вижу тебя перед собой.
Уж не Гвидо ли донес до своей возлюбленной пожелание капитана? Когда Фрэнк, вспылив, посоветовал Марго и ее банде, которую та называла «синдикатом» (вероятно не понимая значения этого слова), держаться от него подальше. Альтиери был вполне способен уничтожить тех, кто мешал ему спокойно жить и работать, тех, кто просто донимал его. Отобрав у ди Верди все документы по стройке, он надеялся ее уже не увидеть, начал даже спокойнее спать по ночам, зная что та не разворует стройку. Но не все было так просто.
Фрэнк поднялся из-за стола, намереваясь прекратить этот разговор, как Марго вдруг упомянула о помощи, которую, дескать, хотела получить от Фрэнка. Какой-то конкретной, более или менее вменяемой просьбы он услышать от нее не рассчитывал, и, тем не менее, заинтересовавшись, остановился. Убрав руки в карманы, гангстер посмотрел на девушки и спросил:
- Помощь? От меня? – звучало это в духе «уж не ошиблась ли ты адресом, деточка». – И в чем же именно?
Фрэнк никогда не был в числе тех, кто безвозмездно оказывал помощь. Ему непременно требовалось иметь личную заинтересованность. И сделки с ним зачастую напоминали сделку с дьяволом. Только сильные люди могли вести с Альтиери дела и чувствовать себя в безопасности. Слабых же он непременно уничтожал.

+1

12

Если бы он сказал, что забрал документы по стройке, чтобы избавиться от моего присутствия на ней, я бы с удовольствием его разочаровала - он получил лишь малую часть общего пакета документов. Остальные хранились частично в доме, частично в банковском сейфе крупного банка Сакраменто. Никто бы и никогда не доверил бы Альтиери все документы, меня бы Гвидо первым бы за это и прикончил. Одно дело - иметь к ним доступ, и совсем другое - иметь неограниченные возможности использования. И если бы пострадал курьер, а не я, скорее всего все подозрения пали бы на меня - будучи юристом проекта, я наравне с другими руководителями проекта имею доступ ко всему документообороту, в том числе и финансовому.  Другой вопрос, что не имея там личного интереса, не слишком сую туда свой нос.
- Не удивительно, что не можешь понять. - Как порой хочется ткнуть их в их же ошибки, что бы они перестали видеть мои промахи, и хоть немного попытались исправить то, что делали сами. С другой стороны я знала, на что шла, знала трижды - возвращаясь в Сакраменто, соглашаясь на должность консильери, и возобновляя личные отношения с Гвидо, понимая, что никто не будет видеть за этим то, что  я делаю в тени для Семьи, но все будут помнить о том, что консильери делит постель с боссом, и любое падение, будут видеть втройне глубже.  К тому же пора бы уже привыкнуть, что у меня традиционно не складываются отношения с капореджиме Семьи. Впрочем, пока они меняются, и умеют держать свои стороны - пусть будет так - это небольшая цена за власть.
- Дважды за месяц - не так часто... - Ухмыляюсь. Где это Фрэнк меня часто видит, если за зиму я видела его всего четырежды - на своей свадьбе, на встрече по поводу Шляйхнера, в момент передачи документов, и сегодня, когда сама пришла к нему.  И с удовольствием раздробила бы ему голову вспылив, если бы он снова связал моих людей и синдикат - братья Вицци, как и Освальдо никакого отношения к Синдикату не имели, да и капореджиме в принципе не должен был знать о существовании той организации, которая стояла за моей спиной, и которая никогда, НИКОГДА не вмешивалась ни в дела Семьи, ни в дела самого Альтиери. Интересы организации лежали в другой плоскости.  Вздыхаю, понимая, что прошу помощи у человека, которые с удовольствием запер бы меня на кухне, и забыл бы где-нибудь ключ. Но сейчас мне в принципе нужно удержать равновесие, чтобы не было не нужных последствий. Пусть и ценой собственной гордыни.
- Найти тех, кто пытался получить документы. - Довольно странная просьба для той, которая привыкла все делать сама. Но в одном из разговоров с Гвидо я обещала попытаться научится делать что-то в команде, так что стоит рискнуть. Или нет?

+1

13

Для Фрэнка и дважды за год казалось перебором, потому как встречи с Марго представлялись ему целым испытанием. Как Гвидо мог ее выносить каждый день, он не представлял. Первое время Альтиери еще пытался разглядеть в ней что-то хорошее, но кроме длинных ног, так ничего и не нашел. Сейчас самым безболезненным для их отношений в Семье он видел только полное прекращение сотрудничества.
Услышав просьбу, Фрэнк окончательно решил, что им пора заканчивать.
- Все, что касается документов и стройки, теперь не твоего ума дело, - и если она продолжит лезть в эти дела, Фрэнк готов был договориться с нужными людьми, чтобы повторно скинуть ее в реку, но на этот раз привязав к ногам какой-нибудь груз. И протекция со стороны Монтанелли ее не спасет - а потому что нужно знать меру, донимая человека, привыкшего решать проблемы радикальным путем. - За долю свою и Гвидо не переживай, она никуда не денется, - в этом плане у Фрэнка не было привычки кидать своих партнеров, по крайней мере тех, которые также как и он, были сторонниками радикальных методов. - Сохранность документов теперь обеспечивается мной. Что же касается твоих личных обид... У тебя есть твои узкоглазые приятели – обращайся к ним, - да, Фрэнк говорил о тех самых братьях Вицци, которых, к сожалению, они с Джоуи в прошлый раз не добили, хотя следовало бы. С какой стати консильери стали иметь собственные команды? Да еще не имевшие никакого отношения к организации. Такие двойные игры могли стоить жизни любому члену Семьи - почему Марго была исключением? Деятельность этой женщины вызывала очень много вопросов у Фрэнка, и момент, когда он сам решит от нее избавиться, или поставит перед Гвидо вопрос об этом ребром, мог оказаться совсем не за горами, стоило лишь той проявить настойчивость в стремлении засунуть свой нос в его стройку.
- Думаю, нам пора заканчивать, - подытожил Альтиери, взглянув на часы. - У меня еще много дел.

+1

14

Семья не любит двойных игроков - и это правда, в чем то есть моя ошибка, что я приняла пост консильери, не отказавшись от Синдиката, хотя и не принимая прямого участия в его деятельности.  Но с другой стороны, сегодня пришла за помощью к не последнему человеку в Семье, переступив через гордыню и попытавшись найти общий язык, чтобы не нарушать равновесия Торелли. И что получила? Неуважение, на грани оскорбления, не понимание и не желание помочь. И после этого нас называют Семьей? Мысленно ухмыляюсь - вот чего добился Гвидо, стремясь создать Семью по образу и подобию классической мафии - раскол, неуважение и эгоизм в самом ярком проявлении. Даже если забыть о том, что я - жена Дона, остается еще то, что я - консильери, честно назначенный, и не раз подтверждавший свою верность, вопреки всем слухам, при чем любой ценой. Но видимо, этого недостаточно для шовинистически настроенного слепого, не видящего дальше своего носа.
- Мне жаль, что ты так относишься к соучастникам Семьи. - Чуть склоняю голову к плечу, прекрасно понимая, что он уже не видит и не слышит меня, завернувшись в кокон собственного непонимания и гордыни. Черт с ним - такого быстрее сожрут свои же.  На мгновение жалею, что поддержала Гвидо в решении назначить Фрэнка, но почти сразу отправляю сожаление подальше - Гвидо не нравилось то, что мы "спелись" по его мнению с Энзо, перестав уравновешивать друг друга - но он получил капо, готового противостоять и консильери и андербоссу, а возможно и самому Гвидо, и наверное должен быть доволен собой. Стоит упомянуть об этом, когда разговор в очередной раз коснется дел. Как и относительно моей роли в строительстве, в которое я сама не напрашивалась, а лишь заняла место указанное Доном. И вычеркнутое капо.  - Ну что ж,  спасибо, что нашел время, и помог. - Ухмыляюсь, грациозно поднимаясь со стула. Будет мне урок - впредь не рассчитывать все также ни на кого, кроме тех, кто уже доказал свою верность, и саму себя. Семья не приемлет посторонней помощи, сама не желая ее оказывать. Парадокс.
Покидаю дом Фрэнка, тепло прощаясь с его женой - наверное и правда лучше, что она не знает, что делает ее муж. Хотя бы спит спокойно.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тень постучалась в дверь