Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И утро встречало их раскатистым громом.


И утро встречало их раскатистым громом.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Isaac & Karolina Davidson
Место: квартира Дэвидсонов.
Время: 21 января 2014 года.
Время суток: утро.
Погодные условия: особо не важны.
О флештайме: очередное стыдливое утро. Впервые, после столь долгого перерыва они вновь оказались в объятиях друг друга, подгоняемые страхом, болью и одиночеством. Но что теперь? Между ними опять разверзнется та самая пропасть, отталкивающая близких друзей, или это новый этап их отношений не только как брата и сестры, но и любовников?

0

2

@I'm lost without you, I'm lost without you
Though all my kingdoms turn to sand
And fall into the sea
I'm mad about you, I'm mad about you (c)


Ответственность. Я мужчина, и я должен уметь брать ее на себя. Вина. Я достаточно взрослый, чтобы винить кого-то другого. Ошибки. Я старший, и я должен их исправлять. И знаете что? Я полностью облажался.
Вчерашняя ночь привела вновь к тем необратимым последствиям, которые я вряд ли сумею исправить. Но если восемь лет назад моя милая Каролина была самостоятельной, сильной и жизнерадостной девочкой, легко пережившей мое отстранение, то последние лет пять она полностью зависит от меня. И просто так оттолкнуть ее, уйти в себя и закрыться я не смогу. И не получится сделать вид, что ничего не было. Ведь она не очередная мимолетная барышня, легко запорхнувшая в мою постель и также легко оттуда вылетевшая. Откровенно говоря, мы вообще-то сейчас находимся в ее спальне. Каролина так нежно сопит под моим ухом, что я боюсь шевельнутся, чтобы не разбудить ее.
Вчера я дал слабину. Пять лет отчаянной борьбы с самим собой полетели черт знает куда, когда я открыл дверь и ввалился в квартиру. Я не имел ни малейшего права возвращаться вчера домой, но случай, судьба или сам дьявол решили все за меня. И за нее. За нас двоих, одним словом. Еще в школе друзья говорила, что я не должен напиваться. Ведь каждая моя попойка заканчивалась каким-нибудь провалом. В школе я мог легко проснуться в чьем-нибудь саду абсолютно голым, или с утра выяснялось, что я закидал яйцами окна преподавателя. В общем, в такие моменты во мне просыпался какой-то ненормальный псих. За последние чертовы пять лет я пил крайне редко, потому что знал - я всегда нужен сестре, поэтому не должен терять контроль. Но двадцатое января особый день в нашей маленькой семье. Именно поэтому обычно я исчезал из дома еще до того, как Каролина проснется и возвращался лишь на следующее утро. Но вчера мой четко начерченный и отработанный за столько лет план с треском провалился, когда я неожиданно получил звонок от сестры. Ответить я не успел, а в затем трубку не брала она. В эти минуты я не мог думать ни о чем, кроме того, что ее больше нет в живых. Но когда я влетел в квартиру, оказалось, что она случайно коснулась телефона, когда спала. А я, дурак, разбудил ее. Всегда был импульсивен, и в этом, вероятнее всего, одна из моих самых больших проблем. Но когда ночью она предстала передо мной такая сонная, потерянная и ранимая, я сдался. И проиграл эту борьбу с самим собой. Да здравствует чувство вины и отвращения к самому себе. Но нам больше не шестнадцать.
Я отвлекаюсь от собственных мыслей и перевожу взгляд на Каролину. Сложно понять, когда я перестал воспринимать ее как сестру, кто в этом виноват и как с этим бороться. Я отдал бы, наверное, все, чтобы эти мои чувства к ней не были бы так аморальны, и мы смогли бы счастливо прожить остатком жизни вместе. Но во-первых, у меня нет ничего, что я смог бы отдать, а во-вторых, общество никогда не примет факт такого инцеста. Я теряюсь в мыслях, сильнее прижимая сестру к себе. Даже не обращаю внимание на то, что сдавливаю ее плечо сильнее, чем мне хотелось бы. Прихожу в себя только тогда, когда Каролина начинает двигаться, видимо уже просыпаясь. Мне хочется убежать, но понимаю, что я мужчина, и должен взять всю ответственность на себя. Чуть отталкиваю Каролину от себя, касаясь губами ее макушки. - Прости, прости меня, милая. Я снова облажался. Шепчу, потому что не в силах сказать это громко. Я вновь причина ее боли. Мне кажется, что я хуже того маньяка, доставившего ей столько физической боли. Я каждый раз совершаю поступки, приносящие ей боль душевную. А она, как говорят умные люди, проходит гораздо дольше. Мне тяжело смотреть в глаза сестре, поэтому перевожу взгляд, смотря на какую-то точку в дальнем углу комнаты. Возможно, мне страшно услышать, что ей было хорошо, что она не обижается. Я ведь знаю точно, ей понравилось это не меньше, чем мне. Но лучше, чтобы сейчас она вытолкнула меня из своей кровати, комнаты, личной жизни, обвинила во всех смертных грехах, ненавидела. Так мне было бы проще вновь начать изнурительную борьбу с собственными желаниями. Но где-то глубоко я знаю - она не захочет больше меня отпускать.

+1

3

Ай, больно, ай, больно, ай,
Дай мне нежность.
Ай, больно, ай, больно, ай,
Дай мне нежность.

     Запретный плод сладок. Вдвойне он слаще, если это твой родной брат, к которому тебя так непреодолимо тянет. И он был таким. Каролина не раз ловила себя на мысли, как хотела бы вновь коснуться его волос, так же нежно, как это делала тогда. Коснуться его тела, провести кончиком пальцев по коже и ощутить его теплое и нежное дыхание на своей коже. Почему-то после того, что случилось пять лет назад, она не смогла сделать это ни с одним мужчиной, хотя попытки были. Каждый раз жуткое отвращение, тошнота и боль, будто физическая, но больше душевная. Ни кто не смог зализать ее раны, да и время их не затягивало, лишь бередя. Она каждое утро просыпалась с болью, каждый вечер засыпала с ней. Она стала ее частью и уже ни чем не могла себе помочь.
     Сегодня была годовщина. Брат, как и всегда, предпочел исчезнуть из квартиры так же не заметно, как делал каждый раз в этот день каждый год. Она осталась один на один со своими воспоминаниями и переживаниями. Закрывшись в ванной, по привычке, она включила воду, села в углу и зарыдала, предаваясь опустошению. Она вздрагивала от капель воды, нечаянно попадающих от душа, но не обращала на это внимания, не пыталась отстраниться. Это был единственный момент, возвращающий ее в реальность из того ужаса, который сковывал тело. Вновь и вновь она прокручивала оставшиеся в памяти моменты. Ухмылка Эрика. Блеск разделочного ножа, боль. И как тут не сойти с ума? Уже за полночь, изрядно устав, она обессилено поднялась на ноги, выключила воду и направилась в спальню. Забываясь глубоким и пустым сном. Крепко обнимая подушку, она опускалась в темноту, которая скрывала плотной завесой всю ту боль, которая не давала спокойно жить днем.
     Было уже за полночь, когда ее разбудили то ли слова, то ли прикосновении. Ничего не понимая, с просоня, она лишь успела обнять его, когда горячие губы впились в нее. Она лишь успела осознать, что тело не отталкивает пришедшего из ночи, а несется к нему навстречу. Сколько ласки, смешанные с возбуждением и агрессией, сколько боли смешанной со сладкой истомой. Пять лет без любви дали о себе знать, и эта ночь была слишком бурной, что бы оставить искателей успокоения в сознании. Она забылась сном так же быстро, как и выплыла из него ночью. И может, это бы осталось лишь в ее голове придуманным сном, если бы он не остался. Разбуженная прикосновением, она подняла голову от подушки, стряхивая с лица распавшиеся во сне волосы. Рассеянно осмотрев помятую кровать, она начал вспоминать события прошлой ночи и густо покраснела. Зарывшись лицом в подушку, она боялась посмотреть на родного брата, который, кажется, тоже пытался преодолеть эту неловкость.
     - Айзек…. – Она томно зевнула, потянувшись под одеялом, подталкивая его ногами. Не отрывая головы от подушки, она нащупала рукой его ладонь, крепко сжимая. – Боже, тебе тоже так же стыдно? – Она вздернула плечами, неохота садясь калачиком напротив него. Как она боялась сейчас, что вновь перед ними развернется пропасть непонимания. – Не отворачивайся от меня. Прошу. Только не как в прошлый раз, Айзек.. . – Неожиданно ее голос сорвался, а к горлу подступили слезы. Резко дернув его к себе. она упала на грудь парню, крепко обнимая. – Пожалуйста, обещай… Нет, поклянись…

Отредактировано Karolina Davidson (2014-02-16 20:05:55)

+1

4

"Ты можешь с ней расцвести и засохнуть
Она сожрет тебя как цветок тля,
Но все равно лучше уж так сдохнуть,
Чем никого никогда не любя" (с)

Ненавижу, когда она плачет. Ненавижу, когда причиной слез являюсь именно я. Сжимаю руку в кулак так, что ногти впиваются в кожу, оставляя кровавые следы. Я в очередной раз делаю ей больно. Каролина прижимается ко мне, крепко обнимая. Мне приходится бороться в себе с двумя чувствами одновременно: больше не отпускать ее, и оттолкнуть, не смотреть на нее, уйти. Но ее голос давит на меня. Каролина всегда оказывала на меня магическое действие. Кажется, она единственная в мире, кто одним только движением может заставить меня потерять концентрацию. Чуть отстраняю ее от себя, заглядывая в глаза. - Не надо, Каро, прошу. Каждое слово даете мне очень тяжело. Я не могу собраться с мыслями, и это крайне паршиво. - Не плачь, ладно. Я обещаю, что как в прошлый раз не будет. Не получится, даже если я очень захочу. Но я ведь не хочу. Смотрю на нее. Потерянный взгляд, испуганные глаза. Вся такая растрепанная, она очень похожа на дикого олененка с большими глазами. - Все будет хорошо. Наверное.
Мне хочется встать и выйти из ее спальни. Но я понимаю, что если сейчас оттолкну ее, то Каролина не поймет меня. Не простит, не сможет. Поэтому с места я не двигаюсь. Каролина по-прежнему смотрит на меня с какой-то надеждой. Я же все пытаюсь понять, что делать дальше. Беру Каролину за руку. Удивительно, как быстро бьется ее сердце, раз я чувствую пульс. Она нервничает намного больше чем я. - Послушай, мы ведь оба знаем, что это неправильно. Я стараюсь быть максимально аккуратным, чтобы не испортить все еще больше. Сейчас я понимаю, что хочу быть рядом, что не хочу кого-то подпускать к ней. Хочу, чтобы она была моей. Касаюсь губами нежной, горячей кожи. - Не хочу, чтобы ты ненавидела себя за все это. Не хочу, чтобы ты себя винила. Но и не хочу, чтобы ты о чем-то жалела. Поднимаю глаза, ловя ее удивленные взгляд. Я решил идти ва-банк, решил рискнуть, не отпускать ее. - Ты моя, знаешь? И я ни о чем не жалею. Прижимаю Каролину к себе, уткнувшись в макушку. Я слишком легко сдался, но видимо, сказывается усталость. Слишком тяжело мне далась борьба с самими с собой в течение стольких лет. Я понял, что легче забыть обо всем и поддаться своим чувствам. Уйти во все это с головой, выключить голову, включить эмоции. - Я люблю тебя. Выдаю это свое признание на выдохе. Оно дается мне удивительно легко. Ведь я копил это чувство в себе столько времени. Освободиться, почувствовать себя свободным.

Отредактировано Isaac Davidson (2014-02-18 15:04:41)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И утро встречало их раскатистым громом.