Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Если ты вздумаешь умереть, я тебя убью


Если ты вздумаешь умереть, я тебя убью

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Lisabeth Trevor, Aiden Forester
Место: одна из трасс недалеко от Сакременто
Время: весна прошлого года
Время суток: вечер
Погодные условия: тепло и сыро, недавно был дождь
О флештайме: как бы хорошо ты ни водил машину, всегда найдется тот, от кого тебе не увернуться

где-то так

http://s8.uploads.ru/t/NPlKI.jpg

0

2

- Будьте внимательны на дороге и хорошего вам вечера, - вещал радиоприемник. Хорошего вечера? Пожалуй, после такого загруженного дня, любой вечер будет хорош. Понедельники всегда были полны чьим-то недовольством, недовольством политиков, служащих, прислуживающих и даже отдыхающих от прислуживания.
Джоу, молодой фоксхаунд, лежал на заднем сиденье в полупрозрачном воротнике и почти не подавал признаков жизни. Обиделся. Принципиально не откликался, не просился к окну и не вилял хвостом. Кажется, у него не было сил даже попытаться почесать обработанное зеленкой пятно у него на морде. Просто лежал под лапами своей дамы и изредка моргал, время от времени тяжело вздыхая на свою жизнь. Айден, как мог, увещевал своего четвероногого друга, чтобы тот перетерпел невзгоды и не впадал в уныние. Правда, успеха это мероприятие не приносило, и даже баранина не изменила положение дел.
- Ты думаешь, я не настрадался, таскаясь от врача к врачу? – тихо продолжал уговорить Форестер, глядя на собаку в зеркало заднего вида.
Недовольство понедельника началось  в тот самый момент, когда в местной ветеринарной клинике сказали, что не могут помочь Джоу из-за отсутствия врачей, и отправили посетителей в Вакавилль. Даже не в Дэвис, до которого всего пару минут езды, а в Вакавилль! В то время как у собаки обыкновенная экзема. Недоволен был Айден, представляющий себе получасовую дорогу туда, а потом еще и обратно, из-за каких-то лекарств, которые есть и здесь. Недовольна была сотрудница, разводящая руками и утверждающая, что она ничем помочь не может. Еще больше недовольны были те, кто ожидали своей очереди. Словом, негодовали все, даже питомцы, рвущиеся из этого злачного места. После непродолжительного спора Айден смирился с отсутствием выбора и отправился в проклятый Вакавилль.
Эти собаки были неизменным напоминанием о том, что когда-то в жизни и у него было счастье, было босоногое детство, родные поля и соседские фоксхаунды. А когда что-то значит для тебя так много, то ты ради этого, даже скрипя сердцем и ворча на сложившуюся ситуацию, но все равно отправишься на край света. Собаки были рады остановке у поля, возможности пробежаться. Чего не скажешь об их реакции на ветеринара.
Теперь понедельник подходил к концу, и самым обиженным по результату дня был перемазанный в лекарствах Джоу.
Впереди на удивление медленно плелась какая-то машина, и Айден готов был спорить, что за рулем женщина. Темнело, свет фар ярко освещал мокрый асфальт, а машина впереди, казалось, едет все медленнее и медленнее. В голову в очередной раз пришла мысль обогнать, но начать маневр Айден так и не успел. Сознание еще не успело обработать ситуацию, столь стремительно развивающуюся на глазах. Айден инстинктивно тормозил, но дистанция была слишком короткой, чтоб изменить хоть что-нибудь. Удар был неизбежен.

Отредактировано Aiden Forester (2014-02-18 20:34:21)

+1

3

Господи, как она сегодня устала... И сумерки, которые из-за дождя, казалось, опустились на город еще днем, только усугубляли ситуацию. Это только кажется, что в "сетевой" век все вопросы можно решить не вставая из-за стола. Нет, по сути оно почти так и было, но наверное для Лизабет Тревор сегодня был как раз тот самый день из разряда "почти": ей пришлось лично встречаться с двумя заказчиками в разных концах города, причем тащиться от одного места к другому выпало по тем самым пресловутым пробкам, которые к усталости добавили еще и изрядную долю злости и раздражения.
И после этих двух встреч, вторая из которых, надо сказать, была довольно напряженной, потому что заказчик хотел непонятно чего, причем почти бесплатно, когда Лиз уже предвкушала, как приедет домой и вознаградит себя сначала теплой ванной, а потом тихим спокойным вечером с книжкой, позвонила одна из старых подруг, Мелани, с которой они не виделись лет тысячу и... что бы вы думали? Правильно, слезно попросила встретиться. Хакерша конечно была бы не против, но только не сегодня, только не сейчас, ведь ее уже ждет книжка и ванная и вообще... Но подруга в своей излюбленной манере заявила, что дело идет о жизни и смерти, не хочет же Лиз ее смерти? Лиз не хотела, а потому поехала и сейчас, возвращаясь, ругала себя мягкость и уступчивость.
Конечно же ничего хорошего из этой встречи не вышло, подруга вылила на бедную и так забитую голову хакерши целый ушат негатива и отрицательных эмоций, от чего ей явно стало легче. Ей-то легче, а вот Лиз...
И, наконец-то вырвавшись, девушка почувствовала себя просто разбитым на множество кусков корытом, старым и никому не нужным.
Сумерки стали уже не серыми, а синими, машин уже было не так много, но Лизабет по-прежнему ехала со скоростью потока в пробке. Она и сама не заметила этого, ее мысли постоянно возвращались к разговору с подругой, с него перетекали на нее саму, и по всем законам понедельника и Мерфи были весьма безрадостными. Ей уже даже не казался таким привлекательным вечер с книжкой: снова вдвоем с книжкой. Нет-нет, конечно же у нее была масса друзей и знакомых в сети, с которыми всегда можно поболтать и хорошо провести время, но это все было не то. Чтобы сгореть этой Мелани с ее проблемами! Надо было дать ей умереть! Вот точно, в следующий раз Лизабет так и сделает.
Эта машина уже довольно давно ехала за ней, слепя фарами в зеркало заднего вида, что злило хакершу еще больше. Ну взял бы и обогнал, в конце-то концов. Лиз даже притормозила, пропуская ее, но, видимо, как раз этого делать и не стоило, водитель явно не ожидал такого трюка и не успел увернуться.
Столкновение не было таким уж сильным, но девушка несмотря на пристегнутые ремни хорошенько приложилась грудью об руль и клацнула зубами, прикусив язык. Сзади с шелестом развернулась подушка, заполнив собой все место от стекла до сидений и еще раз толкнув девушку в спину. Ну это уже было слишком!
Лизабет отстегнула ремень и хотела было выйти из машины, но почувствовала, что совершенно, абсолютно не в состоянии это сделать, словно эта подушка вышибла из нее последние силы. Девушка положила руки на руль и, уткнувшись в них лицом, рассмеялась. Она смеялась, хохотала как ненормальная, но сама не знала, смех это или нет, потому что по щекам текли слезы. В общем, хакерша пребывала в самой настоящей истерике.

+1

4

На долю секунды в груди замерло сердце, а на языке – ругательство. Столкновение. И звенящая тишина в голове.
Рука с силой ударилась о руль, после этого следовало бы ожидать ощутимую боль, но шокированное сознание еще не было в состоянии сигнализировать о повреждении собственного тела. Айден бездумно, на врожденном автопилоте стряхнул с куртки сигарету, уже успевшую прожечь ткань. Повернул голову назад, осматривая своих испуганных собак, съехавших с сидений, но в остальном абсолютно невредимых. Выключил радиоприемник. Отстегнул ремень и вышел. В ушах все еще стоял звон.
Айдену казалось, что он простоял отдельную маленькую вечность у дверцы своей машины, прежде чем первые здравые мысли смогли пробиться в его голову. Отдельную маленькую вечность длиной в минуту. Воздух все еще казался слишком плотным, а время слишком вязким и остановившим свой ход. На дороге, как назло, больше никого не было, все разом добрались до дома, и никто больше не хотел высовываться в понедельник вечером на мокрый асфальт. А это значило, что если и были свидетели, то теперь они потеряны раз и навсегда. Айден прошел вперед, мельком отмечая, что на первый взгляд повреждения не велики и их вполне покроет страховка. Второй же участник  аварии не спешил покидать свой автомобиль, что наводила на мысль об алкогольном опьянении или серьезном ранении. «А скорее всего и то, и другое».
Увидев сквозь стекло рыдающую девушку, Айден замялся. Сразу после мысли «я же говорил, женщина за рулем» его начало разрывать между как надо и как хочется. Ему было откровенно плевать, пострадала ли женщина и нужна ли ей помощь, он бы с радостью вернулся в машину и уехал бы себе домой, где спокойно жарил бы мясо и пил пиво, ни о ком не заботясь. Спустя минуту-другую напряженных размышлений, к сожалению мужчины, «как надо» выиграло: вмятина на машине была слишком веским доводом.
- С Вами все в порядке? – как можно участливее спросил Айден, открыв машину и услышав странный смех, завершающий сию замечательную и без того колоритную картину. В голове пронеслось усталое «женщины». – От истерики помогает пощечина, но я женщин не бью. Если хотите, могу облить водой. Тоже действует.
Аккуратно взяв девушку чуть выше локтя, Айден слегка потянул на себя, в такой позиции ей точно легче бы не стало, а в таком состоянии здраво оценить ситуацию она не сможет. Мягко и спокойно, как если бы говорил с душевно больным человеком или с котом, Айден продолжил говорить:
- Выходите-выходите, Вам сейчас нужен воздух. Вот так. Сделайте глубокий вдох через нос. И выдох через рот, вот так.
Айден стоял, держа девушку под руку и дирижируя второй рукой в такт каждого вдоха и выдоха, не прерывая зрительного контакт. Это упражнение почти всегда помогало. Когда-то давно точно так же с ним стоял отец, помогая отогнать панику. И хоть приступов уже много лет не случалось, но упражнение въелось в память.
Мокрые глаза девушки блестели, и это Айдену даже нравилось, в такие моменты девушки казались намного красивее. Нет, не когда они рыдают и не когда им больно, а когда в их глазах просто стоят слезы. В этом созерцании не было никакого садизма или жалости, лишь чистое эстетическое удовольствие.

+1

5

Неизвестно, сколько бы она еще так сидела, захлебываясь смехом, слезами и соплями, но это милое девичье занятие было прервано звуком открывающейся двери, а затем мужским голосом.
- С Вами все в порядке? От истерики помогает пощечина, но я женщин не бью. Если хотите, могу облить водой. Тоже действует.
Да, черт возьми, со мной все в порядке, если не считать разбитой машины, прокушенного языка и прочих мелочей вроде размазанной по лицу туши вперемешку с помадой! Хотя, что это она... Ведь на самом деле, учитывая все обстоятельства, могло быть и куда хуже. Так что и правда: можно сказать, что все в порядке, что хакерша и показала, шмыгнув носом и кивнув головой, после чего волосы закрыли ее лицо.
Мужчина был вежлив, настойчиво, но мягко помогая выйти, что в теперешнее время редкость, другой бы наоборот, выволок за волосы, да еще и отметелил бы, причем совершенно не для того, чтобы привести в чувство.
И она послушалась. Все еще всхлипывая, но уже меньше, Лизабет автоматически отстегнула ремень и вылезла, стараясь не наступить незнакомцу на ноги.
От него веяло уверенностью и спокойствием, а голос звучал так... умиротворяюще... Что говорило о том, что человек прекрасно умеет владеть собой в таких ситуациях. Девушка просто не могла не подчиниться, послушно выполняя эти дыхательные упражнения, которые, конечно же дали результат. Не зря ведь говорят: дышите глубже, вы взволнованы. И Лиз дышала, следя взглядом за рукой мужчины и чувствуя, как постепенно уходит истеричная дрожь и слезы перестают течь ручьем. Вдох-выдох, вдох-выдох. Интересно, он что, врач? Понемногу успокаиваясь, Лизабет Тревор стала находить в голове какие-то мысли, видимо, они, спугнутые происшествием, теперь возвращались в место своего обиталища.
Вдох-выдох, вдох-выдох. Она уже могла не просто чуть-чуть соображать, но и обращать внимание на окружающее. В частности, на самого "доктора", а не только на его руку.
"Доктор"-незнакомец оказался весьма приятным интеллигентным на вид мужчиной, и почему-то от этого обстоятельства Лиз уже успокоилась совсем. Нет, конечно же, будь он страшным или стариком, или... негром, она тоже в конце концов успокоилась бы, но...
В общем, так или иначе, она даже смогла выдавить из себя вымученную улыбку и убрать с лица волосы. Она потянулась было вытереть нос, но вовремя спохватилась, вспомнив, что платка в руке нет, а утираться ладонью как-то некрасиво, пусть даже ты попала в аварию.
- Спасибо, - почти прошептала она, - Вы мне помогли. И... и это я виновата... - Она чуть помедлила, - у Вас нет платочка? - Неожиданно для себя самой спросила Лиз. Почему-то ее стали волновать черные потеки туши на щеках да и вообще ее вид

+1

6

Вопрос был крайне неожиданным. Айден, конечно же, знал свою роль от и до, и наличие платка у него было бы ожидаемо, но этого он не предусмотрел. От чего сам начал на себя злиться, нет ничего более неприятного, чем признать собственную ошибку в деле, которым ты занимаешься минимум пятнадцать лет. В машине была тряпка перепачканная маслом, бинты и салфетки. Платка там не было. Айден проверял свои карманы, где кусочек чистой белой ткани все-таки нашелся. Нашелся с чеком внутри. Не будь свидетелей, он бы устало возвел глаза к небу. Отсутствие платка – мелочь, незначительный промах, который легко было бы прикрыть. Но героин в кармане – это не маленький промах, это бомба, которая могла бы взорваться, унося все годы его осторожности и работы к чертям собачим.
Девушка казалась ему красивой, не смотря на размазанную по лицу косметику. В конце концов, он видел лица и в куда худшем состоянии, видел тысячи пустых невидящих глаз, и это было вполне нормально. Ко всему привыкаешь рано или поздно. Живые смущенные улыбки как эта заставляли улыбаться в ответ. Не из искренности, а из чувства контроля над ситуацией. Айден спрятал бумажку обратно в карман и протянул платок очаровательной виновнице «торжества».
- Мы можем вызвать полицейский, и оформить все как полагается. Или разобраться на месте. Повреждения не так уж и велики, - Айден неопределенно пожал плечами, отказываясь от давления и принятия решения самостоятельно, он ничего не терял в любом случае.
- А еще я могу вызвать нам кучера, что развезет нас и наши колесницы по домам. А мы в пути сможем выпить. А то, боюсь, сегодня за рулем я буду дергаться из-за каждого столба, - Форестер мягко улыбнулся. Правда была в том, что пакет с продуктами и выпивкой лежал на сиденье, и он просто хотел выпить. Сегодняшний день стоял у него поперек горла с этими ветеринарами, авариями и чеками в карманах. Хотелось либо начистить кому-нибудь морду, либо выпить. В безлюдной ныне местности первое ему не светило да и подрывало авторитет. А второе вполне было принято в современном обществе. Так почему бы и не воспользоваться ситуацией?

+1

7

Видя, в какое неловкое положение поставила незнакомца казалось бы невинной просьбой, Лиз уже десять раз пожалела, что поппросила этот чертов платок. Конечно же, у нее в сумочке он был, но лезть доставать его, на ее взгляд, было бы еще хуже. Наконец платок был найден, и Лиз, совсем уже успокоившись, вытерла опухшие от слез нос и глаза, стараясь свести к минимуму нанесенный макияжу урон. Очень уж не хотелось выглядеть перед незнакомым мужчиной страхолюдиной.
- Да-да, - кивнула она в ответ на предложение разобраться на месте, - лучше без полиции, - девушка даже обошла машину, присела и оглядела задний бампер, хотя это и было лишним, она и сама понимала, что на такой скорости одной этой деталью она и отделается, а это такие мелочи, что не стоит и говорить. Она сама сколько раз била ее во время неудачных парковок. Правда, это было уже давно, но все же... И стоило только представить, что сейчас придется звонить, потом ждать копа, потом оформлять рапорт о ДТП, потом... В общем, брррр - долго и неприятно, и главное - в ее состоянии просто ужасно.
Поэтому второе предложение незнакомца прозвучало для Лизабет Тревор просто сказкой, хотя и удивило. Даже не само предложение, а то, в какой форме оно было сделано. Кучер, колесницы... Словно в сказке: темная дорога и незнакомый принц в кабриолете. Правда, незнакомцы в кабриолетах тоже бывают разными, но об этом Лиз сейчас старалась не думать. А это на самом деле было так неожиданно и... приятно, так окончательно разряжало обстановку, что хакерша просто не могла не улыбнуться в ответ. Да и незнакомец при более пристальном рассмотрении сам казался все более симпатичным, а это его предложение - по-настоящему заманчивым. Мало того: девушка поняла, что ей самой сейчас просто необходимо выпить, чтобы алкоголь окончательно смыл весь этот вечер.
Все еще держа в руке носовой платок, она снова улыбнулась:
- Колесница и кучер это просто здорово, я начинаю чувствовать себя Золушкой. Главное, чтобы колесница в полночь не пропала. - Девушка посмотрела незнакомцу в глаза. - Меня Лизабет Тревор зовут, можно просто Лиз.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Если ты вздумаешь умереть, я тебя убью