Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мой кровавый Валентин


Мой кровавый Валентин

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

15 февраля 2014 года Агате приходит первая посылка от незнакомца - красивый букет цветов. Не придав этому подарку особое значение, она продолжает жить дальше, пока "Валентин" не напоминает о себе вновь. Каждый раз подарки кровавого незнакомца становятся все более пугающими и жестокими...

https://31.media.tumblr.com/c0076f94f0cb5bc67ebd491459fbce5a/tumblr_n0zw04KO0Y1smzfbco1_500.jpg

+1

2

"- Я никогда не пользовался популярностью у женщин. И ты не стала исключением в моем опыте. Так же, как и все, ты не обратила на меня внимания. Но было в тебе то, что заставило меня усомниться в этом безразличии: ты была в маске, и носишь ее до сих пор... И мне захотелось ее с тебя сорвать..."

Все началось с простого букета, который я получила 15 февраля. В субботний день, утром, под входной дверью обнаружила цветы сочно алого цвета. Я даже не посмела усомниться в том, что букет от Куинтона, который решил отблагодарить за вчерашний вечер и праздник. По правде говоря, я не любитель этого романтического дня в году. Я не ценитель романтики, в принципе. Впрочем, для некоторых людей это попытка вернуться к прошлым отношениям, - так поступил Гуидони, приглашая меня на маскарад.
И кто бы мог подумать, что на этом маскараде будет и человек, который прятал за своей маской не только лицо, но и жадные, порочные, утонувшие в пороках, мысли. Хотя, скажу вам, что в большинстве своем все люди такие. Но некоторые из этих лжецов заправлены психологическими болезнями и комплексами, который в один момент выплескиваются наружу.
Букет был поставлен в вазу и покоился рядом с террариумом, в котором порхали бабочки. Перезванивать Куинтону и благодарить его за цветы я не стала, - не хочу давать ложную надежду.
К моему удивлению Куинтон так же молчал. Ни в этот день, ни на следующий не было звонка. Впрочем, я быстро об этом знаке внимания и забыла, зарываясь в свои заботы и мелкие людские проблемы. Лишь изредка на глаза попадалась ваза с цветами, когда я кормила своих крылатых созданий, к которым проявляла любви больше, чем к мужчинам.

В воскресенье, вечером, после того как я провела с сыном весь день и завезла Декстеру, возвращаясь домой, обнаружила в дверях своего дома записку и несколько роз с необрезанными шипами.
Записка гласила: «Ты даже меня не заметила…». Ни подписи, ни имени, ни приветствия. Мне казалось, что писавший это послание пребывал в явном раздражении и недовольстве. Я прокрутила в памяти весь день, но так и не вспомнила никого подозрительного. Хотя, под подозрительным типом я имела в виду, первым делом, фигуру Гуидони. Да, я ошибочно вписала его в круг «подозреваемых», не обращая внимание на того, кто находился со мной совсем близко. Сколько же времени я потеряла на эти пустые обвинения!
На этот раз розы тащить домой я не стала. Они казались мне обозленными и ожившими. Мне казалось, что они смотрят на меня и готовы вцепиться своими огромными острыми шипами в горло. На несколько секунд эта страшная кровавая картина всплыла в моем сознании. Поежившись, я отправила цветы в мусорный бак и огляделась.
Я любила свой район, тихий и зеленый, он заставлял чувствовать меня в безопасности и комфорте. Но только не в этот день… Мне показалось, что каждое дерево на моем участке наблюдает за мной и тянет свои когтистые лапы-ветки к моим рукам, чтоб связать и оставить на вечные мучения.
Первый раз за все времена мой паранойя и мания преследования была не беспочвенна… Вот только я, как и спасатели тонущему мальчику в одной из притчи, не поверила внутреннему голосу…

+1

3

- Ты ищешь меня не там и не в тех. Ты так отчаянно не хочешь меня замечать,
но твои зрачки расширены, а пульс сбит. Не бойся, просто впусти меня...

Ночью, перед тем ,как я смогла уснуть, я позвонила Куинтону. Надеялась, что это он шлет мне цветы и записки. Да, черт возьми, я надеялась! Но не потому что хотела что-то возродить, а потому что лучше бороться с противником, зная его имя, чем с ветряными мельницами... Разговор с Куинтоном прошел на напряженных нотах. И когда я повесила трубку, то дом снова погрузился в тишину. В попытках ее разбавить, я по включала везде свет, сделала у телевизора громкость больше. И, в принципе, все еще было в порядке, хуже будет потом... Через день, когда я снова получу послание от Валентина.

Наверно, я рано начала паниковать. Мало ли кто мог послать мне цветы и странную записку? Утром следующего дня я поспешила скорее уйти из дома, и в таком темпе я прожила сутки, даже успокоилась. Пока не обнаружила под дверью длинную коробку.
Интуитивно я сделала шаг назад, думаю, что может переступить через посылку и захлопнуть дверь? Но желание узнать что там дальше, всегда двигало мной. Может под крышкой будут ответы на все мои вопросы? Не на все, конечно, но что касается этого таинственного почтальона, да.
Я присаживаюсь, чтобы забрать коробку, забираю ее, и ухожу в дом, захлопывая за собой дверь. Итак, посмотрим? Я преисполнена волнением. Любительница сюрпризов, всегда жду чего-то особенного и приятного.
Развязываю синюю ленту, открываю крышку.
- Проклятье! - я, как кузнечик, отпрыгиваю от коробки, словно она заминирована. Рукой прикрываю рот, мне тошно. Противно. - Какая мерзость - давлю в себе приступ брезгливости, но кожа покрывается мурашками. В коробке были цветы. Опять цветы! Красивая, яркая композиция из зеленых листьев и бутонов. Но не в них была беда, слава богам, цветофобией не страдаю. Между бутонов, между стеблей и листьев ползали, роились черви. Словно змеиное гнездо, эти ползучие твари казались одним целым организмом. Вся коробка шевелилась, то сужалась, то расширялась. И черви пытались выбраться за ее пределы. Я готова была заорать! Мне казалось, что эти мерзкие создания уже забрались по моей ноге, под одежду, в волосы.
Делаю еще несколько шагов назад. Озадачена тем, что теперь делать с этим и кто мне поможет спастись от нарастающего чувства тошноты. Сама-то я вряд ли преодолею свою брезгливость, коей раньше не отличалась, и возьму коробку.
На помощь подоспел Таракан. Мой еж, шевеля носом, идя на поводу у запаха, подкрался к мерзкому подарку и стал жрать этих червей. Я пячусь назад, пока не встречаюсь спиной со стеной. Кусаю губу, потому что готова сорваться на нет. Кто мог это сделать? У кого хватило извращения собрать такой подарок? Кто хочет меня напугать?
Закрываю глаза, опускаюсь на пол. Не могу слушать как червяки хрустят на зубах у ежа. Закрываю ладонями уши. Превращаюсь в маленький комок, сидящий в углу. И кричу. Кричу.
- ХВАТИИИИИТ - кому я это кричу? Кого прошу? Незнакомца молю остановиться, одуматься, перестать меня пугать? Или колючего зверя хочу остановить?
Не знаю сколько просидела так, пряча нос в холодные коленки, борясь со своим безумием. Осталась наедине со своей темнотой и с фантазиями мрачного незнакомца.

+1

4

Меня сложно добить. Я столько раз спотыкалась, падала, проваливалась по самые уши, что казалось бы, чем еще можно меня убить? Моя психика, это парадокс бесконечной лестницы, - вы не разгадаете его, только ноги сломаете. Мои мысли – бескрайний космос, где загораются звезды, гаснут, взрываются, чтоб через время снова зародиться и светить еще ярче.
Меня сложно сломить… Но кто-то пытается.
Про червей с цветами я довольно быстро забыла, мой мозг постарался представить, что все это мне снилось, и единственное, что осталось, это брезгливость. То ли мой поклонник выбрал для меня простроченные цветы, то ли чувство прекрасного у нас отличалось.
Итак, я продолжила жить. Ровно на одним сутки было позволено мне вернуться в привычный ритм, без странных записок и презентов, пока на пороге не появилась еще одна коробка.
Красивая, подарочная коробка была высотой мне по колено и украшена очередным бантом, на этот раз синим. Мое настроение довольно быстро опустилось до отметки «твою мать, блять», сказанное на чисто испанском. Я стояла и пару минут мучила себя догадками, что же внутри. Затем, все-таки сняла крышку и положила рядом.
Стоит отметить, что мой кровавый Валентин явно знал где я живу, раз игнорирует помощь курьеров. А раз так, может он и сейчас наблюдает за мной?
Из коробки торчали ушки серого медведя. Неживого, нет, плюшевого. Медвежонок Тедди – символ всех романтиков и влюбленных особ. И если в нем не заложена бомба, я уже могла считать этот подарок удачным. Кто же знал, что меня ждет куда хуже взрывчатки!
Двумя руками, взяв игрушку под лапы, я подняла ее на уровне своего лица. Секунда. Я выдыхаю. И тут из бедного мишки, из его распоротого живота, где должен быть поролон или другая синтетическая хрень, вываливаются кишки и прочие внутренности, которые обычно находятся аккуратно в организме, а не представляют собой клубок мяса с кровью.
Я взвизгнула, когда все это отвращение хлынуло в коробку, а что-то свалилось на мои ноги. Безобидный и милый медведь тут же превратился в моих глазах ужасным монстром, измазанным кровью.
Кивнув игрушку обратно в коробку, я сделала неуверенные шаги назад, боясь, что сейчас моя голова не выдержит нахлынувшего адреналина, и просто лопнет, и я составлю компанию своему подарку, повиснув на стенке коробки тряпичной пустой куклой.
Я подняла глаза и окинула взглядом раскинувшийся лес, в надежде, что увижу сквозь листву или деревья лицо незнакомца. Во мне смешалась злость, страх и отвращение в жгучую смесь, которая обычно, при принятии на грудь, заставляла меня сорваться с места и уехать куда глаза глядят. Пару раз так я уезжала в Венесуэлу, в Испанию…
Но нет, никакого чужака я не видела, - он хорошо прятался. Зато я ощущала его взгляд на себе.
Стряхнув с ноги то ли желудок, то ли ошметок от кишки, я вбежала в дом. Дыхание сбилось, но надо взять себя в руки. Тяжелыми и громкими шагами я прошла до кухни, где достала бутылку с коньяком и сделала большие глотки. Неприятная на вкус жидкость, растеклась по горлу, подстегивая меня разразиться кашлем.
- Мразь. Ненавижу – нашептывала я, делая второй глоток.
Через пять минут я взяла себя в руки, потом в эти самые руки взяла полароид, и вышла обратно на крыльцо. Нет, я не была маниакальной женщиной, которая коллекционирует странные вещи на фотографиях, просто я начала свое маленькое расследование. Пока еще не удачное, правда, но фотографии с всеми подарками Валентина я исправно делала.
Вопрос о том куда девать мишку с распоротым брюхом, оставался открытым. Я боялась, что меня вырвет, если я начну соскребать с земли все мерзости, что вывалились из брюха Тедди. Ну, а что делать? Я ведь слишком гордая и самостоятельная, чтобы попросить помощи. Меня сложно добить…

0

5

Пролетел еще один день, который подтолкнул меня все-таки взять небольшой отдых от этого дома и атмосферы. Нет, я не собиралась уезжать в солнечные и беззаботные страны, мне всего лишь нужно было сменить обстановку. Стены отеля вполне подойдут для этого, хотя, как говорят, от себя и своих мыслей не убежать. Но можно я попытаюсь?
Я устала. Очень устала. Но пока у меня были еще силы сопротивляться и как-то реагировать на все беспределы, что мне преподносит Валентин. Думала ли я о том, чтобы обратиться за помощью? Или о том, что эти происки незнакомца принесут мне вред? Не физический, так моральный? К сожалению, я сама не замечала как мой разум начинали разлагать эти подарки.
Сажусь в автомобиль, чтобы дать деру из Зеленой Мили. Ха. Забавное название, как у одноименного фильма. Зеленая миля… это последний путь, который проделывали преступники перед казнью. Какой смысл несло название для этого коттеджного района? То ли тот, кто задумал здесь строительство, любил Стивена Кинга. То ли хотел придать этому месту смысл последней надежды. Может, именно здесь не верили в чудеса, но они упорно сбывались.

«Мы все обречены на смерть, все без исключения — я это знаю.
Но, о Господи, иногда Зеленая миля так длинна…»

Я хлопаю дверью «Мустанга» и поворачиваю ключ зажигания. Краем глаза невольно зацепляю что-то, что выбивалось из привычной картины моего автомобиля: рядом, на пассажирском сидении лежала коробка конфет. Это была красивая красная коробка, перевязанная атласной лентой шоколадного цвета. Наверняка, и конфеты в ней вкусные, молочные или с орехами. Ха-ха. Если бы так! К сожалению, привыкшая к неприятным сюрпризам за последнюю неделю, ничего хорошего я не ждала. Напротив.
Сердце забилось быстрее, меня бросило в жар. Мысли со скрежетом понеслись в голове, кидая предположения о том, что внутри. Конфеты с опрышами? Слава богу, я не ела. Хотя к ползучим тварям не испытывала отвращения, как английская барышня, - все-таки сама разводила насекомых и знала из кого они появляются.
- Итак… - выдохнула я, приближаясь пальцами к коробке. Дернув за ленту я развязала бант и без промедления подняла крышку.
Это было сердце. Красного цвета, с клапанами и венами, оно лежало на шуршащей желтой бумаге, на которой остались следы засохшей крови. Это было отвратительно. Насколько далеко завела человека его болезнь, чтоб воплотить в жизнь такой подарок? Настоящий Данте… вырвал свое сердце и преподнес мне. Хотя… если бы свое, так бы это означало конец кровавой истории.
Захлопнув крышку, я откинулась назад и закрыла глаза. Сделала быстрых коротких два вдоха, а затем, взяв посылку, вышла из машины. Да, у этого недоделанного Данте получилось сбавить мой порыв уехать. У меня руки тряслись вновь садиться за руль. Поэтому единственным способом, который мог успокоить мои нервы, была бутылка. Хотя, думаю, не только я в критических и нервных ситуациях готова была к ней приложиться. Нет, я не напивалась до потери сознания, но так, чтобы на душе стало легче и расслабленнее, вполне.
Куда, в дальнейшем, девать это сердце, я не решила. Но хранить его до выяснение обстоятельств или до появления умной мысли в холодильнике, слишком. Так что за полночь, когда я все-таки выехала с Зеленой мили, я отправила подарок в черный мусорный пакет, а затем закинула в соседский бак.
Извини, мой кровавый Валентин, твоей щедрости я не оценила и в этот раз.

0

6

Мой побег на два дня ничего не дал. Ничего. Я не могла отделаться от мысли, что делаю что-то не правильно. Что, сколько ни беги, ощущения присутствия кого-то постороннего не покидало меня. И хоть эти пару дней Валентин не напоминал о себе, меня грыз один только страх неизвестности. Страх, перерастающий в паранойю.
Я поступила не правильно, когда приехала к Мерфи и, тем самым, втянула его в свою историю с Валентином. Может для Валентина, Тайлер станет угрозой, третьим лишним, и устранением которого он займется в ближайшее время.
Ночью меня посещали сны о том, что все, кого я знаю и люблю, я нахожу у себя на заднем дворе. Их тела вздернуты на кольях, как во времена дикого и жестокого средневековья, когда таким поступком пытались напугать своих врагов. И знаете, ведь работало…
А дома было тихо… ежик, сытый и довольный, топал по бардовому ковру. Бабочки свернулись в свои коконы, собираясь к новому сезону. Божьи коровки устроились на ветке. И вроде все родное, но в моем сознании разбросанное по разным углам, без порядка, без правил, без дисциплины. Меня одолевал хаос.
Было тихо, кто-то молчал на меня и дышал вместе со мной. Этот Кто-то опять написал мне записку…
Несколько дней назад я кричала, что не сдамся, что меня не сломить. Но сейчас внешне я походила на ту, кого бессонница довела до безумия: мешки под глазами, тонкие ноги, холодные пальцы. Из меня словно высосали жизнь. Из меня высосали всю стойкость. Хотя, если я до сих пор еще здесь… Или не здесь? Может это сон, плод моей больной фантазии. Или это смерть? Другой мир под названием Шизариум.
Я вновь прибегла к успокоительным таблеткам, захавала двойную порцию после двухдневного перерыва, и пропала на несколько дней. Думаю, моего отсутствия ныне не особо заметно, учитывая, что Джозеф мог заменить меня на складе, а в офисе оружейного магазина мне, как владелице, не обязательно появляться столь часто. Так что у меня было время задуматься, что незаменимых людей нет…
Через три дня, я таки уговорила себя подняться и выбраться из своей норы. Причиной этому послужила даже не работа, а возможность увидеть Вернона. Надеялась, что лекции помогут отвлечься. Так бы и было, если бы именно в аудитории университета меня не настиг подарок. Я думаю, что это своеобразное предупреждение. Только на эту тему я задумалась уже позже, когда пряталась несколько часов в гостях у Уорда.
И как же не хотелось возвращаться из мира, наполненное желтым светом, с репродукции картин, с рыбкой Патриком, обратно к играм своего разума. Хотя эти игры были явно не по моим правилам начатые.
Когда мы с Верноном обнаружили его машину, залитую несколькими канистрами крови, словно ярко бордовой краской, я приняла для себя решение не видеться больше с профессором, пока не решу это дело. Я не могла втягивать этого мужчину в свой Шизариум, хотя он и говорил, что готов помочь. Но как высоко ему придется заплатить за эту помощь?...
Я опять вернулась домой. Села у стены, включила старую пластинку с Нэнси Синатра и погрузила в атмосферу скрипучей музыки и некачественной, старой записи.
Мой мир… его на самом деле нет. Из Страны Глухих в мир Шизариум, где мои демоны вновь обнажили клыки и вилы, чтобы вскрыть кожу и посмотреть как сердце… бьется… еще бьется о ребра.

0

7

Люди привыкают ко всему. Так уж мы устроены, что запах, который кажется резким, омерзительным и тошнотворным через несколько минут уже не так давит. Так уж мы устроены, что если долго терпеть боль, перестаешь на нее обращать внимание. Так уж мы устроены, что с работой, которую терпеть не можешь, свыкаешься. Так уж мы устроены, что если подвергать человека постоянному стрессу, он... он либо сойдет с ума и все для него войдет в норму, либо он просто перестанет нервничать.
Я не сошла с ума, нет. Просто, на самом деле, отрубленные пальцы не так уж и страшно. И кишки в мишки Тедди я убрала быстро. И розы были не так ужасны.
Я свыклась... Можно ли это назвать опустила руки? Я просто больше не боялась и не знала как действовать дальше - мои расследования зашли в тупик. Смотрела на фотографии его "художеств" и понимала, что не знаю этого человек. Не знаю человек ли он...
Моя реакция притупилась из-за алкоголя и успокоительных таблеток. Я была немного похожа на жирафа, который грызет листья у крон деревьев и о чем-то думает, о чем-то своем, отгоняя мошкару движением ушей.
Мне казалось, что я готова ко всему, к любому "укусу насекомого", но одна мошкара оказалась мне не по силу. Утром первой среды марта я обнаружила на дне своего спущенного бассейна труп. Мертвый человек не был моим знакомым, но от него надо было как-то избавляться. И уже понятно, что в полицию я звонить не стану. Позвонила Гвидо. Именно он подтолкнул меня к тому, чтобы действовать дальше. Его слова завели в моей голове часовой механизм, и у меня созрел план. Если вспомнить, что далеко не каждое дело, за которое я берусь, заканчивается удачно, можно было догадаться, что и с этим будут проблемы.
Придуманный наспех план, сбор несколько солдат, что должны меня прикрыть, и собранная сумка. В чем заключается план? Я должна была выманить Валентина. Ловля на живца. Кто приманка, думаю, понятно.
Я уже поняла, что этот ненормальный боится меня потерять, а значит не допустит, чтобы я сбежала из города. Моя задумка рассыпалась в прах за рулем Мустанга, когда рука незнакомца без двух пальцев поднесла к моему лицу тряпку с хлороформом.
Дальше понеслось как в фильме. Мое сознание отдельно от меня, тело отдельно, а я сама... кто я? Сгусток эмоций, чувств, рефлексов, инстинктов.
Я столкнулась лицом к лицу со своим тайным воздыхателем. Со своим кошмаром. С тем, кто не давал мне покоя долбанный месяц. Боялась ли я? Мне нужны были ответы, но разговор не шел. А то, что я услышала меня не устроило. Хочу забыть все... Потому что Валентин задумал лишить меня глаза. Я помню как дергаюсь, как лезвие без наркоза касается века. Рывок. И я на полу, но лицо словно обожгли. Как будто глаза встретились с песчаной бурей, оцарапанные этим столкновением.
Но боль пройдет. Этот день тоже рано или поздно забудется, отпустит и останется в прошлом. А вот шрам на лице и утерянное зрение... Я буду помнить о том как была легкомысленна. Как жила мыслью, что выйду сухой из воды. Конечно, я и сейчас думаю, что могло быть хуже, мой настрой не убить. Но где-то в глубине души появился стоп-кран в виде Аарона. Мой мальчик, которого я могла больше не увидеть.
И это ли не повод наконец преступить порог чужого дома и попытаться вернуть семью? Валентин показал мне что такое одиночество. Какого это, когда ты остаешься ночью одна, когда стены на тебя смотрят. Может, в своих подарках он рассказал мне о себе, но я этого не поняла. Вынесла один урок, что время скоротечно, а одиночество рано или поздно погубит.

Мой друг, когда ты снова встанешь возле этой стены, когда ты, в кровь раздирая руки и идеи, будешь искать в ней выхода для собственного дыхания, когда ты будешь биться грудью в ее тяжелую твердь, вскрывая грани безумия, когда ты заплачешь, потерявшись в равнодушии человеческих лиц, так дико и неестественно похожих на твое лицо, когда ты вновь нелепо умрешь, так и не успев сказать, объяснить, хотя бы окинуть последним взглядом, когда ты снова почувствуешь кожей холодную поверхность камня... Будь осторожен. Потому что в этот миг стены смотрят на тебя.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Мой кровавый Валентин