Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » запрещённый приём. ‡sucker punch


запрещённый приём. ‡sucker punch

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

keane - a bad dream

i wake up,
it's a bad dream
no one on my side
/c/

участники - Тэсса Саммервилль и Линкольн Хадсон;
время - 20 февраля 2014, затем 1 марта 2014;
место - госпиталь, затем дом саммервилль.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-02-21 20:30:49)

+2

2

Время идет, а работа какой была такой и осталась… правда, только сменилось место жительства, и то не по работе, а по своей собственной воли… да, это трудновато метаться из-за одного города в другой… хотя, если честно, то уже привык к подобному… Ведь с детства был приучен к тому, что скитался по городам (да и по домам тоже)… Если это кого-нибудь смогло утомить, но только не меня… Да, можно сказать, что я привык к подобному кочевому жизненному пути, в одном городе я мало когда задерживался… Максимум меня хватало на года так на 3, но после того, как переехал в Нью-Йорк, то там уже обустроился окончательно…
Но сейчас, снимаю уже какой месяц квартиру в Сакраменто на окраине города, вновь подтверждается моя теория о том, что я, наверное, все так же и буду скитаться по разным городам… Да, в принципе, как полагается, из-за моей работы я должен поселиться в одном городе и оставаться там на долгое время… Но кочевой образ жизни мне настолько приелся, что я, наверное бы, даже в Нью-Йорке переезжал с одной улицы на другую…
Но сейчас, живя в Сакраменто, я не задумывался о такой мелочи, как очередной переезд в город-побратим… Сейчас моя голова была забита совсем другим… Хотя, как я думаю, стоит вам поведать зачем я здесь, и какого черта переехал с мегаполиса в криминальный Сакраменто? Нет, здесь я не по работе, и как мне кажется, если бы здесь что-то да и прошло серьезное, я бы не придал этому значения, потому что сейчас в большинстве времени, я простой житель Сакраменто, а не агент ФБР перебравшийся с НЙ. Сейчас не об этом…
Я бы, наверное, и продолжил жить в Большом Яблоке, если бы не Александр Саммервиль, которую сыграл огромную роль в моей жизни. Нет, я говорю без всяких преувеличений.. Ведь он меня поднял из того дерьма, в которое бы я «упал» сделав очередной шаг… Вернемся к тому, почему я здесь… Моя работа порой предусматривает то, что нужно искать людей.. Да, мы занимаемся этим, но в основном ищем контрабандистов, убийц и прочих… Но сейчас, тот человек, которого я ищу не относился ни к одному из таких личностей. Тесса Саммервиль – именно ради нее, хотя, наверное, не так, а из-за нее я сейчас нахожусь здесь…
Остановив машину на парковке принадлежащей госпиталю Святого Патрика, задерживаюсь в салоне автомобиля еще на пару минут, но после, выйдя, ставлю ее на сигнализацию. Подойдя к двери, прохожу в здание Госпиталя и слегка приподнимаю плечи, засунув руки в карманы куртки… никогда не любил больницы, хоть и лежал в военном госпитале… Не знаю… Эта суматоха, голос, который объявляет что-то, запах медикаментов – все это заставляет меня слегка съежиться… Да, у каждого есть свои неприязни – у меня такой является больница…
Подойдя к столу регистрации обращаюсь к девушке: - Здравствуйте, не подскажите Мисс Саммервиль, работает здесь интернем еще на работе?, - интересуюсь я и получив ответ, присаживаюсь на стоящие у стены стулья и ожидаю девушку… Через пару минут, поднимаю взгляд и замечаю ту самую девушку, - Извините, Тесса Саммервиль?, - произношу я, поднявшись со стула, - Можете уделить мне пару минут… У меня к Вам есть разговор…

+1

3

Его зовут Линкольн Ли Хадсон и он пришёл, чтобы поговорить со мной.
Это тот информационный минимум, который я получила от своего «почтового голубя» в лице медсестры; она сообщила мне о том, что меня ожидают возле рецепции, и что, судя по серьёзному и внушительному виду ожидающего меня человека, мне лучше бы поторопиться, не заставлять его долго ждать.
Не знаю, расценила бы я этот призыв, как нечто, обязательное к исполнению совершенно немедленно, и бросила бы все свои дела, чтобы уделить неизвестному своё внимание, если бы горела в работе, но, к счастью, пункцию перикарда я закончила производить ровно в тот момент, когда с губ Кайлы слетел последний слог. Далее меня ждал пациент в коме, показатели которого я записывала в его стационарную карту каждый божий день, но обычно, парни в комах не имеют тенденции куда-либо спешить, поэтому я могла отвлечься и устроить себе небольшой перерыв.
- Хорошо, спасибо, Кайла. Я сейчас иду.
Использованные перчатки полетели в урну, а я глубоко втянула носом воздух, в надежде отогнать подальше внезапно накатившее на меня волнение.

На самом деле, когда ты интерн, и интерн по уровню способностей не последний на своём потоке – а именно таким молодым специалистом, к собственному удивлению, являлась и я – то постепенно начинаешь привыкать к тому, что тобой интересуются сторонние люди.
Как правило, это люди, занимающие не последнее место в мире широкой медицины. Главные врачи различных клиник – чаще всего, частных, - которые из года в год роют носом землю в поисках начинающих перспективных врачей в надежде переманить их на свою сторону; профессора и кандидаты медицинских наук, между которыми, как всем в медицине известно, постоянно ведётся негласная гонка – чей воспитанник окажется успешнее и достигнет больших высот; ну и, в конце концов, даже представители различных медицинских компаний, которые постоянно нуждаются в новых лицах для пиар-кампаний.
Словом, будучи интерном, ты постоянно ощущаешь себя зверушкой на аукционе.
Но дело в том, что в мире медицине я ни разу ничего не слышала о Линкольне Ли Хадсоне. Хотя и наш мир далёк от прочих миров, близких к престижным, жизнь в нём мало чем отличается от так называемых светских кругов. Имена больших шишек, которые здесь что-то значат, ты обязательно узнаёшь со временем, они остаются на слуху, и, в конце концов, ты знаешь бесконечное количество влиятельных людей, хоть даже и никогда их лично не встречал. Среди моих «знакомых» не было никаких Хадсонов, кроме героини детективов сэра Артура Конан Дойля.

- А кто он? Чего ему понадобилось от меня?
Шепнула я на ухо шедшей рядом со мной Кайле, но в ответ та лишь безмолвно пожала плечами, а ещё через пару шагов мы и вовсе разминулись – она юркнула в одну из палат.
Возможно, если бы мои мысли все ещё не занимала недавно проведённая удачная пункция, то в считанные мгновения я накрутила бы себя до невероятных пределов и подходила бы к незнакомцу уже на трясущихся коленях и с белой маской ужаса на лице. Однако, в свете своего недавнего маленького личного триумфа, мне удалось отделаться лишь надоедливым червячком сомнения, зашевелившегося где-то в грудной клетке.
Он ждал меня возле поста медицинских сестёр, невозмутимым взглядом глядел перед собой, от чего казался ещё более внушительным, чем мне сказала Кайла, и, если честно, от одного только его вида у меня по спине пробежал холодок. Притормозив на секунду-другую, я сделала ещё один глубокий вдох, сжала поледеневшие пальчики в кулачки, пытаясь успокоиться. Колени не тряслись, а лицо не побелело от страха, но внутренняя тряска вдруг оказалась весьма ощутимой. А потом я уверено шагнула в поле его зрения. Заметив меня, он тут же оживился и поднялся с места.
- Да, здравствуйте, я Тэсса Саммервилль.
Клянусь, что от слов, что у него есть ко мне разговор, у меня в голове завопил маленький, но очень громогласный человечек. Завопил, конечно, в панике. Нет, Кайла мне говорила, что мистер Хадсон со мной поговорить хочет, но с её слов это звучало не так пробирающе, как с его.
- У меня как раз перерыв. – Кивнула я, в знак согласия. – Давайте, что ли, в комнату отдыха пройдём. Там будет удобнее… поговорить. Без лишних ушей. Идёмте.
Как правило, в клинике очень сложно найти такое место, где можно было бы уединиться для конфиденциального разговора, такого, где можно быть уверенным, что вас не подслушают. Потому что в госпитале слишком правдиво работает поговорка о том, что даже у стен есть уши. Но, как ни парадоксально, в разгар рабочего дня таким местом запросто может выступить комната, которая часто наполнена самыми различными сплетнями и обсуждениями – это рест-рум, куда я и вела сейчас своего неожиданного и нежданного спутника.
Пропустив его вперёд перед собой в просторное светлое помещение комнаты отдыха, я закрыла за нами дверь на защёлку и на автомате включила электрический чайник.
- Мм.. Вы предпочитаете зелёный или чёрный? Или кофе?
Никогда не умела скрывать свои нервы, а нервничать я могла буквально на каждом шагу. Что уж говорить о ситуации, когда к тебе приходит неизвестный! Приходится заламывать руки и болезненно хрустеть суставами, чтобы дать себе хоть какую-то разрядку и отвлечься.
- О чём Вы хотели поговорить?

Отредактировано Tessa Summerville (2014-02-21 20:26:24)

+2

4

То и дело, что поглядываю на часы, которые висели на противоположной стене. Честно, то окружающая меня обстановка стала угнетать… Я же говорил, что не люблю больницы и я даже добровольно в них не суюсь, потому что уже хронически их не перевариваю.. Я, если честно, то с трудом понимаю, почему люди выбирают эту профессию: хирурги, педиатры и прочие… Честно, то это серьезные профессии от которых многое зависит… Да, у меня у самого профессия довольно таки непростая.. Но я, к сожалению тогда не выбирал куда мне идти, а сейчас, как мне кажется, я правильно выбрал путь.. Да, сейчас об пристрастиях в работе, о правильности и не правильности можно говорить часами.. Каждый волен выбирать себе свою профессию: кто-то захочет выбрать менеджера, бухгалтера, а кто-то дворника… Так что уж сильно задумываться об этих вещах не стоит… у каждого будет свое видение на ту или иную профессию, потому что у каждого свои предпочтения. Но а что касается меня, то я бы и не дня ни проработал бы в данной сфере… Ненавижу больницы…
От этого, довольно таки, долгого ожидания мне сейчас уже хотелось уйти и прийти в другой раз.. Но это было лишь только мое желание, которое никак не сопровождается действиями… Я сюда пришел с той целью, чтобы разыскать нужного мне человека и бросать затею – нет уж это не по мне. Я всегда довожу дело до конца, даже если это приведет в тупик и в безысходность… Сейчас, мне просто напросто хотелось поговорить с Мисс Саммервилль и если так можно выразиться прощупать почту и выяснить стоит мне вообще с ней говорить о проблеме, которая сложилась.. Или же ей плевать… Я часто слышал об этой девушки с уст Александра, но никогда не был знаком с ней в то время пока общался с Алексом… Я не вдавался в подробности его жизни: мне не хотелось навязываться и быть назойливым человеком… Я всегда держусь правила: если человек что-то хочет рассказать, значит он расскажет, но сейчас не время… Но после того как Алекс заболел, мне все же пришлось навязаться и все разузнать сославшись, что просто это было мое любопытство. Я то знаю, что он мне не поверил, потому что я не очень-то и хорошо умею врать…
Только повернув голову в сторону, как замечаю приближающуюся в мою сторону девушку. Без сомнений это была Тесса. Я видел множество ее фотографий и с легкостью мог запомнить ее (с детства у меня всегда была отличная память на лица, и мне без труда удавалось запоминать лица даже тех людей, с которыми общался от силы минуты две). Поднявшись с места, слегка приподнимаю голову, ожидаю, когда мисс Саммервилль подойдет ко мне. Да, сразу было видно, что легкая растерянность присутствовала из-за того, что ни с того ни с сяго приходит неизвестный человек и желает с ней поговорить. Но другого выхода я не находил… не хотелось чтобы она отдаленно держалась от меня, не хотел напугать ее, но видимо, именно так получилось: слегка сжатые пальцы ее рук, слегка сбивчивое дыхание, осторожные шаги и осторожный взгляд – это все говорило о том, что она опасалась разговора (может даже и меня тоже). Возможно, нужно было не так начинать разговор, а подходить к нему обходными путями. Но это заняло бы много времени, а его у Александра было не так уж и много…
- Линкольн Ли, - представляюсь я. Да, может мой тон звучит слегка официально, где-то пугающе до дрожи в коже, но это лишь привычка, которая приобрелась годами на службе в армии, в полиции... порой мне кажется, что нормальный тон голоса, нормальные разговоры – не командования, не рапорт – будут для меня уж слишком сложны, потому что трудно отучится от того, к чему привык с самого раннего возраста… именно так было и со мной… Я не упоминаю фамилию Хадсон, которая для меня являлась лишь прибавочной в данном случае. Да и вообще, я не воспринимаю ее как свою, просто появилась в моем свидетельстве о рождении как нежное слово…
- да, конечно же, - киваю головой и следую за девушкой. Может было стоило сказать, кем я работаю сразу… Просто у многих не очень-то и хорошая реакция на такие профессии, как у меня… Но все же, по той информации, которая у меня имеется, у мисс Саммервилль не должно быть негатива к правоохранительным органам… Но все же, стоит пока забыть о своей профессии… Ведь я здесь не как агент ФБР, а просто друг семьи (ну или же почти что семьи). Пройдя в комнату отдыха, засовываю руки в карманы куртки и после оборачиваюсь в сторону девушки. - Пожалуй, кофе, - в принципе чай не был для меня никаким напитком… Мне приходится жить на кофеине все время, поэтому ответ был очевиден…
- Да, есть небольшой разговор, - ну значимость этого разговора была слегка приуменьшена, потому что это было для меня достаточно серьезный разговор… Так, наверное, стоит перестать пугать мисс Саммервилль своими словами и напрягать своим присутствием… - Присядем?, - произношу и присаживаюсь на стоящий неподалеку диванчик. - Мне бы хотелось с вами поговорить об Александре Саммервилле, - сдержав небольшую паузу, сосредотачиваю взгляд на лице девушке, пытаясь уловить реакцию на это имя… Мне хотелось сейчас понять, стоит ли задевать главную тему моего прихода сюда, или же стоит пока промолчать. - Мы с Вашим отцом служили вместе, - ну да, нас тоже временами учили врать, точней не так: ФБР тоже приходится порой преувеличивать если этого требует ситуация… - Мисс, Саммервилль, давно Вы видели его?, - очередной вопрос с моей стороны был адресован девушке.

+2

5

Чувствуя себя безнадёжно уязвимой перед этим человеком, до такой степени безнадёжно, что подобное ощущение могло уже граничить с чем-то неприличным, мысленно я всеми силами пыталась убедить себя успокоиться и отставить преждевременную панику. В самом деле, ведь не удосужилось произойти ещё ничего криминального, потому как мистер Хадсон к тому моменту, как мы – я на подкашивающихся коленках, а он вполне себе уверенным шагом – достигли комнаты отдыха, не успел сообщить мне ровным счётом ничего.
Так уж повелось, что я никогда не отличалась особенным чутьём. Ну, знаете, бывает такое, что тот или иной человек наделён такой способностью каким-то определённым органом из всех, что у него имеется, как-то чувствовать ситуацию, будто бы насквозь. Заранее понимать, если над ним нависло что-то плохое, или чувствовать неоправданное эмоциональное возбуждение в том случаи, когда грядёт что-то хорошее. Я же была лишена как такой сверхспособности к маленьким предсказаниям, так и того магического органа, за эти предсказания ответственного. Словом, в моей голове не происходило ровно ничего, что могло бы заставлять меня нервничать, я не предвкушала какого-то ужасного разговора, в котором мне обязательно сообщат что-то плохое и сердце у меня не ёкало, чувствуя, что с кем-то из близких случилась беда, о которой Линкольн и хочет мне сообщить. Нет, не было ничего такого, ничего.
- Кофе… - пробубнила я себе под нос, пытаясь сосредоточиться и найти банку среди многочисленных коробочек с чаем. - Крепкий, без сахара и молока. Извините, но ни сахара, ни молока у нас не осталось. – А теперь констатировала факт, и, к счастью, в ответ не услышала ни отказа, ни какой-либо ещё негативной реакции.
Как я уже сказала – ничего такого в моей голове не происходило. Но, тем не менее, я успела накрутить саму себя со страшной силой, настолько, что теперь, зачерпнув в ложку растворимый кофе из банки, я едва ли смогла донести всё ещё содержимое до «пункта назначения» - до кружки, в которой готовила ему бодрящий напиток. Руки дрожат, мелкая дрожь в кисти едва ли заметна невооруженным глазом, но зато вполне ощутима.
Впрочем, это моя естественная реакция, пожалуй, всё дело в том, что всегда была и есть я слегка чересчур восприимчивая; на самом же деле – словно оголённый нерв, который просто научился вовремя брать себя в руки, для своего же блага. Обыкновенно, всё, что мне нужно, чтобы унять разбушевавшийся в мыслях ураган, это отвлечься на что-то незначительное.
- Вот. Ваш кофе. Мистер Хадсон.
Усевшись в жёсткое кресло , что напротив дивана на котором расположился мой гость, я крепко сжала в ладошках горячую кружку с чаем, который заварила для себя. Вот он – тот незначительный отвлекающий фактор. По телу тут же разбежалось тепло, а сделав пару вкусных глотков, я почувствовала, что наконец прихожу в норму. Визит Линкольна перестал вдруг казаться таким уж пугающим, а мысли, хоть и по-прежнему бушевали, но перестали так бросаться во внимание, будто бы отошли на задний план. Знаете, я заметила, что чай (или же то же кофе, или какое, или даже молоко, в зависимости от ваших предпочтений) определенно может сделать обстановку как внешнюю, так и внутреннюю, гораздо лучше.
- Ага, я Вас слушаю.
Небольшой, говорите, разговор? На самом деле, с трудом верилось в то, что здесь не обошлось без преувеличения, но я не стала заостряться на такой мелочи. Словом, я была готова к этому «небольшому разговору», какой бы характер он не нёс и какой бы темы ни касался. И да, я проговорила эту фразу мысленно целых три раза, чтобы убедить саму себя в её однозначности и правдивости – так советует мне мой психотерапевт, я приноровилась, и, кажется, это работает.
А в следующее мгновение, я обожгла язык. То ли чаем, то ли той самой темой разговора, которая внезапно оказалась озвученной ровно в тот момент, когда я делала очередной глоток.
- Об Александре Саммервилле?
Повторяю, чисто на автомате, и гляжу на Линкольна с недоверием. Недоверием мимолётным, таким, как если бы я была уверена в том, что он совершенно точно оговорился в своих словах, а на деле имел в виду вовсе не то, что сказал.
Но нет, кажется, ошибки не было, потому что он невозмутимо продолжил дальше.
Об Александре Саммервилле я знала только одно – то, что этот человек мой отец. Ну, биологический, но не ставший отцом как таковым, в полном смысле этого прекрасного слова. И то, что из моей жизни он исчез много лет назад, не оставив со мной ни единой ниточки связи. Существовал ли он вообще, был ли реален? Если верить человеку, сидящему напротив меня – да.
- Я… Да, мистер Хадсон, очень давно. Наверное, лет двадцать, может чуть больше, может чуть меньше, назад.
Странно было говорить о своём отце с человеком, который якобы его знал, и теперь вдруг свалился на мою голову. Говорить и ничего не чувствовать. Ни-че-го.
Конечно же, это «ничего» - лишь временное явление. В медицине мы называем подобное состояние шоком; оно накрывает, при взаимодействии с каким-либо мощнейшим травмирующим фактором – физическом, или моральном, не имеет значения. Шок блокирует болевые ощущения или эмоции, которые начнут прорываться наружу чуть позже, вместе с осознанием.
- Они с мамой развелись, когда мне было два и это было двадцать три года назад. – Мне аж самой жутко стало от этой цифры, честное слово. Я никогда не задумывалась, сколько времени прошло с тех самых пор.  – Последний раз я с ним общалась – мимолётно, и если это вообще можно назвать общением– когда мне было, кажется, лет пять. Я была совсем ребёнком, поэтому едва ли что-то запомнила из тех немногочисленных встреч, что у меня были с моим отцом. Их можно по пальцам пересчитать.
И, к слову, я привыкла думать о своём отце, как о чём-то эфемерном. Наверное, поэтому, меня так шарахнуло непробиваемостью и бессознательностью – я смотрела на Линкольна Хадсона и не верила ему. Не верила, что он действительно знает моего отца, не верила, что он служил с ним. Потому что такого просто не может быть, ведь это же мой отец! Величина непостоянная и совершенно отсутствующая в моей жизни.
- Но Вы уверены, что говорите именно о моём отце, м? – уголки губ дрогнули в ухмылке. – Мало ли, сколько на свете однофамильцев и… одноимёнцев. – Странное слово… но, главное, не лишённое смысла. – С чего Вы взяли, что Вы не перепутали и человек, с которым Вы служили – это не случайное совпадение по отношению ко мне?

Отредактировано Tessa Summerville (2014-02-27 19:16:54)

+3

6

Могу представить, сколько сейчас посторонних мыслей начало блуждать в голове мисс Саммервилль, когда я тут появился. Да, я не могу переходить сейчас прямо на тему разговора, потому что я не знаю, как она относится к своему отцу. Хотя, если бы я был на ее месте, то пожалуй, первое, что я бы сделал, это не кинулся на него с объятиями, а врезал бы хорошенько ему за то, что он не появлялся все это время… Но сейчас речь идет не обо мне, а о Мисс Тессе…. Я не хотел ее пугать и напрягать своим присутствием… Не хотелось бы, чтобы она пугалась… Понимаю, что это не самый лучший способ так появляться и начинать разговоры… Но по другому я не могу…
По дороге в комнату отдыха, где, по словам Мисс Саммервилль, можно было спокойно поговорить, в мыслях начинаю строить все те вопросы, которые стоит задать девушке. Да, если судить о том, что моя работа позволяет быстро формулировать все вопросы, которые мне необходимы, но сейчас, в данной ситуации, я нахожусь не на работе (мой приход сюда – лишь одно мое желание, и об этом знают лишь только несколько человек)… Поэтому, сейчас было как-то сложней настроится на эту волну, хотя не раз получалось задавать кому-то вопросы, опрашивать, допрашивать… Но сейчас был иной случай и кажется, что данная ситуация намного легче, чем моя повседневная жизнь на работе… Но оказалось, что на первый взгляд простое личное дело, намного сложней рабочего дня…
- Ничего страшного, - произношу я, на реплику Тесс… Я сюда пришел не кофе распивать… Да и если так, то у нас, порой, нет особых условий, где можно было бы выпить кофе с молоком, с сахаром и прочими угощениями… Так что, сейчас мне не было важно: с молоком он или нет, с сахаром или без, горячий или холодный… Это не важно сейчас было для меня…. Да и вообще, пить мне не хотелось, но сказать «нет», мне было как-то не удобно… И сейчас согласился только из-за правил приличия, которые существуют в нашем обществе….
- Спасибо, - произношу и в знак благодарности и подтверждении своих слов, киваю головой и беру с рук мисс Саммервилль кружку с кофе… Сделав небольшой глоток, ставлю на небольшой журнальный столик, который стоял напротив дивана…
Ну что же, пожалуй не стоит тянуть время и увиливать о теме разговора, потому что времени и так уже оставалось совсем много… Я не знаю с чего начать и как преподнести тему разговора, чтобы для Мисс Саммервилль это не было каким-то шоком… Возможно, для нее, тема об отце, это запрещенная тема в ее жизни, потому что я знаю не мало случаев, когда дети не хотя ничего знать и слышать о своих родителях (и живым примером такого случая являюсь Я…) Так что, если Мисс Саммервилль откажется говорить или же хоть каким-то краем задевать тему о семье, то пожалуй, я не буду настаивать и продолжать… Но все равно я бы довел дело до конца, правда, не знаю как, но что-нибудь да придумал бы это точно…
- Именно о нем, - слегка киваю головой и сосредотачиваю взгляд на девушке, пытаясь уловить хоть какие-то эмоции на ее лице, когда упомянул имя этого человека… Вижу легкое недоверие в ее взгляде… И наверное, это было оправданным.. Потому что у нормального человека всегда бы была такая реакция, если бы кто-то неизвестный стал говорить о человеке, которого не видел долгое время..
Только приподняв слегка голову вверх и сцепив руки в замок, внимательно смотрю на девушку, с неподдельным интересом слушая все то, что она мне рассказывает… если честно, то все это было мне известно… И что было странно, я не слышал никакой запинки в голосе мисс Тессы, когда она рассказывала все это…. Все ту же историю, которую я слышал об Александре… И было странно, что все было рассказано почти что слово в слово… Знаете, при таких ситуациях, дети все время обвиняют своих родителей, выставляя их не в самом лучшем свете… потому что им трудно простить такое, когда кто-то уходит и не дает о себе знать… Но здесь, я не слышал упрека в адрес Алекса, а может просто не замечал и не читал между строк… Она говорит о нем с такой безразличностью и отдаленностью, что мне кажется, если я продолжу свое дело, то это окажется бесполезным занятием.. Я не видел ни каких эмоций, когда она называла его имя… Ноль эмоций… Полное безразличие к его персоне…
Из водоворота подобных размышлений меня вывел вопрос Тессы, и слегка моргнув, приподнимаю подбородок выше, - Поверьте, я не мог перепутать, - произношу я, и достаю из внутреннего кармана куртки фотографию Александра и положив ее на журнальный столик перед мисс Саммервилль, поднимаю на нее взгляд, - Людей с именем Александр Саммервиль, у которых дочь Тесса Саммервиль не так уж и много, точней, всего лишь только один… И мы никогда не ошибаемся, - да, я не оговорился, когда упомянул «мы» вместо «я»… Мне кажется, что от всех этих недоговоренностей с моей стороны, я все больше и больше пугаю мисс Саммервилль. - Специальный агент ФБР Линкольн Ли, - произношу я, показывая девушке свой значок, когда слегка отвожу куртку в сторону и на поясе висел значок. Поправив куртку, вновь смотрю на мисс Саммервилль.
- Извините, что так получилось, что не сказал сразу откуда я… Но здесь, я не по поручению руководства, а по своему личному… И то, что я служил с Вашим отцом, это совсем не так… Мы с ним не служили, но мы с ним знакомы… И могу Вас заверить, что я его не путаю с каким-то другим человеком…, - почти что на одном дыхании произношу я, удерживая взгляд на девушке… ну вот, надеюсь, сейчас меня не примут за вруна, обманщика и нахала? Хотя, возможно так и будет…
Но все же сейчас вновь приходится взяться за то, что приходится слегка солгать, - Просто, мы сейчас у нас появляется новый отдел и мы проверяем досье каждого сотрудника, который имеет отношения к нашему руководству… И что бы не получилось так, что какой-нибудь сотрудник солгал нам о своих делах, семейном положении и прочем, - произношу… Да, я не люблю врать, но все же временами это приходится делать… - Извините, если Вас напугал, просто, у нас работа такая, - приподнимаюсь с места, - Извините за беспокойство и спасибо за кофе, - легкая доброжелательная улыбка появляется на губах, - Спасибо, что разрешили наши проблемы.. И простите еще раз за беспокойство, - после этих слов направляюсь к двери и выйдя с комнаты отдыха, направляюсь к выходу из больницы…
Выйдя на улицу, подхожу к машине, припаркованной на стоянке и сняв ее со сигнализации, сажусь в салон авто и сразу же достаю сотовый телефон, - Да, это Лии… Да, нашел…, - заведя машину, выезжаю на дорогу, направляясь в сторону своей квартиры…

+1

7

- Агент… Агент ФБР?
Погодите, это что, шутка такая? Чувствую себя участницей какого-то реалити-шоу, в которых разыгрывают самыми разными способами – гуманными и не только – ни в чём не повинных людей, лишая их, в процессе розыгрыша, доброй порции нервных клеток.
- Вы это серь…ёзно?
Несвязанно бормочу, блуждая взглядом по его лицу, на котором не отразилось в тот момент ровно никакой эмоции, которая могла бы оказаться ключом к тому, что он хоть в какой-то степени заговаривается в своих словах. Не то, чтобы меня напугало подобное заявление, но неприятное чувство зародилось внизу грудной клетки, под диафрагмой. Оно странное, я не знаю, как точнее описать его словами; пожалуй такое, как если бы там, в груди, разворошили клубок омерзительных холодных змей и теперь они расползались бы в разные стороны, омывая органы своими жуткими прикосновениями, заставляющими холодеть нутро.
Конечно же, он видит мой ступор, кивает утвердительно в ответ и разбивает вдребезги все мои сомнение, показывая треклятый значок служащего.
Хмурюсь, потираю складочки на лбу указательным пальцем, словно пытаясь разгладить кожу, и не свожу с него, с моего незваного гостя, сосредоточенного взгляда. Иной раз киваю в ответ на те или иные его слова, смысл которых едва ли теперь уже долетает до моего сознания и с пониманием угукаю, чтобы ему не подумалось, будто бы я выпала в параллельную вселенную и более его не слушаю. Нет, я не выпала, вполне даже слушала его, а в своих мыслях чётко видела, как с каждым новым словом на моих ушах появляется новая порция свежей лапши; его сказ казался слишком уж отлаженным, как будто бы отрепетированным заранее, и хоть звучало всё весьма правдоподобно, но с искрой недоверия, что разгоралась всё сильнее и сильнее у меня внутри, я ничего не могла поделать – да и, в общем-то, даже не пыталась. Мне это было просто ни к чему.
- Мистер Хадсон, - лишь только в его рассказе образовалась пауза, я неспешно вмешалась. Ровный тон, прямой взгляд, наверное, я казалась бы со стороны абсолютно непробиваемой. На самом же деле, от того, чтобы не сломаться сейчас, словно хрупкая тростиночка, под моральным давлением, которое сама же на себя и оказывала, меня удерживало лишь то самое недоверие ко всему здесь происходящему. Не верю, нет, и не хочу верить – не хочу даже вникать в эти его слова о моём якобы отце и какой-то та работе, не хочу продолжать слушать, и не поверю никогда, потому что это просто не может быть правдой. Не может, априори не может! Но я как удав, и на моём лице не проскальзывает ни тени отголосков внутренний борьбы. – Зачем Вы всё это мне говорите? В смысле, если это Ваши рабочие дела, если Вы что-то там перепроверяете, чтобы удостовериться, или… Или что Вы там делаете? – я на самом деле запуталась, потому что было сложно следить за нитью его разговора и собственными мыслями, бьющими внутри о черепную коробку. Впрочем, какое мне дело до всего этого, и именно об этом я и говорю Линкольну, чуть более холодным голосом, чем хотелось бы, но это не более, чем моя реакция самозащиты.  – Да не важно, что бы ни делали – это Ваши дела, Ваша работа, но причём тут я?
В ответ он реагирует лишь улыбкой и благодарит меня за оказанное содействие, а меня это, к моему собственному удивлению, в непонятной степени злит. Но всё же мне удаётся держать себя в руках; одновременно мы поднялись со своих мест и я машинально протянула ему руку для рукопожатия, в знак того, что странный разговор и странный визит окончен, а теперь – теперь мы можем разбежаться каждый по своим делам и больше никогда не встретиться.
- Всего доброго, до свидания.
Улыбаюсь ему кончиками губ, но стоит ему скрыться за поворотом, ведущим к лестнице прочь из отделения, как улыбка на моём лице тут же меркнет. Девочки-сотрудницы тут же облепляют меня с разных сторон, им не терпится узнать, чего же хотел от меня этот неожиданный визитёр, но на все вопросы я лишь рассеяно киваю головой и небрежно отвечаю, что ничего серьёзного, ничего такого, что стоило бы вашего внимания, девочки. Недовольные охи-вздохи, подозрения в том, что я чего-то недоговариваю, но я – я не вру им. Мне бы самой понять, чего хотел от меня этот человек.
К концу того дня я была полна решимости позабыть о произошедшем. Стереть из памяти его лицо с голубыми глазами и приятными мягкими чертами, и забыть все слова о моём отце, которые слетали с губ Линкольна.
Его не было, просто не было. Не могло быть.

+1

8

Не знаю, поступаю ли я правильно, что вмешиваюсь во всю эту ситуацию в очередной раз? Просто знаете, я из тех людей, который привык отдавать по счетам… Я не люблю оставаться в долгах, когда человек действительно мне помог… Сделал так, чтобы я не загубил себя…  В голове сразу же мелькают те моменты, когда мы только познакомились с отцом Тессы… кажется, тогда ему пришлось меня скрутить, потому что я полез с ним в драку… да, понимаю, что это было очень глупо, да и выглядело тоже… Но у каждого человека будет такое состояние, когда хочется влезть в драку, начать все крушить вокруг или же просто сесть за руль машины и ехать туда куда глаза глядят… Слететь с моста и наконец-то успокоится… Возможно, именно так бы и произошло, если бы не этот человек… да, можете считать, что я уж сильно зациклен на нем и Боготворю его… Но почему не относится так к человеку, который помог тебе восстановиться? Просто не каждый сможет поддержать незнакомого человека, когда видно, что он нуждается в помощи, при этом отрицая то, что бы ему помогали… Ведь именно так было и со мной… Мне не хотелось никого случать… правда, Александр смог найти ко мне подход и вправить мозги… И за это я ему благодарен… И он стал для меня больше чем простой другой… Я возможно относился к нему как к старшему брату, которого у меня никогда не было… И я чувствовал туже отдачу.. знаю, что все это глупо… Что вся эта самодеятельность ни к чему хорошему не приведет… Но я просто по другому не могу… Я такой человек: всегда плачу людям той же монетой, что они платят и мне… Можно сказать, что из-за этого, всегда у меня получаются какие-то ситуации…
В середине дня, только лишь говорю своему напарнику, что мне придется уехать на пару часов, и если что, то буду всегда на связи… И я конечно же очень благодарен ему, что он меня не спрашивал куда и зачем я направляюсь… Просто, сейчас бы я не дал точного ответа, зачем я уезжаю и куда… Просто мне не хотелось врать и своему напарнику… И не хотелось его впутывать в те дела, которые его никак не касались… Это мое дело и приплетать сюда своих коллег, друзей – просто мне придется им все объяснять, а я не хочу распространяться об этом… Поэтому, только взяв пиджак со стула, накидываю его на плечи и выйдя из здания, сажусь в машину, которая сразу же направляется по адресу, где живет мисс Саммервилль… И сейчас, в голове вновь начали крутиться мысли о том, как лучше начать разговор… Честно, мне не хотелось все выдавать ей в лоб и как-то чувствовать напряжение с ее стороны… Хотя, мне кажется, что мой этот приезд, заставит ее сильней беспокоится, а мне этого не хотелось… Я не люблю, когда люди относятся ко мне с подозрением.. хотя, я сам вынудил мисс Саммервилль относится к себе так: мой странный визит и не менее странный разговор – тут явно будет складываться совсем неприятное отношение к моей персоне… Но не хотелось и в дальнейшем чувствовать подобное со стороны Тессы… Нескончаемый поток мыслей продолжал крутится в голове, пока ожидал, когда на светофоре загорится зеленый цвет…Смотрю на наручные часы… Нет, мне некуда было торопиться, просто не знаю, когда девушка возвращается домой с работы и вообще, надеюсь, что застану ее дома, и мне не придется вновь ехать в больницу, в то место, которое мне не очень-то и нравится…
По прошествии двадцати минут, останавливаю машину на обочине дороги и взглянув в окно, смотрю на дом, в котором проживала Тесс. - Надеюсь ты дома, - проносится в моих мыслях и отстегнув ремень безопасности, выхожу из машины и поставив ее на сигнализацию, перехожу дорогу… Поднявшись на крыльцо, сначала заглядываю в окно, пытаясь понять, находится ли дома Мисс Саммервилль… Может было лучше сначала ей позвонить? Хотя, наверное, она уже привыкла к тому, что я появляюсь в ее жизни нежданно и негаданно… Подойдя к двери, стучу кулаком по двери… Засунув руки в карманы джинс, только осматриваюсь по сторонам, ожидая пока мне откроют дверь… И одновременно уже перебираю все мысли, которые нужно собрать в нужном порядке… Как только открывается дверь, то незамедлительно перевожу взгляд на хозяйку дома и слегка улыбнувшись, киваю головой, - Здравствуйте, - первое, что произношу я, и слегка приподнимаю голову, - Можно пройти?, - интересуюсь, смотря на Мисс Саммервилль...

+1

9

К утру следующего дня в моих мыслях не осталось и тени человека по имени Линкольн Хадсон.
Возможно, в своём желании поскорее выбросить из головы его и его нелепый разговор, желание поскорее избавиться от всего этого и не дать себе свалиться в пропасть душевных метаний, я оказалась слишком навязчива и чересчур напориста. Настолько, что сама же и не смогла выдержать такого давления со своей стороны.
Это слишком не похоже на меня, обыкновенно страдающую по каждому пустяку и пытающуюся докопаться до истины, чего бы мне это не стоило – а стоит это, обычно, собственного морального внутреннего равновесия, на стороне которого внезапно в сложившейся ситуации оказалась победа.
Раз или другой неприятно кольнуло в груди, отозвавшись неприятным осадком о вчерашнем событии где-то там, под рёбрами; нечто похожее на укор совести и долю горького чувства вины, от которых я моментально отмахнулась.
Но по полудню, все мои старания, вся моя внутренняя оборона, которую я собирала по крупинкам, тщательно и старательно, обернулись прахом.
Резкий стук в дверь гулко разносится по всему первому этажу и, кинувшись приложиться к глазку, чтобы посмотреть, что за внезапные гости меня посетили, я едва ли не спотыкаюсь о засуетившуюся кошку – она всегда крутится о моих ног и вместе со мной встречает посетителей.
- Кыш, брысь! – аккуратно пихаю кошку в бок, чтобы отодвинуть её в сторону, подхожу вплотную к двери и берусь за ручку, приподнимаюсь на цыпочку, чтобы взглянуть. И тут же опускаюсь обратно на пятки, отступаю на шаг назад, словно в лёгком испуге.
Совсем не удивляюсь тому, откуда он знает мой адрес, и даже не возмущаюсь в душе на тот счёт, что он посмел сюда явиться без приглашения. Врываться в мою жизнь, когда его совсем не ждут и даже ждать и думать не хотят, кажется, становится его вредной привычкой.
Сердце в груди ёкает, а руки тут же холодеют. Нет, и это не человек вызывает во мне неприятные чувства, но само его явление – теперь оно представляется для меня, как некий дурной знак и потому я заранее опасаюсь того, с чем он мог пожаловать ко мне на сей раз. Ну, знаете, если в первый раз это и могло оказаться злым роком, то во второй раз – едва ли совпадение.
И это настораживает, но, тем не менее, я мягко нажимаю на ручку двери, одновременно поворачивая замок. Щёлчок, и вот я стою перед ним, в домашнем халате, который машинально запахиваю посильнее, словно извиняясь за свой негостевстречабельный вид, а волосы мокрые, ведь я совсем недавно из душа.
- Мистер Хадсон, – киваю ему в знак приветствия и пытаюсь казаться как можно более дружелюбной. Сразу беру себя в руки, мысленно говоря себе, что выдать он может всё, что угодно и главное, суметь попытаться его понять и принять.
Выглядит он слишком серьёзным. Кажется, даже серьёзней, чем в прошлый раз; не улыбается мне в ответ, не называет моего имени, сразу делает шаг вперёд, через порог, осведомившись приличия ради, может ли он войти.
- Да… Да, конечно, заходите, раз пришли. – Поборов смятение, я отступаю немного в сторону, чтобы дать ему пройти, а затем запираю за ним дверь.
Повесив его куртку на крючок в прихожей, ловлю на себе его взгляд и понимаю, что нужно бы указать ему, куда проходить. Киваю куда-то вперёд перед собой и произношу:
- Гостиная прямо по коридору и налево, проходите, я сейчас подойду.
Проводив его взглядом до тех пор, пока фигура его не скрылась за поворотом, ведущим в комнату, я юркнула в уборную, чтобы ополоснуть лицо холодной водой. Это освежает не хуже, чем глоток морозного воздуха и помогает собраться с мыслями. У этого человека должно быть имеется действительно что-то важное за пазухой, раз уж он приходит ко мне во второй раз.
Вскоре я снова оказываюсь рядом с ним, в гостиной. Он стоит, оглядываясь в комнате, и я призываю его занять более удобное положение для разговора.
- Присаживайтесь, что же Вы стоите, - хмыкаю я и машинально обхватываю саму себя руками.
- Итак… - делаю глубокий вдох, смотрю ему прямо в глаза. Признаться, сегодня чувствую себя чуть более уверенно и даже не собираюсь выпускать в его сторону когти.
– Я Вас слушаю, мистер Хадсон. Надеюсь, у Вас веская причина на то, чтобы пробивать по своим каналам мой адрес и заявляться ко мне домой?
Не свожу с него взгляда, буравлю, буквально; а левая бровь, чуть изгибаясь, вопросительно поползла вверх, придавая мне вид напускного спокойствия и видимой непробиваемости.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-03-17 20:21:33)

+1

10

appearance
Кажется, появляться вот так вот в ее жизни станет для меня привычным делом… Да, могу предположить, что мое появление на пороге ее дома, может еще больше напугать, чем тот визит который был в больнице… Кажется, тогда все пошло не очень-то и удачно… Там было много лжи… А лгать, да и саму ложь, я как-то не люблю… Нет, не из-за профессии или же из-за характера, который у меня имеется, а лишь из-за того, что ложь усугубляет взаимопонимание, и отношения между людьми… Я не знаю… мне не хотелось тогда врать ей, говорить много того, что в принципе не относится к моему тогдашнему визиту, но так уже повлияли обстоятельства…. Мне просто нужно было узнать как относится Тесса к теме о своем отце… и честно, признаться, то я не видел ничего такого, что могло помешать нашему разговору еще вчера… но тогда, как бы странно не звучало, но я не знал с чего начать свой разговор… А говорить в лоб, как-то не хотелось… Потому что, по себе уже знаю, что когда с родителями общаешься не очень-то и хорошо (но это мягко конечно же связано), то получается не очень-то и приятный разговор… поэтому, пришлось придумать ту дурацкую историю о проверке личного состава… Господи, и как этот бред пришел только мне в голову!? Но странно не это, а то, что казалось мисс Саммервилль поверила во весь этот бред, хоть и настороженно ко всему относилась… Хотя, если посмотреть с другой стороны, то она была в праве мне верить…. Жетон – еще не дает гарантию того, что я нормальный человек (в общем, надеюсь вы меня поняли, что я хотел сказать)…
И вот, когда Мисс Саммервилль открывает входную дверь, то вижу ее озадаченный взгляд… Да, скажем, я могу появляться неожиданно, когда требует того ситуация… Но не уверен, что Тесса рада меня видеть… Да и вообще с какой стати? Мы видимся только второй раз в жизни и то, из-за того, что это была моя инициатива… Я знаю о нем больше, чем она обо мне… И на доброжелательный тон и на теплый прием, я и вовсе как-то не рассчитывал… Я знаю какие бывают люди… И знаю отношения тех, к кому вот так вот заявляется незнакомый человек, представляющийся другом отца, и работником ФБР… Кому расскажешь, многие могут посчитать это, как очередной жизненный анекдот… Но к сожалению, это не анекдот и тут не было никакого момента, чтобы посмеяться можно было от души…
Пройдя в дом, только в знак благодарности киваю головой, когда девушка взяла мою куртку… Вообще-то, не хотелось утруждать ее чем-нибудь… Но хоть можно сразу же было по первым секундам встречи, что она настроена не очень-то агрессивно… И это меня радует… Только словно взглядом спрашиваю, куда пройти, чтобы можно было после поговорить и получив ответ, сразу же прохожу в гостиную… Засунув руки в карманы брюк, не спеша обвожу взглядом гостиную, которая показалась мне довольно-таки уютной… Подойдя к небольшому шкафу, который стоял возле стены, рассматриваю фотографии, которые там стояли в рамках… И почему-то непроизвольно улыбаюсь… не знаю… Может просто показалось, что на них так и веет всей этой добротой, любовью, весельем… не знаю, просто это не могло не заставить улыбнуться…
Как только слышу голос Тессы, то поворачиваюсь к ней, - Просто засмотрелся на фотографии, - произношу я и непроизвольно указываю рукой на них, - Милые, - в скором времени добавляю я. Милые!? О Господи, когда это слово появилось в моем лексиконе, тем более по отношению к фотографиям… Мысленно начинаю огрызаться на самого себя по этому поводу, но все же, отвлекаюсь от этих мыслей и присаживаюсь на диван, стоящий неподалеку… Поднимаю взгляд на девушку, и от ее вопроса, еле заметно наклоняю голову на бок, а после, вновь выпрямляюсь… Сняв очки, держу их в руках, - Я не буду ходить вокруг да около, просто не хочется, да и времени нет, - оставляю очки и на журнальном столике и сцепливаю пальцы рук в замок и вглядываюсь в глаза девушки. - Наш разговор в больнице… Я приходил не для того, чтобы проверить подлинность имени, или же какие-то данные… Но тема действительно касается Вашего отца, - ну да, как вы думали мне придется начать разговор? Нас всегда учили, что нужно подходить к определенно теме, рассказывая то, что относится к делу, задавать вопросы… Но к сожалению, здесь не я задаю вопросы, а только мне приходится рассказывать… - Ваш отец, Александр болен… У него лейкемия…, - замолкаю на долю секунд, - Поэтому я здесь… Ему требуется пересадка костного мозга… И так как Вы являетесь ближайшим человеком к нему, я обратился к вам… Я понимаю, что это странно для Вас, может даже Вы и не обязаны, но другого выхода нет… Он сейчас находится в военном госпитале, под наблюдением врачей… , - продолжаю свой рассказ, не торопясь, пытаясь уловить хоть какую-то реакцию Тессы на сказанные мной слова…

+1

11

Игра стоит - в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » запрещённый приём. ‡sucker punch