В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сколько в моей жизни было этих самолетов...


Сколько в моей жизни было этих самолетов...

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Ruth Oscar Hansen&Quinton Guidoni
прим. Рут на 6м месяце
Место:
Сакраменто ---> Бостон
Погодные условия:
Ноябрь 2013г.
О флештайме:
ты просто взял соседний билет на огромной высоте
Жаль, но я никак не научусь остановиться
Разгоняюсь-загоняюсь как отпущенная птица
Хорошо, я буду сдержанной и взрослой
Снег пошёл и значит что-то поменялось
Мы с тобой еще немного и взорвёмся

+1

2

Все же, ненавижу летать на самолетах. Чувствую себя неуютно, будучи пассажиром второго класса. Люди, сидящие позади тебя, пинают кресла, да и ты сам не можешь вытянуть ноги, чтобы расслабиться и часок другой поспать. Проблем бы не было, если б я взял билет на бизнес класс. Но у меня есть одна отличительная черта - я всё умудряюсь делать в самую последнюю очередь. Не зря мать мне в детстве говорила, что безалаберное отношение к своим вещам и к людям не приведет ни к чему хорошему.  
Теперь уже я, тяжело вздохнув, в глубине души жалея, что лететь мне все таки придется, прошел в глубь самолета и, увидев нужные цифры, попытался протиснуться между толстой теткой, сидевшей на своем месте. Когда я вижу таких полных людей, с которыми мне в будущем придется контактировать, мне так и хочется сказать: «жрать надо меньше». Ну и как я теперь пройду? 
- Женщина, позвольте пройти. 
В ответ тишина. Что же, мне попалась не только жирная, но еще ко всему прочему и глухая соседка. Я вытащил из заднего кармана джинс билет и показал ей его.
С видом, как будто бы она мне делает великое одолжение, она соизволила подвинуться. 
Расположившись, наконец, поудобнее, я постарался закрыть глаза и не шевелиться. Мысленно успокаивал себя, что перелет будет длиться недолго да и в Бостон я всего на несколько дней, а это срок не большой, значит волноваться не нужно о работе, оставленной в Сакраменто.

Чувствую, как медленно проваливаюсь в черную бездну. Не стараюсь из нее выбраться. Мне нужен сон, пускай и не такой глубокий, как того хотелось бы. Даже не слышу, как та незнакомка пытается присесть на мои уши, рассказывая о том, какая ее жизнь нелегкая. Знала бы, кем я работаю, то давно выпрыгнула из самолета. 

Просыпаюсь от того, что рядом кто-то шевелился да и запах куриного мяса щекотал мой нос. Утром я решил пренебречь завтраком и вот во что это вылилось - мой желудок начал требовать пожрать да с такой силой, что звук этого «хочу» напоминал мне рев кита. 
Потираю глаза, потягиваюсь. Стоит поискать стюардессу и попросить ее принести мне что-нибудь из горячего. 
Вот только было повернулся, как на меня  обливают апельсиновый сок. 
Передо мной нет той американки, а за место нее я вижу ту самую, пока еще не забытую, Рут. Да не просто Рут, а Рут с округлившимся животиком. Я ясно понимал, что ее живот не набит едой, внутри нее имелся плод. Месяц? Ясно, что не третий и даже не четвертый. 
- Ты? - удивленно. Хотя, в прочем, к чему тут удивление? Плета Земля круглая, а значит не мудрено, что нам всем когда-нибудь да придется столкнуться.
Ну вот я и удачно забыл о пятне. Да конечно, тут целый свет позабудешь, ведь её пузо не даёт мне покоя. Особенно, если учесть, что мы встречались пару раз летом и... Твою ж мать! Нахуй я тогда так пил. Хотя, чего я тут? Эта девушка могла от кого угодно залететь. Не я единственный, кто был вместе с ней - это меня успокаивало.

p.s

дохлый пост -.-

внешний вид

+1

3

Я хотела выбраться из больницы. Только уж вряд ли я хотела из одного ада, из одной клетки перебраться в другую клетку.  И я даже не уверенна в том какая из этих клеток будет хуже. Врачи, их игнорировать проще, чем родственников, да еще и чужих, но с их внуком в моем животе. Как отвратительно вообще все эту звучит. Да, меня хотят убить. Да, меня очень сильно хотят убить. При этом считая меня уж слишком опасной для того, чтоб прихлопнуть сразу, быстро и без разбирательств. Хотя уже раз пытались. Не получилось. Вот ведь живучая зараза оказалась, да? А потом новые подробности и до них доплыли. Работа непосредственно с Монтанелли. Как так, чтоб простая наркоманка и шлюха работала напрямую с доном? Нет, здесь должна быть акая то загвоздка. Определенно. И этой загвоздкой ну никак не может быть просто то, что я хорошо делаю свою работу. Просто то, что я умею быть незамеченной, если пожелаю и держу язык за зубами. Как бы не пытали, что бы не делали. Эти колумбийцы вряд ли вообще встречали у себя подобных кадров. Раз не могут поразкинуть мелким мозгом и сообразить что и к чему. Много текста. Итог всего – я сижу в самолете совершенно того не желая. Я не обронила ни слова Лиаму после того, как решение о том, что я лечу в Бостон приняло окончательных характер. Ни даже Гвидо, к которому питала глубокое уважение. Я просто молчала и смотрела угрюмым взглядом. На любой вопрос, на любую попытку диалога. Собственно мне было плевать что там за вещи мне собрали и где именно места будут в самолете. Вряд ли родители Флэнагана будут получать от меня какой-то контакт. И если они рассчитывают увидеть милую девочку, которая в восторге от того, что она носит совершенно незапланированного ребенка, который ей никак не нужен, то они уж очень сильно ошибаются. Я сижу на кресле в этом самолете, на который мы приехали с опозданием и без особого энтузиазма ожидаю полета. В последний раз я летала еще будучи при своей двинутой мамаше, которая вечно куда то хотела лететь и которой не очень то нужна была моя компания. Почему бы не оставить меня было с няней. Или с включенной газовой конфоркой?  Я уверенна, что ей после моей пропажи вполне хватало её идеального Уила. Я обращаю внимание на человека, сидящего рядом со мной. Я его знаю. Как же не знать Куина. Он был далеко не последней фигурой в мафии. К тому же мы с ним содействовали какое-то время. Если это можно назвать содействием. Он снял меня раз другой. Ничего необычного. Он не первый человек из мафии в чьей постели я побывала, и не последний. И даже совершенно ничего удивительного нет в том, что мы вдруг оказались на соседних местах в самолете. Нет, я не считаю, что Билл или Гвидо решили усадить его в качестве моей безопасности. Это само по себе абсурдно. К тому же слишком много людей было бы задействовано в операции по скрыванию меня. Чем больше людей знает какую-то информацию, тем больше вероятность того, что она станет общественной. Все очень просто. Так что эта встреча была совершенной случайностью. Как оно обычно и бывает. На двадцатой минуте полета Куин проснулся. И да, он не мог не заметить меня. Меня с этим уродским животом вообще уж очень тяжело не заметить. Хотя мальчики пытались сделать из меня нормальную девушку. Одета как все уж точно. Тогда вот взгляд мой деть некуда. Хмурый. Угрюмый взгляд тяжелых темных глаз. И дело было не в наркотиках, как видите. Не они создавали в них ту пустоту, в которую падаешь, теряешься, смущаешься.
- Я, - более чем спокойно отвечаю на его вопрос. А что он хотел услышать то? Как я счастлива его видеть? К тому же вряд ли он удивился именно тому факту, что видел меня. В том, что люди смотрят на меня так, словно видят призрака нет вообще ничего удивительного. Это само собой понятное. А вот увидеть наркоманку и проститутку, из которой попытались сделать подобие нормального человека при этом еще и беременную. Вот это да, это уж что-то. Нормального… самое абсурдно, что можно вообще применить ко мне. Нормальная. Это в все играете в нормальных. Мне не интересно играть в эти ваши игрушки и гнаться за призрачным смыслом. Нельзя поймать то, чего нет. Не стоит верить тому, что не имеет четких доказательств. Что сам не увидел. Не услышал, не потрогал. Нельзя никому доверять. И не следует себя ни к чему привязывать. Это моя реальность, моя жизнь. Ваша правда в том, что так нельзя жить. Моя правда в том, что мне плевать. Правда каждого в том, во что он верит.

+1

4

Судя по спокойствию Рут, он понимает, что она не очень была удивленна, увидев рядом со своими пассажирским сидением давнего знакомого. Правильно, какая разница в том, что бывший клиент встретился со своим товаром? Только для Куинтона Хансен была не просто товаром, а спасением. Он не чувствовал к ней ничего, кроме благодарности, и этого было достаточно. Благодарность за молчание. За то, что она не спрашивала, кто он и зачем пользуется её услугами каждый раз, когда на душе становилось пусто. Не говорила о проблемах, возложенных на её хрупкие плечи. Молча выполняла обязанности и за них получала хорошие деньги. Он нуждался в тишине и она это понимала, не действуя на нервы, как это делали многие девушки легкого поведения.
Сама мысль, что Рут могла носить его ребенка под своим сердцем, не казалось нелепой. Тем более, Гуидони, насколько себя помнил, никогда не пользовался презервативами. Должен был, но не предохранялся. Обычно, заботились девушки, не он.
Куин, взяв салфетку, лежавшую на соседнем подносе, протер просочившееся желтое пятно, которое, скорее всего, останется на память от нее. А жаль, хорошая была футболка.
- Все еще работаешь в этой области?
Для него не было тех вопросов, которых нельзя было задавать. Да и к чему стеснения, если сама Хансен не стыдилась своей профессии. Судя по ней, можно было уверенно сказать, что она не стыдилась ничего и никого. Но так думал Гуидони. Было ли так на самом деле - знала только Рут.
Куинтон не знал, что Рут была втянута в дела семьи Торрели. Если бы знал, то, конечно, поинтересовался, как она попала в их ряды и зачем. Видимо, для этого были свои причины, которых он не знал и вряд ли немногословная девушка их озвучит.
- Соскучился по тебе.
Хмыкает. Нет, не скучал, совсем. Наоборот, на данный момент, когда жизнь начала течь в обычном русле и он позабыл о депрессии, капореджиме был всё же рад, что ему не приходилось встречаться ни с Рут, ни с любой другой девчонкой. У него появилось второе дыхание к жизни. Это как долго-долго бежать, на последнем выдохе.  Забываешь, как дышать и не чувствуешь ничего, кроме глухой боли. И вдруг откуда-то появляется то второе дыхание, о котором говорят спортсмены, и продолжать забег становится легче, силы восполняются и становится так легко, как никогда не было раньше. Так же, было с жизнью Гуидони.

Отредактировано Quinton Guidoni (2014-02-24 19:12:29)

+1

5

Ложь. Ложь, которая вообще не понятно для чего прозвучала. Для связки слов разве что, но не более того. Он не стал бы скучать за такой, как я. Я уж тем более не стала бы скучать по нему. Это было более чем очевидно. И более чем очевидно было и то, что мы могли бы вообще очень и очень нескоро столкнуться, если бы не случайное совпадение чисел на билете. Никто из нас не расстроился бы. Он спрашивает о том работаю ли я еще проституткой, что дает мне понять: он либо не знает о том, что я стала работать непосредственно с Монтанелли, либо делает вид, что не знает. И если уж откинуть это и просто поразмыслить, то вряд ли я с этим животом могла бы далее промышлять. Конечно есть любители и на беременных. Но это уже не мой случай, так что не имеет значения. Не спешу ничего отвечать. По хорошему меня следует убить. Стоит только задуматься о том сколько мужики по какой-то удивительной причине раскрывают передо мной тайных карт, выворачивают душу. Сколько раз мужики, снимая меня, запирая дверь вдруг становились действительно слабыми, без будничных масок. Все их боли, беспокойства, душевные язвы. Все то, что обычно не принято показывать сильному полу. Как же так, ты же мужик, а значит в обществе должен быть несгибаемым. Куин, к слову, не был исключением из этого ряда. В то время, когда меня следовало бы просто трахать, за потраченные на это деньги, взрослые мужики начинали выворачивать то, что скопилось на душе.  Якобы весь такой из себя мужик, когда становилось совсем хреново и плечики под грузом начинаю сгибаться собирался и шел к проститутке и всё для того, чтоб отвести душу главным образом в разговоре. Вот такая вот закономерность замечена мною на моей же опыте. А их дамочки, боевые подруги и прекрасные-неповторимые, их «единственные» попросту тешат себя мыслью о том, что якобы знают о благоверном абсолютно все. Да как они могут знать всё, если они попросту не позволяю этим мужикам быть чуточку слабее. Это не требуется постоянно, а иногда, время от времени. Хотя бы для того, чтоб они не шли искать этого облегчения с проституткой.
- Вранье, - все же хмыкаю. Не в упрек конечно же, а как констатация факта. Не знаю насколько хорошо кормят в самолетах сейчас. Когда я летала со своей мамашей энное количество времени назад, мне нравилось, как кормили в самолетах. Хотя я тогда особо ничего и не ела в принципе. Сейчас ситуация обстоит иначе. Мелкий паразит требует своего и жру я, как свиноматка. Я принимаю за обед. И я совершенно выпала со всех дел мафии. Когда сидишь запертым в больничных стенах, возможности как-то не блещут разнообразием. Я могу конечно же разузнать что-то от Куина, но свободно говорить на подобные темы в общественном транспорте было бы более, чем глупо и неосторожно. Особенно, когда тебя яростно желают убить. Особенно, если этот перелет – это способ защиты и скрытия меня. Что касательно того, что Куин знает о том, что я лечу в Бостон? Да неужели он станет рассказывать о знакомстве с проституткой на каждом углу? Более того делать ему это незачем. И даже если кто-то из колумбийцев через него попытался бы что-то узнать… то тут уже Куин автоматически попадет в нелюбовь Семьи. Как бы странно оно не звучало, но я под защитой. Пусть защита и весьма условная.
- И нет, последнее время в той области я не промышляю.
На обед дали индюшку и картофельное пюре. Мой апельсиновый сок успешно развернулся на Куина. К слову, я бы с большим удовольствием дернула бы конька.

0

6

Игра стоит - в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сколько в моей жизни было этих самолетов...