vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мосты из прошлого к здоровому будущему


Мосты из прошлого к здоровому будущему

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Tessa Summerville, Arthur Palmer
Место: Сакраменто, госпиталь Святого Патрика, кабинет психотерапевта
Время: 15 октября 2013 года
Время суток: утро
Погодные условия: немного ветрено, но погода, в целом, ясная
О флештайме: я и не думал, что все сложится настолько удачно. Вряд ли кому-то стоит говорить, что практики у меня толком нет, не считая того, что успел получить в Айове. И все же, как выяснилось, Сакраменто ждал меня. Пациентами, больницей, кабинетом. И работой, которой непочатый край.

Отредактировано Arthur Palmer (2014-02-20 22:18:50)

+1

2

Внешний вид

- Мистер Палмер, меня зовут Джуди, я Ваша помощница. Ну, секретарь, если так будет удобнее. В моем ведении Ваше расписание, распорядок дня и ведение записи на прием пациентов. Так же, я могу подавать чай и кофе, мне это нисколько не претит. Еще есть вопросы?
- Джуди, давайте попробуем договориться. Меня зовут Артур, мне всего 27, так что ... попробуем перейти на "ты"?
Она улыбается. Улыбка милая, открытая, дружелюбная, но что-то в себе таит. Что именно, я пока не понял, поэтому буде ориентироваться по ходу дела.
- Сами же тыкать не сможете. Поэтому предлагаю по имени, но на "Вы". Мне так проще и привычнее. Итак, продолжая наш диалог ...
Она что-то рассказывает, а я любуюсь открывающимся из окна видом. Прекрасно, ничего не могу сказать. Не высота птичьего полета, конечно, это не прыжки с парашютом, но, все же - утренний Сакраменто очарователен.

- Пару дней назад -
Айова, университетский кампус
- И ты правда решил в Сакраменто? Чувак, но там же сложно пробиться.
- Не всем, я уже узнавал. Отправил резюме, характеристики, рекомендации - меня приняли в госпиталь имени Святого Патрика. Не знаю пока, какие там условия, но сказали, что мои услуги востребованы, так что  -почему бы и нет? И потом, я же не говорю, что задержусь там надолго, как знать - может еще куда унесет. Ай!
Попытки подтянуться на турнике не всегда заканчивались удачно, но оставить их я не мог. Смириться с собственным увечьем, с изуродованным плечом я не мог, поэтому постоянно наступал на одни и те же грабли, вызывая сочувственные, но такие раздражающие меня взгляды.
- Ты бы не ...
- Помолчи, пожалуйста.
Одергиваю себя с более привычного "отставить разговоры", понимая, что сейчас на мне рубаха и джинсы, а не камуфляж и лычки сержанта. Военные бывшими не бывают, что-то остается навсегда... Как следы ранения, как линия поведения.

Сакраменто
- Ну что, мистер Палмер, в кабинет Вас проводят, я пока не могу, к сожалению. Пациенты ждут, работа тоже не стоит на месте, так что ... Добро пожаловать и обустраивайтесь. Надеюсь, Вы с нами надолго.
- Я тоже на это надеюсь, мэм.
Армия порой открывает странные пути для дальнейшего развития. Никогда не думал, что меня примут без опыта только потому, что я военный. А следовательно, ответственный человек. нет, ну практика была, конечно, может и оттуда рекомендации подействовали?

- Сейчас подойдет первая пациентка. Она была у доктора Росса, потом перерыв, и вот вернулась. Примете?
Приподнимаю бровь и затушиваю сигарету. Пепельница помаленьку становится моим персональным ежом для бычков, Джуди морщится, но тактично молчит. Окей, намек понял, постараюсь проветривать.
- Конечно. Это без вариантов, я не выбираю. Спасибо, Джуди.
Что ж, посмотрим, каким будет почин.

+1

3

Психотерапия - это мой личный наркотик.
В самом прямом смысле, я зависима от этих постоянных подпиток, которые мне дают посещения доктора. С пятнадцати лет я настолько привыкла ко всем этим сеансам, что теперь уже даже если и не нуждаюсь в них на самом деле, то слишком сильно поддаюсь рефлексам, выработанным за эти продолжительные годы. Не то, чтобы я не могу сама нести ответственность за свою жизнь и за свои поступки - могу, да и к тому же, начавшаяся врачебная практика является довольно хорошим учителем, - но просто привыкла знать, то за спиной всегда есть кто-то, кто ободрит меня и похвалит, или же укажет на ошибки.
Мой предыдущий психотерапевт весьма успешно нашёл ко мне личностный подход, у него идеально удавалось вовремя закрывать все те прорехи, которые имеют тенденцию с завидной частотой образовываться в моём сознании, открывая для меня всё новые и новые сложности. Он научился научить меня, как с ними бороться и не давать им разойтись, а потому рядом с ним последние несколько лет я ощущала себя, словно за каменной стеной. Он охранял и спасал меня от самой же себя, столь сильно склонной к саморазрушению, что без посещения его кабинета я переставала чувствовать себя защищённой.
Возможно, такая зависимость оставалась единственной моей реальной проблемой, но каждый раз я закрывала на неё глаза и спрашивала у себя, почему я должна отказываться от чего-то столь привычного, если это привычное не несёт в себе ничего негативного и вредного. И каждый раз, ответа не находилось, а потому я снова и снова оказывалась на пороге его кабинета.

Но сегодня мне предстояло знакомство с моим новым психотерапевтом.
Молодой специалист, который совсем недавно устроился на работу в тот же госпиталь, где я вот уже третий месяц хожу по кругам ада - прохожу интернатуру по общей терапии.
Артур Палмер. Врачи и медсёстры, с которыми я могла бы поделиться новостью о своих переменах, ещё практически ничего о нём не знали и потому ограничивались лишь ободряющим хлопком по плечу и снисходительной улыбкой. Наверное, они считали, что это должно выглядеть как-то ободряюще и внушать чувство уверенности и спокойствия, но, если честно, меня оно напротив - сильно раздражало и лишь добавляло нервозности в общую картину. И кажется, за последние несколько дней, те самые которые я провела в ожидании своего первого приёма у доктора Палмера, эта проблема оставалась единственной, которая мучила меня и заставляла нервничать. Неизвестность.
- А что, если он окажется не таким хорошим? Что, если он только всё испортит?
Изливая свои душевные переживания напарнице по работе, словно пятиклассница перед первым свиданием, я совершенно не заметила, что моя коллега уже давным-давно не слушает меня да и вовсе смылась с места, оставив возле меня лишь только папочку с историей болезни своего пациента. Тяжело вздохнув, я огляделась вокруг, в поисках кого-нибудь из тех, кто уже успел привыкнуть к моим вечным заскокам и закидонам, берущимся из воздуха магическим образом, но медсестра, заправлявшая постовым делами, окликнула меня и сказала, что время уже подошло, а мне пора идти.

- Здравствуйте. Я записана на приём к доктору Палмеру.
Медсестра в приёмной Артура смерила меня оценивающий взглядом, заставляя меня немного съёжиться и невольно поморщиться от недовольства, затем скрылась в кабинете, таблица на двери которого гласила - психотерапевт. Прошло примерно пол-минуты, как она вынырнула обратно, снова смерила меня взглядом - вот стерва! - и сообщила, что меня ждут и я могу пройти внутрь.
От волнения мои руки похолодели, ладошки стали влажными. Переживания мои были похожи на те, которые испытывает человек в тот момент, когда решается его судьба. Глупости - скажете вы, но в этом, пожалуй, вся я - слишком много значения придаю вещам незначительным, или значительным лишь в субъективном свете. Королева драмы - это моё призвание, ей-богу.
Аккуратно захлопнув за собой дверь, я застыла буквально на пороге кабинета, и посмотрела на человека, который судя по всему и был Артуром Палмером, взглядом испуганной лани.
- Здравствуйте, доктор Палмер, я Тэсса Сармервимль.
Выпалила я, на совершенно не привычной себе скорости речи, от чего язык едва не завернулся в тридцать три морских узла. Чёрт. Чёрт, чёрт, чёрт.
- Саммер. Вилль.
Знаете, это не очень приятное чувство, нервничать перед тем, что раньше было тебе привычным. Сеансы у моего предыдущего доктора уже долгое время являлись для меня чем-то таким, самим собой разумеющимся, словно бы еженедельные встречи старых друзей; они мне даже нравились и всю неделю я жила в ожидании очередного приёма, чтобы поскорее очиститься в моральном плане и найти ответы на все накопившиеся у меня вопросы, получить свою порцию заботы и внимание, которые он мне давал.
А теперь, стоя здесь, на пороге кабинета, перед человеком, который должен был заменить мне моего прежнего психотерапевта, я испытывала чуть ли не шок. Это такое состояние диссонанса, с которым бесполезно бороться и которое нужно просто перетерпеть. И мне определённо оно не нравится, хочется поскорее вернуться в прежнее русло, чтобы всё стало на круги своя, и, конечно же, мне безумно страшно, что этого может и не произойти.
Не спуская с него глаз, я неловко улыбнулась. В голове роились сотни фраз, которые хотелось сейчас добавить, но я силилась не выпускать их пока что наружу - ведь, в конце концов, я всё ещё зависла на пороге и не сделала ни шагу вперёд по кабинету.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-02-21 22:04:31)

+1

4

Копаться в чужих душах. Что, казалось бы, может быть интереснее. С другой стороны, для кого-то так и есть, для меня же это каждая жизнь заново. Я вижу изнанку их внешности, и это не человеческий организм, это нечто большее, чем просто словоизлияния. В моем кабинете люди переживают проблемы, как некогда я переживал свои наедине с самим собой. Я не знаю, как описать это состояние, но оно есть – боль, тяжесть, единение с самим собой, когда то ли от тоски выть хочется, то ли ты чувствуешь себя как под кайфом.

Да, наверное, для своих больных я все время выглядел как под кайфом. Слишком спокойный, слишком хладнокровный. Но это хладнокровие вырабатывалось в госпитале, когда заново учился ходить, когда рассчитывать мог только на себя, когда чужая помощь была просто-напросто оскорбительной подачкой. я не воспринимал чужих врачей, мне нужен был тот лекарь, который никак не мог задержаться. И самое страшное заключалось в том, что я не мог ничего сказать или сделать, чтобы отец стал хоть немного ближе. Это было бы слишком непозволительной слабостью с моей стороны.

Время шло, я познавал все больше, как ребенок познает мир. Для меня открывались новые грани, я видел все в ином свете, и не сказать, что был слишком доволен. С другой стороны – выбора больше не было. Нельзя выбирать вечно, я был благодарен уже за то, что Бог однажды мне помог выбрать, «даровав» ранение. Оно действительно стало странным даром, который помог поверить в себя, помог увидеть, какими бывают люди, которых я некогда в армии защищал. И которые этого вряд ли заслуживали… Нет, так думать нельзя, это запрещено для психотерапевтов. Иначе есть риск самому стать пациентом.

- Мисс Саммервилль, очень приятно. Меня зовут Артур Палмер, будем знакомы. Для начала скажу одно. Не скрою, говорю это всем пациентам, но на этом общность и заканчивается. Все, что Вы скажете в пределах этого кабинета, в нем и останется. Ложитесь или садитесь, как вам удобно. Чай, кофе, воду – все, так же, по Вашему желанию.
Итак. Одна из первых пациенток. Что ж, Артур, живи и радуйся жизни – пока есть пациенты, работа имеет смысл. Пока пациенты доверяют, есть в этой работе и значимый плюс в виде достатка. Но самое главное – эта работа не позволяет чувствовать в одиночестве – ни мне, ни приходящим. Никто не уходил отсюда без надежды. И это позволяло утром улыбаться совершенно незнакомым поначалу людям, для которых я вскоре становился кем-то вроде священника городского типа.

- Давайте для начала немного расскажу о себе. Мне 29 лет, психотерапевтом стал потому что хотел помогать людям. Пафосно звучит, наверное, но что я могу сказать в свое оправдание за пафос? Многие могут помочь, но проходят мимо, а я еще и обучался для того, чтобы эта помощь была ощутимой. Обучался жить по приказу, по приказу действовать. Психотерапевтом тоже стал по приказу, но уже по своему собственному. Так сказать, на то была собственная воля, но уже без шагов назад. Без возврата.
Зачем я все ей это говорю, надо ли? Но ведь она должна доверять, должна рассказать. Если захочет. А она должна ... Черт, да никому она ничего не должна, кроме себя самой! И все же ... Диалог, пусть порой и немой, предполагает наличие хотя бы мыслей у обоих. А мне надо думать, как моя пациентка сейчас.

Просматриваю данные на компьютере и закрываю файл.
- Тэсса. Предлагаю Вам начать. Для "разогрева" разговора предлагаю следующую схему - расскажете немного о себе, постепенно дойдем и до того, что Вас беспокоит.
Немного ослабляю галстук и прокашливаюсь, садясь на диван и жестом приглашая пациентку сесть напротив. Лишь бы не рядом. Мне до сих пор сложно кого-то подпускать близко.

Отредактировано Arthur Palmer (2014-03-03 08:49:32)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Мосты из прошлого к здоровому будущему