Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сказ о мохнатой котлете ‡или как Хью и Наташа с собаками гуляли


Сказ о мохнатой котлете ‡или как Хью и Наташа с собаками гуляли

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Hugh Weller, Natasha Oswald
Место: сквер недалеко от дома мистера Уэллера
Время: 5 марта
Время суток: где-то около четырех после полудня
Погодные условия: прохладно, но уже по-весеннему солнечно, сильный ветер, влажно - ночью прошел дождь.

О флештайме:
Я возвращаюсь. Я буду жить.
Назло и вопреки.
И на воде чертить круги,
И солнце из бокала пить.
Я буду жить. Я буду петь.
Я буду вновь писать стихи.
По мановению руки
Я вновь смогу взлететь!

Отредактировано Natasha Oswald (2014-02-28 11:39:26)

+1

2

Сегодня мне не сиделось дома, особенно с учетом того, что там решительно нечего было делать в такую дивную, почти весеннюю погоду. Совсем скоро весна заявит свои права, и по улице можно будет гулять в короткой майке, предвкушая калифорнийскую жару и шикарный загар. А пока ветер не позволяет расстаться с теплым свитером, а обстоятельства - с костылем, но когда, скажите, дорвавшуюся до всех прелестей жизни меня это останавливало?
Более того, мне обещали, что уже буквально через пару дней можно будет снять гипс! На мне, как на собаке, поразительно быстро все заживает, как выразился семейный врач Освальдов, специально выписанный Дитой из Амстердама. Нет, я вполне бы обошлась заботой представителей местной медицины, но Отто лечил меня от простуды тогда, когда я еще толком-то говорить не умела, и искренне переживал за мое состояние, а потому расстраивать старика и отказывать ему в удовольствии лишний раз меня проконсультировать на тему здорового образа жизни было бы с моей стороны как минимум жестоко к ветерану клизмы и градусника!
Вот только я немного отвлеклась от главного. А главным было то, что сейчас я планировала пойти прогуляться с Апрелем.
Пф, скажете вы, и что в этом такого? А то, что мне надоело гулять с ним в нашем квартале, где меня знает каждая кошка, а моего неугомонного сеттера - каждый пожарный гидрант. Пора бы уже устроить песику рандеву с какими-нибудь еще не помеченными гидрантами, а так же кустами и деревьями.
Боже, как жаль, что я не могу сейчас сесть за руль своего верного Малыша! Увы, но водить машину в гипсе как минимум опасно, а как максимум - попахивает сумасшествием. Нет, я, конечно, не спорю, что вся моя жизнь в течение последнего месяца попахивает сумасшествием, со своим взлетами и падениями в прямом и переносном смысле. Но совсем уж перегибать палку не стоит. Тем более, что есть водитель. А Дита готова разрешить мне все, лишь бы я лишний раз улыбнулась, в отличие от мамы, которая так и норовит закопать меня в комнате под грудой одеял, да там и потерять ненароком. Поэтому что? Поэтому Марго мы ничего не скажем и отправимся в самоволку.
Улыбнувшись этой мысли, я довольно оперативно одеваюсь, благо, за два месяца можно уже привыкнуть к гипсу на ноге и тому, как с этим гипсом нужно обращаться, подхватываю костыль и поводок и отправляюсь на поиски своей мохнатой котлеты, которая еще не знает, что я собираюсь устроить ей экскурсию по незнакомым паркам. Или знает, но грамотно шифруется, конспиратор.
Иногда мне кажется, что в моем доме не один, а, как минимум, восемь Апрелей, с лаем и гомоном носящихся по паркету, загребая лапами на поворотах. А иногда этот несносный сеттер куда-то прячется и впадает в спячку, видимо возомнив себя дальним родственником мишки-гризли. Вот как сейчас.
- Ну-ка, где ты, голубчик?
После тщательных поисков нахожу рыжего лежебоку за диваном, безапелляционно распихиваю и утаскиваю на лестничную клетку. Пока не передумала, и запал не прошел...
...Уже через минут сорок шофер высаживает меня возле вполне симпатичного скверика. Лично мне этот скверик нравится, окончательно проснувшемуся Апрелю, вроде, тоже. Кряхтя выбираюсь из машины, захлопываю дверцу и, максимально ослабив поводок, отправляюсь на дневной променад, зловеще стуча костылем по асфальту дорожки, как одноногий пират - деревянным протезом. Настроение приподнятое.
Принцесса была ужасная, погода была прекрасная, днем, в пятом часу, заблудилась принцесса в лесу...
После пяти минут прогулки вглубь сквера я вдруг, совершенно неожиданно для себя, замечаю кажущуюся до боли знакомой фигуру где-то в тридцати метрах впереди. Нет, эти кудри я ни с чем не перепутаю!
- Хью! Мистер Уэллер! - "А вот и ваша персональная заноза. Как будто тебе меня в больнице мало..."

+1

3

Авторитетно заявляю, что в моей жизни царит полнейший хаос.
Правда, хаос этот весьма своеобразный, если взять во внимание тот факт, что человек я, в общем-то, довольно ответственный и не безалаберный. В отношении всего вокруг, кроме себя самого.
Без стыда и угрызений совести могу сказать, что я – трудоголик. И даже больше – трудоголик такой, каких ещё поискать по всему белому свету; единственное, что у меня есть ещё в своей жизни и что заставляет за себя цепляться – это моя профессия и мои пациенты, поэтому, не мешкая и не задумываясь, я привык погружаться в своё дело буквально с головой. Скажем, я из тех, кто упивается своей работой так, словно это последнее самое вкусное, что только осталось ещё на Земле.
Относясь к такому вымирающему типу людей, которые профессиональную деятельность ставят не только на самый первый план, но и на второй, и на третий, оставляя для прочих аспектов жизни лишь все остальные планы, то порой я забываю, что белый свет продолжается и за пределами госпиталя, в котором я проживаю большее количество своего времени. Элементарные вещи, даже такие, которые являются основополагающими в быту, каким-то магическим образом вылетают у меня из головы. Например, то, что посуда в раковине сама не помоется, а рубашка на завтра не станет чудесным образом выстиранной и выглаженной.
Словом, иногда я понимаю, что моя несостоявшаяся жена, но зато состоявшееся мать моей дочери поступила весьма и весьма разумно, когда не отпустила Эшли со мной в Сакраменто. В иные же дни, я прихожу к выводу, что только моя малышка и могла бы мне напомнить о том, что не только в работе заключаются прелести жизни.
К счастью, есть рядом со мной одной живое существо, которое требует внимание к себе и наглым образом вытягивает меня из своего мира, не давая в нём потеряться. Источником своеобразной радости, проводником к вдохновению и связистом между мной и окружающим миром в моменты особенного приступа трудоголизма является чистокровный английский кокер спаниель по незамысловатой кличке Гизмо красивого медного цвета.
Славный малый, внутри которого, как мне иногда кажется, бьётся не собачье сердце, но вечный двигатель, не дающий этому созданию сидеть на месте. Он живёт со мной уже семь лет, и, наверное, если бы не его собачья природа, подкреплённая не шуточным упорством, то к настоящему моменту я уже успел бы забыть и то, что моим лёгким иногда нужен свежий воздух на замену больничному, пропитанному запахами болезней. Правда, кто кого выгуливает – я Гизмо, или он меня – это ещё большой вопрос, но результат на лицо – ежедневные прогулки в местном сквере, неподалёку от дома, стали моей здоровой привычкой. Пожалуй, единственной, среди прочей кучи вредных.
- Что, уже пора, да? – мохнатые четыре лапы вот уже минут двадцать как скребут пол, Гизмо носится по дому и периодически тычется мокрым носом мне в руку, в попытках привлечь моё внимание и оторвать меня от историй болезни, которые я взял домой, чтобы успеть их оформить и дописать. – Дай мне хотя бы куртку накинуть, старый проказник! – стоило мне подняться со стула, и пёс, победно виляя хвостом, тут же уселся на пороге и уставился немигающим взглядом на дверь. Поза, которая означает, что меня настигло поражение, а его выгул – не терпит более отлагательств ни по каким, даже самым уважительным, причинам.
Немного прибравшись на столе и глотнув холодного чая, который я заварил несколько часов назад, но забыл выпить, я наспех переоделся в уличную одежду, отыскал в дебрях шкафа поводок своего приятеля и вскоре мы уже вышагивали на дороге в сквер. Вернее, я – вышагивал, а Гизмо – Гизмо занимался своим любимейшим делом и распугивал всех голубей; на его радостях, они водятся здесь в больших количествах.
Я привык к тому, что в сквере в такое время обыкновенно можно встретить множество знакомых. Как правило, все они являются моими соседями, и поэтому нет особой нужды останавливаться о чём-то с ними разговаривать; я даже не выдёргиваю наушников из ушей, лишь учтиво киваю знакомым лицам, чуть-чуть улыбаюсь, а на вопросительные взгляды поднимаю вверх большой палец, что служит вполне понятным ответом на распространенный вопрос о том, как у меня дела. Превосходно. У меня всё всегда превосходно, если не вдаться в подробности.
Я не слышал голоса, окликнувшего меня и не знал, что позади меня плетётся человек, которого я всегда рад видеть, но был бы крайне удивлён встретить здесь. Но пёс, в отличии от меня, всегда реагирует на имя своего хозяина и бежит «здороваться» с тем, кто его произносит. Обернувшись, чтобы посмотреть, на что мог отвлечься моё старый друг от своего любимого хобби и ради чего он оставил голубей в порядке, я увидел ковыляющую в моём направлении Наташу. Рыжее создание уже крутилось возле нее, виляя хвостом и подпрыгивая. Старый проныра.
- Гизмо, возьми себя в лапы!
Никто не обучал его командам, но на мой твёрдый,  приказной голос он всегда реагировал одинаково послушно. Не хватало ещё, чтобы он уронил бедную девушку, которая и без того не вполне твёрдо стоит на ногах из-за этого гипса.
- Наташа?
Нет, ну разумеется, я вижу, что это Наташа. Просто очень удивлён видеть её здесь, никогда раньше не замечал, чтобы кто-то из моих пациентов гулял в том же сквере, что и я.
За несколько шагов я преодолел расстояние между нами и теперь стоял совсем рядом, смотрел на неё чуть сверху вниз и довольно улыбался. Всегда приятно видеть, когда твои пациенты становятся обычными людьми, а хватка их болезни заметно ослабевает.
- Прошу прощения за пса, он сегодня какой-то гиперактивный. Ты дошла сюда пешком, на этих самых костылях?
Ведомый привычками, я чуть было не спросил о её самочувствии, но подавил в себе этот порыв. Чтобы не портить встречу и не привносить в неё знакомый больничный оттенок, да и к тому же, страдай она от плохого самочувствия, то едва ли выбралась бы на прогулку столь далеко от дома.
- Рад видеть тебя… Здесь.
Нет, не здесь – в сквере. А здесь – за пределами больницы. В настоящей жизни.

гизмо

Отредактировано Hugh Weller (2014-02-26 21:12:01)

+1

4

Господи, сколько удивления в голосе! Я невольно рассмеялась, рассматривая Уэллера, чуть наклонив голову к правому плечу. Апрель, интенсивно рвущий поводок, чтобы познакомиться с новым другом, восторженно заскакал вокруг, оглашая окрестности звонким лаем.
- Уймись ты наконец, рыжее недоразумение! - Наигранно хмурю брови, но тут же снова расцветаю улыбкой - я слишком рада этой неожиданной встрече. Да и вообще, у меня теперь новая жизнь, и она непременно будет счастливой, вот! Вопреки всему!
Кладу узкую ладошку на голову сеттера, машинально перебирая густую шерсть за ушами, от чего четвероногий электровеник начинает хитро жмуриться и улыбаться самой обаятельной собачьей улыбкой.
Солнце пригревает, с ветки на ветку перепархивают птицы, идиллия читается в каждом мазке этой пасторальной, пусть и довольно обыденной для кого-то картины.
- Что ты, что ты! - Машу свободной от костыля рукой, которая еще полминуты назад гладила собаку. Апрель воспринимает это, как приглашение продолжить скачки наперегонки с легким ветром и срывается вперед. Ладно, пусть его. Бегает и бегает, ему можно, он не в гипсе. Вот скоро я тоже буду не в гипсе, похожу к Уве на массаж, восстановлю тонус мышц и тоже буду бегать, вот увидите! - Нет, меня шофер привез. Мне просто надоело гулять возле дома. Вот и решила сменить обстановку. А ты, наверное, живешь где-нибудь здесь неподалеку? Ты не подумай, я за тобой не слежу! Это случайность, честно! - Делаю большие испуганные глаза, на дне которых - я точно знаю - плещутся искорки смеха, - Правда-правда!
Я на самом деле очень рада его видеть. Хотя, казалось бы, с моей дурацкой путаницей на личном фронте, я должна сторониться что Хью, что Уве. Но нет.
Да, все стало в тысячу крат сложнее. Если раньше я все-таки сделала вывод, что мои терзания к мистеру Уэллеру связаны не с тем, что он вытащил меня буквально с того света, и это все - благодарность, а с тем, что я все-таки в него влюбилась, то сейчас, после четырнадцатого февраля, все стало еще сложнее. То, что я стала испытывать к норвежцу логическому объяснению не поддавалось совершенно, только усугубляя, только сильнее затягивая меня в болото непонимания себя самое. Но знаете, что забавно? Это не отменяло искренней радости, с которой я встречала что одного, что другого мужчину. Они оба заняли в моей жизни не последнее место, а все мои метания - это точно не повод лишать себя их общества и общения с ними. Именно поэтому я так искренне улыбалась, глядя в эти необычно яркие глаза. Жалеть мне не о чем, вся жизнь у меня еще впереди, я, черт возьми, просто обязана быть счастливой! Назло, вопреки, наперекор. Я обязательно еще буду счастливой, не с этими мужчинами, так сама по себе... Тогда меня кто-нибудь обязательно полюбит.
Нотка грусти вплетается в мои мысли, и я безапелляционно глушу ее, как музыкант, прижимающий ладонь к струнам. Завтра, я подумаю об этом завтра, правда, прекрасная мисс О'Хара?
Подхватываю Хью под локоть, заодно находя дополнительную точку опоры, и неспешно направляюсь вглубь сквера, наслаждаясь погодой, солнцем и приятной компанией.
- Рассказывай, как твои дела? Мы не виделись... Черт, а сколько мы не виделись? С прошлого обследования...

+1

5

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сказ о мохнатой котлете ‡или как Хью и Наташа с собаками гуляли