Вверх Вниз
+22°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кто ходит в гости по ночам...


Кто ходит в гости по ночам...

Сообщений 41 страница 44 из 44

41

- Вы мне льстите, Эммет. - Ухмыляюсь, завершая свое черное дело, и стягивая жгут по сильнее. Десять минут врач потерпит, а затем я уйду, напоследок вызвав ему кого-нибудь из его санитаров - пусть они его распутывают и спасают его ногу - а то одноногий доктор - не самая лучшая реклама даже для патологоанатома.  - Вернетесь вы в море. Куда вы денетесь. - Фыркаю, отходя наконец от него, и оттирая свои перчатки от его крови, кажется несколько маленьких капелек попало и на мою одежду, но в принципе ничего страшного  - на черном кровь не так хорошо видна, а значит вряд ли кто-то обратит внимание. Впрочем, мне вообще не привыкать  к тому, что одежда пачкается кровью - главное не оставить свою.
- Боюсь тебя разочаровать, Эм, но мои коллеги не пользуются телефонами - их слишком легко отследить, как и электронной почтой и прочими гаджетами. Так что  я не смогу порекомендовать тебе никого, а нанимать себя не советую - о самоубийстве я никогда не думала, и впредь не собираюсь.
Смотрю на его боль, но во мне поселилось безразличие ко всему и с каждым днем оно медленно сжигает меня изнутри. Я давно привыкла во всём полагаться на саму себя..ведь больше в этой жизни я никому не нужна. Да и мне эта жизнь становится чуждой и противной, хотя и правда - накладывать на себя руки, я не собираюсь.
Одиночество стало моим спутником, думаю до самой смерти. Всё чаще стала всматриваться в глаза людей...смешно...но в них многое можно увидеть, порою всю жизнь..глаза зеркало и изнанка нашей души..настолько они разные и поразительно откровенные - стоит только всмотреться. Смотрю  в глаза Эммета, наполненные болью - на этот раз пуля в его ноге не именная, и ничего не скажет полиции, даже если будет проведена баллистическая экспертиза - мой пистолет нигде не засвечен. Оружие, чью пулю я забирала сегодня лежит в моем номере, разобранное и запакованное - к оружию я отношусь куда как лучше, чем к людям.
- Мне нравится причинять вам боль, Эммет. - Чуть подтягиваю край жгута. наблюдая, как он морщиться от внезапной боли и почти наслаждаясь его очередным стоном. Смотрю на часы, думая о том, что пора заканчивать и уходить.

+1

42

- О, конечно... - с усмешкой кивнул Эммет. Его дыхание заметно участилось, а слова давались все труднее и труднее, но он все равно, через силу, продолжал говорить, - Привяжу себя к койке и буду принимать пациентов в каюте. Это ведь совершенно не мои проблемы, правда? Если есть что показать - пусть приходят... сами...
Доктор откашлялся. В горле отчего-то запершило. Вероятно, после шоковые ощущения до сих пор не собирались покидать его, поэтому организм все еще был подвержен невнятному состоянию, которое никак не желало проходить. Глаза Эммета застилала туманная пелена, и с каждой секундой он все хуже и хуже видел силуэт женщины перед собой.
- Очень жаль, очень жаль... сомневаюсь, что я в состоянии сам выйти на наемного убийцу, - бросил мужчина, закрывая почти бесполезные уже глаза. Зрение вернется, конечно, только не сразу. Нужно принять сильное обезболивающее, вынуть пулю и зашить рану, а потом лечь и постараться забыть обо всем, что произошло этой ночью. Забыть хотя бы для того, чтобы как можно скорее погрузиться в целительный сон, - Впрочем... кто знает... - доктор говорил отрывисто, говорил отдельными словами, потому что только так запаса воздуха хватало для того, чтобы легкие не поражала судорога, - Главное... помнить...
Эммет не сумел договорить свою фразу, потому что как раз в этот момент жгут на его, казалось бы, потерявшей чувствительность, ноге, затянулся с новой силой. Буквально всем своим телом почувствовав страшную хватку, МакАллистер с безумной силой сжал зубы и едва не сломал некоторые из них, но даже это не смогло помочь - из его уст вновь раздался тихий, но вполне явственный стон. И непонятно даже было, что больнее - рана или то врачевание, которое эта женщина считала весьма и весьма подходящим.
- Я бы... не пришел... - тихо произнес Эммет после довольно продолжительной паузы, - К вам на прием... - он отвернулся в сторону и сплюнул на пол, чего еще никогда себе не позволял, - Из вас врач... как из меня оперный певец... - сквозь силу доктор чуть слышно усмехнулся, - Лучшим днем в моей жизни будет тот день, когда вы... - ему тяжело было говорить так много слов подряд, - Ляжете под мой нож.
От новой внезапно нахлынувшей волны боли МакАллистер довольно громко вскрикнул, случайно спровоцировав себя на резкое движение. Достаточно ощутимо дернувшись, он не высвободил руки - такую проволоку совсем не просто порвать - но сломал спинку стула, который столь долго служил для него камерой пыток. Еще не осознавая того, что он сделал, доктор с облегчением свел руки за спиной в удобное положение и навалился на стену секционной. Глаза его все еще были закрыты.

+1

43

- Ну идея с койкой не так уж  и плоха. - Откровенно смеюсь, глядя на его потуги справиться с болью, которая явно все сильнее, раз уж он уже практически не пытается с ней бороться, а наоборот, кажется пытается с ней свыкнуться, принять как нечто непреодолимое и вполне терпимое при желании. Он кажется пытался найти в боли что-то близкое к себе, что  дало бы ему хоть какое-то облегчение. Интересная метода, и меня она искренне заинтересовала - как человека, постоянно причиняющего боль, и в принципе, подготовленного даже к тому, что бы испытывать ее на протяжении достаточного количества времени не в ущерб своей работоспособности. Впрочем, работоспособность Эммета явно постарадала, но меня почему то это не слишком колышет. Скорее интересует, как долго он еще будет оставаться в сознании, с такой раной, передавленной жгутом, такой потерей крови и таким состоянием.
- Главное помнить, что любой наемник предпочитает не оставлять за собой свидетелей, которые могут их описать. Но вам повезло, Эм, я - приятное исключение. Мне плевать - сможете вы меня описать или нет. - Пожимаю плечами, и иду к своей сумке, оставляя полуживого врача пытаться справиться с болью, злостью и собственным бессилием. Собираю свои вещи, тщательно проверив, что бы не осталось ничего, носящего мои ДНК-следы, сминаю простынь со стола, и забираю с собой - не ради потехи, а потому что там могли остаться мои волосы, капельки пота или слюны, или даже клетки эпителия - маленькие свидетели моего пребывания тут.  Складываю все в сумку - благо она достаточно большая что бы уместить в себя, эти незапланированные сувениры, которые в принципе мне не нужны, но достаточно серьезно могут мне повредить, в случае, если останутся здесь.  Окончательно собравшись, вдруг резко оборачиваюсь на гулкий звук падения - спинка стула отдельно валяется от стула. Руки Эммета все еще связаны, но он уже в принципе может двигаться по комнате, если сил конечно хватит, наступить на раненную ногу. Ухмыляюсь, глядя на него.
- Это вы зря так, доктор. - Подхожу к нему, слегка склоняясь. - Спасибо за прекрасный вечер, Эммет. Постарайтесь больше мне не попадаться. А я уж постараюсь не попасть на ваш стол. - Касаюсь губами его лба, и покидаю помещение.

+1

44

- Да, мне... безумно повезло... - Эммет издал нечто похожее на короткий смешок, - Идите к черту с вашими приятными исключениями.
Последняя фраза далась доктору удивительно легко - наверное, от того лишь только, что была произнесена с чувством праведного негодования, что заполняло МакАллистера целиком и полностью. На одном дыхании он бросил свои эмоции и замолчал, потому что, в целом, не имел привычки ругаться с женщинами.
Какой от этого есть толк?
За свою жизнь Эммет выработал свою линию поведения, которая гласила - либо она слушается тебя, либо идет к черту и больше не показывается на глаза. Слишком эгоистично, слишком деспотично? Возможно, но иного развития в свете своей прошлой профессии мужчина не видел. Впрочем, сейчас-то это вообще мало кого заботит...
- Попадете, Мария, еще как попадете... может быть - не на мой стол, но совершенно точно попадете. Этого, увы, мало кто в состоянии избежать, - произнес доктор, справившись с очередной волной боли. Он приподнял голову и взглянул в глаза Омбры, всем своим естеством выражая сухость и спокойствие, - Я не зря назвал вас так. Хотите вы того или нет, но кончите вы плохо. И гильотина, я думаю, покажется вам раем на этой земле, - Эммет чуть слышно усмехнулся. Однако, какой бы плохой ни была ситуация, с ослабленными руками было определенно легче. И еще легче, когда проклятый стул не впивается в вашу спину и не норовит вывернуть позвоночник в противоестественную сторону, - Мария, Мария... если когда-нибудь порежетесь моим скальпелем - вспомните о том, с каким наслаждением я бы смотрел на это.
Мужчина замолчал, а спустя несколько мгновений - закашлялся. Однако, Омбра уже не могла видеть всего этого, потому что дверь в секционную закрылась секундой раньше. Справившись с кашлем, доктор вновь устало привалился к стене и затих.
Потом, когда сознание вернулось к нему, он увидел Анну и ночную смену санитаров. Полиция приехала через несколько минут. Глядя на то, как под местным наркозом из его ноги вынимают пулю, доктор доподлинно рассказал все представителям власти. Все и в мельчайших подробностях, утаив лишь причину, по которой он не стал кричать и звать на помощь. Ему, кажется, поверили.
Тем не менее, нога зажила, хромота стала чуть сильнее, но не критично. Через полтора месяца доктор, получив подтверждение о нераскрытом деле (кто бы сомневался) уехал в Сакраменто. В Лос-Анджелесе он стал редким гостем, и гораздо больше времени проводил в марине - никогда нельзя забывать о своих обязанностях.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кто ходит в гости по ночам...