Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тень постучалась в дверь - 2 ‡...и дверь постучалась в ответ


Тень постучалась в дверь - 2 ‡...и дверь постучалась в ответ

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники: Marguerita di Verdi, Frank Altieri, Guido Montanelli
Место: Клуб "Бурлеск"
Погодные условия: -
О флештайме: вскоре после первой части. Гвидо назначает Фрэнку встречу, чтобы обсудить вопросы касательно намечающейся стройки. Правда, умалчивает о том, что на этой встрече будут присутствовать не только они двое...

Отредактировано Guido Montanelli (2014-02-25 15:19:47)

+1

2

Ещё пару недель назад там находился небольшой жилой квартал, целиком состоящий из ветхих построек в несколько этажей, возведённых чуть ли не в начале прошлого века; сегодня уже заканчивали работу бульдозеры, сравнивая их остатки с землёй. Стройка ещё даже не началась, но принесла с собой столько проблем, что расхлёбывать предстояло, возможно, до самого её завершения. В теории всё выглядело просто - план работал по принципу паровоза, который стоило только завести и отправить вперёд по рельсам, а дальше оставалось только собирать то дерьмо, что оставляет на обочине, и избавляться от него; и ведь состав катился, пёр, прямо-таки как бронепоезд, вот только с объёмами дерьма, который он оставлял по обеим сторонам, Гвидо неожиданно не мог справиться - хотя казалось бы, в делах мафии именно эта часть бизнеса и была наиболее понятна, сам вековой принцип крышевания основывался на этом, и ощутимых проблем можно было бы ждать от легальной стороны, но никак не теневой. Разборки в квартале было делом предсказуемым, ожидаемым и желаемым - это было частью плана по тому, как именно разогнать этот "паровоз" в начале его пути, и тех членов уличной банды, что пустили в расход, можно было считать сопутствующим ущербом, оговорённым и утвёрждённым раннее (чего уж проще - уличные бандиты мочат друг друга за территорию), но вот то, что происходило дальше, действия Энзо, нападение на Маргариту, смерть Аля и дальнейшее поведение Фрэнка Гвидо предсказать не мог. Словно Торелли вдруг стали героями какого-то стереотипного фильма, где герои решили что-то построить на старом индейском кладбище, чем прогневили мирно дремавших духов и накликали на себя их проклятие - или чёрт их знает, может среди этих "Солнечных" водились шаманы-вудисты, втыкающие иглы в чучела, но иначе всю ту муть, происходившую вокруг стройки, Монтанелли объяснить не мог.
И пока проходили похороны Альфонсо, а по поводу Винцензо всё ещё не было слышно никаких новостей, а Маргарита наконец-то вернулась домой, наступившее затишье нарушал только решивший снова поиграть на нервах Гвидо Альтиери, то ли возомнивший себя самым умным, то ли слишком буквально воспринявший недавнюю просьбу дона спрятать документы подальше - вот уж точно Монтанелли не имел в виду отстранять от дела и Марго, и значит, и всех тех, кто с Маргаритой связан, включая и себя самого - а изначально идея о стройке пришла именно двоим старшим Монтанелли, после того, как они выбрались из той заварушки вместе с Санчес, и кстати, некоторая часть доли всё ещё предназначалась и ей, как его доверенному оружию с апреля и по... получается, по декабрь; о том, что Крис в положении, ему вообще стало известно только в день их с Марго свадьбы. Как ни странно.
Но дело сейчас касалось не любимой пуэрториканки дона, "Бурлеск" сегодня выделил им столик для того, чтобы разобраться касательно ситуации с документами, которые так хотят себе присвоить все вокруг - от капо и до какого-то другого зарвавшегося, до сих пор неизвестного, который ради их получения отправляет мотоциклы с мостов посредством внедорожников с номерами Нью-Джерси - вот тоже одна из самых интересных частей мозаики. В теорию Фрэнка о том, что это Маргарита сливает информацию налево, Гвидо не верил изначально; может быть, он и был изначально ослеплён любовью к своей жене - но сам Альтиери был так же ослеплён собственной к ней неприязнью, и потому был готов использовать любое средство, чтобы опустить римлянку ниже плинтуса - что, собственно, и делал при встрече с Монтанелли. Хотя, если хорошо подумать, Фрэнк пока только и делал, что поносил всех вокруг, уча тому, как надо вести дела и как не надо, кто где должен быть и что должен делать, при этом почему-то совсем не вспоминая, кто вообще позволил ему возглавить собственную команду - между прочим, Энзо и Маргарита находились на своих местах задолго до этого; то есть, фактически - решение Гвидо было подано с их молчаливого согласия. В общем капореджиме уже явно зарывался - и пока Винцензо как-то отвлекал его, играя с ним в "морской бой" на карте города, это было ещё не так заметно; теперь же от Монтанелли-среднего ждали новостей, пусть и не слишком-то надеясь на хорошие, а Альтиери, не сдерживаемый никем, вошёл в раж, начав создавать проблемы ещё и для деятельности Маргариты, как юриста. Всё сам сделает. "Мистер Гарвард выискался, тоже мне..."
- Помнишь тот вечер?.. - ему нравится, как блестят глаза его жены в полумраке этого зала. Это заведение во многом знаковое для них, пусть Омбре здесь и не совсем уютно, возможно... впрочем, наверное, уже не настолько - теперь, когда Саманты здесь нет, и делами заправляет их общая хорошая знакомая. Гвидо любуется красивым лицом ди Верди, лаская её ладонь, и про себя злится, вспоминая, что говорил о ней Фрэнк не так давно; он был отчасти прав, где-то - даже повторял мысли самого Гвидо слово в слово, но это злило его ещё сильнее. Монтанелли никому не отдаст мать своего ребёнка. Наверное, даже смерть её готов приревновать в собственной скорби - но Альтиери даже пальцем её не тронет. - Помнишь туалет?.. - тот вечер... вечеринка официально была по поводу открытия клуба, но многие пришли праздновать выход Джованни из тюрьмы - и Гвидо собирался сложить свои полномочия, как главы организации, в тот вечер, ожидая, что скажет по этому поводу Риккарди. А теперь... теперь же ему приходится не только нести это бремя, но и прибавить к нему вес смерти Рика и всех остальных.

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2014-02-25 18:58:57)

+2

3

Внешний вид+полушубок
Я напоминаю себе развалившуюся в удобном кресле и совершенно довольную жизнью кошку, которой удалось спереть из погреба ведро сливок и не схлопотать за это, а то  и пса подставить. Впрочем, в данном конкретном случае пес подставился сам. Никто не давала Альтиери права вести себя как боссу, не давал ему такой власти. В принципе в этой ситуации, у меня было три варианта: умолчать произошедшее, и тихо убрать своими силами зарвавшегося капореджиме - свалив его смерть, да хотя бы на того же еврея, который в последнее время стал кажется, козлом отпущения; умолчать произошедшее, пустив все на самотек и в очередной раз схлопотать от мужа за умалчивание, когда все все же откроется; или все же поставить Гвидо в известность и оставить все на его решение - в конце-концов он у нас единственный, кто имеет право судить и рядить в Семье, несмотря ни на что, и получил это право, даже согласовав все с Комиссией, чего не делали предыдущие доны, вплоть до Антонио, который до Гвидо был последним, кого назначили официально, если это так можно было назвать.
Бурлес не слишком изменился с момента как поменял хозяйку, но Гвидо совершенно необязательно знать, что я гораздо уютнее чувствую себя сейчас здесь, периодически наталкиваясь на взгляд проскальзывающей у барной стойки, управляющей.  Мы не виделись  с Джеммой наедине с того момента как она приезжала ко мне в "Декарт". Я уверена, что Гвидо не знает о моей бисексуальности, но давать ему лишний повод усомниться - глупо. К тому же сегодня мы в клубе совсем не для развлечения. Я не знаю, что скажет Гвидо Фрэнку, но понимаю, что разговор будет не легким.
- Помню... - Улыбаюсь мужу, чувствуя как тепло наполняет тело от приятных воспоминаний, даже слегка возбуждая. Первый раз в Бурлеске получился настолько бурным, что действительно было что вспомнить, и сжимая его пальцы, ласкающие мою ладонь, я улыбаюсь мужу чуть мечтательно, словно обещая одним взглядом повторение того, что было. Главное - не повторить то, что было после - потому что та волна ревности, которая тогда поднялась во мне, до сих пор порой имеет свои отголоски. Впрочем - Саманты больше нет в клубе, Риккарди мертв, моя квартира - сожжена, и стоит оставить позади все что было раньше.  - Ты не сказал Фрэнку, что я буду тут? - Нежность это конечно очень хорошо, особенно учитывая то, что мы долго были вдалеке друг от друга, по моей вине, но сегодня основной вопрос касается дел, и лучше настроиться на них сразу. Время для друг друга у нас будет после... может быть.

Отредактировано Marguerita di Verdi (2014-02-25 22:42:54)

+2

4

Неладное Фрэнк заподозрил еще в тот момент, когда Гвидо озвучил место их встречи. На всякий случай он все же уточнил, будут они вдвоем или еще с кем-то. Если Монтанелли собирался привести кого-то, кого намеревался втянуть в стройку, то выбор места еще можно было объяснить - в их обществе веселое застолье и шлюхи, а не толстенный бизнес-план и умные фразы, зачастую были залогом успешно заключенной сделки. Строительство их только начиналось, а Фрэнк уже всерьез опасался, как бы к концу сего масштабного мероприятия к его букету вредных привычек, не прибавился алкоголизм, ведь фактически пить ему приходилось не только за себя. Босс и андербосс их Семейства каким-то непостижимым образом умудрялись оставаться трезвенниками, и чтобы Торелли совсем уж отщепенцами не казались, заботу о "связях с общественностью" приходилось брать на себя капитанам. Поэтому узнав, что никого кроме них двоих не предвидится, Альтиери в каком-то роде вздохнул с облегчением. Подозрительность по поводу все того же места встречи, конечно, никуда в связи с этим не делась, но все же сильно заострять на подобном моменте внимание Фрэнк не стал, посчитав, что Гвидо виднее. В конце концов, Монтанелли мог и изъявить желание немного расслабиться, отвлечься от пропажи племянника, нападения на Марго, ну, и всего прочего, что его волновало.
В общем, мыслей у Альтиери относительно предстоявшей встречи было достаточно, но как выяснилось позже, все они били мимо цели. За столиком в клубе, куда пригласил Монтанелли, вопреки ожиданиям таки оказался третий человек. Увидев Марго, Фрэнк усмехнулся и за отсутствием каких-либо других вариантов (не развернется же он и не уйдет, что было бы уже совсем наглостью) подсел к парочке.
- Не помешаю? - спросил с иронией в голосе. Он почти не сомневался в том, что ди Верди нажаловалась на него своему мужу, слишком уж самодовольной выглядела, устроив эту засаду. Фрэнк, ухмыляясь, смотрел в ее глаза, - «хитрая стерва». Встречаться один на один с капо она не решилась - это был едва ли не единственный умный поступок в исполнении Марго, который Фрэнку посчастливилось увидеть.
- Сказал бы, что с женой будешь. Я бы Джулс с собой взял, - произнес, переведя взгляд на Гвидо.
Альтиери понимал, что играл с огнем. Еще не улеглись страсти вокруг бесследно пропавшего Энзо, в чем Фрэнк, кажется, до сих пор был главным подозреваемым, как он, спустя лишь несколько дней разругался с консильери. Но, несмотря на это, сидеть, поджав хвост, гангстер не собирался. Даже учитывая, что капитаном его сделали совсем недавно, членом Семьи он был подольше многих из тех, вокруг кого формировалась нынче организация.

внешний вид

Отредактировано Frank Altieri (2014-02-28 07:13:37)

+2

5

Впору задуматься уже не о вредных привычках, которые могут появиться за время стройки, а о том, кто вообще доживёт до её конца - перспективы-то складывались нерадостные, люди гибли, другие - пропадали без вести, третьи - тянули руки к документам, которые им не нужно было видеть, а все остальные, похоже, делали вид, что так всё и надо, что ничего особенного и не происходит - неудивительно, что у Гвидо настроение в последнее время на нуле, тем более, что именно Энзо и сгинул где-то во всей этой каше, которую, надо сказать, на самом деле сам же и заварил, когда спровоцировал появление еврейских ингредиентов, и находится теперь неведомо где, да и не факт, что в живом виде. Хорошо хоть, младшие Монтанелли к этой стройке пока не имеют никакого серьёзного отношения и не видят всей картины. То, что Рина вне города - пожалуй, вообще лучше всего, не хватало ещё, чтобы те истории с похищениями повторялись, но теперь уже не с китайским акцентом... Впрочем, кто знает - у Шляйхера нету регулярной армии, для подобного действия он может нанять и того, у кого в этом уже есть хороший опыт, и снова придётся, не дай бог, ехать в Гонконг за смертельным риском.
- Чтобы он послал вместо себя кого-нибудь, или вообще не пришёл? - нежность во взгляде мягко осыпалась, облетела, словно листья поздней осенью, явив взору Маргариты ту самую мрачную холодную сталь цвета того же зимнего неба, что поселилась в глазах у её мужа с тех самых пор, как он встретил её на празднике в "Totam Hall" - хотя на самом деле, она появилась там несколько раньше, с тех пор, как стало известно, что Винцензо пропал, просто наблюдать её воочию Марго имела возможность только с вечера четырнадцатого. - Нет, не сказал. - он осторожно, словно с детонатора руку убрал, выпускает пальчики Маргариты, перемещая ладонь по столу, соприкасаясь ею со второй, складывая руки, и замирает, переводя взгляд на кисти своих рук. На душе - словно камень висит, примотанный грубыми верёвками, на манер утопленника; вот только путь до воды ещё не пройден, и потому этот камень всё ещё давит, с каждым шагом, которые делаешь вместе с ним. По простым законам физике... в воде всё станет легче. Иногда хочется просто шагнуть в воду и утонуть. Всё достало и все достали со своими разборками.
Гвидо смерил Фрэнка тяжёлым взглядом, ожидая, пока тот сядет - на иронию он совершенно не был настроен, да и вообще она была не слишком уместна в закрытом клубе, где, кроме них, не было других посетителей - только персонал готовился к вечернему открытию, и девушки репетировали на сцене перед сегодняшним выступлением, хотя здесь, на территории вип-ложи, всё это было довольно просто игнорировать. Чему там капореджиме собрался помешать?
- Возьмёшь, когда развлекаться пойдём.
- изрёк Гвидо, глянув на Фрэнка в ответ, отмечая, что ему приходится сдерживаться, чтобы говорить словами, а не кулаками - мужчина явно демонстрировал отсутствие уважения к Маргарите, и как к его жене, и как к члену организации, который при этом стоит на голову выше его самого; странно только, что сама Марго это почему-то терпела - внутри их общества, где почему-то каждый теперь не хотел терпеть каждого, уж Римской Волчице давно было пора оскалиться против обнаглевшего капо. Или дело в том, что он брюки носит, а не юбку - в смысле, просто предметом ревности к Гвидо являться не может?.. - А я тебя сюда не для того пригласил. - они собирались о делах поговорить, и на ту тему, которую лучше было бы обсудить без необходимости прятаться от своих благоверных, имея возможность не говорить шёпотом постоянно, разговор предстоял довольно серьёзный, который в четыре фразы вполголоса не уложится. Не настолько серьёзный, впрочем, чтобы уложиться в лаконично спущенный курок - про ничьё устранение речи не шло, во всяком случае, пока.
- До меня тут забавные слухи дошли - что ты решил всю стройку к рукам прибрать. - Гвидо решил не ходить вокруг да около, и хотя сказанное было довольно приблизительным портретом ситуации, со стороны всё выглядело как раз именно так - Альтиери изъявил желание всем заниматься единолично, перекрыв доступ к стройке и Марго, и всем остальным. Это после того, как каждый уже вложился и отметился - вроде как, Омбра должна была вообще забыть об этой стройке до того, как будет положен последний кирпич, а вместе с ней - точно так же Фрэнк послал и Гвидо. Интересно, а если бы они двое согласились на это - в какой момент он решил бы не отдавать им обоим вообще ничего? - Что же нам тогда прикажешь делать, магнат-застройщик, сидеть и ждать, когда у тебя морда сама треснет? Или, может, всё-таки стоит помочь ей немного?! - неожиданно повысив голос, Монтанелли хлопнул ладонями по столу, так, что тот громыхнул; и тяжело приподнялся над ним упираясь руками в столешницу. На сколько там Фрэнк был его моложе, лет на десять? Это вот отличная причина, почему его по лицу надо бить, а не по заднице - он в младшие братья ему годится, или в племянники, но не в сыновья. - С тех пор, как я сделал тебя капитаном, ты стал как хомяк: только и продолжаешь, что брать и брать, и пихать и пихать себе за щёки. А теперь ещё и срать вознамерился нам на головы?.. Любимая, сделай мне одолжение, пни Фрэнка под столом посильнее.

+2

6

Как-раз-таки касательно стройки, по мнению Фрэнка, дела у них шли неплохо. Определенные трудности, куда без этого, возникали, но в целом обстановку вокруг проекта с застройкой трущоб можно было считать нормальной рабочей. Как человек, имевший опыт в подобных мероприятиях, Альтиери мог с уверенностью утруждать, что данная сфера практически всегда сопровождается активными выбросами дерьма, и конкретно их стройка пока не превысила предельно допустимых норм по этому показателю. Семье Торелли, по крайней мере, можно было не опасаться рэкета, с которым неизменно сталкивается рядовая строительная компания на разных уровнях реализации проекта. От этого они заведомо были избавлены, по той простой причине, что сами многие годы паразитировали в данном бизнесе, наживаясь на каждом заложенном в их городе кирпиче или залитом в арматуру цементе. Трудности у Семьи в последнее время были в других вопросах. Историю с тем же Энзо вряд ли можно было привязать к стройке, хотя с его долгами и расплачивались долей с проекта. Оружие и мексиканцы - тоже мимо. И только нападение на Марго, отвозившей документы, было ближе к истине, хотя и тут Фрэнк сильно сомневался, что целью были именно документы, а не сама Марго, водившая темные непонятные делишки в стороне от Семьи. Вот уж кто точно представлял опасность для стройки, и чем бы дальше она от нее держалась, тем бы им всем, на взгляд Фрэнка, было спокойнее.
Впрочем, сейчас уже складывалось впечатление, что это она намеревалась отстранить от дела Альтиери, а не он ее. Сперва пыталась обвинить его в причастности к попытке похищения документов (которые итак ему везлись), а теперь вот натравила на него своего мужа. Выглядел Монтанелли не очень дружелюбно, да и тон, с которым он начал, сходу настраивал на весьма неприятный разговор.
- Я бы усомнился в достоверности твоих источников, - спокойно прокомментировал дошедшие до Гвидо слухи. Кто был их источником, догадаться было не трудно - сидела она как раз напротив. Разумеется, Марго преподнесла боссу их разговор в том свете, который был выгоден именно ей, будто бы Фрэнк, не приступив толком к самому строительству, уже успел обворовать всю их Семью.
Гангстер смиренно выслушивал все нападки на себя, позволяя Монтанелли выговориться. Поморщился, когда тот в свойственной ему манере принялся колотить по мебели и повышать голос. Изогнул бровь, услышав сравнение с хомяком. И, наконец, просьба пнуть капитана под столом прервала его молчание.
- Попридержи, а то я твоей любимой ноги сломаю, - поднялся следом за Гвидо и пригрозил указательным пальцем, сперва мужчине, а затем и его жене, чтобы та даже не смела думать распускать свои длинные ноги. Насколько угроза Фрэнка была осуществима, пускай гадают сами. Следовало бы и Монтанелли за такие слова пригрозить сломать челюсть. Сказанное им только что было крайним проявлением неуважения. Мало того, что он отчитывал его в присутствии женщины, так еще делал это так, будто капитан был даже не пацаном каким-то, а псом сторожевым. Которого спокойно можно было пнуть под столом и никаких последствий за это не иметь. Гвидо и впрямь считал, что Фрэнк, поскулив чуток, продолжит после такого отношения служить ему и дальше? Радуясь брошенной с хозяйского стола косточке? Если бы босс решил ударить его сам по лицу, это бы и то оскорбило в меньшей степени. Монтанелли самому не было позорно, просить о таком жену?
- Что именно я взял у тебя? Или я кому-то из членов Семьи в карман залез? - также повышая голос, поинтересовался Фрэнк. - На вашу долю в стройке я никогда не претендовал.
Он перевел взгляд на Маргариту, из-за которой сейчас походу и ссорились двое мужчин.
- Проблема в том, что я отстранил от стройки Марго? Повторюсь, ее интерес в процентном выражении останется прежним. Я лишь пожелал работать в стороне от нее.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-01 12:45:28)

+2

7

Молча наблюдаю за пикировкой мужчин. В принципе, я здесь скорее для мебели сегодня - наверное Гвидо взял меня больше для поддержки, а может и для того что бы спровоцировать Альтиери на какое-то действие. Ну действительно, что мне еще тут делать, слушая разговор, идущий на повышенных тонах. Я на сто процентов уверена, что Фрэнк считает что я нажаловалась Гвидо и потребовала сатисфакции в виде его, Альтиери, унижения. Отвратительное ощущение - быть между двух огней без права на движение вперед или назад, остановить или запустить в движение  все, что происходит с нами.
Фрэнк не дает мне даже сделать движение в ответ на указание мужа, и потому оно остается не выполненным - скорее отложенным, я слишком хорошо понимаю, что Альтиери нарывается на дар уже давно и более чем успешно, наглея на глазах и превращаясь из союзника если не во врага, то в негативное сотрудничество точно. Семье не нужны такие самоубийцы, тем более сейчас, когда Торелли снова на грани нестабильности, и исчезновение андербосса только ухудшило ситуацию.
- И после этого ты удивляешься, что от тебя все утаивают? Фрэнк ведь считает, что я тебе нажаловалась, не так ли? И теперь пытаюсь устранить его от дел. - С ухмылкой смотрю на мужа, затем на Фрэнка, поднимаясь со своего места и меняя свое местоположение, передислоцировавшись за спину Фрэнка и опираясь на край балкончика, того самого, на котором я сидела полгода назад, прижимая к себе мужа ногами, и наслаждаясь откровенностью происходящего.  Как быстро идет время, и как быстро все меняется.  - Sorprendente che egli non ha detto che facevo schifo.* Хотя он на это намекает всеми силами.   - Не считаю нужным переводить сказанное на итальянском для Фрэнка, оставив ему самому решать, о чем именно я говорила, и стоит ли это его внимания. На мгновение отворачиваюсь, и снова поворачиваюсь. Семья снова трещит по швам.

*

Странно, что он не сказал, что я насосала.

+1

8

А какое новое дело в их сфере вообще обходится без выбросов дерьма? Некоторые особо ретивые общественные деятели пытались донести до людей, а может, и сами свято верили в то, что эта сфера сама по себе и есть один из таковых выбросов, но, стоило отметить справедливости ради, что это было не совсем так. Впрочем, на дерьмо все вокруг стали отчего-то исходить всё чаще, и по сравнению с тем, как было при "своевольных и плохих" Донато, бравших в Семью и приближавших к себе всех подряд, посылавших понятия Коза Ностры в пользу свою собственную и всей организации в целом, тенденция зловонных выбросов почему-то только возросла в условиях кровной итальянской чистоты в несколько раз. Непонятно вот только, почему, и сколько тогда вообще стоит эта "чистота"? И какого чёрта, спрашивается, Марго вообще это терпит - вздумай Фрэнк так же себя вести при Анне Донато год назад, и ему уже минуту-полторы как выбили бы половину зубов, причём пару - лично Витторе, а остальные - ребята, которые чету поддерживали, выполняя роль телохранителей (при том, что Анна была гораздо моложе ди Верди и находилась "в деле", фактически времени гораздо меньше). Проблема не в том, что в то время не было желающих так высказаться, или слухи не ходили, недовольные всегда были и всегда будут; проблема в том, что не только солдаты - уже даже капитаны нисколько не боятся выражать неуважение в лицо. Может, Фрэнк потому так и оборзел, что понимает, что Монтанелли его не застрелит на месте, как это наверняка сделал бы, например, Данте?
- Что ты только что сказал? - жест кисти Гвидо, немного невнятный, был всё же ничуть не менее характерен, нежели намерение Фрэнка начать тыкать в него и Маргариту своим пальцем; ясное дело, что Монтанелли не по поводу источников выразил неудовольствие, а по поводу уже откровенной угрозы - слово "слухи" было не более, чем аллегорией, а информация по поводу того, что решил заправлять на стройке самостоятельно, у дона была вполне конкретная - Альтиери ведь сам постарался сделать так, чтобы его услышали отчётливо. И что бы там не считал сам Фрэнк касательно того, как пересказывала их разговор Маргарита, Монтанелли старался выражаться как можно понятнее в ответ - не в процентах дело, а именно в том, что Фрэнк всю стройку решил захапать, а долей остальных, можно сказать, просто откупиться. И вроде бы на первый взгляд стоило этому порадоваться, но вопрос не в деньгах, а в доверии - причём взаимного, а не только их к Фрэнку; дело изначально было общим - так какого лешего сейчас Альтиери должен начать говорить за всех? Тем более, он и за себя самого, одного, сейчас договориться...
- Тебе, может, напомнить, чем Марго занимается для нас для всех? - Гвидо не понимает, что заставляет Омбру ухмыляться - смешного здесь крайне мало; и то, что она пытается вообще отстраниться от этого разговора, спрятав лицо, лишь подтверждает мнение Фрэнка, ни в хер не ставящего её, ни как члена Семьи, принятого даже до того, как нарисовался он, ни даже как женщину, позволяя себе подобные угрозы по отношению к ней и в её присутствии, как раз и представляя её в виде какой-то безмолвной и несамостоятельной мебели, которой слова не давали и от которой слов и не ожидают. - Ты ограничил доступ к документам моему советнику - каким образом ты вообще представляешь контроль нашей доли, сам будешь считать? А Фред? А Куинтон? Да ты не члену Семьи в карман полез - а всей Семье! - может быть, это и не совсем верная формулировка, но что мешает это ему сделать, если он будет иметь доступ ко всему, если он сам всё контролирует, и он может взять всё или почти всё, совершенно без риска быть пойманным при этом за руку - а никто ведь не сморит. И Фрэнк считал, что Гвидо и Марго могут оставить стройку в таком виде? Вернее, он скорее считает, что жена Гвидо здесь вообще ничего не контролирует, и Монтанелли всем управляет в одиночку - видимо, так.
- Я что, это имел в виду, когда просил перепрятать документы? - от себя же самого? Замечательно! И как это ещё назвать, как не путешествием в общий котёл единолично, да ещё и с целью спрятать этот котёл от всех, да ещё и решать самостоятельно, когда и кому выдавать его содержимое, самостоятельно отсчитывая порцию - или Фрэнк что, действительно боссом себя тут возомнил? - Ты - что сделал? Пожелал?! Работать в стороне от консильери? - меньшим оскорблением? Да пожалуйста, дать по морде - а удар у него поставлен вполне ещё нормально, зваться стариком дону ещё очень рано - Гвидо не слишком сложно и самому, что под столом, что над столом. В присутствии женщины, хотя в первую очередь - в присутствии всё же советника Семьи; вот на это он ему точно дал право, когда заикнулся на тему того, чьи там ноги он будет ломать. - Ты совсем охренел, или всерьёз считал себя вправе решать, кто будет с кем работать, за пределами своей команды? - ещё один удар, на этот раз - другой рукой с другой стороны; при этом - без цели сломать нос или челюсть, да и вообще вызвать поток крови, разве что приток, в виде гематомы; со стороны - вероятно, это и вовсе напоминало награждение пощёчинами, бывшими в их мире на грани церемониальности, разве что вместо ладони Гвидо использовал сжатый кулак. - А ты рот закрой! Чтобы я даже не слышал ничего про "schifo". Лучше напомни Фрэнку про его место, быть может - заодно вспомнишь и о своём. - могло бы звучать так, словно Гвидо выпроваживал жену на кухню. А по факту - имел в виду совершенно обратное, повторяя просьбу вломить зарвавшемуся капитану, но уже не от имени босса, а от своего собственного лица. Насосала она. Его жена здесь при его капитане будет говорить такие вещи о себе? Позор.

+2

9

К счастью познаний Фрэнка не хватило, чтобы понять произнесенную Марго фразу, а иначе бы он схлопотал и в третий раз, навряд ли удержавшись от колкого комментария в ее адрес. Альтиери потирал ушибленную скулу, в которую пришелся последний удар и волком глядел на Монтанелли. Его трясло от злости и приходилось сдерживать себя, чтобы не ударить в ответ. Останавливала, кстати, Марго, стоявшая у него за спиной, которая запросто могла не опускаться до грубого мужского мордобития, а просто разрядить в него обойму пистолета, сэкономив тем самым силы и время себе и своему мужу. Гвидо как раз отчаянно ее к этому подбивал - выглядело все так, будто Альтиери выбрали в качестве манекена для обучения тому, как нужно завоевывать авторитет на улицах. Сперва спровоцируй своего врага, тем же предложением пнуть его под столом, а затем, получив равнозначный ответ, добей, имея для этого уже полные основания.
По самолюбию капитана Гвидо бил отменно - одно решение позвать сюда Марго чего стоило, чтобы она видела все это и участвовала. Фрэнк не был уверен, что забудет сегодняшний день. На его взгляд Монтанелли совершал ошибку, решив разобраться в ситуации именно таким способом. Впрочем, данный способ и на попытку разобраться не походил - это была именно демонстрация силы. От ответной демонстрации Фрэнка останавливало осознание, что тогда из этого клуба он вряд ли выйдет на своих двоих. Поэтому сейчас Альтиери сделал почти невозможное для себя - разжав кулаки, сел обратно за стол и попросил о том же Монтанелли, жестом указав ему на стул. Если и Марго соизволит вернуться за стол переговоров, он тоже не возражал. Ощущать ее у себя за спиной, приятного было мало.
- Давай разберемся, - начал более спокойным тоном, намереваясь погасить этот эмоциональный всплеск. - Я тебе не слуга и не наемный рабочий, и считаю, что имею право кое-что решать, в особенности касательно дел, которыми сам занимаюсь. Стройка - общее дело, не спорю. Но согласись, что занимаюсь ей в основном я. То есть это я зарабатываю деньги для Семьи. И я беру на себя всю ответственность за результаты. Ты же не к Фреду и не к Куину пойдешь спрашивать, почему строительство продвигается так, а не иначе? Ты ко мне пойдешь. И Фред с Куином тоже ко мне пойдут. Моя шкура больше остальных пострадает, если что-то  пойдет не так, поэтому с кем мне работать должен решать все же я. - Возможно, во всем этом и было очень много "я", но Фрэнк именно это и пытался донести. Что ему спасибо говорить должны, а не по морде бить. - Я что, скрываю от кого-то информацию? По-моему я наоборот добивался ее открытости для каждого из вложившихся. Почему ты считаешь недопустимым доверить контроль вашей доли мне? Зачем еще один надзиратель? Я что, уже не представитель Семьи Торелли?
Он посмотрел на консильери.
- Если вы мне не доверяете или я чем-то не устраиваю, характером своим или качеством ведения дел, я могу передать всё Марго. У меня помимо этих трущоб и других забот хватает. Пускай она всем занимается, и она все решает. А я буду ходить на собрания, и слушать ее отчеты по состоянию моей доли.
Фрэнк, конечно, сильно бы потерял в деньгах при таком раскладе, но, говоря это, он понимал, что Гвидо вряд ли решится доверить все своей жене, которая строительством никогда не занималась. Этим он и пользовался - Фрэнк знал, что Семье нужны его связи.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-02 14:20:51)

+2

10

Да - я хреновый консильери, да,  - я хреновый юрист, да - я хреновая баба, да, я вообще существовать не должна, слишком много на мне всякой хрени, раз уж собственный муж и покровитель позволяет себе выставлять напоказ мои слабости, и делать из этого оружие для управления теми, кто только рад воспользоваться брешью в моей броне. Очаровательно. Ловкое действие со стороны Гвидо. Теперь осталось отдать мне приказ убрать Фрэнка и точку можно ставить, жирную такую, почти как клякса. Но Гвидо прекрасно справляется и сам,  отвешивая Альтиери один за другим два удара - собственноручно, почти честь, черт ее дери.  И передергиваюсь, когда он меткой фразой ставит меня на место. И правда, что это я забылась? Разве когда либо я позволяла унижать себя, оставлять позади и отыгрываться за мою гендерную принадлежность? Разве Тень может терпеть все то, что сказано уже здесь, и все то, что мне сказали раньше? Какого черта я вообще позволяю раскрывать рот тому, кто даже за человека меня не считает, едва ли не напрямую называя игрушкой и подстилкой?!
Закипаю почти мгновенно - словно нужно было всего совсем немного, чтобы оставив ненужную нейтральность мне сорвало крышу, хватает только слов Фрэнка, его голоса - я устала от этого гребаного шовинизма, устала от того, что меня считают непонятно кем в стане собственной Семьи, которая для меня родная гораздо больше, чем для любого из тех, кто  в ней сейчас состоит. Семья в которой я выросла и которая научила меня всему, что  я умею и знаю... Чертова итальянская кровь, бурлящая в жилах куда как острее, чем перец чили в хорошем карри.
Щелкает предохранитель, и дуло пистолета упирается в затылок Фрэнку. Сталкиваюсь глазами со взглядом мужа, слишком внимательным, слишком напряженным, словно именно этого он и ждал, словно именно на это меня и провоцировал, пытаясь поставить на место, которое мне отвел и с которого я постоянно сползала до сих пор не уверенная, то могу быть консильери, а не просто одним из многочисленных киллеров Семьи. С трудом подавляю в себе желание ударить наотмашь по затылку Фрэнка, чтобы кровь расплескалась по всему випу, оставшись  и на моем серебристом платье, и на лице и даже на руках Гвидо.
- Basta! Мне надоело твое уничижительное отношение, Фрэнки, надоело твое самомнение и выпендреж, который вредит Семье.  Ты такой же равноправный Посвященный как и все остальные, и торговаться ты не будешь, как и устанавливать свои порядки. - Идиотично все это, я прекрасно понимаю, что моя эскапада бессмысленна - закоренелого шовиниста не переделать за один раз, и даже самый умный человек, должен проанализировать происходящее, Фрэнк же совершенно потерял свой ум за своей самоуверенностью.  - Мне надоело, что ты считаешь, что тебе позволено все. - Взведенный курок клацает как-то слишком явно в звенящей тишине, внезапно застывшей в випе. - Тебя слишком легко заменить. - Здравствуй, Марио Пьюзо и Дэвид Чейз - все как в классических романах, не хватает только напряженной музыки. Снова взгляд на мужа, с трудом прячу мелькнувшие искры, и нажимаю на курок. Щелчок осечки словно ставит точку в моей речи - пистолет не заряжен.  Кладу его на стол и снова возвращаюсь на свой наблюдательный пункт, держа в опущенной руке другой, вполне рабочий пистолет. Черт, не хватает только мертвой лошадиной головы. Кажется такого консильери все хотели увидеть?

Отредактировано Marguerita di Verdi (2014-03-02 21:42:59)

+3

11

С тем, чтобы показывать свои слабости, Маргарита и сама прекрасно справляется, только что продемонстрировав Фрэнку то, как здорово она может прятаться в шкуру женщины и вставать за спину своего мужа; что даже странно - Гвидо немного помнил моментов, когда она так же поступала при ком-нибудь ещё или пыталась вести себя, подобно обычной итальянской жене, когда они находились наедине друг с другом. Или что, она боится Альтиери, что ли? Да Омбра всю жизнь лишала жизни таких же, как он, по обоим берегам Океана, и его сейчас могла бы уже убить десятком-другим различных способов, тем более, что стояла у него за спиной. Вместо этого она почему-то решила влезть в шкуру обиженной жены, тщательно скрывшей свою истерику, но использовав на это максимум своих сил. И Гвидо даже не узнал свою жену в этом образе. Странно вот было видеть такое в её исполнении - ни Ливия, ни Кристина, ни Лекс, ни другие женщины, которые были допущены к делу, а кое-кто даже с подачи самого Монтанелли, не демонстрировали свои обиды и слабости так же открыто, да и вообще, Гвидо уже не раз замечал, что женщины в Семье вели себя в последнее время даже более достойно, чем мужчины, видимо, всё-таки ощущая себя чужими в мужском деле, но оттого ведя себя как более осторожно, так и более уверенно. Тарантино - так так вообще готова была умереть, лишь бы не показать своей слабости, своей болезни, ни Фрэнку, ни Гвидо, которого и напугал её кровавый кашель в итоге, ни их мексиканским партнёрам из Невады; может, этот поступок с её стороны и был не очень умным, но Монтанелли он всё-таки впечатлил, хоть он его и не одобрил - в отличие от того, чем Маргарита только что попыталась скомпрометировать ни то Фрэнка, ни то своего мужа, хотя в невыгодном свете эта фраза больше выставляла её саму. И пожалуй, даже хорошо, что он ничего не понял, или хотя бы вид этого сумел удержать, здесь была затронута уже тема посерьёзнее, чем пара ударов по лицу. Капо, неожиданно успокоившись, сел на место, и хотя его жест, на который не обратить внимание было бы трудно, сейчас тоже задел самолюбие Гвидо, поскольку Фрэнк явно продолжал считать себя самого хозяином положения, начав указывать, кому куда садиться, тот всё-таки подчинился, тяжело усаживаясь на стул и напряжённо глядя в глаза Фрэнку. Маргариту он решил вообще попросту проигнорировать; как ни странно, видимо, это столь же неожиданно и заставило её вспомнить о том, что в её жилах течёт кровь гордой римлянки... И Гвидо ещё не успел ничего ответить, как к голове капитана прижалось дуло взведённого ствола.
- Верно, ты не наёмный рабочий и не слуга, и именно потому мне проще позволить сейчас Маргарите спустить курок, чем уволить тебя.
- только отойти предварительно подальше, чтобы костюм кровью не забрызгало, или пулей не убило - она вполне может пройти и навылет. И Гвидо слегка откинулся на стуле, вроде бы просто расслабившись, довольный тем, как Маргарита решила наконец проявить себя в разговоре; а на самом деле - просто готовый к очередной не-очень-мудрой выходке, на которые вообще каждый был в последнее время горазд. Убивать Фрэнка позволения он пока не давал, и уж тем более, глупо было бы убить его прямо здесь; местный персонал и так видел и видит достаточно много. Но это явно не самая первая вещь, о которой подумает тот, у чьего затылка пистолет в руках разъярённой итальянки. - Маргарита права - незаменимых нет. Эту стройку может вести вместо тебя и Большой Джон, и Маленький Джон, и даже дядя Сэл, они работали вместе с тобой долгое время и занимались тем же самым, что и ты. - это к слову о том, кто может заменить капореджиме, если с ним что-нибудь случится. Или ему стоило напомнить, как долго он был капитаном, и кому, фактически, принадлежал раньше тот офис, где он сейчас стал заправлять на полных правах? Стройка - это всегда общее дело. В одиночку даже хижину из коровьего говна на окраинах Африки построить будет проблематично, но там-то даже вопросов по поводу того, как жить в коллективе, ни у кого не возникает, все друг другу родственники и кумовья.
- Я уже говорил - ты слишком много на себя берёшь, хотя при этом не видишь дальше ограды с эмблемой строительной фирмы. Думаешь, раз сам процесс стройки на тебе, так ты теперь контролируешь вообще всё? Включая и банк Фредерика, и оружие Агаты, и ситуацию на улицах уже через квартал от площадки? - через банк Фредо проводятся большинство финансовых операций, оружием, которое стараниями Агаты попадает в гетто, эту площадку расчистили почти в той же степени, что и бульдозерами, Маргарита же старается ради того, чтобы всё это не выглядело, по крайней мере, откровенным бандитизмом, используя все свои навыки юриста, ситуацию вокруг вообще контролируется всеми сообща - иначе Фрэнк просто не мог бы ни на площадке ничего сделать, ни к стройке материалы возить, разве что веротолётом - впрочем, и то не факт. - Или хочешь, чтобы и это легло на твои плечи? Каждый тут отрабатывает свою долю. А надзиратель у нас вообще один на всех. Так что либо не мешай отрабатывать свой хлеб остальным, либо... - Маргарита внезапно решила подыграть, спустив курок... разыграв "фальшивую казнь". Откуда она вообще достала ствол без патронов сейчас? Хотя это не столь важно, пожалуй... - Либо да, может получиться как-то так. Но шумнее.

+2

12

Фрэнк услышал за спиной щелчок предохранителя и в тот же момент ощутил затылком леденящий душу холод металла. Сейчас его и вправду мало волновал тот факт, что в клубе были свидетели. Зная Марго… Она могла об этом просто не подумать. Пожалуй, именно поэтому она и наводила страха на всех - потому что предсказуемостью не отличалась и редко задумывалась о последствиях своих действий. Объективно, эта женщина была опасна для общества, в том числе и их тайного. Фрэнк бы ее и в качестве цепной собаки не решился бы держать - пристрелил бы от греха подальше, как взбесившуюся суку. А уж назначать консильери... Гвидо в тот момент в пьяном угаре находился?
Капитан замер, не решаясь уже больше ничего говорить. Одно его присутствие, он знал, выводило девушку из себя, и что он говорил, ее совершенно не волновало. Наверно стоило свести свое присутствие здесь к минимуму - хотя бы молчанием, раз уж раствориться в воздухе не было возможности.
Он смотрел прямо перед собой на Гвидо. Его попытка снизить градус напряженности возымела эффект на Монтанелли - с повышенных тонов и махания кулаками он перешел на что-то уже более близкое к диалогу, еще бы собеседника своего не вынуждал сидеть с приставленным к затылку дулом пистолета... Впрочем, Фрэнк уже понял, что пригласили его сюда не затем, чтобы выслушать. Право говорить тут было только у Гвидо. Не спеша давать своей милой женушке команду "отставить" Монтанелли продолжал воспитывать капитана, теперь он мог не бояться, что с ним будут спорить, ну, или вообще хоть как-то возражать, мог позволить себе развалиться на стуле и безнаказанно сыпать угрозами.
После сегодняшних событий Альтиери бы и сам с удовольствием подал в отставку, если бы действительно имел на то возможность. Или может отказаться от звания капитана? Раз оно, судя по заявлению Марго, прав никаких не добавляло - только вагон обязанностей. Хотелось поинтересоваться, относительно прав консильери - уж они-то, судя по всему, всем прочим Посвященным равны не были. Или это привилегия жены босса?
Но интересоваться Фрэнк не стал, оставляя все мысли при себе. То, что его пристрелят, если он продолжит гнуть свою линию, гангстер понял. Причем теперь уже стоило бояться не только поспешности Марго, но и отмашки самого Гвидо, доходчиво объяснившего, что заменить капитана найдется кем. Они не были правы во всем остальном, но в этом правы были.
Капитан зажмурился, когда Маргарита спустила курок. И после выдохнул - пистолет не заряжен. Разомкнув глаза, он вновь посмотрел на Гвидо и после еще некоторого молчания, когда уже понял, что от него ждут какой-то реакции, кивнул головой и равнодушно, сохранив кое-какие остатки своей гордости, произнес:
- Как скажешь. - А что он еще мог ответить? С другим ответом его отсюда не отпустят, а самоубийцей Фрэнк не был. Кроме того, у него была семья, о которых также следовало подумать. И пускай Монтанелли ничерта не смыслит ни в строительстве, ни вообще в бизнесе, но он ведь босс, а значит надо хотя бы вид делать, что ему подчиняешься. - С кем мне каждое свое решение согласовывать? С тобой? С Марго? - обернулся за спину и посмотрел на девушку, отмечая в ее руке еще один пистолет (женская сумочка поистине уникальная вещь).
Фрэнк не думал, что после такой "беседы" их отношения с Марго сильно улучшатся, но раз дон хочет... Поскорее бы уже решить все это и свалить – пойти вломить кому-нибудь из своих солдат, а лучше всем им разом. Почти месяц прошел, а про племянничка Гвидо так ничего и не выяснили!

+2

13

Оглядываюсь назад - в зале все также не спешно занимаются сервировкой столов официанты, словно не было только что всего несколько мгновений до хладнокровного убийства в небольшой вип-ложе над основным залом клуба. Словно не решались  в этой ложе вопросы крайней степени важности, а просто отдыхали втроем суетливые гости, не требующие к себе особого внимания, но и не приемлющие вмешательства в свой отдых посторонних.  Это частный конфликт, и свидетели о которых думает Гвидо, вряд ли станут по собственной воле даже голову поднимать наверх, особенно в таком клубе, как Бурлеск, в котором подобные стычки - не редкость и не исключение. Главное - что все всегда происходит тихо и цивильно, а еще из випа есть небольшой ход в подвал, чтобы на ледник сразу трупы отправлять - наследие бутлегеров.  В "Декарте", когда было время, я с интересом изучала старые чертежи здания клуба, привезенные мне Джеммой. Нет, я совершенно не собиралась вмешиваться в дела клуба, просто предпочитаю всегда иметь запасные пути отхода. Как и сейчас, когда просто смотрю на происходящее снова чуть отстранено.
В принципе, моя миссия выполнена - если только конечно, муж не захочет, чтобы я пристрелила непокорного капитана, так успешно изображающего сейчас полную покорность. Переигрывает, зараза. А кровь еще кипит, и кипеть долго будет, неудовлетворенная не пролитой кровью жертвы. Все, конечно, хорошо - и Фрэнку место указали, и Гвидо авторитет укрепил, и я вроде как на своем месте укрепилась, только не хорошо, что ценой выведения меня из себя, что грозило несколько иными проблемами.
В мою сумочку вообще много чего помещается, особенно учитывая, что в клуб я ехала из Сантаны, и взять с собой пару пистолетов в достаточно объемном тоуте, так что там не только два пистолета можно положить, но и пару катан, да и самого Фрэнка в придачу. А вот  с пистолетом не задача - я не была уверена, что взяла пустой, когда направляла его в затылок Фрэнку, и когда на курок нажимала, не знала, не осталась ли пуля в стволе. Забавная такая игра в русскую рулетку, вполне в стиле той Омбры, которую так старательно выманивал на свет Гвидо. И ведь выманил же. Чувствую подзабытую дрожь  в кончиках пальцев - она сродни возбуждению, но совершенно иного характера, она заставляет забыть даже о сексуальном желании в нужный момент, но и остановить ее практически невозможно. Страсть к смерти слишком велика в своей бесконечности. И наверное, те, кто считают Гвидо сумасшедшим, что он держит меня рядом - правы. Порой даже я сама не могу сказать, что сделаю в следующий момент.
Снова не вмешиваюсь  в разговор, но возвращаюсь за стол, с легкой полуухмылкой довольного собой человека, мысленно перебирая мгновения разговора, и смакуя как дорогое вино неудачу и унижение Фрэнка, слишком заигравшегося во власть.  Как и я. Это смешно, но я стараюсь сдерживать свою ухмылку, чтобы не отвлечь и не взбесить Гвидо - потому что Фрэнк уйдет, рано или поздно - на своих ногах или на носилках катафалка,  - а мне еще находиться рядом с мужем - а взбешенный флегматик, хуже атомной бомбы.
- С кем мне каждое свое решение согласовывать? С тобой? С Марго?
С интересом смотрю на мужа - вопрос сложный и крайне значимый в данной ситуации, и оттого, как сейчас решит Гвидо, может зависеть очень многое.

+2

14

Времена бутлегеров давно прошли, и Гвидо действительно не считал, что свидетели убийства, пусть даже в подконтрольном Семье "Бурлеске", будут столь же молчаливы, как и в те времена, вряд ли даже ледник их испугает, время сейчас другое, и на правила игры оно накладывает свой отпечаток. Да и убийство в таком месте, ещё и за пару часов до открытия, на пользу бизнесу не пойдёт - Джемма слишком много хорошего сделала для Монтанелли, чтобы так подставлять её, не говоря уже о том, что из-за громкого события в "Парадизе" убойному отделу есть, чем заняться в последнее время - очередной труп для Семьи пользы точно не принесёт сейчас. Впрочем, во времена бутлегеров даже этого представления бы наверняка не понадобилось - людей тогда затыкали куда быстрее и без лишних разговоров, и можно было запутаться уже только в подсчётах убитых. Клуб же, даже со своей стилистикой под старину, и наследиями в виде тайных ходов, работал всё-таки по принципу века двадцать первого. Нет, Гвидо до конца всё же не верил в то, что его жена реально способна разнести голову Фрэнку сейчас - во всяком случае, если он сам не одобрит и не даст команду. Хотя вот Альтиери в то, что у киллера с многолетнем стажем дрогнет рука, похоже, верил с гораздо большей охотой, и это было только на руку - пусть уж лучше считает Маргариту сумасшедшей, чем не считает вообще никем; про Омбру вообще говорят многое, но это не отменяет того, что у неё есть право говорить от имени Семьи и босса Семьи. И Фрэнк сейчас имеет удовольствие воочию наблюдать, кому эта женщина верна и чьих указаний слушается - даже сумасшедший может быть опаснее под чьим-либо контролем, и на самом деле, вполне поддаются руководству. Себе капитан волен был выбирать какого угодно советника, внутри своей команды пусть сам назначает расстановку сил, но внутри своей собственной команды Гвидо сам будет решать, кого видеть и кого не видеть.
Сформировать южную команду вообще было делом изначально не простым, хотя Гвидо и чувствовал необходимость переделить власть между западной, восточной и командой андербосса с самого начала - слишком много власти начало концентрироваться в руках нескольких людей, тогда как остальные не могли себе найти дела и свежая кровь откровенно начинала застаиваться, что однажды вполне могло бы привести к последствиям довольно масштабным - чем выше башня, тем ведь громче она и упадёт, если её подкосит. Те события, что происходили в течение прошлого года, для Семьи были благотворными, но позволили немного всколыхнуть город, в итоге дав возможность немного освободить и переделить сферы влияния. Монтанелли задумывался об этом по-разному, одно время хотел даже своему сыну дать соответствующие полномочия для того, чтобы он и его молодые друзья стали основным костяком новой команды, но эту рискованную идею решено было оставить, отчасти - по совету той же Марго; в итоге команду собрали по-другому, а повышение было решено дать именно Альтиери, хотя шансы на это у него были примерно такими же, как и у всех остальных. Ну, с дядей Сэлом, допустим, Монтанелли утрировал - тот самому Гвидо в отцы годился, и  ответственность, которую никто не отменял, на него могла бы надавить слишком сильно. С пожилыми в их бизнесе всегда стоило вести себя осторожно, поскольку никогда не знаешь, сколько им ещё осталось - пусть даже это и звучит цинично, но те, кто остаётся в деле после семидесяти, и сами это прекрасно понимают. У Маргариты, Фрэнка и даже Гвидо ещё был большой запас - хотя это не означало, что только у них одних. Были ещё все шансы на то, что силы распределятся по-другому, и вопрос того, как этого не допустить, касался не только вопроса удержания власти, но и сохранения Семьи в целом, организация не может регенерировать вечно. Победитель в междоусобной войне вполне может стать хозяином только самому себе. Именно потому тот же Монтанелли устраивать здесь тридцатые не собирался. Даже в крайнем случае, когда слова уже не помогают, лучше сначала использовать кулак, только потом уже - пистолет. От Фрэнка, ровно как и от Марго, ожидать можно было немало, но хотелось бы надеяться, что при этом в последнее время больше никто не умрёт. Так или иначе, он их обоих ценил. Иначе вёл бы дела с кем-нибудь другим. Незаменимых нет - вопрос в том, кого надо и не надо заменять.
- Сначала с Марго, потом уже оба согласуете всё со мной. Как и раньше. - что он ещё тут может решить, этот вопрос был изначально отлажен и должен был работать; даже тот, кто напал на Маргариту, даже исчезновение Винцензо не смогло нарушить такой ход дела; а вот решение Фрэнка взять в свои руки сразу всё - смогло. Иногда сложности возникают из-за совсем простых вещей, если они происходят в нужных или не нужных местах. А по поводу отношений - это дело уже второе, целоваться Марго и Фрэнка Монтанелли здесь не собирался, неприязнь - а у Альтиери она, похоже, вообще ко всем вокруг, - пусть и она существует, но только до тех пор, пока это не мешает общему делу. - Ладно, давай иди сюда. А то будешь потом говорить, что я тебя забиваю. - Гвидо встал из-за стола и подошёл к Фрэнку, протянув свою ладонь, чтобы слегка обхватить его затылок и прижать к себе в коротком объятии на прощание. Какая бы херня не происходила за этим столом - в этом не было ничего личного. Во всяком случае, со стороны Монтанелли.

+2

15

Фрэнк все же рассчитывал вернуться потом к этому вопросу, но поднять его наедине с Гвидо. Поговорить с ним серьезно, попытаться объяснить, что это нормально - доверять своим людям вести те или иные дела. Контролировать каждый их шаг уж точно было лишним, от босса требовалось лишь задать направление, да поддать ускорение, ну, и далее получать информацию о состоянии дел. А иначе, какую вообще роль должен был выполнять его капитан? Как человек многие годы занимавшийся именно бизнесом, а не разделкой трупов, Фрэнк мог много какой информацией поделиться с Монтанелли, может, даже и поучить его чему-то, но сегодня явно был не тот случай. Фрэнк совершенно не понимал, какая муха укусила в задницу Гвидо. Все это походило на какой-то дешевый спектакль - попытку самоутвердиться за счет другого. Может он вообще Марго таким образом развлекал? Демонстрировал ей, какой он крутой босс?
Попытка же заставить Фрэнка считаться с консильери вышла откровенно провальной, по той простой причине, что консильери, в понимании гангстера должен в первую очередь орудовать головой, а не пистолетом. То, что Маргарита умела спускать курок, Фрэнк итак знал. Этим нехитрым навыком обладал каждый второй, работавший на него гопник и, логично, что за особенность это Альтиери не считал. Куда больше она бы выросла в его глазах, если бы не хваталась за ствол, а попыталась спокойной поговорить. Ну, или если бы позволила это сделать мужчинам, стоя в сторонке. Впрочем, Гвидо ей сегодня не сильно уступал. Фрэнк не спорил, что боссу нужно и силу демонстрировать помимо интеллекта, но, как ему казалось, повод для этой демонстрации Монтанелли высосал из пальца.
Согласовывать все с ним. Как и раньше.
Гвидо вероятно не учитывал, что к самой стройке они фактически приступали вот только сейчас. И если Фрэнк начнет бегать к нему по каждому вопросу - тот сам уже через пару недель взвоет. На его месте Альтиери бы такого управленца, который сам не в состоянии ничего решить, взашей бы выгнал. Но это наверно от отсутствия опыта Монтанелли полагал, что сумеет все лично (или на пару с Марго) контролировать. Даже Фрэнк, что бы там они себе не вообразили, не собирался решать всё за всех. Он сам по многим вопросам консультировался и часто доверял принимать те или иные решения специалистам. Другой вопрос в том, что именно Марго он доверять не хотел. Да и юрист, по его мнению, должен был обладать безупречной репутацией, чем миссис ди Верди-Монтанелли совсем не обладала. На взгляд Фрэнка, это было логичным поводом для отказа работать с ней. А вот почему ему не доверяли, но при этом позволяли стоять у... то есть рядом (для красоты?) с рулем, понятно не было.
Альтиери пожал плечами, не желая дальше спорить. Сейчас это можно было расценивать как то, что он смирился, с чем именно не понял сам - наверно с неминуемостью встреч с Марго у себя в кабинете - но покорность все же изобразил. Возможно, перестарался даже, раз Гвидо, то ли сжалившись, то ли раскаявшись, подошел обнять своего капитана. Для американцев эта сицилийская традиция обниматься и целоваться при встречах и прощаниях казалась дикостью, а для Фрэнка это было нормальным, конечно, в обществе это не практиковалось, но в своем кругу - вовсю.
Попытка помириться на капитана возымела не сильный эффект. О том, что его два раза ударили и заставили сидеть с приставленным к затылку пистолетом, забудет он не скоро. Отстраняться от Монтанелли, несмотря на это, Фрэнк не стал, но в то же время и никаких движений навстречу не предпринял. Только хмыкнул в ответ на последнюю фразу, даже не расценив ее как шутку. Вряд ли Фрэнк подобное скажет, и Гвидо это знал. Он вообще предпочтет никому и никогда об этом не рассказывать. Гвидо наверняка тоже будет молчать. А вот Марго неизвестно. Он надеялся, ей хватит ума даже при нем не вспоминать об этом вечере, а то каким бы умником Фрэнк себя не считал, на эмоциях он также был весьма опасен.
Когда Гвидо отпустил его голову, капитан, не вставая со стула, достал из кармана пачку сигарет и поднял взгляд на Марго, ожидая, что та последует за мужем, однако, глядя на ее выражение лица и отмечая, что пауза затягивается, понял, что это не Монтанелли собирались уходить, это именно его, можно сказать выпроваживали. Понимающе кивнув и ухмыльнувшись, Фрэнк поднялся и не прощаясь направился в сторону выхода.

Отредактировано Frank Altieri (2014-03-07 06:28:29)

+2

16

Верна и слушается? Кажется Гвидо слишком много принимает всерьез. То, что он мой муж, и отец моего сына, еще не означает, что  в нужный момент я не поверну свои возможности против него самого. не стану как полгода назад планировать возможности его смещения, и возможность самостоятельно возглавить Семью? Любовь любовью - но война по расписанию. Иначе быть  и не может, из меня воспитали оружие, и даже легкий слой человеческих чувств, порой, обнажает стальную начинку, слишком стойкую к проявлению коррозий.  Но пока все в рамках, не стоит демонстрировать возможное изменение программы. Снова откидываюсь на перила, ограждающие вип-номер, наблюдая за дивной сценой - "прощание и прощение от Дона Монтанелли. Эксклюзивная версия для Фрэнка Атильери." Едва удерживаюсь, что бы не фыркнуть на эту демонстрационную сцену примирения, когда обе стороны с удовольствием бы сомкнули руки на шее того, кого так старательно и тепло обнимает.  Все это настолько фальшиво и неискренне, что мне хочется отвернуться и не смотреть на это. коротко киваю Фрэнку, когда он выжидательно смотрит на меня - нет, прощаться с ним также как сделал это Гвидо я не буду.  Это совершенно не соответствует действительности - только что держала пистолет у его затылка, а теперь буду его обнимать? Ничего, переживет без обнимашек. У него супруга для проявления нежности есть, и двое детей. А у меня - муж и сын. Вроде бы...
- Он не забудет сегодняшнего разговора. - флегматично прячу оба пистолета, когда за Фрэнком закрывается дверь - беретту без патронов в сумку, глок - как и положено, в кобуру под платьем. Женская одежда, как и женская сумка обладает пятым измерением, и спрятать там можно ох как много.  И дамский пистолет вполне помещается. У Гвидо даже есть приятный опыт извлечения моего оружия именно из этой кобуры. Чуть щурюсь, как довольная кошка, и позволяю себе, наконец, сесть, вытянув длинные ноги и касаясь слегка ног мужа. Пожалуй, стоило бы снять напряжение встречи уже проверенным в том же Бурлеске методом, но Гвидо вряд ли снова на такое сподобиться - он и то помутнение слишком часто вспоминает, и кажется даже гордиться тем, что сумел сломать в себе частично стереотипы собственные, точнее погнуть слегка.
- Он вполне способен на саботаж, и не факт, что то, что будет поступать от Фрэнни, будет истинным. Ты не хочешь поставить за ним контроль?  - Обжигаюсь его взглядом и недовольно морщусь. Хочется выпить... хотя бы воды. - Не смотри на меня так, я не о себе говорю. Мне и без Фрэнни хватает дел.

+2

17

Вот именно - к стройке они приступили только сейчас, а проблем себе нашли уже столько, что ими впору цемент замешивать, или грузовики Фрэнка заправлять; но что характерно - от Фрэнка их не поступало до тех пор, пока стройка и не началась, потасовка из-за Энзо - не в счёт, то, кто там что вкладывал, находилось под ответственностью Маргариты, а не него, делом Альтиери было то, что связано непосредственно с самим процессом - доставка нужных материалов, контроль за строительством, и за кадрами, что с этим связаны - в этом он понимал, и для этого и был нужен; Гвидо не так мало понимал в бизнесе, как ему казалось, он в течение двадцати лет зарабатывал засчёт профсоюза мясников - и даже с Фрэнком на эту тему сотрудничал неплохо, когда для этого необходимы были грузовики с рефрижератором или что-нибудь ещё в таком духе. И если бы дело касалось мяса, как касалось бы стройки, Монтанелли занимался бы этим и сам - тут, в сфере строительства, же у него не было ни полномочий, ни опыта, и он просил Альтиери не о том, чтобы он спрашивался перед ним и Маргаритой о каждом мешке цемента, который хочет пустить в дело, а только ставить в известность о том, что всех касалось, о чём-то важном - это, что ли, было так сложно? Гвидо выступал здесь даже не в качестве управленца, доли у него официальной не было, она копилась с дохода чёрного, и отвечал он, как босс, больше за незаконную часть махинаций, чем за законную, связывая воедино всех - Фрэнка, который командовал стройкой, Маргариту, занимавшуюся юридической частью дел, Фредерика, занятого финансовой частью, Агатой и Куинтоном, делавших так, чтобы площадку не захватили эти латиносы или туда не сунулся кто-нибудь ещё, кроме Торелли. Вот в этом всё и дело - а не в доверии. Тут ему доверяли ровно столько, сколько было необходимо его способностям. Не доверяй Гвидо Альтиери - и стройкой бы занимался кто-то ещё, да и на месте капо сидел бы другой человек. Все рулили понемногу - дон выступал скорее в роли моста, на котором держались (должны были, во всяком случае) все четыре колеса.
Монтанелли остался стоять, опираясь на перила вип-зоны, занимая почти то же самое место, где находилась Маргарита пару минут назад, но не за его спиной, а позволяя капо его видеть. В целом - всё правильно, и об этом разговоре не стоило знать никому (иначе с чего бы ему вообще назначать встречу - Монтанелли мог бы прийти и отчитать его прямо при его же солдатах, он же этого не сделал); он планировал поставить Фрэнка на место, а не унизить, демонстрировать же Марго он ничего не собирался - вот спровоцировать её на то, чтобы она утвердила свой статус, напомнила о нём, это в его замысле было. За подобный отказ ей стоило вообще набить морду Альтиери самой; не в его доме и не на глазах у родных, может быть, но где-нибудь в более тихом и уютном месте. В том, что она была способна начистить физиономию мужику, который в два раза больше неё самой, Гвидо как раз не сомневался - он-то знал, какая Маргарита на самом деле сильная, и её боевые навыки вполне представлял. Он же спал с ней, в конце концов - он знал, на что способно тело жены.
- Не забудет. - столь же спокойно соглашается Монтанелли, задумчиво глядя вслед ушедшему, скрестив руки на груди, и переводит взгляд на Маргариту, убирающую свои пистолеты по местам. Трудно забыть то ощущение, когда дуло прислоняется к затылку, особенно - когда курок спускается, пусть даже вхолостую - подспудно ты ещё долго будешь ожидать выстрела вслед за этим, пока не свыкнешься с этим ожиданием; Гвидо не был на месте Фрэнка в подобном сценарии, но был на месте Маргариты, когда ему пришлось провести сеанс под названием "mock execution" по отношению к Санчес, совершившей просчёт. Омбра тогда ещё не вернулась - а рассказывать об этом ей он не хотел, о таком вообще не принято говорить.
- Способен, но провоцировать его не станет. Он сейчас не в том положении - никто его не поддержит. - с Энзо он в контрах, с Маргаритой - тоже, а кроме как от них двоих переворота Монтанелли не мог ждать ни от кого больше; к тому же - Энзо сейчас уж точно с ним не скооперируется. И Альтиери сейчас как раз проще надавить на людей по поводу его поиска, или попытаться вернуть себе расположение каким-то иным способом, нежели составлять конкуренцию ещё и Гвидо. Хотя в принципе, дело не в расположении - Монтанелли тоже осознаёт, насколько Фрэнк для Семьи полезен, и если бы Марго выбрала бы заряженный ствол - были бы последствия...
- Да я уже поставил. Ты и есть этот контроль.
- самодовольно усмехнулся Монтанелли в ответ. В этом всё и дело, в контроле. Фрэнк попытался заблокировать возможность себя контролировать, чем в первую очередь и вызывал недоверие к себе - выходило, что у него есть, что скрывать? Гвидо просто расставил всё по местам. Своих людей нельзя не контролировать. Фрэнк это тоже понимал - потому и стал главной своей команды. - Он - Фрэнки. Фрэнки, а не Фрэнни. - жёстко поправил он Марго. Что теперь - если он не давал Альтиери возможности оскорбить свою жену, то должен ей позволить коверкать его имя, не уважать того, кто ради Семьи вкалывал двадцать лет? С ней ещё за Джоуи не полностью расчитались... А Фрэнку только повод дай, особенно теперь. А давать возможности - это занятие как раз Гвидо...

Отредактировано Guido Montanelli (2014-03-09 14:47:32)

+1

18

- Из меня далеко не лучший контроль. Надо мной он порой нужен не меньше, чем над Фрэнни... прости, Фрэнком. - Исправляюсь с полуухмылкой - надо же, у моего мужа есть очаровательная черта - придираться к деталям, но не видеть проблему в глобальном масштабе, при этом считая, что все это видят также. Успешно придираясь к исковерканным именам, одежде и статусам, он порой забывает о том, как мало значения играют такие детали в общем плане игры, которую мы ведем уже много лет. Впрочем, не мне его учить, как и не мне его судить - у каждого из нас свой стиль, и может именно поэтому он - глава Семьи, а я - консильери, которого не слишком рады видеть в этой Семье. Вот только у меня остается всегда Италия в качестве путей отхода - у мужа же нет ничего, кроме того, что он имеет сейчас, и пытается разбазарить или потерять совсем "нечаянно". Он ведь не думает, что я буду с ним, как капитан со своим тонущим судном до последнего? И да - его жена и его консильери - эгоистичная сволочь.
- Он постарается все равно отомстить. Не тот человек, что бы спокойно проглотить обиду от старика и бабы. - Ухмыляюсь, глядя на него. Я еще с Фрэнком за Вицци не рассчиталась, так что нам обоим есть что друг другу предъявить - тем более, что  в декабре братья были официально представлены Гвидо и получили статус соучастников. А еще я не слишком люблю, когда моим верных псов пытаются отравить.  Не любо это - стравливать людей внутри семьи, но и не мне решать - политика куда более сильная сторона мужа, нежели моя. Я привыкла играть напролом.
- Ему нужен иной контролер, такой что бы он с ним считался. А я, даже если бы взяла заряженный пистолет, для него останусь глупой бабой. Он свою жену больше уважает, чем меня. - Чуть склоняю голову к плечу, слегка улыбаясь. - Впрочем, к тебе он особого уважения не испытывает, и вряд ли терпеливо будет изображать из себя покорного игрока.   - Встаю, подходя вплотную к мужу, касаюсь его волос рукой, и глядя в глаза. - Да и я не лучший игрок, похоже. Раз нужно меня провоцировать на поступки...

+1

19

Может, за последний год об этом все уже и забыли, но раньше профессия Гвидо как раз и была в том, чтобы придираться к деталям; глобальный масштаб для него был отдельно взятый труп, а мелочью, которая была способна всё испортить - капля крови, кусочек кожи, пучок волос или даже отпечаток пальца. Впрочем, и в мире Коза Ностры всё строится на этих мелочах - оскорбление, даже молчаливый косой взгляд, иногда даже просто одна навязчивая мысль в чьей-либо голове в итоге могут привести к кровопролитию, масштаб которого тяжело предсказать - а вражда между Фрэнком и Энзо тоже ведь началась с мелочи... и пока ещё всё это было лишь представлением - назначенные встречи, фальшивые казни, пара ударов по лицу; а вот если бы он услышал, как Маргарита коверкает его имя - уж наверняка придумал бы что-нибудь в ответ. Открыто проявить неуважение - вот и мелочь, способная развязать войну в будущем, открыто оступиться - повод для каждого напомнить тебе о любой мелочи. В их сфере всё так и происходит. В глобальном масштабе проблемы возникают как раз потому, что все перестали обращать внимание на мелочи. А ведь детали - именно то, из чего и состоит план любой игры или дела.
- Над тобой есть мой контроль. Этого достаточно. - хотя бы пока у Гвидо остаются причины ей доверять. С чего бы вообще ей так захотелось выслушать урок на тему того, как устроена иерархия Семьи - она и сама прекрасно знала, как обстоят дела, и перед кем должен отчитываться консильери. Хотя если однажды она отчитываться перед ним перестанет, и ей потребуются пути отхода от собственного мужа, Италия для неё явно станет последним местом, где можно было бы укрыться - тех, кто предал своего босса, едва ли будут уважать на родине Коза Ностра, и скорее всего - Маргариту выдадут те же Семьи, с которыми она работала в течение пятнадцати лет своего проживания в Риме. Она может спрятаться во Франции, или где-нибудь в Южной Америке, в Китае, но уж точно долго не продержится там, где всё ещё билось сердце итальянской Мафии и многие влиятельные Семьи Америки, включая и Торелли, тоже имели немалый авторитет и огласку - иначе с чего бы Омбру вообще отправили бы именно в Рим? А капитаном этого судна был Гвидо - он и должен бы уходить с него последним, точнее, вместе с ним. И если корабль начнёт тонуть - так или иначе Монтанелли будет мёртв, как и Маргарита тоже. Потому-то и нечего его раскачивать без особой на то причины... все они плывут в одной лодке.
- Ты не просто баба, а советник организации. Да и я не такой уж и старик.
- уже и собственная жена записала в старики, хотя в Семье всё ещё есть люди и гораздо старше, чем Гвидо, и некоторые из них всё ещё обладают неплохой хваткой. Старость вообще ещё не показатель - к каждому она приходит по-разному. Монтанелли, даже являясь старшим среди нынешней верхушки Семьи, стариком себя не чувствовал. - Будем надеяться, что к тому моменту, когда у него будет достаточно сил для мести, у него уже не останется на это злобы. - ответил Гвидо. Подготовка к подобной мести - дело кропотливое, занимает много времени, и Фрэнк прекрасно знает, что к тому моменту, как он закончит готовиться - уже много воды утечёт, хотя это он наверняка понимает и сам; сейчас же у него вообще полно других забот, помимо того, чтобы собирать под своей эгидой недовольных правлением супругов Монтанелли. А против братьев Вицци Альтиери имеет ещё несколько очков наперёд - пусть они и представлены Гвидо, но он всё ещё находится на две ступени выше, чем они.
- А с чего бы ему уважать нас больше, чем свою жену? Мы с ним не спим, детей ему не рожаем и есть не готовим.
- удивлённо усмехнулся Монтанелли. Фрэнк присягал в верности не им двоим, а дону Фьёрделиси, как и Маргарита, и Гвидо когда-то, хотя и его он не обязан ублажать, как свою супругу, все эти высказывания про верность и рожающих жён в большей степени рассчитаны на то, чтобы запугать окружающих - по логике, какой босс будет требовать явиться в своё распоряжение солдата, у которого жена рожает? И как в таком состоянии он должен будет выполнить поставленную перед ним задачу? Гвидо не требовал преклонения перед собой. Он не был настолько стар и настолько тщеславен, чтобы каждый раз испытывать оргазм от того, что кто-то целует его перстень или задницу... - Да и зачем вообще нужен контролёр, который заведомо будет с кем-то считаться? В этом случае он чистого партнёра получит, а не контролёра. - ещё вопрос, что для Фрэнка станет более унизительно - Маргарита в качестве партнёра или в качестве того, перед кем ему придётся отчитываться. Но сам смысл контроля терялся в том виде, в котором предлагала Марго - и Альтиери получал в этом случае скорее союзника, которого можно было бы использовать как раз против них же с Гвидо. Продолжая легко облокачиваться о перила, он мягко обнимает жену за талию, заставляя шагнуть к себе навстречу, отвечая на её взгляд. - Мы тут не в игры играем... - он мягко касается её губ своими. Было бы это игрой - любая мелочь могла спровоцировать просто поражение, у них же всё гораздо серьёзнее...

+1

20

Порой, ночью гораздо легче увидеть тень, чем днем, остановится, присмотревшись, и во мраке разглядеть темный силуэт, все еще застывший за тобой, и не дающий и минуты свободы, растворяющийся и не признающий ничьей власти, кроме своей собственной.  И невозможно совершенно с ней бороться, потому что легче собаке поймать себя саму за хвост, чем человеку - сватить свою тень. И даже если она не своя,  это слишком тяжело и практически невыполнимо.  Как и понять почему Тень все еще остается с тобой, а не выбрала свободный, открытый путь туда, куда ее ведет собственный разум.
- О да, твой контроль. - Ухмыляюсь, забавляясь и валяя немного дурака. Ну да, контроль Дона над консильери, но не контроль мужа над женой. Для этого Гвидо немного не хватает  твердости, а может просто слишком хорошо помнит как боялись меня все, кто знал о Тени? Не знаю, но и проверять мужа на прочность пока не стану - слишком много я уже сделала ,что бы если не сломать его, то погнуть уж точно. Я знаю, что он доверяет мне, и порой - совершенно зря, но это не повод для того, что бы открывать ему глаза на это. В конце-концов, он мой старый друг, кроме того, что муж, любовник и отец Адольфо.  Слишком много званий для одного человека, впрочем, он его заслужил, хотя бы тем, что терпит меня. Другой бы уже давно избавился от столь своевольного консильери, но с другой стороны - кто бы еще так спокойно подставился бы под ненависть Фрэнка, приставив ему к затылку пистолет?
- Ты прекрасно знаешь, что  я утрирую. Впрочем, для таких как Фрэнк - ты старик, зажившийся на свете, и занимающий место у власти. А я - баба, прорвавшаяся к этой самой власти через постель. - Едва снова не говорю про "насосала", но явно не желаю получить по губам от мужа, посему просто оставляю это слово как подразумевающееся.  - И этого не изменит даже пистолет у его затылка. Даже усугубит.
Прижимаюсь к мужу, всем телом чувствуя его тепло. Все же с платьем я погорячилась - в нем даже в клубе достаточно прохладно, и кожа сейчас как у лягушки - холодная и не слишком приятная на ощупь. Во всяком случае мне так кажется.
- Мне надо кого-то убить... - Шепчу в целующие меня губы, отвечая на поцелуй с какой-то ленцой. Нет, мой милый, мы играем в игры - очень серьезные и жестокие игры, которые начали до нас, и заканчивать их не нам, главное, что бы эти игры не сожрали нас самих, а пришли к достойному промежуточному финалу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Тень постучалась в дверь - 2 ‡...и дверь постучалась в ответ