Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » love is war


love is war

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s8.uploads.ru/Wc2Jj.png
You were once a friend to me
Now you are my enemy
Passion turns to hate and you make
Hate worth fighting for

Участники:
Sebastian Romero & Michael Ross
Место:
Квартира Михаэля в центре города.
Погодные условия:
Пасмурно и дождливо.
О флештайме:
Незадолго до окончания работы, Себастьян решает попросить свое маленькое недоразумение забрать после тяжелого рабочего дня, ибо машина Себастьяна оказалась, к сожалению, в ремонте. Михаэль не может отказать человеку, для которого бьется его сердце. Однако умудряется за два часа кое-как забыть, что должен заехать за Себастьяном и привезти домой. Росс тем временем мирно устроился перед ноутбуком, общаясь с кем-то по скайпу и иногда отвечая обезумевшим фанаткам, пока Ромеро ждал своего возлюбленного на улице, ровно до тех пор, пока не начался сильный ливень. Проклиная все, на чем свет стоит, Себастьян пешком добирается до квартиры Мика, когда его терпение лопнуло окончательно. И что же он видит? Возлюбленный спокойно сидит, жуя попкорн и громко смеясь. Так больше нельзя продолжаться, ибо Микеле переходит абсолютно все границы, да и Себастьяну надоело, что вольнодумец не воспринимает их отношения всерьез или просто не хочет этого показывать. Ромеро осознает для себя, что их отношения - не более чем постель, и пытается вдолбить это Михаэлю, отрывая от столь важного дела, как просиживание задницы на фейсбуке. Теперь Ромеро будет строить новую жизнь с той, которая так любезно приносит ему кофе изо дня. Но уже без Микеле.

I will re-write history
And you will not exist to me
On the day you crossed the line
I found out love is war

+1

2

...there is hope to guide me.
I will survive.
Living in a world without you.


Порой совершенно невозможно понять,  где заканчивается та грань терпения. после которой нет точки возврата; та граница, после которой можно смело сжигать все мосты за собой. У каждого своя "чаша терпения",  последняя капля которой вызывает цунами из накопленных обид и огорчений. Недомолвки, обиды и претензии могут сколь угодно долго копиться внутри, нарывая словно гнойный фурункул на теле, однако сколько веревочке не виться - все равно конец этому придет , и наступит тот момент, когда все вырвется наружу, и порой последствия окажутся весьма непредсказуемыми.
В тот день, когда терпение у Баста лопнуло как мыльный пузырь, и он решил, что с него хватит, ничего не  указывало на  то, что еще через несколько часов в корне изменится его жизнь, которая вроде как стала стабильной за эти семь месяцев прожитых в Сакраменто. Всего несколько часов разделяло от черты, за которой наступит практически новая жизнь, жизнь с чистого листа. Себастьян, конечно не предполагал такой расклад событий, когда отправлялся на свою работу к двум часам дня, по своему обыкновению. Наверное звезды как-то неправильно сошлись  сегодня на небосклоне, раз начальство буквально рвало и метало на радиостанции.
-Ромеро, почему до сих пор не в эфире? - а до начала оставалось буквально десять минут, не скажешь же  шефу об этом, тем более когда в  хорошем настроении ему нельзя было особо перечить, а тут над ним буквально сгустились грозовые тучи.
-Сейчас буду, шеф, - покорно согласился  Себ, который не хотел сейчас вступать в спор с и без того разозленным директором станции. Какая муха его укусила?
-Да это все проверки, не обращай внимания Баст, он два раза в год такой обязательно, - Мэри, миловидная блондинка, которая работала уже здесь около трех лет поймала недоуменный взгляд Себастьяна, ответив на его немой вопрос. - привыкай, если хочешь тут задержаться. Кстати, если ты думал уйти сегодня пораньше, то забудь об этом. Будем сидеть до конца, пока комиссия отсюда не уедет. Кстати, кофе не хочешь?
-Нет, спасибо, у меня сейчас эфир, - тяжело вздохнул, а ведь он планировал сегодня уйти пораньше, чтобы провести больше времени со своей второй половиной, с которой и так все реже и реже виделись. Если бы не проживание в одной квартире, то невозможно даже сказать когда бы они вообще виделись. А так только утром  и вечером, когда уже безвозвратно тянуло в царство Морфея. Себастьян скорчил кислую мину, прежде чем начать эфир...
На часах было уже полвина одиннадцатого, когда он наконец все закончилось. Мало того, что пришлось сидеть до победного конца, таки выслушивать нотации от недовольного шефа, хотя комиссия вроде не выявила особых нарушений. Как же он хотел в тот момент оказаться дома, со своим любимым человеком, а не слушать разглагольствования о том, почему мисс Фитцпатрик не стоит так много курить, потому что ее голос уже похож на скрип не смазанной двери. В общем то это можно было разобрать и с утра, "на летучке",  а не сейчас, когда время неумолимо подбирается на часах к отметке  одиннадцать. Видать, Джеральд, а так звали шефа Себастьяна, посчитал, что у его работников не может быть личной жизни  и других интересов как таковых. кроме интересов радиостанции.
-Эй, Баст подвезти? - все та же Мэри, которая постоянно предлагает ему кофе, и кажется, даже неровно дышит к испанцу,  но это всего лишь домыслы самого Себастьяна. Потому что атмосфера на работе действительно семейная, а Джеральд напоминает чем-то строго, но справедливого отца, который нет-нет да вставит по первое число  своим работникам, которых по сути держал за своих детей.
-Да нет, спасибо, Мэри, меня заберут, - вежливо отказался от предложенной помощи, ведь пару часов назад он звонил Микеле, что бы тот забрал его с работы. Так то у Себа были собственные  "колеса", на которых он ездил по городу, но вот пару дней назад машина заглохла прямо посредине дороги и он чуть не опоздал из-за этого на работу. Пришлось вызывать эвакуатор, долго спорить с этими мексиканцами - растяпами, которые сразу не могли найти место, где машина застряла. Хорошо,  что родной язык помог в этом,  потому что эти недоразумения  на ломанном английском не могли и двух слов связать. В общем в итоге Себастьян остался без средства передвижения и целиком зависел сейчас от  Микеле. Ладно еще добраться днем на автобусе, ему не трудно, а вот как сейчас? Когда последний автобус ушел с пол часа назад.
-Ну где же он?! - в голове крутился только этот вопрос, потому что стало заметно холодней, а Себастьян был в довольно тонкой крутке, он не предполагал ожидать так долго, стоя у закрытого офиса радиостанции. Ведь все уже давно ушли, свет потушен и офис поставлен на сигнализацию. Назад уж точно не вернешься. Замерзшими пальцами он тыкает в экран смартфона, пытаясь дозвониться Россу. Лишь в ответ длинные гудки. Да где он, твою мать?!
Гнев закипает, нарастая как снежный ком. Прошло ведь не десять, не двадцать, а сорок минут с тех пор, как Баст вышел на улицу. ожидая что его заберут. Неужто забыл? А может реально какие-то дела? А ведь Мик обещал его забрать, сказал, что никаких планов и неотложных дел у него не планировалось. В конце концов  он мог бы позвонить и предупредить, и его подбросил бы кто-то из коллег. И он сейчас бы не стоял и не мерз, под дверями офиса.
Телефон все издавал длинные, размеренные гудки пока сигнал отбоя не обрывал их.
-Diablo! - закинув телефон в задний карман джинс, Баст решил, что смысла нет ждать с моря погоды и пойти домой пешком, хорошо хоть до квартиры Микеле было всего три квартала. Правда эта идея совсем не прельщала, но что поделать?  Стоять уже тут, напоминая статую адмирала Нельсона смысла не было...
И...как по закону подлости, по закону Мерфи, как угодно можно назвать, после того как Баст уже прошел половину пути, начался сильный ливень. Точнее мелкий дождик накрапывал пока он стоял возле радиостанции, но это было не  так ощутимо и заметно, постепенно дождь стал усиливаться, превращаясь  во вполне приличный такой февральский дождь. Холодный, проникающий за шиворот.
Себ ускорил шаг, однако и пятнадцать минут хватило, что бы промокнуть насквозь. Ведь  куртка его точно была не готова к таким водным испытаниям, от того скрипач дрожал всем телом, когда пытался вставить ключ в замочную скважину. Даже с первой попытки не сразу удалось это сделать.
Он убьет его, придушит, лишь увидит эту ветреную итальянскую физиономию! Какие у него  там еще у него дела возникли раз он так наплевал на Себа?!
С Себастьяна ручьями течет вода, когда он оказывается в домашнем тепле. Отросшие за время пребывания в Сакраменто волосы неприятно прилипли ко лбу, и с них тоже стекала вода. Скинув  промокшую куртку на тумбу, скрипач прошел в гостиную и...
Да... И увидел возлюбленного, мило щебетавшего с какой-то особой женского пола, которая с кокетливыми интонациями в голосе флиртовала с его же парнем!  Это ж надо! Ромеро даже на секунду потерял дар речи от такого наглости! Во-первых он как дурак прождал его надеясь, что Микеле заберет с работы, вместо этого он даже задницу свою с дивана не оторвал, а просиживал все это время на теплом диване, в то время когда Себ мок под дождем. Он ему еще простил, если бы реально были какие-то дела. непредвиденные скажем,  у всех случается авралы. Но это уже сверх наглости! Во-вторых Мик еще и заигрывал с какой-то бабой, совсем не думая где может быть в такое позднее время Себастьян. Даже ничего не дрогнуло внутри у благоверного,  совершенно ничего! А это было очень обидно и досадно. Как будто он для него пустое место, просто  человек, с которым удобно спать.
Вот она грань, вот она граница того, когда всему имеет предел и конец. Ромеро даже побелел от злости, а глаза почернели от ярости. Испанская кровь забурлила в нем, срывая последние крохи воспитания и интеллигентности, привитые  и вдолбленные еще с детства. Терпение лопается и ему уже плевать, что будет дальше.  Он резко захлопывает крышку  ноутбука, буквально выплевывая на испанском:
- Oh, sucio bastardo!!!  Más que me paso a buscar coquetear con... con...* - он не может подобрать слова на английском, все фразы путаются в голове, невозможно разобрать некоторые слова из-за резко проявившегося  акцента, - Ты меня достал Микеле! Достал! Estoy harto de tu actitud hacia mí!** Ну как так можно, dime?!*** Я устал от этого, entender?!**** Ты думаешь только о себе, никого не замечая, даже положиться на тебя невозможно! Qué está pasando en tu cabeza?!  В общем, я устал от всего этого, наши отношения это всего лишь juego y la ilusión!****В общем  раз так, я больше не хочу это продолжать. Final! Трахай дальше своих подружек, флиртуй со своими  мальчиками, делай что хочешь,  но без меня. Estoy harto!*****

*Ах ты грязный ублюдок. Вместого того чтобы заехать за мной ты флиртуешь с...с...
**Меня достало твое отношение ко мне...
***скажи мне...
****понимаешь?!
****что творится в твоей голове?! игра и иллюзия
*****  я сыт по горло

Отредактировано Sebastian Romero (2014-03-01 00:51:13)

+1

3

Пейзаж медленно менялся за окном день изо дня, нагоняя какое-то непонятное чувство скуки и уныния. Почему-то целую неделю Мик просидел на диване и в интернете. Нет, не то, чтобы музыканту нечем заняться, просто он впал в какой-то непонятное ему одному чувство безысходности. И только окружающие не замечали за ним каких-либо перемен, утверждая, что Росс продолжает все также лениться, строя из себя чрезмерно зазнавшуюся звездочку. Несомненно, жизнь в богатстве и роскоши рано или поздно обязательно выпустила бы свои когти на итальянца, делая из него не простого шестнадцатилетнего мальчика бунтаря, который сбегал из дома через окно, подводил глаза и курил траву, играя под окнами любимой на гитаре свои душераздирающие песни. А ведь еще тогда он уже подавал признаки юного таланта, которого никто не замечал, даже родной отец, продолжавший менять жен как перчатки.
Прошло уже около восьми лет, и теперь, наверное, даже родной отец не сможет узнать собственного сына. Нет, внешне Михаэль никак не изменился, лишь вытянулся немного и краситься ярче стал. А вот привычки его поменялись кардинально. Точнее они склонились в более худшую сторону, чем было раньше. Он стал слишком невнимательным к окружающим и чрезмерно эгоистичным. К тому же, того стремления к своей цели уже нет, а осталась лишь только яркая звезда славы, идущая под ручку с миловыдным личиком и популярным статусом в мире шоу-бизнеса. Его же рвут на клочья все модельные агентства, фанатки, слыша тонкий голосок, льющийся в какой-либо пошловатой песенке на итальянском или английском, - теряли голову и были вот-вот готовы вырвать из корней волосы и излить перед музыкантом все свои слезы, лишь бы он выбрал какую-нибудь из этих дурочек. И лишь немногие знали, что Росс давным-давно сделал выбор и отнюдь не в пользу обычной фанатки, мечтающей стать популярной девушкой какого-нибудь рок-музыканта.
Выбор Микеле пал на одного итальянца, которого он пару месяцев назад умудрился случайно сбить ночью будучи не совсем трезвым. Молитвы его были услышаны и Себастьян, а именно так звали человека, для которого билось и будет биться сердце Мика, выжил и стал проявлять какой-то интерес к певцу. А ведь Ромеро даже и не догадывался, что Микеле на самом деле знаменитость и что, вероятно, начнет просить Себастьяна не рассказывать о данном происшествие, иначе этот нюанс мог бы стать сильным пятном на его весьма успешной репутации, которую Микеле получил уж слишком быстро. Многие восходящие звезды, так или иначе, никогда не задумываются над тем, что могут в один момент также быстро потерять свою славу, как получили. Наверное, Михаэль входит в то число единиц, которые действительно думают о своей карьере и о ее продвижении. Даже несмотря на то, как сильно шоу-бизнес изменил Росса, тот по прежнему старался не терять упущенного, принимая различные приглашения для съемок в журнале и записывая новые хиты, мигом разлетавшиеся не только по Сакраменто, но и по все Америке и Европе.
На улице начинало постепенно темнеть, когда в его квартире играла пластинка «Scorpions», а сам парень, стоя у плиты, готовил себе ужин, будучи уверенным, что Себастьян сегодня вернется слишком поздно и тут же завалиться спать, согревая прохладную левую сторону своим телом. Почему-то в последние пару недель дни становились такими одинокими и напряженными… Потому что рядом не было любимого человека, которого можно было бы обнять с утра, поцеловать и сказать «люблю». Но сегодняшнее утро, как и вчерашнее, как и позавчерашнее и так далее, Микеле резко открывал глаза, видя перед собой темного оттенка потолок, протягивал руку влево, в то время как по всему телу его прошелся ощутимый холодок, когда он не почувствовал рядом ничего. Абсолютно ничего. Лишь прохладная простыня, повествующая о том, что Себастьян давно ушел. И так продолжалось день изо дня. Микеле уже даже не надеялся застать Ромеро не только в сонном положении, но и иметь с ним хоть какой-нибудь диалог, чтобы чувства его не охладевали, и он не мучил себя сомнениями о том, что Ромеро может его не любить так сильно и по настоящему, как Мик любит его.
Пока Михаэль подпевал под одну из своих любимых песен «Scorpions», то телефон перебил его, буквально разрываясь от звонка. На экране айфона высвечивалось любимое имя, заставившее губы Росса искривиться к улыбке. С радостными воплями, словно маленький ребенок, Мик ответил на звонок, когда весьма серьезный, можно даже сказать стальной голос Себастьяна перебил его и попросил забрать примерно часа через два. Микеле не мог отказать свою возлюбленному, но не успел ничего сказать, как звонок оборвался, а музыкант лишь томно вздохнул, выключив музыку и включив вместо этого радио, где с минуты на минуту должен был начаться эфир Себастьяна.
Приятный, но такой одинокий вечер, который не могли даже скрасить письма обезумленных фанатов и внезапный звонок в скайпе от одной модели, которая тоже работала в «Prestige», где Михаэль являлся главным лицом. Откусывая хрустящий сухарик, заменявший Россу весьма калорийный хлеб, он мигом нажал на кнопку ответа и тут понеслось. Им всегда было о чем поговорить, ибо с первого же дня работы они нашли друг с другом общий язык. Нет, не тот язык, о котором все чаще всего задумываются. Всего лишь на всего у них было много совместных интересов, любимых фильмов и прочего, о чем можно завязать неплохую беседу. К тому же им нравилось перемывать косточки остальному персоналу, а иногда Мик мог позволить себе приехать к Софии домой и пожаловаться на то, что уже вот какой день_ночь не может нормально побыть с Себастьяном. Иногда полезно выговориться, но только не в то время, когда любимый начинает подозревать тебя в измене. Возможно, Михаэль сам во всем этом виноват, когда не понимая того, начинает невольно флиртовать со всеми не только новыми, но и старыми знакомыми. Вот только что он может поделать, если измениться уже стало практически невыносимо, а бесконечные потоки ревности Себастьяна буквально выбивают Росса из колеи. Смысл ревность, если Ромеро и без того прекрасно должен знать, что Микеле однолюб, он не посмеет когда-либо ему изменить, даже в порыве агрессии и сильной обиды. Он слишком полюбил Себастьяна за эти несколько месяцев их отношений. Возможно, это еще не любовь, а простая влюбленность. Но она была слишком сильной, тянула Росса к Себу, а он охотно поддавался этим чувствам и в любую секунду был готов перейти на высшую стадию их отношений.
Тем временем стрелки часов начинали потихоньку приближаться к отметке двенадцать, а Михаэль уже хрумкая свежий попкорн, продолжал все также задорно смеяться со своей коллегой. Он напрочь забыл о времени, напрочь забыл о том, что обещался приехать за Себастьяном после работы и забрать домой, ибо погода сейчас любит радовать жителей Сакраменто своей непредсказуемостью. За окном лило как из ведра, только вот Росс был так сильно увлечен своим общением с девушкой, что просто не замечал вокруг себя абсолютно ничего.
Вдруг дверь квартиры открылась, но Мик снова не обратил на это внимание. А спустя еще минуту крышка ноутбука с силой захлопнулась перед носом парня, когда тот от удивления чуть тарелку с попкорном не опрокинул на пол. Медленно подняв голову и сужая брови к переносице, Микеле пытается разобрать, что сейчас за внезапный хаос настиг его квартиру и так громко ругался матом по-испански, что Росс толком не понимал, что Себастьян говорит. Лишь отрывками. Но в этот момент ему было страшно. Действительно, страшно, не из-за того, что Себастьян орет и ругается на забывчивого Мика, а из-за того, что испанец может просто взять и наплевать на все чувства и строить нормальную жизнь, а не загоняться всякими гейскими штучками. Мик не знал, что сказать. Он попросту вжался в диван, сжимая дрожащие пальцы в кулаки и отматывая назад все свои воспоминания. Только сейчас до него дошло, что он так по-свински забыл забрать Себастьяна с работы, а тот весь промок под проливным дождем.
«- бедненький мой…» - внезапно пронеслось в светловолосой голове, когда Микеле отвел глаза от горящего взгляда Ромеро, который уже вовсю посылал Росса на все четыре стороны, ставя точку в их отношениях.
- Да подожди ты! – вспылил Микеле, поднимаясь на ноги и по прежнему сжимая дрожащие пальцы. Он чувствовал, как в горле все пересохло, а сердце бешено колотилось. Ему хотелось паниковать, в нем медленно закипала обида на все сказанное Себастьяном, но в этой обиде не было ни капли сожаления по отношению к возлюбленному. Лишь чистая ирония, которая заметными нотками отдавалась в его звонком голосе.
- Ну, прости, что ты кричишь-то сразу?! – весьма капризно протянул Росс и присуще каждому итальянцу начал вскидывать руками в разные стороны, чтобы хоть как-то показать свою силу и скрыть тоску.
- Разве я не мог просто забыть? Ты же забываешь что-то постоянно. Вот и я забыл. А ты теперь тут концерт со спецэффектами и невыученным сценарием устраиваешь. Неужели я действительно настолько ужасен, что ты можешь такие обидные слова говорить мне в лицо? – уже попросту накипело в душе, и Мик был не в состоянии контролировать себя, на автомате выплескивая все слова, которые только приходили в его голову. Он даже толком не соображал, что делает? Зачем подходит к Себастьяну, затем берет его за мокрый воротник рубашки, с силой сжимая своими музыкальными пальцами, и так пристально смотрит ему в глаза, словно требует от него извинений за сказанное.
- Даже, если ты сейчас на эмоциях говоришь мне это, ты все равно потом будешь сожалеть, извинишься и вернешься ко мне, - уже совершенно спокойно произнес Мик, но пока не отпускал Себастьяна, боясь, что тот действительно может уйти раз и навсегда.

+1

4

Tonight
I was blind
I just couldn't see the signs
Caught in your web of lies

Себастьян не мог остановиться, это дикое чувство обиды, которое он сейчас испытывал лишь подогревало ту злость, сидевшая словно колючий шар внутри скрипача. Никакого сожаления, никакого раскаянья в глаза своей половины вообще не наблюдалось. Вообще! Ой, ну подумаешь забыл забрать с работы, что тут такого? Будто кто-то чужой попросил это сделать, будто сосед этажом ниже. Возможно, если бы Себастьян не попал под холодный, февральский дождь - то все бы обошлось обычной ссорой, за которой также последовало бурное примирение. Но только не в этот раз, когда непогодь послужила катализатором, вскрыв истинные чувства участников домашнего скандала. Ну почему, почему Микеле всегда такой невнимательный? Почему не мог вспомнить про это банальное - "забери меня, пожалуйста, сегодня"? Разве это так сложно? Но нет, куда мне, я же ведь "звездайтейшее зведачество"  и не буду обращать внимание на простых смертных, вроде какого-то там скрипача. Я лучше посижу дома, в тепле, болтая со всякими симпатичными девчонками по скайпу, чем высуну свой итальянский нос в холод. Как же это достало! Просто это то, что называют финальной точкой, за которой идет либо окончательное примирение, когда все же находится компромисс, либо, увы, расставание...
-Чего ждать? Чего? - фыркнул Баст, откинув мокрую прядь со лба. Он промок до нитки, еще не хватало завтра проснуться с  первыми признаками простуды ( это в лучшем случае, ведь музыкант так легко подвержен всяким инфекциям после перелета в другую страну), а тут Микеле даже не думает извиниться. Точнее, он извиняется спустя пару минут, но это выглядит как одолжение, как будто это Себастьян виноват в том, что так получилось. Виноват, что его задержали на работе. Виноват, что пошел пешком. Виноват, что пошел этот холодный дождь, который и стал причиной, возникшего конфликта. Хотя нет, не так. Ливень стал всего лишь одним из звеном цепной реакции, началом которой, конечно же был эгоизм его парня. Ну и пусть! Пусть  крутится в своем шоу-бизнесе, поет , выступает в своем модельном агенстве. Но уже без Себастьяна.
-Потому что ты меня достал этим, - уже более хладнокровно начал отвечать музыкант, вернув себе способность адекватно говорить, не переходя на  испанский язык. И не смотря на это, акцент в его речи сохраняется, отчего проглатывает некоторые окончания в словах. Но все же лучше чем, просто изъясняться на родном языке, зная что не поймут, пусть и итальянский очень похож на язык жителей испанского королевства.  - Твой  эгоизм настолько ужасен, что я могу говорить тебе об этом в лицо.
Как две бабы-истерички, которые не поделили косметику. Так выглядит со стороны. Но Себастьяну не до смеха, где его вообще его мужская гордость? Почему он должен упрашивать, умолять и что бы в ответ услышать потом: " Разве я не мог просто забыть? Ты же забываешь что-то постоянно. Вот и я забыл. А ты теперь тут концерт со спецэффектами и невыученным сценарием устраиваешь".Какие к черту концерты? Это он привык перед своими тощими моделями у себя в агенстве так выступать или перед фанатками, на которых и произвел бы сейчас неизгладимое впечатление. Но это все лишь подливало масла в огонь  в и без того уже распаленный гнев испанца.
-Да ты что?!  Я смотрю у тебя самоуверенность так и плещет, что сейчас гляди  через край перельется. Как мило, похоже ее создавали для десятерых, а досталась она только мистеру Россу, - как же он ненавидел его момент, когда его самодовольный взгляд так и кричал: "смотри, смотри от меня нельзя уйти - это я всех кидаю/использую, потому немедленно проси у меня прощения!" - Отпусти меня, ага?
Даже если у Баста и были сомнения относительно того, остаться с Микеле или нет, то эти его последние  и стали финальной каплей. Какой же самоуверенный итальянский ублюдок! Ну все, сил больше нет его выходки! Разве можно жить, встречаться и любить такого человека,  для которого только важными были его творческая карьера и он сам, конечно же?!
-Никогда я к тебе не вернусь, ты слышишь? НИ-КОГ-ДА! - ему все же удалось высвободиться из плена рук своего, теперь уже бывшего парня. А это решение, с учетом его характерного упрямства, было окончательным. Пусть завтра будет скучать, будет тосковать по этой наглой итальянской физиономии, но раз Себастьян так сказал, то так и будет. Резко развернувшись, скрипач натянул свою промокшую куртку, захватив ключи от своей старой квартиры, где когда-то жил до встречи с Микеле. Там впрочем остались  практически все его вещи, за исключением скрипки,  про которую он сейчас в гневе, конечно же позабыл.
-Желаю тебе удачи в новой жизни, - фыркнул, громко хлопнув дверью. Да... Вот так разрывают нити судьбы, вот так сжигают мосты за собой. Он кусает губы, и лишь осознание того, что он еще сильный представитель человеческого рода не дает ему заплакать, выпустив все свои подлинные эмоции.
Бросив последний взгляд на освещенное окно, он тяжело вздохнул. Это расставание слишком тяжело для него далось и еще будет долго отзываться эхом в будущем. Признаться, этот первый и последний опыт в отношениях со своим полом был чудовищно провальным. Ну возможно может оно и к лучшему? Себастьян никогда не был любителем мужских задниц, предпочитая исключительно противоположный пол.Но...Он все равно любил Мика, как бы то ни было, этого нельзя отрицать.
Дождь к тому времени прошел, потому минут через сорок Ромеро был уже на старой квартире, в которой все изрядно уже запылилось. Черт знает, сколько его уже тут не было. А ведь тут было столько воспоминаний связанных с Россом: приятных и не совсем...
Наконец переодевшись, он включил чайник, чтобы хотя бы чаем согреться. Завтра он напишет сообщение этой Мэри и пригласит на обед. Может что и получится на этот раз...

Отредактировано Sebastian Romero (2014-03-18 07:42:46)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » love is war