Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » one way or another;


one way or another;

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://24.media.tumblr.com/62e324ac41a0ac6836c9e70913b202a3/tumblr_mid3zxMyQN1rydwamo1_500.gif

кто? хью и розали
когда? 14 февраля, 2014
где? картинг-клуб, сакраменто

Blondie – One day or Another

Отредактировано Rosalie Breezing (2014-02-28 10:25:51)

0

2

Прошло всего чуть меньше недели с тех пор, как финишировал посещаемый мною мастер-класс по актёрскому мастерству в театральной студии Донны Костнер, а впечатления, полученные во время наших занятий, до сих пор прочно сидели у меня в подсознании настолько ярко, словно каждый вечер я снова и снова возвращался с очередной репетиции. Но, как ни парадоксально, - внезапно их оказалось для меня чертовски мало и потому уже меньше, чем через неделю, я был готов на стену лезть и скулить от нехватки тех ярких и громких ощущений, заполоняющих собой всё живое и неживое, словно от болезненной нехватки кислорода в лёгких.
Словно маленький ребёнок, которого слишком долго воздерживали от шоколада, теперь я не мог устоять перед соблазном и продолжать наслаждаться лишь остатками прошедших ярчайших дней. Ведь стоит получить лишь малую часть желаемого, и вся внутренняя оборона летит к чертям, забирая с собой границы дозволенного. Слишком долго находившийся в состоянии будничной засухи, погруженный в работы с головы до пят, а потом вдруг окунувшийся в мир театральной студии, где отхватил нехилую дозу вдохновения, теперь я – жаждал. Жаждал получить большего. Новых знакомств, новых людей с их разномастными эмоциями.
Как известно, всё новое – это хорошо забытое старое и потому я уже знал, что намеревался делать, чтобы вытянуть себя из затягивающей будничной рутины. Беспроигрышный козырь, который, как я полагал, всегда был у меня в кармане, стал бы идеальным вариантом, если бы не одно существенно «но».
- Чёрт. Не вовремя же ты чем-то занята, чертовка.
Но, в тот день Донна упорно не отвечала на мои звонки, а мне нравилось думать, что делает она это не специально, что, возможно, она слишком занята своей работой в театре и потому не может поднять эту чёртову трубку. Так или иначе, планы мои полетели в огромную бездонную пропасть, а мне – мне пришлось импровизировать и снова думать, где сегодня можно получить лошадиную дозу прилива эмоций.
В скором времени, оставив машину на ближайшей местной парковке, я оказался в картинг-клубе. Просторное крытое помещение с несколькими трассами, рассчитанными как на новичков-любителей так и на завсегдатаев-профессионалов, несколькими высокими столиками, где можно восполнить запасы жидкости в организме, если количество адреналина в крови превысит допустимую норму, и баром, в котором исключительно безалкогольные напитки. Народу здесь много, но большинство из них толпится вдоль обрамлённых шинами трасс, наблюдая за тем или иным заездом и голося каждый в своей тональности. Несмотря на то, что именно за этим я сюда и пришёл – именно за этими криками, именно за этими ощущениями и этими взрывами эмоций, которые исходят буквально от каждого посетителя клуба – мне нужно было время, чтобы к этой атмосфере привыкнуть. Пробравшись к одному из столиков, я занял, кажется, идеальную позицию – близко к бару, но далеко от трассы ровно настолько, что происходящее на ней можно было видеть даже поверх голов облепившей её толпы.
Внезапный толчок в спину и я расплескал газировку на свою футболку, едва не повалился на столик с угрозой снести оный, а развернувшись лицом в сторону откуда пришла «беда» - успел секунда в секунду, чтобы буквально поймать её под локти и не дать упасть к моим ногам.
- Оп, осторожней, так и убиться недолго.
«Бедой» оказалась девушка. Невысокого роста, с роскошными тёмными волосами и огромными глазами тёплого карего цвета. Убедившись, что она прочно стоит на ногах и не собирается больше сносить меня с места, я быстро убрал от неё руки и выдал неловкую улыбку в ответ на её бесконечные бормотания.  Извинения, причитания, снова извинения и снова причитания срывались с её губ с такой скорости, что мне казалось вот-вот и она сама же запутается в своих словах, но остановить их, казалось, было невозможно. Она говорила что-то о том, что такое с ней случается постоянно, что она такая вся из себя неуклюжая и столь людные места они не для неё – обязательно прикончит кого-нибудь ненароком, а я невольно хмурился и ждал, когда же это прекратиться, чтобы вставить короткую фразу о том, что всё в порядке.
Но ждать, кажется, было бесполезно и потому я попытался её прервать, активно жестикулируя и чуть повысив тон голоса.
- Эй! Эй-эй-эй, тшшш! Всё хорошо, а количество твоих извинений уже превысило все мыслимые пределы и это уже довольно неловко. Всё нормально.

+1

3

Четырнадцатое февраля и картинг-клуб. Кто бы мог подумать? Нет, я, конечно, всегда ощущала себя созданием внезапным, долбанутым на всю голову, когда речь шла о незапланированных времяпрепровождениях, но бывали случаи, когда я с самой себя диву давалась. Откуда эта идея только взялась сегодня в моем сознании?
Ах, да, точно, во всем виноват парень, раздающий флаеры в метро, с которым я столкнулась буквально недавно. Вернее, нет, не столкнулась, а прямо таки напала на него,  когда меня толпой выкинуло из вагончика на нужной мне станции. Повезло еще, что парнишка не такой хиленький был: приземлившись на пятую точку, он даже не пискнул, пытаясь спихнуть меня с себя, ведь я навалилась на него всем свои телом. Да уж, если бы это можно было списать на попытку подкатить к молодому человеку в такой праздничный и романтичный день, то мне бы за находчивость поставили десятку из десяти возможных баллов! Ну да ладно, юноша не растерялся, подбирая с кафеля рассыпавшиеся бумажки, и довольно ласково произнося что-то наподобие: "Не стоит извиняться, ты не виновата, все в порядке". Я бы хотела ему верить, но увы! Я, склонившись над незнакомцем, вместо помощи только причитала, какая я растяпа и неудачница. Собственно, он даже посмеялся над моей самокритикой. Это радовало. Ну, а завершилась наша "встреча" тем, что парень протянул мне один из флаеров и поздравил с днем всех влюбленных. Мило же, да?
И именно на том самом злосчастном флаере было белыми буквами по красочному фону написано приглашение на посещение картинг-клуба, в который я решилась заявиться. Ведь с одной стороны ничего по плану у меня сегодня не было, а столкновение в метро и приглашение дали мне почву для размышлений: а не тонкий намек ли это, что я должна быть именно здесь, именно четырнадцатого февраля?
До сих пор пожимаю плечами, когда задаюсь этим вопросом. Но назад время не повернуть, да и мне бы не хотелось. Посему я здесь. И я снова извиняюсь перед мужчиной, которого задела. Второй за день. Ну, полный отпад! Ей богу, порой у меня в такие минуты рука с лицом срастается! Ну нельзя быть такой неуклюжей! Это нереально! Ан-нет. Перед вами живое доказательство обратного!
- Честно-честно? - я заглядывала в глаза незнакомцу, пытаясь прочесть в них прощение. - Нет, в самом деле, прости. Я сегодня вообще, кажется, неустойчивая какая-то. Прям как погода. Бывает же такое, говорят, например, неустойчивая погода ожидается из-за сильных морозов. А вот Сакраменто повезло, тут их почти нет. Хотя сегодня немного прохладно. Наверное, потому что февраль. Зато здесь тепло, - я вовремя осеклась и остановила свою пламенную речь, которой не было видно, казалось, конца и края. - Извини еще раз. Ей богу, я не хо... О, а ты не знаешь, где тут можно записаться на гонку? - я покрутила головой из стороны в сторону, но не заметила никакой стойки, где можно было бы подать заявку. - Вот так всегда: приходишь за приключениями, а найти их не можешь. А ты просто зритель? Предпочитаешь сидеть и наблюдать? Я бы тоже просто лицезрела. Но не зря ж сюда пришла, верно? - пожимаю плечами и вновь кручу головой. Нет, определенно, сегодня не мой день. Или... - О! Вижу! Туда мне надо. Ладно. Прости. Приятного просмотра, - касаюсь рукой до предплечья незнакомца, а затем по-доброму ему улыбаюсь, - хотя нет, все же сидеть и смотреть удел неуверенных в себе. Но я не намекаю, - прикусываю нижнюю губу и смеюсь (хотя нет, я немного лукавлю и отчего-то хочу вытащить этого добряка на гонку), - каждый же развлекается так, как умеет, да? - и, наконец, я покидаю мужчину, пробиваясь через толпу в сторону высокого брюнета за столом, откуда и начинается все самое интересное.
Та-да-да-дам: встречайте новую участницу! И надеюсь, больше никаких столкновений, нападений и неловких моментов.

Отредактировано Rosalie Breezing (2014-03-05 20:16:35)

+1

4

Мне давно не доводилось встречать такой бешеной энергетики, как у неё.
Вернее, конечно, я встречал людей, из которых энергетические волны разлетаются в разные стороны и сносят на своём пути абсолютно всё в ближайших радиусах. Они не падали мне на голову, я сам стремился к ним, бросался на поиски раз за разом, лишь потому что сам нуждался в их обществе, общении, в этих их мощных флюидах. Так, например, моя наставница по театральному искусству, в компании которой я проводил последнюю свою интересную неделю несколько дней тому назад, является самым настоящим скопищем мощнейшей энергетики в чистом виде, да уж что душой кривить, она - просто находка для такого, как я, который нуждается в своеобразной подпитке.
Но эта девушка - она совершенно другая, и её энергетика совсем не такая, которая быа у последнего источника моего вдохновения. Наверное, она могла бы сшибать людей, находящихся неподалёку, с ног и при этом оставаться на месте - если бы только эти самые энергетические волны были бы чуть более материальны и существенны, чем они есть на самом деле. Ей ничего не нужно делать, они сами по себе расползаются от неё каждая в своём направлении. И тут уж ничего не попишешь - человек либо обладает таким свойством, либо нет, от них нельзя избавиться или приобрести их с течением жизни. Однако, и такой несущественной малости хватило для того, чтобы я испытал на себе их воздействие. Оно похоже на внезапный, непонятной природы внутренний толчок, ощутимый, но мимолётный.
- Честно-честно. - Для убедительности и в подтверждение своего ответа на её вопрос, я кивнул головой, но, конечно же, не ожидал, что этого кажется достаточно. - В самом деле.
Честное слово, она могла бы запросто сойти за сумасшедшую, которая съехала с катушек и на веки вечные распрощалась со своим умением контролировать свой язык, безостановочно продуцирующий многочисленные слова, вылетающие из её рта, словно пули из пулемёта, одно за другим. Некоторые такие же отшельники, как и я, расположившиеся за столиками вокруг нас - их мало, но они всё же есть, и выглядит они куда-более меланхолично и малохольно, чем я - периодически оглядываются на неё, не скупясь на странноватые, немного неприятные такие взгляды в её сторону и на покручивания пальцем у виска, мол, девица совсем с головой не дружит, бедолага, и что только она здесь забыла.
Кофемолка - почему-то именно это слово посетило мои мысли, приняв на себя роль ассоциации с этой девчушкой, словарный запас которой казался по-истине неиссякаемым, а завод на болтавню - вечным.
Однако, для меня же она была скорее очередной такой находкой, нежели сумасшедшей. Смекнув, что пытаться её остановиться или перебить это дело пустое, то теперь я просто глядел на неё, слушая её изливания в пол-уха и тщательно их фильтруя (словом, такой процесс происходит сам собой; наверное выработался в следствии многолетнего общения с пациентами, которые любят говорить много лишнего и из чьих речей мне, как врачу, нужно выудить только ключевые моменты, важные в ходе постановки диагноза или лечения) и больше не пытался вторгнуться. Улыбка сама собой невольно наползла на моё лицо, ну не мог я сдержать её, глядя на это тараторящее создание. Впрочем, её похоже не волновало ничего вокруг, так, как если бы она подсознательно фильтровала окружающий мир и разделяла происходящее вокруг неё на то, что стоит принимать во внимание и то, чего не стоит.
- Записаться ты можешь во-он там.
Но, конечно же, мои благие намерения полетели ко всему остальному, что оставалось незамеченным. Пусть так, в конце концов, она не похожа на ту, которой нужен был бы проводник или помощник.
Следующие несколько вопросов я расценил как риторические и потому не предпринял даже самой жалкой попытки на них ответить, к тому же, она, кажется, руководствовалась правилом "сама спросила - сама ответила" и совершенно не нуждалась в моём участии в её бесконечном монологе.
А через ещё несколько мгновений, я и глазом моргнуть не успел, как она исчезла с поля моего зрения, юркнув в толпу и просто-напросто затерявшись среди всех прочих.
К тому моменту, как футболка моя подсохла, а газировка была допита, пронесшийся недавно мимо меня тайфун в виде той девчушки уже успел покинуть пределы моего сознания, отойти куда-то на задний план и из существенного превратиться в несущественное. Однако, наверное, это был какой-то умысел судьбы - злой ли, добрый ли, это смотря с какой стороны посмотреть, - но вскоре я снова на неё наткнулся.
Она вновь появилась из толпы, буквально выросла в пол-метре от меня словно бы из-под земли. Чтобы заметить меня, ей нужно было лишь повернуться в мою сторону на девяносто градусов, и теперь я был уже готов к тому шквалу, который мог бы на меня обрушиться. Вот только, я решил её опередить.
- ХЭЙ.
Громко, почти ей в самое ухо, от чего она ощутимо вздрогнула. Точнее, подпрыгнула на месте и повернулась на те самые девяносто градусов, чтобы оказаться ко мне лицом.
- ПРИВЕТ.
Она таращит на меня немного напуганные глаза, а я улыбаюсь во весь рот, нарочито растянутой от уха до уха улыбкой, такой, от которой глаза даже превращаются в щёлочки и сомнений о поддельной природе такой улыбки просто напросто не остаётся. Впрочем, менее доброй она от этого не становится.
- Если на этот раз ты не собираешься...
А вот это уже - точно злые проделки судьбы! Ну или не судьбы, а злого рока, или чего-то там ещё, не могу даже верного слова подобрать, но это весьма комично. Хотя, ситуация, конечно, вполне себе естественная, если учесть что вокруг нас полно народу, но мне всё равно стало смешно. Девчушку задел проходящий мимо мужчина, телосложением напоминающий скорее шкаф, чем человека, и ей ничего не оставалось, как снова налететь на меня. Не специально, лишь по инерции - но снова буквально мне в руки.
- Хотя, видимо, собираешься. - Усмехнулся я и придержал её под локти, как и в тот раз, чтобы не упала и не познакомила свой носик с бетонным полом. - Я второй раз за последние десять минут спасаю тебя от падения, тебе не кажется, что за это ты должна мне как минимум один заезд?

+1

5

- Вихрь! Не. Ураган! Не. Не то. Тайфун! Да. запиши меня как "Тайфун!"
И вот, наконец, добравшись до столика, за которым сидел крепкий мужчинка, я называю ему свое новое прозвище на сегодняшний день: оказалось, что не обязательно говорить настоящее имя и или фамилию - достаточно придумать просто кликуху, которая будет зачитана в громкоговоритель, как только участники (и я в их числе) сядем в свои машинки. А еще я выяснила, что дамам в такой чудный праздник позволяется скидка, посему мне даже дважды повезло. И вот интересно, можно ли этим везением компенсировать нападение на незнакомца в метро и здесь, в клубе?
Кстати, а где он? Ну, тот, который второй.
Оборачиваюсь в сторону стойки, за которой еще недавно сидел самый великий ловец всех неуклюжих девчонок, но более не замечаю там его. Неужели мне удалось его зажечь? Неужели я смогла заставить его принять участие в гонке? О, это было бы просто невероятно и здорово! И никак не сказалось бы на моем самолюбии. Да, честно. Я бы просто была рада, что мне удалось поднять незнакомца из-за стола и подтолкнуть его к крышесносному адреналину.
Или же я его обидела? Что, ежели задела, и он расстроенный поспешил покинуть это место? Ну, правда, вдруг? Быть может незнакомец только с виду весь из себя такой сильный, а внутри - ранимая душа и сердце? Черт. Что же я натворила?!
А вообще-то... Что это я все о нем да о нем? Пора вообще сматываться из этой толкучки в комнатушку, куда меня послали, положив мне в ладошку ключ от ящика, где я могла бы взять шлем и, как сказал этот брюнет? "Немного удачи." Добрый дядька, ничего не скажешь. Или в подобных играх девушки всегда проигрывали? Тю, не верю! Наверняка в истории картинга есть пара-тройка женщин-призеров. Мне, конечно, вряд ли удастся попасть в их число, однако...
- Аууу, ты с нами?
Чья-то рука пронеслась перед глазами, и я поняла, что чуточку подвисла. Очередной неловкий момент.
- Разумеется, шеф! - и я таки покидаю главное место скопления всех людей. Не хватало еще, что бы меня тут затоптали. Могут же. Я не сомневаюсь.
Так. Теперь нужно сосредоточиться. Я пришла сюда с целью и без нее: без нее, потому что я не планировала тут быть, во-первых, а, во-вторых, потому что не хотела прям так уж сильно победить всех и вся. С целью, потому что... До мурашек по телу мне не терпелось ощутить ветер в волосах, рев мотора, вибрацию под задницей! Это же такой... Господи, это непередаваемые ощущения. Не то чтобы я знала это наверняка. Нет. Мне так лишь казалось. Но я была уверена, что не ошибаюсь в своих фантазиях!
- Оу! - знакомый голос раздается слишком уж близко, слишком уж громко. Я резко разворачиваюсь, практически подпрыгивая на месте, и оказываюсь вновь лицом к лицу к своему недавнему спасителю. - А? - я удивленно и без капли стеснения пялюсь на мужчину, который так внезапно предстал передо мной. - Чтоооу...
И снова падаю. Нет. Не потому, что незнакомец меня покорил, и я к его ногам пасть готова. Просто меня снова сшибли. А он - впереди меня стоящий - снова меня только что "спас", успев вовремя поймать.
- Дааа, пожалуй, - потираю плечо и осторожно выползаю из хватки своего героя. - Извини еще раз, - бубню на сей раз себе под нос, - надеюсь там, на трассе, тебе не придется ловить меня, вылетающую из машины.

+1

6

- Да, я тоже надеюсь.
Отзываюсь так же тихо, скорее себе под нос, нежели ей, и запускаю пальцы правой руки в шевелюру на затылке, чтобы взъерошить волосы в своём излюбленном жесте, значение которого может принимать различные толкования в пределе от минус бесконечности до плюс бесконечности. В данном случаи, в нём я хотел надёжно запрятать своё неловкое смущение от того, что не только расслышал её горькое бормотание, но ещё и осмелился на него среагировать, не обойдясь без хоть и неприкрытой, но совершенно случайно ухмылки. Ну, знаете, наверное это не комильфо и сродни дурному тону, отвечать человеку на те слова, которые он хотел скрыть от посторонних ушей. А я, хоть и дожил до тридцати одного года, так и не научился не испытывать чувства неловкости, ну или хотя бы - пытаться его не испытывать.
На самом деле, картинг едва ли можно отнести к тем видам спорта, в которых можно получить какой-то значительный урон для своего организма. Безопасным его, конечно, тоже не назовёшь, всё же это в первую очередь гонки, а гонки сами по себе подразумевают опасность, но я не мог припомнить такого случая, чтобы заголовки бульварных газетёнок кричали бы на каждом углу о том, что тот парниша лежит в коме после участия в картинг-заезде, той девице оторвало ногу на трассе при неудачном повороте, а во-он тот мужчина в самом расцвете сил, у которого теперь осталась вдова жена и трое малюток ребятишек, переломал себе все двенадцать пар рёбер. Словом, это ходячее недоразумение практически даже не подписывала себе приговор на неминуемое искалечение и почти не нуждается в дополнительной паре ремней безопасности. Так, в случаи чего, обойдется небольшим сотрясением да дюжиной долей испуга. Это я как врач рассуждаю. Как врач, который позволяет иной раз развлечься заездом на карте даже своей несовершеннолетней дочери.
- Ты первый раз здесь? - она куда-то загляделась, а я, как ни старался понять, что же такого любопытного она увидала, так и не смог этого заприметить; и мне пришлось дотронуться рукой до её плеча, чтобы привлечь внимание. Вздрогнула она так, словно я разбудил её посреди ночи громких залпом из пушки, и чуть не выронила из рук свой защитный шлем. - Прости, не хотел напугать. - На самом деле, я сам больше пугаюсь её гиперчувствительных и активных реакций, похоже, чем она пугается чего-либо. Быть может, переборщила с кофеином сегодня утром, или так проявляются побочные действия каких-нибудь лекарственных препаратов, которые она, возможно, принимает? И нет, я не ушёл в себя и не провалился в чертоги разума; подобные мысли заняли у меня не более трёх секунд и определяются они лишь моей профессиональной деятельностью - невольно я попытался увидеть хоть какие-то признаке того, что ей нельзя садится за руль карта, ради её же безопасности, ну.
- Говорю, я раньше тебе здесь не видел, ты никогда не бывала в этом клубе прежде?
Надеюсь, она не расценит это, как домогательство и покушение на личное пространство и личную жизнь. Ничего такого, просто раз уж нам теперь предстоит совместный заезд, то мне хотелось бы, чтобы мой оппонент дожил до самой гонки; так что пусть уж стоит рядом со мной и разговаривает, чем шныряет по толпе и нарывается на постоянные пинки, толчки и подзатыльники. Ей-богу, её же затопчут, она и глазом моргнуть не успеет, как уже и мокрого места не останется. И в общем да, есть в этом что-то такое меркантильное.
- А шлем... - перехватить шлем из её пальчиков в свои руки не составило особого труда. Приподняв его на уровень её головы и зажмурив один глаз, я сделал вид, что мысленного его на неё примеряю. - ...тебе не велик? А то знаешь, всякое бывало...
Округлив свои глазёнки, она тут же выхватила защиту из моих рук и мгновенно напялила его себе на голову. Ну, вернее, как, мгновенно... Ей пришлось немного повозиться, прежде чем она нацепила его так, как он и должен «сидеть», чтобы и обзор хороший был, и дышать ничего не мешало. Ну, женщины, они вообще с подобными вещами не совсем в ладах, как бы ни хорохорились, а всё равно какая-нибудь трудность найдётся. Вот, как например, застёжка, которая всё никак не желала ей поддаваться и застёгиваться под подбородком. Подавив в себе смешок, но не сумев спрятать улыбки, что засмеялась в глазах (ну, вы же знаете, что люди могут улыбаться глазами?), я протянул к ней руки.
- Давай помогу. - Не то, чтобы я специально корчил из себя героя, нет, но общение с этой девчушкой определённо намеревалось сделать мой вечер. - Вот так. Ну, в общем-то, он тебе как раз.
Нет, я не издеваюсь над ней, даже если вдруг со стороны это покажется именно так. Вообще, можно сказать, что я начал проникаться к ней какой-то непонятной симпатией. Настолько, насколько это возможно в пределах каких либо чувств вообще к человеку, которого знаешь не дольше двадцати минут.
И ничего, что до нашей очереди, если верить табло, еще три заезда - два в группе и один парный, как наш. Ну, почти ничего, если не считать, что теперь она выглядела ещё забавней, особенно когда крутила головой в разные стороны, пытаясь что-то где-то рассмотреть или что-то расслышать. И что и другое в шлеме представляется весьма и весьма проблематичным. Но нет, я не буду смеяться, и умиляться тоже не буду. Кто угодно, но только не я.
- М... А ты так и будешь в нём ходить?
Чёрт, я всё-таки прыснул от смеха. Я не со зла и без злого умысла, и вообще не специально. Просто её большие карие глаза так смешно выглядывают из... из глубин шлема. Но я готов загладить свою вину!
- Давай я тогда тоже свой надену, что ли, за компанию.
Крутанув свой шлем в руках, будто баскетбольный мяч, я оценил, на сколько он ужасен. Старенький - наверное, как и сам клуб, существующий здесь с незапамятных времён - местами потёртый, да и в целом кошмарного болотно-зелёного цвета. Цвета жижы такой, знаете. Такой уж мне достался.
Демонстрирую его ей и демонстративно стряпаю недовольную физиономию, с толикой отвращения во взгляде даже. Пусть оно и наигранное, но наверняка ничем не хуже настоящего.
- Ужасный, не правда ли.

+1

7

Тем временем из моей головы все никак не выходил вопрос: те ощущения, которые я получу от гонки, сравнимы ли они с впечатлениями, что ты переживаешь стоя на концерте любимой рок-группы так близко к колонкам, что внутри вибрирует каждый орган, а затем ощущения эти отдают глубоко в сердце и проникают в подсознание, вырывая из груди дикий восторг, который смешивается с криком, с подпеванием и прочими забавными выражениями. Или же заезд подобен тем эмоциями, которые ты получаешь, когда с огромной скоростью летишь вниз по склону на сноуборде, когда ты не слышишь своего собственного голоса в голове, потому что ветер его полностью приглушает, а адреналин, быстро растекающийся по крови, затмевает любые попытки представить, что будет, если что-то пойдет не так. Ни о какой возможной опасности, подстерегающей тебя в ту или иную секунду, ты просто не можешь думать! Или…  Когда ты решился проехать на страшном аттракционе, который подразумевает собой высокую горку, несколько петель, зигзагов и прочих подобных выкрутасов. Те чувства сравнимы с теми, которые человек получает от картинга?
Я не знаю. И меня волей неволей это настораживает. Как бы я не любила приключения, есть вещи, которые нуждаются в оговорке. Мне просто хочется знать заранее – каково это? Хотя, может, это всего лишь трогательное любопытство, которое присуще любой женщине.
И, вероятно, погрузившись в свои мысли, я за что-то зацепилась взглядом. Прочно так, знаете. Даже на какое-то время совсем забыла, что рядом со мной стоял человек-герой. Но как только он до меня дотронулся, я вернулась в реальность, немного вздрогнув и едва не выронив головной убор. Теперь снова смотрю на мужчину. С той прежней легкой улыбкой, которая ни к чему не обязывает. И мне внезапно так захотелось обратиться к нему: «Да, друг мой?», но я не успела. И, как знать, может оно к лучшему? С одной стороны, никогда не знаешь, наверняка какую реакцию вызовут твои слова у собеседника. И, что если мужчине не понравится мое быстрое доверие к нему? С другой стороны, за те несколько минут, что мы провели вместе – громко сказано, но смысл довольно примитивный и не содержит в себе ничего интимного и личного – я успела отдать должное незнакомцу и обозначить его для себя человеком, который, вероятно, мог бы стать мне товарищем на сегодняшний день. А, если жизнь столкнет меня снова или обстоятельства так сложатся, я была бы не против встретиться с юношей еще раз. В общем, это называется заочной симпатией. Да, пусть будет так.
- Впервые тут, но я…
Шлем? А причем тут мой шлем? И куда это ты его забрал?
Удивленно и внимательно смотрю за всеми манипуляциями незнакомца, успевая при этом еще осмысливать его фразы, а затем отбираю свою «добычу» и надеваю на себя. Что же, по-моему, вполне терпимо: звук стал приглушенным, будто я оказалась под водой, а обзор мне немного закрывал козырек. Я слегка поправила убор, принимаясь теперь за застежку. Кажется, со стороны я выглядела нелепо: периодически сменяя высунутый язык на надутые губки, практически «скрестив» глаза, я пыталась застегнуть шлем. Но, увы и ах – застежка мне не поддавалась.
- О, да что ты…
Нет. Это уже ни в какие ворота не лезет! Дважды он меня остановил! Я дважды на него напала, а он столько же раз меня тормознул. А теперь еще и в мою зону личного пространства лезет! И… Я отвечаю согласием? Я поддаюсь на сей милый жест с его стороны так просто и безоговорочно, словно мы давно друг друга знаем, и подобные моменты являются чем-то самим собой разумеющимся. Не то, чтобы я была дикой противницей типичных «прикосновений» (я вообще всех и каждого подпускала к себе ближе, чем на расстояние той самой злосчастной вытянутой руки), просто… Он это делал слишком быстро, резво и так обычно.
- Что?
Я, можно сказать, выкрикнула свой вопрос, когда незнакомец застегнул замочек и что-то у меня спросил. Слышать я стала еще хуже, поэтому приходилось читать по губам, что удавалось мне, если не на все пять, то на слабенькие четыре балла из пяти возможных. Однако сейчас вопрос я упустила из виду, потому что вертела головой, пытаясь сперва понять, какой круг обзора мне доступен.
- Да! Было бы здорово! – киваю на предложение, поступившее от мужчины, придерживая обеими руками по бокам свой шлем. Он довольно тяжелый, особенно теперь, когда так хорошо прилегает к моей голове. - Я Розали, кстати! А ты? Как ты сказал, тебя зовут? - или он не говорил? В прочем, теперь это не важно. – Я бы выпила чего-нибудь! – продолжаю кричать как можно громче. – Не составишь компанию?

+1

8

- Оп.
Водрузив свой ужасного болотно-зелёного цвета защитный шлем на свою голову, я быстренько отрегулировал его застёжку так, чтобы ничего нигде не давило и не причиняло дискомфорта (для головы и так стресс, если её вдруг помещают в странное непонятное круглое нечто, поблёскивающее снаружи и мягкое внутри), и крепко-накрепко застегнул, чтобы тот ненароком не слетел во время гонки и не снёс вслед за собой голову с плеч. И хотя конечно такой исход - это лишь игра моего больного и богатого воображение, всё равно он не представлялся мне как истинно верный. Голова, катящаяся в шлеме за картом вслед по трассе это как минимум жутко, а как максимум - травма на всю оставшуюся жизнь.
- Ну вот, теперь ты не одна тут с круглой головой.
Некоторые люди из толпы, окружавшей нас, время от времени бросали в нашу сторону любопытные взгляды. Мы вдруг стали её, толпы, эпицентром и привлекали к себе непростительно много внимания. Во многих других ситуациях я бы, скорее всего, ощущал себя не комфортно и испытывал бы колючее чувство неприятно неловкости, но сейчас мне даже нравилось... Ну или, по-крайней мере, не причиняло видимых неудобств. И мне хотелось бы, чтобы она хоть на грамм почувствовала тоже самое странное и непонятное чувство, что испытывал сейчас я - такое, словно ты являешься частью чего-то захватывающего и интересного, может быть даже интригующего; доступного только мне и ей. Двум идиотам в шлемах за пределами гоночной трассы.
Но одно, пожалуй, меня всё же немного смущало. Даже сквозь непробиваемые, казалось бы, шум и гам этого клуба, голос Розали - да, кстати, я тут же отложил её имя в своей памяти, чтобы не забыть его хотя бы в ближайшее время - звучал слишком громко и слишком звонко. Чересчур.
- Роза... - осечка, потому что мне её не перекричать. - Розали! - попытка номер два. Не знаю, расслышала ли она меня, но многозначительный взмах рукой перед её лицом вероятно сработал, заставил её замолчать и теперь она сосредоточено глядела на меня. Точнее, кажется, на мои губы, будто она умела читать по губам и так ей было проще понять, какие слова я произношу. - Не кричи, пожалуйста. - Говорю медленно и отчётливо, но голос упрямо не повышается. Кричать тогда, когда можно обойтись и без высоких интонаций, явно не мой конёк. - Ты говоришь слишком громко.
Она неопределённо пожала плечами и улыбнулась самой невинной улыбкой. Возможно, это был мой косяк, быть может я застегнул ей шлем слишком туго, настолько, что внутренняя его мягкая поролоновая сторона теперь излишне сильно прилегает к ушам и блокируют всякую слышимость.
- Попробуй ослабить шлем. - Говорю я и попутно изображаю, перебирая пальцами в воздухе, что растёгиваю свою застежку и ослабеваю её хватку. В ответ Розали делает тоже и на сей раз сложная конструкция поддаётся её пальчикам, девушке удаётся перещёлкнуть её на более свободный уровень.
- КАК СЛЫШНО, ПРИЁМ-ПРИЁМ, НОМЕР ОДИН Я НОМЕР ДВА. Ну, так лучше?
Она немного небрежно кивает в ответ, стряпает милейшую недовольную мордочку лица и раскрывает рот, чтобы, видимо, повторить что-то из предыдущих своих слов, которые я столь нагло проигнорировал после первого их произношения, но я оказываюсь ловчее и опережаю её.
- Меня зовут Уэйл.
Произношу я совершенно невозмутимо, а спокойное и даже серьёзное, в какой-то мере, выражение лица нарушает, пожалуй, только наличие безобразного защитного шлема на голове.
Обладая удивительной способностью отталкивать от себя всякого рода прозвища, которые в студенческие годы, разумеется, придумывались с завидной частотой, поскольку я был одним из самых активных студентов на курсе, я так и не обзавёлся таким псевдонимом, который прицепился бы ко мне по гроб жизни. Они просто-напросто отскакивали от меня и быстренько выветривались из памяти всех меня окружающих, забывались и никогда больше не вспоминались. Исключением стало, пожалуй, только одно.
Уайт Уэйл. Белый кит, если переводить на другие языки, что лишёно всякой логики. Но оно осталось со мной именно по той причине, я сам за него цеплялся, хоть и крайне редко озвучивал вслух или использовал его как-либо ещё. Собственно, под ним же я был известен и здесь, в этом клубе, и мне это безумно нравилось, по правде говоря. Истинного моего имени никто не знал из этих людей, зато одни свято верили в то, что Уайт - это моё имя, а Уэйл - фамилия; другие утверждали, что наоборот.
- Хотя на самом деле Хью. - Всё так же невозмутимо, совершенно не переменившись в лице ни на йоту. - Но буду очень признателен, если ты ни разу меня так не назовёшь. Так уж заведено в этом клубе, нужно соответствовать, - а чтобы соответствовать, я должен был знать, под каким именем она зарегистрировалась здесь. И я узнал его, глянув на яркое табло.
- ...Тай... - неподдельное удивление отразилось на моём лице. - Тайфун? Нет, ты СЕРЬЁЗНО?! ТАЙФУН?! - а теперь я немного - или не совсем немного, но не важно - переигрываю в своих эмоциях, делаю это специально, конечно же, но якобы обиженная таким поведением Розали прикладывается своим кулачком к моему плечу. - Ну хорошо, хорошо! Тайфун - так Тайфун! - утвердительно киваю и потираю ударенное место. Хотя, ударенное - это конечно слишком громко сказано. Вы посмотрите на неё! Ну какой же Тафун? Да там же даже на ураганчик не потянет. Но не стоит об этом говорить ей, наверное, да.
- Ладно, пошли в бар, Тайфунчик, составлю тебе компанию. Кстати, тебе говорили, что имя нельзя сменить в последующие посещения клуба? Оно будет с тобой теперь всегда!
Довольно хмыкаю. Рядом с этой девушкой, я заметил, я чувствую себя как-то особенно легко и непринуждённо. Словно бы скинул пару лет и обернулся её сверстником. И знаете что - я ценю таких людей, рядом с которыми можно испытать что-то такое, чего не испытаешь один. Пусть даже они, такие люди, чаще бывают в моей жизни всего лишь мимолётны, чем задерживаются в ней надолго.
К несчастью - ну а точнее, к счастью конечно же, а ещё к благоразумию и безопасности - в местном баре из напитков подают только газировку. Плюхнувшись на свободное место, я обернулся на Розали, чтобы убедиться, что она в целости и сохранности (ну хотя бы более менее) добрела сквозь толпу до места назначения. Здесь народу практически нет, все они толпятся возле трасс, наблюдая за заездами, поэтому девчушка плюхается на стульчик рядом со мной.
- Одну с вишнёвым сиропом, пожалуйста, и... - перевожу взгляд на неё. - Тебе какую? - И снова на бармена. - И одну фанту.
Наполняя гранённые стаканы указанными напитками и бросая в каждый по два кубика льда, этот парниша едва ли сдерживался от того, чтобы не спускать с нас глаз. Впрочем, подобные молнии удивления и недопонимания навеяли на меня одну крайне важную мысль - а пить-то мы как будем? В шлемах то.
- И две соломинки!
А вот так. Как в детстве. Кто не любил соломинки в детстве - у того было странное детство.

+1

9

Я обожаю живых людей. Нет, не смейтесь, я немного о других живых говорю. О тех, которые излучают эту огненную душещипательную атмосферу одним своим взмахом ресниц, одним взглядом поражают вас в самое сердце, что никакие лекарства не спасут! Я тащусь с тех, которые способны едва дотронувшись до вас, заставить внутри трепетать все органы – все, без исключения; заставить водить их, органы, сумасшедшие хороводы, пускать салюты и фейерверки. С этими людьми хочется не просто быть и существовать, рядом с ними хочется дышать полной грудью, забывая о всех своих невзгодах, наплевав на все свои беды, какие-то посторонние мысли и гири на душе. С ними хочется пребывать на одной волне, только успевая принимать эстафету сумасшествия в свои ручонки, утвердительно кивать и не забывать улыбаться! Со всей искренностью, со всей добротой и нежностью. Я уважаю таких людей. И всякий раз, встречая их на своем пути, я понимаю: если бы не они, я бы не смогла быть тем, кто я есть. Это… Некая подпитка. Автомобиль заправляют бензином (или газом), а я питаюсь такими, как он; такими, как этот забавный мужчина в шлеме.
Замечание, что я «с круглой головой» легко кольнуло куда-то чуть ниже груди. Я вдруг почувствовала себя колобком – ну, знаете, у русских сказка такая есть, про, кажется, пирог. Или кем там он был? В общем, нечто круглое, которое, в конце концов, съела коварная лисица. Не совсем хэппи энд, но, вероятно, поделом кругляшику, ибо нечего от бабушки с дедушкой убегать. Я бы никогда не убежала, честное слово!
Но мой странный и, с какой-то стороны, забавный поток мыслей прервал в очередной раз незнакомец. Что на сей раз? М? Громко говорю? Ну, извините. В этом головном уборе мало того, что круг обзора минимизировался, так еще и слышно довольно хреново. Именно хреново, а не плохо – я просто хочу, чтоб вы поняли, насколько мое положение трагично и печально. Однако я лишь пожимаю плечами, не переставая смотреть мужчине прямо в губы, по которым чуть позже читаю неплохой совет: ослабить шлем. Точно! И как я сама не догадалась! Вот растяпа.
Застежка, рычажок – оп! – отлично. Так в самом деле лучше. И мое одобрительное, но чуточку неряшливое кивание головой вместо ответа дает умнику понять, что теперь я буду говорить тише, ибо шлем не так плотно прилегает, и слышимость значительно улучшилась.
Уэйл. Хью. Я примеряю имя на своего нового знакомого, никак не отражая на лице сей процесс, и понимаю, что родители не долго думали над выбором, посему промахнулись. Ему не идет оно. Такое короткое. Такое… Ребяческое что ли. Я бы назвала его Александр или, скажем, Бернард. Ну, что-то вроде тех имен! Чем длиннее, тем больше подходит. Хотя, конечно, когда Хью родился, наверняка нельзя было предугадать, что из него вырастет такой мужчина! А младенцу имя бы пошло, да…
И чем это ему не нравится, что я «Тайфун»?!
- Нууу, - обиженно протягиваю я, надувая губки и легонько ударяя Уэйла по плечу. Нашелся мне, критик великий. И вообще, он меня совсем не знает. Я действительно тайфун, мне только нужно дать волю показать это. К слову, на гонке сам все увидит. Уж я-то устрою ему, да. Слово скаута (пусть я никогда не была участником этого движения, но фразочка уж больно приглянулась).

- Так ты тут частый гость? – я пропускаю реплику, что прозвище останется со мной теперь до скончания века, поэтому сразу перехожу к той части своих недавних открытий, которые навели меня на мысль, что Уэйл прежде здесь бывал – и явно не один раз, - и присаживаюсь на стульчик недалеко мужчины.
Я поправляю шлем, опуская его немного вниз, чтобы часть, прикрывающая рот и подбородок были «на свободе» и позволили мне насладиться прохладным напитком. Да уж, было проще снять шлем, но герои же идут в обход! Тем более у меня есть трубочка, которая сперва не подает туда, куда нужно, утыкаясь выше верхней губы, а затем оказывается таки у меня во рту, награжденная между делом моим недовольным взглядом.
- Я в таких местах почти не бываю. Не то, что бы я не люблю их. Просто, - пожимаю плечами, глядя на Хью, - здесь чересчур много людей, а следовательно живой мне остаться невероятно сложно. Мое везение, что ты поймал меня, то давно бы в лепешку истоптали, - я строю какую-то непонятную кислую гримасу, скорее смешную, чем реально грустную или сердитую, и возвращаюсь к напитку, дуя в трубочку и заставляя пузырькам появится в моем бокале.
Пузырьки, пузырьки!
- Но в этом есть свой плюс, - я отвлекаюсь от своего нового занятия и снова смотрю на мужчину. – Я оказываюсь в подобных местах или встречаю новых людей, готовых вместе со мной посмеяться над моей неловкостью. Хотяяя, - прищуриваюсь и киваю головой из стороны в сторону, - некоторые не видят в этом никаких хороших сторон и жалеют меня. Это так глупо, - я хмурюсь и отодвигаю от себя стаканчик с напитком. - Вот, например, за сегодняшний день ты второй, на кого я нападаю. Первым был парень в метро, благодаря которому я пришла сюда, - кажется, я что-то упустила в своем повествовании? – Он раздавал листовки на станции. А в них было приглашение в этот клуб. Судьба, удача? Я не знаю… Но в любом случае это интересно и захватывающе. Если! – я поднимаю в воздух указательный пальчик. – Если без жертв.
Я снова много болтаю. Но так свободно и открыто. И меня ничуть это не напрягает. А что скажет мой новый товарищ?

+1

10

С вероятностью в девяносто семь процентов мы выглядели, как минимум, немного ненормальными  в глазах бедолаги-бармена, который по моей указке протянул нам два бокала, наполненные разными газировками. Но знаете, так уставший от переполняющего через край официоза в своих больничных буднях, погрязший, как последний неудачник  в наложенной на меня возрастом и профессией серьёзности, сейчас я откровенно ловил кайф.
Потянув через соломинку первую порцию своей вишнёвой газировки, я блаженно зажмурился, словно кот, вдоволь нализавшийся сметаны, а затем взглядом не менее удовлетворённым и блаженным посмотрел на Розали, девушку, рядом с которой сегодня я душою отдыхал.
- Ну не так, чтобы слишком часто и регулярно…
Лениво протянул я, как будто вынужденно произнесённая реплика отнимала у меня часть того самого удовлетворения, что яркими красками написано на моём лице, а потом сделал глубокий вдох, как бы собираясь с силами и беря себя в руке, и на выдохе откровенно добавил:
- На самом деле я был здесь всего лишь два раза. Сегодня – третий.
Пожалуй, мне в моей жизни катастрофически не хватает таких людей, как Розали. Разве что только моя дочка: прежде только она могла вызывать во мне подобные нежные чувства, только она могла заставить меня светиться так же, как когда-то в юности, и только рядом с ней хотелось забывать о том бремени, наложенным на меня зрелостью и профессией, а забывшись -  сворачивать горы  ради того, чтобы она снова улыбалась мне, снова вдохновляла меня. Раз за разом, круг замыкался, мы кружили по нему снова и снова пока были вместе; беда только в том, что я ничтожно мало времени провожу со своей малышкой. Которая уже, в общем-то, не такая уж и малышка, но я отказывался верить, что когда-нибудь она станет взрослой в моих глаза.
Розали – на первое впечатление, она веет чем-то подобным. Рядом с ней невольно получилось скинуть с себя несколько тяжёлых лет и не чувствовать себя при этом противоестественно.
Совсем ещё юная и свежая, она кажется очень похожей на Аврору; этот образ мгновенно откладывается у меня в голове, и я знаю, что сохраню его у себя в памяти. Отныне и впредь я всегда буду в тайне надеяться, что эта девчушка, повстречавшаяся на моём пути, не растеряет с годами, углубляясь в жизнь, подобного очарования и этих прелестных черт, которыми она лучится сейчас, которыми сейчас она пронизана от макушки и до пят.
- Гм, ну, из тебя вышла бы очень… очень милая.. ээ.. лепёшка!
Неловко вставляю я свои растерянные – потерянные пять копеек, лишь только в её речи появляться секундная передышка. Она разговаривает со мной так свободно, будто мы знакомы с ней тысячу лет, и это не может меня не подкупать; преграды в общении я не люблю, хоть и сам склонен их создавать с завидной регулярностью.
- А часто у тебя случаются жертвы?
Заинтересованно осведомляюсь я, когда она заканчивает своё повествование. Хотел было спросить что-то ещё, но внимание моё отвлекло табло, на котором высветилась яркая запись с информацией о только что завершившемся заезде.
- Ух ты, смотри, как она его сделала!
Это был парный заезд и не парень, но девушка пришла к финишу первой, обогнав своего соперника всего лишь на ноль – запятая – ноль – семь – секунды.
- Всего  семь десятых секунды! Эх, кажется, мы пропустили классную игру.
К слову, до нашего заезда оставалось всего-ничего – мы стартовали третьими из оставшихся семерых записавшихся на данный момент. Но убедившись, что Розали тоже обратила внимание на недавний успех девушки, я немного поостыл в своём восторге и продолжил, как ни в чём не бывало, словно бы ни на что и не отвлекался.
- Так вот. Серьёзно, ты получала когда-нибудь значительные травмы вот чисто случайно, по нелепому стечению обстоятельств?

+1

11

Признание Хью отразилось в моем сознании недоверчивой рожицей: неужели и вправду всего лишь в третий раз? Я не знаю почему мне вдруг показалось, что мужчина скорее решил дать мне таким образом словно фору перед гонкой - ну, знаете, чтобы я расслабилась и не боялась в случае чего проиграть мол, можно будет все списать на то что "новичкам" (три раза все равно мало для профессионала или даже любителя) везет, нежели он и в самом деле в этом клубе не столь частый гость, коим мне представился в моей безграничной фантазии. В прочем, я не знаю, как выглядят и ведут себя люди, которые в подобных заведениях сидят изо дня в день, делая ставки, участвуя в заездах и хвалясь собственными победами, ровно как и не имею ни малейшего понятия о том, как ведут себя только что пришедшие - хотя по самой себе могла бы сделать вывод, но я не лучший пример со своими-то неловкими ситуациями.
Ладно, я в любом случае сейчас не собираюсь трястись от ужаса и страха - до нашего заезда, кажется, еще далеко. Хотя это не единственная причина, почему я буду, как говорится, "в танке": Уэйл, назвавший меня милой лепешкой, смог быстро прогнать прочь мои мысли и заставить улыбку появиться на моем лице, которая в свою очередь сменилась доброй и простой ухмылкой. Фантазия не заставляет себя долго ждать, и в моей головушке тут же появляется большой блин с моими глазами, губами и двумя дырками - нос, видимо (что же еще это может быть?). Блин смотрит снизу вверх на проходящих мимо него людей и порой хмурится, когда на него случайно или намеренно наступают.
Новый вопрос, отправленный собеседником в мой адрес, остается без ответа ввиду того, что оказывается прерван внезапным восклицанием. Мое внимание перемещается на экранчик, где напротив "имен" гонщиков написаны их результаты. Я утвердительно киваю головой, а потом немного хмурюсь, словно о чем-то задумалась, и выдаю свое мнение на сей счет:
- Нууу, - хитрый прищур ловит взгляд соседа, - мы можем повторить их результат. Конечно, я согласна на меньший отрыв, но для начала и такой сойдет, да. А насчет травм, - я отвожу взгляд в сторону, стараясь припомнить какой-нибудь случай, и, когда вспоминаю, возвращаюсь своими глазенками к мужчине. - Ну однажды я перелетела через распахнутую дверь нубиры. Крутила себе педали на велике, задумалась, музыкой в наушниках наслаждалась, чудной погодой, а тут дверь. Но было поздно. Как летела - не помню, зато помню, как потом встала и пошла. Серьезно!  Даже велик оставила! - я округляю глаза, сама удивляясь тому факту. - Ничего даже не болело. А когда пришла домой, заметила разбитые коленки - это ж надо было так удачно приземлиться. И под "удачно" я имею в виду настоящую удачу, могла ведь и головой об асфальт, и лицом, и спиной, копчиком. Да чем угодно! Ладони были тоже не в лучшем состоянии, но с годами прошло, - я чуть улыбаюсь, а затем продолжаю. - Еще был случай: я, прыгая на батуте, в детстве, в парке не заметила кошку. Она как-то так незаметно залезла на аттракцион, - я строю виноватую мину на лице, - ну, и, в общем, я... Попой на нее прям, - прикрываю рот ладошкой, потому что предательская улыбка выдает скорее то, что та история меня нисколько не расстраивает, а даже очень веселит, и не договариваю предложение до конца. Собственно,  там и так ясно, чем дело кончилось. А насчет моей реакции, то нет, не подумайте, что я живодер и то пушистое создание мне не жаль! Жаль. Но ситуация все равно смешная. - Так что... Со мной всякое случается, - пожимаю плечами. - И тебе лучше меня остерегаться. Я с виду только безобидная, а на самом деле, - чуть вытягиваю ладошки вперед и в воздухе перебираю пальчиками, - ууу, бойся меня. Я опасен, я тайфун, - улыбаюсь и складываю ручки на столике.
Интересно, благодаря кому или чему я вообще до третьего десятка дожила, с такими-то жизненными "драмами".

Отредактировано Rosalie Breezing (2014-03-20 23:25:13)

+1

12

Не знаю, в какой момент вообще появилось всё это стремление кривляться и примерять на себя разные маски, возможно, подобным образом на меня действовал недавний мастер класс в студии Донны, вдохновлённый которым, я всё ещё никак не мог отойти и вернуться к своему привычному состоянию удручённого и уставшего от жизни человека. Но слушая обо всех казусах, о которых мне рассказывала Розали, я клянусь, меня просто напросто распирало изнутри.
И нет, я не злой человек. Я просто человек, который слишком по долгу бываю заперт в самом себе, закопавшись в свою рутину и свои проблемы да переживания. А ведь каждому нужно время от времени расслабляться и скидывать надоевшую замыленную шкуру.
- Ты бы лучше сама себя боялась, Тайфунчик, а не меня пугала. Нет, серьёзно.
Резко переменившись в лице по окончании её монолога, я произношу вдруг чересчур серьёзным взрослым тоном, в котором как будто бы нет ни доли шутки или забавы.
- Ты же всё-таки на трассу сейчас собралась, а не на батут в парке.
Буравлю её не менее серьёзным взглядом, словно на самом деле засомневавшийся и задумавшийся о рациональности нашей затеи, после её красочного рассказа.
- Может быть, мне всё-таки следует сходить за дополнительными ремнями безопасности для тебя? Обмотать тебя ими с ног до головы, ну, чтобы наверняка.
Хмурю брови, так, что между ними пролегает суровая складка, а улыбка на лице девушки тем  временем медленно, но верно меркнет – судя по всему, она поверила в моё псевдо искреннее замешательство насчёт предстоящего с ней заезда.
Но мы-то с вами знаем, что всё это не всерьёз. В конце концов, эти машинки даже не разгоняются настолько, чтобы можно было понести какую-либо серьёзную травму – чёрт, да я вообще не припомню, чтобы кто-то когда-либо получил значительное повреждение в этом картинг-клубе!
- Ладно, не нервничай так, расслабься.
На выдохе произношу я, а хмурость сменяется лёгкой улыбкой; я ободряюще хлопаю её по спине, давая понять, что всего лишь пошутил и ничего злого на самом деле не имел ввиду.
- Я пошутил. Ремни на наших картах вполне себе прочные и эффективные, так что даже ты не будешь нуждаться в дополнительных.
Она смотрит на меня большими глазёнками, полными недоверия и непонимания, чему же из сказанного мною можно верить, а чем нет, и я изображаю измученное выражение лицо, такое, как если бы мне пришлось уже несколько часов кряду уговаривать её поверить в правдивость моих слов. Тех, которые говорят, что боятся нечего.
- Нет, я серьёзно говорю, тебе не о чем волноваться! Слово скаута!
Поднимаю лапу кверху, не знаю зачем, но мне это кажется чем-то священным; чем-то вроде того, как когда прикладываю руку на сердце.
- Давай, допивай свою фанту, и пойдём. Нам готовиться пора.
В несколько больших глотков Розали покончила со своим напитком и спустя несколько мгновений мы уже пробирались через толпу, кажущуюся непроходимой; я – впереди, прокладывая нам дорогу, а она – чуть сзади, крепко цепляясь за мою ладонь.
Вскоре мы оказались там, где начинается, собственно, любой заезд. Здесь – стойка регистрации, где сегодня мы уже побывали, здесь же и хранилище шлемов, и здесь же – непосредственно выход к самим картам, на начало трассы.
Но сперва мы должны были расписаться за технику безопасности. К сожалению (хотя, может для кого-то и к счастью), «инструктаж по технике безопасности всех участников заездов», как гласила надпись на потрёпанном журнале, являет собой чистую формальность. И это – общеизвестный факт, который, в общем-то, никого не волнует.
Поставив свою витиеватую врачебную подпись первым, я протянул ручку Розали, а когда она склонилась над тетрадкой, чтобы расписаться рядом со своей фамилией, я наклонился к ней и шёпотом спросил:
- Ты же ни разу не каталась, ты можешь представить себе эти правила, или тебе рассказать в общих чертах, м?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » one way or another;