В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It was written in blood, on a fucking suicide note.


It was written in blood, on a fucking suicide note.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/fM7OQ.gif

http://s8.uploads.ru/PoQ14.gif

Kataleya Restrepo, Oliver McFly
Дом Оливера; 12°C, небольшая облачность, легкий ветер.
О флештайме:
Каталея не только телеведущая, по образованию она - журналист.
Загорев идеей написать книгу, она начала искать объект и вскоре она его находит - Оливера МакФлая.
Собрав воедино всю информацию, которую она только смогла собрать, включая слухи, договорилась с ним о встрече для того, чтобы взять интервью.
Ей нужно знать, где правда, а где сплошной вымысел.
Ей нужно знать все.

Отредактировано Oliver McFly (2014-03-04 21:13:58)

+1

2


look


Отпуск это чудесно на самом деле, но больше недели я не могу просидеть дома, а тут босс решил дать мне целый месяц отдохнуть за хорошую работу. Я польщена, конечно, и в первый раз до жопы была рада этому, что, наконец, высплюсь, наконец, не придется стоять в чертовых пробках и париться в своей тачке, но спустя неделю я поняла - это полная труба. Что я только не делала, сидела, мучила свою гитару, даже струны порвались, пришлось поднять задницу и дойти до музыкального магазина, где я закупилась не только струнами, но и парами новых виниловых пластинок, которые собиралась заслушать до дыр. Я написала пару песен, они мне поначалу нравились, но потом все полетело в урну, я еще пожалею об этом, но если они не попали в мою крутую тетрадку, значит это хлам. Мне было лень готовить себе, поэтому моя еда была ресторанной, которую я заказывала на дом. Друзья меня пытались вытащить куда-то на природу или в очередной клуб, но beach please, мне же лень, да и не было на это настроения. В последнее время я ходила в задумках написать книгу, правда о ком, или о чем писать - не знала.
В один банальный для меня день, я сидела за своим ноутбуком, ощущая как по коже пробегает сквозняк, поддуваемый из открытого мною окна. Пес нудно скулил, выпрашивая у меня ветчину с моего бутерброда, я ему без всякой жадности отдала ее, сожрав ее без всякого "Спасибо Роб", продолжил скулить требуя добавки, но добавку он не получил по двум причинам. Причина номер один - он жрал утром; причина номер два - ветчины на моем хлебе больше не было. Но дело совершенно не в собаке и не в приятном сквозняке, дело в этой новостной ленте, которая каждую минуту выдавала мне новые новости. Я начинала подпевать песне, при этом сделала ее громче, чтобы перебить звуки, доносящиеся с улицы. Опа, кто такой Оливер Макфлай. Я усмехнулась -Ну прям как Оливер Твист - пробубнила я вслух и нажала на горяченькую новость. Так, так что-то про избиения несчастного гея, черт этот парень, похоже, не привык спокойно жить. Эти выводы я сделала после прочтения сносок, например, там упоминалось следующее "На Оливера Макфлая трижды хотели подать в суд. Первый раз из-за проявления агрессии к евреям в одной из песен, второй раз за драку с негром и третий раз из-за пьяного дебоша и очередной драки". Ну, я нигер и че? Этот парень расист я не пойму? Чем он привлек меня, я не знаю, но мне захотелось проштудировать о нем всю информацию, какую только возможно. Биография, слухи, сколько у него поклонниц, сколько раз он спал с ними, во сколько ходит по большому и по маленькому, чем любит питаться, его любимые музыканты и так далее и тому подобное. Прежде чем я открыла всеми известный Гугл, мне пришлось затариться едой и водой, чтобы не посинеть тут в течение следующих несколько часов.
В тот день я просидела не несколько часов, я просидела до ночи, а потом еще всю ночь пыталась переварить информацию и перечитать свои записи, написанные от усталости корявым почерком. Я окончательно поняла, чем он меня привлек. Во-первых, его татуировки, я ведь огромная поклонница таких вещей, первым делом я оценила их и пролайкала все фотки в социальных сетях, где были видны эти божественные творения. Во-вторых, его биография. Черт возьми, он же музыкант, я слюни пускаю по музыкантам, так что этот парень мне определенно нравится. И нравится не с той целью, чтобы перепихнуться с ним или завести общение со звездой, дабы стать крутой, а нравится в том смысле, что он будет шикарным прототипом моего книжного героя. Мои мозги кипели, собака давно спала, свесив свой язык. Я выключила тихо играющую музыку, закрыла ноутбук, погасила свет и завалилась спать.
Сон забрал всю мою усталость и утром я чувствовала себя бодро. Чашка кофе и я в великолепном настроении. На этот раз у меня была цель, я впервые не хотела ехать на работу. Уже остывший от бурной ночи ноутбук вновь заработал. Я нашла почту этого Оливера и непременно написала ему. Набрала пару нелепых строк, что требуется срочная встреча, от которой он будет без ума. Конечно этого было мало, поэтому я добавила о своей книги и что собираюсь взять у него интервью, возможно с помощью меня некоторые слухи будут опровергнуты, так что мы вполне можем помочь друг другу. Клик и письмо отправлено. Надеюсь он ответит, а если нет я достану его из под земли, но возьму у него это несчастное интервью.
Я гоняла по квартире в одних трусах и майке, потому что было очень жарко. Подпевала песням, танцевала и даже начала убираться. Кто-то постучался в дверь, но я не успела дойти до нее, на мою почту пришло сообщение. Geses who? Барабанная дробь, да, это был Оливер, он ответил на мое сообщение положительно, и я была рада, но... как? Встреча уже сегодня? Я не совсем в отличной форме ну да ладно, я и не прикидывалась леди. Быстро сходив в душ, достала первое, что попалось из шкафа, одела это на себя, собрала сумку, наложила в миску собаке ее любимый корм и Good bye home, я поехала на интервью. Мой любимый Мини купер без труда завелся, и в нем было топливо, отлично не придется тратить время на заправку. Пару километров и я встала в полную задницу. Пробка. Я тороплюсь, время деньги, черт возьми, какой-то придурок подрезает меня на сплошной, в ответ получает пару матерных словечек, длинный гудок сигналки и мой изящный фак. Я давлю по газам и вырываюсь вперед. Блин, прям форсаж какой-то. -Вы достигли пункта назначения - кривой, помятый голос девушки донесся из навигатора, который я тут же выключила. Я вздохнула и перевела взгляд на шикарный дом, который располагался, прям передо мной. -Ну и хоромы блин, он там не теряется, интересно. - я вылезла из машины и захватила свою сумку, черт мне хотелось курить, но не время. Спокойным шагом пробираюсь на территорию дома, странно, что нет охраны и всяких домофонов, наверное тут спокойный райончик. Стучусь в дверь ну совсем не как леди, а как какая-то баба боди билдер, повезло, что еще дверь не раскрошилась. Откашлялась, и передо мной распахнули большую, массивную дверь. Кажется это Оливер, хм на фотках он был совсем другой. -Привет, я по поводу интервью. Помнишь, я писала тебе. - я улыбнулась во все 32 зуба и протянула руку для знакомства. -Я Каталея, но можно звать Робин, Роб. Это мое второе имя. - ну прям как, черт побери, Робин Гуд, тут собрались все самые крутые. Я снова улыбаюсь.

+1

3

майка + джинсы и кеды
Так сложилось, что я не особо люблю журналистов и вести разговор со СМИ для какой-либо статьи или шоу в принципе. Не мое это. Выросший едва ли не в деревне Канады, в детстве я и не мечтал о том, что обо мне будет кто-то знать кроме моих родных и близких, а так же сотрудников на работе, где я буду горбатиться, проклиная все на свете, потому что был бы несчастлив. Вот о чем я думал, а не о том, что по стечению обстоятельств, удачи и фортуны, я окажусь на большой сцене и буду выступать с концертами, пьессами, участвовать в фильмах. Это же всегда было исключительно как хобби, не больше. Но моя жизнь сложилась иначе и вот я здесь, сижу дома и просто отдыхаю. Я знаю, что, стоит мне выйти на улицу и пойти куда-нибудь, как вскоре на каком-нибудь интернет-ресурсе появиться моя фотография и под каким-нибудь громким названием будет написано, о том, что я купил в магазине или как посмотрел на того или иного человека. Я не люблю СМИ, потому что я не могу с совершенным спокойствием прогуляться в полном одиночестве по набережной, поесть в том или ином заведении или сходить в кинотеатр, потому что меня будут осуждать и критиковать за то или иное движение. Я уже не хожу в бары центра города – я уезжаю на самую окраину в самые злачные места, где встречаю кошку-наркоманку и иду бить с ней витрину забегаловки, потому что она настолько худая, что мне хочется ее накормить. Я иду в такие места, где меня никто не увидит и никто не узнает, но разве легко сделать это с моей то внешностью? Если не узнают, то обязательно цепляются из-за моих татуировок, как будто им заняться нечем. И в такие моменты мне хочется тыкнуть этих мужчин в клетчатых рубашках и грубых ботинках (таких стереотипных, как будто выходцев бедных районов Лондона, работяг с мускулистыми руками и вздувшимися венами) в то, что я начинал гораздо хуже них, без отца, в большой семье, где денег не хватало даже на пропитание, однако я не прихожу каждый вечер в проссатый бар, ноя о том, что мир слишком жесток. Я прикладывал усилия для всего. Для того, чтобы жилось легче. Для того, чтобы жилось легче моей семье. Для того, чтобы не приходилось считать копейки.
Я не люблю журналистов, но…
Но сейчас я сижу и с задумчивым видом смотрю на экран компьютера, где высвечено сообщение от некой журналистки, которая хочет взять интервью. Как она там написала? Что-то о книге? Я опять пробежался взглядом по строкам сообщения, ища нужное предложение и выпустил табачный дым из легких.
Я не люблю журналистов, но…
Сейчас я действительно задумался о возможной встрече с этой девушкой. А разве мне станет хуже? Куда еще уж хуже, если по вечерам, когда нам совсем нечего делать, мы с ребятами лезем во всемирную паутину и начинаем считать, кто сколько раз и с кем за эту неделю трахался. Вот же бред, разве нет?
Я не люблю журналистов, но…
Я набираю сообщение о том, что согласен на встречу. Весь день у меня свободный, Джейд сегодня не приедет, Джеймс какого-то лешего спит в гостевой (он иногда припирается без приглашения, когда точно знает, что Малиновка не у меня), но сегодня, судя по билетам на полу, должен уехать в Сан-Франциско, значит у меня появился целый свободный день, которым я могу распоряжаться, как только захочу. И, вот вместо того, чтобы поиграть на контрабасе или посмотреть фильмы, я пишу о том, что хочу увидеться с журналисткой сегодня. Я пишу о том, что очень заинтересован в ее предложении. Я пишу ей свой адрес и говорю как будет лучше ей проехать ко мне от центра. Я пишу ей «до скорой встречи» и отправляю сообщение, включаю музыку, делаю систему едва ли не на полную громкость и иду на кухню. Если девушка напишет, что сегодня не может, то тогда этого интервью не будет вообще. Только сегодня. И лучше, если она приедет в ближайшие часы.
Стоило мне пройти в кухню и налить в чашку кофе, как объявился Джеймс – заспанный, в трусах и рубашке. Вид у него был такой, что ночью он наглотался амфетамина и выпил столько, что его выворачивало потом часа два.
Ну ты и обмудок.
Это вместо доброго утра. Качаю головой и сажусь за стол. Джеймс в свою очередь подходит к раковине и склоняется перед ней, включив кран и жадно глотая воду.
И тебе тоже, доброго. Сколько сейчас?
А голову поднять и на часы посмотреть? Без пятнадцати три. У тебя поезд через час, к матери собрался?
Да, у нее там что-то с собакой, вернее с собакой, думается, все в порядке, а у нее паника.
Ну, тогда одевайся и выметайся, а то еще и тебя к мертвым причислит, приедет сюда, будет охать и ахать, порядок тут наводить.
Ты меня так гонишь, как будто не рад меня видеть.
Я вообще не понимаю, как ты тут оказался…
Такси вызывал.
Я даже слушать больше дальше не хочу. Все, собирайся, ко мне тут журналистка сейчас наведается, не дай Б-г, увидит твою рожу.
Ну, увидит, что тогда будет?
Смотри еще, завтра появиться статья, где нас педиками выставят, ха-ха. Я готов болеть в статьях спидом, сифилисом, да чем угодно, но быть геем? Увольте. К тому же это у меня есть девушка, а у тебя ее нет. Прочитают, разбегутся все, будут смотреть как на сладкожопого пидараса-подружку.
Ладно, я все понял, понял. Сладкожопый пидарас-подружка, посылает тебя далеко и надолго, а сам удаляется к маман.
Еще раз склонившись над раковиной и выпив, как мне показалось, не меньше литра воды, Джеймс пошел собирать вещи, а погодя спустился полностью одетым с двумя таблетками от головы в руках. Проделав еще раз процедуру питья из под крана (да сколько же в него влезает), подобрал со стола билеты, мобильник и цокнул языком.
Кстати, мне только ржака с этих слухов будет. Я-то активом получусь.
Прыснув со смеха, едва ли не запульнул в него чашкой с остатками кофе и пошел закрывать за другом дверь. Черти что, честное слово. Ну да ладно, никто не жалуется. Стоило мне опять сесть в кресло в гостиной комнате и закурить, как раздался стук в дверь.
Что-то наигранно бурчу, но тушу сигарету в пепельнице и поднимаюсь на ноги, опять иду к двери и открываю ее. С интересом осматриваю смуглую гостью, глаза, тело, внешний вид в целом, чуть мягко улыбаюсь.
Привет-привет. У меня еще с памятью все хорошо, так что прекрасно помню. – Протягиваю ей руку в ответ и слегка пожимаю ладонь, послечего отхожу в сторону, пропуская ее в дом. – У тебя от такой улыбки челюсть не сводит?  – Поинтересовался на абсолютном автомате, а чуть погодя продолжил, – Каталея? Как это занятно звучит. Я прям собираю коллекцию знакомых с ебанутыми именами, без обид. Чего только моя родня стоит. – И действительно, чему мне удивляться, если одну мою сестру зовут Игритт, а вторую Монет? Подождав, пока Робин войдет внутрь, закрываю за нами дверь и провожаю ее в гостиную, где сидел чуть ранее.
Что-нибудь хочешь? Чай, кофе, что покрепче? У меня много что есть, не жалко. Робин, присаживайся, куда тебе угодно. Тут, там, – активно жестикулирую руками, показывая на кресла и диваны, – если хочешь, то можно будет попытаться тебя на потолок посадить – у меня где-то стремянка тут была. – Я не пытаюсь ей угодить, ни сколько. Просто меня воспитывали так – быть гостеприимным с теми, кто переступает порог дома. Главное, чтобы эти люди сами к тебе нормально относились, а то правило гостеприимства быстро посылалось к чертям – это тоже вошло в мое воспитание.

Отредактировано Oliver McFly (2014-03-05 01:40:22)

+1

4

И почему я думала, что он будет воспитан и вежлив, хотя так даже лучше, не люблю эти формальности, разговаривать на привычном мне языке это круто. Слава богу, у него с памятью все хорошо, а то бывает, знакомлюсь я с человеком, говорю свое имя, которое вроде не особо сложного произношения, а они через секунду же коверкают его, как хотят, а потом еще переспрашивают, правильно произнесли мое имя или нет, при этом оправдываясь отговорками, якобы память у них плохая на имена. -А тебя бесит, когда люди улыбаются? - невзначай спросила я. Прохожу в дом, осматриваюсь, нет, он определенно тут теряется, или теряет свои медиаторы, которые приходится покупать каждый день. -Робин Гуд и Оливер Твист, не плохая компания. Я с Барбадоса, там у каждого второго имя с легким оттенком ебанутости. -я усмехнулась и пожала плечами. Не привыкла я говорить первому знакомому откуда я, но тут что-то к слову пришлось. Оливер оказался очень гостеприимным, не смотря на первые черты его характера. Я успела сделать вывод, что он слегка грубоват, не страдает стеснительностью, возможно, он не любит планировать свой день по минутам, а еще смею предположить, что этот человек с хорошим чувством юмора. В общем не знаю, могу ошибаться на его счет, но пока он не вызывал у меня отвращения, наоборот мне хотелось узнать его побольше. Я прошла в гостиную, куда он меня проводил. Дом музыканта, сразу видно, гитара в стороне, разные тетради, недавно затушенная сигарета, творческий беспорядок, не смотря на обширность помещения, а еще тут было светло, мне это нравилось.  -Для чего-то покрепче рановато, а вот от кофе не откажусь - я осмотрелась по сторонам и искала место, где могу приземлиться. -Как стремянка поможет мне сесть на потолке? Этого будет не достаточно, нужен скотч, вот тогда можно попробовать. - я плюхнулась на диван и наблюдала за МакФлаем. -Классный дом, и татухи - о да, я хотела это сказать ему лично, о татуировках, просто мечтала. Пока Оливер колдовал над кофе на своей шикарной кухни, я рассматривала всякие побрикушки, которые стояли на журнальном столике, перелистывала и сами журналы, а еще добралась до смятого листка, который валялся возле моих ног. Развернув листок, я прочитала некоторые строки, вероятно, это должна была быть песня. Когда я услышала шаги МакФлая, то смяла листок и бросила обратно. Ну, мало ли, эти стихи я вообще не должна была видеть, например, мои стихи никому не дозволено видеть, это же часть меня. Черт вообще, зачем я полезла разглядывать его стихи, хотя они мне очень понравились, не понимаю, зачем он отправил это в мусорку. -Спасибо - я взяла кружку из его рук, отпила чуток и поставила на столик. Из своей сумки я достала блокнот и ручку, закинула ногу на ногу и опять перевела взгляд на Оливера. -В общем, я мельком упомянула о книге в письме. Как таковую статью в журнал я не пишу, но если тебе понравится статья, которую я напишу о тебе, то могу постараться и отправить ее в какой-нибудь пафосный журнальчик, чтобы опровергнуть кое-какие слухи, если опять же тебе это необходимо, а слухов приятель про тебя ходит не мало, я несколько раз вчера давилась колой, когда читала ту или иную сплетню, чего стоит та шумиха с сестрой. - я усмехнулась и почесала висок ручкой. На блокноте я сделала маленький подзаголовок, который потом подчеркнула. -Так вот, книга будет биографическая-художественная, скорее всего я буду использовать там выдуманные имена, а может и реальные. На самом деле как душа ляжет. Но в ведении я обязательно упомяну нужную информацию. Я планировала использовать несколько героев в своей книге, как сравнение, но когда проштудировала твою информацию, поняла, что только о тебе можно написать целых два тома. Короче идеи еще мутные, расплывчатые, но основа вроде есть. - хреновый я журналист, хотя я и не журналист вовсе, всего лишь закончила вышку и получила диплом с отличными оценками, виной всему моя тупость и медлительность, до сих пор не могу понять чего хочу от жизни. Ну, может эта книга мне поможет определиться окончательно.
-Начнем? - конечно начнем. Я чуть призадумалась, а потом сразу с моих уст начали срываться вопросы. -Начнем с простого, расскажи мне о своей семье по подробнее, в целом о своем детстве, любимые игрушки, конфеты, первая любовь, поцелуй. Чертову Викепедию еще не успели оформить о тебе, мне пришлось находить отрывки и как-то их связывать, но чувствую, там получилась пооолная лажа.-Как бы Твист не послал меня туда, откуда я вылезла, с такими вопросами.

+1

5

Я очень давно контактирую с людьми и научился делать их портреты в голове с первых секунд знакомства, обращая внимание на все, вплоть до деталей, потому что иначе знакомство грозилось обойтись мне в новую стычку и шум из пустого места – я не самый простой человек в общении, хоть ни коем образом не отвергаю его, даже наоборот – стремлюсь к нему. Но как то не срастается, чему я, не особо то и огорчаюсь. У самого и так хватает знакомых и друзей, на которых я могу положиться и которые проверены едва ли не годами общения, чего стоит только Дани – моя вечная заноза в заднице, которую я знаю больше двух лет и могу назвать ее едва ли не своей сестрой, с той разницей, что с сестрами я никогда не спал. Бывали редкие исключения из правил, такие как Алан Барнз, которого я возненавидел с того момента, как только увидел, даже до драки дошло, но теперь, каким то мифическим образом, я могу назвать его одним из своих лучших друзей.
На первый взгляд девушка оставляла о себе приятное впечатление. И дело не только в ее внешнем виде, но и в толике дерзости, которая проявилось в ее ответе по поводу имени (на который я лишь ухмыляюсь).  Так же, если она и волновалась, то хорошо это скрывала, что тоже не могло не нравиться – сидеть с такой, как она гораздо лучше, чем со скромным и стеснительным человеком, потому что разговор строиться на охах, вздохах и вечном заикании, хотя такие среди журналистов встречаются довольно редко.
Ну да, теперь мы точно должны пойти грабить богатых, да и не только богатых, да и не только для того, чтобы отдать все бедным. Хорошо на Барбадосе? Видимо хорошо, но слишком ограниченно по реализации жизненных желаний, не так ли?
«Иначе что ты тут делаешь» - ,чуть не дополнил я, но вовремя остановился, прикусив собственный язык. Жизнь этой девушки, ее взлеты и падения, а так же причины переезда, меня совершенно ни коем образом не касались, да и мы тут не для этого собрались. На журнальном столике был небольшой беспорядок – валялись какие то бумажки, пара книг, которые я просматривал на досуге, поэтому, пока Робин искала место, куда приземлиться, я сгребал все лишнее и расположил на одной из тумб, причем так, чтобы она не попадала в поле зрения моей гостьи. По своей природе я любил чистоту и порядок, сейчас стало даже немного стыдно было за весь этот беспорядок, но лень иногда брала свое, да и, если бы я взялся за уборку, то никого бы не стал принимать до того момента, как не закону вылизывать весь дом, а так как дом у меня большой, то это затянулось бы до глубокой ночи.
А ты посмотри на потолок. Там раньше люстра висела, но ее не так давно, хм, снесли. Крюки остались. Можно веревкой обмотать и подвесить. Или сделать подобие качелей, только в таком случае, боюсь, есть шанс улететь через окно на лужайку – не думаю, что крюк крепко держится.
Не удовлетворившись видом тумбы, открыл ее и начал стряхивать все внутрь, перемешав с другими бумагами и создавая небольшой хаос посреди идеальных стопок.
Старались, спасибо.  – Я сейчас даже не по поводу дома, сколько о собственных татуировках говорю.  Дом был по большей частью фантазией Игритт  (хотя странно такое слышать, зная что моя младшая сестра – модель), поэтому, считаю, ей говорить об этом и нужно. Покончив с запихиванием бумаг в ящик, иду на кухню, оставляя Робин одну в гостиной. Кофеварка только недавно заправлена, поэтому я лишь достаю с полки чашку и включением кнопки заставляю аппарат работать и чуть позже возвращаюсь обратно в гостиную. Протягиваю чашку девушке, а со своей, подобранной с кухонного стола, усаживаюсь в кресле, чуть по диагонали от Каталеи.
Она в свою очередь решает сразу же подойти к делу, достает из сумки блокнот и ручку, я пока просто за ней наблюдаю, отстукивая ногой такт. Внимательно ее слушаю, хорошо запоминая и переваривая информацию. По сути я не против этого интервью, не знаю, уж очень не хочется выставлять журналистку – или кто там она – за дверь. К таким людям просыпается хоть какое-то доверие, касаемое дел.
Хорошо, я согласен, но, в свою очередь, мне бы хотелось быть в курсе продвигаемой работы. Не пойми не правильно, да и к тому же довольно любопытная затея, что из этого выйдет.
Пара глотков кофе и чашка отправляется на журнальный столик. Взгляд ползет по нему и останавливается на пачке и пепельнице, в которой покоится едва ли начатая затушенная сигарета. Потом поднимаю вопросительный взгляд на Робин и все-таки тянусь за пепельницей. Медленно чиркаю зажигалкой, которую достал из кармана и закуриваю, впуская дым в легкие, опять слушая собеседницу. Отвечаю не сразу, эпоначалу я обдумываю что мне говорить, а чего мне говорить не стоит, но потом все таки решаюсь. Сколько бы не было обо мне информации в интернете, о моем детстве неизвестно практически ничего, а в интервью я лишь отшучивался, пропуская в эфир лишь некоторые моменты. Сейчас я впервые собрался сказать… правду что ли?
Я никогда не видел своего отца. Я знаю только его имя и то, потому что оно было в некоторых документах, которые я находил в детстве. Так получилось, что я оказался в семье из одних женщин – матери и двоих младших сестер и мне пришлось… Или я захотел, взять все в свои руки. Ходил на подработки мелкие, на какие только берут совсем сопляков, а вечером помогал матери с сестрами. Честно сказать, это было не самое сладкое детство, если его так можно вообще назвать. И игрушка у меня была только одна – кролик, которого я назвал Джек. Не такой плюшевый, а тканевый. Но он быстро перешел моей младшей сестре – Игритт. Почти все заработанные деньги я отдавал матери, а остатки тратил как раз сестрам на всякие сладости, в особенности на мармелад – до сих пор люблю его. Причем не такой сладкий, а скорее с кислинкой, тягучий немного и жестковатый. По мне так – волшебная сладость.  – Едва успеваю сбросить пепел в пепельницу и затянуться. – Следующая игрушка у меня появилась уже в 12 лет – мама подарила мне гитару. Она у меня в студии лежит, если хочешь, можно будет потом сходить – покажу. Вот от нее меня было просто не оторвать, хотя, кстати, из странных мне больше нравиться бас и контрабас. Особенно последнее. У меня их штуки три есть. Первый раз я поцеловался… Хрен его помнит, лет в 13-14, но я имею в виду не в щечку. Дождь был и вообще получилось очень, хм, влажно. Ну и по большей части неожиданно. Не было всех этих держаний за ручку и походов в кафешку, прочей романтики и соплей на протяжении нескольких месяцев. Переспал вроде с этой же девчонкой, чуть погодя. И опять же без предварительных соплей. Как то само так вышло. Никаких чувств мы друг к другу не испытывали, что уж там говорить о первой любви. – Отправляю сигарету и на минуту-две замолкаю, задумавшись. – Не было ее. Любви этой. Никогда не было. Скорее некое чувство влюбленности кратковременное. Людям нужен кто-то, к кому их будет тянуть. Я мало чем от других отличаюсь. Но серьезного не было. Если только вот сейчас, но я пока не знаю, если честно. Везде есть свои взлеты и падения и, кстати, с сестрой я своей не трахался, хах. – Поднимаю чашку, подношу к губам и делаю большой глоток. – Нам просто нечего было делать. И нужно же было ввести ее в свою публичную жизнь. По моему прекрасный ход. Кто-то до сих пор верит во всю эту чушь, мне даже письма приходят по этому поводу разного содержания, прям зачитаться можно. А ты верила в это?

Отредактировано Oliver McFly (2014-03-05 23:29:02)

+1

6

Да, мне и самой было интересно, что выйдет из этой книги. -Отчет буду отправлять по почте, или буду вести прямую трансляцию по Скайпу. - я усмехнулась и полностью была согласна, если Оливер будет отслеживать мою работу, мало того, разрешу даже вносить свои поправки, конечно же, если они будут там кстати. Мне нравилось, что кто-то был заинтересован в моей книге и согласился отчасти помочь мне с этим. Возможно, именно эта работа заставит полюбить свою профессию окончательно и навсегда.
Обожаю чужие истории, нет, я не люблю лезть в чужую жизнь, ведь знать историю человека и пытаться вмешиваться в его жизнь - это разные вещи, не так ли? Начало жизни юного музыканта показалась мне занятной, особенно все эти истории с игрушками и первой гитарой. Он спросил, хочу ли я посмотреть на гитару и лишний раз поднять свою задницу и доехать\дойти до студии? Да блин, я уже готова идти по направлению и записывать попутно слова Оливера. Я внимательно слушала его, вдумываясь в каждое слово и каждую его паузу, наблюдала за каждым движением, я бы даже высчитала минуты за которые он выкурил сигарету, но была слишком увлечена, слушая МакФлая и записывая мини конспект. Благодаря моей учебе и лекциям, которые я посещала регулярно, мне удалось научиться записывать всю нужную информацию на листок кратко, но понятно, при этом потом уметь в них разбираться. История с сестрами и матерью, это так мило и так по мужски, ведь не каждый парень, да что там, мальчишка, сможет взять все под свой контроль, пойти подрабатывать, пытаясь хвататься за каждую малейшую возможность. Это признак характера, его стойкости, уверенности, силе. Мне нравятся такие, как жаль, что в мире проживают множество процентов мужчин, которые способны только осуждать своих жен, за неправильно приготовленную лазанью, таскать своих детей за уши, за  каждую принесенную двойку домой, при этом протирая до дыр штаны, лежа на диване, попивая пивко и вытирать об себя жирные от крылышков руки, смотря любимый футбол. И что еще для жизни надо? Мне не терпелось услышать продолжение, и я с наслаждением слушала Оли. Его речь такая слаженная, не было долгих раздумий, мычаний, его богатый словарный запас помогал ему вести со мной красивый и приятный разговор. Черт, мои уши и мозг получали оргазм от историй и его голоса. А какое красивое имя у его сестры, у его мамы отличная фантазия, нет никаких банальностей вроде, назвать сына Джастином, а дочь Джессикой, круто, мне нравилось. На минуту мне захотелось познакомиться с его мамой, но кто я черт подери такая, чтобы в первый же день знакомства проситься к нему домой? Правильно, никто. Поэтому либо я с этим подожду, либо просто забуду раз и навсегда. Все его детство настолько трогательно, что если бы по этой истории снимали фильм, уверяю, я бы пошла на него с ведром попкорна, а потом отложила его и вытирала слезы и на счастливой концовке полностью утонуть в своих слезах. Я не любитель смотреть такие фильмы, но иногда мне было это необходимо. И кто знает, если я выпущу эту книгу, и она разлетится с миллионным тиражом, то например Лассе Халльстрём заметит эту книгу и обязательно снимет по нему фильм. Эх, мечты-мечты... Но между тем, я продолжала слушать и писать. Первая любовь, которой у него не было, меня не поразила, ну все музыканты или актеры такие, а если не все, то большинство. Назовите мне хоть одну крутую пару, которая с начала и до конца вместе, только такую, знаменитую, не считая Джоли и Питта. Правильно их нет, они либо не сильно популярны, либо разбегаются быстро, при этом успевают нарожать кучу детей, набрать из детских домов детей, будто они игрушки, нажить совместное имущество, а потом на глазах у всех его делить и решать свои проблемы, вот так вот. Так, что Оливер красавчик, не парится по этому поводу, правильно, на его месте я так же  уделяла внимания больше себе, своей карьере и занималась тем, что я действительно умела и любила. Когда у меня вырывалась свободная секунда, я успевала взять кружку кофе, который порядком остыл, и сделать пару глотков, дабы промочить горло. Дальше он рассказал о несуществующем романе с сестрой, которому я не поверила. Ну не может такой парень, с такими татухами вытворять такое со своей сестрой. -Нет - ответила я, пошатав головой. -Понятно, что это пиар ход. Не понимаю, почему твои поклонники и завистники не списали это на пиар, даже после объявления всей информации. Я думала последнее время, все скидывают на это, например, Агилера потолстела - пиар ход, Спирс побрилась на лысо - пиар ход. Боже у девушек нервы разрушены, вот и начали жиреть и бриться, при чем тут пиар, если они, черт возьми, и так популярны? - я развела руками и допила кофе. -И, кстати, насчет гитары, я безумно хочу ее увидеть, вообще это интересно посмотреть, где ты работаешь и так далее. - я хотела еще добавить, что не навязываюсь, и если нет, так нет, но меня прервал вибрирующий телефон. Я резко зашевелилась и начала искать телефон в своей сумке. Когда среди ненужного хлама я нашла то, что искала, то тут же выключила его, не смотря на экран. Ненавижу, когда меня беспокоят. -Сказала же не звонить мне - пробубнила я, зажимая кнопку выключения на  телефоне. В автоответчике все доходным языком сказано, надеюсь, никто не будет меня, потом разыскивать с вертолетами. Я закинула телефон обратно и на глаза мне попались сигареты. Черт, я опять захотела курить, жажда мучила еще, когда Оливер курил, но я как-то не зацикливалась на этом, а теперь. Я достала пачку -Ты же не против да? - для вежливости спросила я, но МакФлай явно был не против и, стиснув зажигалку со стола, я прикурила сигарету и сделала затяжку, пропуская через свои легкие дым, затем выдыхаю, сигарета медленно сгорает, а пепел едва ли не падает на пол, но я успеваю дотянуться до пепельницы, которую предварительно пододвинула к себе. -И так - я поменяла положение посадки и теперь поджала одну ногу под себя. -Отец, ты пытался найти его, или может он пытался тебя найти, но ты не хотел видеть его? - черт это слишком лично, но так интересно. -Как твоя сестра переносила все это? Какая была атмосфера дома? У вас были серьезные ссоры, которые повторялись часто, и тема ссор была всегда одной и той же? А что насчет твоих школьных годов? Как к тебе относились там? - чем дальше Руди, да я все-таки вычитала его имя на интернет постах, кажется это его первое имя, так вот, чем дальше он заходил, тем становилось еще интереснее. -О, еще вопрос, который никак не перекликается с другими. Почему ты представляешься как Оливер, а не как Руди? Оливер - это твой псевдоним, или второе имя, которое превратилось в псевдоним?

+1

7

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » It was written in blood, on a fucking suicide note.