Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я буду плакать о тебе.


я буду плакать о тебе.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://savepic.net/4836015.png


Участники: Henry Hunter, Megan G. Hensley
Место: кафе, где работает Меган.
Погодные условия: вечер, других сведений нет.
О флештайме: так я встретил Меган Хенсли...

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-12 01:07:13)

+2

2

Этот удар был ниже пояса.
Ее удар по моим чувствам.
Тот, который я не смог выдержать.
Видит Бог…. Иисус… Мухаммед… Будда… Сектантский сумасброд… И пресвятой дух… Уж лучше жариться в аду и раздирающе кричать от боли, чем испытывать то, что я переживаю сегодня.
Странное чувство  — будто все это не на самом деле, а на грани сна и яви. Я словно оцепенел, после пережитого не хватает сил волноваться. Я теперь ко всему безучастен.
Единственное, что меня заботит сейчас — вот этот стакан.
Я выпиваю его залпом и тут же делаю знак официантке, чтобы она повторила заказ.
Несколько месяцев назад Нола Уилтон призналась мне, что ждет ребенка. Моего ребенка. И пропала. Все попытки разыскать ее тщетны.
Я пью из-за нее. Я напиваюсь, чтобы забыться. Одна рюмка преследует другую. Я пью до дури. Безудержно. Я пью до тех пор пока не теряю рассудок.
Сьемки сериала завершены.
Я не могу заставить себя вернуться к писанине.
Чтобы заняться чем-то и отпустить тоску, смыть ее горечь — мне нужно опохмелиться.
Моя жизнь постепенно превращается в сплошной Лас-Вегас. Я давно потерял счет времени. Спина затекает от того, что я так часто заседаю в барах. Мне тошно от рюмок. А без них — еще тлетворней.
Я атом. Вокруг меня вращается по беспокойной орбите Вселенная бара. Кружатся официантки в своих коротких платьях. Их танец напоминает ветер — красота молодых порхающих тел сплетается в поганое месиво пьяного рассудка.
От меня пахнет дурно.
Я давно не менял одежду и не принимал ванну.
Эти трусы натирают мне ноги уже неделю. И зубов не касалась щетка.
У меня в кармане припрятана карта Visa Platinum. Я чертовски платежеспособен. Мое лицо медийно. Несмотря на нелепый внешний вид, я желанный клиент любого кабака Сакраменто. Иногда меня даже фотографируют, чтобы разместить снимок на «стене почетных клиентов».
«У нас в гостях был бомжара. Это Хэнк Хантер. Он нажирался в хлам в этом баре. Потом скатился под лавку, не в силах вывести какую-либо закорючку на этой фотографии, напомнившую бы автограф, и мы вынуждены были его отправить восвояси. Вот вам снимок — вуаля, подтверждение. Он у нас напивался. И вы напивайтесь. Поступайте так же как этот падла с экрана».

Сейчас я сижу отнюдь не в престижном баре, а в самом захудалом кафе «на обочине». Я достаточно трезв для того, чтобы сформулировать и  набрать еще одно ультимативное сообщение Ноле Уилтон. И вполне пьян для того, чтобы его отправить адресату.
И вот дрожащими пальцами я набираю СМС.

«Я приехал пьяный за рулем к тебе.  Хозяйка сказала, что ты съехала. Ты сбежала от меня как трусливая тварь. Курица! Идиотка!».

Я хлопаю стопку. И тут же строчу второе сообщение.

«Сейчас я поеду разгонюсь хорошенько и ищи меня реально в аду. Кстати, я забрал у хозяйки твои пожитки и скинул их в реку. Все это я заснял на видео. Наслаждайся, гадюка».

Мне хотелось и в самом деле сесть за руль, разогнаться, что есть мочи и устроить дорожную катастрофу!!
Сука!

«Мне очень больно, сегодня не подходящий день! Мне пиздец! Если ты не вернешься, мне не за чем жить».

Блядь.
Блядь с длинными ногами и доверчивым взглядом. Тварь, которая посмела меня оставить. Курица! Похитительница моего ребенка!
Я подам на нее в суд! Я отвоюю все, что причитается мне по праву. Я уничтожу ее.
— Эй, официантка! Капни мне еще чутка в рюмку. Я хочу как следует опохмелиться, — я ухватываю за юбку официантку.
Я цепляюсь за ее одежду как за последний шанс к спасению. И смотрю на нее жалостливо и молебно, как смотрит грешник на священника перед покаянием.
Моя участь предрешена. Пара стопок… Машина… Авария… Встреча с Богом… Суд страшный… Отпевание… Так вылетят из меня все остатки сумасшествия.
Пара стопок притупит трусость.
Я наберусь отваги свести счеты с жизнью.
— Налей мне еще и я стану называть тебя Терезой, — я как следует отряхиваю ее за юбку… По моим губам пробегает улыбка умалишенного. Сумбурная. Горестная. Жалкая. Едкая...
— Женщины… Вы все такие одинаковые. Это тебе, Тереза, кажется, что ты удивительная… Уникальная в своем роде… А на самом деле… — мой голос переходит на шепот.
— Блядь ты придорожная. Блядь в фартуке официантки. Блядь — вот кто ты…

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-10 12:50:05)

+2

3

Placebo – Space monkey

Моя жизнь шла размеренно и рутинно, если не учитывать одного маленького события - вчера мне сделали предложение.
Мой сосед, мой друг детства, моя радость и слабость. Человек, которого я всю жизнь считала своим братом вдруг так подло разрушил все мои представления о крепкой верной дружбе до гроба. Своим предложением руки и сердца он предал меня. Растоптал. Задушил. Убил.
Я доверяла ему каждый свой секрет, каждый свой сладкий_запретный сон, а он так безбожно надругался надо мной, раскрыв коробочку с дешевым кольцом.
В том квартале, где я родилась и где живу до сих пор не было ни одного богатого человека, мы все были одинаково за чертой прожиточного минимума. Я часто выглядывала в окно из своего маленького домика и смотрела куда-то далеко - далеко. Я мечтала стать принцессой, мечтала, что однажды мне удастся выбраться из этого места, я тянула свои тоненькие хрупкие ручки к чем-то прекрасному, нежному, светлому...
Но в итоге моя жизнь сложилась иначе. Из этого места я не уехала, всё также продолжаю жить с отцом, работаю официанткой в местном кафе и шью себе одежду. Это одна сторона моей жизни.
Есть и вторая. Яркая, бурная, счастливая, но, увы, фальшивая и лживая. Я учусь в калифорнийском университете на юридическом факультете и мечтаю поскорее начать работать по профессии. Все мои университетские знакомые думают, что я богатая и успешная. Им кажется, что детство у меня было волшебным, словно я, как и мечтала, жила в огромном замке с миллионами игрушек и китайским чайным сервизом для них.
Я опасаюсь того момента, когда кого-нибудь ненароком зашвырнет в это бедное кафе, но пока мне безумно везло и мне не приходилось прятаться на кухне и просить подруг-официанток подменить меня.
Сегодня я была подавлена. Мой бывший друг, недоделанный горе-любовник без конца присылал мне сообщения. Извинялся, просил, чтобы я дала ему второй шанс, но о каком втором шансе идет речь? Я никогда не подавала ему надежды, более того - я и не знала, что у него есть на меня какие-то призрачные планы. На экране моего телефона тридцать три сообщения с текстом : " я люблю тебя, Меган!" Л-ю-б-л-ю. От этого слова внутри все переворачивается и хочется срочно прочистить свой желудок. Слово мерзкое. Слово поганое. Кто его вообще придумал? Нежно-ванильные сны. Никогда и ни с кем не было у меня никакой романтики, лишь однажды. Но тогда я сбежала, как маленькая девчонка, просто уехала не пытаясь и объясниться перед ним. Красивые слова, время, проведенное вместе, смех, шутки, комплименты, ночи, планы и мечты - всё это делает обоих уязвимыми. Влюбленные люди иногда ведут себя, как дибилы, честное слово! Рассудок затуманен, ими движет конечная цель под названием "счастье". Они, словно в клетке, бьются об стены, ревнуют, рвут волосы на голове, плачут от обиды, медленно впрыскивают в себя смертоносный яд.
Мой друг детства подставил себя, не я, а он подписал себе смертный приговор.
— Эй, официантка! Капни мне еще чутка в рюмку. Я хочу как следует опохмелиться. - вот же хамло. Из моих мыслей меня медленно вытягивает  в жестокую для меня реальность незнакомый посетитель кафе. Выглядит он, мягко говоря, не очень. Да и запах от него соответствующий. Но лицо его мне чертовски знакомо, только не могу вспомнить, где именно я его видела.
Он грубил, но я не обращала внимания. Если каждый раз воспринимать подобные слова близко к сердцу, то можно сойти с ума. Кем я только не была для некоторых категорий посетителей кафе. Я не стану озвучивать, это итак понятно.
—Неудачный день? А может, неудачная жизнь? - с усмешкой спросила я, но по-доброму. Сделала вид, будто не слышала его ругательства в мою сторону и налила еще водки. Он был похож на человека, потерявшего всё в одночасье. Я пристально посмотрела на него и представила, как бы он мог выглядеть без этой заросшей бороды, грязной одежды и пьяного взгляда. Вполне презентабельно. Его манера речи напоминала мне собрание творений Чарльза Буковского. Резкий, грубый и в тоже время правдивый и находчивый.
Я никогда не нанималась быть психологом, мне было все равно на проблемы других, ведь и своих по горло, но мимо этого человека я не могла пройти, не заинтересовавшись.
—Водка не сделает твою жизнь лучше. Да ты итак без меня это знаешь. Лучше бы бросил эту гадость и посмотрел на себя в зеркало. - протирая его стол душистой тряпкой, сказала я и пожала плечами. Нет, мне не было его жаль. Нет, я не хотела притащить его в свой дом и привести в порядок, мне просто было любопытно, а кем он был раньше, что делал и чем дышал.
Мой рабочий день подходил к концу, я была невероятно рада этому факту. Телефон пришлось отключить, мой бывший друг детства достал сообщениями так, что я уже начала злиться. Хотя вывести меня из себя очень проблематично.
На улице смеркалось, я обожаю гулять по ночам. В ночи есть что-то запретное и таинственное, а утро время Бога. Ночью Бог уходит, хотя о его существовании  я никогда не задумывалась. Я - атеистка, и даже в каком-то роде нигилистка. Отрицаю всё, что вижу. И уж тем более не верю в чувства людей, любовь и прочие "радости" жизни.

+2

4

Крыша. Крыша. Крыша.

— Неудачный день? А может, неудачная жизнь?
Есть такая болезнь — мифомания. Многие литераторы, увы, страдают этой заразой. Они боятся  правды. И неизменно шарахаются  от тех, кто произносит ее в лицо, предпочитая всякую сухомятку.
Я — литератор.
Она — официантка.
Я обращаю к ней глаза. И несколько секунд задерживаю взгляд на линии ее подбородка.
Породистая официантка. Дерзкая. Самодурная курица! Подумать только — она набралась смелости оскалиться на литератора?!
Как ей доходчиво пояснить, что это вовсе не жизнь моя неудачлива… Моя жизнь прекрасна! Я — создатель модной литературы, национального богатства... Гений.
Женщины — вот причина моего разочарования и пьянства.
Женщины и в самом деле ужасны.
Я откинул голову назад и рассмеялся.
— Пустые бутылки есть? — спросил я, все так же не сводя с нее взгляда.
— Водка не сделает твою жизнь лучше. Да ты итак без меня это знаешь. Лучше бы бросил эту гадость и посмотрел на себя в зеркало, — сказала она, протирая стол тряпкой.
Еще и читает нотации.
Моралью меня потчивать вздумала.
Капнула б в рюмку… Она так одиноко стоит напротив меня… Пустой ей быть не ладно…
Я притуплял боль душевную водкой. Мне сносило крышу. Я не был способен прожить без водки. Я не хотел быть трезвым.
— Ворчунья, — я нахмурился и с силой толкнул рюмку в сторону.
— Почему ты отчитываешь  и отчитываешь меня?
Я закрыл лицо рукавами.
— Давай преиграем ситуацию. Представь, что у тебя появились рычаги управления мною. Я прямо сейчас одариваю тебя специальными полномочиями! До полуночи я буду неукоснительно исполнять каждое твое желание,  — я схватил зубачистку и взмахнул ей словно волшебной палочкой.
— Я — заблудшая душа, хватаюсь за тебя, официантка, как за последнюю надежду к спасению. Достаточно ли ты смелая для того, чтобы воспользоваться подобной силой?— невольно я икнул. И вновь потянулся к пустой рюмке.
— Не дай мне спиться.

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-12 01:12:40)

+2

5

— Почему ты отчитываешь  и отчитываешь меня? - я нахмурилась, закончила протирать стол тряпкой и задумчиво протянула.
— Наверно, потому что меня никогда и никто не отчитывал. И вряд ли теперь кто-нибудь осмелится... Решила попробовать поотчитывать. - чтобы я не делала, отец всегда ждал меня дома с распростертыми объятиями. Он никогда не кричал, не угрожал и уж тем более не поднимал на меня свою, скажу честно, довольно тяжелую руку. Может, от такого воспитания я и выросла вовсе не ангелом. Никогда не задумывалась о том, а как же я буду воспитывать своих собственных детей, но знаю, что буду немного строже с ними, чем мой отец со мной. До фанатизма доходить не буду. Результаты такого воспитания видела, и не раз - такие дети вырастают замкнутыми, неуверенными в себе и жизнь без родителей дается им очень сложно. Обычно, они хорошо учатся в школе, университете, их поведение на блестящем уровне, однако, как только они входят во взрослую жизнь, их моментально уносит течением лжи и обмана. Они попросту не справляются с потоком хамства и жесткой конкуренции.
— Управлять тобой?.. Я не Всевышний, но попытаюсь что-нибудь придумать с этим. - украдкой посмотрела на свои часы, дешевые, побитые, но стрелка на них всё еще ходила. Сейчас шесть вечера. У меня есть шесть часов до полуночи. - пробубнила я скорее себе, чем ему, чтобы определиться и понять, а что я, собственно, смогу сделать за шесть часов?
— Не дай мне спиться. - никогда и никто не просил у меня помощи или хотя бы элементарной поддержки. Я просто не была создана для этого. Прежде чем взяться за судьбу другого человека, надо разобраться со своей.
Я посмотрела на мужчину, хотела сказать, что у меня итак своих дел по горло, но вопреки своим мыслям отчетливо проговорила :
— Жди. Сейчас переоденусь и пойдем. - я убрала все рюмки с его стола и попросила официанток больше не наливать ему. Удивляюсь своей смелости. Куда идти? Зачем? Что мне делать и что говорить? Я наконец-то выползла из формы официантки, надела обычную черную футболку и джинсы. С долей ненависти запихнула фартук в шкафчик, закрыла на ключик и направилась к столику таинственного незнакомца. Он ожидал меня, время от времени терроризируя других официанток, просил еще водки.
— Мы ведь договаривались. В ближайшие шесть часов никакого алкоголя. Пошли, прогуляемся. Подышим свежим воздухом, от этого места меня уже тошнит. - я протянула свою руку мужчине и помогла ему встать. Мы вместе вышли из "Симплисити", свежий воздух помог мне взбодриться, а ему немного протрезветь. Солнце медленно опускалось, но еще дарило свет своими лучами. Они упали на лицо мужчины, я встала напротив него и прищурилась.
— Как твое имя? Кто ты? - первое, что я смогла сказать после того, как мы вышли из кафе. Я вовсе не боялась его, находиться с ним тет-а-тет было не страшно, запах от его одежды меня уже ничуть не смущал. Мной одолел неистовый интерес, и так хотелось услышать его рассказ о жизни, ведь каждая его фраза носила не однозначный характер. Он говорил, как философ, как литератор...
— Ты, случаем, не писатель? По моим представлениям, именно так они и выглядят. А вообще, я очень люблю читать. - я пожала плечами, скинула волосы на одну сторону плеча и улыбнулась. Что-что, а вот книг в доме было море. Самых разных, на любой вкус и цвет, но не было сказок. Признаться, я не прочитала и не посмотрела ни одной сказки, даже "Русалочку", "Красавицу и Чудовище" и остальные, которые нормальные девочки читали по сто пятьдесят раз на день. В шестнадцать лет я начала читать книги по биологии и психологии. Эти книги и знания, полученные из них, помогают мне сейчас в моей теории лжи и обмана.
— Меня, кстати, зовут Меган Хенсли. Для друзей я просто Джо - сокращение от второго имени, которое мне дала мамаша. - на улице становилось прохладнее, я немного замерзла. Обхватила себя руками и продолжала медленно идти по узенькой тропинке рядом с незнакомцем.

+2

6

— Для официантки ты слишком храбрая. Не думаю, что ты долго продержишься на этой работе, — я досадливо улыбнулся.
Есть на свете одна чистая душа — добрая, преданная… Душа официантки. Желторотой девчонки, которая елозила по столу тряпкой.
Невольно я покосился на ягодицы той самой официантки.
Красивые ляжки… Задница… Отменная задница!
Как жаль, что я сейчас не был под кокаином. Под наркотой мои мысли поглощены чем-то большим, чем ягодицами какой-то скверной девчонки с дерзким характером. Под кокаином у меня не стоит. И я сполна наслаждаюсь измененным сознанием — философией, расчетом траекторий своих полетов по комнате, логикой…
Что может сделать такая великолепная задница с моим унынием! Хлеще кокоса!
Я сидел неподвижно. Мой взгляд застыл на ягодицах официантки. В руках у меня все так же была зажата стопка.
Вот это и  миг истинного вдохновения!
— Управлять тобой?.. Я не Всевышний, но попытаюсь что-нибудь придумать с этим, — сказала официантка. И принялась смотреть на часы…
— Сейчас шесть вечера. У меня есть шесть часов до полуночи.
В знак согласия я мотанул головой.
— Тереза, на возвращение моего доброго имени у тебя в распоряжении как раз шесть часов, — пробубнил я и щелкнул в воздухе пальцами: «гарсон, налей еще».
— Жди. Сейчас переоденусь и пойдем
От удивления я икнул и изумленно покосился на ягодицы официантки.
Какова девчонка… Надо же! Приняла мой вызов!
— Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам
Мои глаза стали совершенно стеклянными.
Я глубоко скорбил по утрате Нолы Уилтон. Я был пьян до одури. Передо мной мельтешили юбки официанток и лица посетителей. В голове не оставалось уже ни одной мысли. Механически я искал взглядом Терезу. Точнее ее ягодицы.
Во мне не было никаких глубоких чувств. Я повиновался первозданному инстинкту — волочился за официанткой, которая проявила ко мне милосердие.

Тереза принадлежала миру потустороннему и плутоническому. Она то исчезала. То появлялась. Из воздуха. Возникала словно ниоткуда. И тот час растворялась.
Наконец, она снова возникла перед моим столиком.
Я отвесил ей что-то вроде поклона, чтобы показаться благодарным и благородным — не совсем закоренелым пьяницей, коим, в конечном счете, и был. 
— Мы ведь договаривались. В ближайшие шесть часов никакого алкоголя. Пошли, прогуляемся. Подышим свежим воздухом, от этого места меня уже тошнит.
— Давай уйдем! Ебучий кабак уже поперек горла, — я швырнул несколько купюр на стол, несколько — заботливо поместил в карман Терезы.
Что ж, мы вышли на улицу. Я плелся позади Терезы. Свет слепил меня. Я почувствовал себя в роли собачки, кое-как перебирающей лапками за своей ретивой хозяйкой.
Гав! Гав! Какой вонючий воздух… Как быстро шагает Тереза! Она порхала в воздухе… А мои ноги совсем не хотели отрываться от асфальта…
— Как твое имя? Кто ты?
— Вот это всем вопросам вопрос! — на секунду я остановился, чтобы протереть кулаками глаза и отдышаться.
— Хэнк. Меня зовут Хэнк. Я снимаю порнофильмы.
Тереза почему-то  решила, что я — писатель. Наверное, я и в самом деле приятно соответствовал внешностью своему призванию! Алкоголик с кучей наличных и картой Visa Premium — 100% писатель.
Мне захотелось поиграть с Терезой и предстать перед ней в образе режиссера порно фильмов.
Она не узнала меня.
Да, я — король положения!
— Ты никогда не помышляла о карьере в порно? Я сделал бы из тебя знаменитость! — восторженно воскликнул я, нагоняя Терезу на тропинке.
— Меня, кстати, зовут Меган Хенсли. Для друзей я просто Джо - сокращение от второго имени, которое мне дала мамаша, — сказала она…
И тут то я и смекнул, что меня в ней так зацепило! 
Неподдельная искренность.
Меган Хенсли. Моя Тереза. Была настоящей и простодушной. Она обнажалась передо мной не снимая одежды. Меган танцевала для меня стриптиз душевный. Она была несомненной находкой для писателя.
Я искоса улыбнулся и взял ее за руку.
— Однажды тебя истребят безжалостные браконьеры. Ты очень чистая.
Мне захотелось встать перед ней на колени.
Я не был в силах держаться и встал на колени.
— Я хотел поебаться с тобой. У тебя отличная задница! Но теперь не стану... —  я рассмеялся.
Писатель, известный чудак, буян и пьяница, был выбит из колеи событиями чрезвычайными, вдруг почувствовал себя без пяти минут героем.
— Слушай, — спросил я, —  ты что — ведьма какая-то?
— Хоть ты и такая странная… Я подписался сегодня на роль твоего Джина. Давай похитим вон ту тачку? Я похищу для тебя вон ту долбанную тачку!

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-13 21:25:08)

+3

7

— Хэнк. Меня зовут Хэнк. Я снимаю порнофильмы. - я застыла, как вкопанная. Такими словами еще никто не привлекал мое внимание. Моё внимание еще никогда и никто не привлекал, если уж быть точнее. Знаете ли, я не из тех девушек, которым нужны цветы, подарки, розовые очки и мечты о детях. А ведь именно словами обо всем этом и пытаются привлечь многие мужчины.
Меня этим не взять. Животной грубость, кстати, тоже. Я как расплавленные часы  Сальвадоре Дали, и буду плавиться в руках мужчины только тогда, когда он найдет удобный механизм, правильный ключик ко мне.
— И как ты снимаешь порно? Какие ракурсы предпочитаешь? - я нагло посмотрела в глаза Хэнка. Мне не стыдно говорить  на интимные, пошлые темы. Я никогда не краснею, говоря о разных позах и о том, чтобы сделала. Но редко приступаю к самим действиям. За двадцать два года у меня было не больше трех мужчин. Я предпочитаю экспериментировать с одним партнером, нежели отдаваться всем и сразу. Есть такая ванильная цитата, которая переходит из паблика в паблик : "Если один ключ открывает много замков-это офигительный ключ! А если к одному замку подходят все ключи - то это..." То это девушка легкого поведения, сказала бы я.
— Для карьеры в порно у меня слишком маленькая грудь. Хотя какое это имеет значение, если у тебя есть щель между ног, да? С другой стороны, как показывает статистика, девушки с маленькой грудью снимаются в порно намного чаще, так как девушки с большой грудью стесняются ее показывать. - я засмеялась. Не спрашивай, откуда я знаю эту статистику! Просто где-то прочитала. - я пожала плечами и хитро улыбнулась.
Люблю удивлять людей, возможно, сейчас я не показываю начитанности, особой остроты своего ума, но что-то в моих словах есть. Я смотрю в его глаза и пытаюсь уловить на все происходящее реакцию.
— Чистая... Я вру людям. Я бесконечно вру, вру, вру. И от этой лжи меня уже тошнит. Но я подумала, зачем врать тебе? Ты видел меня официанткой, с тобой я изначально должна быть честна. Тем паче, мне кажется, что и ты врешь людям. Мы можем объединить общий "дар." - проскандировала я, будто в меня вселился дядюшка Адольф.
— Я хотел поебаться с тобой. У тебя отличная задница! Но теперь не стану...
— А я смотрю, ты тоже честен со мной! Отбей пять! Не каждый мужчина может сказать это вслух. Я думаю, что твоя задница не хуже моей. Но тебе надо снять эти лохмотья и переодеться! -  я посмотрела на своего собеседника оценивающим взглядом. Представила, как бы он выглядел без этой дырявой одежды, например, в черном фраке.
— Я - ведьма. На мне написано, да? Бу! - засмеялась, мы подходили к дороге. Становилось жарче и интереснее.
На обочине стоял красный мерседес. Я никогда не занималась чем-то подобным, но сейчас каждая клеточка встрепенулась от нервного возбуждения. Мне хотелось сделать это. Мне хотелось сделать это и ни о чем не пожалеть. Странно, что на окраине Сакраменто вообще бывают такие машины. Значит, это знак свыше. Знак - надо действовать, надо спешить.
— А потом поедем тебе за костюмом! Мне за платьем, и будем, как Бонни и Клайд. - романтик в душе умирает последним.
Я обошла машину три раза, мне бы понять, как это делается, хотя я видела и не раз, но, увы, как таковой практики не было. Я только закурила, повернулась к машине спиной, а когда повернула голову, Хэнк уже сидел в тачке.
— Да ты и правда джин! Поехали, водила! - не теряя времени, я запрыгнула к Генри. Включила музыку погромче, металлику. Мы ехали по пустой дороге и кричали. Машина была с откидным верхом, я высунула голову, а затем и высунулась сама по пояс.
— СВОБОДА!!!!!!! - кричала я, смеясь. Волосы из-за ветра попадали  мне в лицо, я пыталась убирать их, но все попытки были тщетны. Я расставила руки в стороны и почувствовала, что живу.
Да. Именно в этот момент я и почувствовала, что живу.
—Хэнк, спасибо! - прокричала я, посмотрев на своего спутника.

Отредактировано Megan G. Hensley (2014-03-18 07:22:23)

+3

8

— И как ты снимаешь порно? Какие ракурсы предпочитаешь? — спросила она — я тот час же запустил руку в карман. Невзначай. Чтобы пощупать член.
— Мне нравится домашнее порно. Я установил автомобильную камеру в спальне…
Воспоминания об автомобильной камере, установленной в спальне, признаться, застигли меня врасплох. Я был поражен своим откровением. Пожалуй, я и в самом деле был превосходном режиссером порно. Мне не приходилось врать своей Терезе…
Что ж, я опустил в карман и вторую руку…
Время обездвижело. Я смаковал минуту этого нечаянного блаженства. Я вспоминал. Я ликовал. Я ждал. Мне даже представилась Тереза, облаченная в униформу монахини, в той самой спальне... Тереза. Ее детское лицо... Невинность под прицелом автомобильной камеры…
Случайное рукоблудство во время прогулки… Стало быть… Я оживал!
Напрасно я не продавался в рабство монахиням раньше… Чудесная вышла прогулка!
Меган взглянула мне прямо в глаза. Без робости. И лишней застенчивости. Я лишний раз пошерстел в штанах. Восхитительная женщина эта Тереза. Восхитительная!
«Я трахну тебя под прицелом автомобильной камеры» — вот что вертелось в моей голове, когда я смотрел ей в глаза… И улыбка невольно проснулась на губах.
«Не жди месячных» — я все так же шерстел руками в штанах, наслаждаясь ее взглядом.
Пожалуй, сейчас между нами произошло что-то более интимное и сакральное, чем обычно происходит в постели или в храме на  исповеди.
— Для карьеры в порно у меня слишком маленькая грудь. Хотя какое это имеет значение, если у тебя есть щель между ног, да? С другой стороны, как показывает статистика, девушки с маленькой грудью снимаются в порно намного чаще, так как девушки с большой грудью стесняются ее показывать, — она засмеялась.
— Сейчас проведу инспекцию. Вот и проверим,— я дотронулся до ее груди ладонью.
— Крохотные! Как грецкие орешки! Подумываешь о пластической операции?
Мне было сложно сдержать улыбку. Я с нарочитой вдумчивостью ощупал грудь Мэган еще раз.
— Послушай, я совершил крамольную ошибку! Персик! Наливной персик! Нужно лишь подобрать подходящий ракурс! Могу дать тебе несколько бесплатных советов, которые помогут тебе раскрыть в себе потенциал начинающей порноактрисы! — моя ладонь как-то не спешила отрываться от груди Меган. Как будто прилипла. Ей Богу! Прилипла! Чем у нее там эдаким было намазано?
— Чистая... Я вру людям. Я бесконечно вру, вру, вру. И от этой лжи меня уже тошнит. Но я подумала, зачем врать тебе? Ты видел меня официанткой, с тобой я изначально должна быть честна. Тем паче, мне кажется, что и ты врешь людям. Мы можем объединить общий "дар." — я нехотя отстранил руку и фыркнул.
— Я бы ни за что не захотел от тебя детей. Ты такая обманщица! Ты ужасно подлая! — на моих губах снова скользнула улыбка.
— Обманщицы мне очень нравятся! Люблю обманщиц!
Тут то мы обнаружили треклятый мерседес у обочины… Черт бы побрал красного мерина! Чтоб он провалился под землю!  Чтоб землетрясение началось! Чтоб он исчез!
— Нет, Меган! Что ты делаешь?! Ты сумасшедшая! Меган, не похищай чужого мерина! Ты чокнутая! — протянул я, зачинчиски подкрадываясь к мерину. И преподнес палец к губам! Шшшшш!
— Меган, у меня нет дома! Я нищееб! Живу в берлоге! В берлоге я могу не сдержать обещание и трахнуть тебя! Да, еще и снять всю эту дерзотную  вакханалию на камеру! Ты совсем что ли ненормальная? Меган, ты что куришь еще вдобавок? Из-за тебя у нас дети уродами родятся. Никому не пожелаю такой матери! Ты вообще от мира сего?
Дверца мерина оказалась не заперта. Украсть мерина было делом плевым. Я и полез в салон.
Что же это делалось посередине белого дня? Я, совершенно нетрезвый и лишенный рассудка, похищал мерин напару с какой-то ненормальной оторвой?!
— Бонни, залезай скорее в машину! Нужно быстрее рвать  с места! Нас же возьмут с поличным! — прокричал я, нашаривая в бардачке ключи. Как ни странно — удача и здесь мне улыбнулась. Благодаря неосмотрительности владельца мерина я стал похитителем!
Меган, чокнутая оторва, не успел я опомниться, уже запрыгнула на переднее сидение.
— СВОБОДА!!!!!!! — ненормальная официантка, моя Тереза, уже высунулась из машины. Ее руки распростерлись на ветру. Выглядела она здорово! Наверное, хотела хорошо запечатлиться на дорожных камерах… Прежде, чем нас поймает за угон полиция. Так... Чтобы вышли получше фотография... И лица угонщиков были видны более отчетливо... Закону так ловить воров проще! Ну, с чем черт не шутит. Я как-то заразился ее восторгом, наверное, оттого, что был еще подшофе, и тоже стал насвистывать гимны свободе, кричать дурацкие лозунги «Свободаааа!», «Скорость!!!» во все горло...
— Хэнк, спасибо! — я откинул голову и отрывисто рассмеялся.
— А у меня прав водительских нету. Отобрали на прошлой неделе! — радостно прогорланил ей в ответ я, выруливая на трассу.
Замечательной идеей, как мне показалось, было отвезти Меган к себе в берлогу. Тем более, единственная дорога, которую я помнил до мелочей в состоянии алкозапоя — путь домой.
Через двадцать минут мы уже останавливались парке неподалеку от моего пенхауса.
— Машину могут же запомнить! Давай прикроем ее листьями! — я выбежал из машины… И стал закидывать мерина охапками травы и листвы с газона.
— Отлично! — я упал и разлегся на «драном» газоне.
— Пойдем в берлогу! Она расположена вон там… В глубине парка, — знал я одну тамошнюю пещерку.  Недурно там можно было повеселиться.
— Подними меня! Протяни руку помощи!

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-20 12:35:58)

+3

9

Never thought you'd make me perspire.
Never thought I'd do you the same.
Never thought I'd fill with desire.
Never thought I'd feel so ashamed.

Me and the dragon can chase all the pain away.
So before I end my day, remember..
My sweet prince, you are the one
My sweet prince
You are the one


Он подхватил заряд моего позитива. В этом человеке было что-то до боли притягивающее.
Я и подумать не могла, что через каких-то пару часов я угоню тачку с едва знакомым мне человеком. А ведь это так здорово! Такие поступки совершать в жизни непременно надо, я выражаюсь фигурально, не имея в виду, что угнать тачку - долг каждого гражданина США. Но сам драйв от проделанного, эйфория и адреналин, кипящий в крови, говорят о том, что это надо было сделать. В тот момент, когда мои руки, словно крылья огромной птицы, были расставлены в сторону, а в лицо бил сильный ветер, я почувствовала себя счастливой. Хоть на мгновение. Хоть на минуту. Но я смогла почувствовать это. И уже не припомню, когда в последний раз ощущала нечто подобное.
Моя улыбка плавно трансформировалась в громкий смех. Я покосилась на Генри и вспомнила, что под тонким предлогом ему уже удалось потрогать мою грудь.
Навряд ли я бы расценила эти действия уместными будь  на его месте кто-то другой, но в данный момент я не в силах была злиться.
— Бесплатные советы? Крохотные!? Вот за крохотные я могла бы и обидеться. Хорошо, что ты исправился на "персики" - вспомнила слова Генри и продолжила смеяться.
— Детей? Я не люблю детей. Терпеть их не могу, особенно близняшек и близнецов. Нет. Близняшек.  - здесь мне следовало бы остановиться. Лишь малая часть моего окружения знает о существовании Бриони. Только мои соседи, на глазах которых я росла, они - то знают всё и даже больше, скрыть свою сестру я не могла. Но в моей новой жизни, в Калифорнийском университете никто об этом даже не подозревает.
— А у меня прав водительских нету. Отобрали на прошлой неделе!
— Хэнк! Ты сумасшедший, Хэнк! - так же радостно, как и он, прокричала я.
Поверить не могла, что я свзялась с таким человеком. Человеком, который не боится, наверно, ничего. Скорее всего, и у него есть страхи, но по крайней мере, он бесстрашен в том, чего бояться остальные люди.
Теперь я не одинока. Теперь можно делать безумные, сумасшедшие вещи вместе.
Мы приехали достаточно в красивый квартал. Здесь было много пентхаусов, высоток.
Большой зеленый парк. Хм, мне здесь никогда не доводилось быть...
— Машину? Листьями? Я уже говорила, что ты чокнутый? - пробубнила это и принялась сама помогать ему.
— Стоп, стоп, стоп! Только не падай! Ну нет!... - он всё-таки Хэнк сделал это.
Он валялся на газоне и смеялся, как маленький ребенок. На пару секунд во мне проскользнула мысль о том, чтобы присоединиться к нему, но я отказалась от этой идеи. Не хочу пачкать свою одежду.
Отлично, он живет в какой-то берлоге. Звучит, конечно, заманчиво. Но что получается? У него нет нормальной квартиры? Эта мысль меня обожгла, я ведь всегда стремилась к общению с теми,  у кого есть всё. Сейчас я вижу, что у него нет ничего. Но, парадоксально, меня это не останавливает.
Я протягиваю ему руку, не на секунду не задумываясь о том, что я делаю всё правильно. Пытаюсь поднять его и, черт возьми, всё же падаю рядом с ним. Лежу, как вкопанная, не смею двигаться.
— Я вся грязная. Вставай. Теперь ты поднимай меня, я пыталась! - визжу я и плаксиво тяну руку.
С помощью Хэнка я встала и отряхнулась, хотя мне это мало помогло. Мы проторчали около машины довольно долгое время, но никаких звуков полицейских серен не было слышно. Вообще, казалось, что эта тачка никому не нужна. Она была открыта. Открыта! Может мы угнали угнанный мерен? ..
— Красивый парк, я здесь никогда не была. Такие богатые кварталы... Делать мне здесь нечего. Я бываю в подобных только на шумных вечеринках, когда незаметно вытягиваю у какой-нибудь фифы приглашение. - мы зашли в зеленый парк. Темнело, а точнее стало и вовсе темно. Я смотрела по сторонам и пыталась запомнить это место, слишком красивое. Мы продвигались вглубь. Всё шли и шли, казалось, парк бесконечен.
—  Мы так долго идем, где твоя "берлога?" У меня устали ноги! - я показательно театрально громко вздохнула и покосилась на Хэнка.
Мои мучения продлились не так долго, уже через пять минут я, кажется, поняла, что же такое берлога Хэнка.
— Оу... Даже так? - не скрывая своего удивления спросила я и улыбнулась.
Было совсем темно, где-то громко кричали птицы, они так верещали, что я просто не могла не обратить на них внимание.
Мне хотелось умыться, мои руки были в земле, Я сорвала первый попавшийся зеленый листочек и попыталась очистить руки от земли. Но они только позеленели. Я выругалась и незаметно вытерла их о шорты. Мне было не удобно, что я выгляжу подобным образом. Но Хэнк не обращал на это внимание.
Итак, мы верно подошли к цели - его жилищу.
Я начала волноваться, только что поняла, что нахожусь с незнакомцем в темном парке.
Сама виновата.

Отредактировано Megan G. Hensley (2014-03-21 18:09:38)

+1

10

— Мой друг работает пластическим хирургом. А я живу за счет его откосов. Ничего не поделаешь тут — приходится напропалую врать грудастеньким дамам, чтобы свести концы с концами, —  я пожал плечами и распахнул бардачок.
Бинго! Сигаретная пачка! «Мальборо»!  Как заказано!  Другие сигареты я считаю дерьмом собачьим. Ковбои из рекламы курили «Мальборо». Генри Хантер курил «Мальборо»! Этим все и сказано.
Я прерывисто закурил.
Ебануться можно  — средь бела дня увел чужую тачку лишь бы завалить в койку чокнутую официантку!  В какой-то момент понимаешь ведь, что ты за человек… Я — тварь продажная. Совсем порвал с рассудком здравым, чтобы поймать юбку!
Ноги у Меган классные! Грудь — что надо!
Плевать на тачку. Разборки будут завтра.
— Попадешь в мышеловку ты с советами бесплатными, — огрызнулся я, срывая скорость.
Как же захватывает дух гнать во всю мощь по трассе, когда рядом сидит такая женщина как Меган. Грех не махнуть понтами! Чувствуешь себя настоящим подонком. Кровь бурлит. Сердце стучит яростнее не бывает! И чтобы заглушить этот стук — врубаешь музыку на всю катушку!
— Детей? Я не люблю детей. Терпеть их не могу, особенно близняшек и близнецов. Нет. Близняшек, — сказала полоумная Тереза. Детей вспомнила. Совсем не дружит с мозгами. Чокнутая. Точно чокнутая. Дурка по ней плачет! Но такие как она меня заводят. Не могу с собой ничего поделать.
— Я никогда бы не хотел иметь детей. Понимаю, — отрывисто сказал я. Блять, это удар по больному. Нола уже родила ребенка, которого я никогда не увижу. Удружила — хуже не бывает. Еще один ребенок снесет мне башню. Я придушу ту суку, что решится от меня завести еще одного ребенка. Без всякой жалости.
— Хэнк! Ты сумасшедший, Хэнк! — с восторгом крикнула она, когда мы разогнались. Я облизнул губы. Меган — вот рецепт от моего горя. Знает, как поднять мне самооценку. Я старался не выглядеть слишком довольным: «Раскусит еще меня. Раньше, чем проснется в берлоге. И все пропало».
Впрочем, тогда мы уже подъезжали к парку. Мой пентхаус как раз находился рядом. «Не придется по утру далеко пилить до дома. Все карты в одну руку». Судьба — не та штука, к которой я относился бы с доверием… Но сегодня мой путь был намазан медом. Куш сорван! Я готовился стать приспешником любой религии лишь  быть день этот никогда не прекратился.
Я запарковался. И решил зачем-то закидать машину листьями. Маскировка гнилая, конечно. Но алкоголь еще так сильно бурлил в крови, что в ту минуту я швырял листья, швырял, швырял, швырял… Словно в листьях и спрятан ключ к соблазнению Меган!
— Так нас точно никто не поймает, — для прочей уверенности ляпнул я, чтобы Меган ко мне присоединилась… И вот она тоже уже подбрасывала листья… Мы веселились как дети. Как в последний раз в жизни. С упоением! Словно и не было никакого преступления, а все случившееся — мелкая шалость! Я и сам в это поверил.
— Стоп, стоп, стоп! Только не падай! Ну нет!... — крикнула Меган… Блин! Я что поскользнулся? Почему я лежал на «драном» газоне? Зачем я так сильно смеялся, буквально надрывая глотку? Чему веселился?
Бац! И один нечаянный вопль —  «Я вся грязная. Вставай. Теперь ты поднимай меня, я пыталась!» — Меган уже лежала рядом. Вся грязная… И тоже залилась безудержным смехом. Думалось мне трахнуть ее прямо тут… На газоне… Больно она аппетитная…
Но приступ смеха прошел так же внезапно, как и начался. Нюх у этой Меган на мои слабости… Делать нечего — пришлось воплощать пьяный замысел.
Кое-как я поднялся. Потом протянул руку Меган.
— Давай я отряхну тебя, глупышка, — я с небрежной лаской похлопал по ее одежде. Сильно хотелось мне эту женщину — ни о чем другом не мог подумать, лишь бы запихнуть ее в лесную хижину и отделать.
Где-то в глубине парка спрятана пещера… К ней мы и отправились. Меган болтала без остановки. Я вежливо улыбался — поддакивал ей. О каких парках Меган вообще рассуждала, когда едва не занялся ее телом на газоне?!
— Вижу, тебе пришлись по вкусу мои соседи. Славно. Ребята они хорошие. Толковые. Важные. Мафия. Братки одной серьезной банды. Крыша надежная — ничего не скажешь, — ответил я, чтобы сильнее разыграть ее фантазию.
Позабыл я что-то спьяну, где находилась пещера. Заплутали мы немного. Дьявол взбесился на мою голову!
— Мы так долго идем, где твоя «берлога»? У меня устали ноги! — взмолилась Меган… Я решил брать ее тут — у деревьев. Зачем женщину зря мучить театральщиной? Но тут я приметил зацепку… К несчастью… И продлению мук моих телесных. Знак, ведущий к пещере — флаг на дереве.
— Мы почти что на месте! Три минуты осталось! Садись мне на спину! Я тебя покатаю!
Я усадил Меган к себе на спину. И помчался к пещере. Игогогого! Бум-бум-бум! Иго-го-го! Старался идти я аккуратней. Но дорога вышла у нас все равно кривая. Пьянство мне снова вышло не на руку.
Теперь мы стояли у дверей хижины. Иногда я писал там. Когда желал отстраниться от мира. Телефонов. Интернета. Знакомых… Посыльных…  Да, всего на свете… Оттого домик в пещере был кое-как оборудован.
Я опустил Меган на землю, едва не рухнув на елочные иголки и труху.
— Заходи, пожалуйста, — я отворил дверь. Нашему взгляду представились несколько обветшалых кресел, дубовый стол, диванчик и бар с выпивкой. Повсюду валялись зарисовки — мои рукописи. Я прошелся по «комнатушке» — зажег пару свечей для уюта и смахнул на пол рукописи.
— Включай мобильный! Будет тебе камера! — с усмешкой сказал я, провожая ее за руку в «свое жилище».
И тут я сорвался. Схватил Меган за волосы и вцепился губами в ее губы. Я был настолько «голодным», что тот час же повалил Меган на диван, попутно задирая ее футболку.

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-21 19:34:34)

+1

11

Я чувствовала дикую усталость, которая под конец полностью овладела мной. Так странно, но находясь с почти незнакомым человеком в темном безлюдном месте, я не чувствовала никакой тревоги и страха, хотя не исключала того факта, что может случиться что-нибудь совсем не хорошее. Что ж, я всегда сначала делаю, а потом думаю, такова моя натура, и ничего с этим не поделаешь.
          Я запрыгнула на спину Хэнка и почувствовала, как пульсирующая, ноющая боль в моих стопах временно испарилась.  Крепко обхватив его шею, мы продолжили, казалось бы, нескончаемый путь. Идти прямо у него не получалось, интересно почему? То ли он еще пьян, то ли я слишком тяжелая, хотя второе должно смело отпасть. Вешу я очень мало и ем один - два раза в день. На работе. Тратить деньги на еду я не осмеливаюсь, вполне проживаю без этого, стараюсь откладывать, но даже с легкой голодовкой у меня получается экономить какие-то сущие копейки.
         Я крепче обхватила руками шею своего попутчика.
— Я соскальзываю... - из меня вырвался детский обиженный голос. Услышав это, Хэнк моментально подпрыгнул, а я поудобней устроилась на нем.
Спустя некоторое время мы всё же отыскали эту хваленую хижину. Честно признаться, я не ожидала увидеть такое.
Здесь был неплохой бар, стол,  диван и много листков.
— Ты точно не писатель? - нахмурившись, переспросила я. Мне было очень интересно, чем же живет этот странный человек. Вот я, к примеру, вовсе не писательница, не работаю в издательстве и даже не великий книжный червь, поэтому таких листков у меня дома никто и никогда не найдет. Я осторожно подняла один из них и покосилась на Хэнка. Казалось, что сейчас я прочитала отрывок из его книги, но может всё же это не его работы...
           Свечи создали уют, я бы даже сказала романтику. Но всё, что происходило, казалось мне безумно странным.
— Я не хочу никаких камер! Я шутила! - нервно захихикала, потому что моя интуиция подсказывала , что сейчас будет то, что не понравится мне.
Как только он сказал эту фразу, я уже оказалась в его власти. Всё тело сжималось, будто меня на время парализовало. Запах перегара и сигарет окутал мои ноздри, я едва ли могла дышать. Я никогда еще не целовалась с такой страстью. Его губы впились в мои, я безуспешно пыталась остановить это безумие.
Его рука скользила по моим бедрам и задирала майку, я почувствовала холод внизу живота и панику. Сейчас страх овладел мной, следовало бы сказать Хэнку, что у меня еще никогда не было мужчины. Но я ведь не знала, что всё обернется этим, я не обязана говорить каждому встречному : " Здравствуйте, меня зовут Меган, но можно просто Джо и я девственница."
               Можно долго рассуждать на тему, почему в свои двадцать два у меня так и не было мужчины, когда как в нашем современном мире девочки четырнадцати лет уже готовы попрощаться со своей девственной плеврой. Я всё ждала чего-то особенного, кого-то достойного. Ситуация, которая происходила сейчас, казалась мне самой особенной из всех особенных, но уж слишком безумной.
                 Я всегда могла быть пошлой, делать намеки, непристойно шутить, но как только дело доходило до самого главного, я вдруг закрывалась. Меган превращалась в скованную, застенчивую, маленькую девочку. Я уже давно смирилась с этим и перестала думать о том, что мне пора бы уже стать, как все другие. Но просыпаясь сегодня с утра и идя на работу, я не думала о том, что под конец рабочего дня могу потерять свою девственность.
На поцелуй Хэнка я ответила также страстно, с огромным желанием и смелым взглядом, но вот дальше, как только его рука крепко сжимала мою грудь, ко мне пришел разум.
— Хэнк. Не всё так просто. - смогла сказать лишь эту фразу, но она, кажется, всерьез заинтересовала мужчину.
— Я была рада знакомству с тобой, но это плохая затея. Мне пора идти. - уверенно сказала я, всё еще не признаваясь и не говоря по сути истинную причину своей скованности.
Я встаю с дивана и поправляю майку, испуганно смотрю на Хэнка и пячусь к двери. Я не хочу уходить от него, но пока не готова заняться любовью впервые с едва знакомым человеком.
      Я почувствовала сильную эмоциональную усталость, толику разочарования и радости. Все чувства смешались и было очень сложно уловить главное. Я разочарована в том, что, кажется, Хэнку я понравилась, как объект для секса, но не как человек. Радостно мне было от этого страстного поцелуя и моего внутреннего возбуждения. По мне прошлись мурашки, а этого не было так давно. Я злюсь на себя за то, что не подумав, пошла с ним в парк, зная, чем это всё может закончиться. Да я совсем потеряла чувство такта, если это можно назвать так.
Свечи в полумраке помогали мне увидеть лицо Хэнка, я очень боялась, что он разозлиться и насильно заставит меня переспать с ним. Как он отреагирует на мой отказ? Я ведь совершенно не знаю этого человека, следовательно, сейчас я могу ожидать от него, чего угодно. И это так ужасно – находиться в неведении совсем одной. В моих глазах читалась грусть и страх, я думала, что нашла союзника, единомышленника, а всё оказалось вовсе не так.
— Что на тебя нашло? Ты всегда так делаешь? - всё же улыбнувшись, спросила я и скрестила руки на груди.

Отредактировано Megan G. Hensley (2014-03-27 15:51:19)

+1

12

— От людей разит их желаниями и страхами,— я смахнул «зарисовки» на пол. Мне хотелось показать Меган изо всех сил, что они не имели для меня и малейшего значения…
«Генри Хантер ослеплен чувством собственной важности» — вот, что обо мне писали газетенки, когда я наотрез отказался продавать киношникам «Настоящего мужика, который был женат дважды». Генри Хантера достоверно сыграть мог лишь Генри Хантер. Такой я и  поставил им ультиматум: «Сценарий продается в комплекте с исполнителем главной роли. Хэнком Хантером».
Погано вот так  теперь кидаться тем, что мне дорого по-настоящему. «Зарисовки», над которыми я корпел часами, сейчас  — ничего не значащие бумажки, баловство, фантики... Из-за одной женщины, которую я так  жаждал затащить в постель.
Не понимаю, чем она меня так зацепила. Я был готов рассказывать ей небылицы, идущие вразрез со всеми законами Вселенной, всю ночь напролет. Пускай бы она вот так улыбалась. Скорее бы ее избавить от одежды.
— Я не хочу никаких камер! Я шутила! — засмеялась Меган. Я удивленно улыбнулся.
— Зачем же мне снимать тебя на камеру? Какая ты смешная… — отшучивался я.
Пережестил с камерой — неловко вышло. Пора было пускать дело в бессонницу. Я подошел к Меган, схватил ее за волосы и поцеловал. Такой страсти давно со мной не приключалось. Адреналин и красивая женщина. Во всем этом было спрятано гораздо больше, чем в обычной межполовой драме.
— Хэнк. Не всё так просто, — сказала она. Минута вышла неподходящая. Я был сильно возбужден. Меган вскружила мне голову. Она манила меня. Я желал ее так крепко… Ее губы… Они такие податливые… И запах…
— Я была рада знакомству с тобой, но это плохая затея. Мне пора идти.
Она сошла с ума. Какое ребячество! Решила сбежать от меня… Не сразу я смог опомниться от такого «удара». Стоял напротив нее как вкопанный и чесал макушку. Такая женщина… Ускользала?
Разве когда она шла ко мне домой, не понимала, чем это обернется?
Я подошел к ней.
— Что на тебя нашло? Ты всегда так делаешь? — спросила она, приняв закрытую позу. Отчитывала меня как шкодливого мальчика. В чем же я провинился?
Вини Бога, что он слепил тебя такой красивой.
— Нет, конечно. Со мной такое приключилось в первый раз,— ответил я, захватывая ее руку в свои ладони. Слова мои звучали так искренне и проникновенно, что я сам поверил в их достоверность. Всего за несколько часов Меган стала для меня значимой. Она снесла мне крышу.
Пути на зад я не видел — ее нужно было взять, чего бы это не стоило.
— Мне сложно преодолеть тягу к тебе. Позволь мне быть честным, — я посмотрел ей глаза с грустью. Мне хотелось передать Меган свое состояние на энергетическом уровне: «Ты моя женщина. Здесь уже ничего не поделаешь».
— Никогда раньше я не испытывал подобное. Возможно, это игра феромонов, запахов и ДНК-кодов. Возможно, большее. Внутри меня проснулось такое чувство, словно ты создана для меня.
Я повел ее за руку обратно в комнату.
— В моей жизни было немало женщин. Но такое я испытываю впервые, — я подошел к бару с выпивкой, отыскал коньяк и передал бутылку Меган.
Ее взгляд был таким чистым, щемящим… Он резал мою душу. Я смотрел в глаза своей Терезы и видел в них нечто святое и сакральное, детское, чистое. В эту секунду я был готов завязать с круговоротом насилия и деградации. Мне хотелось отдать все, что у меня было. Продаться черту… Я был так безрассуден. Я так хотел ее.
— Это какой-то странный чувственный опыт. Я всегда ощущал себя лишь биологической марионеткой. Сейчас — нечто большее, — я коснулся ладонью ее волос.
Она вела себя как ребенок. Между нами — колоссальная пропасть. Я так отвык от подобного. В последние годы женщины перестали быть для меня сложной добычей. Достаточно  — рассказать о книгах, они сами сбрасывали одежду. Одна женщина приманивала другую женщину. Несколько недель назад я проснулся в одной кровати с сестрами-близнецами. Одна написала на груди мое имя, вторая — фамилию.
— Не уходи. Я отпущу тебя по такой темноте. С тобой же может что-то случиться. Никогда себе этого не прощу, — я укрыл ее ноги пледом.
— В твоей жизни было много мужчин? Понимаешь, большая редкость встретить вот так вот подобную женщину. В тебе какая-то особая магия. Бомба.
Свечи рассекали темноту. Рукописи валялись без разбору тут и там. Я даже приметил обложу своей книги «Слезы японских ночей».
— Ах, вот же она, — я подхватил книгу и покрутил в руках.
— Полгода назад вышла, — в нагрудном кармане у меня как раз водился маркер. Я раскрыл книгу и вывел на обложке надпись: «Девушке с самыми грустными и чистыми глазами».
— Как раз незадолго до моего развода. Вот держи. Пускай останется на память.

Отредактировано Henry Hunter (2014-03-30 18:42:04)

+1

13

Жизнь слишком коротка, что бы просыпаться утром с сожалениями. так что люби тех, кто относится к тебе хорошо и верь, что все происходит не случайно.

                 Уходить мне вовсе не хотелось. За полчаса берлога Хэнка стала для меня чем-то уютным, необычным и притягательным. Видно, что он не глуп, довольно творческий человек, и теперь в моей голове никак не мог сложиться образ того потерянного человека, которого еще днем я видела в кафе.
Хэнк взял меня за руку и не дал мне уйти. Руки его были крепкие, сильные, я сама покрепче сжала его пальцы, чтобы он подольше побыл со мной рядом. Весь страх, который так внезапно охватил меня пару минут назад, мимолетно исчез, не оставив за собой шлейфа. Я смотрела в глаза мужчине и внимательно его слушала, время от времени поправляя непослушные волосы рукой.
— Нет, конечно. Со мной такое приключилось в первый раз - я звонко засмеялась.
— Сколько тебе лет? Тридцать? Я никогда не поверю, что у тебя такое впервые! Но звучит это крайне мило и искренне, поэтому... - не боясь последствия и зная, что если я не захочу, он не станет заставлять меня силой, я прильнула к его губам. Снова. Теперь инициатива моя. Мне очень не хотелось признаваться ему в том, что я девственница, но я безумно хотела показать Хэнку, что он мне понравился. Я обвила руками его шею и крепко прижала к себе. Посмотрела в глаза, прикусила губу, выждала пару секунд, а затем вновь поцеловала его. Долго. Страстно. У меня задрожали колени, и я сама поняла, что пора как-то останавливать себя. Нельзя дразнить мужчину. Я резко отпустила Хэнка, поджала губы и села на диван.

            — Внутри меня проснулось такое чувство, словно ты создан для меня... - я повторила только что сказанные им слова так тихо, я бы даже сказала таинственно. Потупила взгляд в пол и поджала ноги под себя.
Невероятное чувство, когда вдруг один день меняют всю жизнь, и ты понимаешь, что вместе с этим человеком тебе тепло. Это тепло необъяснимо, оно просто притягивает и тянет куда-то вверх. Хэнк передал мне коньяк, я сделала один большой глоток, с трудом проглотила и поморщилась.
—  Какой крепкий и горький... - но уже через пять минут я сделала второй глоток, а затем еще один и еще.
—Биологической марионеткой... Сказал хорошо, красиво. Я где-то читала, что высшую степень наслаждения можно добиться не только занимаясь сексом. - читала я много, я просто балдею от книг. Теперь еще вот схожу с ума и от писателей.
Хэнк укрыл мои ноги пледом, а я благодарно кивнула головой, затем положила голову на его плечо.
— Со мной ничего не случится. Как-то раз я убегала от трех ребят, которые хотели меня изнасиловать. Это было два года назад. Я убежала, я умница? - во мне проснулась маленькая девочка, которой всегда не хватало внимания и заботы.
— В твоей жизни было много мужчин? Понимаешь, большая редкость встретить вот так вот подобную женщину. В тебе какая-то особая магия. Бомба. - последовательный вопрос. Теперь я не боялась скрыть правду.
— После того случая.. С этими ребятами... Я и близко не подпускала к себе мужчин. У меня никогда не было мужчины. Были парни, я, как нормальная девушка, встречалась, ходила в кино, кафе, гуляла до утра, но близости у меня никогда не было. Поэтому я так и отреагировала. - шепнула Хэнку на ушко, будто выдала сейчас огромный секрет, который нельзя знать врагам.

                 Затем также, на ухо, совсем тихо шепнула :
— Я правда тебя хочу. - после этого я немного отодвинулась от него. Наверно, смутилась.
Невероятно, что сейчас я так себя веду. Я девчонка, которая никогда не краснеет, курит, пьет, ходит по бесконечным вечеринкам. Я лгунья, вертихвостка, но как только дело доходит до этой темы, я вновь и вновь превращаюсь в ребенка. Хэнк, скорее всего, увидел, что я покраснела, взял в руку книгу, чем еще больше заинтересовал меня.
—Девушке с самыми грустными и чистыми глазами.... - я провела своим пальцем по новоиспеченной записи.
— Если бы ты знал, как я люблю книги! У них даже запах специфический. Я люблю их нюхать, перелистывать страницы, беречь... Я никогда не могла позволить себе большую библиотеку, но всегда мечтала о такой. Отец на каждый праздник старался купить мне новую книгу, а порой это было моим единственным утешением. - как только я услышала слово "развод", все мои мысли переключились, а любопытство взяла вверх над чувством такта.
— Ты женат? Почему разводишься? У тебя есть дети? Это из-за развода ты так много пьешь? Я могу тебе помочь? Прости, что задаю так много вопросов. Я ведь тебя почти не знаю, но ты мне очень нравишься, и если я могу как-то помочь тебе - я помогу. - сделала еще два глотка этого коньяка, взяла противоположный конец пледа и также заботливо, как Хэнк пару минут укрыл меня, укрыла его.
              Я увидела, что глаза его вдруг заблестели. Этот блеск в глазах меня даже напугал, но всё же я сама крепко взяла его за руку и приготовилась слушать. Что-то мне подсказывало, что Хэнк готов был раскрыться мне. Я смотрела на него со всей душой, преданно. Как самые верные псы смотрят на своих хозяев.

Отредактировано Megan G. Hensley (2014-03-31 22:36:12)

+1

14

— Какой крепкий и горький... — она глотнула из бутылки. Я улыбнулся.

Помню, как Шарлотта училась ходить… Как она осторожно перебирала ножками… Какими тихими и несмелыми были ее первые шаги. Как моя дочь побежала уже через минуту… Покачнулась, упала на пол, не в силах поймать равновесие. И крепко обнимала мою шею, захлебываясь слезами: «Па… Па… Бо… Бо!».
Сейчас — иное дело. Шарлотта не просто ходит, а летит. Носится по всему дому. Как дьяволенок-ураган. За ней не уследишь… 

Я испытал  невольно к Меган отческую нежность.
Вот так она начинала пить… Ей открывался путь к наслаждению и хмелю… Взрослая, дурная жизнь! И я ведь вел ее за руку… Как проводник.  По еще непротоптанной тропинке… В мир тьмы.
«Моя девочка. Пей. Пей. Хмель тебе к лицу».
— Ты обычно мало пьешь? Или не пьешь совсем? — не удержался от любопытства… А Меган входила в кураж. За каждым глотком — следующий глоток, чуть шустрей.
— Биологической марионеткой... Сказал хорошо, красиво. Я где-то читала, что высшую степень наслаждения можно добиться не только занимаясь сексом, — вдруг произнесла она. Я удивленно вскинул бровь. Вот он скептицизм!
— В интернете вечно пишут всякую чушь. Не верь… Ты не испытываешь оргазм? — выудил из рук Меган бутылку и тоже пригубил.
— Как же, по-твоему, можно иначе добиться высшей степени наслаждения… Принимая наркотики? — я попытался подвести ее мысль к логическому выводу. Тот сам собой напросился. Возможно, Меган любила траву? Сложно поспорить — секс бывает первоклассным под воздействием наркотиков. Бывало — смотришь на женщину — уже как-то сам по себе и кончил. Половой акт без физического контакта? Тантра?
Задумался — Меган незаметно опустила голову на мое плечо. Я машинально уткнулся носом в ее макушку.
— Со мной ничего не случится. Как-то раз я убегала от трех ребят, которые хотели меня изнасиловать. Это было два года назад. Я убежала, я умница? — ее голос прозвучал тихо-тихо. Почти молитвенно.
— Умница-умница, — так же шепотом ответил я. И обнял ее крепче за плечи. Мне было сложно представить маленькую Меган (она ведь сейчас была такой маленькой), которая несется от насильников. Однажды я был на их месте. В Японии. В тот день, когда встретил Нолу. Я надругался над ней в подворотне. Она кричала, царапала мои плечи, руки, спину… А что тут поделать? Теперь нет Нолы. И прошлого нету.
И вот признание — Меган невинна. Как ребенок. Мой ребенок. Я снова коршун. Я снова хочу пойти на святотатство.
— По правде сказать, женщинам необходима половая жизнь для здоровья. Намного сильнее, чем мужчинам, — зачем-то сболтнул…
— Ты боишься секса? Что тебя пугает? — ласково спросил я… Внутри меня проснулась дрожь. Сладостная и трепетная. Я тоже скрывал огромную тайну… Мне нравилось губить невинность. Девственная Меган была еще красивей. Еще желанней.
— Я правда тебя хочу, — она прильнула к моему уху. Пульс участился. Я коснулся губами шеи Меган.
Это должно было случиться сегодня.
Без промедления.
Когда страсть так кипуча.
Пока я не мог отделаться от мысли получить ее вот так.
Всецело.
Кощунственно.
Жадно.
С восхищением.
Я ведь не тот мальчишка, которых она выгуливает в кино и кофейнях. Во мне нет ни страха, ни жалости.
Глупышка.
Такая маленькая. И красивая.
— Удивительно! Нам нравится одно и то же! Так редко можно встретить в наше время книгомана… — судьба! Провидение! Хотелось только крикнуть вдобавок: «Сбрасывай к чертям одежду! Или я порву всю ее в клочья!»…
— Ты женат? Почему разводишься? У тебя есть дети? Это из-за развода ты так много пьешь? Я могу тебе помочь? Прости, что задаю так много вопросов. Я ведь тебя почти не знаю, но ты мне очень нравишься, и если я могу как-то помочь тебе - я помогу, — как много лишних слов, когда мой рассудок в отключке. Такой взгляд у нее щемящий…
— Представь, что не будет никакого завтра. Сегодня последний день перед концом света. Чего ты боишься, моя девочка? — обнял ладонью ее подбородок.
— Не женат. Разведен. Ничего не вышло. Из-за меня, наверное. Я слишком яростно гонялся за юбками. Не так давно понял, что наконец-то готов остепениться. Чересчур поздно. В разбитом корыте уже не искупаться. Его ничем не склеить. Зато на ошибках учатся. Самое важное, чем ты могла помочь мне… Уже сделано. Я поверил в удивительное притяжение, — я посмотрел в ее глаза. Шоколадные. Теплые. И вновь коснулся ее губ своими.
— Одна случайность нанизывается на другую случайность… Уж слишком много совпадений!

Отредактировано Henry Hunter (2014-04-22 23:56:06)

+1

15

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » я буду плакать о тебе.