Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Медленно, но верно мы с тобой становимся ближе.


Медленно, но верно мы с тобой становимся ближе.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://stick.kz/img/2014-03/13/ziyuf4cijlfjea25s9iu35976.gif
Участники:
Tessa and Lincoln
Место:
бар, квартира Линкольна
О флештайме:
чтобы узнать друг друга поближе нужно время... Чтобы это время появилось - нужны поводы...

+1

2

Вообще-то, это совсем не в моём духе.
В прокуренном помещении изнывают лёгкие, кажется, живительного кислорода здесь не осталось ни в одном кубометре; воздух такой сухой, скорее даже пересушенный, он обжигает дыхательные пути, вынуждая закашливаться надсадным скрежещущим кашлем, и он пропитан примесью разных запахов, не самых приятных, настолько, что едва ли не вызывает рвотные позывы. Голова будто бы чугунная, а вокруг стоит гул, из которого невозможно выцедить ни единой здравомыслящей фразы, да что там, ни одного вразумительного слога; они галдят, каждый на свой лад – о жизни, о женщинах-мужчинах, об отношении полов, сыплют многочисленные ругательства и поливают их сверху очередной порцией алкогольного пойла. Крепкое, или не очень, но с каждым новым глотком оно заставляет их расходиться в своих речах всё сильнее и сильнее, и всё это – под поволокой громкой музыки. Она сильно бьёт по ушам, но с течением времени к ней можно привыкнуть; мало-мальски, но она хотя бы приглушает эти голоса, что доносятся со всех сторон.
Уверенная прежде в том, что всё, что мне нужно сейчас – это хорошенько залиться, чтобы ни о чём больше не думать и дать себе хоть какую-то моральную разрядку посредством столь типичного «отдыха», теперь я не понимала, чего хотела найти в этом месте, что надеялась получить; и что, в конце концов, я вообще здесь делаю, почему до сих пор не унесла отсюда свои ноги, так опрометчиво прикрытые совсем-совсем по минимуму.
Наверное, каждый в своей жизни хоть раз поддаётся такому идиотскому порыву – напиться. Мне не нравилось относить себя к каждым и в эту самую секунду, крутя в пальчиках гранённый стакан в котором плещется жидкость цвета тёмного мёда, и ненавидела себя, от кончиков пальцев до корней волос, за то, что позволила себе вот так во просто сломаться. Каждая клеточка собственного тела вызывала сейчас глубочайшее отвращение, а в горло полилась следующая «горячая» порция, обжигающая и заставляющая сморщиться.
Нет, никогда прежде я не позволяла себе так распуститься. Но вот, сижу здесь, в дальнем конце барной стойки на высоком стульчике и заказываю очередную стопку; бармен усмехается, глядя на меня и тянется за бутылкой, а где-то в этом мире лежит в больнице мой отец. Отец, которого я я практически не видела в своей жизни, которого почти совсем не знала, перевернул мой собственный крошечный мир с ног на голову, даже не являясь ко мне.
- Ты там скоро? – Бурчу я, пристально наблюдая за тем, как молодой парнишка, быть может, мой ровесник даже, возиться в баре; отчего-то мне кажется, что он жадничает и не хочет больше наливать мне виски. – И дай дольку лимона, я не могу больше начисто пить эту мерзость.
Хочется вылить на него, подобно напившемуся мужлану – они ведь всегда так делают, начинают вешать свои проблемы на всех и каждого, кто окажется рядом, - всё то, что накипело у меня на душе. Но хотя бы в этом мне удаётся держать себя в руках, я стискиваю зубы и отправляю в желудок ещё пару глотков, в надежде сбить вновь вернувшиеся мысли.
Мой отец умирает от лейкемии. В смысле, даже именно в эту секунду, пока горячительный напиток течёт внизу по пищеводу, обжигая каждый его сантиметр, мой отец умирает от лейкемии. Не совсем буквально, конечно, ведь мне сказали, что у него ещё есть время, но тем не менее, эта зараза сидит в его теле, течёт по его венам вместе с «бракованной» кровью и секунда за секундой подталкивает его в сторону чёрного выхода.
Он медленно погибает от лейкемии, а я сижу в баре и хлыщу мерзкую мерзость, как заведённая, как сорвавшаяся с цепи, как последняя недалёкая слабачка.
- Твою мать. – Простонала я под гнётом пришедшего осознания всей паршивости ситуации и уронила голову на сложенные на стойке руки. Но секунд через пять резко подняла её, перед глазами неприятно замелькало, а голова наполнилась свинцом. – Чёрт. Чёрт возьми. Дура, вот же дура! – в сердцах пробормотала я, схватила свою сумочку и пошарившись в ней, достала мобильник.
Не вполне соображая, кому я собираюсь позвонить, я начала листать телефонную книгу и перебирать в свой голове одну единственную мысль о том, что нужно поскорее убираться отсюда; убираться и никогда больше не возвращаться. Ватная тяжесть в теле, тяжёло стучащее сердце и мутная пелена перед глазами шептали мне на ухо о том, что едва ли я смогу добраться до дома самостоятельно и что ловить такси в подобном виде – дело рискованное; и, к счастью, я оказалось не настолько уж дурой и потому прислушалась ко внутреннему голосу. Или же это был инстинкт самосохранения, я не знаю, но теперь уже хотя бы знала, кого хочу найти среди списка всех своих контактов. Того, кто сможет вытащить меня отсюда. Того, кто не станет меня осуждать.
- Мм… Алло? – Не уверено пробормотала я в трубку, когда гудки прекратились и сменились мужским голосом. Стрелки часов показывали второй час ночи, а с этим человеком нас не связывало практически ровно ничего. Практически…
- Извините, что так поздно. – Проскулила я севшим голосом. – Это Тэсса, Тэсса Саммервилль, Вы меня помните? – на самом деле, мне стоило огромных трудов, чтобы говорить ровно и слажено. Но, кажется, получалось вполне неплохо; я была не столь уж пьяна – достаточно, но не слишком, -  но плюс к алкоголю, не слабое влияние на моё общее состояние сейчас оказала ещё и моральная внутренняя подавленность. – Ещё раз прошу прощения, но мне… Мне нужна Ваша помощь, очень сильно, срочно. Сейчас, прямо сейчас.
Голос дрогнул, надломился. Слабые нотки девичьего отчаяние проскользнули в нём.
- Я… Я сижу в баре, и, боюсь, не смогу сама добраться до дома…
Говорю осторожно, опасаюсь его реакции и откровенно боюсь, что сейчас он бросит трубку, ведь он мне, по сути, ничем не обязан, а я даже не знаю, почему звоню именно ему.
- Так Вы… Вы не могли бы меня… забрать, забрать отсюда? Пожалуйста. – Он спросил, что за бар, и я взглянула на мальчишку-бармена. – Где мы находимся, как это место называется?
Получив название этого гадкого места, я повторила его в трубку, обращаясь к Линкольну Хадсону.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-03-16 21:32:58)

+1

3

appearance
- Сидите там, - всего лишь произношу я после того, как Тесса назвала адрес бара, в котором находилась… Мне понадобилось около трех минут, чтобы собраться и направиться по указанному адресу… А с чего все начиналось?
Мой день проходил как и все остальные… То и дело, что проводил время на работе, капаясь в бумагах, которые приходили, проводил допросы и выезжал на место преступления.. В общем, как мне кажется, вы не услышали ничего сверхъестественного из этого списка… А что Вы хотели услышать? Что наш отдел решил устроить танцы или же решил отправиться в отпуск на Мальдивы? Я Вас умоляю.. Мне кажется, что у нас будет отпуск в тот момент, пока мы не отбросим коньки и не сляжем – вот тогда будет у нас уже настоящий отпуск… Да и вообще, я забыл, что такое отпуск, если честно.. Да, он у нас бывает.. И то по конкретным случаям: ты не в состоянии ходить, ты лежишь в психушке… Вот, как мне кажется, два самых простых вариант того, что может предоставить нам отпуск… А если честно, то я уже привык к такой нагрузке на работе… Как ни крути, ведь это тропинку я выбрал сам (точней, почти что сам – за меня выбрали, а я лишь послушался, да и только), так что сейчас нужно подчиняться всем тем правилам, которые нам устанавливают…
Рабочий день подходил к концу… Забрав со стола некоторые бумаги по сегодняшнему делу, убираю их в портфель… Взяв со стула куртку, накидываю ее на плечи и выключив небольшую лампу, стоящую на столе, прохожу вдоль по коридору… Замечаю, что кажется, только я один тут засиделся в такое время… если честно, то я даже не видел смысла возвращаться домой.. Да и что там делать? У меня нет ни рыбок, ни собаки, ни хомячка, даже, кажется, живого цветочка нет, чтобы ухаживать за ним и не забывать поливать… Так что, меня дома никто не ждал… Поэтому, только не спеша выхожу из здания отдела, и спустившись по лестницам, снимаю сигнализацию с машины и сев в салон автомобиля, завожу мотор…
Отъехав от отдела, проезжаю пару кварталов и останавливаюсь возле круглосуточного супермаркета… Выйдя из машины и пройдя внутрь, прохаживаюсь меж рядами… По прошествию пяти минут, подхожу к кассе, чтобы расплатится за купленную еду (хотя, есди можно едой назвать - китайскую), и после, вернувшись в салон автомобиля, все же еду домой… Припарковав машину возле обочины, ставлю ее на сигнализацию и поднявшись на нужный этаж, открываю дверь и прохожу внутрь квартиры…. Кинув портфель возле двери, разуваюсь и сняв с себя куртку, на ходу распаковываю покупки, чтобы перекусить…
Усевшись на диване, до конца распаковываю еду, чтобы наконец-то перекусить… Хотя, это не заняло, как мне кажется и двадцати минут… Убрав все в мусорное ведро, прохожу в спальню, и переодевшись, ложусь спать… Накрывшись с головой, погружаюсь в сон… Через сон слышу приглушенный звук… Убрав одеяло с головы, смотрю на прикроватную тумбочку, на которой лежал телефон… Взглянув на наручные часы, тянусь за телефоном и принимаю входящий вызов, при этом, слегка удивившись тому, от кого исходят входящий звонок.
- Хадсон, - произношу, все еще сонным голосом, при этом протирая глаза свободной ладонью - Да, конечно же помню Вас… Что-то случилось?, - интересуюсь я, потому что все же, когда поступает звонок во втором часу ночи от человека, от которого вообще этого не ждешь, наводит мысли на то, что случилось что-то серьезное… Но услышав причину звонка, слегка улыбаюсь, - Сидите там, - всего лишь произношу я после того, как Тесса назвала адрес бара, в котором находилась… Сбросив вызов, поднимаюсь с кровати, и найдя в шкафу более менее удобную одежду, а не как обычно – деловой костюм, прохожу в холл, и обувшись, беру с тумбочки ключи и прихватываю висящею на вешалке куртку… Выйдя из квартиры, спускаюсь вниз и вновь сажусь в авто…
Проехав несколько кварталов, останавливаюсь возле бара, в котором ожидала Мисс Саммервилль. Выйдя из машины, засовываю руки в карманы куртки, и толкнув дверь, открываю ее… Остановившись в проходе, слегка прищуриваю глаза, пытаясь найти среди небольшого количества людей Тессу. Надеюсь, что все же она меня послушала и сидела здесь… Почему-то слегка улыбаюсь, когда замечаю Тессу… Все же, послушала.. Хотя, если бы ей не хотелось меня ждать, то кажется, она бы не звонила… расстегнув куртку и до сих пор держа руки в карманах, медленно подхожу к барной стойке и присаживаюсь на рядом стоящий с Тессой стул, - Бутылку имбирного пива, - произношу я, обращаясь к бармену, на что лишь получаю в ответ кивок головой, а после, перевожу взгляд на Саммервилль и слегка улыбаюсь, - Привет, - ну да, надо же с чего-то начать разговор… В руках оказывается сразу же заказанное пиво, - Есть причины для праздника? Или же это не праздник?, - интересуюсь я, и делаю небольшой глоток пива… ну да, если честно, то у меня только такие ассоциации сходятся с тем, чтобы девушка сидела в баре и заливала в себя спиртное: либо что-то празднует – хотя, по лицу девушки это не читалось не было никакого озорного огонька в ее глазах; либо что-то менее радостное – а вот этот вариант, как кажется, был подходящим…

+1

4

- Сижу, куда я денусь…
Выдохнув свой ответ в трубку на его спасительное согласие за мной приехать, я нажала на красную кнопку сброса вызова и убрала телефон обратно в сумочку. Что ж, оставалось теперь только дождаться его, а в пределах этого места подобная задача, поверьте мне на слово, не относится к простым, особенно если учесть моё желание поскорее отсюда убраться. Уповая на то, что в такое время суток не должно быть пробок на дорогах, я прикрыла глаза, чтобы сделать два разменных глубоких вдоха. Нужно было подавить подступающую необоснованную панику.
А затем – затем я осмотрелась вокруг себя. Людей не так уж и много, но каждый из – столь неприятного вида и поведения, что я пытаюсь невольно сжаться в комок, чтобы стать как можно менее заметной, а ещё лучше – испариться в воздухе; сжался, кажется, каждый миллиметр моего тела и застыв  в таком напряжённом состоянии я даже не оборачивалась на входную дверь, хотя по спине пробегал мороз каждый раз, как она звякала, открываясь перед очередным посетителем. Одни из них, вот-вот, обязательно окажется он, иначе и быть не может.
Минуты тянулись медленно, словно назло мне, хотя, если судить объективно, то с момента моего звонка прошло не так уж и много. Может быть, минут пятнадцать от силы, но терпеливость моя уже подходила к своему грандиозному концу.
- Заткнись, он приедет, он обещал. – Огрызнулась я в лицо молодого бармена; в который раз он уже опустил шутку о том, что вероятно, я не нужна этому человеку и что он видимо не посчитал нужным сорваться мне на помощь по моему первому же звонку. Впрочем, доля правды в его словах была, и возможно, именно поэтому меня они так задели – зачем, вот просто зачем Линкольну это нужно, я ведь ему, по сути, совсем никто и в его обязанности не входит вызволять мою задницу отовсюду, куда я могу её занести. – Я знаю, что приедет.
Нет, не знала. Но – верила и надеялась, и потому до сих пор не сорвалась с места и не поддалась желанию пойти до дома пешком, даже несмотря на то, что я совсем не соображаю, в какую сторону мне нужно было бы идти, и где он – мой дом.
Миновало около двадцати минут, и его голос раздался рядом со мной так внезапно, что заставил меня подпрыгнуть на месте, будто через стул вонзилась острая игла.
- Линкольн! – облегчённо выдыхаю я, резко развернувшись к нему полуоборотом; вот он, присел на стул, что стоит рядом со мной, немного заспанный на вид, но вполне дружелюбный, с приятной лёгкой улыбкой на губах. – Вы приехали! – смотрю на него во все глаза, полными доверия, будто бы не верю в происходящее и то, что он не бросил меня.
Однако, одна его фраза, слишком ошибочная на мой взгляд, и моя внезапная высоковольтная радость вдруг сменяется подступившей лёгкой агрессией. Человек я слишком эмоциональный и мне сложно контролировать те эмоции, которые если приходят, то захлёстывают по полной, а уж сейчас – особенно, мало того, что будучи в состоянии нервного истощения, так ещё и перед лицом человека, к которому испытываешь неоднозначные чувства.
- Вы что, издеваетесь?! - Прошипела я сквозь зубы, глядя ему в глаза с тяжёлым прищуром. 
В его присутствии я чувствовала себя… очень сложно. С одной стороны, мне казалось, что между нами существует какая-то связь, которая могла бы быть понятна только нам обоим – связь, проложенная, разумеется, одним нашим общим знакомым. Мы были, на мой взгляд, словно в одной общей лодке – его товарищ по службу и мой родной отец, такие обстоятельства, наверное, хочешь – не хочешь, а всё равно в той или иной степени сближают. Знаете, будто что-то сакральное пролегло между нами, и поэтому мне хотелось, правда хотелось, относиться к нему как к родному. Родному не кровно, но родному в плане моральном.
И иногда я даже испытывала её очень отчётливо, эту непонятного рода теплоту, исходящею к нему; во многом потому, что нас скрепила одна проблема, и мы оба теперь боролись за одного человека, мы – в одной лодке. Но в остальное время…
- Вы же… - фыркаю я от накатившего на меня неконтролируемого негодования. – Вы же сами рассказали мне о том, что мой отец погибает, несколько дней тому назад, а теперь не можете догадаться, что именно это я здесь «праздную»?! – упор на слове «праздную», как укор не немой, а вполне даже громкий. Конечно же, он не заслужил такого отношения, и скоро мне станет стыдно.
Наверное, на подсознательном уровне, мне хотелось обвинить кого-то в том, что всё это происходит со мной, что на меня обрушилась такая ужасная новость. Это наша черта человеческая такая, когда есть виноватые, мы можем выплеснуть на них всю горечь и тогда быть может станет чуточку легче. Но моя проблема была в том, что в нашей ситуации виноватых не было. И тем не менее мне нужно было как то справляться с её осознанием этой новости и тем, какое мощнейшее психологическое давление она оказывает на меня, выжимая все соки и оставляя абсолютно лабильной и ранимой. Нужно было хоть иногда выливать на кого-то все тревоги и оставлять кого-то крайним, иначе бы я просто сломалась, это всего лишь психология! Или всего лишь мои оправдания своему поведении… Впрочем, кажется, я сломалась и без того, только до сих пор не хотела этого принять и потому бросалась на Линкольна, лишь только выпадала на то малейшая возможность.
Понимая, что он ни в чём не виноват и что ему, должно быть, не многим легче, чем мне, я всё равно нуждалась в том, чтобы иногда видеть его в таком свете. И получалось это как-то непроизвольно.
- Праздник жизни, знаете ли, в честь умирающего отца! Присоединяйтесь, не стесняйтесь, счастья на всех хватит!
Мой голос надломился, в нём прозвучали те слёзы, которые комом застряли в горле, но, к счастью, не появились на глазах.
Ну уж нет, плакать – это последнее, что я буду делать на его глазах. С первой минутой нашего странного знакомства я привыкла к тому, чтобы претендовать на то, что мне, мол, и горы по колено, и небо по плечо, напускать на себя видимость стойкости и полного самоконтроля. Хотя, конечно, то, что он видит меня сейчас, пьющую в баре в полном одиночестве, едва ли сойдёт на самоконтроль, но я не собиралась быстро сдавать своих позиций и выдавать своих слабостей в полной мере. Слабостей, заключённых в том, что мне катастрофически нужна была поддержка и чьё-то сильное плечо.
Это всё сложно, очень сложно, и наверное, в скором времени меня добьёт.
- Уф, извините, я…
И вот оно, то чувство неловкости и стыда, которое я знала ,что придёт на смену утихомирившейся так же внезапно, как и появившейся, агрессии.
- Я немного не в себе, это всё алкоголь. Вы, Вы не могли бы отвезти меня домой?  - Бормочу смущённо, чуть запинаясь, опустив глаза, а затем чтобы как-то себя отвлечь от этих чувств, снова поворачиваюсь к бармену, которому сегодня тоже уже досталось колкостей от меня.
– Бутылку виски, пожалуйста. – Достаю деньги из кошелька, а потом сталкиваюсь с его удивлённым и неуверенным взглядом, в котором читается немой вопрос мол, ты ж домой собралась, так вали уже отсюда.
– Мне с собой, идиот.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-03-19 11:19:55)

+1

5

Многие могут задаваться вопросом: зачем я сейчас так поступаю: по первому звонку сразу же собираюсь, несмотря на время? Да, кто-то посчитает это глупым, кто-то вообще не поймет… Просто, не знаю… Я может с одной стороны понимаю состояние Тессы, что трудно она себя чувствует и ей сложно находится одной… Поверьте, я почти что был в таком же состоянии… И сейчас, просто знаю, что нужна чья-то поддержка… Но с другой стороны, меня даже слегка удивило, что она набрала именно мой номер телефона, чтобы я приехал за ней… И вообще, какие-то странные между нами взаимоотношения сложились… Не знаю… Просто, какое-то странное и непонятное чувство складывается, когда эта девушка находится рядом… В одно мгновение хочется успокоить ее и сказать, что все будет нормально, слегка улыбнуться, подмигнуть и легонько приобнять за плечики, чтобы тем самым сказать: «что я здесь и все будет нормально», но а с другой стороны – если на это посмотреть, то все будет неправильно… Лично для меня – это неправильно… Но это неоднозначные ощущения навевают какую-то теплоту к этой девушке… Я не знаю, что это такое… Понимаю, что приходится Тессе ждать меня в не очень-то и приятном месте… Но все же я не обладаю какой-нибудь гиперскоростью или умением телепортации за считанные секунды, но ехал по указанному адресу быстро, как мог… И наконец-то добравшись до нужного места, прохожу внутрь, и присаживаюсь рядом с девушкой, которая, определенно была рада меня видеть, так лично мне кажется, но все равно, это вызвало небольшую еле заметную улыбку, - Ну не мог же бросить тебя здесь, - произношу, и просто бегло пробегаюсь взглядом по обстановке, которая навевала не очень-то и комфортные удобства: дым, перегар, шум со стороны – это не очень-то и приятное место, я всегда пытаюсь сторониться подобного, хотя нет, не так: я уже стал избегать подобных мест, потому что, кто знает какие неприятности можно нажить в подобном заведении… И сейчас, я только слегка отклоняюсь в сторону и свожу брови, когда слышу недружелюбный тон со стороны Тессы, - Мне сейчас встать и уйти?, - всего лишь произношу я, когда слышу ее реплику… да, понимаю, что она сейчас не в лучшем состоянии, но чтобы бросаться на меня с претензиями, это можно сказать не честно… Я ей не испортил жизнь, не сделал ничего плохого… А наоборот, даже сейчас, по первому ее звонку сейчас примчался сюда, хоть и не обязан – я не нанимался ей в няньки, не нанимался личной охранной и тем спасителем, который будет вытаскивать ее из всех неприятностей, которые она может себе нажить… и по крайней мере только из-за этого, не стоит на меня кидаться с какими-то претензиями и вести себя подобным образом… да, она не в лучшем состоянии, и тут может еще влияет и алкоголь – но это не повод в чем-то меня обвинять, тем более в том, в чем я не причастен… Очередной упрек в мое сторону, заставляет развернуться к Тессе лицом, и положить одну руку на барную стойку, - Послушай, я тебе не ломал жизнь, не сделал ничего плохого, так будь добра, не выставляй меня виновным в том, что я хотя бы дал тебе знать о твоем отце… Могла бы сказать спасибо, что хоть что-то узнала о нем, а не прожила до старости лет не зная ни чего о нем…, - произношу я…. Нет, я не поднимал голос ни на одном слове, просто у меня нет привычки попросту поднимать голос, тем более на девушек… всякие ситуации бывают… Но все равно, слышать подобные упреки со стороны Саммервилль были как-то нечестными по отношению ко мне… Она строит из себя жертву подобного обстоятельства, даже не понимаю, что и мне в этой ситуации тоже неприятен подобный факт об Александре… - Все нормально, - проговариваю в тот момент, когда слышу извинения насчет подобного ее срыва… А что еще нужно было сказать? Что не прощаю? Да я Вас Умоляю! - Ничего… Понимаю твое состояние, - в скором времени дополняю я, и сделав небольшой глоток пива, смотрю на Тессу, слегка наклонив голову на бок и поддавшись вперед…. - Ты не в праве оправдываться передо мной, - очередная реплика с моей стороны и слегка провожу ладонью по спине девушке, словно успокаивая ее этим… - Отвезу с одним лишь условием, - сдерживаю небольшую паузу, и сделав небольшой глоток имбирного, смотрю на девушку, - Не называй меня на Вы, - слегка улыбаюсь, и еле заметно выдыхаю… Меня это «Вы» слегка надоедает и на работе, а порой так просто хочется отдохнуть от этого и услышать, что кто-то хоть и обращается по имени и без этого «выканья»… Поднявшись со стула, слегка удивленно смотрю на девушку, а потом перевожу взгляд на бармена, и отрицательно мотаю головой, - Лучше бутылку воды, - проговариваю я, смотря на бармена и кладу ладонь на ручку девушки, тем самым останавливая ее… Перевожу взгляд на Саммервилль, - Это того не стоит, уж поверь мне, - нет, я не упрекаю ее не в чем… Просто… Просто это действительно не поможет… Взять выглушить всю бутылку виски – это не вариант… Алкоголь только притупляет наши чувства, но от этого не становится лучше… Он подействует только на часа два-три – но не облегчит боль и страдания на всю оставшуюся жизнь… Расплатившись за воду, забираю ее, а после подождав Тессу, выходим вместе из бара… Подойдя к машине, приоткрываю дверь пассажирского сиденья, и жду, пока девушка сядет в салон… Закрыв дверь, обхожу машину и сажусь на водительское сиденье… заведя машину, и вывернув на другую сторону, машина направляется вдоль по дороге… Буквально через минут семь, останавливаю машину и заглушаю мотор… Повернув голову в сторону Тессы, произношу, - Я знаю, что такое быть в подобной ситуации и без поддержки не обойтись… Так что, у меня там вроде бы остался пакет китайской еды, и вроде бы бутылка апельсинового сока, - слегка улыбнувшись, продолжаю смотреть на Тесс

Отредактировано Lincoln Hudson (2014-03-21 15:18:02)

+1

6

Господи, как он прав.
Спускаю на него собак, как последняя истеричка, но ведь он в самом деле не сделал мне ничего плохого; напротив, примчался сюда, в это гнилое место, по моему первому зову.
И алкоголь – это не оправдание мне, нет. Я бы в любом случаи сорвалась на него, лишь только потому, что по непонятным причинам, выбрала его в качестве виновника всего того, что со мной происходит. Осознанно, хоть и не находя в этом никакого смысла,  я сама нажимала на спусковый рычаг каждый раз, как он оказывается рядом и выливаю на него всю свою злость.
Как это мерзко с моей стороны – хочется провалиться под землю. И уж лучше бы он повысил свой голос, лучше бы отозвался резким ледяным тоном и грубо поставил меня на место, запретил мне говорить с ним в подобном духе – но нет. Всё такая же ровная интонация, преисполненная неподдельным пониманием, словно я совсем его не задела. Он, он оказался лучше, чем я, и знаете, это убивает ещё сильнее, ещё сильнее разоружает перед собственной совестью.
- Простите, мистер Хадсон, я такая идиотка, я не должна так с Вами!
В сердцах выпаливаю я очередное извинение – ещё более искреннее и глубокое, чем предыдущее, - а затем прячу лицо в ладошках.
На самом деле, рядом с ним я чувствую себя защищёно. И в эти секунды, когда еле-еле сдерживаешься от того, чтобы не разрыдаться – не разрыдаться под гнётом собственной низости и из-за всех тяжёлых мыслей, что водят хороводы в голове, - так хочется уткнуться в его плечо, вцепиться, в отчаянии, пальчиками за его рубашку и пускать на неё слёзы; слёзы, которые в пору бы выпустить наружу, в надежде, что станет легче. Но – не получается.
Ни поддаться этим инстинктам к моральной разрядке – проклятый ком в горле так и сидит, но глаза остаются сухими; ни повиноваться этому резкому порыву,  укрыться от бед на его плече, словно под огромным заботливым крылом. Ничего. Напротив, я только закрываюсь от него, всё ещё прячась в ладошках, как маленький ребёнок, когда тот хочет избежать чего-то страшного.
Поднимаю глаза  и снова смотрю на него лишь только тогда, когда он что-то говорит об условии. Условии, которое отчего-то мне кажется не выполнимым – наверное, я настолько чувствую себя виноватой, что не представляю как это, обращаться к нему на «ты», словно к сверстнику, словно к старому-доброму другу, - но, тем не менее, согласно киваю.
- Хорошо, Линкольн… - прикусываю нижнюю губу в сомнении, но затем киваю снова, на этот раз уже скорее самой себе, нежели ему, и делаю глубокий вдох. – Я попробую.
Его ладонь на моей руке заставляет меня немножко вздрогнуть, меня снова прошибает чувство внутреннего укора за то, то я так поступаю по отношению к своему спасителю.
Наверное, я даже не ожидала такой заботы с его стороны, не могла и мысли допустить, что он мог оказаться так искренне добр ко мне; а теперь, получив её кусочек, кусочек этой мягкой заботы,  хочется закутаться в неё с ног до головы, словно в кашемировый мамин свитер.
Ловлю себя на мысли, что его руку не хочется отпускать. Страх, что он вдруг исчезнет, или что я потеряюсь от него, пока мы дойдём до выхода отсюда. А поэтому – поэтому я цепляюсь за его ладонь, и выпускаю её из своей хватки только тогда, когда мы оказываемся возле машины.
- Спасибо, ещё раз. Нет, правда. – Конечно же он говорит, что не за что, а я настаиваю на своём. – Нет, есть за что! Ты вообще не был обязан за мной приезжать и вытаскивать меня из этого бара! – обращение к нему на «ты» показалось мне странным, но, тем не менее – так действительно легче и проще. Как-то более по-свойски, что ли; меньше преград в этом «ты» между нами, никакой стены официоза, разделяющей нас по разные стороны.
В салоне машины так тепло и комфортно, а мой спутник не донимает меня лишними разговорами, давая отдохнуть; откинувшись на спинку сиденья, я прикрыла глаза и не открывала их до тех самых пор, пока машина не остановилась. Как-то очень быстро, кстати, мне казалось, что до дома моего ехать намного дальше, но, быть может, я просто задремала.
Хотела было уже попрощаться с ним и, выскочив из машины, убежать к себе, но местность показалась мне не знакомой. Опережая мои вопросы, Хадсон сам пояснил ситуации; я выслушала его, чуть хмурясь (не от недовольства, а так, как я хмурюсь всегда, когда пытаюсь вникнуть в том, что мне говорят), а затем переспросила:
- Так это… Это твой дом? – Один взгляд в окошко, затем снова на мужчину. – Ты привёз меня к себе, а это… это удобно? Нет, серьёзно, не стоило...
В тот момент меня не посетила ни одна посторонняя мысль. Ну знаете, как говорят, что нельзя ходить по домам не знакомых мужчин, и всякое такое. Я доверяла Линкольну, и верила в то, что ему просто не хочется оставлять меня одну, один на один с моим поганым состоянием. Ну, ещё бы, после той картины, которую он увидел в баре… Чёрт, лучше даже не вспоминать.
Уверенный взгляд Линкольна убеждает меня в том, что всё в порядке и что ему, ну вроде бы, не в тягость моё общество вместе с моим настроением, и тогда я согласно киваю, отстёгиваю ремень безопасности, и выбираюсь из машины на свежий вечерний воздух.
- Кажется, это то, что нужно.
Тихо произношу я, когда мужчина и сам выбрался из машины, поравнялся со мной и повёл меня по тропинке в сторону дома.
- Не быть одной. А чай у тебя есть? Я бы не отказалась от чашки горячего чая..
Честно говоря, алкоголь - это не в моём духе. Обычно я пью чай, в каком бы состоянии не пребывала. И знаете, что я заметила? С кружкой горячего чая многое может стать лучше.

Отредактировано Tessa Summerville (2014-03-23 21:43:05)

+1

7

В жизни всегда наступают переломные моменты, когда хочется кричать на всех, все кругом разбивать, ломать, и кажется, что если так и будет, то тебе определенно полегчает… Потому что всегда кажется, когда ты выпускаешь пар, то определенно должно стать легче… И возможно, кому-то это помогает… И сейчас, возможно для Тессы было неким облегчением, когда ей стоило поднять на меня голос, обвинить во всех тех проблемах, которые на нее навалились… И если ей от этого станет или же стало легче – то пускай… Правда… Пускай кричит, поднимает голос, может даже и врезать – главное, чтобы ей полегчало… полегчало не от того, что она опустошила очередную бутылку виски, а от того, что выпустила пар… Я ее за это не буду осуждать… Потому что знаю какого это, держать все в себе и нет возможности, рассказать кому-нибудь о том, что накипело внутри… держать все в себе не так уж и просто… в конце концов все накопившееся внутри может за раз нас сломить… И мы можем опустить руки и уже поддаваться той боли, которая находится внутри нас… Поэтому, всегда нужна поддержка в подобные моменты… нужен тот, на кого можно сорваться – как бы глупо это не звучало…
- Эй, не стоит передо мной оправдываться… Всякое в жизни бывает… И нужно выпускать пар… Ну а я, считай, был добровольцем в этом, - слегка пожимаю плечами… Она не права, что оправдывается передо мной… Потому что я не в праве осуждать ее… Я просто нахожусь здесь ради поддержки… Я понимаю какого это быть в подобном состоянии, держать все в себе… Тогда, мне тоже была необходима поддержка и я ее нашел… И сейчас, мне хочется отплатить Тессе тем же… хочется позаботиться о ней, и даже, может показать, что она мне не безразлична… не безразлична не потому что она нужна для дела, а потому что, стала близким человеком для меня, близким другом… Которая может понять, хоть я не привык изливать душу, но знаю, что возможно, если мне понадобится помощь или же какой-то совет, она мне поможет… Не знаю… Какое-то непонятное чувство образовалось к этой девушки… Что-то сакральное и даже непонятное для меня самого… Порой, хочется обнять ее, передавая всю ту заботу, которую хочется подарить этой девушке, но всегда встает какое-то «но»… И даже дело не в девушке, а во мне самом…
- так то лучше, - слегка улыбаюсь и одобрительно киваю головой… Просто мне кажется, что уже давно можно было опустить эти рамки разделяющие нас, обращения на «Вы» с ее стороны… И это даже меня слегка угнетало… Взгляд падает сначала на мою ладонь, в которую «вцепилась» Тесса, но лишь поднимаю взгляд на девушку и взглядом указываю на дверь, что лучше уйти с этого места, мне тут самому как-то не по себе, просто уже отвык от подобных мест… Если раньше, мог проводить тут днями и ночами, то уже из-за работы, нет подобной возможности, да и уже отучен от того, чтобы заливать в себя литрами спиртные напитки…
Выйдя из бара, останавливаемся возле машины, и приоткрыв дверь смотрю на девушку, и слегка поднимаю голову, когда слышу очередную благодарность в мою сторону… Может, просто не привык, слышать столько благодарностей в свой адрес, чаще слышится совсем другие слова, нежели «спасибо»… - Хорошо… Есть за что, - словно обреченно произношу я, потому что, мне кажется, что ее не переубедишь в обратном… - У меня работа такая, приезжать на помощь, когда требуется, - произношу чуть пожав плечами… чувствовал себя командой Чип и Дейл, который всегда спешит на помощь… Так вот, именно такое у меня всегда создавалось ощущение… - Всегда хотел быть в команде Чипа и Дейла, - ну да, я не мог устоять и не сказать подобную фразу… А что? У кого-то супергерои Бэтмен, Супермен, а для меня были Чип и Дейл – что тут такого? Да и сейчас как-то хотелось немного да и поднять настроение девушки… А фраза про Чипа и Дейла, мне кажется, никак не вписывалась в столь серьезный разговор, поэтому надеюсь, хоть немного да и улыбнется Тесса…
Не сильно давя на газ, выворачиваю на дорогу, временами поглядывая на Тессу… было заметно, как ее достало все это, и кажется, весь мир тоже… Поэтому, просто мы ехали молча, да и доканывать расспросами мне ее не хотелось… И так на ее плечи свалилось слишком много, а лезть в душу людям – я как-то не привык… А тишина, порой, тоже бывает лучшим советчиком… Проехав пару кварталов, останавливаю машину возле дома… Правда, я не был уверен на то, что девушка согласиться, - Ну как сказать мой дом… Пока снимаю квартиру… По возможности собираюсь ее купить… А то мотаться в Нью-Йорк с Сакраменто, мне как-то не по душе, - произношу, отстегивая ремень безопасности. - Тесс, если я привез тебя, значит все удобно… А ты, в таком состоянии, что я не уверен, что ты будешь смотреть Титаник и реветь в подушку, - произнеся это, вытаскиваю ключи из замка зажигания, и выхожу из салона авто, ставлю машину на сигнализацию. Обойдя машину, засовываю руки в карманы куртки и, повернув голову в сторону девушки, слегка приподнимаю взгляд вверх, и выдыхаю, - Если нет, то попросим у соседей, правда, мне кажется, нормальные люди не откроют в третьем часу ночи, чтобы одолжить чай…, - на выдохе произношу я, - Но что-нибудь придумаем, - в скором времени дополняю я, и положив ладонь на спинку Тессы и пропускаю вперед…
Поднявшись на нужный этаж, открываю входную дверь и пропускаю девушку вперед. Пройдя в квартиру, включаю свет, - Проходи… И тут не такой идеальный порядок… Скажем, я не часто тут бываю…, - пройдя в глубь квартиры, снимаю куртку, положив на спинку дивана… - Располагайся и чувствуй как дома… А я, пожалуй, посмотрю чай, - слегка потерев ладони, направляюсь на кухню. Пооткрывав один шкафчик один за другим, наконец-то нахожу пачку с чаем… Достав две кружки, наливаю в одну из них чай, а во вторую кофе… просто, уже привык жить на одном кофе и как-то пить чай – было не по душе, мне… Поставив все на поднос, прохожу в гостиную, и ставлю все на журнальный столик и кружку с чаем протягиваю девушки, - Честно, то я был слегка удивлен тому, что ты позвонила мне…, - произношу я то как есть на самом деле, взглянув на девушку.

+1

8

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Медленно, но верно мы с тобой становимся ближе.