vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Family portrait


Family portrait

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ДЕКСТЕР, АГАТА & ААРОН
дом на Зеленой Миле, 20е числа марта
первый прокол Агаты: Декстер возвращается с работы, а там бушует ураган

« На нашем семейном портрете мы такие счастливые.
Мы похожи на нормальную семью, давайте всё вернём обратно.
На нашем семейном портрете мы такие счастливые.
Давайте притворимся, что это правда.
»

0

2

21 марта. Пятница. Любимый день всех работников офиса. Когда шесть вечера это не только наконец-то, но и радость от того, что не нужно будет протирать штаны на стуле еще целых два дня. Да, я тоже являюсь частью этого всего и не вижу в этом совершенно ничего ужасного. Имея мозги, а они у меня в наличии, можно зарабатывать такие деньги, что и не снилось. Но, как показывает практика большинство всех тех, кто работает у мониторов по шесть часов на день не понимают возможностей, которые есть у них в руках. Моим же местом работы является биржа.
И честно, мне бы было очень и очень мало тех денег, которые бы я зарабатывал честно и по всем пунктам легально. Вы можете мне сто раз повторить то, что разбогатеть можно только честным трудом. Я посмотрю на вас, как на идиотов и предложу встретиться через десять лет. Честно можно достичь результата…ну, в спорте. И даже в этом деле, если у тебя нет денег, чтоб вкладывать в себе, или же нет спонсора, который будет это делать, то и шансов пробиться крайне мало. Уж тем более невозможно добиться честно чего-то в той сфере, где всё строится на финансах. Убедить в обратном меня практически невозможно.
Покажите мне богатого человека, у которого нет никакого скелета в шкафу, у которого полностью чистая рука и я подарю вам один из моих счетов швейцарском банке. Точнее фактически они мои, но записаны на третьих лиц. Я далеко не идиот для того, чтоб держать далеко не маленькие сбережения на одном счете да еще и записанном лично на меня. Потерять потом в один момент всё и остаться на мели?
Ох нет уж. К тому же биржевые махинации занимают лишь часть от моего дохода. Порой большую, порой меньшую. Достаточную часть я получаю от игрального бизнеса. И не так уже и много идет именно от казино. Игральное заведение у меня получается посещать в последнее время вообще прискорбно мало. Иногда я укладывал Аарона спать и просил покараулить несколько часов одну надежную подругу. И возвращался ночью, когда ребенок еще спал. Маленькие махинации, которые так и не были раскрыты, но позволяли мне работать еще и играя.
Большую же часть денег я собираю на сайтах. Да-да, игральные сайты. То же казино, но смухлевать еще проще. Если играть с умом, изучать тенденции, реакции игроков, рассортировать их на несколько подгрупп, то останешься в дамках. Да, у меня бывали и провалы. И проигрывал я не сто и не двести баксов. Но судят по победам, а не поражениям. И побед у меня в разы, в разы больше. Я заезжаю после работы в магазин с дисками. Пообещал на неделе Рону купить новый симулятор боя, сегодня можно будет вечером по боксировать.
Еще пару годков и мелкий сделает меня по технике боя только так. А я останусь в лузерах. Так и должно быть, чтоб дети в итоге становились во многом лучше родителей. Иначе попросту пойдет деградация населения по всем позициям. Я сегодня нигде не задерживаюсь, не считая этого магазина, приезжаю домой, когда на часах еще нет и семи. Ставлю машину в гараж, захожу в дом…и слышу кричи, шум, истерику.
Кажется только что что-то упало и разбилось. В скором темпе иду на источник звука. Картина маслом - Аарон в слезах и соплях кричит на Агату, что-то о том, что она хочет снова уйти надолго. Тата в свою очередь пытается успокоить ребенка, говоря о том, что она должна уйти по работе сегодня вечером и будет дома к утру, когда он еще не проснется. На полу лежит разбитая чашка, пятно апельсинового сока растеклось на паркете. Моё присутствие замечается не сразу.
- Что. Здесь. Происходит. Говорю каждое слово отчетливо и отдельно друг от друга. Строго, но без никакой угрозы в голосе. Аарон шустро бежит ко мне, начиная жаловаться ровно в тот же момент, когда и Тата начинает объяснять ситуацию. От чего я не понимаю ни того, что говорит первый, ни что рассказывает вторая. Кладу диск на столик у дивана.
- Тихо! По очереди, - поднимаю мелкого на руки, - Ты чего слюни распустил, а? Мужчины не плачут. Мне как-то не доводилось видеть Рона вот так вот в слезах. Перевожу взгляд от него к Агате. Та тоже выглядела весьма и весьма виноватой и возможно даже расстроенной ситуацией. Хотя почему возможно? Какую мать будет радовать истерика её ребенка. Аарон не успокаивался. Разве что дыхание сейчас переводил. Киваю ей на диван, мол присядь. Сажу рядом с ней сына и сам усаживаюсь со второй стороны.
- По порядку. Куда ты собралась? - держу Рона за руку. То что я услышал…На работу с вечера до утра? Я говорил, что лезть не буду в её жизнь. И я буду держать слово, пусть мне сейчас как-то и не шибко нравится, как оно всё звучит и выглядит. Но сейчас мне придется убеждать нашего с ней сына в том, что мама и правда идет по делам. И что она и правда вернется в то время, пока он еще будет спать. И что всё хорошо, она никуда не денется. Смотрю на Агату, стараясь не хмуриться. Надеюсь, она понимает по моему выражению лица, что в байку про работу я не поверю, хоть именно её я хочу услышать сейчас. Потому что именно байка сейчас и должна звучать.

+1

3

Внешний вид

Трудно ли мне было жить вместе с Декстером? Называться семьей, вставать по утрам, готовить кофе и завтрак на мелкого? Нет, ничего особенного. Мы с Кортесом еще не ругались и не надоедали друг другу. По вечерам, когда мужчина возвращался с работы, играли вместе с сыном или смотрели мультики. Сложнее было не это. Сложнее было строить другую семью.
Вернон… Он познакомил меня со своей дочерью. Мышь милая девочка. Я думала, она примет меня довольно остро, учитывая, что я едва старше ее и охмурила ее отца, но нет, дочь Вернона была доброжелательным и искренним человеком.
С Уордом мы виделись днем. Пока Аарон был в школе, а Декс на работе, я встречалась с другим мужчиной и ощущала себя вполне счастливым и влюбленным человеком. Только вот не правильно это… Вернон хотел, чтобы я ушла из семьи, я чувствовала его желание видеть менян е только днем украдкой, но и по ночам.
Собственно, с этого и началась сегодняшняя истерика ребенка: я собиралась поехать к профессору на ночь, прикрываясь работой. Знаю, что звучит не очень правдоподобно, ну кто работает ночью? Но я рассчитывала, что ребенок не станет задаваться этим вопросом. Он и не стал, он просто не хотел, чтобы я уходила. А может и догадывался куда я хочу уйти, но просто накрылся детским страхом потерять маму.
- Аарон, мне надо работать. – пытаюсь убедить ребенка, пока Кортес еще не приехал с работы. У нас было условие: если я сама придумаю своим отлучкам достоверное оправдание, то могу уходить.
- Нет! Я не хочу, чтобы ты уходила! Ночью никто не работает, ты опять пропадешь! – он кричит, а я в растерянности. Мой мальчик роняет слезы, но я не могу подойти и обнять его, потому что сама злюсь, и он тоже злиться на меня.
- Успокойся, пожалуйста. Я вернусь завтра. Ты даже не заметишь – протягиваю ему сок, но Рон с резким «Нет» выхватывает у меня стакан и роняет его на паркет. Я устало перевожу взгляд на битое стекло и растекающееся пятно.
- Что. Здесь. Происходит. – прерывает мужской голос наш с сыном ураган. Я чувствую себя виноватой. И мне стало боязно, что Декстер сейчас без разбору возьмет и заберет ребенка. Поэтому я спешу все объяснить.
- Я никуда не собиралась пропадать. Мне надо уехать. Ненадолго. По работе. Но Аарон не хочет этого слышать – тараторю в точь голосу ребенка. И распознать кто что сказал в этом гаме сложно.
- По порядку. Куда ты собралась? – испанец уже стал для Аарона спасительным кораблем, на которого тот забрался от злой меня. Черт, я чувствую себя погано. Никогда раньше не ругалась с Аароном до такого крика и обиды. Раньше малыш злился на моих мужчин, царапал их машины или угрожал, но никогда не злился на меня. Может загвоздка в том, что раньше я легко соглашалась на капризы мальчугана и никуда не уходила. А сейчас настаивала на своем. Аарон не привык к отказу.
- Мне надо на работу – повторяю я уже в который раз, сначала убеждая в этом сына, теперь Декстера. – Мне позвонил менеджер и срочно вызывает – какие-то проблемы на таможне с грузом, нужно присутствие – конечно, в оружейном бизнесе, даже в легальной его части, могут возникать подобные нюансы. Но дело в том, что когда такое случается, точно не звонят владельцу организации, это решается на уровне менеджеров и финансового отдела. Но я ведь придумываю оправдание для Аарона, а не для Кортеса? Хотя откровенно говорить мужчине, что я собираюсь поехать к любовнику, тоже не могла. Это слишком нагло и не правильно. Если Декстер сам ходит по бабам, то я предпочту об этом не знать.
- Ох – выдыхаю и смотрю на осколки, которые когда-то были стаканом. Главное, чтоб сейчас по стеклу Пес и Таракан не стали бегать.
Ребенок, конечно, уже успокоился, так как пришел папа, а значит он уже в большинстве, поэтому ища в Кортесе поддержку, мальчик смотрит на него и говорит:
- Мама всегда говорит, что вернется. Но пропадает. Ее нельзя отпускать! – звучит как заговор.
Беседу прерывает звонок на мобильный. Вернон. Наш прошлый разговор сорвался, и сейчас он перезванивает, чтоб узнать что случилось. Я не собиралась брать трубку, нет, хотела сбросить. Но до мобильника, лежавшего на столике, Аарон дотянулся первым. Схватил трубку и побежал на задний двор.
- Что ты делаешь? – кричу, выбегая следом.
Запах и… шлеп. Рон со всей силой, обидой, злостью, ревностью, взял и выкинул телефон в воду. А я чуть не сиганула следом, во время вспоминая, что это всего лишь телефон и всего лишь непринятый звонок. Вернон поймет…
От трубки остались лишь круги на воде.

0

4

Ага, умничка. Давай, ври. Я делаю вид, что верю. Для Аарона конечно же играю этот, нет, не спектакль, этот цирк на дроте. Она мне сейчас напоминает маленькую девочку, не более. Девочку, которая врет своему отцу для того, чтоб он отпустил её ночевать к подружке. Словно этот отец не понимает, что дочь спать не с подругой собирается в эту ночь. Но тем не менее кивает головой, соглашается и отпускает, говоря, чтоб они не сидели до утра. Вот, вот в какой ситуации я себя сейчас ощущаю. Аарон пытается убедить меня в обратном. И можно понять ребенка и его страхи о том, что мама возьмет и пропадет в очередной раз. Ужасно. Все это дико и ужасно. Тем не менее эта ситуация не текст из пособия по обучению на факультете семейной психологии в университете, а то, чем мы трое в данный момент живем. Я оказался посередине. Я оказался сейчас тем человеком, который должен оставаться нейтралитетом и не принимать ни одну из сторон конфликта. Хотя, давайте смотреть правде в глаза – я всегда буду уступать сыну, если предстанет выбор. Так же, как и Агата бы потакала нашему ребенку. Но не сейчас, не сегодня. Сегодня я должен быть умным взрослым мужчиной, который сумеет успокоить ребенка, Агату, и эту маленькую войну на зеленой миле. Звонок телефона. Рон быстро хватает его и бежит выбрасывать в бассейн. Агата следом. Ей богу! Она реально не видит себя со стороны? Она же ведет себя, как девочка-подросток. Выхожу следом за ними уже спокойным шагом.
- Аарон, иди сюда, - весьма строго. Мальчикам нужна строгость. Не перегибая палку конечно же. Если её нет…ну, вы сами видите до чего может довести вседозволенность. Да и не было у него действительно отца. Который был бы рядом и научил, как себя следует вести. Тата его балует. Да, я тоже не цербер цепной, но в сравнение не идет. Он сел на шею ей. Ребенок диктует условия. Куда идти, а куда не идти. И самое неприятное то, что я не могу обрезать подобное поведение. Ведь если раньше позволялось подобное, почему в этот раз не должно быть по его велению? Он не понимает этого. Я бы тоже не понимал. Иду навстречу ребенку.
- Слушай меня внимательно. Мама вернется до утра. Я обещаю тебе. Я когда-то нарушал своё слово? – он качает головой и косится на Агату. Я на неё сейчас не смотрю. Добиваюсь требуемой реакции от сына.
- Мы с тобой уберем разбитый стакан и сок. Я купил тот симулятор боя, который ты хотел. Сегодня будем играть. Ты даже не заметишь, как мама уйдет, а она уже будет дома.
Резко оборачиваюсь на девушку. И что мне ей сказать? Нечего мне ей говорить. Пусть пользуется временным затишьем перед бурей и благодарит меня за то, что я не смотря на свое предупреждение сейчас уговаривал ребенка для того, чтоб она могла уйти. Хотя я и говорил о том, что я подобного делать не намерен. Вполне возможно она и не оценит подобный жест. Я даже не рассчитываю на подобное.
- Давай, Рон, топай за веником и шваброй, а я пока что проведу маму, - опять же, в моем голосе чувствуется строгость. Уж не знаю какие скандалы мелкий мог закатывать ей, а я не позволю подобного делать и проворачивать со мной. Я делаю много для сына, но я не собираюсь потакать ему во всем. Любить – не значит позволять вылезать на шею и свешивать ноги. Я иду проводить Агату к её машине.
- Ты должна быть дома до того времени, как проснется Аарон. Это не обсуждается. Мне все равно куда ты идешь и в какой компании собираешься проводить эту ночь. Но мне не плевать на то, что мой сын станет считать, что мои слова ничего не значат. Я надеюсь ты меня услышала и поняла сейчас? – открываю дверь для неё, - Я сейчас не угрожаю.
К нам бежит Аарон. Без веника, без швабры. Подбегает и обнимает Тату. Дети, они может и злые. И не умеют контролировать свои эмоции и чувства, но они отходчивые и умеющие прощать, забывать обиды, не оставляют у себя на душе неприятного осадка. Взрослые теряют это всё со временем, хоть и учатся контролировать чуть ли не свои чувства. Держать их в узде. Надеваю на лицо улыбку.
- Ну, а ты плакал, всё хорошо же. И будет хорошо. Веришь мне же?
На вопросе я обращаюсь к Аарону, но обо «будет хорошо» скорее обращаюсь к блудному попугаю. У меня были планы на эту ночь. Я хотел отправится в казино, но это не так уже срочно и не так уже и важно. Не в казино, так за ноутом проведу эту ночь. Слишком большой разницы нет. За ноутбуком все в большей мере ощущается работой. В казино чувствуется больше азарта, только вероятность выигрыша зачастую меньше. Громко выдыхаю. Я лишь надеюсь, что она все же додумается в критической ситуации перезвонить и сказать о том, что она не появится на рассвете в стенах этого дома.

0

5

Смотрю на утонувший телефон и во мне копиться обида. Я как ребенок, которому не дали то, чего он хочет. Да, воспитывать сына у меня не получалось, это заметил еще в свое время Джон. А я и не спорила. Но зато Аарон доверяет мне и не боится меня. Может мне не хватает строгости по отношению к ребенку, но я не могла себя пересилить и начать его наказывать. Всегда быстро прощала ему все шалости и буйства. Потому что считала, то мальчик и так настрадался за те шесть лет, что жил не со мной. Возможно я боюсь, что сын когда-нибудь начнет мне это припоминать, от того и заглаживаю своей мягкостью эту вину. Была ли я действительно виноватой в том, что младенца выкрали из род дома? Нет у меня ответа на этот вопрос.
Мы стоим вместе на пирсе, пока Рона не подзывает Кортес. Мальчик послушно шлепает к отцу, а я разворачиваюсь, скрещивая руки на груди.
- Слушай меня внимательно. Мама вернется до утра. Я обещаю тебе. Я когда-то нарушал своё слово? – постойте-ка, Декстер меня защищает и разрешает свалить из дома? Мне это воспринимать как добрый жест? Или испанец в очередной раз хочет показать какой он благородный отец, муж и друг.
Я хмурюсь. Мне не нравится сложившаяся позиция: мама хочет свалить из дома, а отец делает все возможным, чтобы избежать конфликта. Возможно, мне стоило сказать «как бы не так, Кортес, я тоже хочу быть хорошей и останусь». Но нет… не останусь. Впрочем, и видеть Вернона я уже не хотела. Нет, он не причем, просто не хочу рядом с ним коматозить.
- Ты должна быть дома до того времени, как проснется Аарон. Это не обсуждается. – мои скулы плотно сжаты. Знаю, что Декстер сейчас говорит со мной довольно ровно и спокойно, только вот я не могу ответить тем же. Лучше промолчу. Ненавижу Кортеса за то, что он буквально не оставляет мне выбора. Вернее выбор есть, но заведомо верный только один. И все-таки, я уезжаю.
Обнимаю сына, надеюсь обойдется без дальнейших истерик, иначе связаться со мной не представится возможным в ближайшее время за неимением средства связи.
Или стоило остаться? Мое сердце разрывается и свидание с Уордом уже не в радость.
К любовнику я приехала после того как полтора часа поколесила по городу, по окружной, срывая гнев, остывая и успокаивая себя. Хорошо, что возвращалась в норму я довольно быстро.
С Верноном мне всегда было легко, аура у него такая что ли. Я рассказала о возникшей ссоре и нажаловалась на Кортеса. Во всей этой ситуации именно испанец стал для меня козлом отпущения. А еще оказалось так, что осадок не позволил мне провести ночь с Верноном. И за это меня ждала уже размолвка с любовником.
Я обещала, что у нас будет еще время, - скажу семье, что у меня командировка на пару дней, а Уорд просил уйти от Декстера. Он убеждал, что сможет решить вопрос с сыном. Но я ему не верила. Или не хотела верить…
На Зеленую Милю я вернулась около полуночи. По дороге заехала в винный магазин и прикупила белого сухого. Предложу Декстеру напиться или сделаю это сама.
Потерпев поражение с одним, я проиграла и с другим. Не про меня ли поговорка о двух зайцах?
Возвращаюсь домой. Эти двое, оказывается, еще не спят. Играют в обещанный симулятор боя с героями из «Марвел» на приставке. Я улыбаюсь открывшееся мне картине. Счастливый сын и отец. Стоит признать, что Аарон все больше походит на Декстера, и этот факт родства теперь даже не вызывает во мне негатив.
Я тихо снимаю туфли, оставляю бутылку вина на тумбочке, и прохожу в гостиную.
- А кто тут у нас еще не спит? – и речь вовсе не о Декстере. Малой радостный откидывает джостик и бежит ко мне.
- Мамочка, ты вернулась!
- Да, оказывается, на работе все не так критично, как мне рассказали. – меланхолично отвечаю я, гладя ребенка по голове.
- Давай поиграй с нами – зовет меня сын, утягивая на диван. Я обещаю, что присоединюсь как только приму душ. А самой нужно время и место выплакаться.
Стою под каплями воды, с горечью и одновременно злостью, злостью на весь мир, отдраиваю кожу мочалкой, смывая с себя запах и прикосновения другого мужчины.
По щекам текут слезы. Или это не слезы, а капли воды? Напряжение нарастает, и я медленно скатываюсь вниз, на кафельный пол. Кусаю руку, чтобы не закричать. Мне больно держать в себе этот комок из стресса, пора его вырвать с корнем с женскими слезами и слабостью.
О чем жалеет женщина? О любви…
Выхожу из ванной через пол часа. Наверно, сын еще не спит, если нет, то надо загнать его в постель. А все игры завтра.

+1

6

После магазина переоделся

Агата уезжает, мы с Аароном провожаем взглядом её машину и направляемся в дом. Видно, что ребенок расстроен, пусть сейчас и пытается не подавать виду. Такой мелкий, а уже принялся учится копить в себе эмоции. С одной стороны оно и хорошо, а с другой уж лучше бы не было у него поводов для того, чтоб учится подобного. Мы с ним убираем разлитый сок – я выношу осколки, он вытирает шваброй пролитое.
- У меня идея есть одна. Раз уж ты утопил телефон, то нужно придумать что-то на замену. Поехали, купим какой-то. Поможешь мне выбрать.
Я мог бы обойтись и без этого. И я не буду врать, что я делаю это только для того, чтоб отвлечь сына. Мне и правда хочется подарить ей телефон на замену того, который уже утрачен. Почему бы и нет? Она пригласила нас жить к себе, я сделаю ей подарок в качестве…в качестве благодарности что ли? Не знаю, как объяснить. Но и это не суть. Мелкий собирается и мы едем за новым гаджетом для Таты. Может она конечно и выросла и вся из себя самостоятельная, но мне кажется ребенок ребенком. Вся эта её легкая ветреность какая-то. Она не утяжеляет себя подумать о возможном последствии поступка. Решила уйти – идет. Решали сделать – творит. А стоит иногда задуматься, что последует за словом и за делом. И ставит галочку важности порой не там. Это всё конечно же поверхностно. Кто я такой для неё, чтоб вообще судить о чем-то? Я могу судить лишь по тому, что было восемь лет назад, по нашей судебной тягомотине и по последнему времени, когда контактируем мирно. Почему же я вступился за неё сегодня и позволил, помог уйти? А почему я должен был бы её держать? Из собственной вредности? Да бросьте. Я не маленький мальчик уж давно. Тем более, что у меня, что у неё своя жизнь, которая не обрывалась на том месте, когда мы съехались. Я с Аароном хожу в магазине техники, консультант что-то усердно рассказывает, Рот рассматривает всё в своих руках. Я делаю вид, что внимательно слушаю, хотя сам не знаю, что хочу купить.
- Мне что-то для девушки нужно. Сумма не важна.
И это тоже не попытка выпендриться. Мне и правда не важна сумма и не потому что это Агате выбираю. Не для того, чтоб сказать вот смотри какой я щедрый и хороший. Если уж покупать вещь, то покупать вещь хорошую, а не что-нибудь, что первое попадет.
- И желательно такой, чтоб в воде не тонул, в огне не горел.
Да, это было бы кстати. Что-то мне подсказывает. Что сегодняшний случай не последний и не первый в своем роде. И подобные спектакли имели место быть ранее и найдут куда задницу свою примостить в будущем. Опять же потому что ребенку тяжело объяснить почему ранее такое можно было делать, а сейчас такое делать нельзя. Продавец находит нам подходящую модель. Которая не только по характеристикам оказалась самое оно, но еще и Аарон дал свое добро. С подарком возвращаемся домой. Я готовлю на ужин спагетти с мясным соусом. Дальше по программе игры. Мне играть оказалось едва ли не интереснее, чем Рону. Мы даже не замечаем, как стрелки часов подкрадываются к полуночи. И как к дому подъезжает машина. Мы не замечаем, как в дом входит виновница маленькой войны, пока она не подает голос первой и не отрывает нас от игрушки. Я откладываю джойстик и смотрю на то, как дитё тащит блудного попугая играть с нами. Она же идут в душ.
- Вернется и можем дарить наш сюрприз.
Меня радует то, что он сможет лечь спать совершенно спокойным. Я то конечно его отвлек от вечерних событий, но…но. Да, что тут объяснять. Ему же не три года, чтоб так легко отвлекаться на что то другое и не возвращаться в итоге к главному. Агата выходит к нам спустя полчаса.  Киваю сыну о том, чтоб действовал.
- Мам… мам, а мы с папой решили сделать тебе подарок, - он протягивает ей коробочку с телефоном.
- Этот не утонет и весьма удароустойчив. Так, что сможет выдерживать испанский темперамент нашей семейки.
Что правда, то правда. Собственно, а чего вы хотели ожидать от семьи в которой все трое те еще испанцы? Или у нас мог получится другой ребенок? Нет, конечно же. Тата укладывает в итоге сына спать, а сама возвращается ко мне с бутылкой вина.
- Ты решила состроить из себя золушку? – опять же, я веду совершенно спокойную беседу, - Рон конечно рад, что ты пришла пораньше. Но я бы справился. В этот раз точно.
Поднимаю с пола, на котором мы разбросали с Аароном подушки. На них же и сидели играли. Достаю из бара бокалы. Я вина не хочу, беру для себя виски. Кажется сегодня все азартные махинации отменяются.
- Телефон новый тебе как? Завтра сможешь восстановить карточку. Я тот с которым было покончено не лез вылавливать. Так и плавает, - падаю обратно на подушки, - Есть хочешь? Или обойдемся только спиртным?

+1

7

Я выхожу из душа, поправляя волосы и расправляя белое платье. Ступаю босиком, едва слышно, - мне хочется стать ветром, дождем, растворится в этом мире. Перестать существовать. Тот, кого нет не испытывает боль, тоску, не мучает себя несбыточными надеждами и грезами о прекрасном будущем. Меня что-то душит… Может наличие семьи? Пару недель назад я уверяла Декстера, что справлюсь с этой ролью. И себя уверила, а сейчас меня давит. Но ничего, люди – тараканы, ко всему привыкают. Сначала я отвыкну от одиночества и свободы, а потом привыкну к сыну и сожительству с Кортесом.
- Мам… мам, а мы с папой решили сделать тебе подарок – встречает меня малой с коробкой в руках.
- Оукеей – протягиваю я, забираю подарок. После недавнего инцидента, из-за которого у меня на всю жизнь останется шрам на лице, я с опаской отношусь к разного рода сюрпризам и подаркам. Меня на секунду передернуло, и я представила, что внутри, под крышкой скрывается чья-нибудь почка или… глаз. Отвратительные мысли. Отталкиваю их куда подальше и перевожу взгляд на Декстера.
- Этот не утонет и весьма удароустойчив. Так, что сможет выдерживать испанский темперамент нашей семейки. – отличная реклама для подаренной модели телефона. Я усмехаюсь, соглашаюсь.
- Спасибо. Надеюсь проверять на прочность мой телефон мы не скоро начнем – верно подметила я, откладывая новенький сотовый в сторону и беря Аарона за руку, чтоб уложить спать.
- Ну, а завтра мы поиграем? – спрашивает мальчик, который немного в расстройстве, но не так сильно, как если бы ему пришлось провести ночь без меня.
- Поиграем. Устроим настоящий турнир! О, и я даже знаю какие будут призы.
- Какие?
- Завтра, все завтра – тепло улыбаюсь я, скрываясь на втором этаже дома.
Я укрыла ребенка одеялом с изображением гоночных болидов, и поцеловала в щеку.
- Сладких снов, кисеныш – провожу пальцами по бровям малыша, чтобы тот закрыл глаза. Но Аарон после нескольких секунд распахнул свои черный очи, словно чего-то испугался.
- В чем дело?
- Мам, а когда ты снимешь повязку? – игра в пиратов быстро потеряла свою актуальность, поэтому Аарон видел во мне не капитана корабля, а маму с бобошкой.
- Очень скоро. А теперь спи – в воскресенье, то есть через день у меня должна состоятся операция лазерной коррекции зрачка. Очень надеюсь, что после этого я не буду испытывать дискомфорт как по поводу своего внешнего вида, так и в попытках разглядеть знакомое лицо вдалеке.
Выключив свет в детской, спускаюсь вниз. Прихватываю из коридора бутылку вина и говоряще ставлю посреди стеклянного журнального столика, чтоб Декстер присоединялся.
- Ты решила состроить из себя золушку?
- А ты идеального отца? – таким же, нарочито спокойным тоном ответила я, хотя фраза испанца мне не понравилась, но виду я пыталась не подавать. Мне вообще пора научится спокойнее реагировать на Кортеса, вот только не получается: все время хочу его зацепить, уколоть, укусить, облить ядом. Как я вижу дальнейшее развитие наших отношений? Мы либо будем вместе и простим друг другу все обиды, либо разругаемся в пух и прах. Что забавно, но ни первый вариант, ни второй меня не устраивал. Разумом я понимала, что с Декстером мне будет спокойнее, чем с человеком, который на 24 года меня старше, у которого взрослая дочь и неофициальный заработок. И все же… сердце рвется в бой. А я за ним.
- Телефон новый тебе как? Завтра сможешь восстановить карточку. Я тот с которым было покончено не лез вылавливать. Так и плавает.
- Да, спасибо тебе. А тот пусть плавает – махнула рукой. Ожидать от мужчины того, что он станет прыгать в реку за моей техникой, глупо. – Сегодня я точно не готова принимать звонки. – меня не для кого нет. Никаких ночных разговоров с Верноном, никаких срочных поездок на склад или по вызовам Торелли.
- Есть хочешь? Или обойдемся только спиртным? – он достает из бара бокалы и виски. Значит, опустошать бутылку вина мне одной. Без проблем!
- Не хочу. Зачем переводить еду? – смеюсь и подставляю бокал, когда Декстер наполняет его вином – А что ты там накашеварил, мой хозяюшка? – спрашиваю из любопытства, мужчины же любят внимания.
Я сползаю с дивана на пол вслед за Кортесом, подкладывая под попу одну из подушек.
- Не ожидал, что я вернусь? У тебя были другие планы на ночь, чем сидеть со мной и пить? – закидываю удочку, чтоб узнать есть ли у Кортеса женщина или нет. Правда, сомневаюсь, что испанец рискнул бы оставить мальчика одного дома на ночь и уехать по бабам.
Я делаю большой глоток вина, хочу скорей поднять градус и почувствовать легкость и беззаботность. Хочу натворить глупостей и не думать о них, ни сейчас, ни завтра, ни потом. Хочу сладкого и фруктов. Хочу музыки и танцевать. А потом отмокать и охлаждаться в бассейне.
Еще один глоток вина. Мне нравится этот терпкий вкус на кончике языка. Закрываю глаза, подпеваю возникшей музыке в голове. За окном ночь, в комнате горит один ночник, отражаясь в стекле фужеров. В террариуме трепещут крыльями о стекло бабочки.
- Girl, you'll be a woman... soon – напеваю я знакомую всем песню по фильму «Криминальное чтиво». А еще эта песня есть на одной из пластинок, что Декстер с Аароном подарили мне на Новый год.
Встаю на ноги в желании отыскать виниловую пластинку и поставить в проигрыватель. Звучат первый аккорды и низкий голос начинает петь… Я с бокалом в руке медленно кружусь под музыку, я плыву на нотах. Поднявшись высоко на носочки, танцую и иду в сторону Декстера. Поднимаю руку, чтоб поманить пальчиками присоединиться к себе. Мы не Ума турман и Джон Траволта, мы гораздо круче. Жаль, что это видят только огромные окна гостиной и заросли за ними.

Urge Overkill – Girl,You'll Be a Woman Soon

+1

8

Агата пытается плеваться в меня ядом. Она имеет право считать, что то, каким я есть притворно и наиграно. Её право. Разве она может допускать, что я стараюсь быть лучше потому что я упустил очень много. Как и она упустила очень многое. И я не могу повернуть время и стать другим в прошлом. Да и что от меня хотелось? Я был слишком молод для того, чтоб мыслить трезво. И какая речь могла идти вообще о ребенке, если я учился, у меня ничего не было, у меня не было ни возможностей, ни жизненного опыта за плечами для того, чтоб растить ребенка, чтоб учить его чему-то. Сейчас есть. И сейчас я готов наверстать всё, что смогу. Наверстать с лихвой. В этом нет ничего плохого, нет ничего удивительного. Но конечно же ей надо обязательно тыкнуть меня носом в то, что уже никак не повернуть. Мол, ты херовый отец и так будет всегда. Нет уж. Не всегда. И она сама прекрасно может видеть, что это уже не так. Лучше бы сама исправляла все свои погрехи, а не срывалась из-за неспособности взять себя в руки на ком-то другом. Легче же смотреть на других и делать едкие замечания, нежели пойти и признаться в своих проблемах. Поэтому я просто игнорирую эту её иголку под ногти.
- Наготовил? Спагетти с мясным соусом. Для себя одного мне раньше всегда было лень готовить. А сейчас для Аарона стараюсь почаще домашнее что-то готовить, а не заказное.
Домашняя еда она всегда вкуснее. И не для кого не секрет, что вкуснее всего готовят для ребенка мамы/папы/бабушки/дедушки. На всю жизнь имен приготовленное родителями и прародителями останется для нас самым вкусным и самым лучшим. Лучше любых ресторанов, ведь сделано с любовью.
- Конечно у меня были другие планы, но раз уж они накрылись медным тазом, то имеет ли смысл их обсуждать? – отвечаю уклончиво. Я не хочу ей рассказывать о том, что входило в список дел на эту ночь. Это ей не нужно. Чисто лишь бы умерить её женское любопытство? Ну нет. Она и не настаивала на том. Даже если бы и настаивала вряд ли оно бы что-то поменяло. Легли бы спать после её настырного желания спать, а так она же сама позволила вечеру лениво идти так, как он идет. Хотя какой вечер то. Ночь за окном. И в комнате ночь. Мягкий тусклый свет, пузатые бокалы и спиртное. Тата ставит пластику, не так уж давно подаренную ей и зовет танцевать. Я не сопротивляюсь. Поднимаюсь на ноги и двигаюсь вместе с ней в такт мелодии. Она сама вряд ли планировала этот вечер проводить вот так вот. И не со мной планировала танцевать и пить. Это очевидно. Может ребенок и купиться, что она так бежала за звонком с работы, то мне же давным-давно не восемь лет. Девушка спотыкается об одну из подушек, я подхватываю её, не давая упасть. Как там в детстве было принято говорить? В последний раз спасаю. Подпеваю вокалисту. Мимо нот, но зато от души.
- Я порчу песню, да? – широко улыбаюсь, из меня вырывает хохот. Мы танцуем, пока эта песня не сменивается на другую. Беру в руку бокал, отставленный на время танца, легко стукаюсь о бокал Таты:
- За тебя, блудный попугай.
Допиваю до дна. Притом блудный попугай сказанное совершенно не в обиду ей. Без какого либо яда в голосе. Блудный он если блудный, то на всю жизнь. Если она так привыкла, то в двадцать шесть меня характер и повадки смысла имеет мало. Можно смягчить какие-то черты в себе, но не кардинально поменять. Играет Just One Last Dance. Кладу руки Таты себе на плечи, сам же обнимаю её за талию. Какая-то странно символическая песня, не находите? Да и не суть. Мне вот как-то давно не доводилось просто  танцевать. Странно даже. Девушки если и появлялись, то совсем мимолетом и скорее для дел постельных утех, нежели для приятных вечеров. Вечеров, да хотя бы вроде этого. Не самый плохой вечер из тех, что мог приключится. Мы танцуем от чего-то на расстоянии, словно школьники под надзором преподавателей. Легко прижимаю Агату ближе.
- Не бойся, я не покусаю тебя.
И не изнасилую. Даже руки сейчас не опускаю ниже талии. Это всего лишь танец. А танец он ведь в любом случае так или иначе приносит удовольствием от самого процесса. Конечно я могу оказаться не прав, сколько людей, столько мнений. Моё мнение таковое.

Sarah Conner Feat. Natural - Just One Last Dance

Отредактировано Dexter Cortes (2014-03-20 00:40:26)

+1

9

Мы танцевали под «Оверкилл» и Декстер неумело подпевал словам. Это вызывало у меня только улыбку, ничего раздражительного или негативного. Его руки на моей талии, мои ладони на его плечах… мы как два школьника, пока не меняется мелодия, заставляя нас на шаг стать ближе.
Только один последний танец… так ведь поется в песне? Думала ли я о том, что это наш последний танец или о том, что я поступаю не правильно? Нет, вины перед Верноном я не чувствовала, в конце концов, все и правда довольно невинно. Мыслей о том, чтобы завести с бывшим роман, с разбега прыгнуть на старые грабли, у меня не возникало. Наверно, и правда между нами произошло слишком много всего. Это «все» возвело прочную стену из непробиваемого стекла. Но, возможно, стекло не тот материал, что простоит под градом взрывов или метеоритов. Только этих «метеоритов» и дождаться надо. А Декстер не походил на того человека, который будет их вызывать, чтоб проломить стекло.
Мы те, кто мы есть друг для друга, и пока что нас это устраивало. Ну да, прошло ведь всего две недели как мы съехались.
Заканчивается песня, звучит новая, но я прерываю наши объятия, отходя заправиться белым вином.
За разговорами бутылка стремительно заканчивается, остатки вина болтаются в моем бокале бледно желтоватой лужей. Алкоголь уже довольно хорошо повлиял на мой разум и тело: я лежала на полу, облокачиваясь на диван, мертвой рыбешкой, водя пальцем по краю фужера. Рядом лежит тарелка фруктов, несколько крупных ягод винограда разбросаны по полу, - пытались кормить ежика, но он раздражительно фыркал на нас, пьяненьких.
- Знаешь как быстро протрезветь? – я вспомнила интересую и забавную историю, которой готова была сейчас поделиться и вместе посмеяться. Правда, до сегодняшнего момента эта история не казалось мне забавной: - Тут как-то после нового года ко мне заявился друг в отвратительном состоянии, так я его за ухо и в одежде столкнула в холодную реку. – я почесала нос мизинцем, соображая, что же хотела донести – Давай поплаваем?! – вытекла идея из моего рассказа, и я, поднявшись, захватила фрукты, поднимая их над готовой, как индийские женщины за водой ходят. На улице, весело приплясывая и кружась, теряя из вазы яблоки и клубнику, подошла к бассейну. Из освещения горели только лампочки под водой, озаряя все нежно голубым, искрящимся светом. Я постояла некоторое время завороженная, глядя то на дно бассейна (не во время при этом вспомнив труп Толстяка), затем по сторонам, в лес и на небо. Звезды за чертой города светили ярче, или это у меня искры перед глазами.
Подошел Декстер и, встав рядом, слегка коснулся моего плеча своим.
- Подержи – передаю мужчине фруктовую вазу, и как только его руки оказались занятыми, беру и подло сталкиваю Кортеса в бассейн. Только не рассчитала, что испанец, ухватив меня за руку, утянет вслед. В итоге мы оба мокрые с головой, в одежде плаваем среди винограда, клубники, яблок и орех.
- Это не по правилам! – кричу, прерывая смех, и обрызгиваю Декстера водой. Затем, не поимев успеха в этом деле, кидаю в него ягодами. Бум по голове.
Сама же, как акула из великого фильма «Челюсти» намуркиваю знаменитую драматичную мелодию, и подплываю ближе, чтоб поймать ртом виноград.
- Только не топи. А то я пьяна и легко пойду ко дну – усмехаюсь, но ведь даже не шучу! Пловец я, признаюсь, ниже среднего: пару раз чуть не утонула, в том числе и в бассейне, так что со мной не стоит играть в утопленницу, можно и правда этого достичь.

+1

10

Мы успешно напились. Агата покончила с бутылкой вина, я изрядно принял на душу виски. Я не говорю о том, что постоянно принимать на душу это хорошо, но вот сейчас атмосфера стала совершенно легкой. Особенно если учесть события вечера. Никто не думал о том, что вот не так давно мы прыгали перед нашим сыном, который по жизни совершенно не глупый мальчик, и пытались ему внушить то, во что я тоже не верил. Да и сама Тата вряд ли верила в правдоподобность своей лжи. Мы были пьяны сейчас, мы пытались кормить её ручного ежа, но он уж точно не собирался есть то, что мы ему так усердно хотели предложить. Я чуть было по своей неосторожности не разбил торшер и прежде, чем мне в голову пришло какое-то глупое но забавное развлечение, например, твистер, Тата предложила поплавать. А почему бы и нет, действительно. Пьяным правда лезть в воду не стоит, мало ли, всяко бывает, только вот кто об этом думает тогда, когда он пьяный. Тем более, что лезем мы не в море-океан, а всего лишь в домашний бассейн. Иду в след за татой, беру с её рук вазу с фруктами и она совершенно не честно сбрасываем меня в воду. Я даже не успел подумать о том, что хочу утащить её следом. Это был рефлекс – нужно за что-то ухватиться, чтоб не упасть и единственным за что вообще ухватиться можно было – это Агата. Пьяный, в бассейне и в одежде. Брызгаемся и бросаемся фруктами. В мою голову метко попало, кажется, яблоко. Совершенно не больно. То ли от того, что алкоголь обезболил, то ли девушка реально не с силой бросала.
- Если будешь тонуть, то так и быть я тебя спасу, - убираю волосы, налипшие на её лицо. Она все таки очень красивая. Да, сейчас на ней эта идиотская повязка и я даже не хочу вновь цеплять разговор на эту тему. Все равно ответа я не услышу до тех пор, пока она сама не захочет рассказать. Упертая, как барашек. Но эта повязка рано или поздно будет снята, а её красота снова ничем не прикрыта и не поубавлена. Она мне безумно нравилась тогда, восемь лет назад. Даже странно как-то об этом думать. Целых восемь лет! Раньше казалось, что это просто безумный промежуток времени. А сейчас не более, чем краткий эпизод из жизни. Зима, лето, зима, лето и проскочили незаметно. Я вот за всё это время даже не задумывался о том, что бы было, если бы тогда она не залетела от меня. Или если бы и залетела, но мы бы все таки были вместе. И вряд ли бы мы стали теми, кем мы есть. Вполне возможно мы так и остались бы в Испании. Я был бы не более чем офисным сотрудником среднего звена, а сама Тата смотрела бы за детьми. Да, возможно у нас был бы не один ребенок. Да и вообще много что и как могло было бы быть иначе. Так может все таки в некоторой степени следует поблагодарить судьбу за то, что всё обернулось именно таким образом. Ведь даже если было много дерьма, даже если есть уйма проблем и будет столько же. Судят всё равно по конечному результату. А результат у каждого человека в итоге будет хорошим. Если всё плохо, значит еще не конец и всё впереди. На лице у тату играют блики от воды, мы с ней словно окутаны в голубое сияние. Как не крути, а красиво все же. Может быть под влиянием общей картины, а может и под действием алкоголя, может вообще потому что мне так просто захотелось безо всяких факторов влияния, я наклоняюсь к ней и целую в губы. Без напора, без страсти, просто мягкий поцелуй. У нас с Агатой сегодня прямо таки школьная дискотека. С танцами на вытянутые руки и чмоканьем в губы.

+1

11

Нащупав ногами дно бассейна я радостно расслабила плечи и теперь просто водила руками по воде. Конечно, пьяной страх перед глубиной и неумение плавать ничуть не смущает. Как говорят, пьяному и море по колено! Правда я не была в такой кондиции, как тот же Патрик, который решил переплыть реку и в итоге был обнаружен голым на моем заднем дворе. Нет, мой героизм заключался в мягком ведении и лукавых шалостях.
Сейчас я не стремилась везде успеть, я хотела просто почувствовать себя живой, чтоб на шею не давили те обязательства, что несу весь этот месяц: сначала в Торелли, потом и с Верноном. Нет, я не думала о нем, когда мы с Декстерем выпивали и кидались фруктами.
Кортес подплывает ко мне ближе, убирая с лица прядь налипших волос. Я слежу за его рукой и тихо хихикаю – мол, да ладно тебе, я сейчас в таком виде, что один локон волос, что станет ровно спадать, не предаст мне опрятности. Но может ему это и не надо было? Может он просто искал повод дотронуться до меня? А я и не против… Трудно жить с мужчиной под одной крышей, воспитывать общего ребенка и избегать общения с ним, избегать прошлого. Хотя, скажу правду, что та подростковая влюбленность от которой произошел Аарон, прошла. Но тогда что же я испытывала? Ведь глупо это отрицать, иначе бы не позволяла мужчине подходить настолько, чтобы между нашими лицами оставались незначительные сантиметры. Не позволила его губам коснуться моих губ, если б не хотела этого. Не запустила бы свою ладонь в его мокрые и взъерошенные волосы…
Я смотрю на Декстера, облизывая нижнюю губы, словно проверяю недавний короткий вкус его поцелуя. Такой невинный и непорочный…
Мое белое платье воздушно развивается в воде, его ткань стала просвечивающей, но я об этом не думаю. Единственное, что сейчас мне мешает, так эта повязка. Завтра ее должны снять и провести операцию, но ничего, если я сделаю это раньше?
Одной рукой стаскиваю пиратскую повязку, которая, путаясь в волосах, все-таки была выкинута на берег. Непривычно открывать второй глаз, но я, на пару секунд закрыв глаза, широко распахиваю их. Боли не было и неудобства тоже не ощущалось по сравнению с тем, что я две недели ходила с одним глазом.
Снова смотрю на Декстера. Моя рука скользит по его плечу, изучая причудливые и сюрреалистические татуировки, изучая крепость его рук. Пальцы, блуждая, подкрадываются к шее, а затем медленно опускаются на грудь. Мы молчим и смотрим друг на друга. Я не задаю себе вопросов о том, что же я совершаю, зачем и что будет после. Просто, оказывается, за столько лет я забыла Кортеса. Забыла какой он на ощупь и как выглядит его тело. А, признаюсь, за девять лет, мужчина возмужал.
Сердце быстрыми и сильными ударами отдается в грудь. Я волнуюсь? Или это алкоголь играет в крови? Делаю шаг, наклоняю голову и касаюсь губами его уст. На этот раз не тем поцелуем, которым тихо касаются. Наши губы сплетаются в страстном и чувственном движении. Это похоже на жажду. Утолим ли мы ее этими мимолетными прикосновениями или потребуется уже что-то большее?

+1

12

Наши отношения тогда начались с пощечины полученной мной от неё. Одним вечером, когда не происходило совершенно ничего необычного, кто-то, понятия не имею кто пригласил её на вечеринку. Может даже и привел. Я не знаю как там на самом деле было и вообще каким чудом она там оказалась. Но оказалась. Увидел я её стоящую возле пунша и…и отбросив то, что она моя малявка соседка, вдруг до меня дошло, что не такая она уже и малявка. И что из мелкого мышонка, живущего по соседству она стала очень даже хорошенькой молодой девушкой. Только и хватай побыстрее, как горячий пирожочек.
- Спорим, до конца вечера я её сражу наповал? – пинаю локтем в ребро своего лепшего друга. Он смотрит на меня, смотрит на неё и кивает в её направлении, мол, дерзай старик, я хочу на это посмотреть. И знаете что сделал я? Я просто подошел и нахально начал её целовать, прям со всей своей итальянской страстью! И знаете что? Она меня с такой же итальянской страстью отпихнула и зарядила звонкую пощечину. Развернулась и вышла куда-то из дома. Я так и стоял какой-то момент, вытирая тыльной стороной ладони губы.
- Лошарааа. С тебя пиво! – звучит мне в спину от друга. Я швыряю в него подушкой. Попадаю в голову:
- У меня есть время.
Но не было той девушки. Как там её зовут? Агата кажется. Агата Тарантино. И её родители всегда шибко не любили меня. Я даже не всегда понимал за что. Подумаешь, что когда было мне пять лет я решил устроить охоту на их кошку. В напарники взял своего добермана. Охота увенчалась успехом, но мою собаку усыпили. Потом было их разбитое окно…в общем я не буду сейчас обо всем говорить, что было. Но суть остается сутью – Тарантино меня не переваривали на дух. И если её отец узнает, что я пристал к его дочке, да вообще приблизился к ней хотя бы на расстоянии километра, то обязательно постарается отстрелить в лучшем случае ногу. Я не боялся, но инцидент был бы неприятный. Выбегаю я тогда из дома и вижу удаляющуюся мелкую фигуру. Бегу следом:
- Агата! – нагоняю её, - Ты чего?
Беру её за руку, она уже замахивается второй для повторной пощечины. Я хватаю её руку в полете:
- Не. Смей. Меня. Бить. Я извиняюсь, окей? Можно я проведу тебя до дома?
И таки провел. И таки это увидел её отец, пообещав натянуть мне яйца на уши, если я еще раз покажусь рядом с Агатой. Вызов принят, батенька.
Наши с ней отношения начались с поцелуя. И вот спустя столько времени я вновь её целую. Впиваюсь её губы, которые уже успел забыть за годы. Прижимаю сильнее. Считаю ли я, что это всё неправильно сейчас? Нет, я так не считаю. Я не вижу совершенно ничего ужасного и ложного в наших действиях. И я не буду списывать это всё на алкоголь, хоть и допускаю, что Агата вполне может так и поступить. Я перед ней весь так, как есть. У меня нет никакого камня за пазухой, никаких тайных мыслей и коварных планов. Мои руки скользят по её коже под мокрым платьем. Я хочу его снять и я стаскиваю белую ткань с женщины рядом. Скольжу поцелуем по шее, ключице. Она хрупкая. Такая же хрупкая, какой сохранилась в моей памяти. Блудный попугай был когда-то пугливой птичкой. Которая рвалась с клетки, но не отлетала далеко. По правде говоря мне бы не хотелось, чтоб она завтра жалела даже об этом поцелуе. Никакому мужчине не будет льстить то, что женщина жалеет о том, что между ними что-то произошло. Это ужасно, когда люди жалеют о том, что было. Это угнетает, нависает, этого не изменить. Существует только тот момент, в котором мы живем. Давай жить.
если писать, то о двоих.
если терпеть, то лечь и не охать.
он каждый раз обещает тебя беречь.
но жаль, что выходит плохо.
в тонких линиях между нижним и верхним веком
слабо пульсирует бит до каждой из станций.
сейчас ты единственный человек,
кого я прошу остаться.
весна обливает бордюры кипящим битумом,
и свет стал немного ярче в закрытом карцере.
я знаю, тебе бессмысленно и разбито.
но еще не время сдаваться.

+1

13

Руки мужчины скользят по моей талии, бедрам, поднимая белую ткань платья. Он что-то пробуждает во мне. Но нет, не старые чувства. Старых чувств нет, они забыты, стерты, покрылись плесенью других несложившихся отношений, несбывшихся мечт, трагедий и боли. Это было что-то другое. Это была вспышка, вожделение, желание оказаться в объятиях того, кто так далек и в то же время близок. Это похоже на случайный и одноразовый секс, какой происходит у подростков в клубе. Только с той разницей, что мы и дальше продолжим жить с Декстерем под одной крышей. С той разницей, что мы знаем друг друга. Хотя насколько хорошо? Уверена, что Кортес и ухом не ведет чем я занимаюсь в другой своей Семье, как и я не ведаю про его потаенные секреты. Но сейча это не имеет значения.
Закрываю глаза и позволяю мужчине касаться моей шеи поцелуями. У меня мурашки и в то же время жар. Я провожу рукой по его спине, хочу обнять, хочу убедиться, что это все реально. Потому что под тем градусом, что сейчас в моей крови не мудрено видеть такие сны. Но это был не сон, нет, во сне нельзя чувствовать такое возбуждение. Во сне не чувствуешь этих крепких рук. Во сне не ощущаешь манящих запахов.
Мы снова целуемся. Без остатка, страстно и живо. Соприкосновение языков заставляет меня все отчаяннее желать мужчину, - я поддавалась на его обаяние и испанскую кровь. Разрываю поцелуй и утыкаюсь ему в щеку носом, громко и тяжело дышу, словно собираюсь нырнуть на пять метров под воду. Собираюсь окунуться. Собираюсь утонуть. От части, так и было...
И так же нас уносило 10 лет назад, когда мы познакомились, когда обратили друг на друга внимание. Когда поняли какими были глупцами. Декстер многому меня научил: он был первым мужчиной, он был тем, кто подталкивал нарушать правила, тот, кто открыл мне мир, тот, кто открыл меня. Единственное, чему он не научил из того, что пытался, так это плавать. Я тонула. Возможно, это мое кредо тонуть в событиях, в людях, в потерях. Я тону и ползу по дну, как креветка.
Мои руки подбираются к его штанам, без промедления распутывая завязки, чтобы избавить испанца от этой лишней одежды. Зачем в бассейне одежда? Зачем одежда, когда ты желаешь оказаться с ним в одной кровати полностью обнаженными?
Переместив руку в его волосы, я сжимаю ладонь в кулак и тем самым отклоняю голову Декстера назад, чтобы провести язык от его шеи, по кадыку, к подбородку. Губ не касаюсь, проверяю насколько хватит силы воли, чтобы вновь не потребовать поцелуя.
Теплым дыханием прохожу возле его уха, в надежде, что мои прикосновения вызывают у него такой же трепет и нетерпение, как у меня. Я осторожно целую Декстера в скулу, обхватывая шею сзади ладонью и притягивая к себе. Ближе. Еще ближе.

Этого никогда не достаточно...
Я хочу тут остаться
Разрушим это
Ароматом, прикосновением, вкусом, взглядом и звучанием...

+1

14

Нас не останавливает совершенно ничего. Даже мы сами не строим друг для друга какую-то мнимую преграду. Вот ты и вот я. Мои руки нежны и требовательны, ты страстна и горяча. Всё очень просто, очень тяжело не соблазниться на то, что так близко. Мы не принадлежим друг другу и в этом вся соль и сок. Получать то, что не является твоим по факту, но в данный момент, в данную минуту находится в твоих руках. Я прижимаю тебя так близко, как могу. Я был у неё первым и тогда она не была такой, как сейчас. Это уже сейчас Тата сочный спелый фрукт. Созревший и соблазняющий всем, что в нём есть. И уж точно не нежный цветок, который не подпускал к себе, но все же в итоге поддался. В этот раз поддался ей я. Её запаху, её прикосновениям, её поцелуям. Мы устраиваем в бассейне шторм и было бы прекрасно, чтоб каким-то образом зачем-то проснулся вдруг наш сын. И дело в том, что мне тяжело было бы объясняться в том чем мы тут занимались с его мамой и почему она кричала. Дело в том, что мне чертовски не хочется портить эту атмосферу вокруг нас. Это не было ностальгией по прошлому, это не воспоминания. Которые мы пытаемся оживить. Это не театр, в которым мы хотим верить и который создаем потому что так было бы наверное удобно и правильно. То что происходит сейчас происходит только потому что мы этого действительно хотим. Люди позволяют случится только тем вещам, которые хотят чтоб происходили с ними. Сознательно или подсознательно. Если что-то идет не так, значит ты допустил, чтоб оно шло не по плану. Мы дышим на полную грудь, восстанавливаем нормальное дыхание. Держу Тату, которая если и собиралась сегодня тонуть, то вполне могла бы сделать это сейчас. Во мне совершенно не осталось алкоголя.
- Отличные у нас методы протрезветь. Главное, что действуют они наверняка, - поднимаю её лицо за подбородок и снова целую в губы. Вы же в курсе, что мы с ней когда-то были настолько победители по жизни, что забеременела она с первого раза…со своего первого раза. Урок зато мне дан был на всю жизнь – или презервативы, или уж контролировать себя нужно как-то. Последнее получается не всегда. Надеюсь еще внебрачных детей у меня нету. По крайней мере с претензиями на отцовство более никто не заявлялся. С Агатой у нас вообще не самая типичная ситуация. Обычно ведь принято как? Появляется девушка и требует алименты на ребенка, кольцо на палец и содержание. А у нас с этой вот чудо-женщиной была война за сына без требований помощи в воспитании. Финансовой или какой либо другой. В бассейне рядом с нами плавают наши с ней вещи и фрукты. Нужно будет всё это выловить, когда будем идти в дом. Заодно и утопленный телефон убрать от сюда.

+1

15

Ночь пролетала быстро. Кажется, мы с Декстерем почти на час увлеклись друг другом в бассейне, потом еще столько же собирали вещи, фрукты, дурачились. Перед сном я приняла душ, окончательно сознаваясь себе, что протрезвела. Теперь-то я могла оценить в полной мере что натворила: я изменила Вернону. Что чувствовала? Пустоту. Вдохновение и воодушевление от прошедшего секса с Кортесом испарилось, оставляя воспоминания. Я снова прокрутила в сознании как все было и, если бы могла, то покрылась алой краской. Мне было стыдно. Стыдно за себя. Я всегда причисляла себя к человеку верному, который умеет держать секреты, выполнять обещания. Я никогда и никому не изменяла. А сейчас…? Значит хотела. Может потому что разум в голове шептал, что мои отношения с 50-летним мужчиной ненадолго? Может, они уже и кончились сегодня. Сегодня, до того как пробила полночь.
Я вздохнула, набрала кислорода в легкие, закрыла глаза и подставила лицо под капли. Простояла так под водопадом душем так долго, сколько хватила воздуха. Затем еще умыла лицо холодной водой и вышла из комнаты. Повязку одевать уже не стала, все равно отправляюсь спать. Только по пути на второй этаж зашла на кухню, соображая себе графин с водой, так как предчувствовала на утро сушняк. А еще захватила таблетку от головы – ее я заглотила по выходу из кухни.
- Декстер? – мужчина сидел на диване – Идешь? – позвала его с собой. Странно будет для двух людей, который только что провели прекрасные минуты любви вместе, расходиться по разным комнатам и кроватям.
На самом деле я не столько хотела спать в одной постели вместе с «мужем», сколько считала это единственно верным решением. Знаете, это как переходить на красный свет: мы не всегда дожидаемся, когда загорится зеленый сигнал светофора. Мы понимаем, что это правильно, но не следуем, потому что опаздываем или просто не хотим ждать. Но сегодня мне не надо было бежать на «красный». Я ждала нужного цвета.
Завтра, точнее уже сегодня, был выходной, а значит Кортес не найдет причин сбежать из моей постели, так как вчера погорячился. Завтра выходной день, и мне тоже никуда не надо. Значит, мы встретимся утром и каждый для себя решит верно он поступил или нет.
Ну, а сейчас… Я легла в кровать, лицо к испанцу. Он гладил меня по волосам, а я заулыбалась, потому что строго указала своим тараканам и совести не думать о правильности своего поступка, и просто расслабилась. Забылась.
- Спокойной ночи – произнесла шепотом на испанском языке, как будто боялась спугнуть эту уходящую ночь. Впрочем, до утра осталось каких-то пара минут…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Family portrait