Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ловись, рыбка...


Ловись, рыбка...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Kieran Lythgoe, Lisabeth Trevor
Место: побережье Корфу
Время: теплый сентябрь прошлого года
Время суток: утро
Погодные условия: ясно и легкий бриз
О флештайме: Лизабет Тревор решила подучиться нырять сама...

красота )

http://avialine.com/img/repphotos/repphoto_644_3651.jpg

Вообще-то Лизабет Тревор не очень любила нырять, не нравилось ей глухое бульканье воды в ушах, да и все остальные ощущения тоже. Просто так поплавать - еще куда ни шло, а потому она сама не могла понять, с чего согласилась с подругой заняться дайвингом. Наверное не хватало острых ощущений, может просто от некоторого уже довольно долго тянущегося однообразия в жизни, а может от того, что это было просто несолидно - прилететь на этот чудесный остров и не понырять с аквалангом, ведь на самом деле место это незабываемой красоты. И надо же, совсем неожиданно для себя хакерша прониклась, наверное все-таки повлияло очарование здешних мест. Все, совершенно все было непохоже на то, где она бывала раньше. И главное - было непохоже само море, теплое, ласковое и поразительно сине-прозрачное, которое так и тянуло в свои мягкие глубины.
Они с подругой взяли пару-тройку занятий у симпатичного инструктора, где выказали себя прилежными ученицами. Да и в самом деле занятие это оказалось несложным, во всяком случае, Лиз представлялось это все  куда сложнее.
Она была сферическим жаворонком в вакууме, а потому ее всегда тянуло встать пораньше и утащиться на пляж, пока еще не было жары и пока море оставалось кристально-чистым. На этой почве с подругой возникал конфликт интересов, та наоборот, любила спать до обеда и ужасно злилась, если ее как-то отвлекали от этого занятия.
А потому этим утром хакерша, приняв душ и наскоро приведя себя в порядок, тихо выскользнула из номера устремилась на пляж, благо он был совсем рядом. Там еще никого не было, кроме парочки таких же ранних пташек, правда, прокат снаряги уже работал. Лизабет договорилась о том, что будет брать всегда один и тот же комплект, а потому он ее уже ждал. Как и небольшой педальный катамаран. Втиснувшись в гидрокостюм, девушка взяла все остальное и устроила на одном из сидений катамарана. Понырять одной казалось ей очень даже хорошей идеей. Лизабет столкнула катамаран в воду, куда он ушел с тихим всплеском, и, взгромоздившись на второе сиденье, закрутила педали.
Зачем нам пляж? Конечно же, какой уважающий себя дайвер будет нырять вблизи него? То делают только лузеры, настоящие же морские волки ищут чистой воды и глубины. А потому морская волчица Лизабет Тревор, крутящая педали морского велосипеда, постаралась укатить на нем как можно дальше. Дальше от берега и чьих-то глаз. Когда ее вполне устроила глубина, цвет и прозрачность воды, хакерша надела проверенный еще на берегу акваланг, а затем и ласты. Последней была маска. Прополоскав ее в воде как положено, Лиз натянула ее на лицо и скользнула в воду.
Море приняло ее ласково, вообще здешнее море было просто каким-то чудом, даже в ушах оно противно не булькало. А как же было красиво изнутри! Лизабет словно погрузилась в огромный сапфир. Там, на кромке, на стыке воды и воздуха, солнце играло на его гранях, и эту игру света было видно снизу, она завораживала яркими бликами, гипнотизировала. А внизу... Внизу было совсем иное царство, и оно манило и завораживало своей таинственностью ничуть не меньше. Вот интересно, а насколько глубоко она может погрузиться? Нет-нет, конечно же хакерша читала, да и инструктор сто раз говорил, насколько опасны такие эксперименты для новичков, но ведь она всегда сумеет вовремя остановиться, правда? Конечно же сумеет, ведь это так просто - взять и рвануть не вниз, а вверх. Всего-то навсего. Но в какой-то миг Лиз перестала понимать, где низ, а где верх. И упорно стремилась туда... в синюю тьму.

+1

2

Поездка от океана к морю не казалась Кирану хорошей идеей, но уж слишком прохладной была стихия неподалёку, и слишком гладкими казались пляжи: весь калифорнийский берег выглядел молодым повесой, собирающимся после прогулки по Аллее Звёзд на самую громкую вечеринку сезона. И так весь год.
И если температура воды для выросшего на Оркнейских островах мужчины не имела никакого значения, то бурная романтика Тихого океана с его взбалмошными течениями за десять лет успела приесться. Поэтому, взяв очередной отпуск, Литгоу, не мудрствуя лукаво, отправился в Грецию, выбрав курорт, который особенно славился своими подводными тайнами.
Киран не был лиричен по своей сути да и к многовековым руинам относился с без должного трепета, но даже его не могла не впечатлить умиртоворённая атмосфера белостенных зданий и буйной природы. Если бы крупье-дайвер не торчал денно и нощно на улице, загорая, ныряя и флиртуя с гречанками, у него бы создалось впечатление, что за яркость красок здесь отвечает специальное министерство, которое ровно в пять утра отмывает с олив пыль и подкрашивает в синий крыши.
Но вот на часах уже пять, солнце уже вовсю плещется в воде, а людей с кисточками, как в истории про Алису, всё ещё нет.
Улыбаясь своим мыслям и поёживаясь от свежего ветерка, Киран лениво размышлял, стоит ли пойти спать после бессонной ночи в море или погрузиться ещё раз. Взятая в прокат небольшая яхта, которую ему, к чести местных властей, выдали только после тщательной проверки удостоверения, стояла на якоре за белой скалой довольно далеко от пляжа, но оттуда уже доносились редкие голоса.
"Вот же неймётся..." — белоснежный металл кормы стал нагреваться под тёплыми лучами, в очередной раз заставив Литгоу пожалеть, что сэкономил сотню баксов и не взял судно подороже, но комфортнее, и мужчине пришлось устроиться на топчане, покрытом такой же белоснежной, как и всё в этой стране, тканью.
Нацепив на нос солнечные очки и спустив пониже узкие плавки, Киран букавально растёкся по своему ложу, закрыв глаза, но строго следя за собой: лёгкая трёхчасовая дрёма несколько дней назад обернулась для него частичной сменой только что загоревшей бронзовой шкуры, — и вспоминая ночные погружения. Заниматься подобным в незнакомых водах не рекомендовалось, но дела с послушанием у Литгоу после переезда в Соединённые Штаты шли из рук вон плохо. Местные обитатели средиземноморских вод несказанно удивлялись неровному свету от налобного фонаря Кирана, но быстро привыкали, маленькими пёстрыми огоньками беззастенчиво бликуя перед маской, поэтому дайверу удалось получить истинное наслаждение от проведённого на глубине времени.
Щурясь на отблески солнца на волнах, Кэр, зевая, потянулся, окинул взглядом окрестности и замер: в нескольких десятках ярдов от яхты на волнах качался катамаран без пассажиров. Для толп туристов время было раннее, на воде ярких спасательных жилетов, которые выдавали каждому экспериментатору, видно не было, поэтому стоило предположить, что плот на колёсиках просто унесло волной с причала, но Литгоу слишком хорошо знал дотошность администрации курорта, никогда бы не допустившей такой оплошности.
Решив на всякий случай проверить, всё ли в порядке, и при случае зацепить катамаран на буксир, — всё равно скоро нужно было возвращаться, — Киран, не став облачаться в гидрокостюм и ограничившись только маской, с разбега бросился в воду, в последний момент перед соприкосновением с поверхностью изогнувшись так, чтобы войти в волны, не поднимая брызг.
Тёплая, как тело сонной поутру любовницы, вода обволокла Литгоу, в который раз заставив порадоваться правильному выбору места для отдыха. Быстро доплыв до катамарана, мужчина, схватившись за него одной рукой, приподнялся и на всякий случай оклинкул:
— Эй! Э-э-эй! — вертя головой и осматриваясь.
Хозяин водного велосипеда вполне мог и уплыть куда-нибудь, поэтому Литгоу, поругиваясь на того, кто догадался бросить такую лёгкую посудину среди волн, решил подождать и, если таковой появится, отругать его за беспечность.
Кэра не волновало, на каком языке он будет объясняться, если незадачливым пловцом окажется грек.

Отредактировано Kieran Lythgoe (2014-03-19 17:39:04)

+1

3

Она уже даже не плыла, а просто падала, медленно, но верно. Тело сдавило и дышать становилось все труднее. Инструктор рассказывал про опьянение глубиной, но эти рассказы воспринимались как какие-то страшилки, которые случались когда-то с кем-то. А тут нА тебе...
Внезапно захотелось снять маску и дать подышать воздухом какой-то проплывающей рядом рыбине, задевшей Лиз хвостом. Удивительно, как она еще это почувствовала... Состояние было еще то, так Лизабет себя не чувствовала даже когда как-то поддалась на уговоры и попробовала травки. Только где-то там, глубоко в мозгу, словно включилась красная лампочка, видимо, все-таки инстинкт самосохранения не отключился полностью.
Если там, куда она двигается, низ, значит надо срочно в другую сторону. Но где эта сторона? Тех солнечных искр, которые плясали по поверхности воды, уже давно не было видно, вокруг были почти синие сумерки. И только какое-то смутное ощущение низа давало понять, что надо двигаться в другую сторону.
Что хакерша и сделала, перевернувшись и изо всех сил забив руками и ногами, словно щенок, брошенный в воду. Да, им объясняли, что так нельзя, что это увеличивает расход кислорода, что слишком быстрое всплытие может привести к баротравме, но всего этого Лиз сейчас не помнила, сейчас у нее в остатках разума было только одно: наверх! И быстрее, быстрее!
В результате она выскочила на поверхность как бешеный дельфин и забила по воде руками и ногами, поднимая вокруг себя столбы брызг. Девушка сорвала маску и начала судорожно глотать воздух вперемешку с водой, то и дело то снова уходя с головой в воду, то выплывая наверх. Но главное - она не осталась там.

+1

4

Изображать из себя буёк Кэру надоело так же быстро, как он доплыл до катамарана. Владелец плавсредства не появлялся, но мужчина на всякий случай решил держаться поблизости ещё минут десять. "Чтобы утопленничек успел всплыть, да," — мелькнула  в голове чёрная усмешка.
Сдвинув маску на глаза, Киран с места нырнул и, сильными взмахами разгребая воду, опустился в глубину. На таком расстоянии от берега без акваланга  до дна ему было уже не добраться, но прозрачная вода сама по себе была завораживающе красива. И хотя на расстоянии двадцати ярдов, которые просматривались вполне неплохо, никакого движения ни фауны, ни хомосапиенс не было, возвращаться обратно на поверхность не хотелось. Но больше двух минут энергичного плавания под водой даже натренированные лёгкие Литгоу не выдерживали.
Со смешанным чувством предвкушения глотка воздуха и потуга опуститься настолько глубоко, чтобы даже при желании не хватило физических сил выплыть, Кэр в несколько толчков вынырнул на поверхность, в последние секунды успев словить привычный кайф от нехватки воздуха. Наградой — или наказанием? — ему было лёгкое головокружение и пара тёмных пятен перед глазами, на поверку оказавшихся небольшими щербинками с пластикового покрытия маски.
"И тут Китай..." — с досадой возвращая защитные очки на лоб, фыркнул Литгоу, отплывая обратно к яхте.
Усевшись на нижнюю палубу и болтая ногами в воде, мужчина откинулся назад, оперевшись на локти. Лёгкие всё ещё побаливали, грозясь всеми карами небесными своему хозяину, что если он не прекратит сопротивляться природе, они откажут вовсе. Но дайвинг, как ничто иное, давал Кирану возможность реализовать свои странные желания - мужчина пользовался для этого самой стихией, ему не нужны были подручные средства и ненужные свидетели, даже если последние выполняли роль партнёров. А в Сакраменто этот сезон особенно не задался. Несмотря на то, что берег был под боком, Литгоу выходил в океан раз шесть за всё лето: народ как никогда стремился расстаться с последними штанами за зелёным сукном, и Кэру время от времени приходилось работать в две смены, в одну стирая пальцы о карты, в другую — инспектируя игровой процесс. Впрочем, его нигде никто не ждал, поэтому мужчина не жаловался, зная, что при случае начальство и зарплатой не обидит, и какой-нибудь бонус отстегнёт от щедрот душевных.
Всплеск прямо по курсу был настолько бурным, что задумавшийся Киран от неожиданности едва не соскользнул в воду.
"А утопленничек-то всплы-ы-ыл..."
Подхватившись и присев на корточки, Литгоу сжался как пружина, готовый в любой момент броситься на помощь, дожидаясь, пока обстановка хоть немного прояснится: пока всё выглядело так, будто какая-то огромная рыбина, насадившись на рыбу-меч, тщетно пытается с неё сняться. Но стоило в волнах мелькнуть руке, как Кэр был уже далеко от яхты.
Матерясь сквозь зубы, он попытался поймать захлёбывающуюся девушку, но после третьего раза, когда она утащила его под воду, не выдержал и прихватил её за волосы, не давая метаться. Она вынырнула слишком далеко от катамарана, чтобы дать ей за него удержаться, поэтому бороться за утопающую пришлось Кирану самостоятельно.
— Тихо! Да перестань ты! — с таким же успехом вполне можно было взывать и к "Титанику", несущемуся со скоростью в двадцать два узла навстречу айсбергу, но слишком опасно было подступаться к человеку, бессознательно пытающемуся спасти свою жизнь. — Всё хорошо! Слышишь?! Всё хорошо! Хорошо! — пробиваясь в сознание горе-дайверши и стараясь держать её над водой, Кэр не без труда отцепил акваланг, отпустив его в вольное погружение, и, перехватив девушку под грудью, на спине поплыл к яхте.
От солёной воды першило в горле, но больше всего Литгоу выбешивало сейчас несвоевременно накатившее возбуждение. Одно дело, когда можно получать от него удовольствие, а совсем другое — когда в руках полузадохнувшийся человек, которого надо привести в чувство.
Выбравшись на нижнюю палубу, Кэр, даже не глядя, в сознании девушка или нет, перевернул её на живот через колено, действуя на автомате, почти не задумываясь, и, дождавшись, пока часть воды выльется сама, уложил ныряльщицу на спину, расстёгивая застёжку гидрокостюма на шее и добираясь пальцами до артерии. В подушечки ударил тугой комок. Задержав дыхание, мужчина склонился над губами спасённой в надежде почувствовать её дыхание...

Отредактировано Kieran Lythgoe (2014-03-21 05:12:40)

+1

5

Еще неизвестно, сколько бы продолжалось это барахтанье, тем более, что вдобавок ко всему кто-то схватил Лизабет за волосы. Поначалу, как и все утопающие, она пыталась вырваться и утащить своего спасителя за собой, и только голос немного привел девушку в чувство.
— Всё хорошо! Слышишь?! Всё хорошо! Хорошо! - Эти слова все-таки достигли затуманенного и перепуганного сознания и заставили хакершу немного расслабиться, и, несмотря на то, что казалось, будто ее оскальпируют, позволить отбуксировать себя куда-то. Куда? Это ее сейчас не волновало, как и катамаран, о котором она даже не вспомнила, главное, что кто-то был рядом, кто-то снял с нее акваланг и кто-то держал ее на поверхности, позволяя дышать воздухом, а не водой, хотя это и было все еще трудно. И, судя по всему, этот кто-то очень даже разбирался в спасении утопающих, не следуя правилу о том, что это должно быть делом самих утопающих. Она ощущала себя растворенной в этой морской воде или как минимум состоящей из нее уже не на семьдесят процентов, а на все сто.
Те же крепкие руки втащили ее куда-то наверх, Лиз даже смутно удивилась как, ведь помочь она не могла даже при всем желании. А затем началось... Ее совершенно бесцеремонно перевернули и уложили на колено, дабы вылить лишнюю воду. И та полилась, да еще и как, только подтверждая ощущения несостоявшейся морской волчицы о ее составе. А как иначе в нее могло бы уместиться столько воды? Она не протестовала и почти не шевелилась, давая легким, носу и прочим дыхательным инструментам полностью очиститься.
Затем Лизабет Тревор, гроза морей, как мокрая тряпичная кукла была уложена на спину. Почувствовав прикосновение чьих-то пальцев к шее, она наконец-то смогла сделать нормальный вдох. Он получился судорожным и очень глубоким, а как же, ведь горящие огнем легкие теперь требовали наполнения и расправления. Следующий вдох уже был более спокойным, и девушка, открыла глаза. Над ней, практически касаясь губ, склонился парень, капли с его мокрых волос падали хакерше на лицо, но она была рада, что чувствует это. Вообще оказалось что для счастья надо совсем немного - всего лишь ощущать под собой твердую поверхность, а не зыбкую глубину. Настоящую твердую, нагретую солнцем поверхность чего-то там. И какого лешего ей не сиделось на таких поверхностях раньше? Теперь же она точно ни-ни, никогда, ну их к морскому дьяволу, эти подводные красоты, лучше она на них так посмотрит, издалека. Все это вяло протекло в голове, пока Лиз смотрела на своего спасителя.
Правда, смотрела не очень долго, закашлявшись, она сделала слабую попытку перевернуться на бок, потому что из носа снова потекла вода. И тут, повернувшись, Лизабет увидела... Уж что-то, а это любая девушка у мужчины заметит в любом состоянии, ну разве что только если не будет в полной отключке. Лиз уже не была. Ее глаза широко распахнулись, то ли от удивления, то ли от испуга, и она чуть ли не подскочила, несмотря на свое состояние. Не то, чтобы она раньше никогда не видела возбужденного мужчину, но в таких обстоятельствах...   Лизабет чисто рефлекторно схватилась за застежку костюма и дернула ее вверх.

+1

6

Кирану показалось, что девчонка, несмотря на то, что воды из её лёгких вылилось немало, всё-таки слишком долго не дышит. Затаив дыхание, мужчина склонился ниже, практически касаясь губ спасённой своими, но совершенно не воспринимая это межличностным жестом: сейчас ему намного важнее было почувствовать на мокром лице тугие толчки воздуха из её легких.
Один удар сердца, второй, третий, — кровь под тонкой кожей буквально бесновалась, и Литгоу, пересев удобнее, уже было собрался перейти к более активным попыткам оживления, но поиграть в алхимика ему так и не удалось — девушка очнулась. Глаза у неё на поверку оказались серебристо-синими, зрачки заметно расширились и сузились от яркого света, хотя от солнечных лучей Кэр закрывал горе-ныряльщицу макушкой, маленький рот задрожал, ловя воздух, и яхтсмен отстранился, позволяя мозгу спасённой обманчиво думать, что раз помехи перед лицом нет, значит, и кислорода вокруг больше.
— Хорошо меня слышишь? — нарочно негромко произнёс Киран, позволяя себе немного расслабиться, и доброжелательно улыбнулся.
У побережья, насколько мужчине было известно, глубина едва доходила до двадцати метров — серьёзной опасности схлопотать кессонную болезнь не было, но кто эту правнучку капитана Кусто знает, где и как долго её носило? И, судя по тому, как русоволосая ныряльщица заметалась, все органы и члены у неё были в относительном порядке. Поймав её взгляд и заметив защитный жест, Кэр чертыхнулся и резко сел на задницу, подтянув ноги к груди, закрываясь.
— Спокойно! — шумно выдохнув, мужчина повернул голову к девушке, собираясь продолжить объяснения, но вместо этого нервно хмыкнул. — Ну, завёлся, да. С кем не бывает? Не бойся. Неблагородно это — откачать и трахнуть. — И рассмеялся, показывая, что шутит. — Ты лучше попробуй встать. На верхней палубе есть большие полотенца, сними костюм и разотрись хорошенько. — Девушка всё ещё не шевелилась, и Литгоу заговорил быстрее: — Корабль вдали видишь? Минуты через три волна, которую он поднимет, зальёт здесь всё внизу, а тебе сегодня лучше в воду больше не соваться от греха подальше. — С очередной усмешкой он соскользнул в воду. — Я пока сплаваю за катамараном, не хватало ещё и его терять, и так разоришься на потерянном акваланге. — Бедняцкие корни иногда всплывали в шотландце совершенно не к месту. — Да и... поостыну чуть.
Подмигнув ныряльщице, Киран оттолкнулся от яхты и поплыл в сторону водного велосипеда, старательно отгоняя мысли об оставшейся на судне девушке. Сейчас это напоминало ему пинг-понг с самим собой: чем успешнее удавалось оттолкнуть образ или воспоминание, тем быстрее воображение, сговорившись с телом, отвечало на плохо возведённую защиту. И плюсом было то, что Литгоу не лежал разнеженно в шезлонге, томимый мечтой о гвардии, а всё-таки был готов к тому, что, возможно, придётся вытаскивать кого-то из воды. В первую очередь он спасал. А то, как вздумалось себя вести телу мужчины, так это его, тела, проблемы. "Плять!"
К моменту, когда катамаран качнулся на первой волне, оставленной большим круизным лайнером, держащийся за плавсредство Киран почти ненавидел себя.
Он не хотел оглядываться. То, что девчонка в воду не полезет, Кэр знал наверняка: подспудный страх после удушья не пустит,  но выяснять, сидит ли она по-прежнему внизу или отправилась наверх греться и сушиться, — это ещё раз давать повод девиации проявить себя.
Полуобнажённая девушка в полотенце...
Хрясь!
Судя по тому, как руку засаднило от солёной воды, кулак впечатался в металлический элемент пластиковой обшивки, даром, что под водой сильно не размахнёшься. Но болевое, пусть и мимолётное ощущение слегка стряхнуло наваждение, и в голове у Литгоу прояснилось. Забравшись на катамаран и слизывая сукровицу с разбитой костяшки, шотландец покрутил педали обратно к яхте, сопротивляясь сильной корабельной волне. К физическому ощущению стоило добавить ментальное, и Киран сосредоточился на ценовой политике и вечном мировом финансовом кризисе, от которого напрямую зависело его собственное благосостояние. Ещё пара мыслей была допущена о том, что руки больше портить нельзя — они для крупье важнее смазливого лица и подвешенного языка, и о том, что вечером всенепременно нужно будет разрядиться.
— Можно мне подниматься или ты всё ещё боишься? — прицепив трос яхты к катамарану с левого борта, окликнул Кэр, улыбаясь.

+2

7

От смущения парня Лизабет сама смутилась еще больше. И правда: ну мало ли, с кем чего не бывает. Не стоит заострять на этом внимание, тем более, что и правда на маньяка-любителя поиметь свежую полуутопленницу он не похож, и она благодарна за свое спасение и заботу и все такое. Правда очень благодарна. Плавать конечно она умела, но кто знает, выплыла ли на этот раз. Где-то Лиз читала, что как раз чаще всего тонут умеющие плавать и потому переоценивающие свои силы.
Выслушав своего спасателя, девушка глянула на корабль, от которого уже бежали волны и казалось, что это спины каких-то огромных морских чудовищ там, под водой, приближаются к ним.
- Спасибо, - кивнула хакерша парню, уже скользнувшему в воду. Поблагодарить получше, в том числе и за катамаран, она еще успеет, когда он вернется, а сейчас у нее есть две минуты, ведь те огромные спины все ближе. Нет, не то, чтобы Лиз боялась, но вот именно сейчас снова оказаться в воде ей ну никак не хотелось.
Лизабет попыталась подняться, и удалось это не без труда, во всем теле ощущалась слабость, и ноги ощутимо подрагивали. Однако же перспектива снова ощутить себя в пловчихой подстегивала, и девушка, хватаясь за поручни, поспешила наверх, оставляя за собой мокрую дорожку.
Наверху и правда обнаружились большие пушистые полотенца, сложенные аккуратной стопочкой, и хакерша вытянула из нее одно - белое и показавшееся ей пушистее остальных. С каким же наслаждением она сбросила эту пластиковую кожу - гидрокостюм! И хотя под ним купальник и тело были почти сухими, Лиз растерлась, с наслаждением ощущая, как по коже, а затем и внутри по телу бежит приятное тепло, успокаивая и прогоняя противную дрожь.
Пол качнулся от первой, самой сильной, волны, и хакерша, хотя и ожидавшая этого, едва не упала. Однако устояла и, глядя на то, как сине-зеленая вода заливает место, где она лежала буквально пару минут назад, похвалила себя за расторопность.
Растеревшись и закутавшись в полотенце чуть ли не по самые глаза, несмотря на то, что уже довольно ощутимо припекало, Лизабет, прищурившись от яркого солнца, к тому же отражающегося от воды, смотрела, как ее плавсредство, буксируемое парнем, приближается к яхте. Да, к самой настоящей яхте, пусть и не шикарной, но тем не менее. Лизабет пообещала себе, что позднее обязательно рассмотрит ее подробно, раз уж ей представилась такая возможность. Она улыбнулась, вспомнив то, что вызвало их обоюдное смущение. Впрочем, прогнала эти мысли прочь. Парень ей понравился, вон не только вытащил, но еще и позаботился о том, чтобы хакерше не пришлось платить еще и за велосипед. Мелочь, а приятно, как говорится.
Яхта уже только слегка покачивалась на последних волнах, которые внизу давали о себе знать всего лишь легкими всплесками, и девушка снова спустилась. Сейчас, будучи в нормальном состоянии, она уже могла получше рассмотреть своего спасителя, который наконец-то доплыл и собирался подняться. Таких синих глаз Лизабет еще ни у кого не видела. Правда, тут могло давать эффект и наличие огромного количества такой же синей воды, но все же. И в сочетании с темными волосами и загорелой кожей это давало сногсшибательный эффект. Хакерша наклонилась и, улыбнувшись, протянула руку:
- Я и не боялась, с чего ты взял... Просто... просто было несколько неожиданно, а так все нормально. - Она снова улыбнулась, ей уже это все казалось смешным и забавным. - Спасибо за катамаран и полотенце. Да и вообще за то, что оказался в нужное время в нужном месте. 

+1

8

Мика бы его за такое поведение убил. Вытащить утопающего из воды и бросить через минуту — это было против всех писаных и неписаных морских правил. Кирану нужно было убедиться, что девушке не станет плохо, даже если бы она вздумала вырвать ему все волосы поштучно и выцарапать глаза от испуга, но шотландец растерялся и пошёл на поводу у своего организма, а не здравого смысла. Конечно, можно было оправдывать себя тем, что она отпрянула, заговорила... Но совесть, гадко ухмыляясь, не давала сделать даже этого.
Воспоминание о пареньке-наставнике вызвало лёгкий укол где-то под рёбрами и толчок в животе, и Кэру пришлось с минуту крутить педали, зажмурившись, настойчиво собирая мысли в кучу. Маленькое плавсредство весело плясало на крупных волнах, грозя накрениться и перевернуться, поэтому долго терзаться наваждениями минувших лет Литгоу не довелось: куда важнее было удержать равновесие. Но катамаран ныряльщице достался хорошо сбалансированный, поэтому мужчина даже не отбил себе ничего, вынужденно приседая в сопротивлении волнам.
Пристегнуть трос с огромным карабином было делом нескольких секунд, ещё дюжина понадобилась мужчине, чтобы доплыть до нижней палубы. Рассчитывая всем видом являть доброжелательность и чистоту помыслов, Литгоу приклеил к лицу улыбку, но гримасничать не пришлось — вид живой и здоровой, разве что слегка бледной девушки добавил выражению лица Кэра искренности. Он не ожидал, что она спустится, и, тем более, сама пойдёт на контакт.
— Да уж, представляю твои ощущения. — Подтянувшись на руках, Киран легко запрыгнул на палубу и поймал протянутые пальчики, чтобы прикоснуться к ним губами. — Всегда пожалуйста. — Отпустив руку девушки и вежливо отступив на шаг во избежание излишних подозрений, он указал взглядом на рубку. — Ну что, нам стоит вернуться и получить по ушам за утопленный акваланг? — негромко рассмеявшись, мужчина переступил ногами: остывший под волнами металл палубы стремительно нагревался. — Пойдём. Чаю я тебе, конечно, не предложу, но виски промоет лёгкие ещё лучше. И не думай отказываться, отёк хуже, чем пьянка. — Разбавив беспокойный тон небрежной усмешкой, Кэр, помедлив мгновение, вновь взял новую знакомую за руку и провёл наверх, предложив присесть на узкий кожаный диван в ярде от штурвала. — Минутку...
Чуть поклонившись, шотландец поднялся на верхнюю палубу, наскоро вытерся, — тело уже почти высохло, но с волос всё ещё неприятно капало, да и руку от соли пощипывало всё ощутимее, — сменил плавки на длинные, до колен, синие с белым шорты и заглянул в крошечную каюту, где в портативном холодильнике нежилось несколько бутылок пива и мучилась от холода фляжка с виски. Литгоу ей искренне сочувствовал, но отпустить под жаркое солнце никак не мог.
Себе он пить во время погружений не позволял категорически и употреблял алкоголь, только когда на сто процентов был уверен, что море спокойно и таким останется, яхта на якоре стоит крепко и акваланг спрятан куда подальше — то есть в те моменты, когда на своём судне он был не один. В этот раз спутников тоже ничто не предвещало, поэтому Киран не подготовился, но двухсот граммов для промывки организма обоим должно было хватить с лихвой.
Захватив из бара небольшой стакан и выудив изо льда флягу, мужчина уже собрался было выходить, но яхта встретила очередную волну, он покачнулся и приложился больными костяшками о дверь.
— Что ж ты будешь делать... — Тихо ругнувшись, Кэр затряс кистью. Виски обиженно заплескался.
Неслышно подойдя к рубке, шотландец замер, наблюдая за девушкой.
Любопытно. Она могла приехать в Грецию из любой точки земного шара, а оказалась американкой — в состоянии шока люди редко говорят на чужих языках, если они, конечно, в детстве в шпионов не переиграли, а быстрая речь не была похожа на неповторимый акцент жителей Британских островов, тут Киран ошибаться не мог. Русые волосы подсохли, полупрозачным пушистым ореолом окружив голову ныряльщицы, тонкая полоска купальника перехватывала загорелую спину слегка наискосок, вызывая странное перфекционистское желание поправить её. Но Кэр не хотел перегибать палку раньше времени.
"Раньше какого времени, Тайни? Ты даже имени её не знаешь!"
Чуть слышно звякнув стаканом о металлический поручень, чтобы предупредить о своём появлении, мужчина подошёл к девушке и, присев рядом и наполнив стакан виски, протянул его ей.
— Я настаиваю. Когда вернёмся, заглянешь в больницу, а пока — пей. — Приподняв в приветственном жесте флягу со второй порцией напитка, Литгоу отпил немного, не скрываясь поморщился: крепкий алкоголь ощутимо обжёг ободранное солью горло, но тут же улыбнулся. — Ты извини. И за то, что моё тело ведёт себя так, будто принадлежит тринадцатилетнему мальчишке, и за утопленный акваланг, и за волосы. — Взгляд синих глаз сам собой метнулся к светлой макушке собеседницы. — Но уж слишком рьяно ты пыталась утопиться вместе со мной. — Второй глоток виски дался уже куда проще, дайверша больше не казалась испуганной, и шотландец позволил себе расслабиться. — Кислород закончился? Или испугалась чего-то?.. Чёрт, я же не представился! — улыбка стала шире и обаятельнее. — Киран.

+1

9

Незнакомец поднялся и оказался, к тому же, очень галантным, что Лизабет снова смутило. Не привыкла она к таким знакам вежливости. Не то, чтобы вокруг нее всегда были одни мужланы, но все же род ее занятий предполагал довольно определенный круг знакомств, как заказчиков, так и коллег. Ни те, ни другие обычно не склонны были так себя вести. Парень явно не был программистом. К счастью, он не ожидал от нее какой-то реакции, а просто взял и повел наверх, и Лиз зашлепала за ним по уже нагретой палубе.
Настроение ее явно шло вверх, и даже слова про утопленный акваланг его не испортили, хотя она и скривилась слегка. Выражение было вполне точным - получить по ушам. Ведь дело бы точно не ограничилось одной уплатой стоимости утопленного, пришлось бы выслушать еще и массу охов и нотаций от персонала прокатного пункта. Ну да ладно, то будет потом.
Сейчас же ей был предложен виски, и девушка конечно же не думала от него отказываться. Не потому что так уж любила выпить, уж что-что, а точно не виски с утра да еще и на солнце, а чувствовала, что сейчас это самое то, то, что окончательно прогонит из тела остатки трясучки. Да и вообще, раз спаситель говорит про отек, то ему виднее. Поэтому хакерша улыбнулась в ответ и помотала головой, отчего уже почти высохшие волосы распушились, но ей было все равно.
- Доверюсь специалисту, ты явно разбираешься лучше меня.
Она проводила незнакомца взглядом, отчего ее первое впечатление о нем ничуть не пострадало, даже наоборот: мужчина был отлично сложен, загорел и вообще, словно с рекламной картинки, только без глянца и слащавости.
Сидя на небольшом диванчике в ожидании него Лизабет разглядывала небольшое судно, она даже встала и подошла к штурвалу, слегка крутанула его, снова почувствовав себя морской волчицей, но, испугавшись, что снова что-то сделает что-то не так, оставила в покое. Штурвал - это вам не колеса водного велосипеда, тут можно накрутить ого-го...
Однако же мысли ее то и дело возвращались к новому знакомому: кто он? Явно не американец, едва уловимый, но все же акцент указывал на Европу, что было вполне естественно, ведь она в Европе и находилась, причем на одном из самых популярных островов. Лизабет снова уселась на диванчик, пахший нагретой на солнце кожей. Нет, пожалуй, даже не просто на Европу, скорее всего он англичанин.
От размышлений отвлекло дзиньканье стакана, и девушка обернулась: парень успел переодеться и шел к ней, держа в руке стакан. Она снова улыбнулась и взяла предложенное лекарство.
- Да ну, какая там больница, я уже в полном порядке, - возразила Лизабет, сделав небольшой глоток, от которого, однако, внутри сразу стало горячо. Ей совсем не улыбалось ходить здесь по каким-то врачам, тем более, что она на самом деле ощущала себя вполне нормально. Ну подумаешь, воды наглоталась, так ее уже всю выкачали. - Туда только попади, уж точно почувствуешь себя утопленником.
Ей было сейчас очень хорошо, она жива, практически здорова, находится в безопасности на яхте, рядом человек, который ее спас, воздух пахнет морем, солью, солнцем, нагретой кожей и вообще - все зашибись. Хакерша засмеялась в ответ на слова парня:
- Какой же я выглядела дурочкой! Хотя нет, не выглядела, а ею и оказалась: решила проверить, насколько глубоко смогу нырнуть, а тут на самом деле гораздо глубже, чем я думала. Ну и вот... пришлось топиться. И не одной, чтобы не скучно было, - она снова сделала маленький глоточек, ответив на его жест. От парня тоже пахло солнцем и морем и у него была такая замечательная улыбка, а синие глаза не отпускали... - Так что ты правда оказался рядом очень вовремя и никаких извинений, волосы и акваланг - мелочи. Я ведь и нырять-то научилась пару дней назад, но казалось, что это так просто. И оказалось, что нырнуть проще, чем вынырнуть. - Сейчас, после пары глотков виски, слова из нее просто полились, как недавно вода, но она спохватилась.
- Лизабет. Можно просто Лиз, - и хакерша подняла стакан в таком же приветственном жесте. - А ты... тоже решил понырять? Видно, что у тебя-то опыта точно побольше.

+1

10

Игры нет, тема в архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ловись, рыбка...