внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dress


dress

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники: Ophelia Forrest, Alan Barnes.
Место: Тату салон, затем квартира Офелии.
Время: 2013 год; 12 декабря; после закрытия салона, приблизительно после 20:00.
О флештайме: Если очень любишь женщин, а лесбиянка - это женщина, то может быть и её можно затащить в постель?
Остается только понять каким именно способом.

http://24.media.tumblr.com/077604998caf0b21c6996ef566990c52/tumblr_mnf3o5WjiL1rtl6ylo1_500.gif

Отредактировано Alan Barnes (2014-03-19 02:49:04)

+2

2

Две ледяные бутылки пива, прибывшие прямиком из холодильника, бесшумно опустились на дешевую пластиковую столешницу. Что поделаешь, последние зарплаты утекали на более важные дела, чем смена мебели в хозяйской квартирке. Я нервозно вздохнула, оглядывая свою холостяцкую берлогу в поисках открывашки. Черт бы побрал этого Барнза. Нет, серьезно. Я обожаю своё начальство и я обожаю деловые попойки, плавно переплывающие на неформальную территорию. На новом месте работы мне исключительно повезло, и необходимость соблюдать служебную субординацию отпала в тут же секунду, когда пред моими глазами предстала расписная рожа. Панибратство и фамильярности быстро нашли свое стабильное место в порядке вещей, никак не отражаясь на размерах жалования. Но все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться, не успев даже толком начаться. В последнее время компания Алана стала меня в большей степени напрягать, чем радовать. У нас, конечно, действительно много общего. К примеру, мы оба любим красивых женщин. В этом-то вся и загвоздка. Я не знаю ничего о тех загадочных сказках, которые гордо именуют мужской психологией, и посему не могу адекватно судить, есть ли в пошлых шутках-намеках узорчатого человека хоть какая-то доля правды.

***

- Дорогой, ты же знаешь, я играю за другую команду, - мне хочется скептически закатить глаза и прекратить объяснять очевидное. Сколько раз мне приходилось повторять эту магическую формулу и каждый раз она срабатывала безукоризненно. Но ходячему разукрашенному исключению из всех мыслимых и немыслимых правил, кажется, глубоко плевать, что там у меня когда и на кого работало. Черные губы татуировщика растягиваются в почти невинной дружелюбной улыбке, и мне становится как-то неловко его обижать. Но попридержать язык уже попросту не получается.
- Слушай, Ал, я пересплю с тобой только в том случае, если ты вдруг начнешь носить платья, ага?
***

Окей, это было резковато. Ничего, нам не привыкать. Еще один действенный способ избавиться от навязчивых ухаживаний – волшебным образом превратиться в своего в доску «кореша-братана». Недостаток мужественности я по физиологическим и эстетическим причинам восполнить, к счастью, не смогу, а вот пригласить на кружечку-другую пива, задушевно побеседовать на «не бабские» темы «как мужик с мужиком» - это запросто. Я четко понимаю, что каким-либо образом нам придется сглаживать внезапно возникшие между нами недоразумения. Хотя бы для того, чтобы продолжить нормально работать.
Открывашка вовремя находится в непроходимых дебрях кухонных шкафчиков. Действительно пора завязывать со всеми этими замашками старого никому ненужного холостяка со стремительно проявляющими признаками маразма. Монитор красноречиво моргнул экраном загрузки, сообщая полную боевую готовность. Благо, я успеваю транспонтировать ценную выпивку в гостинную, поближе к родному Xbox, прежде, чем раздается пронзительный дверной звонок. Конечно, рискованно самолично тащить Барнза в собственное жилище, мало ли что, но пиво и псевдо-жуткая Амнезия имеют чудесное свойство в одночасье решать проблемы в общении и уж всяко получше очередных полушутливых намеков насчет свидания.

Отредактировано Ophelia Forrest (2014-03-19 04:06:23)

+2

3

А пока я подымался по лестнице, в обнимку с полукилограммовой пачкой чипсов, было время вспомнить, как именно все началось.
Собственно слишком интересного начала и в этот раз не случилось. Как всегда в мой салон вошла очередная девушка. На этот раз, правда, невероятно сексапильная, но в этом ничего нового или за грань выходящего не было. Она открыла свой рот и издала вполне обычные женские ноты, которые попросили, как ни странно, не о тату, а о работе. Ну, вот тут уже и завязалась наша история.
Я давно думал найти себе администратора в салон, который будет отвечать на звонки, встречать клиентов и выполнять прочие не сложные, но очень уж навязчивые вещи, но все не мог заставить себя это сделать, в моем салоне начиналось очень много историй, ещё больше тут и заканчивались. Если бы я рассказал об них какому-то режиссеру, то он снял филь. Причем, сюжет мог бы стать как в жанре триллера, если тот сделает одни акценты, так и порно. Моему "Sorry mom tattoo" действительно стоило просить извинения у родителей, но не только за то, что в стенах портят кожу сотен людей, но и за ту аморальщину, что тут творилась когда-либо. Именно благодаря салону мне удавалось познакомиться с лучшими из моих женщин, и здесь же удавалось поразвлечься с не самыми лучшими. В общем, будучи отчасти сентиментальным, я все ни как не мог закрыть двери в ту реальность, где это все могло бы повториться. И плевать, что я стремительно старел, и жизнь постепенно начинала становиться более спокойной и комфортной. Например, сеансов было уже очень много, некоторые дни были расписаны далеко наперед, те же самые татуировки дорожали по немногу и все кредиты подходили к концу. А значит, я действительно мог позволить появится в салоне милой девушке-администратору, которая лишит проблем и тех спонтанных вещей, которые могли бы случиться, будь я в салоне в одиночестве. И даже не здравый смысл взял традиционный верх, а желание о взаимопомощи. У нас с Офелией было действительно то, что нужно обоим. У меня: возможность платить достойную зарплату, - у нее: выполнять работу хорошо. Кроме того я не очень то любил делать людям пирсинг и скинул на нее эту работу: она отвечает за все необходимые материалы, а взамен забирает себе все заработанные на пирсинге деньги, конечно, если позволит мне иногда брать на себя интересные работы. В общем, стоит уже отказаться от одних сомнительных благ и получить вторые.
Отношения у нас завязались сразу же дружеские. А как ещё? Двое странных и грубоватых людей не могут оставить друг друга без внимания. Можно сказать даже братского. Мм… До того самого момента, как во мне не сыграл привычный маячок на женское тело. Ну, люблю я женщин, сильно, крепко, даже больше чем алкоголь и никотин вместе-взятые. И с этим сделать ничего не возможно, разве что удовлетворить мою любовь взаимностью. В общем, возникла у меня идейка подкатить к Офелии. Это никоим образом не было домогательством на рабочем месте, это искренний порыв, который завязался во время очередного неформального сабантуя. Я оставался не начальником, а обыкновенным татуированным мужчиной. Заело меня не слабо и даже после десятого отказа на мои ухаживания все равно хотелось продолжать и добиться желаемого результата. Да, я давно знал, что Фэл «играет за другую команду», но встречаются игроки-перебежчики и условие для секса, которое мне поставили в форме платья, воспринялось не только насмешкой, но и реальной возможностью. Рано или поздно можно испробовать и этот повод и либо посмеяться, либо таки покорить упертую лесбиянку. На этом наша история подошла своей равномерной чередой к сегодняшней мини-попойке. Зимний вечер, пиво, игровая приставка, приятная компания. Чем не кайф? Вот он и начинается.
Звонок с той стороны двери заглох и послышался пронзительный вопль:
- Не ори! Я уже иду.
Я расплылся в улыбке и выставил вперед себя чипсы так будто это цветы или плюшевый медведь.
- Привет, - на пороге появилась Фэл.
- Привет, это тебе, - протягиваю пачку, - Оставим конфеты и фиалки для других людей, - продолжаю надоедать девушке своими шуточками и прохожу в квартиру.
Ну, на самом-то деле она, полагаю, рада меня видеть. За время общения стало понятно, что моя замечательная знакомая не станет делать то, что ей не по нраву.
Прохожу по узкому и темному коридору в сторону тусклого источника света.
- Очаровательная квартира, атмосферная такая. Несколько лет назад я об такой только мечтал, - оглядываюсь по сторонам, осматривая дешевую мебель и старые обои, большие окна и высокие потолки. Здесь действительно уютно, такая себе берлога настоящего мужчины. Блин, Офелия мужественнее многих моих знакомых мужчин.
- Я кстати пиццу заказал. Ты мясо ешь? Хотя я и вегетарианскую тоже попросил.

Отредактировано Alan Barnes (2014-04-05 14:26:26)

+1

4

Несколько незначительных манипуляций, противно визжащий дверной звонок, наигранно-скептическое закатывание глаз, характерный хлопок открывающейся двери - и вот оживший скелет уже у меня на пороге. Великий-И-Ужасный-Он собственной персоной при всей своей боевой готовности, жаждущий не совсем хлеба и зрелищ, но выпивки и разбоя. Как и я, по правде сказать, как и я.
- Йо, да ты прямо-таки пикап-мастер. Моя бы воля, я бы тотчас же на тебе женилась, - смех за смех, шутка за шутку, подкол за подкол. Иногда это похоже на настоящую словесную войну или жесткое, но заранее проплаченное на демократическую ничью в итоге, соревнование «кто кого передавит сарказмом». Но видимость – это всего лишь видимость, тем более, что со всякими шоу-программами у меня не заладилось еще со школьной скамьи. Я не собираюсь притеснять его мужественность или что-то вроде того, боже упаси. Скажем так, здоровая черная ирония когда-нибудь определенно спасет этот пропащий ханжеский мир. Один из важнейших законов жизни гласит, что у каждого должен быть такой свой специальный друг, которого и говнюком обозвать не жалко, а он будет только рад. В общем, таким вот соответствующим человеком для меня и стал Алан. Конечно же, до заправского говнюка ему все еще, прямо скажем, далековато, да и другом я все еще не спешу его называть. Вообще, по мере возможностей, стараюсь осторожнее оперировать этим понятием. Называть кого-то другом или даже любовником – значит пожизненно вешать на него ярлыки своих субъективных ожиданий. Мне ничего не нужно от татуировщика, кроме, разве что денег. Почему нет? Финансы нужны всем и всегда, глупо было бы отрицать нечто подобное, прикрываясь высокими духовными отношениями. Получается, что меркантильной сволочью быть гораздо честнее, впрочем, я сейчас все-таки не совсем об этом. Чтобы получать положенную по всем законам зарплату, кумоваться с начальством вовсе не обязательно. Но так уж сложилось по мере общения, что хоть отрицай, хоть спорь, но Барнз мне пусть и не классический правильный друг в общепринятом смысле этого слова, но усредненное общество окрестило бы наши взаимоотношения приятельскими как минимум. Если чуть повнимательней понаблюдать за ним не глазами очередной загипнотизированной чужим магнетизмом барышни или восхищенного тонкой работой клиента, а беспристрастным взглядом со стороны, сам по себе он человек исключительно неприятный и со своими кладбищами в шкафах, куда же без этого. И как назло именно неприятных людей я больше всего и жалую в своем окружении. Наверное, именно поэтому татуированный змей-искуситель с совестью такой же черной, как и большая часть его кожи, в своей неприкрытой вредности, пошлости и эгоистичности занимает одного из почетнейших мест в этой категории. Моя личная система ценностей перевернута до такой степени, что я считаю это не то чтобы невообразимо крутой штукой, но фактором, способствующим определенной личностной привлекательности. Эй, кто там, кстати, такой умный когда-то обвинял меня в стереотипном лесбийском мужененавистничестве? С чисто человеческой точки зрения, я глубоко и искренне люблю мужчин. Ровно до тех пор, пока они не начинают любить меня. И пока мой то ли охереннный, то ли в край охеревший босс держит при себе свои руки, мне абсолютно плевать, где находятся его глаза. Зато с ним можно пить и без малейших зачатков внезапно пробуждающейся стыдливости с истинным актерским талантом изображать из себя сапожника с его неподражаемой профессиональной лексикой, не боясь раздражавшего до зубовного скрежета «но ты же девушка!».
- Моя квартира почтет это за комплимент. Да-да, проходи, чувствуй себя как дома и так далее. Можешь даже не делать вид, что ты стесняешься, я все равно не поверю, - кривовато, но достаточно благодушно усмехаюсь, придерживая перекочевавшие ко мне в руки чипсы, и коротко киваю в ответ на вопрос, - Да ради бога, я все что угодно ем. Ты разве не слышал, что я поедаю невинных младенцев по полнолуниям? Мог и соизволить принести парочку, не помешали бы.

Отредактировано Ophelia Forrest (2014-04-16 23:13:55)

+1

5

-Стараемся, - шутливо подмигиваю, передавая чипсы из рук в руки,- Жаль, что у ЗАГСов уже рабочий день закончился. Ну, ничего. Как-то в другой раз.
Через коридор попадаю в комнату с большими окнами. Сейчас тут полумрак, вечер как-никак, но в солнечное время суток явно очень хорошее освещение. Удобно рисовать и тренироваться делать татуировки. Снова отмечаю в голове, что квартира – мечта для меня в прошлом. Были бы деньги и я бы жил в чем-то подобном до того как купил свое жилище. Не дорогая мебель и немного пошарпанные стены скорее создавали антураж андеграунда, чем беспокоили. Очень хорошее место для старта. Сейчас тут горит тусклый торшер, в основном все освещает яркий экран плазмы с запущенным меню x-box.
- А о таком мне даже мечтать не приходится, времени на игры не хватало практически никогда, - с выражением белой зависти указываю на игровую приставку и подхожу к книжным полкам, прибитым по соседству с телевизором. Они наполнены не только литературой, но и всяческими статуэтками. Какие-то чудики и божки заморского происхождения. Деревянные, каменные… а рядом пепел упавший тонкой палочкой. Точно не от сигареты. Табак всегда осыпается толстыми колбасками слипшихся хлопьев, а это, скорее всего труха от ароматических палочек. Прямо таки шаманский набор, не хватает только ловца. Оборачиваюсь, чтобы заговорить с хозяйкой квартиры, но сперва замечаю тот самый ловец снов. Фазаньи перья, навешанные на круг, оплетенный серой нитью. Полный комплект. Можно брать вон тот бубен с верхней полки и пускаться впляс.
- А я сильно смахиваю на скромного мальчика? Это ты лучше извиняй за то, что рассматриваю тут все. Просто очень интересное жилище, прямо таки кинематографичное.
Ещё здорово ощущается грань системы ценностей. Дорогая и качественная плазма на фоне пластиковой и фанерной мебели так и лезет на глаза. Что бедным любителям игр не приходится делать, чтобы шли новые игрушки. Хотя, я бы и сам с удовольствием менял начинку компьютера ещё и с выходом новой игрушки, а не только моднявого, мощного графического редактора.
Беру в руки одну из статуэток. Теплое черное дерево и невероятные линии. Геометрические плоские срезы, вместо природных округлостей. Квадрато-подобный силуэт и огромный рот человекоподобного существа притягивают внимание. И тут много интересных вещей. Пройтись бы и зарисовать часть из них, потом бы вышли не плохие эскизы. Впрочем, я пришел отдыхать. Об этом напоминает Офелия, вытягивая из творческих раздумий, фразой про пиццу. Возвращаюсь к реальности и немного потерянным голосом отвечаю.
- Блин, а мне ещё предлагали их новую пиццу с младенцами, а я протупил и отказался. Ну, значит отложим этот деликатес до свадьбы. А там с гостями… - последние слова растягиваю и делаю размашистый жест рукой.
Отхожу от стены к раскладному дивану и, усевшись на него, беру джойстик в руки. Параллельно лазаю по меню, выискивая ответ на вопрос, который в это же время задаю:
- Ну, и во что играешь на этом чуде техники?

Отредактировано Alan Barnes (2014-04-21 18:18:14)

+1

6

Темнокожий демон плотоядно скалится под ловкими пальцами татуировщика, готовый вот-вот загнать свои острые когти под его клейменую шкуру. Я отступаю на шаг назад и, телепортировав чипсы на стол, опираюсь о стену плечом, наблюдая за происходящим без особого энтузиазма, но, скорее, почти что научно-практическим взглядом. Побеспокоит ли воодушевленно-приподнятый голос Барнза мирно спящее древнее зло, и выпуклые глазницы загорятся дьявольским огнем в лучших традициях дешевых игрулек? Настоящие демоны дремлют не в черном дереве. Настоящие демоны рождены причинять боль во имя чудовищного искусства. И в этом смысле Алан – стопроцентный черт. А женщинам нравятся черти. Если бы где-нибудь глубоко-глубоко под землей и существовал этот самый хорошо распиаренный Ад, ответственные за наши души бесы точно так же распивают литрами алкоголь и доводят друг друга своим упрямством до состояния близкого к самоубийству.
- Кажется, кто-то решил навлечь на себя тысячу и одно проклятье злобного африканского колдуна, чтобы хоть как-то разнообразить унылую жизнь тату-мастера, хах? – сверлю начальника тяжелым прямолинейным взглядом, что не понять то ли я говорю на полном серьезе, уподобляясь суеверным бабулькам, то ли натужно пытаюсь изобразить из себя адепта в области плоской иронии. Но я – это всегда я, поэтому очередной саркастичный смешок не заставляет себя ждать, - Один очень мнительный перекупщик с повадками старого маразматика около часа во всех красках расписывал мне, какие жуткие страхи приносит эта штуковина. Мол, у последнего владельца внезапно сгорела квартира и, как по заказу, стала последовательно преставляться всякая домашняя живность начиная с немецкой овчарки и заканчивая горячо любимой тещей. Первую жалко больше всего, конечно. Просто меньше надо курить в постели, всего-то… А вот мне он почему-то нравится. Кому же еще, если не мне, найти общий язык с потусторонним фриком, да?  - короткий кивок на статуэтку в чужих руках. Всего-лишь тонкий намек на толстые обстоятельства. Подхожу ближе и внаглую отбираю выходца из далекой Африки, возвращая его на законное место – на полку.
- Воу-воу, дорогой, полегче. Никаких лишних гостей, только ты, я и целенаправленно приглашенные шлюхи. Их хотя бы не нужно кормить за даром, да и они могут преподнести в качестве свадебного подарка что-то куда более полезное, чем микроволновка или утюг.
Надеюсь, дополнительный татуированный мозг поможет ему не воспринимать это слишком буквально. Впрочем, сама виновата. Нечего тут разводить разговоры о свадьбах. Интересно, что бы ввело мою маменьку в больший шок: очередная милая дама или человек-галерея в качестве спутника жизни?
- Да можешь и сам посмотреть, тоже мне «скромный мальчик», - фыркаю и недовольно закатываю глаза. Впрочем, пускаться в бесполезные объяснения все равно не приходится. Бодро орудуя джойстиком, Алан понимает меня и без слов. Темная заставочка какого-то хоррора ловким движением пальцев сменяется стероидным Бэтменом в модном костюме и с пафосно развевающимся плащом. Что ж, я никогда не страдала любовью к популярным супергероям, но одна леди, кажется, все же сумела привить мне почти сентиментальную привязанность к товарищу летучей мыше. Леди ушла, а Бэтмен остался. В любом случае, как-либо прокомментировать его появление на экране я не успеваю. Новый, уже второй за сегодняший вечер, звонок отвлекает меня от зомбиподобных начальников и молодежных идолов Америки.
- Ого, а вот и обещанные «гости»? Быстро же ты организовался…
К великому сожаленью, за дверью оказались далеко не девицы легкого поведения, а всего-навсего какой-то угловатый и стеснительный юноша в форме разносчика пиццы. Подросток откровенно замялся и нервозно вручил мне две картонных коробки и еще и зачем-то какой-то пакет в придачу. Покрепче обхватываю все это добро руками и удивленно кричу через комнату, еще больше пугая парнишку:
- Эй, Ал, ты все же решил заказать ребенка?

Отредактировано Ophelia Forrest (2014-05-01 23:22:33)

+1

7

[одёжка]
- Да не такая уж и скучная эта жизнь, - взвешиваю на руке статуэтку, будто бы оценивая не её саму, а весомость тех бед, которые она может принести, - Ну, я смотрю у тебя ни тёщи, ни овчарки. Так что эта штука, видимо, хорошо работает. Мне тоже надо такой оберег, а то вдруг ещё свадьба нагрянет, а тут раз и решение всех проблем.
Отдаю мистическую побрякушку в руки Офелии и уже с дивана наблюдаю за тем, как она с трепетом ставит её на место на полке. Сметает рукой пыль с без того чистой поверхности и, отходя в сторону, ещё раз окидывает свои мистические сокровища взглядом. Ох, все мы сентиментальны, хоть и каждый по-своему. Приблизительно также примерные мамочки оберегаю выводок детей, маньяк - фотоальбом с вырезками из газет в которых говорится о его жертвах, а я - коллекцию тату машинок. Сентиментальность наполняет каждого: от первоклассницы до постаревшего гангстера, - но вопрос в том, как именно это выражается и к  чему.
Болтать и ждать пиццу нам приходится не долго, как только я включаю одну из бродилок установленных на приставке у Фэл, раздается звонок в дверь. Наши гости даже лучше шлюх. Они принесли еду и ещё кое-что, что лучше девушке не сразу увидеть. Именно по этому поспешно ставлю игру на паузу и срываюсь с места, в попытке обогнать подругу, которая уже подходит к двери. Входя в поворот, поскальзываюсь на лакированой поверхности пола, но вовремя успеваю среагировать, удержавшись в равновесии на ногах. Проскакиваю вперед сотрудницы и выхватываю из рук парнишки пакет.
- Спасибо, друг, - на выдохе благодарю и протягиваю ему деньги за предоставленную услугу.
Прыщавый работник пиццерии пересчитывает полученные доллары и тянется за сдачей, но жестом показываю ему, чтобы оставил все себе, ведь он не только быстро привез еду, но и оказал мне дополнительную услугу. Подросток ломающимся голосом благодарит меня и улыбается на прощание, машу ему, а мысленно расплываюсь в жалобно-ехидной улыбке. Мать моя женщина, ко всему комплекту закомплексованного неудачника у него ещё оказывается, приложены и брэкиты, которые становятся видны на широкой улыбке. Не надо так, мальчик. Не надо.
Под звук захлопывающейся двери выталкиваю Фэл в сторону кухни, громогласно шучу над ней:
- Женщина, твое место на кухне! Режь пиццу и тащи пиво, а я сейчас приду.
Возмущенный взгляд брюнетки ложится на меня, но я скрываюсь за первой попавшейся дверью, удачно оказавшейся входом в ванную комнату. Это мне и надо. Кладу пакет на раковину и достаю оттуда розовое мини платье размера XL. Это не подарок для Офелии, к счастью она гораздо меньших размеров и вообще такое не носит. Зато его могу одеть я. Да, мысленно вернувшись к одному из рабочих вечеров можно вспомнить, как она сказала: «Я пересплю с тобой только в том случае, если ты вдруг начнешь носить платья». Это и есть мой мотив вырядится в кукольный наряд. Конечно, понятно, что девушка шутила, но я не буду собой, если: во-первых, не попытаю удачу; во-вторых, не разноображу ту самую периодически превращающуюся в однообразную жизнь татуировщика. Стягиваю свитер и закидываю его в пакет на место платьица, которое с трудом натягиваю на широкие не по женским меркам плечи. Розовая тряпочка легко трещит, но садится на грудную клетку, слегка обвисая в области отсутствующей груди, единственное плечико, рассчитанное удерживать греко-подобную вещицу на теле женщин, врезается в мою подмышку и режет кожу. Ворчу и пытаюсь опустить его пониже, а подняв глаза к зеркалу, тихо смеюсь, размахивая слоями ткани. Как там любит говорить хозяйка квартиры? Кажется: «I am a pirate, you are a princess». Сегодня это от части, правда. Стягиваю брюки и носки и поправляю свой наряд, кокетливо верчусь перед зеркалом, а лицо так и искажается в сдерживаемых порывах хохота. Главное сейчас собраться и сделать все как планировал. Делаю глубокий вдох, медленно выдыхаю, чувствуя как завышенная талия на наряде передавливает ребра, и наконец-таки открываю дверь. Офелии на кухне уже нет, она вместе с провизией холостяков приклеилась к той бродилке, которую пришлось оставить мне. Тихо на босых ногах прохожу в комнату и опираюсь о стену, картинно закинув руку за голову и поставив локоть на обои. Как там делают девочки, когда все дело идет к сексу? Вроде бы обычно раздается томный вздох, а рука как бы невзначай приподнимает платьице. Надо бы повторить. Громко откашливаюсь, чтобы привлечь внимание подруги, а потом делаю все так, как должна женщина-совратительница. Правда как-то угловато выходит, пальцы неловко скользят по татуированному бедру, а в голове разносится мой же гогот, но лицо серьёзное. Оскар мне! Пусть ДиКаприо рыдает, как последняя сучка. Подхожу к Форест со спины и обнимаю её, шепчу на ушко, легко касаясь его губами:
- Повеселимся, милая?

+2

8

Алан Барнз – настоящая бомба замедленного действия.
Нет, об это мне было известно всегда, и один единственный факт из наших общих биографий не вызывает ни малейшего удивления. Но когда повелитель тату-машинок, стремительно избавив меня от подозрительного пакета, устроил спринтерские пробежки по коридорам, я всерьез забеспокоилась о сохранности собственного жилища. Очевидно, новоприобретенный и новорастраченный капитал из нескольких зарплат подряд стоило бы спустить не на очередные псевдо-магические хреновины, а постараться накопить на какой-нибудь небольшой бункер в лесу.
- Женщины-хуенщины… Даже не пытайся выбраться оттуда, пока у меня в руках нож, - беззлобно ворчу, попутно совершая над пиццей акт вандализма. Что-там вытворяет в ванной горе-террорист, даже и предполагать не хотелось. Фантазия, ты пьяна, иди домой.
Хватаю все наше добро, умостив еще две дополнительных емкости с пивом на сложенные в стопочку коробочки с пиццей, кое-как придерживаю подбородком пошатывающиеся при каждом шаге бутылки и, не слишком изящно пытаясь изобразить из себя многорукого Шиву, транспортируюсь к указанному месту сбора. Деликатное покашливание за спиной, а после и откровенное нарушение личностного пространства, и мне приходится прекратить педантичное раскладывание художественной композиции из бытового набора юного алкоголика, рефлекторно сжать пальцы в кулак, создавая видимость оскорбленной невинности.
- Совсем что ли жить надоело? – обернуться назад, столкнуться лицом к лицу и… - Ох, пресвятой Кришна! - удивленно изгибаю брови и растерянно моргаю, только усилием воли заставив себя удержать потоки экзотических ругательств, и, мимоходом пытаясь припомнить, не сунул ли татуировщик свой любопытный нос в какую-нибудь из чудо-коробочек на дальних полках, а потом забыл закрыть, и теперь мы надышались парами и очень не вовремя  радостно ловим приходы.
Вот только Алан – не приход. Приходы не распускают руки. Надо воздать должное моему самообладанию, я не укатилась в истерическом мини-припадке за шкаф, а, продолжая сохранять относительно каменное выражение лица, искривляю губы в усмешке. Так, Фэл, только не смейся. Только не смейся. Тот самый неловкий момент, когда твой начальник – лысый татуированный трансвестит, похожий на покойника из качественных старых комиксов. Ладно, это не страшно, к нам в салон и не такое бывает порой заглядывает. Дело, скорее, в том, что он худший из всех трансвеститов, которых мне доводилось краем глаза наблюдать в течение жизни. Хм, он воспринял мои слова настолько серьезно? Что ж, тем лучше. Кажется, наше шуточное соперничество, продолжающееся чуть ли не с момента знакомства, наша обоюдная негласная игра обретает новый виток. Хорошо. Я принимаю твой вызов, Алан Барнз.
- Ты выглядишь как кусок дер… кхм. Прекрасно выглядите, миледи, - склоняю голову в наигранном почтении и сглатываю, словно пытаясь подавить в зародыше откровенное хамство, больше напоминающее шоковый рефлекс. Впрочем, не все так плохо, кстати. Я бы в подобном виде смотрелась еще более запущенным случаем, а так он хотя бы не то что забавен, вернее, даже гротескный. Тянусь за лежащим на столике пультом, чтобы включить навесные колонки, и, не дожидаясь, пока моя техника соизволит подумать, протягиваю развернутую ладонь.
- С удовольствием. Позволите пригласить вас, красавица? – кто знает, может быть, это последний шанс в моей распущенной жизни проявить себя настоящей леди. В общем – сам виноват. Окидываю начальство лукавым смеющимся взглядом и нагло обхватываю за талию одной рукой. Картина маслом. Черт с ним, что, благодаря своей комплекции я практически дышу ему в грудь. Черт с ним, что когда-нибудь я, вспоминая эту историю, не смогу оторвать ладонь  ото лба. Черт с ним.

+1

9


- Художника легко обидеть, - картинно приставляю ладонь ко лбу и закатываю глаза, когда подруга не лестно отзывается о моем внешнем виде. Хотя, все, конечно, так и есть. Я бы назвал себя и похуже. Выгляжу как король сельских трансвеститов. Или скорее, как розовый принц голубого королевства. Отражение в почерневшем окне в очередной раз напоминает мне об этом. Но все же я веду себя сдержано глядя на нечеткое отражение со слишком завышенной талией платья и подскочившей юбкой. Как мужчинам удается приделывать себе грудь и вместе с этим выглядеть ещё более женственно и органично чем половина прохожих американок? Я, вот, явно с платьями не подружился. Казалось, что выглядеть комичнее не возможно, но Фэл нашла способ: предложила потанцевать. И дело в том, что у меня есть чувство ритма, слух, даже гибкость, но соединить это воедино обычно не выходит. Танцующий Алан Барнз – это отдельный анекдот, тут даже платье не надо, но отказывать даме не хорошо, даже, когда ты сам в образе дамы.
- Берегите ноги, душа моя. Ваша леди не только выглядит как кусок большого и прекрасного дерьма, она им ещё и является.
Учтиво склоняю голову, в официальном соглашении на танец и обнимаю Форест за плечи. Для поддержания такой позиции приходится здорово горбиться, что только добавляет неуклюжести танцу. Но Офелия оказывается, куда лучшим партнером, чем я. Её тонкие ноги ловко двигаются и даже умудряются избегать моих попыток их отдавить. Руки же наставляют меня на путь истинный, и это выходит на удивление успешно. Я никогда не занимался танцами, но знаю кое-какие правила бальных и спортивных их видом. Одна моя подруга пыталась репетировать со мной свою профессиональную хореографию, но довольно быстро поняла, что это занятие гиблое. Наверное, стоило дать мне женскую партию и вести пару.
Смех да и только. Я начинаю действительно чувствовать себя ведомым, а это ой какое странное чувство, ведь, привык всегда доминировать сам. Кроме того мои привычки заставляют меня удивиться: почему подруга строит из себя средневекового импотента? Моя нереалистичная игра противоположного пола, куда гораздо реальная и похотливая. Вообще именно похотливость ей реальности и придает, равнодушие – это ещё одна вещь, которую можно неправдиво выставлять на показ, а, вот, возбуждение и желание – это уже более древние и искрение порывы. Даже в средние века ни один мужик бы не отказался от на все готовой девчонки. Эй, возьмите меня, сударь! Так уж и быть, дамам вечно приходится брать все в свои руки и кидать намеки потолще, придется и сейчас.
Прижимаюсь к Офелии поближе, вовремя подавляя в себе желание, не поддаваться, а брать желаемое. Томно вздыхаю и немного искаженным голосом лепечу:
- О, сир, как тяжело живется женщинам. Им приходится идти на такие огромные жертвы, чтобы понравится мужчине, - по окончанию фразы сглатываю ком хохота, который умудряюсь подделать под ещё один вздох и провожу тыльной стороной ладони по женской щеке.
Святые угодники, мои отдаленные попытки очаровать мужское начало превращаются в адовые муки, а я, ведь, даже не делал маникюра и не брил ног. А макияж, диеты, парикмахеры и всякие прочие отчасти психологические женские штучки – это, вообще, что-то заоблачное и ужасное. Прижимаясь к Фэл, попутно начинаю ещё больше ценить женщин, которые не заставляли меня заслушивать их внимание, а наоборот пытались соблазнить меня.
- Сир, вы так неприступны. Сир, я не могу танцевать, вы кружите мне голову.
Останавливаю танец и склоняюсь ещё немного ближе к лицу подруги.
Вот бы было весело, если бы нас ещё кто-то увидела, а потом выложил в интернет. А может за нами уже наблюдает в хохоте какой-то любопытный сосед, через не зашторенные окна.

+1

10

Знаете, что мешает плохому танцору? Да, вот именно это.
И если бы Ал действительно, как в дешевой бюджетной комедии, вдруг превратился в  женщину, он был самой удивительной женщиной среди всех этих клубных девиц. Я сильно сомневаюсь, что простое человеческое любопытство позволило бы мне пройти мимо девушки с таким количеством татуировок. Вряд ли тогда я бы включила извечный режим «морозко» и отстала бы так просто, и уж, конечно, вряд ли бы ей слишком повезло тогда в этой жизни. Благодари богов, Алан Барнз, что у тебя все-таки есть член. А я, в свою очередь, буду мысленно умолять их, чтобы ты и дальше держал его в брю… простите, под платьем.

Вот и что ж мне теперь с тобой таким делать, а? Однажды, во время вполне откровенной полуалкогольной беседы в узком кругу от одной даже слишком раскрепощённой барышни, любящей невзначай поговорить за чашечкой чая об игрушках и позах, прозвучала внезапная мысль, что было бы забавно как-то развлечься с транссексуалом или, на худой конец, с трансвеститом. Честно, мне никогда не понять такого стремления разнообразить свою сексуальную жизнь. Женщины, считающиеся себя мужчинами – абсолютно не мой профиль. А мужчины, пытающиеся доказать, что они женщины, все равно в чем-то остаются мужчинами. Впрочем, если у них уже есть определенные формы, то можно и передумать, это уже не кажется таким принципиальным. Вот только у Алана сисек-то нет, что слегка осложняет общую ситуацию. Что ж, гулять так гулять.

Рука с нарисованными костяшками пальцев скользит вдоль по скуле. Я сдавленно шикаю сквозь зубы и резко перехватываю чужое запястье. Когда-нибудь в совершенно другой ситуации, это было бы ничем иным, как покушение на перелом. Я не люблю, когда меня трогают без должного на то разрешения, это общеизвестный факт. Конечно, сомневаюсь, что собственная физическая подготовка позволила бы мне переломать руки пусть и с виду мертвому, но все-таки явно жилистому и крепкому татуировщику. Да и дерусь я со всеми, кем угодно, кроме тех, кто мне платит. В этой циничной жизни я способна практически на любое предательство, но по собственной воле кусать ладонь, которая меня кормит, - никогда. Впрочем, шанс кого-либо покусать у меня еще будет.
Недобро щурю глаза и тянусь к лицу напротив, наигранно агрессивно прихватывая чужие губы в таком же искусственном поцелуе. Я не испытываю отвращения, вовсе нет. Первый и последний раз я целовала мужчину на собственной такой же ненастоящей и постановочной свадьбе, тогда мне казалось, что меня вывернет наизнанку от одной только мысли, но, благо, все обошлось. В этот раз все немного иначе. То ли я доверяю начальнику самую малость больше, чем могла бы потенциальному супругу, то ли меня утешает мысль, что сейчас он и правда таки не совсем мужчина. И, нет, мне не любопытно попробовать что-то новое. Вопреки сложившемуся среди недозревших мальчиков-пикаперов мнению, что каждой лесбиянке нужен тот, кто произведет на нее настолько феерическое впечатление, что заставит ее одним махом пересмотреть все свои взгляды на собственную сексуальность, это не так. Бред все это, скажу я вам. Качественный и отборный и хорошо отмывает деньги инструкторам всяких школ соблазнения и создателям разноцветных брошюрок подобного же содержания, но все-таки бред. Да, Алан бы, может быть, мог произвести такое впечатления. Но он не производит. Я не чувствую ничего, что должна бы. Ничего, кроме веселья, бессмысленного и беспощадного. Идиотизм. Какой же идиотизм. А ведь мы еще даже не пили. С трудом удерживаю в горле готовый вот-вот вырваться наружу сдавленный хриплый хохот. Впиваюсь ногтями в клейменное черной краской бедро, сминая в кулак подол дурацкого розового платья, отчаянно пытаясь замаскировать внутреннюю истерику за фальшивой страстью.
Твою же. Мать.

Отредактировано Ophelia Forrest (2014-05-24 17:00:32)

+1

11

Пухлые губы Офелии касаются моих, четко ощущаю, как серьга пирсинга прижимается к нежной коже, а потом её губы расплываются в легкой улыбке. Обычно сквозь поцелуй улыбаются, когда приходится долго его дожидаться. Соскучившиеся любовники и те, кто был взаимно влюблен, но давно не решался признаться, делают так и счастливо щурятся. Но не мы.
Если бы девушка внезапно проявила желание заняться со мной сексом, если бы мне удалось увлечь её страстью, то я сам забылся и ощутил, что она – та, которая нужна мне именно сейчас. Но пока мы взаимно сдерживаем хохот. Вот почему её губы напряглись, скорее это можно назвать ухмылкой. Несмотря на все стараюсь не терять ветреной и совсем сумасшедшей надежды, заставляю себя продолжить игру. Раз занавес подняли и актеры уже вошли в роль, то нет смысла останавливать представление. Целую Фэл более страстно и глубоко, запускаю в нее язык, одновременно с этим берусь за ягодицы. Выпуклости и миниатюрной Форест, что надо, я бы с удовольствием увидел их обнаженными. Её одежду снял бы бережно, медленно расстегивая пуговицы и молнии, сопровождая каждое движение новым поцелуем на шее, груди, животе. Я бы ещё долго вспоминал её тело и стремился увидеть его ещё хоть раз, уверен, что одежда, которую предпочитает Фэл не вызывает иллюзий. Она должна быть утонченной и восхитительной, уверен извиваться будет аристократично и изящно. Могу даже представить, как станет стонать.
Не смотря на все, мои мимолетные фантазии наверняка так и останутся фантазиями, но не суть. Пока я могу провести вверх от её попки и залезть под кофточку, довести руку до застежки лифа, доведя затянувшийся поцелуй до своего пика. Именно в этот момент, как мне кажется, и должно что-то произойти.
Замок на одежке сейчас являет собой практичность и метафорность одновременно. Дайте мне его открыть, и я поверю, что все замки на дверях сняты. Это станет знаком, что чуть позже можно и двери с петель поснимать, можно позволить циклону перерасти в ураган.
И если этот ураган случиться, то его можно будет назвать Фауст. Мы придадимся мирским утехам и блуду. Забудем о браке, о котором говорили вначале хоть и в шутку. Нагрешим и искупаемся в сладострастии неестественности. Пусть тогда последствия станут непоправимыми, а нас осудят в нарушении порядка вещей, но Фауст уже насытится значимостью момента. Именно тогда он согласно своему закону раствориться во времени, заставит нас искать решение и логику действий.
Но пока я готов поспорить, что могущество темных сил столетия назад потеряло свою мощь и мы наверняка останемся саркастичными фриками, которые просто умеют веселиться.

Отредактировано Alan Barnes (2014-06-18 01:22:19)

+1

12

Между нами нет ничего похожего на служебную субординацию. Предоставим ее занудным начальникам среднего возраста с командирским пивным животом, истеричной женой в мятом домашнем халате и тремя спиногрызами. Предоставим ее унылым секретаршам в строгих прямоугольных очках и юбке-карандаше с разрезом до середины бедра, предвещающем скорое повышение.
Между нами – многоэтажные маты, откровенная грязь пошлых шуток, алкоголь на рабочем месте и деньги. Удивительно все-таки в нашем мире найти человека, который будет платить тебе только за то, что ты полный мудак. Только вот еще настолько мудак, чтобы с ним спать. Мы похожи на двух ошалевших от полной свободы подростков, на радостях припустившихся во все тяжкие и подсознательно понимающих, что должно сносить крышу от невыносимого счастья и возбуждения, а на деле все только забавно, но не более. Наши внутренние подростки пожимают плечами и расходятся по сторонам искать себе других развлечений. Мы же цепляемся за нашу нелепую до маразма игру и друг за друга.
Смех взрывается в голове разноцветными фейерверками. Мое тело напрягается, вытягивается струной, подсознательно отторгает, не желает воспринимать чужие агрессивные ласки. Я теоретически знаю, что мне полагается ощущать в таких случаях. Податливо дрожать и по-кошачьи выгибать спину под чужими ладонями, да? Но, простите меня, я не нахожу в себе ни малейшего желания на что-то подобное. Ведущие психиатры и сексологи прогрессивного мира бы удавились от зависти или, скорее всего, удавили б друг друга за право наблюдать двух настолько клинических пациентов. Клинических идиотов. Картинка прямо таки из учебника по психиатрии как особо запущенный случай.
Алан в придурошном бабском платьюшке, но все еще старательно изображающий альфача из дамских романов, способного подмять под себя женщину любого статуса, возраста и сексуальной ориентации. И я. Все еще не сдающаяся и упрямая я.
Я глухо рычу сквозь плотно сжатые зубы, приоткрываю губы и навязчиво властно играюсь с раздвоенным языком, сильнее запускаю коготки в разрисованную кожу. Больше ни капли нежности. Мы отчаянно  вжимаемся друг в друга, наигранно сражаемся, как на постановочном поле боя, будто бы невербально спорим, у кого из нас этой ночью есть член. Пока чужие пальцы лихорадочно воюют с застежками, я, наконец, позволяю себе то, что собиралась сделать еще с той секунды, когда увидела Барнза в этом недоразумении. Запрокидываю голову назад, резким жестом смахнув с глаз черные пряди волос, и хрипло раскатисто смеюсь не в силах успокоиться. Ладони своевременно хлопают  по обнаглевшим костлявым рукам, возвращая мне право на личное пространство, а приглушенный, но все еще истерический хохот никак не собирается утихать.
- Вот же блять. Прости, дорогуша. Ты, конечно, очень классная, но у меня на тебя не стоит.
Фейл, однако.

Отредактировано Ophelia Forrest (2014-07-10 17:11:13)

+1

13

Как же сладко пахнет в воздухе притворством. Криводушие в любви и сексе, как же это знакомо мне, любому, практически каждому. Причем, если секс сделать качественным не так и сложно, то с чувствами такой номер не пройдет. Кривить душой люди стали очень давно и эту хворь из них не вывести уже никак. Мы с Офелией одни из пораженных ей до самой глубины, поэтому нас так забавляет происходящее. Девушка включает в себе доминанта, отталкивает меня к стене, и сама движется следом. Теперь уже она не сможет сказать, что мы слишком мало друг друга знаем. Не знаешь человека, если с ним не пил и не спал, мы же сделали первое на полную не рас, а зачатков второго тоже хватит для того чтобы понять темперамент.
Миниатюрная Фэл сжимает мое запястье с такой силой, что кисть руки начинает неметь, она кусает кубы. Едва нахожу возможность схватить глоток воздуха пока девушка душит своей фальшивой страстью. Интересно она всегда такая напористая и жаркая или только когда врет? Прерываю поцелуй и ласкаю шею девушки. Ладно-ладно, для меня игра немного выходит за безобидную грань. Я самый настоящий мужчина, мою голову не забивает неприродная дурь про однополую любовь. Пока руки Форест скользят по телу, начинаю разгорячаться. Синтетическая волна страсти дразнит и волнует по-своему, я своеобразный извращенец, что касается общения с людьми и меня всячески тянет к негативному или противоестественному. Мне нравится грубость и лож пока она не погружает человека в плотный кокон в котором он вовсе забывает себя настоящего. Фэл же нагая в своей социопатии, в том, что делает сейчас. Сама чистота и невинность в низах моральности. То, что она делает начинает по-настоящему возбуждать. Черт, юбки непрактичная одежда для стояка. Думаю, Офелия согласится со мной, когда заметит это. Она скользит рукой по платью, которое стянуло грудную клетку во всевозможных местах, опускается вниз изогнув руку так будто ожидает найти у меня под одеждой вагину: два пальца тянутся ко мне, остальные согнуты. Но упирается девушка совсем в другой половой орган, который, хоть, ещё и не встал до конца, но набряк. Закатываю глаза, криво улыбаясь и ожидая, что же сейчас будет. Фэл запрокидывает голову, освобождая лицо от непослушных прядей, смотрит мне в глаза с неоднозначной искоркой, я пялюсь на нее с точно таким же выражением лица. Доля секунды в бездействии и мы с хохотом оставляем друг друга в покое. Первая останавливает безумие девушка, а за ней веселье подхватываю я, буквально складываясь пополам от хохота. Мы – идиоты, которых ещё нужно поискать.
Насмеявшись, когда вернулась способность прямохождения и членораздельной речи, поправляю возвернувшееся платье и вытираю с лица помаду Форест. Делаю несколько вздохов чтоб слова звучали спокойнее и внятнее.
- Ну, что?  - пауза – Кажется мы собирались пить пиво... идем?
Осторожно, чтоб не порвать платья, пробираюсь по комнате к приставке и сажусь на диван. Открываю бутылку, делаю несколько жадных глотков. Я хочу пить и выпить. Шутки шутками, а ощущение странное: с одной стороны, меня до сих пор тянет поржать, а с другой – отказ, хоть и шуточный, бьет по самолюбию. Кретины.
- Идешь? А то я съем всю пиццу, - беру большой кусок из коробки и с набитым ртом продолжаю говорить, - Гонки или драки? Там то я тебя точно отделаю.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » dress